Читать онлайн Дымка в зеркалах, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Дымка в зеркалах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

В тот пасмурный ноябрьский день серые тучи плотно закрыли небо, но все же это был день. В доме Дэки царила ночь, ибо все шторы были плотно задернуты. Единственным источником света в темной комнате служил мерцающий голубоватый экран компьютера. Его едва хватало, чтобы разглядеть бледного хозяина этого мрачного дома, заросшего неопрятной бородой, и его очки в тонкой золотой оправе.
Томас сидел в кожаном кресле напротив стола с чашкой кофе в руках. Ренч теплым пледом улегся на его ботинки. Томасу было муторно. Он потратил много сил и времени на то, чтобы вытащить брата из депрессии, но стоило появиться известию о смерти Мередит, как Дэки вновь вспомнил свои невероятные теории и погрузился в еще более мрачное уныние, проводя дни в темном доме наедине с компьютером.
Сейчас он надеялся услышать хоть что-то, подтверждающее выстроенную им версию произошедшего. Его жажда доказательств была столь очевидна, что сердце Томаса дрогнуло от жалости.
– Значит, она заявилась в квартиру Мередит, как ты и предполагал? – спрашивал Дэки.
– Ну да. Пришла собрать ее вещи.
– И что же? Ты уговорил ее помогать нам?
– Неуверен.
– Но как же так? Ты сам сказал, что она наш единственный шанс.
– Я помню, – терпеливо отозвался Томас. – Но эта девушка… Она оказалась не такой, как я думал.
– Что ты имеешь в виду?
Томас молчал, пытаясь разобраться в своих впечатлениях. Честно сказать, он занимался этим всю дорогу до Уинг-Коув вчера вечером, а потом и большую часть ночи. Но все еще не пришел к какому-то определенному заключению.
– Она совершенно не похожа на Мередит, – медленно произнес он. – Производит впечатление полной ее противоположности. День и ночь.
– Хорошая сестричка и плохая сестричка?
– Ну нет, сестрами они быть не могут – слишком уж разные.
Томас опять вспомнил тот первый миг, когда увидел ее. Леонора Хаттон была одета в темно-зеленые брюки и зеленый свитер. Черные волосы собраны в низкий пучок – кажется, он называется французский узел. Стильные очки в темной оправе очень ей шли: зеленые глаза казались ярче, а черты умного лица – еще более выразительными. И косметики он не заметил. Вот Мередит – та умела накраситься и быть эффектной. Но почему же тогда лицо Леоноры Хаттон стоит у него перед глазами, словно он видел ее не вчера вечером, а несколько минут назад?
Она оказалась для него полной неожиданностью. И все же кое в чем Томас был уверен. Эта девушка, так же как и он сам, привыкла добиваться результатов своими силами, не полагаясь на чью-то помощь или случай. И, поставив себе цель, она будет идти к ней, преодолевая любые трудности.
– А что она сказала по поводу премии? – нетерпеливо спросил Дэки.
– Назвала ее взяткой. Тогда я намекнул, что, раз уж она была так дружна с Мередит, нам нетрудно будет направить полицию по ее следу.
– Ты так сказал? А она что?
– Мисс Леонора Хаттон не любит, когда ей угрожают.
– Ну, было бы странно, если бы ей понравилось… – Дэки уставился на мерцающий экран компьютера и неуверенно сказал: – Знаешь, я тут думал… Деньги – это меньшая составляющая нашей проблемы.
– Да что ты говоришь? Ну так эта самая составляющая здорово вырастет после того, как аудит обнаружит недостачу.
– Я положу деньги на счет до начала аудиторской проверки. Никто и не узнает, что случилось.
– А позволь спросить, братец, где ты найдешь такую сумму?
– Ну, я закрою кое-какие счета…
– Черта с два, – негромко, но очень твердо отозвался Томас. – Я твой консультант по финансовым инвестициям, помнишь? И я уж прослежу, чтобы ты ничего подобного не сделал.
– Все можно устроить и без больших потерь…
– Забудь об этом. Деньги украла Мередит Спунер. Мы их найдем и вернем.
Дэки улыбнулся.
– Что такое? – проворчал Томас.
– Да так. Просто теперь у тебя тоже есть своя навязчивая идея. Я хочу узнать, кто убил Бетани, а ты хочешь найти деньги.
– Это важно, черт возьми!
– Вот и я о том же.
Томас поудобнее устроился в кресле и заметил:
– Мы становимся местными достопримечательностями. С определенной репутацией. В городе нас называют «чокнутыми братьями Уокер».
– Знаю.
Некоторое время они сидели молча. Ренч почесался и опять задремал.
Томас первым нарушил тишину.
– Мы должны найти деньги, – мрачно сказал он. – Это наш единственный шанс выяснить, что на самом деле произошло с Бетани и Мередит.
– Что я слышу? Ты поверил в мою теорию злого умысла?
– Давай скажем так: в ходе моей беседы с Леонорой возникли новые вопросы, и я хотел бы получить исчерпывающие ответы.
– Какие вопросы?
– Ты слышал сплетни о наркотиках?
– Это ложь! – Очки Дэки блеснули, а пальцы судорожно сжали шариковую ручку. – Бетани не употребляла наркотики!
– Леонора Хаттон клянется, что Мередит тоже не баловалась ими. – Томас наклонился, чтобы почесать псу уши.
– Да ты что? – Дэки бросил ручку и запустил пальцы в спутанную шевелюру. – Это уже интересно. А слухи опять поползли.
– Точно.
– А ты сам? Ты ведь знал ее довольно близко… хоть и недолго. Могла она принимать наркотики?
Томас молчал. Возможно, кому-то покажется глупым, но он не мог с уверенностью ответить на столь в общем-то несложный вопрос. Можно ли спать с женщиной и так мало знать о ней? Оказывается, можно. Впрочем, он мог бы поклясться, что при нем Мередит ничего такого не принимала и не выглядела как человек, находящийся под влиянием какого-либо химического препарата.
– До конца я не уверен, но, думаю, она слишком много сил и изобретательности вкладывала в разработку схемы мошенничества, а потому не могла себе позволить затуманивать мозги, – сказал он.
После продолжительной паузы Дэки грустно заметил:
– Не так уж много фактов.
– Да.
– Возможно, Леонора Хаттон все же согласится помочь нам. Томас промолчал. Почему-то он не был уверен, что хочет, чтобы Леонора Хаттон участвовала в этом деле.
Когда Томас и Ренч вышли из дома Дэки, дождь уже кончился, но холод и сырость остались. Тяжелые тучи висели низко, едва не цепляясь за верхушки елок. Несмотря на вымощенные камнем дорожки, под ногами периодически чавкала мокрая грязь. Вода в заливе, свинцово-серая и, несомненно, ледяная, была неспокойна. Словно кто-то большой ворочался на дне бухты, и рябь разбегалась в разные стороны от его беспорядочных метаний.
Томас пристегнул поводок к ошейнику пса, и они направились в сторону дома. Вообще-то Ренч мог обходиться и без поводка, но прохожие нервничали по этому поводу, и Уокер предпочитал не связываться. Он давно утвердился в мысли, то внешность часто бывает обманчива: сколько раз он сам производил на людей не слишком благоприятное впечатление. Должно быть, он и его четвероногий друг просто жертвы своей наследственности. Предки наградили их пугающей внешностью, и теперь с этим ничего не поделаешь.
По берегу вилась заасфальтированная дорожка, и в это время дня здесь было довольно людно: сторонники бега трусцой, спортивной ходьбы и другие приверженцы здорового образа жизни двигались плотным потоком. Гуляющие лентяи, такие как Томас Уокер и Ренч, вынуждены были уступать дорогу спортсменам.
По пути им повстречалось несколько собак. Ренч признал за ровню шоколадного Лабрадора и мощного ретривера; и холодно проигнорировал нечто мелкое, белое и пушистое, что ждало с ним подружиться.
Томасу нравились эти места. Живописный залив и небольшая бухточка выглядели очень романтично. Городок, одноименный с бухтой, раскинулся на ее берегах. Дома поднимались от кромки воды до вершин поросших лесом холмов. Конечно, это прежде всего был университетский городок, и все же Томасу здесь нравилось… До недавнего времени.
Путь к дому можно было существенно сократить, если воспользоваться пешеходным мостиком, соединяющим берега бухты. Ренч без промедления направился именно этой дорогой, и Томас не стал возражать.
Они перешли мост и на другом берегу увидели большой белый автомобиль, украшенный голубым с позолотой значком полицейского отдела Уинг-Коув. Эд Стовал сидел за рулем, и Уокер помахал ему. Эд кивнул и опустил стекло.
– Добрый вечер, – сказал Эд, и Томас удивился, с чего это он такой разговорчивый сегодня.
Начальник местного полицейского участка был невысок, сухопар, с редеющими, аккуратно причесанными волосами, и у него начисто отсутствовало чувство юмора. К Томасу он всегда относился несколько настороженно: словно тот был потенциальным Рэмбо, в любой момент готовым съехать с катушек.
Впрочем, это было не совсем безосновательно. Эд вел расследование обстоятельств смерти Бетани Уокер и за прошедшие месяцы не раз сталкивался с упрямым нежеланием братьев Уокер принять его версию событий. Стовал заявил, что считает Бетани самоубийцей, и полицейский эксперт подтвердил его слова. Дэки протестовал, и довольно громко. Какому полицейскому понравится заявление, что по вверенной его заботам территории разгуливает неизвестный убийца.
Администрация колледжа также не пришла в восторг от теории Дэки. Город был построен ради университета, и Юбенкс-колледж являлся основным работодателем для местных жителей. Академические круги и всякого рода пожертвователи были людьми консервативными; и разговоры об убийстве не приветствовались. С точки зрения Томаса, сохранение незапятнанной репутации превратилось у администрации колледжа в своего рода манию, хотя такого рода беспокойство было вполне оправданно. Если университет приобретет дурную славу, родители не станут посылать сюда детей, соответственно сократится и поток денежных поступлений.
Томас Уокер все прекрасно понимал, но, когда дело дошло до выяснения отношений с полицией, поддержал требование брата о проведении подробного расследования. Он не был уверен в правоте Дэки, но не мог его бросить. Просто не мог.
Дело все равно закрыли, а отношения с полицией остались натянутыми.
– Привет, Эд, – сказал Томас, останавливаясь у автомобиля. Он заметил, что Ренч с интересом обнюхивает переднее колесо. – Следите, не превышает ли кто-нибудь скорость во время бега трусцой?
Эд не улыбнулся в ответ на шутку. Впрочем, он никогда не улыбался.
– Выдалась свободная минутка, – сказал он своим обычным серьезным голосом. – Приехал полюбоваться видом и выпить кофе.
Тут Томас сообразил, что полицейский смотрит на кого-то из бегунов. Уокер проследил за его взглядом. Женщина тридцати с лишним лет, – а, пожалуй, что и ближе к сорока, – одетая в светлый спортивный костюм, целеустремленно двигалась по дорожке. Она была довольно мила, только очень уж серьезна и сосредоточенна. Взглянув на офицера повнимательнее, Томас без груда узнал симптомы: бедняга коп влюблен в дамочку в светлом костюме. На какой-то момент Уокер почувствовал симпатию, но потом напомнил себе, что это всего лишь полицейский, который считает Дэки психом.
– Ваша подружка? – небрежно спросил Томас.
– Встречались пару раз, – сдержанно ответил Эд. – Она гоже много времени проводит в «Тайной бухте».
Томас впал в ступор, услышав подобное. «Тайной бухтой» назывался один из книжных магазинов в городке. Подумать только, этот коп читает книги!
Небось психологические триллеры и детективы с запутанным до невозможности сюжетом.
– А кто она? – Томас с новым интересом разглядывал женщину.
– Элисса Керн, дочь профессора Керна.
– Надо же, а я и не знал, что у него есть дочь.
– Элисса рассказывала, что ее родители развелись, когда ей едва исполнилось пять лет. Мать забрала ее и уехала. Вся жизнь девочки прошла вдали от родителя. В прошлом году Элисса сама пережила развод и приехала сюда, чтобы познакомиться наконец с отцом. Не думаю, чтобы она нашла то, что искала. Керн пьет, и, если бы не штатная должность, его давно вышвырнули бы из университета.
– Да, я слышал, – отозвался Томас.
Все в городе знали, что доктор Осмонд Дж. Керн, достопочтенный профессор математики, медленно, но верно спивается. Помнится, Бетани очень восхищалась профессором и его трудами.
Керн сделал себе имя более тридцати лет назад, опубликовав некий математический алгоритм. Эта работа принесла ему кучу призов и премий, а также оказалась очень важной с точки зрения развития компьютерной индустрии. Кажется, с тех пор профессор больше ничем выдающимся не отметился. С другой стороны, он уже получил мечту любого ученого: пожизненную должность. И теперь от него ждали лишь проведения нескольких лекций и семинаров в год.
Тем временем Элисса Керн почти поравнялась с машиной. Она заметила полицейского и приветливо помахала. Стовал, на физиономии которого застыло почти мученическое выражение, поднял руку в ответ.
«С ума сойти, – подумал Томас. – Неземная страсть по меркам Эда Стовала».
Хотя кто он такой, чтобы кидать камень в чужой огород? У него самого в последнее время вообще никакой личной жизни нет.
– Эд, вы слышали сплетни о том, что Мередит Спунер баловалась наркотиками?
– Слышал, – отозвался Эд, провожая глазами фигурку Элиссы.
– Вчера я разговаривал с одним человеком, который знал ее очень близко. Она сказала, что Мередит ненавидела наркотики и никогда в жизни к ним не прикасалась. Вам это ничего не напоминает?
Вздохнув, Эд перевел взгляд на Томаса.
– Мы уже обсуждали это, Уокер.
– Просто хотел быть уверенным, что вы в курсе.
– Похоже, ваш братец опять взялся за свои выдумки. Передайте ему, что расследование обстоятельств смерти Бетани Уокер закрыто. И может быть возобновлено только в одном случае – если вы найдете реальные доказательства своих фантазий.
– Само собой. Всегда приятно знать, что вы открыты для новых предложений и готовы помочь людям.
– Вам надо заставить брата пообщаться с психоаналитиком. – Эд завел мотор и добавил: – А может, и самому пора туда же. Похоже, вы теперь тоже разделяете его безумные теории.
Краем глаза Томас увидел, что Ренч задрал лапу на колесо полицейской машины. К счастью, Эд не заметил такого вопиющего оскорбления офицера при исполнении: он собирался выруливать на дорогу.
Томас и Ренч посмотрели ему вслед, и хозяин сказал псу:
– Это было хулиганской выходкой.
Пес ухмыльнулся, и хозяин добавил:
– Что ж, может, я тоже схожу с ума, как Дэки, но, по крайней мере, я никогда не приезжал посмотреть, как женщина занимается физкультурой. Этот бедняга, должно быть, в полном отчаянии.
Ренч одарил хозяина многозначительным взглядом, и Томас поспешно сказал:
– Нет-нет, пожалуйста, не сравнивай. То, что мы стерегли квартиру в Лос-Анджелесе в ожидании мисс Хаттон, – совершенно другое дело. Ничего личного – только бизнес.
Некоторое время хозяин и пес молча шли по дороге, потом свернули на тропинку, которая взбиралась по поросшему деревьями склону холма к дому.
Томас остановился на пороге, достал из кармана ключи и отпер дверь. Уже в прихожей он отцепил поводок, и Ренч побежал в кухню к миске с водой. Томас снял куртку, повесил в шкаф и прошел в просторную комнату первого этажа. Барная стойка разделяла единое пространство на гостиную и кухню. Уокеру показалось, что в доме прохладно, и он направился к камину развести огонь. Вскоре комната наполнилась теплом и веселым блеском. Томас несколько месяцев потратил на то, чтобы уложить керамическую плитку так, как ему нравилось. Он покрыл ею не только пол, но частично стены и косяки. Иногда ему казалось, что он все же переборщил, но сейчас в свете камина дом выглядел удивительно уютным.
Проверив автоответчик, Уокер выяснил, что никто – в том числе и Леонора Хаттон – не оставил ему сообщения.
Он открыл шкаф, достал из пакета резиновую кость и бросил псу. Тот протрусил мимо, наподдав кость лапой.
– Это полезно для зубов, – заметил хозяин.
Псу явно было на это наплевать, а поскольку зубы у него были в полном порядке, Томас пожал плечами и пошел в мастерскую. Вход в нее находился прямо тут же, рядом с холодильником, и это была его любимая комната в доме. Здесь имелось огромное количество самых разнообразных инструментов: отвертки, молотки, рашпили, пилы – все разложено и развешано аккуратно по размеру. Вдоль стен стояли шкафчики со множеством ящиков, где хранились сверла, гвозди и прочие мелочи. В углу примостился мешок цемента, оставшийся от работ с плиткой. В центре мастерской стоял большой деревянный стол, а рядом – тиски. В этой комнате Томасу всегда особенно хорошо думалось, а сейчас он хотел без помех поразмышлять о загадочной девушке по имени Леонора Хаттон.
Почему-то он заранее убедил себя, что встретит такую же пройдоху, как мошенница Мередит. Но Леонора оказалась совершенно другой. Она даже не пыталась соблазнить его. И Томас вдруг пожалел, что не пыталась. Это было бы, несомненно, увлекательно. И гораздо интереснее, чем с Мередит.
Для Мередит секс был всего лишь средством достижения цели – и цель эта не имела ничего общего с оргазмом. Нет, Мередит овладела искусством соблазнения в совершенстве и использовала его расчетливо. Также, будучи хорошим ремесленником, она заботилась об инструменте – то есть тело ее было ухоженным и привлекательным. Но почему-то Томас довольно быстро уверился, что сама она не получает ни малейшего удовольствия от процесса.
Некоторое время его удовлетворяла ее изощренность в постели и то, что она не пыталась задеть его чувства. Так высоко они не поднимались – общение проходило на уровне примитивных инстинктов. Теперь-то, глядя в прошлое, Уокер понимал, что она пыталась использовать его и неминуемо бросила бы, осознав, что он не поддается манипулированию.
Мередит была лгуньей, мошенницей и воровкой. Но при этом в ней не было абсолютно ничего загадочного.
А вот Леонора оказалась полна тайн, и теперь, вспоминая их разговор, он начал сомневаться, что выбрал верный подход.
Леонора с нежностью смотрела на Глорию. Бабушка – ее семья. Родители погибли, когда девочке было всего три года, и дед с бабушкой вырастили и воспитали ее. Шесть лет назад Кэлвин умер, и они с Глорией остались вдвоем.
Бабушке больше восьмидесяти, но она никогда не выходит из дому, не сделав прическу и не накрасив губы. Обычно она носит элегантные брючные костюмы. Воротник неизбежно скроен в виде стоечки, чтобы прикрыть шею, – морщины, что поделать. Сегодняшний костюм удивительно подходил к ее зеленым глазам. На запястьях блестело несколько браслетов, а пальцы украшены кольцами. Большой ценности они не имели, но Глории нравился их блеск и то, как они оживляют туалет.
Леонора всегда видела в Глории образец для подражания. «Когда мне будет много лет, я стану так же одеваться, – думала девушка. – Да и вообще, если я смогу прожить жизнь так же, как моя бабушка, жалеть будет не о чем. Ведь бабушке никогда не было скучно».
– Неужели он действительно осмелился угрожать тебе? – с изумлением спросила Глория Вебстер внучку.
– Мне так показалось. По крайней мере, он определенно дал понять, что, если я не соглашусь сотрудничать, им с братом не составит труда подвести меня под обвинение в мошенничестве.
– Думаешь, он правда на это способен?
Леонора жевала креветку и обдумывала вопрос. Наконец нехотя ответила:
– Способен. Томас Уокер не показался мне болтуном.
– Похоже, он отчаянный парень.
– Отчаянный? – Это слово поразило Леонору. – Ну, не знаю. Скорее уж он очень уверен в своей правоте и готов идти до конца. Представь себе океанский лайнер. Так вот этого так же трудно свернуть с намеченного курса.
– Что ты говоришь! – Глория заметно оживилась. – А он большой, этот твой мистер Уокер?
– Да, как кирпичная башня.
– И такой же тупой?
– Ну нет. К сожалению, скорее наоборот.
– Но тогда этот человек совершенно не во вкусе Мередит.
– Знаешь, у меня сложилось такое же впечатление! Думаю, их связь продолжалась недолго. Наверняка Мередит бросила его, как только поняла, что этим человеком невозможно манипулировать, а, следовательно, он бесполезен для нее.
– Думаешь, она не смогла управиться с мистером Уокером?
– Уверена, что никто в целом свете не может контролировать Томаса Уокера, кроме самого Томаса Уокера.
Некоторое время они молчаливо отдавали должное запеченному картофелю. Потом бабушка улыбнулась и сказала:
– Так-так.
– И что это должно значить? – подозрительно поинтересовалась Леонора.
– Да ничего особенного, – нарочито небрежно отмахнулась Глория.
– Перестань. – Девушка решительно нацелила вилку на пожилую леди. – Немедленно перестань, бабушка. Я прекрасно знаю, что за мысли бродят у тебя в голове. И сразу говорю – нет, здесь ничего не будет.
– Конечно, милая, как скажешь.
Но Леонора продолжала смотреть на бабушку, нахмурив брови. Глория мечтала, чтобы внучка вышла замуж. С того момента как Леонора расторгла помолвку с Кайлом, бабушка начала активно интересоваться ее личной жизнью и явно считала, что ей стоит поторопиться с замужеством. Временами это начинало беспокоить девушку.
– Как ты полагаешь, Мередит действительно украла эти деньги? – спросила Глория, меняя тему.
– Вполне вероятно. Все-таки она была мошенницей.
– И еще какой!
– Проблема в том, что я не могу понять, какую именно цель преследует Томас Уокер, затевая это расследование, – медленно произнесла девушка.
– Ты сама сказала, что он хочет вернуть деньги фонда.
– А вдруг он их найдет, но не положит обратно на счет фонда?
– То есть ты думаешь, что он ищет деньги, чтобы присвоить их?
– Ну, в конце концов, он сам сказал, что полтора миллиона – очень большая сумма.
– Боже, как все запуталось!
– И это еще не все новости. – Леонора отложила вилку. – Только не волнуйся. Он намекнул, что есть вероятность того, что Мередит была убита.
Глория, которая в этот момент пригубила вино, закашлялась. Несколько секунд она просто не могла поверить в услышанное.
– Убита? – пробормотала она. – Но как же?
– Уокер подозревает, что у нее мог быть партнер, ну, сообщник, с которым они провернули аферу. А потом не поделили деньги.
– И кто же этот предполагаемый сообщник?
– Я.
– Ты? Чушь какая! У вас с Мередит никогда не было ничего общего!
– Томас Уокер не знает меня так хорошо как ты, бабушка.
– Возможно, что и так. – Глория пождала губы. – Еще более вероятным мне представляется следующий вариант: он просто придумал это, чтобы заставить тебя согласиться на сотрудничество.
– В этом-то и проблема. Я не знаю, что произошло на самом деле и что происходит и чему вообще можно верить!
– Как это похоже на Мередит, дорогая, – задумчиво сказала Глория. – Создать массу проблем и заставить других их решать.
После обеда Леонора отвезла Глорию в «Мелба-Крик гарденз», дом престарелых. Впрочем, сейчас так не говорят. Теперь модно называть подобные заведения коммунами, поселениями или сообществами пенсионеров. Завернув на стоянку для гостей, девушка вышла из машины и достала из багажника ходунки: очень легкое и удобное устройство, больше всего похожее на костыли на колесиках. Посредине имелось даже сиденье, которое позволяло хоть на короткий срок дать отдых больным ногам. Благодаря ходункам Глория могла перемещаться самостоятельно, не перетруждая ноги. Леонора помогла бабушке выйти из машины, и они вместе прошли в элегантно отделанный холл. Секретарь приветливо кивнула.
Пока стеклянный лифт неторопливо поднимался на третий этаж, женщины любовались окружающим пейзажем.
Когда двери открылись, бабушка с внучкой вышли в коридор, устланный коврами. Несколько дверей вели в отдельные квартиры. Около каждой двери была деревянная полочка. Обычно на нее ставили вазу с цветами, какие-нибудь безделушки или украшения к праздникам. Предполагалось, что каждый волен украсить ее по своему выбору. Леонору всегда забавляло, что духу соперничества оказались покорны все возрасты: каждый стремился придумать для своей полочки что-то оригинальное.
Когда они шли по коридору, одна из дверей распахнулась, и старик с остатками седой шевелюры оглядел их поверх очков.
– Добрый день, Херб, – поздоровалась Леонора.
– Здравствуй, Леонора. То-то мне показалось, что я узнал твою машину на парковке. Ну как, хорошо провели время?
– Да, ужин был чудесный, – радостно ответила Глория. – Потом нам будет хуже, но так это потом! И у меня полно всяких желудочных препаратов.
– Прекрасно выглядишь, Глория, – заметил Херб. – Этот оттенок зеленого очень идет к твоим глазам.
– Можешь не тратить время на комплименты, это не приведет тебя к заветной цели. Успел закончить колонку?
– Само собой, – гордо ответил Херб. – Я не увиливаю под разными предлогами. Не то что некоторые.
– Да ладно тебе, ворчун. У Ирмы действительно была веская причина не сдать статью вовремя: к ней приезжал племянник из Денвера.
– Ну и что! – Не сдавался Херб. – Ко мне две недели назад тоже приезжала племянница, но я все же успел сдать материал!
– В этот раз Ирма готовит действительно большую статью, – сказала Глория, надеясь успокоить рассерженного приятеля. – Она делает обзор всех отелей Лос-Анджелеса, где имеется оборудование для людей с ограниченными возможностями; в частности, удобные ручки в ванных комнатах и игорные столы, к которым можно подъехать в кресле. А я напишу подходящую к теме редакторскую статью, содержащую ряд острых вопросов.
– Каких? – с интересом спросила Леонора.
– Разных. Например, почему в большинстве отелей комнаты для людей с ограниченными возможностями, для колясочников особенно, располагаются в самом конце коридора и как можно дальше от лифта? И почему из этих комнат всегда открывается самый унылый вид?
Несколько месяцев назад Глория окончила компьютерные курсы для людей старшего возраста, после чего основала свое собственное электронное издание: «Глория газетт». Проект имел большой успех: газета пользовалась популярностью, и число подписчиков росло день ото дня.
– Скажите, Херб, чему на этой неделе посвящена колонка «Спроси совета у Генриетты»? – поинтересовалась Леонора.
– Милисент из Портленда поделилась своей проблемой: ее семья настаивает, чтобы она перестала водить машину. Сама она еще не готова отказаться от радостей вождения, но родственники очень настойчивы. Кроме того, один из ее друзей недавно попал в аварию, и это заставило ее сильно нервничать.
– Да, тут нелегко посоветовать что-то определенное, – задумчиво сказала девушка.
– Ничуть не бывало, – бодро отозвался Херб. – Я предложил Милисент подсчитать, сколько денег она сэкономит, если решит отказаться от машины: содержание гаража, страховка, расходы на ремонт и бензин. Ей вполне хватит на такси и еще останется.
– Херб, вы просто чудо! – с искренним восхищением воскликнула Леонора.
– Я знаю. – Херб бросил многозначительный взгляд на Глорию.
– И не думай даже, – мгновенно отозвалась та.
– Я настаиваю.
– Рано, Херб. Но я обещаю подумать.
– Черт, это несправедливо! – взорвался старик. – Я заслуживаю права подписывать колонку собственным именем. Меня уже тошнит от Генриетты! Я хочу, чтобы люди писали в колонку «Спроси совета у Херба».
– Согласись, Генриетта звучит гораздо лучше, – спокойно отозвалась Глория.
– Кого волнует, как это звучит? Дело в принципе! У меня есть своя журналистская гордость!
– Я ведь обещала, что подумаю, – так же спокойно повторила Глория и направилась по коридору к своей комнате. – Идем, дорогая, Хербу пора спать.
– Черта с два я лягу спать! – крикнул старик ей вслед. – Все равно последние двадцать лет меня мучает бессонница. И я хочу подписывать колонку своим именем, слышишь?
– Спокойной ночи, Херб.
Пока Глория доставала ключи от двери, Леонора прошептала:
– Мне кажется, бабушка, он к тебе неравнодушен.
– Не обращай внимания. Журналисты все такие: пойдут на все, лишь бы увидеть свое имя на газетной полосе.
Леонора ехала домой. В последнее время она жила в городке Мелба-Крик, что неподалеку от Сан-Диего. Несколько лет назад ей предложили место в администрации небольшой художественной школы. После смерти мужа Глория переехала поближе к внучке. Сначала они жили в одном доме в соседних квартирах. Но ноги все чаще подводили Глорию. Когда пожилая леди упала второй раз и несколько часов пролежала на полу, страдая от собственной беспомощности, она приняла решение перебраться в дом для пожилых «Мелба-Крик гарденз». Здесь имелись широкие коридоры, специально оборудованные ванные комнаты, звонки для вызова медсестры и персонал, который готов был прийти на помощь в любое время дни и ночи. Кроме того, тут обнаружилась масса интересных занятий: бридж с достойными противниками, аквааэробика и компьютерные курсы.
Глория объявила, что при принятии решения о переезде руководствовалась исключительно эгоистическими соображениями собственной безопасности и удобства, но Леонора прекрасно понимала: бабушка делает это ради нее тоже. Теперь она могла уйти на работу или даже уехать на несколько дней и не тревожиться, что Глория осталась одна и, случись что, не сможет даже позвать на помощь.
Леонора вошла в квартиру и сразу увидела мигающий огонек автоответчика. «Должно быть, Томас Уокер продолжает упражняться в тактике кнута и пряника», – подумала она, не желая признаваться, что ждет его звонка со странным волнением. Ох, сейчас она ему расскажет, что думает о кнутах, пряниках и шантажистах. Но самое главное – он позвонил первый – она может торжествовать.
Победно улыбаясь, она ткнула пальчиком в кнопку и тут же испытала глубокое разочарование. Из микрофона донесся голос ее бывшего жениха: «Лео, это Кайл. Дорогая, что случилось? Ты не отвечаешь на мои звонки…» – «А ты чего хотел?» – «Лео, нам нужно поговорить. Это очень важно для меня. Видишь ли, я имею все шансы получить в этом году должность преподавателя на кафедре английской литературы. И единственное препятствие – это твоя подружка, Хелен Тальбот. Она возглавляет комиссию, ответственную за принятие решения. И она видеть меня не может после того, что случилось в прошлом году. Но я надеюсь, все изменится, если ты позвонишь ей и скажешь, что мы расстались друзьями и ты ни в чем меня не винишь…»
Леонора стерла запись и постаралась справиться с разочарованием. Томас Уокер не позвонил, чтобы предложить ей пряник или пригрозить кнутом. Ну и ладно, и не к чему думать об этом. Это не любовная игра. Это состязание воли двух упрямых и независимых людей.
С чего это у нее возникли мысли о любовной игре? Не об этом сегодня надо думать… Но так трудно порой бывает заставить себя не думать…
На следующий день он тоже не позвонил. Но Леонора не верила, что такой человек, как Томас Уокер, может сдаться так легко. Он ждет, что она занервничает, сломается и позвонит первая. Не дождется.
Прошло еще два дня. Леонора проснулась и поняла, что ночь и беспокойные сны не принесли облегчения. Она сделала себе чашку крепкого чая и только потом включила свой ноутбук.
Там было только одно сообщение. От Мередит. И начиналось оно словами: «Весточка с того света».
«Должно быть, она хихикала, когда писала это», – подумала Леонора.
«Лео!
Если ты читаешь эти строки, то меня уже нет на этом свете. Я регулярно откладываю отправление этого сообщения, и если я не смогла это сделать в очередной раз… что ж, так получилось. Мурашки по коже, да? Еще мне неприятна мысль о том, что твоя бабушка была права, когда говорила, что я плохо кончу. Надеюсь, мой уход был ярким и запоминающимся событием.
Не буду тянуть. Я завещаю тебе все, чем владею. То есть около полутора миллионов долларов. Неплохая сумма для мелкой мошенницы, а? Мое величайшее достижение.
Твое наследство находится на оффшорном счете в банке Карибских островов. Учитывая, что это электронное послание не слишком конфиденциально, я не стану писать номер счета. Ты получишь ключ от банковской ячейки. Там хранятся номер счета и еще пара любопытных мелочей.
Прими бесплатный совет. Есть несколько человек, которые сильно расстроятся, когда узнают о пропаже денег. Говори всем, что мы не поддерживали отношений с тех пор, как я стала причиной разрыва твоей помолвки. Кстати, я по-прежнему уверена, что оказала тебе огромную услугу, избавив от Кайла. Он мелкий тип и изменил бы тебе с кем-нибудь еще. Поверь мне, милая, я знаю мужчин.
Если станет трудно – мало ли что, – обратись за помощью к человеку, которого зовут Томас Уокер. Вот его телефонный номер. Мы были вместе, но недолго, и он будет в ярости, когда узнает, что я сделала. У некоторых людей совершенно нет чувства юмора. Тем не менее, он один на миллион: ему можно доверять.
Надеюсь, ты будешь по мне скучать, хотя бы иногда. Знаю, что причиняла тебе много беспокойства, но ведь у нас были и хорошие времена, правда? Жаль, что не удалось попрощаться.
С любовью, Мередит».
Леонора все еще не могла оторвать глаз от монитора, вновь и вновь перечитывая письмо, когда раздался звонок в дверь. Человек из службы доставки протянул ей конверт. Она расписалась, закрыла дверь за посыльным и вскрыла конверт. Там был адрес банка в Сан-Диего и ключ от банковской ячейки.
Она приехала в банк с утра к моменту открытия. Часом позже она набрала номер Томаса Уокера и сказала:
– Нам нужно поговорить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн



интересно, можно почитать
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннЛидиЯ
4.01.2013, 20.45





Интересный, остросюжетный роман. Очень хорошая и неожиданная развязка. 9/10.
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннНастя
19.03.2013, 18.48





Интересный, остросюжетный роман. Очень хорошая и неожиданная развязка. 9/10.
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннНастя
19.03.2013, 18.48





очень интересно и захватывающе
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Эннюля
19.07.2014, 23.31





Если рассматривать это как детектив,то мне понравилось. Интрига закрученна лихо! Но если воспринимать это как любовный роман, то здесь нет ни страсти, ни вихря эмоций (лично для меня). Вообщем, какое-то двоякое ощущение осталось после прочтения, хотя этот автор пишет классно!!!
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннАлександра Ха 27
19.09.2015, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100