Читать онлайн Дымка в зеркалах, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Дымка в зеркалах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Единственным источником света в полутемной комнате был мерцающий экран монитора. Дэки разглядывал пакетики с порошком, которые брат выложил на стол. Сам Томас сидел в кресле и задумчиво чесал брюхо Ренчу. Пес извивался от удовольствия, задрав в воздух все четыре лапы.
Дэки выглядел потрясенным.
– Даже представить себе не мог, что вы рискнете вломиться к нему в дом. – Он покачал головой. – Хотел бы я видеть, как вы вываливались с черного хода, в то время как Роудс входил в парадную дверь.
– Все это кажется забавным сейчас, но, уверяю тебя, тогда мне было не очень весело, – сухо отозвался брат.
– Значит, чудное зеркало на черном бархате? Должно быть, это неплохо сочетается с его ненормальными глазами. Вообще выглядит интригующе.
– Не знаю, какие именно цели он преследует, но парень увяз в этом деле по уши. Он познакомился с Леонорой. Упомянул при ней имя Мередит. Думаю, хотел посмотреть, как она отреагирует. Из этого можно сделать вывод, что Роудс знает о деньгах.
– Слава Господу и Леоноре: деньги лежат себе тихонько на счетах, словно и не отлучались никуда.
– Но Роудс-то об этом знать не может!
– Он был в городе, когда умерла Бетани. – При этой мысли Дэки заметно помрачнел.
– Знаю. Но между ними нет ничего общего. Только слухи о наркотиках.
Дэки взял один из пакетиков и принялся разглядывать сине-зеленый порошок, который его братец позаимствовал в доме Алекса Роудса.
– Если это какой-то крутой синтетический препарат, то нам надо быть поосторожнее, – задумчиво сказал он. – Не хочу давать Эду Стовалу повод засадить нас.
– Ты можешь узнать, что это, не привлекая внимания к нашим поискам?
– Конечно. Я знаю одного аспиранта с химического факультета. Он сделает анализ по-тихому и за разумную цену.
– Хорошо бы раскопать что-нибудь на Роудса.
– Этим я займусь сам. И очень надеюсь, что теперь поиски окажутся более плодотворными.
– Ничего нового об убийстве Юбенкса обнаружить не удалось?
– Только то, что было в тех вырезках из газет. Себастьян Юбенкс, известный оригинал, был застрелен грабителем, которого он спугнул в доме однажды вечером. Полиция никого не поймала. Конец истории.
Руки Томаса сжали подлокотники кресла, но голос звучал ровно:
– Леонора предложила себя на роль Маты Хари. Собирается записаться к нему на прием якобы для лечения от стресса. Считает, что таким образом сможет подобраться к нему поближе и что-нибудь разузнать.
– Что ж, идея неплоха и вполне может принести нам некоторые дивиденды, – заметил Дэки.
– Мне плевать на дивиденды. Я не могу позволить ей так рисковать.
– Боюсь, девушка может не спросить твоего разрешения, – сказал брат.
Томас уставился на него тяжелым взглядом, и Дэки быстро поднял руки:
– Вспомни, что тебе говорила та женщина-психоаналитик, с которой у тебя был роман. Ты обожаешь все контролировать.
– Это вопрос обыкновенного здравого смысла, и мои пунктики тут совершенно ни при чем. – Томас выбрался из кресла и подошел к окну. Как жаль, что эти чертовы шторы закрыты. Ему просто необходимо видеть небо, и лес, и залив… – Я не могу позволить, чтобы она осталась один на один с этим мерзавцем. Он что-то замышляет, я это чую. Уверен, Роудс может быть опасен.
В полутемной комнате повисло молчание. Дэки в немом изумлении смотрел в широкую спину брата. Но слова, сорвавшиеся с губ, застали врасплох и самого Томаса. Он вдруг понял, что действительно не готов отпустить куда-то эту девушку.
Дэки откашлялся и неуверенно сказал:
– Я все понимаю. Вообще-то в твоих словах есть доля истины. Нельзя доверять парню с желтыми контактными линзами.
Уокер чувствовал, как его скулы заливает жаром. «Он думает, что я ревную, – понял он. Потом прислушался к собственным ощущениям. – Дэки прав, черт возьми. Я ревную, и еще как!»
Он уходил вчера из дома Леоноры и не мог думать ни о чем, кроме поцелуя, и как жаль, что продолжения не последовало… Ужасно не хотелось расставаться с ней, пусть даже до завтра. Вернувшись домой, Уокер провел несколько часов в мастерской и просверлил кучу отверстий в досках, из которых планировал сделать полки для шкафа. Но это занятие, обычно столь увлекательное, не помогло выкинуть из головы события последнего вечера.
Утром он повел Ренча на прогулку в лес, туда, где пес мог бегать без поводка. Больше часа они пробирались по мокрым зарослям. За это время Томасу удалось осознать новую реальность своего бытия. Он желает получить Леонору Хаттон. Он хочет ее так, как ничего не желал очень давно… с ранней молодости, наверное.
Как только он признал это, его мозг немедленно занялся привычной работой: планированием предстоящих действий. Должно быть, у него и впрямь нечто вроде мании все продумывать заранее. Ну и что с того? Говорят, все наши комплексы родом из детства. Вероятно, данный комплекс возник в одну из долгих бессонных ночей, когда они с братом сидели в детской, прислушивались к голосам ссорящихся родителей и боялись заснуть. Вдруг утром окажется, что их отец здесь уже не живет? С тех пор он предпочитал не оказываться в ситуации, которую не мог контролировать и исход которой от него не зависел.
А если он не мог справиться с чем-то физически, то переключался на контроль своего эмоционального состояния. И в этом Томас тоже значительно преуспел.
Взять, например, развод. Под конец он убедил себя, что его гораздо больше раздражает не сам развод, а потеря делового партнера, бизнес с которым шел вполне успешно. Хотя, может, дело было в том, что в действительности представлял собой его брак. Какой смысл начинать анализировать то, что давным-давно похоронено?
Отношения с Леонорой с самого начала были неправильными. Он знал, что не полностью контролирует ситуацию, что девушка слишком независима и умна, и это беспокоило его и заставляло нервничать.
Прежде чем отправиться к брату, он убил чуть ли не целый час, разбирая тумбочку в изголовье собственной кровати. В ящике нашлись фонарь, пульт дистанционного управления, какие-то провода, куча журналов по финансам, пачка носовых платков, три ручки и блокнот. И лишь в самой глубине Томас наконец нашел то, что искал, – упаковку презервативов. Две штуки он положил в бумажник, а остальные – обратно в тумбочку, но с самого края, так, чтобы их удобно было достать в любой момент. Даже в темноте.
Конечно, это трудно назвать планированием, но подобный позитивный жест позволил Томасу Уокеру с оптимизмом смотреть в будущее, а это не так мало.
Леонора вытянула из каталога ящик с буквой «С» и в ту же минуту услышала за стеной приглушенный вскрик, потом бормотание. Джулия Бромли и ее дружок Тревис опять проделывали свой фокус с исчезанием, используя забытую всеми лестницу для слуг.
Леонора прислушалась. Когда лестница перестала скрипеть и голоса смолкли где-то в дебрях третьего этажа, она задвинула ящик каталога и, стараясь ступать неслышно, выглянула в коридор. Зеркала таинственно мерцали на стенах, и кругом не было ни души. С первого этажа тоже не доносилось ни звука. Все ушли на ленч, сказала себе Леонора и направилась к потайной двери. Она толкнула панель, проскользнула в узкое пространство и позволила двери закрыться. Голоса Джулии и Тревиса вновь долетели сверху, потом скрипнули несомненно ржавые дверные петли, и все опять смолкло.
Леонора достала маленький фонарик, который сегодня утром предусмотрительно положила в карман. Узкий луч света запрыгал по крутой лестнице, которая, свиваясь огромным удавом, исчезала вверху. Леонора направила луч на первые ступени. Вся лестница была покрыта толстым слоем слежавшейся за многие годы пыли. Тропинка из отпечатков ног молодых людей свидетельствовала, что они совершали свое путешествие наверх довольно регулярно. Девушка начала подниматься. Ступеньки оказались настолько узкими, что каблуки ее туфель повисали в воздухе. Как, интересно, слуги умудрялись ходить здесь с тяжелыми серебряными подносами, со стопками белья и тому подобным? Так и шею сломать недолго.
Где-то на полдороге к третьему этажу одна из ступенек издала под тяжестью ее тела душераздирающий скрип. Это и был тот предательский звук, который выдал парочку в прошлый раз, догадалась Леонора. Вот и верхняя площадка. Здесь девушка нашла еще одну дверь. Она погасила фонарик и осторожно толкнула створку. Дверь нехотя повернулась на скрипучих петлях.
Леонора оказалась в длинном коридоре. Он был гораздо уже, чем на втором этаже. «Должно быть, раньше тут находились спальни наименее важных гостей и помещения для слуг», – подумала она. В коридоре было полутемно, так как единственным источником света служили узкие и не слишком чистые окошки в торцевых стенах.
Ковров на полу не наблюдалось, а паркет, судя по его состоянию, последний раз натирали очень и очень давно. В пыли виднелась цепочка следов, и Леонора двинулась по этой дорожке.
Стены, как и на других этажах, были сплошь завешаны зеркалами. Но эти экземпляры коллекции Натаниэла Юбенкса производили еще более мрачное впечатление. Рамы местами сильно облезли и потрескались, а поверхность зеркал потемнела и кое-где пошла пятнами. Имелись трещины и изрядное количество паутины, а также разбитые экземпляры с частично выпавшими стеклами. И все до одного покрывал такой слой грязи, что девушка не могла узнать собственное отражение. Кое-где на стенах виднелись лишь светлые пятна. Наверное, все ценные экспонаты переместили вниз, а здесь образовался своего рода склад. Интересно, не тут ли Алекс Роудс позаимствовал то необыкновенное зеркало?
В коридоре имелась также кое-какая мебель, выполненная в викторианском стиле. Вдоль стен стояли два длинных тяжелых стола, а в конце коридора маячил высокий шкаф для каталога.
Следы закончились у одной из дверей. Леонора прислушалась. Приглушенные звуки довольно быстро обрели смысл:
– О да, о да, давай, детка… О да, так хорошо…
Голос Тревиса становился все ниже, и, наконец, он глухо зарычал, что служило неопровержимым доказательством полученного удовлетворения.
Леонора покраснела. Ей стало неловко, что она подглядывает за людьми, которые занимаются сексом. Ну, вернее, не подглядывает, так как сквозь дверь не видно, но все же…
Она торопливо отошла от двери. Ответ на вопрос, куда исчезают Джулия с Тревисом, теперь известен, и пора уходить… Хотя, раз уж она здесь, почему бы не провести небольшую рекогносцировку местности?
Леонора шла по коридору, с интересом рассматривая зеркала и заглядывая в открытые двери, когда сзади раздался скрип ржавых петель. В панике она юркнула за ближайший шкаф и затаила дыхание.
– Тревис, ты что, рехнулся? – услышала она резкий голос Джулии. – Посмотри на себя! Хоть бы молнию застегнул! Миссис Бринкс выгонит меня, если что-то заподозрит, а я не могу позволить себе потерять эту работу.
– Не ори. – Негромкий шуршащий звук, и Тревис насмешливо спросил: – Теперь все в порядке? Смотри, я аккуратен и даже изящен.
– Я серьезно, Тревис! – Голос девушки стал еще более пронзительным. – Если меня уволят, ты очень пожалеешь – уж я позабочусь!
– Да не психуй ты, все будет нормально. Ну, готова к возвращению?
– Да, пошли скорее.
Заскрипела дверь потайной лестницы, и Леонора услышала следующий вопрос Тревиса:
– С чего вообще такая спешка? Бринкс умотала на ленч в город, значит, ее не будет по меньшей мере час.
– Мне сегодня нужно кое-что сделать, если представится удобный случай, – ответила Джулия.
– А что именно?
Дверь со стоном закрылась, и Леонора не разобрала ответ. Она выждала некоторое время, вслушиваясь в тишину покинутого помещения, потом вышла из своего укрытия и решила вернуться на второй этаж. Спускаться вниз по узким ступеням оказалось намного труднее, чем подниматься. Ей пришлось двигаться осторожно и медленно, освещая фонариком каждую следующую ступеньку. Она посмотрела вниз: осталось не так далеко. Вот тонкая полоска света на стене – выход в коридор второго этажа. И вдруг на соседней стене Леонора увидела точно такую же – ну разве чуть более бледную – полоску света. Она всегда хорошо ориентировалась в пространстве, а потому сразу же поняла, что именно находится за очередной потайной дверью – ее кабинет в библиотеке. Что ж, теперь стало понятно, каким образом ей удалось услышать Джулию и Тревиса, когда они ходили туда-сюда по лестнице. Дверь пропускала звуки лучше, чем стенные панели.
Девушка продолжала спускаться, двигаясь осторожно и по возможности бесшумно. Очень не хотелось, чтобы кто-нибудь услышал шаги и отправился выяснять, кто именно бродит по потайной лестнице. Подобная неловкая ситуация ей не нужна, а потому двигаться надо осторожно и тихо. Вот и площадка. Вторая дверь, ведущая в библиотеку. Леонора стояла, глядя на узкую полоску света. Так, представить себе помещение… Ага, за этой дверью должен находиться картотечный шкаф. Вероятно, несколько лет назад кто-то решил, что раз слуги больше не используют лестницу по назначению, то можно загородить этот кусок стены каталогом.
Довольная своей проницательностью, Леонора уже собиралась выключить фонарик и выскользнуть в коридор, как вдруг краем глаза заметила блеск золота на полу. Она присела и посветила вниз. Из-под закрытой двери торчал кончик цепочки – то ли браслет, то ли ожерелье. Он был совершенно невидим в темноте, и если бы она не заметила эту дверь и не принялась ее разглядывать, обводя фонариком, она никогда в жизни не заметила бы безделушку.
Как, черт возьми, могла попасть сюда эта вещица? Если кто-то положил ее на шкаф с картотекой, то она вполне могла свалиться за шкаф – это понятно. Но каким образом она могла застрять под дверью, которую не открывали бог знает сколько лет?
Любопытство и предчувствие чего-то важного заставили ее забыть об осторожности. Она выпрямилась и положила руки на дверь – нужно попробовать открыть ее, чтобы достать цепочку.
И в ту же секунду Леонора замерла: в библиотеке кто-то был. Она затаила дыхание, прислушалась, и спина вдруг покрылась холодным потом: вот звук открываемого ящика… пауза… закрылся. Теперь следующий. Некто торопливо, но тщательно обыскивал ее кабинет. Через несколько минут возня стихла, и раздались звуки удаляющихся шагов. Леонора метнулась к другой двери и дождалась, пока некто, интересовавшийся ее вещами, прошел мимо. Через несколько секунд она осторожно приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Джулия Бромли как раз исчезала в направлении главной лестницы.
Пообещав себе, что подумает об этом позже, Леонора вернулась к двери, ведущей в библиотеку. Ее надо открыть, но как? С той стороны тяжеленный деревянный шкаф с картотекой, поэтому толкать бесполезно. Придется открывать на себя.
Леонора решила вернуться в кабинет и поискать линейку или еще что-нибудь, что сошло бы в качестве рычага. Потом, присмотревшись, заметила неровность на дверной панели. Как раз хватит места, чтобы зацепиться пальцами. Она тянула и тянула, вкладывая все силы и весь – что скрывать – страх, и, наконец, старые ржавые петли заскрипели и дверь открылась. Прямо перед ней была солидная дубовая панель – задняя стенка каталога. Леонора направила свет фонарика на пол и увидела браслет. И узнала его даже раньше, чем взяла в руки. Сжав безделушку в кулаке, она закрыла дверь в кабинет, выскользнула в коридор и поспешила в библиотеку.
Стоя на пороге кабинета, девушка внимательно огляделась. Ручка лежит не на месте и блокнот тоже… Если бы она не знала, что кто-то рылся в ее вещах, то ничего бы не заметила. Она вытащила сумочку из нижнего ящика стола и заглянула внутрь; сомнений не было – Джулия перебирала ее документы. Леонора открыла бумажник и убедилась, что деньги и кредитки на месте. Это заставило ее задуматься: если девчонка не собиралась стянуть немножко денег, зачем же она обыскивала вещи?
Томас вышел из мастерской, и Ренч удивленно воззрился на хозяина – что-то сегодня рано. Уокеру не хотелось признаваться, что даже любимое дело не заставило его забыть недавние события, он места себе не находит… Поэтому хозяин как ни в чем не бывало спросил пса:
– Гулять пойдешь?
Ренч, радостно помахивая хвостом, потрусил в сторону двери. Томас взял куртку, ключи и бинокль и вышел на улицу. Ренч с готовностью запрыгнул на пассажирское сиденье машины, Томас устроился за рулем, и они поехали. Он поставил машину там же, где и прошлый раз, – за пустым коттеджем по соседству с домом Алекса Роудса. Некоторое время они шли по мокрому лесу и вскоре оказались на месте, которое Томас еще накануне счел идеальным наблюдательным пунктом. Ренч бродил вокруг, принюхиваясь, а Томас поднес к глазам бинокль. У него не было уверенности, что сегодняшнее наблюдение даст какие-нибудь результаты. Это просто был способ занять себя – и чем он хуже любого другого времяпрепровождения?
Час спустя он готов был признать бессмысленность этой затеи и вернуться к машине, как вдруг к дому Роудса подъехал небольшой видавший виды «форд». В нем приехала молодая девушка, одетая в джинсы и красную кожаную куртку. Волосы собраны в конский хвост.
– Что-то она не похожа на клиентку, – пробормотал Томас, обращаясь к псу. – Если ездит на этой развалине, то уж точно не может позволить себе покупать у Алекса биодобавки. Зачем же она приехала?
Уокер собирался выглянуть в окно гостиной и проверить, не зажегся ли свет в домике Леоноры. Удерживала его лишь мысль, что это будет уже двенадцатое выглядывание за сегодняшний вечер. И тут он услышал шум ее автомобиля. Она приехала! К нему! Сама! Напряжение, томившее его весь день, сменилось радостным возбуждением.
– Эй, Ренч, это хороший знак, верно?
Ренч ничего не ответил: он был занят тем, что выбирал гостье подарок среди своих любимых игрушек.
Томас распахнул дверь. Леонора стояла на пороге, и вся ее фигура выражала крайнюю степень напряжения и тревоги. К сожалению, она была совершенно не похожа на женщину, которая ищет сексуальных радостей.
– Что случилось?
Леонора протянула ему золотой браслет:
– Я нашла его сегодня. Он принадлежал Мередит.
Она вошла в холл. Ренч уже спешил ей навстречу с подношением. Уронив к ногам гостьи сильно пожеванную синтетическую косточку, он уставился на нее умильным взглядом.
– Спасибо, Ренч. Чудесный подарок.
Девушка взяла в руки кость и погладила пса по голове. Тот выглядел весьма довольным.
Томас помог Леоноре снять куртку. Она прошла в гостиную и остановилась у окна, обхватив руками плечи.
Уокер внимательно осмотрел браслет. На цепочке была пластинка с именем Мередит.
– Я подарила его Мередит, когда она окончила колледж с прекрасными результатами по всем предметам, – сказала Леонора, по-прежнему глядя в окно. – Правда, потом оказалось, что она влезла в базу данных канцелярии и исправила свои настоящие оценки на более высокие.
– Где ты его нашла?
– В библиотеке, позади каталога. Он застрял в двери потайной лестницы… Знаешь, она никогда не снимала этот браслет. Он был на ней даже в тот день, когда я застала их с Кайлом в постели.
Томас внимательно взглянул на Леонору. Она по-прежнему стояла к нему спиной, словно глаз не могла оторвать от вида за окном. Но в голосе ее появилось напряжение, этакий стеклянный звон. Это встревожило его. Но мужчина есть мужчина, и глаза Уокера жадно разглядывали ладную фигурку, на которой плотно сидели брючки цвета хаки и шелковая блузка того же оттенка, но несколько светлее. Волосы собраны в низкий узел, как обычно.
– Да, я тоже его помню, – сказал он, вновь взглянув на браслет, и тут же пожалел о своих словах.
Девушка искоса посмотрела на него. Глаза блеснули холодно, едва ли не презрительно.
– Я не могу притворяться, что между мной и Мередит ничего не было, – сердито сказал он.
– Это ни к чему, раз я знаю правду, – резко возразила она. – К тому же кругом и так предостаточно лжи и недомолвок.
Томас сделал три быстрых шага и оказался у нее за спиной. Он не касался Леоноры, но чувствовал ее теплый запах, и от этого гнев лишь становился сильнее.
– Признай, что проблема состоит в том, что ты хочешь меня, – настойчиво продолжал он. – Хочешь так же сильно, как я хочу тебя. Но ты все время ставишь между нами Мередит.
– Давай лучше поговорим о делах.
– Черта с два мы будем говорить о делах! Давай сначала кое-что проясним. Мне все время кажется, что ты рассматриваешь меня как очередной трофей в коллекции Мередит.
– Это не так.
– Думаю, это именно так, и мне не нравится, что ты столь низкого мнения о моем уме, зрелости и самообладании.
– Я никогда ничего подобного не говорила.
– А и не нужно говорить. Ты не раз давала это понять. Не нужно думать, что я девятнадцатилетний сопляк, у которого гормонов больше, чем мозгов, и который делает не то, что велит ему сердце, а то, что хочет его член.
– Не нужно из-за этого так злиться.
– Поздно, я уже разозлился. И хочу, чтобы ты поняла, что именно меня бесит больше всего: твоя уверенность, что я не мог противостоять чарам Мередит. Или ты думаешь, что она обладала сверхъестественной властью над мужчинами? Была сиреной, которая кушала на завтрак таких слабаков, как твой бывший жених?
– Я никогда не называла тебя слабаком.
– Хочу, чтобы ты уяснила – я не такой, как этот твой Кайл.
– Я знаю. – Она наконец повернулась к нему лицом. – Ты совсем другой.
– Спасибо и на этом. – Он придвинулся ближе и продолжал: – У нас с Мередит были очень недолгие отношения. Угадай, кто их разорвал?
Сделав шаг назад, Леонора уперлась в подоконник.
– Уверена, что ваши отношения прекратились по инициативе Мередит, – так бывало всегда. И мне совершенно не нужны подробности.
– Еще чего! Мы уже по самые уши в подробностях! – Он уперся рукой в стену, отрезая ей путь к отступлению, и склонился ниже. – И вот еще что: отношения разорвал я. Я, а не Мередит. Хочешь знать почему?
– Ну, – она откашлялась, – наверное, у тебя были причины.
– Ты чертовски права. И основная причина – скука. Мне стало смертельно скучно.
– Скучно? – тупо повторила Леонора. – С Мередит?
– Да, именно так. Весь этот суперский секс, за которым ничего не стоит, надоедает ужасно быстро. И как только я понял, что мне интереснее класть плитку в ванной, чем обедать с Мередит, я решил, что пора заканчивать. Ты не представляешь, как трудно разговаривать с женщиной, которая непрерывно наблюдает за тобой и анализирует все ответы.
– Плитка в ванной? – задумчиво протянула Леонора. – Надо же, никогда прежде я не слышала, чтобы мужчина так сильно заскучал в компании Мередит.
– Приятно познакомиться. Я тот самый мужчина.
Выпустив пар, Уокер отошел от окна и только тут осознал, что все еще сжимает в руке золотой браслет. Он небрежно кинул его в направлении Леоноры, и та поймала безделушку быстрым движением.
– Даже не знаю, зачем я все это говорил и объяснял, – буркнул он. – Только время зря терять.
– Не думаю. – Леонора смотрела на золотую цепочку.
– А я так уверен – потеря времени и ничего больше! – Он отошел к стойке, прислонился к ней спиной и, скрестив руки на груди, сказал: – И вообще, как ты верно заметила, у нас есть масса действительно важных вопросов для обсуждения.
– Позволь мне сказать еще пару слов, прежде чем мы сменим тему разговора.
– И что же ты желаешь мне сказать?
– Я никогда не считала тебя одним из экспонатов коллекции Мередит.
– Еще как считала!
– Нет. Честно. С первой же встречи я поняла, что ты не ее тип мужчины. И я никак не могла понять, зачем ей вообще понадобилась эта связь. – Она помолчала секунду, перебирая пальцами браслет, потом продолжала: – Когда я узнала о деньгах, все встало на свои места. Мередит могла устроить для тебя целое представление, надеясь получить нужную информацию.
– Если ты пытаешься таким интересным способом дать мне понять, что я не соответствую высоким стандартам Мередит в плане секса, лучше замолчи, и немедленно. Такой удар по мужскому самомнению может оказаться фатальным.
Она рассмеялась, и Томас растерялся. Что за женщина! И к чему этот дурацкий разговор?
– Я вовсе не пытаюсь задеть твою мужскую гордость. – Она вдруг словно решилась на что-то и быстро продолжила: – Раз уж у нас такой откровенный разговор, то позволь мне объяснить. Говоря, что ты не относишься к тому типу, который привлекал Мередит, я хотела сказать, что она никогда не тратила время и силы на мужчину с характером, отношения с которым могли обернуться сложностями.
– Ах вот как, так связь со мной чревата осложнениями?
– Да. И Мередит не могла не учуять этого.
– Ты думаешь?
– Уверена. Видишь ли, Мередит никогда не любила мужчин. Она как-то призналась мне, что не получает удовольствия от секса. В лучшем случае ей удавалось смотреть на занятия сексом как на физические упражнения… Ну, что-то типа бега трусцой.
Он молчал, вспоминая, как у них было. Честно сказать, было не очень.
– Я подозревал, что не все ладно, – признался он наконец. – Но винил себя.
– Ты совершенно ни при чем.
– Она предпочитала женщин?
– Нет. Она вообще не любила секс. Помнишь, я как-то рассказывала тебе, что в жизни ее матери был период, когда мужчины довольно часто менялись в их доме?
– Помню.
– Один из них изнасиловал Мередит, когда ей было десять.
– Ах ты черт…
– Да. Кое в чем ей так и не удалось преодолеть последствия той травмы. То есть с возрастом она поняла, что мужчины восхищаются ее телом, и научилась использовать этот факт с выгодой для себя. Но удовольствия она от этого не получала.
– Да, это кое-что объясняет.
Некоторое время они молчали, и тишину нарушало лишь потрескивание огня в камине.
– Ты правда думаешь, что отношения со мной чреваты осложнениями? – спросил он.
– О да. Эти отношения будут несомненно интересными, но сложными. Ты нелегкий человек.
Леонора села на диван и положила браслет на кофейный столик. Уокер наблюдал за ней, потом взъерошил руками волосы и сердито сказал:
– Не я один такой нелегкий.
Он удивился, увидев, что она улыбнулась в ответ.
– Мне это кажется комплиментом. Не хотелось бы показаться слишком простой.
– О нет, Леонора Хаттон, никто не назовет тебя простой и понятной женщиной.
– И тебя, Томас Уокер, никто не рискнет назвать простым и легким человеком. И к чему же этот разговор привел нас?
– Он привел нас к очень интересной мысли. – Уокер подошел к Леоноре и мягко поднял ее на ноги. – Говорят, что два минуса дают плюс. Может быть, роман двух трудных людей окажется легким?
– Вряд ли легким. – Она обвила его шею руками. – Но уж скучно нам точно не будет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн



интересно, можно почитать
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннЛидиЯ
4.01.2013, 20.45





Интересный, остросюжетный роман. Очень хорошая и неожиданная развязка. 9/10.
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннНастя
19.03.2013, 18.48





Интересный, остросюжетный роман. Очень хорошая и неожиданная развязка. 9/10.
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннНастя
19.03.2013, 18.48





очень интересно и захватывающе
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Эннюля
19.07.2014, 23.31





Если рассматривать это как детектив,то мне понравилось. Интрига закрученна лихо! Но если воспринимать это как любовный роман, то здесь нет ни страсти, ни вихря эмоций (лично для меня). Вообщем, какое-то двоякое ощущение осталось после прочтения, хотя этот автор пишет классно!!!
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннАлександра Ха 27
19.09.2015, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100