Читать онлайн Глубокие воды, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Глубокие воды - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Глубокие воды - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Глубокие воды - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Глубокие воды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Морская вода, как и кровь, солона на вкус. Кровь и соль необходимы для поддержания человеческой жизни.
Из дневника Хейдена Стоуна.
Хэнк Тиберн просматривал свои заметки сквозь очки, сдвинутые почти на самый кончик носа.
— Послушайте, правильно ли я записал ваш рассказ. Вы подошли к домику Рика Свинтона в начале двенадцатого и увидели, как оттуда вышла неизвестная женщина, — Хэнк оторвал свой взгляд от блокнота и посмотрел на Илиаса, сидевшего за столом напротив. — Вы правда не знаете, кто это был?
Все это время только Илиас отвечал на все вопросы Тиберна. Чарити следила за разговором затаив дыхание. Она очень хотела, чтобы стиль беседы Илиаса и Хэнка оставался по возможности таким же гладким и спокойным, как поверхность безмятежного пруда.
— Да, уверен, — сказал Илиас. — Видите ли, ее лицо было скрыто под накинутым на голову капюшоном, а единственным признаком, по которому мы смогли определить, что это была все-таки женщина, являлась ее походка. Хотя сам факт, что она выходила из трейлера Свинтона, тоже говорит о многом.
Хэнк усмехнулся:
— Да, я уже слышал сплетни о том, что Рик Свинтон не пропускает ни одной юбки. Ну да ладно, пойдем дальше. После этого вы заглянули в домик и, не обнаружив там Свинтона, возвратились к стоянке автомобилей над обрывом, чтобы отыскать Ньюлина. Вы услышали крики о помощи и поспешили вместе с другими на зов. Застав перед домиком Гвендолин Питт небольшую толпу людей, вы вошли внутрь и увидели распростертое на полу тело. Верно ли я все записал?
— Совершенно верно, — спокойно подтвердил Илиас. — Чарити и я все это время были вместе.
— Прекрасно. Правда, ваш рассказ мне мало чем помог, но это уже мои трудности. — Деревянный стул заскрипел под тяжестью Хэнка. — Не могли бы вы добавить еще что-нибудь о месте происшествия? Например, что бросилось вам в глаза, когда вы вошли в домик, или еще какие-нибудь детали, которые, по вашему мнению, могут оказаться полезными для следствия?
Илиас немного задумался, вспоминая события прошедшего вечера.
— Я думаю, что уже рассказал вам все, что запомнил. Картина выглядела следующим образом: Свинтон, оказавшийся в домике раньше меня, сидел на корточках на полу около тела. Сопровождавшие его вояджеры стояли на улице вместе с остальными. Кроме того, мое внимание привлек магнитофон, лежавший в ящике стола.
— Что за магнитофон? — вмешалась изумленная Чарити.
На этот вопрос ответил Тиберн:
— В полуоткрытом ящике действительно был найден магнитофон, но это нам тоже ничего не дало, поскольку кассеты в нем не было. Этот магнитофон Гвендолин Питт, по-видимому, использовала для записи всех своих деловых встреч. Мы также обнаружили и ящик с кассетами, но вряд ли они чем-нибудь нам помогут.
Чарити нахмурилась.
— Полагаю, что не стоит и надеяться на то, что Гвендолин догадалась записать на пленку свое собственное убийство.
— Я тоже так думаю, — криво усмехнулся Тиберн. — Никому и в голову не придет хоть как-нибудь облегчить труд людей, которые по долгу службы обязаны поддерживать общественный порядок. Вот и моя работа состоит в том, чтобы выяснить истинные события в домике Гвендолин. Ну а теперь, когда мы покончили с формальностями, я хотел бы поблагодарить вас, Уинтерс, от имени многих горожан.
— Не стоит меня благодарить, забудем об этом, — ответил Илиас.
Чарити взглянула на Илиаса:
— Чем ты еще заслужил благодарность?
Брови у Хэнка приподнялись от удивления.
— Разве вы ничего не знаете? Благодаря Уинтерсу вояджеры смогут вернуть себе большую часть своих денег.
— Что вы говорите? — удивленно воскликнула молодая женщина.
Илиас пожал плечами.
— Будем считать, что Рик Свинтон по доброй воле решил возместить убытки вояджерам в связи с отменой обещанного космического путешествия.
— Да я ни на секунду в это не поверю! — сказала Чарити.
— Так же, как и все остальные, — засмеялся Хэнк, — Все знают о том, чта Уинтерсу удалось убедить Свинтона в необходимости совершить этот справедливый поступок и перевести деньги вояджеров на попечительский счет, с которого они будут распределены банком пропорционально сделанным вкладам. Но ни один человек до сих пор не осмелился поинтересоваться у Уинтерса, как он смог провернуть это хитрое дельце.
Чарити была сильно озадачена сказанным:
— Свинтон вернул деньги?
— Да. — Морщинки вокруг глаз Хэнка стали заметнее. — Я около полудня был в банке и разговаривал с Сетом Броудом. По его словам, Свинтон сегодня утром, примерно в десять двадцать, появился в банке вместе с Уинтерсом, буквально следовавшим за ним по пятам, и сообщил о своем желании позаботиться о возвращении вояджерам их денежных вкладов.
— Я поражена!.. — выдохнула Чарити.
— Свинтон перевел двести тысяч телеграфом со счета в Сиэтле и передал эти деньги в отдел попечительства, — продолжил Хэнк. — Он также любезно предоставил банку список с суммами вкладов каждого вояджера в так называемое общее дело. Таким образом, отдел попечительства теперь безошибочно разделит эти деньги между вояджерами.
Чарити взглянула на Илиаса. Он ответил ей своей неповторимой загадочной улыбкой. Чарити решила воздержаться от дальнейших расспросов.
— Это поистине потрясающее событие! — весело сказала она.
— Полностью с вами согласен. — Хэнк поднял свою внушительную белую кружку с кофе и с наслаждением сделал большой глоток. — Как вам известно, не все вояджеры были приезжими. Моя племянница тоже связалась с последователями Гвендолин. Она передала ей больше тысячи долларов, а ведь деньги предназначались для оплаты обучения в колледже в этом году.
Чарити усмехнулась:
— Илиас теперь настоящий герой нашего города!
— Если он вздумает баллотироваться в состав городского совета, ему будет обеспечена удача, — улыбнулся Хэнк. — Я первый проголосую за него.
— Думаю, что в этом не будет необходимости — я совсем не интересуюсь политикой, — сказал Илиас, поднимаясь. — Если наша помощь вам больше не нужна, разрешите откланяться.
— Всего доброго, — сказал Хэнк. — Если у меня появятся еще какие-нибудь вопросы, я дам вам знать.
— Уже есть подозреваемые? — спросила Чарити.
— Я не могу пока ничего сказать вам о своих подозрениях, — Хэнк посмотрел на нее поверх оправы своих очков, — поскольку боюсь ошибиться.
— Пойдем, Чарити, ты же прекрасно знаешь, что Хэнк не может поделиться с тобой своими соображениями по поводу случившегося. — Илиас крепко взял ее за руку, — Зачем мешать человеку работать?
Чарити удалось усмирить свое любопытство только до тротуара перед полицейским участком. Как только они с Илиасом направились к ее автомобилю, Чарити искоса посмотрела на него и спросила:
— Так значит, вчера вечером ты просто решил заглянуть в домик Свинтона, чтобы узнать, дома он или нет?
— В доме его не было.
— Ты не отвечаешь на мой вопрос. Илиас, я просто хочу тебе сказать, что твой рассказ выглядел весьма правдоподобно. Ты умудрился рассказать шефу Тиберну только часть правды, не сказав ничего лишнего.
— Поверь мне, Тиберну и не нужна вся моя правда. Он достаточно умен и понимает, что о некоторых вещах лучше умолчать. Я думаю, Тиберн вполне доволен тем, что произошло сегодня утром.
— Другими словами, он и не собирается тебя спрашивать о том, как удалось заставить Рика Свинтона перевести деньги вояджеров в банк?
— Я его и пальцем не тронул.
— Ах-ах!.. Ты, возможно, и не трогал Свинтона, но могу поспорить, что ты не на шутку запугал его.
— Некоторых совсем нетрудно напугать, — сказал Илиас, распахивая дверцу автомобиля перед Чарити. — Я всего лишь дал понять Рику, что деньги, украденные им со счета вояджеров, могли послужить вполне подходящим мотивом для убийства, и это несомненно.
Чарити прищурилась.
— Фи! С твоей стороны это было довольно грубо.
Илиас положил руку на крышу машины и посмотрел Чарити в глаза. По его взгляду было совершенно невозможно догадаться, о чем он думает.
— Ты чем-то недовольна?
— Недовольна? Тем, что ты нагнал страху на Свинтона и он возвратил деньги вояджерам? — улыбнулась Чарити. — Да ты, наверное, шутишь! Я считаю, что Свинтон получил по заслугам! Но у меня есть парочка вопросов к тебе.
— Что такое?
— Во-первых, неужели ты думаешь, что Свинтон действительно мог убить Гвендолин?
— Навряд ли. Скорее всего он мог бы нанять кого-нибудь спустить курок, но едва ли Свинтон смог бы сделать это сам. Он только типичный растратчик, и у него не хватит храбрости совершить убийство — слишком много риска.
— Ты говоришь очень убедительно.
— Конечно, никто не может точно предугадать поступки другого человека, но я думаю, в этом случае все говорит за то, что Свинтон не убийца. О чем ты еще хотела бы узнать?
— Почему ты сделал это? — очень мягко спросила Чарити. — Почему ты пошел к Свинтону и заставил его вернуть деньги? Ты же не знаешь никого из вояджеров, кроме Арлин, да и с ней ты едва знаком. Я просто не вижу подходящей причины, толкнувшей тебя на такой поступок.
Илиас глубоко задумался, застыв на месте. В наступившей тишине Чарити слышала биение собственного сердца: удар, затем другой. Илиас все еще оставался в неподвижном состоянии, и Чарити почувствовала, как глубоко он ушел в себя.
Скорее всего Уинтерс не мог найти подходящий ответ, и это раздосадовало его.
— Река законности течет по многим руслам, — наконец вымолвил Илиас очень спокойным голосом. — Одни из них открыты, а другие довольно трудно обнаружить.
— Так и быть, забудем, о чем я спрашивала, — Чарити наморщила свой носик. — Тем более что я это и сама знаю.
Илиас внимательно посмотрел на нее, прищурившись:
— Почему же?
Чарити встала на цыпочки и коснулась его щеки кончиками пальцев.
— Потому что ты у меня очень сладкий…
«Сладкий»!
— Конечно, сладкий. — Чарити потрепала Илнаса по щеке. Затем она быстро коснулась губами его губ, немного отступила назад, чтобы насладиться его ошеломлением, и проворно села за руль автомобиля.
Чарити повернула ключ в замке зажигания и нажала на газ. Она чувствовала, что надо поскорее убраться отсюда.
«Сладкий!»
Илиас был занят приготовлением обеда и искал глазами пасту карри, которая понадобилась ему. Он уже заканчивал готовить острейшее блюдо, как вдруг решил добавить в него еще немного ароматного и жгучего красного перца чили, чтобы придать своему произведению еще больше остроты.
Что бы ни сказала Чарити о сегодняшнем обеде, она уж никак не сможет назвать его сладким. Илиас потратил целый день, составляя меню, которое включало: горячий картофель, горох и фасоль, приправленные карри. К этому блюду Илиас приготовил салат с ароматно пахнущим перцовым соусом. На десерт был очень кислый шербет из лайма.
— Я объявляю Чарити войну, Отис. Чокнутый Отис, усевшись на крышу своей клетки, покачал головой и издал злой смешок.
Илиас взял в руки пухлый красный перец чили и сказал:
— Ты свидетель, Отис, она больше ни разу не сможет назвать меня сладким.
— Кхе-кхе-кхе, — пробормотал Отис. Илиас все еще не мог понять, почему ему так не нравится это слово. Он только знал, что начал злиться вчера в полдень, когда Чарити похлопала его по щеке, словно милую собачку, осчастливила легким и быстрым поцелуем бабочки, улыбнулась и назвала сладким.
Илиас был уверен в том, что слово «сладкий» используется женщинами при обращении к детям, щенкам и братьям.
От этого сюсюканья было неприятно, обидно и безрадостно на душе. Это слово было каким-то пресным, непрочным и очень тусклым. От одних только его звуков Илиаса охватывало уныние.
На глазах у Чарити появились слезы, как только она попробовала карри. Она заморгала, пытаясь избавиться от них, положила вилку и быстро взяла свой бокал с вином.
— Я все еще продолжаю экспериментировать с рецептом этого блюда, — невинно произнес Илиас.
— Очень вкусно, — сказала Чарити, сделав еще один глоток вина и надеясь, что алкоголь зальет пожар у нее в желудке.
— Паста карри позволяет почувствовать три различных сорта красного перца.
— Я уже это почувствовала.
— Не слишком ли остро?
Чарити вымученно улыбнулась и поставила бокал на низкий столик.
— Это кушанье сродни вулкану, и ты прекрасно об этом знаешь, — ответила она.
Илиас обрадованно посмотрел на нее и сказал:
— Попробуй еще, пожалуйста, салат.
Чарити осторожно взяла на вилку немного салата. Соус, которым был приправлен салат, был почти таким же острым, как и паста карри в первом блюде. Она глубоко вдохнула и проглотила эту зелень, по вкусу напоминающую тлеющие угли.
— Весьма пикантно.
Илиас внимательно прищурил глаза, пережевывая салат, и спросил:
— Тебе не кажется, что этот соус на вкус такой же сладкий, как поцелуй ребенка?
— Сладкий? — Тревожные колокольчики зазвенели в сознании Чарити. — Сладкий?.. — переспросила она, беря ломтик кукурузного хлеба. — С чего ты взял?
— А что ты скажешь о кукурузном хлебе? Видишь ли, я просто терпеть не могу сладкий кукурузный хлеб.
Чарити проглотила хлеб и еще раз глубоко втянула спасительный воздух.
— Я думаю, что тебе совсем не стоит беспокоиться о кукурузном хлебе. Перец чили, который ты добавил в него, напрочь уничтожил даже малейший намек на сладость.
В глазах Илиаса зажглись веселые огоньки.
— Благодарю.
Чарити приняла брошенный вызов. Она снова взялась за вилку. Чарити еще не совсем понимала, что же, собственно, сегодня происходит за столом и что от нее хочет Илиас. Однако она почувствовала, что должна наперекор ему съесть все на своей тарелке, даже если это закончится первым в истории зарегистрированным случаем спонтанного человеческого возгорания.
Вдруг внимание Чарити привлек звук мотора подъехавшего как нельзя кстати большого автомобиля.
— К тебе гость, — заявила она с облегчением и отложила вилку.
Глаза Илиаса померкли, и к нему вернулось знакомое загадочное выражение.
— Странно, я больше никого не жду. На улице хлопнула дверца автомобиля, и через некоторое время кто-то громко постучал в дверь кухни.
— Я сейчас, — сказал Илиас, поднимаясь с низкой подушки. — Ешь, пожалуйста, без меня, не жди, когда все остынет.
— Это блюдо не остынет, даже если положить его в вечную мерзлоту на несколько тысяч лет.
Илиас криво усмехнулся, прошел через комнату в кухню и открыл запасной вход.
На пороге стоял Лейтон Питт.
— Извините за позднее вторжение, Уинтерс, — сказал Лейтон, — Не могли бы вы уделить мне несколько минут для небольшого разговора?
— Я не один.
— К сожалению, дело не терпит отлагательства, — произнес Лейтон.
Чарити приветливо кивнула гостю со своей подушки.
— Здравствуйте, Лейтон. Я очень сожалею и выражаю вам свое искреннее соболезнование по поводу смерти Гвендолин. Конечно, я знаю, что вы в разводе, но все равно ее смерть, очевидно, явилась для вас страшным ударом.
— Добрый вечер, Чарити, — рассеянно кивнул головой Лейтон, входя в дом. За стеклами его больших дорожных очков, похожих на летные, хищно горели глаза охотника. — Вы совершенно правильно сказали, что смерть Гвен явилась для меня страшным ударом. Извините, я совсем не хотел вам помешать, но мне необходимо срочно поговорить с Уинтерсом, если вы не возражаете.
— Ну что вы, конечно, нет, — сказала Чарити. Илиас закрыл за Лейтоном дверь и произнес:
— Все, что вы хотите мне сказать, можете говорить при Чарити.
Лейтон нахмурился.
— Но это касается бизнеса, Уинтерс.
— Природа воды и природа бизнеса обладают похожими свойствами, — ответил Илиас. — В действительности все бывает гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.
Лейтон озадаченно посмотрел на Илиаса:
— Что вы имеете в виду?
— Не обращайте внимание на эти слова, Лейтон, — заметила Чарити, указывая ему на подушку. — Он часто выражается подобным образом. Присаживайтесь, пожалуйста.
Лейтон подался было вперед, но остановился, когда увидел две подушки на полу.
— Спасибо, я лучше постою здесь.
— Сначала снимите ваши туфли, — сказал ему Илиас.
— Что?
— Ваши туфли. Вы можете оставить их у двери.
Лейтон, совершенно растерявшись, внимательно посмотрел на босые ноги Чарити, затем обратил внимание, что Илиас тоже без обуви. После этого он неуклюже снял свои легкие темно-серые туфли с кисточками.
Чарити глазам своим не верила; у самого богатого человека в городе оказались дырявые носки!
Илиас проскользнул мимо Лейтона, подошел к столу и изящно опустился на свою подушку.
— Так о чем вы хотели поговорить со мной, Питт?
Лейтон неуверенно взглянул на Чарити, но все-таки решился начать разговор.
— Хорошо, тогда сразу перейду к делу, Уинтерс. Видите ли, я хочу участвовать в проекте, который вы осуществляете для ваших иностранных клиентов. Более того, я могу предложить вам свою помощь. Мой интерес к этому делу объясняется довольно просто. Я узнал, что вы собираетесь претворить этот проект в жизнь, несмотря на известные трудности.
— У меня нет никакого проекта, — возразил Илиас.
— Не увиливайте, Уинтерс! — взорвался Лейтон. — Мне известно, что с пристанью вы связываете определенные замыслы. Весь наш проклятый городишко знает об этом. Так позвольте мне тоже участвовать в вашем проекте, поверьте, я смогу вам существенно помочь, если вы возьмете меня в свою команду.
— Но я никогда не приобретал пристани Чокнутого Отиса для иностранных клиентов или еще для кого-нибудь, — невозмутимо сказал Илиас.
— Хорошо, я открою вам свои карты. — Лейтон принялся расхаживать по небольшой комнате. — Видите ли, в настоящее время я банкрот.
Илиас вопросительно посмотрел на Лейтона.
— Банкрот?
— Гвен полностью выжала меня как лимон. — Губы Лейтона злобно поджались. — Я понимаю, она хотела отомстить мне и исполнить тем самым свое обещание, которое дала во время развода. Гвен разорила меня дотла, а я был таким глупцом, что совсем не замечал происходящего до той поры, когда крах стал уже неизбежным.
Чарити следила, как Лейтон вытягивает из кармана носовой платок и вытирает выступивший на лбу пот.
— Что означает все сказанное вами?
— Она надула меня. — Лейтон повернулся и, тяжело ступая, направился в другой конец комнаты. — Это был кошмарный грабеж, он почти уничтожил меня и все мое состояние. Думаю, Дженнифер рано или поздно оставит меня, если я не выберусь из этой трясины. Отношения между нами, уже сейчас натянутые, в скором времени грозят окончательным разрывом.
— Что это был за грабеж? — спросил Илиас. Лейтон утомленно вздохнул.
— Пару месяцев назад мне позвонил какой-то человек, назвавшийся представителем калифорнийской проектной фирмы. Он сообщил, что его фирма намерена приобрести землю вдоль обрыва для строительства на ней площадки для гольфа и курорта минеральных вод. В конечном счете мне предложили участвовать на паях в строительстве этого курорта. Разумеется, фирма хотела приобрести землю по сходной цене.
— Само собой, — согласился Илиас. — И они выбрали вас, чтобы вы помогли им, по возможности тайно, отхватить первые большие участки земли.
— Я догадываюсь теперь, что человеком, позвонившим мне, был, вероятно, Рик Свинтон, хотя и не могу доказать этого. Во всяком случае, в сделанном мне предложении я увидел возможность осуществить мечту всей своей жизни. Видите ли, я вместе с Гвен владею землей, на которой расположен старый палаточный лагерь на обрыве. Эта земля была единственным участком, который мы не продали во время развода. Мы с ней подумали, что цена участка может существенно возрасти в будущем, поэтому и решили не продавать его, а оформить совместное владение.
— Мне это известно, — сказал Илиас.
— С этого участка открывается прекрасный вид, поэтому очевидно, что фирма непременно захотела бы его приобрести. Я решил во что бы то ни стало уговорить Гвен продать мне ее долю. После этого я смог бы продать весь участок.
— И сколотить небольшое состояние на этом? — добавила Чарити.
Лейтон бросил на нее быстрый взгляд.
— Я бы назвал это дело выгодным обменом. Но прежде чем я успел предложить Гвен продать ее долю, она заявилась сюда с этими проклятыми вояджерами. Я никак не мог понять, зачем ей понадобилось ломать комедию. Потом до меня дошло, что она хотела с помощью своей секты выдоить деньги из карманов этих недалеких людей. Они, наверное, достаточно глупы и наивны и поверили в сказки Гвен о прилете инопланетных космических кораблей, которые заберут всех их с собой в космос.
— Вы обращались к Гвен с предложением продать ее долю земли? — спросила Чарити.
— Конечно, — махнул рукой Лейтон. — Представьте себе, я верил, что мы сможем провернуть это дело вместе, несмотря на случившееся между нами. Все-таки Гвен была настоящей деловой женщиной и превосходным предпринимателем.
— И что же было дальше? — спросил Илиас. Лейтон покачал головой.
— В тот вечер она стояла перед толпой вояджеров и, как обычно, забивала их головы всякой чепухой; обещала чуть ли не манну небесную. Я подошел к Гвен и сказал, что хочу купить ее половину участка, на котором располагается лагерь. Она согласилась при условии, что сможет пользоваться землей до пятнадцатого августа. Гвен объяснила свое условие тем, что только в середине августа сможет собрать деньги, нужные ей для вложения в одно выгодное дело, которое она присмотрела для себя. Так мы и заключили этот договор.
— Она согласилась продать вам свою половину?
— Совершенно верно, — Лейтон снова потер свой лоб. — Я предложил ей довольно высокую цену за ее участок.
— Вы хотите сказать, что предложили Гвен цену, высокую по сравнению с ценой земли в районе бухты на городском рынке недвижимости? — Илиас сделал глоток вина из своего бокала. — Не упомянув при этом, что земля лагеря наилучшим образом подходит для проектировщиков курорта.
Лейтон нахмурился:
— Что делать, бизнес есть бизнес. Илиас в ответ пожал плечами.
— Вода есть вода, но двух одинаковых волн не бывает. Одни спокойно разбиваются о берег, а другие скрывают подводные течения, которые могут унести неосторожного купальщика в море.
Лейтон, несколько сбитый с толку этими словами, посмотрел на Илиаса.
— Э-э?.. Хорошо, чтобы побыстрее закончить эту длинную историю, перейду сразу к развязке. Гвен зашла ко мне пару недель назад и рассказала, что до нее дошли слухи о подготовке к строительству курорта в нашем городе. При этом она заметила, что ваше появление в городе, Уинтерс, не случайно. По ее сведениям, в скором времени здесь должно было развернуться большое строительство. Я сначала даже подумал, что Гвен собралась расторгнуть нашу сделку.
Чарити играла своей вилкой.
— Но вместо этого она только подняла цену за свою долю земли, не так ли?
Лейтон нахмурился:
— Как вы об этом узнали?
— Это всего лишь чутье, — мягко сказала Чарити.
— Хотел бы я иметь такие способности, — глубоко вздохнул Лейтон, — Гвен подняла цену в пять раз по сравнению с тем, что я ей предлагал ранее. В ответ я сказал ей, что эта земля не стоит таких денег. Гвен, в свою очередь, утверждала, ссылаясь на сведения об Илиасе Уинтерсе, которыми она якобы располагала, что эта земля скоро будет стоить в десять раз больше той суммы, которую просила она.
— И вы позволили Гвен убедить вас в том, что, уплатив за ее долю даже в пять раз больше, вы все равно сможете сколотить состояние, продав эту землю подрядчикам? — спросила Чарити.
— Я понимаю, что теперь это звучит глупо. — Мягкая и пухлая ладонь Лейтона сжалась в толстый кулак. — Но не только Гвен оказывала на меня давление, мне почти ежедневно звонил и тот липовый представитель проектной фирмы.
Илиас внимательно посмотрел на Лейтона и спросил:
— Свинтон?
— Вполне возможно. Этот человек согласился заплатить намного больше, в случае если я смогу получить в собственность весь участок. Он говорил, что работодатели требуют от него гарантий возможности приобретения всей необходимой земли сразу. Этот представитель сообщил также, что фирма готова даже немного переплатить за землю старого палаточного лагеря, если сделка будет заключена в условиях соблюдения строжайшей коммерческой тайны, чтобы не подскочила цена на недвижимость во всей округе.
Чарити пристально следила за Лейтоном.
— Так вы уступили Гвендолин?
Лейтон содрогнулся от ее слов.
— Я сказал себе, что должен получить в собственность эту землю во что бы то ни стало. На меня тогда словно нашло наваждение, что-то вроде лихорадки, меня как будто лишили здравого смысла. Наконец после заключения сделки мне снова позвонил представитель фирмы-проектировщика и предложил участвовать в строительстве курорта в качестве партнера.
Илиас по-прежнему не отрывал глаз от Лейтона.
— Полагаю, все ваше участие сводилось к вложению в проект крупной суммы наличными, не правда ли?
Лейтон закрыл глаза.
— Вы не ошиблись. Я оказался в ловушке.
— Позвольте мне предположить, что случилось потом, — сказал Илиас. — Вы перевели все наличные деньги и оформили заем, чтобы оплатить оставшуюся часть стоимости вашего партнерства в проекте.
— Примерно так, — согласился Лейтон. — Что-то случилось с моим рассудком. Мы оформили сделку пятнадцатого утром, деньги с моего счета были в тот же день переведены на счет, который я принимал за счет проектной фирмы. Уже после полудня Гвен зашла ко мне позлорадствовать.
— И сразу же сообщила вам, что только что оставила вас без единого цента, — предположил Илиас.
Понурившись, Лейтон остановился у окна и невидящими глазами уставился в темноту сада.
— Она отобрала у меня все, что я имел. Теперь мне придется объявить о своем банкротстве. Дженнифер в бешенстве. В это трудно поверить, но я начинаю думать, что она вышла за меня только ради моих денег.
Подняв глаза, Чарити молча изучала потолок.
— Вы понимаете, — участливо спросил Илиас, — какие последствия могут быть у вашего признания? Некоторые могут поверить, что у вас был веский повод для убийства Гвендолин.
Лейтон повернулся спиной к окну, его широко раскрытые глаза за толстыми стеклами очков выглядели просто огромными.
— Я не убивал Гвен. Видит Бог, вначале я очень хотел это сделать, но все-таки я этого не совершал.
— Успокойтесь, — сказал Илиас. — Я не собираюсь вас ни в чем обвинять. Подозревать людей и проверять подозрения — это основная работа Тиберна. Но на вашем месте я бы позаботился на всякий случай о хорошем алиби.
— Алиби? — Лейтон заметно покачнулся. — Но меня не было около палаточного лагеря в ночь убийства Гвен. Вы хотите знать, где я был? Я отправился в городской кабак, чтобы напиться с горя, домой же вернулся около полуночи.
Илиас пожал плечами.
— Повторяю, свое алиби можете оставить для Тиберна.
Лейтон подошел поближе к Илиасу, остановился и сказал:
— Я пришел сюда, поскольку совершенно отчаялся. Прошу вас взять меня в долю, независимо от того что вы собираетесь делать для ваших клиентов.
Илиас медленно поднялся на ноги.
— Я повторяю вам в последний раз: нет никакого договора между мной и какими бы то ни было клиентами. Поверьте, я очень сожалею, Питт, но ничем не могу вам помочь.
Лейтон недоверчиво покачал головой.
— Видимо, мне суждено все потерять. Дженнифер тоже бросит меня, я понимаю, она непременно это сделает. Ненавижу себя за то, что допустил такую ошибку, но я… я думаю, что она еще встретит кого-нибудь через некоторое время.
Чарити была обеспокоена унылым выражением лица Лейтона. Она посмотрела на Илиаса и сказала:
— Вояджеры смогут вернуть назад хотя бы часть своих денег, может быть, и Лейтону тоже нужно предъявить требование о возврате той суммы, которую он потерял в результате деятельности Гвен и Свинтона?
Илиас отрицательно покачал головой.
— Видишь ли, деньги Лейтона не поступали ни на счет вояджеров, ни на счет Свинтона. Я проверил последние записи, если ты помнишь. Так вот, там не было сведений о каких-либо вкладах за пятнадцатое августа. В тех квитанциях фигурировала сумма приблизительно около двухсот тысяч долларов, но и только. Никаких намеков на сделку, о которой только что поведал Лейтон.
— Пятнадцатого Гвендолин перевела деньги, полученные от меня, на свой личный счет, а не на счет своей секты, — пояснил Лейтон. — После этого она могла распоряжаться этими деньгами по своему усмотрению, как личной собственностью. Поскольку у нас нет детей, все деньги перейдут ее родственникам — двум братьям и сестре. После развода родственники Гвен страшно возненавидели меня, и можно не сомневаться, что они не вернут мне ни цента из этих денег.
Чарити надула свои губки:
— Лейтон, ваши слова звучат как заупокойная молитва.
— А вы думаете, я смогу начать все заново? — прошептал Лейтон. — В моем-то возрасте? Я даже и не мечтаю об этом.
Сгорбившись, он молча направился к выходу.
— Не забудьте про ваши туфли! — напомнила ему Чарити.
— Что? Ах да, мои туфли. — Лейтон с трудом обулся, затем распахнул дверь и побрел в туманную ночь.
Наступила тишина. Чарити подождала немного, пока не услышала, как большой автомобиль Лейтона медленно тронулся со стоянки перед домом. Она посмотрела в глаза Илиасу, сидевшему напротив нее за низким столиком, и спросила:
— Что ты обо всем этом думаешь?
— Я думаю, Тиберн был прав, когда говорил, что подозреваемых у него более чем достаточно.
— Ты действительно веришь, что Лейтон мог убить Гвендолин?
— У него для этого, несомненно, был повод. — Илиас поднялся и принялся собирать посуду. — Но такой же повод был у многих людей, включая и всех обманутых вояджеров. Я могу подавать десерт?
— Это зависит от того, что ты приготовил. На десерт, наверное, мороженое со жгучим перцем чили и соусом вассаби?
— Успокойся. — Илиас сложил посуду в раковину и открыл морозилку старенького холодильника. — Это просто приготовленный по-домашнему лаймовый шербет.
Чокнутый Отис расправил свои крылья и злобно посмотрел на Чарити:
— Кхе-кхе-кхе.
Чарити тоже поднялась, собрала остатки посуды и направилась к раковине.
— Хорошо, я попробую чуть-чуть твоего шербета, чтобы запомнить его вкус. Если я это сделаю, ты наконец будешь удовлетворен?
— Конечно, нет, — ответил Илиас. Он взял пластиковую миску с шербетом из морозилки, окунул в него ложку и повернулся к Чарити.
— Попробуй немножко, — сказал Илиас низким, томным голосом. — Он очень хорошо освежает.
Чарити скрестила руки на груди и осторожно оперлась спиной на дверцу холодильника.
— Могу поспорить, что знаю, каков он на вкус.
Илиас поднес ложку к ее губам и произнес:
— Пожалуйста, открой пошире свой ротик. Аромат лайма освежал и бодрил. Вопреки своему желанию Чарити разжала губы.
Илиас неспешно улыбнулся и прищурился, когда ложка с шербетом проскользнула ей в рот.
Лайм взорвался у Чарити на языке ледяным фейерверком, вызвав полное смятение в ее вкусовых ощущениях. Она глубоко задышала и проследила глазами.
Как Илиас сам отведал кислого шербета из той же ложки.
— А теперь объясни мне, пожалуйста, что все это означает? — спросила Чарити.
— Это означает, что все вокруг несладкое. — Илиас положил ложку на разделочный стол и повернулся к ней лицом.
Сердце Чарити забилось в бешеном темпе, легкий трепет возбуждения пробежал по ее телу.
— Что несладкое?
— Я, мы. Все, что мы имеем с тобой, а также множество вещей на свете тоже несладкие.
Босая нога Илиаса проскользнула между ее ногами. Он наклонил голову и, поймав своими губами губы Чарити, прижал ее тело к твердой дверце холодильника.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Глубокие воды - Кренц Джейн Энн



Очень милый роман, хотя и немного занудный. Метания героя между восточной философией и любимой женщиной это что-то! Хорошо написан и с юмором.
Глубокие воды - Кренц Джейн ЭннStefa
19.12.2013, 16.26





Да, согласна, что немного занудный. Однако читается и даже вполне захватывающий сюжет
Глубокие воды - Кренц Джейн Эннинна
7.04.2015, 21.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100