Читать онлайн Единственная ночь, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная ночь - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная ночь - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная ночь - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Единственная ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8



Рейф проснулся на рассвете от прикосновения холодного и мокрого носа к босой ступне. Вздрогнув, он рывком сел.
— Су… — Он хотел было выругаться, но увидел Уинстона и сдержался. — Этим тебя не оскорбишь: ты действительно сукин сын. Кстати, я заподозрил, что твои вчерашние выкрутасы у двери были умышленной попыткой испортить приятный вечер.
Уинстон ответил ему многозначительным взглядом.
— Все шло прекрасно, пока ты не вздумал поиграть в сторожевого пса.
Уинстон отвернулся и трусцой двинулся к двери. Там он сел и пристально уставился на Рейфа.
— Ладно-ладно, я все понял.
Рейф откинул одеяло и вскочил. Брюки и рубашку он нашел сразу, а туфли обнаружил в пыли под кроватью.
— Ну все, идем.
Они вышли из дома навстречу сырому и туманному утру. Уинстон ловко спрыгнул к крыльца и направился прямиком к кустам у края веранды. Рейф по извилистой тропке дошел до дощатого ящика, в котором стояли мусорные баки. Возле ящика он ничего не увидел, на деревянной крышке не заметил следов когтей.
Покончив со своими делами, Уинстон тоже подбежал к ящику и обнюхал его. Рейф наблюдал за ним.
Уинстон слегка пофыркивал, но особого интереса к ящику не проявил. Через пару минут он рысцой побежал по дорожке к деревьям, отделяющим дом и сад от неширокого шоссе.
Рейф последовал за ним, осматривая каждое дерево и камень, возле которых останавливался пес. Но нигде Уинстон не задерживался надолго. У шоссе Рейф решил, что пора возвращаться.
— Ханна съест меня живьем, если узнает, что я позволил тебе резвиться на проезжей части, — заявил он, хотя в этот час шоссе было пустынным.
Уинстон пропустил его слова мимо ушей. Рейф пришел к выводу, что виной тому либо изысканное воспитание, либо влияние Ханны. Он склонялся к последней версии.
— А ну иди сюда! — Рейф шагнул вперед, пытаясь схватить Уинстона за ошейник.
Но Уинстон даже не попытался выбежать на шоссе. У самого поребрика он повернул налево и чуть поодаль принялся деловито обнюхивать землю под деревьями.
— Похоже, ты все-таки соображаешь, что делаешь, — заключил Рейф.
Уинстон перебегал от одного дерева к другому, обнюхивая каждое, но нигде не задерживаясь. Наконец он задрал лапу. Закончив, он повернулся к Рейфу с удовлетворенным видом.
Рейф осмотрел помеченное псом дерево, присел на корточки, присмотрелся, но на гальке под деревом не осталось никаких следов. Возможно, их и не было.
Он перевел взгляд на Уинстона, который вопросительно следил за ним.
— Знаешь, будь у меня твой нюх и мои мозги, я был бы великим сыщиком.
Уинстон ответил движением, которое наверняка заменяло ему пожатие плечами, и заспешил обратно к дому.
Рейф выпрямился и уже был готов последовать за псом, как вдруг заметил краем глаза блеск серебристой фольги. Возле дерева, помеченного Уинстоном, валялся скомканный фантик.
Находка так себе. Фантик могло занести ветром откуда угодно. Его могли выбросить из проезжающей машины. Он мог вывалиться из грузовика с мусором.
Или из рук человека, который вчера ночью стоял под этим деревом.
Подобрав фантик, Рейф вернулся к дому, где на подъездной дорожке оставил «порше». Он заглянул в бардачок, порылся в нем, сокрушенно вздохнул и посмотрел на Уинстона, который сидел на веранде и наблюдал за ним, склонив голову набок.
— Когда-то я всегда возил с собой запасную бритву — на всякий случай, — объяснил он, захлопнул дверцу и сунул ключи в карман. — А потом отвык.
Рейф вдруг осознал, что после развода его личная жизнь сошла на нет — должно быть, потому, что ему было не до этого. Хватало и других дел.
По пути к крыльцу он остановился и сорвал несколько веточек мяты, растущей возле садового крана.
В доме он первым делом зашел в ванную на первом этаже и убедился, что никто из Хартов мужского пола не оставил в доме бритвы.
— Вопиющая непредусмотрительность, — обратился он к Уинстону. — С другой стороны, чего еще ждать от Хартов?
На втором этаже было тихо. Рейф прошел на кухню и заглянул в шкафы, где нашел обычный набор древних приправ и специй, какие обычно оставляют на дачах. Соль, перец, сахар, полупустая бутылка ванильного экстракта, целая банка кленового сиропа. Сироп оказался настоящим, а не подкрашенной карамелью водой с сахаром.
Выставив на стол ваниль и сироп, он сунулся в холодильник и убедился, что яйца и молоко свежие, а деревенский хлеб из муки грубого помола, испеченный приверженцами «нью-эйдж» в пекарне на набережной, — позавчерашний.
В самый раз.


Платье невесты было велико размера на три. Она в отчаянии попыталась заколоть его булавками, но безуспешно. Что бы она ни предприняла, платье все равно будет казаться мешковатым. Клиентка плакала. Жених то и дело поглядывал на часы.
Последовав его примеру, она ахнула: прием должен начаться через несколько минут! Но устроители банкета еще не прибыли. Столы никто не расставил. Цветы увяли. Открыв ящик с заказанным заранее дорогим шампанским, она обнаружила внутри эликсир для полоскания рта. И музыканты безнадежно опаздывали.
В довершение всего что-то случилось с залом. Прием был назначен в бальном зале элегантного особняка на холме над городом. А она очутилась в пустом складе без единого окна.
Аппетитный запах какого-то изумительного кушанья отвлекал ее отдел. Она вдруг поняла, что зверски проголодалась, но не позволила себе бросить клиентов только потому, что ей вздумалось перекусить. В конце концов, она же профессионал в своем деле…
Ханна проснулась внезапно и обнаружила, что смотрит на непроницаемый туман за окном. Только через несколько секунд она поняла, что находится в Эклипс-Бей, а не в Портленде и все ее попытки превратить катастрофу в настоящую свадьбу — всего лишь сон.
Потом она унюхала изысканный аромат, плывущий из кухни. И мгновенно вскочила.
Рейф! Он не исчез рано утром, пока она еще спала. Он остался у нее и теперь хозяйничал на кухне. А она так надеялась, что он ускользнет ни свет ни заря!
Она взглянула на кровать, но Уинстон куда-то подевался. Что случилось с ее преданным другом?
Дурацкий вопрос, тут же решила Ханна. Конечно, Уинстон — удивительное существо, но все-таки он пес. Его наверняка приманил запах еды.
Она босиком прошлепала в ванную, стараясь забыть о тревожном сне. Сновидения об ужасной свадьбе со множеством накладок преследовали ее с тех пор, как она решила продать свое агентство.
Опираясь на белую раковину, она уставилась на себя в зеркало. Волосы свисали спутанными прядями. Веки припухли. Румянец на щеках выглядел как-то непристойно. В таком виде выходить к Рейфу нельзя! Ее единственное спасение — душ.
Стащив через голову рубашку с длинными рукавами, Ханна встала под горячие струи, схватила флакон шампуня и решительно взялась за дело, смывая все воспоминания о неудачной ночи.
Выйдя из душа, она почувствовала себя гораздо лучше. Надев свитер и джинсы, она старательно расчесала промытые волосы, заложила их за уши и надела на голову ободок.
Перед тем как спуститься вниз, она еще раз подошла к зеркалу и с досадой увидела, что румянец никуда не девался. Должно быть, кожа порозовела от горячей воды и пара. Ну, это быстро пройдет.
Распрямив плечи, она открыла дверь спальни и вышла в коридор.
К тому времени как она вошла в кухню, ее рот переполнился слюной. Уинстон сидел у двери. С привычной галантностью он поднялся при виде хозяйки, но Ханна сразу поняла: его гораздо больше интересует то, что происходит у плиты.
Как и ожидала Ханна, Рейф выглядел неотразимо. Отросшая щетина только подчеркивала его сексуальность и притягательность.
Какая несправедливость! Джентльмен вообще покинул бы дом до рассвета. С другой стороны, Рейфа Мэдисона никто и не считал джентльменом.
— Ты как раз вовремя. — Рейф окинул ее быстрым, но внимательным взглядом и взял прихватку. — Кофе готов, наливай.
Из духовки он извлек сковороду. По кухне распространился дразнящий обоняние аромат ванили.
— Что это?
— Тост по-французски. — Рейф поставил сковороду на плиту и отложил прихватку. — Запеченный, а не поджаренный. Нечто среднее между хлебным пудингом и суфле.
Ханна нетерпеливо уставилась на угощение.
— Потрясающе. Великолепно.
— Спасибо, — усмехнулся он.
Стало быть, он умеет готовить! Об этом Ханна уже догадалась. Но кулинарный талант еще не причина влюбляться. Пылать желанием — может быть, но не любить.
Она с трудом отвела взгляд от подрумяненного тоста и заметила, что Рейф наблюдает за ней со странным выражением лица.
— Сейчас подам кофе. — Спохватившись, она взяла кофейник.
Рейф разложил тост по двум подогретым тарелкам и перенес на стол. Ханна уставилась на изысканное кушанье — пышную подрумяненную массу с застывшими в ней треугольничками хлеба. Сверху тост украшали веточки свежей мяты. Сироп в кувшинчике был теплым.
Ханна взялась за вилку.
— Знаешь, ходят слухи, что тебе пришлось стать преступником, чтобы выжить, — после того как ты покинул Эклипс-Бей.
— Слышал, — кивнул Рейф.
— Но после вчерашнего ужина и сегодняшнего завтрака я убеждена, что ты закончил высшие курсы при кулинарной академии.
Он вскинул голову.
Ханна чуть не поперхнулась французским тостом.
— Господи, я же просто пошутила! Или ты на самом деле учился на курсах кулинарии?
Помедлив, он кивнул и пожал плечами.
— Когда? — полюбопытствовала Ханна.
— После женитьбы. Видишь ли, я всегда считал, что счастливые супруги должны готовить еду дома. Но Мередит терпеть не могла стряпать, и я взял эту задачу на себя. И чем лучше я готовил, тем беспокойнее и несчастнее становилась Мередит. — Рейф безнадежно махнул рукой. — Вскоре я обнаружил, что и сидеть дома она не любит.
Ханна недоверчиво уставилась на него:
— Мередит рассталась с тобой потому, что ты бесподобно готовишь и любишь есть дома?
— Были и другие причины, — признался Рейф. — С моим пристрастием к кулинарии она могла бы примириться, если бы я согласился поработать в «Коммерческой компании Мэдисона». Но я отказался, а она в конце концов разочаровалась во мне и ушла.
Наслаждаясь очередным ломтиком тоста, Ханна обдумывала его слова.
— Мне очень жаль, что так вышло.
— И правильно. По-моему, в этом виновата ты.
Ханна чуть не выронила вилку:
— Я?! Это еще почему?
Рейф уставился на нее в упор и усмехнулся.
— Той ночью на берегу ты сказала, что мне незачем следовать примеру отца и деда в том, что касается брака, помнишь? И вот через пару лет я воспользовался твоим советом — ведь это же был совет девушки, рожденной для того, чтобы преуспевать! Разве она могла ошибиться?
— Стоп, минуточку! — Ханна нацелила на него вилку. — Ты не имеешь никакого права обвинять меня только потому, что когда-то решил последовать моему безупречному совету, но ошибся в выборе женщины!
— Я же Мэдисон. Я был обречен ошибиться, выбирая женщину.
— Такое неубедительное оправдание я слышу впервые. Больше не вздумай повторять эту чушь, слышал?
Его ресницы дрогнули.
— Слушаюсь, мэм.
Ханна сразу смягчилась:
— Знаешь, ты не единственный человек в мире, совершивший ошибку в выборе супруги. Со мной случилось то же самое.
— Помню. Ты была помолвлена, но так и не вышла замуж.
Ханна поморщилась и подцепила вилкой еще ломтик тоста.
— Так и быть, открою тебе маленькую тайну: я не сделала ошибки и не вышла замуж за Дуга только потому, что он достал меня еще до свадьбы.
— Кто он такой?
— Юрист, партнер в одной очень известной фирме в Портленде. Мы познакомились, когда я устраивала свадьбу его сестры, и сочли, что у нас много общего.
— Он отвечал всем требованиям к идеальному мужчине, список которых ты зачитала мне ночью на берегу?
— А ты помнишь весь список? — Ханна снова поморщилась.
— Как я мог его забыть? На меня он произвел неизгладимое впечатление.
— Почему?
Рейф поднес к губам кружку и принялся задумчиво глотать кофе.
— Наверное, потому, что я понимал: я никогда не буду отвечать даже половине всех требований.
Ответ Рейфа стал для Ханны полной неожиданностью.
— Неужели тебя так беспокоило то, что ты не соответствуешь моим представлениям об идеальном мужчине?
— Угу.
— Господи, да это же нелепо! Ты меня даже не замечал. Для тебя я была просто наивной карьеристкой-недотрогой. Помнишь, как ты называл меня мисс Паинькой?
— Меня раздражало не то, что я не идеал. Обиднее всего было сознавать, что тебе вообще известно, каким должен быть идеальный мужчина.
— Что?!
— Понимаешь, я-то ведь даже не подозревал о существовании списка требований, — терпеливо продолжал объяснять Рейф. — И потому лишился важного преимущества. А когда выяснилось, что у девушек вроде тебя имеется такой список, я понял, что пропал.
Ханна ошеломленно покачала головой:
— Ничего не понимаю… Что это значит?
Он вздохнул.
— Сейчас объясню, мисс Паинька. Той ночью на берегу ты и вправду была наивной недотрогой и так далее. Но я сообразил, что тебе известна одна тайна. Ты знала, без чего невозможен настоящий брак.
— Я? Но я же ни разу не была замужем.
— Верно, зато выросла в семье, которую я считал безупречной. Твои родители были счастливы в браке, бабушки и дедушки — тоже. Никаких разводов, никаких скандалов. Вот я и предположил, что ты знаешь секрет долгой семейной жизни.
Ханна вдруг поняла, о чем речь: в отличие от нее перед глазами Рейфа не было примера счастливой супружеской пары. Развод был таким же устойчивым признаком клана Мэдисонов, как зеленые глаза.
— Ясно… Чтобы утешить тебя, признаюсь, что я забраковала свой список, — сообщила она.
— Вот как? Почему?
Ханна поставила локти на стол и подперла ладонями подбородок.
— Сейчас ты услышишь то, что я никогда и никому не говорила. И если ты кому-нибудь проболтаешься, Рейф Мэдисон, я задушу тебя.
— Звучит заманчиво.
— Дело в том, что у Дуга был свой список, и я вскоре узнала, что не соответствую его требованиям.
Рейф заморгал, а потом расплылся в улыбке:
— У этого типа были свои представления об идеальной женщине?
— Вот именно. Ему хватило порядочности объяснить, чего мне недостает, и предложить исправить положение. Мне дали испытательный срок.
Рейф усмехнулся, не выдержал и разразился оглушительным хохотом.
Ханна смотрела на него, уверенная, что он вот-вот свалится со стула. Уинстон озадаченно уставился на Рейфа, навострив уши. Хохот Рейфа разносился по всей кухне.
Коротая время в ожидании, пока он отсмеется, Ханна налила себе еще чашку кофе и скормила Уинстону остатки французского тоста.
Наконец плечи Рейфа перестали вздрагивать. Он откинулся на спинку стула, прижимая ладони к животу, и ухмыльнулся.
— Прости. — Судя по тону, он ни о чем не жалел.
— Я рада, что ты развеселился.
— А как же! А теперь выкладывай, какие к тебе предъявили претензии.
— Почему это я должна отчитываться перед тобой?
— Потому, что я только что приготовил тебе завтрак.
Довод звучал убедительно.
— Видишь ли, я отвечала большинству требований. Я выросла в преуспевающей семье, получила хорошее образование, продемонстрировала инициативность и решительность, благодаря которым обзавелась своим бизнесом. У меня имелись связи. У нас с Дугам было много общих увлечений…
— Но?..
Она состроила гримаску.
— Но потом выяснилось, что Дуг строит далеко идущие планы, намереваясь выйти на политическую арену. Он хороший человек, он вправе рассчитывать на успех. Однако ему нужна жена, способная вращаться в высших кругах и выдерживать все, что связано с такой жизнью.
— Так вот в чем дело!
— Да. Чем отчетливее я понимала, что он всерьез увлечен политикой, тем чаще мне приходило в голову, что быть женой политика я не хочу.
Рейф потянулся за кофейником.
— Добро пожаловать в клуб избранных — тех, кто не идеален!
— Благодарю. А где значок почетного члена?
— Его не будет. Что же стало с твоим списком требований?
— Я внесла в него поправки, поколебавшись, призналась Ханна.
Рейф ответил ей странным взглядом.
— Ты хочешь сказать, что список по-прежнему существует?
— Да, но он стал гораздо короче.
— Что же в нем осталось?
— На самом деле я… — Ханна осеклась, услышав шум подъезжающего к дому автомобиля.
Уинстон бросился к двери и негромко гавкнул, предупреждая хозяйку о гостях, проявляя бдительность, но не тревогу. Часовой на своем посту.
Низкий рокот двигателя нарушил почти интимную атмосферу, возникшую в кухне за время беседы. Рейф повернулся к окну, Ханна последовала его примеру. Туман уже рассеивался, поэтому оба увидели, что к дому приближается зеленая «вольво».
— Кто это? — удивился Рейф.
— Машина мне не знакома.
— Хочешь, я спрячусь в шкаф?
— Не болтай ерунды. — Ханна поднялась. — Это наверняка кто-то из друзей моих родителей. Узнал, что я в городе, вот и заехал повидаться.
— Кто бы это ни был, мою машину он уже увидел. И узнал ее, — заметил Рейф.
— То, что ты пьешь кофе у меня в гостях, никого не касается.
— И не только пью кофе, — уточнил Рейф, а Ханна направилась в гостиную. — Но какая разница?
От необходимости отвечать Ханну избавило только то, что она уже приближалась к входной двери. По пути она наклонилась погладить Уинстона, застывшего в напряженном ожидании.
— Все в порядке, дружок. Грабители не разъезжают на «вольво».
Она открыла дверь и увидела, как из машины выходит привлекательный мужчина в темно-синей тенниске, серых брюках и мокасинах. Слева на рубашке виднелась эмблема известного модельера; брюки, видимо, сшили на заказ, как и мокасины с мягкими кисточками. Ханна почти не сомневалась в том, что гость стрижется в дорогом салоне, но не в Эклипс-Бей.
Заметив ее в дверях, гость сверкнул ослепительной улыбкой, которая в это туманное утро напоминала свет маяка.
— Похоже, Перри начал отбеливать зубы, — пробормотала Ханна, обращаясь к Уинстону.
Уинстон издал приглушенное ворчание и засеменил вслед за хозяйкой к крыльцу.
— Ханна! — Перри Декейтер пружинисто зашагал к дому. — Я услышал, что ты в городе. Как приятно снова видеть тебя! Ты выглядишь сногсшибательно!
В последнюю минуту разгадав его намерения, Ханна насторожилась. Объятия, в которые заключил ее Перри, больше приличествовали любовникам, разлученным войной и злой судьбой. У Ханны перехватило дыхание, Перри стиснул ее как клещами.
Ее спасло угрожающее рычание. Ханна не сразу поняла, от кого оно исходит — от Уинстона или Рейфа.
— Славный песик.
Перри выпустил Ханну, наклонился и потрепал Уинстона по голове, нарушив этикет и не позволив псу сначала обнюхать пальцы.
Уинстон возмущенно зашевелил серебристыми бровями, но не стал устраивать сцену — для этого он был слишком хорошо воспитан. Однако показать клыки он не преминул — может быть, случайно, подумала Ханна.
Перри поспешно выпрямился.
— Собаки любят меня.
— Правда? — Ханна перевела взгляд на клыкастого друга: — Спасибо, Уинстон, дальше я справлюсь сама, а ты иди завтракать.
Метнув в Перри еще один гневный взгляд, Уинстон с достоинством удалился.
— Забавная псина, — одобрительно заметил Перри. — Ты выставляешь его?
— Что?
— Это выставочная собака?
Ханна возмутилась:
— Чтобы я вывела Уинстона на ринг и заставила показывать зубы ораве судей? Ты спятил? Ни за какие коврижки! Он не вынесет унижения.
Перри принужденно хмыкнул:
— Ясно. Ну, как дела, Ханна?
— Прекрасно.
— Отлично. Да, отлично. — Он кивнул в сторону машины Рейфа: — Вижу, у тебя гость.
— Мы пьем кофе.
— Кофе? Звучит восхитительно.
Ханна предпочла пропустить мимо ушей не слишком тонкий намек.
— Я занята, Перри. — Ослепительная улыбка приугасла.
— Ханна, нам надо серьезно поговорить.
— Позвони мне днем.
— Разговор срочный. — Перри выдержал паузу и понизил голос: — И очень важный. Не только для меня, но и для множества жителей Эклипс-Бей.
— В чем дело? — Ханна дрогнула.
— В двух словах не объяснишь.
И он прошел мимо так надменно и бесцеремонно, что Ханна с трудом поборола искушение поставить ему подножку. Но если Уинстон способен помнить о хороших манерах, несмотря на явные провокации, значит, и она сможет.
Размышляя об этом, Ханна вошла в дом и закрыла дверь. Перри в кухне уже знакомился с Рейфом.
— Кажется, раньше мы не встречались. — Перри протянул руку: — Я Перри Декейтер, работаю в институте. Прошу прощения за прерванный завтрак. Дело в том, что мы с Ханной — давние друзья.
— Рейф Мэдисон. — Рейф демонстративно обхватил обеими руками кружку с кофе, не замечая протянутой руки Перри. — О вашей дружбе с Ханной мне известно. Это я провожал ее домой среди ночи восемь лет назад, когда она решила пораньше закончить свидание с вами. Впрочем, вы об этом наверняка слышали.
Перри заморгал и опустил руку, но больше ничем не выдал растерянности.
— Какое совпадение! Мы собрались здесь втроем через столько лет!
— Да, жизнь — забавная штука, верно? — В глазах Рейфа появился алмазный блеск. — И чем же вы занимаетесь в нашем рассаднике мыслителей?
— Я вице-президент, глава финансового отдела и администрации.
Перри достал из кармана золотой футляр и вытащил из него визитную карточку. Рейф не прикоснулся к ней, и Перри ничего не осталось, как положить карточку на стол, рядом с банкой из-под сиропа. Перри взял свободный стул и оседлал его, повернув спинкой вперед. Непрошибаемая самоуверенность. Будто у себя дома. Ханна скрипнула зубами.
— Именно я имею дело со спонсорами и финансированием исследований, — продолжал Перри.
— Другими словами, клянчите наличные для института, — уточнил Рейф.
Ханна возвела глаза к потолку, но это не помогло. Если комментарий Рейфа и оскорбил Перри, то он сумел скрыть истинные чувства негромким смешком.
— Не все так просто, но сейчас объяснять некогда.
Ханна села на свое место.
— Говори прямо: зачем ты приехал, Перри?
— Я приглашаю тебя на прием в честь Тревора Торнли — он состоится в институте завтра вечером, — сообщил Перри.
— Благодарю, но я не охотница до приемов, — отозвалась Ханна.
— Это значительное событие, — возразил Перри. — Торнли намерен официально объявить о том, что он баллотируется в сенат.
— Ну и что?
Перри поджал губы.
— Видишь ли, когда я узнал, что ты в городе, я заверил директора института, что сумею затащить тебя на прием. Нам не помешает присутствие мисс Харт, если ты понимаешь, что я имею в виду. Твоя семья пользуется авторитетом в Эклипс-Бей.
Рейф хмыкнул и потянулся за кофейником. Ханна настороженно уставилась на Перри:
— Ты пообещал боссу привести меня на прием? И рискуешь получить нагоняй, если я не появлюсь?
Перри вздохнул.
— Ты оказала бы мне неоценимую услугу, Ханна. Завтрашний вечер чрезвычайно важен для моей карьеры.
— А кто еще значится в списке приглашенных?
Этот вопрос удивил Перри, но тот быстро справился с растерянностью:
— Все местные шишки, разумеется, а также все, кто поддерживал Торнли в предыдущих кампаниях. Еще мы пригласили видных жителей Портленда, от которых многое зависит. И самая большая наша удача — Том Лидд.
— Том Лидд из «Программных продуктов Лидда»? — уточнила Ханна.
— Он самый. — Перри безуспешно попытался напустить на себя скромность. — Я обхаживал его несколько месяцев подряд, убеждая финансировать исследователей института. То, что он согласился приехать завтра, — хороший, очень хороший знак! Если повезет, к концу недели его фамилия будет значиться в нашем списке спонсоров.
— Да, это твоя победа, — вежливо произнесла Ханна.
— Рыбу покрупнее Лидда подцепить не удалось. — В глазах Перри блеснуло предвкушение. — Если я вытяну из него хоть что-нибудь, мое положение в институте будет прочным, как скала. А когда Манчестер в следующем году выйдет в отставку, я окажусь первым в списке кандидатов на его пост!
— Ну и ну! — Ханна не обращала внимания на Рейфа, который насмешливо наблюдал за ней.
Перри усмехнулся:
— Будем считать этот возглас одобрительным. Насчет института у меня свои планы — большие планы! Я превращу его в одно из самых влиятельных социально-политических учреждений страны. Мы получим возможность продвигать своих кандидатов и тормозить чужих. Всем, кто мечтает о политической карьере, придется обращаться к нам за консультацией!
— Ладно, так и быть — обращусь, — пообещала Ханна.
Перри потрепал ее по руке так же снисходительно, как Уинстона по голове. Ханне захотелось отдернуть руку и обнажить зубы.
Судя по блеску в глазах Рейфа, он заметил ее неприязнь. Но Перри словно ничего не видел. Барьер был взят, он уже начинал подниматься.
— Завтра я буду очень занят, — бросил он, направляясь к входной двери. — Заехать за тобой не смогу. Может, встретимся прямо в институте? Скажем, в восемь? Оденься элегантно, но неофициально. Уверен, протокол тебе известен.
— Конечно, Перри. — Она проводила его до веранды.
Он помедлил, глядя поверх плеча Ханны и убеждаясь, что Рейф их не подслушивает, а потом конфиденциально понизил голос:
— Что у тебя общего с Мэдисоном?
— Наверное, ты уже слышал, что Изабель завещала дом нам обоим. Мы с Рейфом решаем, как с ним поступить.
Между бровями Перри залегла морщинка.
— Об этом завещании известно всему городу. Должно быть, Изабель перед смертью впала в маразм. Почему бы тебе не обратиться к юристам?
— Рейф не хочет втягивать их в это дело.
— Вот как? — Перри многозначительно посмотрел на дверь дома. — Наверное, рассчитывает урвать кусок побольше. Тебе повезло, что сегодня здесь оказался я, а не кто-нибудь другой. При виде милой сцены на кухне всякий пришел бы к соответствующим выводам…
— К каким выводам?
— Ты же понимаешь, о чем я. Ты, Мэдисон, посуда для завтрака… А на часах нет еще и девяти! Похоже, вы провели ночь вдвоем. Если пойдут разговоры…
Ханна скрестила руки на груди, прислонилась к столбу веранды и уставилась на него.
— Ты намерен распускать слухи о том, что у меня роман с Рейфом Мэдисоном?
— Конечно, нет! Только я один во всем городе убежден, что ты не позволила ему соблазнить тебя на берегу в ночь смерти Кэтлин Садлер.
— Ценю такую веру в мою добродетель. Но почему ты так уверен в том, что я не поддалась Рейфу?
Перри снисходительно хмыкнул:
— Насколько я помню, в те времена ты была слишком наивна и даже не помышляла о сексе.
— Другими словами, ты припомнил, что я отказалась перепихнуться с тобой на заднем сиденье, и решил, что я отвергла Рейфа Мэдисона? Или ты рассуждал иначе?
Перри ответил ей понимающим взглядом.
— Как я уже сказал, между вами не могло быть ничего общего. Но послушай мудрого совета: помни, что Эклипс-Бей — крошечный городок. Впредь дорожи своей репутацией. Мало ли что могут подумать люди!
— Спасибо за совет, Перри.
— Ты должна знать еще кое-что. — Он снова взглянул на дверь дома, придвинулся ближе и опять понизил голос: — Источник доходов Рейфа Мэдисона вызывает серьезные сомнения.
— На что это ты намекаешь, Перри?
— Не мне его судить, но поговаривают, что он вкладывает деньги в сомнительные предприятия, — понимаешь, к чему я клоню?
— Ты хочешь сказать, что он гангстер?
Перри поджал губы.
— Просто объясняю, что он ходит по самому краю пропасти. Кто знает, что с ним случилось за последние восемь лет?
— Спроси его, и узнаешь.
— Это меня не касается. — Перри поспешно спустился с крыльца. — Ладно, мне пора. Надо готовиться к приему. Увидимся завтра вечером.
— Не волнуйся, — негромко отозвалась она, — такое зрелище я не пропущу ни за что.
Она стояла на веранде, пока «вольво» не скрылась вдалеке. Наконец обернувшись, она увидела, что Рейф и Уинстон наблюдают за ней через затянутую сеткой дверную раму.
— Можешь радоваться: Перри ни на минуту не поверил, что прошлой ночью мы были близки, — сообщила она.
— Какая удача! — Рейф закатил глаза. — А ведь любой другой человек, не такой проницательный, как Декейтер, мог бы поспешить с выводами!
— Да.
— И все-таки он подонок, — заключил Рейф.
— Да.
Он подозрительно нахмурился:
— Ты всерьез решила сходить на этот прием?
— Конечно. К счастью, я прихватила с собой черное вечернее платье и туфли на шпильках. Осталось найти одно…
— Да? — Рейф озадаченно смотрел на нее. — Что же?
— Вернее, одного — спутника.
— А мне показалось, тебе в спутники набивался Декейтер.
— Он даже не удосужился предложить заехать за мной. Нет, такой спутник мне не нужен.
— У тебя на примете есть кто-нибудь еще?
Ханна одарила его широчайшей улыбкой:
— Если не ошибаюсь, ты — мой должник?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная ночь - Кренц Джейн Энн



очень понравилось, не пожалела
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннАння
14.09.2011, 11.24





очень интересно увлекательное чтение
Единственная ночь - Кренц Джейн Энналла
8.10.2011, 21.23





Очень даже интересненько! Читайте!!!
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннЕленка
8.08.2012, 12.45





хороший роман, легкий, отдыхающий, без вульгарного секса с долей авантюризма
Единственная ночь - Кренц Джейн Эннарина
25.08.2012, 19.32





Сюжет ничего,но не хватило динамизма,напряженности в расследовании,а в отношениях главных героев-чувственности.7/10.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннОсоба
2.08.2013, 22.35





да,и конец скомкали и интригу загубили.интересный был бы любовно-детективный роман.а так-танцювали ,танцювали та не вклонилися))
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннТанита
10.10.2013, 17.51





Интересный роман, не закомплексованные ГГ.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннЛюбительница
4.06.2014, 4.25





Интересный роман, не закомплексованные ГГ.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннЛюбительница
4.06.2014, 4.25





Мне не пошло.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннКэт
22.10.2014, 15.07





По-моему, это лучший роман автора.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннНадежда
6.04.2015, 12.18





Роман хороший...Может и не шедевр, но один из лучших мною прочитанных (а прочитала я ооочень много). Советую прочитать "Лето в Эклипс-Бэй" - про Октавию, подругу деда, и брата Ханны; А также "Свидание по контракту" про сестру Ханны и брата Рейфа.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннЕлена
6.06.2015, 16.45





Понравился роман. Хотя концовка немного скомкана
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннИнна
16.06.2015, 22.59





Неплохой роман. Но перечитывать не буду. 9/10
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннВикки
20.09.2015, 16.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100