Читать онлайн Единственная ночь, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная ночь - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная ночь - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная ночь - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Единственная ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22



Перенести обман оказалось гораздо тяжелее, чем гнев или слезы. Никогда еще Ханна не была так близка к депрессии. Она удалилась к себе наверх сразу, едва вошла в дом. Рейф даже не попытался остановить ее.
Через полчаса, сидя на верхней веранде в плетеном кресле рядом с преданным Уинстоном, она попыталась разобраться в своих эмоциях и путанице мыслей. Глядя на залив, она твердила себе, что совершенно напрасно дала себе волю. Раньше ничего подобного с ней не случалось.
Очевидно, во всем виноват стресс.
Она вправе злиться на Рейфа за сцену на заправке, решила она. Но как вышло, что она приняла происходящее так близко к сердцу? Она попросту накричала на Пита Левэра. И чуть не разрыдалась в присутствии посторонних.
Что с ней случилось?
Отвечать на этот вопрос она не стала, хотя могла бы. Звук шагов Рейфа вызвал у нее чувство, близкое к облегчению. Любой предстоящий разговор лучше, чем размышления в одиночестве.
— Ты в порядке? — спросил он.
Его голос звучал встревоженно, и от этого Ханна испытала удовлетворение.
— Я вне себя от злости.
— Понимаю. — Он протянул ей стакан чаю со льдом.
После минутного колебания Ханна взяла стакан. Рейф вздохнул, сел в соседнее кресло и поставил локти на колени.
— Во всем виноват я.
— Это мы уже выяснили. — Ханна изучала стакан. Чай в нем оказался не обычным черным, а сочного золотисто-зеленого цвета. К краешку стакана Рейф искусно прикрепил веточку мяты, в каждом кубике льда заморозил по крошечному листочку. Из стакана торчала соломинка. В кристально чистых глубинах плавал тончайший ломтик лимона. — А где бумажный зонтик? — поинтересовалась Ханна.
Рейф критически осмотрел стакан и решительно покачал головой:
— Зонтик — это уже чересчур.
— Точно так же, как та сцена на заправке. — Ханна отпила чаю через соломинку. Чай оказался бесподобно вкусным — холодным, крепким и бодрящим. — Зачем ты это сделал?
— Что?
— Предложил мне выйти замуж так глупо, по-дурацки.
— Ты точно хочешь вернуться к этому разговору?
— Я жду ответа.
Рейф устремил взгляд на серебристую поверхность залива.
— Хорошо. Я хотел жениться на тебе с тех пор, как ты вышла из машины здесь, у крыльца Дримскейпа. Но я знал, что у меня нет никаких шансов. По крайней мере, пока.
Чай плеснулся через край стакана.
— Что?! — потрясенно выговорила Ханна.
Рейф не ответил на этот вопрос — он ринулся в бой в порыве слепой решимости. У Ханны создалось впечатление, что он уже знал, чем кончится этот разговор, и не ждал от него ничего хорошего.
— В последние дни мне стало казаться, что мы сблизились. Наметился явный прогресс.
— Ты имеешь в виду секс?
Он согласно кивнул:
— И его тоже. Но торопить события я не хотел.
— Ты опять про секс?
— Про взаимоотношения.
— А, вот оно что! — Она презрительно поморщилась. — Почему?
— В основном потому, что ты слишком нервничала.
— Я? Это ты заявил, что боишься брака и считаешь, что унаследовал от деда и отца склонность ошибаться в выборе.
— Я имел право скрывать свои карты! Я еще не знал, как обстоит дело. Ты же призналась, что составила новый список требований к будущему мужу. Правда, в подробности нового, исправленного издания ты меня так и не посвятила.
Она в изнеможении откинула голову на спинку кресла.
— Опять этот идиотский список!
— Да, идиотский. Для меня он стал источником настоящего стресса, Ханна.
Ее рука замерла на голове Уинстона.
— Вот как?
— Этот треклятый список свел меня с ума. И вот сегодня на заправке, когда ты начала уверять всех подряд, что о браке мы даже не заговаривали, я решил, что с меня хватит. Да, я не выдержал. — Он помедлил. — И лишился остатков здравого смысла.
— Ты серьезно? — Ханна медленно опустила стакан.
Он повернулся к ней:
— Абсолютно серьезно.
— Ты думал о браке с тех пор, как я вернулась сюда?
— На самом деле даже раньше. — Он уставился на свои сцепленные пальцы, а когда опять поднял голову, его глаза были тоскливыми. — Наверное, с тех пор, как я получил письмо от адвоката Изабель и услышал, что ты еще не замужем.
— Ничего не понимаю… — прошептала она. — С какой стати ты вдруг задумался о браке? Или ты решил, что это простейший способ решить вопрос о наследстве?
— Нет, черт возьми! Брак — это вообще не способ решения проблем, и мне это известно лучше, чем кому-либо другому.
— Так в чем же дело? — Она опять повысила голос и упрекнула себя за это: Хартам не полагается терять самообладание.
Рейф сжал зубы.
— Трудно объяснить. Просто это решение казалось правильным. Когда я получил письмо от адвоката, все вдруг встало на свои места. Впервые в жизни я точно знал, чего хочу. Долгие годы я брел как в тумане, и вдруг туман рассеялся.
— Чего же ты хочешь?
Он развел руками:
— Ничего сверхъестественного. Мне нужна ты. Отель и ресторан. И будущее.
Ханна ждала, что он добавит к списку вечную любовь и взаимную преданность, но он промолчал.
— Ясно. А кое-кто в городе назвал бы сверхъестественным явлением брак Харт и Мэдисона.
Рейф уставился на нее в упор.
— Послушай, не знаю, что там, в твоем новом списке, но за последние восемь лет я изменился. Да, я не удовлетворяю всем требованиям, которые ты перечислила мне в девятнадцать лет…
— В ту ночь мне было двадцать.
— Какая разница! Важно другое: некоторым требованиям я все-таки отвечаю, а с остальными хочу разобраться постепенно.
— Зачем? — напрямик спросила Ханна. Он подался вперед, торопясь ответить.
— Ты — Ханна Харт. Ты должна видеть логику в моем решении жениться на тебе. Эту сделку мы заключим сознательно. Мы знаем друг о друге гораздо больше, чем многие будущие супруги. У нас есть общая история. Целых три поколения предков. Дримскейп. Общее дело объединяет.
— Думаешь?
— Уверен. — Он уже не мог остановиться. — Со своей стороны я гарантирую, что наш брак не будет типичным браком Мэдисона.
Невольно заинтересовавшись, Ханна отхлебнула чаю.
— Как так?
— Я же только что объяснил. — Рейф раздраженно развел руками. — В его основе будут лежать вовсе не романтические мечты о вечной страсти.
— Страсти вообще не предполагается? — уточнила она.
Он нахмурился.
— Ты же знаешь, что меня тянет к тебе. В сексуальном отношении у нас полная гармония, а это очень важно в браке.
— Сексуальная совместимость, — усмехнулась Ханна.
— Да, это много значит.
— Но ты же предлагаешь брак по расчету.
— На самом деле, — возразил он, повышая голос, — я предлагаю брак, основанный на том, что особенно притягательно для Хартов, — на общих целях. Помнишь, они значились в твоем списке? Общность интересов, и так далее, и тому подобное.
Его голос сорвался, заставив Ханну вскинуть голову, но лицо осталось непроницаемой маской.
— Верно. — Она принялась гонять соломинкой кубики льда в стакане. — Помню.
— Ну, может, я неудачно выразился… — Он перевел дыхание. — Послушай, я просто пытаюсь объяснить, что у нашего брака немало шансов выжить. Ханна, ты когда-то советовала мне не повторять ошибок моего отца и деда. Не могу сказать, что я в точности последовал этому совету, но сумел избежать катастрофы. И добился цели, поставленной восемь лет назад.
— Не попал в тюрьму.
— Разве это ничего не значит? Мне понадобилось время, чтобы понять, чего я хочу, но теперь мне все ясно. Осталось узнать, сможешь ли ты приспособить свой новый список требований к мужу для меня.
— Посмотрим, — сдержанно отозвалась Ханна. — Видишь ли, новый список совсем короткий — по сравнению с прежним. В нем только один пункт.
Рейф посмотрел на нее так, как Уинстон провожал взглядом чаек. Надежда и решимость светились в его глазах, но вместе с тем он был заранее готов к поражению.
Со стороны аллеи, ведущей к дому, послышался рев мощного двигателя. Уинстон вынырнул из-под руки Ханны и поспешил выяснить, в чем дело. Рейф нахмурился, явно досадуя на помеху, но тут же понял, в чем дело, и вскочил.
— Это Эй-Зед! — объявил он и заторопился за Уинстоном.
Ханна негодующе посмотрела ему в спину.
— Вот тебе и вечная любовь и преданность!
Но она прошептала эти слова еле слышно, уверенная, что Рейф не собирался клясться ни в том, ни в другом.
Кто бы мог подумать, что Мэдисон согласится на брак по взаимным интересам и ради достижения общих целей?
Кто бы мог подумать, что девушка из семьи Харт будет жаждать неистовой страсти и романтической любви?
Рев двигателя вдруг оборвался. Ханна поднялась и направилась вслед за Рейфом и Уинстоном.
— Вот записи, сделанные той ночью. — Аризона открыла дневник в черной кожаной обложке, положив его на кухонный стол и повернув так, чтобы Рейф и Ханна могли прочесть записи. — Этот первый прием в честь Торнли был громким событием. На него пригласили гостей даже из Портленда.
— Нам нужен номер машины, которая покинула стоянку у института примерно в полночь и вернулась обратно около двух. — Рейф придвинул к себе дневник и начал разбирать мелкий, аккуратный почерк. — Ты ведь пробыла на посту до конца вечеринки?
— Да, пока со стоянки не уехала последняя машина, — заверила Аризона. — Если уж вести записи, то подробно и скрупулезно.
Ханна принялась листать страницы.
— Как их здесь много! Искать придется долго…
— А вы не спешите, — посоветовала Аризона и встала. — Я пока посижу в солярии и отдохну. Рейф, можно, я налью себе кофе?
— Конечно, будь как дома. — Рейф придвинул к себе ручку и разлинованный блокнот.
— Спасибо. — Аризона добавила: — Давно я не бывала в солярии Изабель. Мне недостает ее. Она всегда рассказывала что-нибудь интересное.
Неподдельная грусть в голосе Аризоны застала Ханну врасплох. Она быстро вскинула голову.
Уже на пороге Аризона обернулась и добавила:
— Знаете, мы с ней подолгу беседовали. Она понимала меня, когда я твердила, что в институте творится что-то странное. Ни разу не засмеялась, не то что другие.
Аризона вышла в коридор. Минуту Ханна с любопытством смотрела ей вслед.
— Интересно, насколько близки были на самом деле Аризона и Изабель? — произнесла она. — Обе они так и не вышли замуж. Они дружили с давних пор. Неужели они?..
— Это не наше дело. — Рейф записал номер машины. — Дело пойдет быстрее, если ты будешь делать записи, а я диктовать.
— Хорошо. — Ханна взяла у него ручку и склонилась над блокнотом. — Поехали.
Работа продвигалась черепашьим шагом. Дневник Аризоны оказался не просто сухим перечнем номеров, фамилий и дат. Они чередовались с пространными примечаниями. Некоторые из них Рейф читал вслух:
— «Вхож в правительственные круги?»… «Утверждал, что он из Портленда, но на заднем сиденье лежит свежий номер „Нью-Йорк таймс“… „В прошлый вторник приезжал в институт на тайное собрание… наверное, принадлежит к верхам…“
— В ее воображении существует целый мир, — задумчиво прошептала Ханна. — Удивительно…
— Не более чем то, что мы сидим здесь вдвоем и изучаем ее дневники, надеясь с их помощью раскрыть убийство восьмилетней давности.
— Ты прав. — Ханна постучала ручкой по столу. — Наверное, кое-кто в городе решил бы, что у нас, как и у Аризоны, не все дома.
Им понадобилось почти полчаса, чтобы прочесть все записи, относящиеся к роковому вечеру. Ханна уже была готова смириться с поражением, когда Рейф задумался, глядя на номер очередной машины.
— Ага… — произнес он. Ханна вскинула голову:
— Что?
— Мы искали номера машин тех, кто участвовал в предвыборной кампании Торнли.
— Ну и что?
Рейф откинулся на спинку стула и засунул руки в карманы, глядя на открытый дневник.
— Никто из них не выезжал со стоянки между полуночью и двумя часами ночи. Возможно, мы ошиблись в предположениях.
Но его голос звенел от нетерпения, и Ханне это не понравилось.
— Думаешь, тот, с кем встретилась Кэтлин, одолжил чужую машину?
— Может быть. — Рейф помедлил. — Возможно и другое объяснение. Насколько мы можем судить, в ту ночь Кэтлин действовала импульсивно и необдуманно. Она вдруг решила утром уехать из города, ей срочно понадобились наличные. Мы предположили, что она попыталась продать компрометирующие кассеты кому-то из лагеря Торнли. Но у нее могли быть и другие потенциальные покупатели.
— Какие?
— Например, журналисты.
— Вряд ли. — Ханна отложила ручку. — Зачем журналисту понадобилось убивать Кэтлин? Ни один журналист не станет своими руками избавляться от осведомителя. У него же потребуют продолжения статьи!
— А если он собирался сам шантажировать Торнли?
Ханна подумала и вздохнула.
— Но ведь известие о том, что Торнли питает пристрастие к женскому белью, так и не появилось в прессе. Может, потому, что какой-то журналист, заполучивший кассеты, все эти годы с их помощью шантажировал Торнли?
Не говоря ни слова, Рейф вынул руку из кармана и повернул дневник к Ханне.
— Не какой-то, — уточнил он, — а тот журналист, кого Кэтлин хорошо знала и не постеснялась позвонить ему среди ночи. Тот, кто мог заинтересоваться пикантными подробностями, касающимися Торнли. Давний знакомый, которому она всецело доверяла.
Ханна уставилась на фамилию, написанную рядом с номером машины, потом на свои записи. Эта машина покинула стоянку примерно в полночь, а вернулась в час сорок семь.
— Этот журналист, — негромко продолжал Рейф, — точно знал, что Аризона Сноу прячется в кустах у стоянки и делает записи обо всем, что происходит возле института. На всякий случай он решил похитить дневник Аризоны, хотя и знал, что в городе над ней подсмеиваются.
Холодок недоверия прошел по спине Ханны.
— Ты считаешь, что Кэтлин пыталась продать кассеты Джеду Стедману?


Через час Ханна сидела в солярии в окружении Митчелла, Рейфа и Аризоны. Все они смотрели на нее.
— Ну и что нам теперь делать? — спросила Ханна. — Мы собирались обо всем рассказать Джеду, попросив опубликовать подробности в газете. А теперь выяснилось, что он и есть главный подозреваемый!
Аризона поцокала языком, качая головой.
— Нам следовало с самого начала догадаться, что местные СМИ в сговоре с институтом. По-моему, это многое объясняет. Неудивительно, что о тайной деятельности института до сих пор почти ничего не известно.
— Если мы правы, с институтом ничего не поделаешь, — терпеливо втолковывала Ханна, хотя была готова взорваться. — Все просто — сначала шантаж, потом убийство. Видимо, той ночью Кэтлин позвонила Джеду. Он назначил ей встречу у Хидден-Коув. Возможно, она предложила ему поучаствовать в шантаже, а может, просто захотела продать кассеты. Так или иначе, он воспользовался возможностью завладеть компрометирующими материалами.
— И решил заодно избавиться от Кэтлин, — подхватил Митчелл. — Наверное, потому, что не доверял ей. А может, просто не хотел делиться.
Рейф задумчиво потер затылок.
— Проблема в другом: настоящих улик у нас нет.
— А мои дневники? — напомнила Аризона.
— Не обижайся, Эй-Зед, но идти с ними в полицию нельзя.
— Зато у нас есть возможность обратиться за помощью к журналистам, — заявила Ханна. — Но не в городскую «Джорнал». Портлендские газеты могут заинтересоваться таким материалом.
— Еще неизвестно. — Рейф побарабанил по плетеному подлокотнику кресла. — Я так надеялся, что Джед схватится за это дело и проведет журналистское расследование. Он не упустил бы такой шанс.
— Он его и так не упустит, — мрачно предсказал Митчелл. — Скорее всего, подаст на нас в суд.
Ханна засмотрелась на залив.
— Жаль, что мы знаем так мало… Рейф прав: улик у нас нет.
В комнате воцарилось напряженное молчание.
— Зато теперь мы знаем, кто убийца, — в конце концов заговорил Митчелл. — Мы можем по крайней мере до смерти запугать его. Дать понять, что за каждым его шагом следит множество глаз. Это удержит его от необдуманных поступков.
Аризона хмыкнула.
— Почему бы не позвонить кому-нибудь из команды Торнли и не объявить, что нам известно, кто все эти годы шантажировал их кандидата? Пусть побегают!
— А я не уверен, что Джед шантажировал Торнли, — задумчиво произнес Рейф.
Все повернулись к нему.
Он выпрямился и сложил руки на коленях.
— Если вдуматься, Стедман живет далеко не в роскоши, а так, как позволяют его легальные доходы. Если же он получает наличные от Торнли, куда деваются деньги?
Это замечание было встречено всеобщим молчанием.
— Черт! — пробурчал Митчелл. — Хочешь сказать, он совершил убийство из-за кассет, чтобы потом восемь лет хранить их?
Глаза Аризоны заблестели.
— Но зачем вытягивать жалкие гроши из члена законодательного собрания штата, если можно собрать арсенал посолиднее, а потом обратить его против сенатора США?
Все собравшиеся ахнули в один голос.
— Знаешь, Эй-Зед, для профессионального теоретика разведки у тебя чертовски много здравого смысла, — объявил Рейф.
— А ведь она права! — Митчелл восхищенно присвистнул. — Все с самого начала знали, что рано или поздно Торнли окажется в Вашингтоне. — Он повернулся к Рейфу: — Ты знаешь Стедмана лучше, чем все мы. Скажи, он способен строить планы на длительный срок?
— Это его конек, — отозвался Рейф. — Ему всегда нравилось рассуждать о своевременности действий и правильном планировании.
Ханна вступила в разговор:
— Если Джед все это время хранил кассеты, сейчас, когда подошло время сорвать куш, он места себе не находит. Неудивительно, что он перепугался, узнав, что мы с Рейфом вернулись в Эклипс-Бей, а горожане вдруг вспомнили про убийство Кэтлин.
— Вопрос в следующем: что нам делать со всеми этими догадками? — спросил Митчелл, обращаясь ко всем сразу.
Рейф смотрел на залив.
— Постараться собрать побольше информации.
Ханна встревожилась:
— Что ты задумал?
— Сегодня собрание городского совета, будут обсуждать перестройку набережной. Джед обязательно приедет на собрание и пробудет там до конца.
Ханну осенило. Она вскочила и шагнула к Рейфу.
— Ты хочешь обыскать его дом? Рейф, не надо так рисковать! А если мимо дома случайно проедут полицейские и тебя заметят? Тебя арестуют за взлом и вторжение в чужой дом! Ты попадешь в тюрьму!
— Это будет забавно, — усмехнулся Рейф. — Давнее пророчество наконец сбудется.
— Не вижу в этом ничего смешного! — Ханна круто повернулась к Митчеллу: — Неужели вы не остановите его? Ведь он ваш внук. Помогите же мне!
Митчелл поглаживал подбородок, на его лице застыло хищное выражение.
— Да, на такое рискованное дело я его не отпущу. На всякий случай я пойду с ним.
Ханна перевела взгляд на Рейфа, снова на Митчелла и застонала:
— Лучше бы вы выбрали для заговора другое время!
Митчелл оглядел большой дом Джеда Стедмана, склонившись под свисающими ветками. Дом был окутан туманом, ни в одном окне не горел свет.
— А ты уже подумал, что мы будем делать, если сработает сигнализация?
— Вряд ли она здесь есть, — отозвался Рейф. — В Эклипс-Бей мало кто боится грабителей.
— Если мы правы насчет Стедмана, он не такой, как большинство жителей нашего благословенного городка. Вы с Ханной уже взвинтили его до предела. У него должна быть сигнализация. Я просто хотел узнать, как мы будем действовать, если она сработает.
— Думаешь, я решился на такой рискованный шаг, не продумав все заранее?
— Просто объясни, что мы будем делать.
— Спасаться бегством.
Митчелл кивнул:
— Так я и думал.
— Струсил?
— Еще чего! Я уже много лет так не развлекался.
Рейф подавил улыбку.
— Так я и думал.
Проникнуть в дом оказалось просто. Пожалуй, даже слишком просто, размышлял Рейф, открывая незапертое окно спальни. Перекинув ногу через подоконник, он замер и прислушался.
— Что там? — спросил Митчелл.
— Ничего. — Рейф спрыгнул в спальню.
Его тревожила звенящая тишина в доме. Темнота, обступающая его, казалась одинокой и тоскливой. Это унылое, меланхоличное ощущение Рейф хорошо знал: оно охватывало его, когда он возвращался в свой пустой дом в Сан-Диего. Именно оно заставило его вернуться в Эклипс-Бей. Наверное, такая тоскливая атмосфера царит в любом доме, где нет женщин, создающих тепло и уют.
— Ну что? — прошептал Митчелл, забираясь в окно.
— Осмотри эту комнату, ищи сейф в стене. А я посмотрю, есть ли здесь кабинет. Перчатки не забыл?
— Нет. Но мы же в таких делах не специалисты. А если он потом заметит, что кто-то рылся в его веащх?
— Вот и хорошо, — отозвался Рейф. — Даже если мы не найдем кассеты, мы воспользуемся своим единственным оружием — напугаем его.
Оставив Митчелла в спальне, он вышел в коридор и включил свет во второй спальне. В комнате было совершенно пусто. В стенном шкафу нашлось только старое туристское снаряжение.
Рейф перешел в следующую комнату. Едва осмотревшись, он понял, что здесь Джед устроил себе развлекательный центр. Почти всю стену занимали огромный телевизор, колонки стоимостью в несколько тысяч долларов и другое электронное оборудование, напротив стоял черный кожаный диван с мягкими подушками, рядом с ним — мусорная корзина. На всякий случай Рейф заглянул в нее, увидел клочок желтой бумаги и еще фольгу, прилипшую к стенке.
Посветив в корзину ручным фонариком, Рейф понял, что фольга — обертка от конфеты, точно такая же, как найденная им возле дома родителей Ханны. Это еще не значило, что именно Джед бродил вокруг ее дома той ночью, но усиливало подозрения.
— Рейф! — послышался гулкий голос Митчелла из спальни. В голосе отчетливо прозвучало нетерпение. — Иди-ка посмотри!
Рейф помчался на зов.
— Что такое? — Он направил луч фонарика на Митчелла, который стоял перед комодом. — Нашел?
— Не то, что искал. — Митчелл указал на три выдвинутых ящика комода. — Здесь ничего нет. Вещи исчезли.
— Точно?
— Посмотри сам.
Рейф ринулся к стенному шкафу и распахнул дверцы. В дальнем углу на вешалках сиротливо болтались три рубашки, на полу валялись шлепанцы. Больше в шкафу ничего не было. Дверца маленького сейфа, встроенного в шкаф, осталась распахнутой. Внутри тоже было пусто.
— Похоже, он собрал чемоданы и сбежал. — Митчелл засунул за ремень большие пальцы. — Наверное, вычислил, что мы охотимся за ним.
— Откуда он мог узнать?
— Городок-то маленький, — пожал плечами Митчелл. — Видимо, Джед увидел сегодня, что к Дримскейпу подъехала машина Аризоны. Не надо большого ума, чтобы понять, что это значит. Ему известно, что ты принимаешь Аризону всерьез. Наверное, он сообразил, что Аризона помогает тебе расследовать убийство Кэтлин. Вот он и сбежал.
— Нет, — возразил Рейф. — Этого он давно боялся и сбежал просто потому, что опасался расспросов.
— За одно я готов поручиться, — Митчелл кивнул на открытую дверцу сейфа, — если Стедман сбежал, он прихватил с собой кассеты.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная ночь - Кренц Джейн Энн



очень понравилось, не пожалела
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннАння
14.09.2011, 11.24





очень интересно увлекательное чтение
Единственная ночь - Кренц Джейн Энналла
8.10.2011, 21.23





Очень даже интересненько! Читайте!!!
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннЕленка
8.08.2012, 12.45





хороший роман, легкий, отдыхающий, без вульгарного секса с долей авантюризма
Единственная ночь - Кренц Джейн Эннарина
25.08.2012, 19.32





Сюжет ничего,но не хватило динамизма,напряженности в расследовании,а в отношениях главных героев-чувственности.7/10.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннОсоба
2.08.2013, 22.35





да,и конец скомкали и интригу загубили.интересный был бы любовно-детективный роман.а так-танцювали ,танцювали та не вклонилися))
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннТанита
10.10.2013, 17.51





Интересный роман, не закомплексованные ГГ.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннЛюбительница
4.06.2014, 4.25





Интересный роман, не закомплексованные ГГ.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннЛюбительница
4.06.2014, 4.25





Мне не пошло.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннКэт
22.10.2014, 15.07





По-моему, это лучший роман автора.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннНадежда
6.04.2015, 12.18





Роман хороший...Может и не шедевр, но один из лучших мною прочитанных (а прочитала я ооочень много). Советую прочитать "Лето в Эклипс-Бэй" - про Октавию, подругу деда, и брата Ханны; А также "Свидание по контракту" про сестру Ханны и брата Рейфа.
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннЕлена
6.06.2015, 16.45





Понравился роман. Хотя концовка немного скомкана
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннИнна
16.06.2015, 22.59





Неплохой роман. Но перечитывать не буду. 9/10
Единственная ночь - Кренц Джейн ЭннВикки
20.09.2015, 16.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100