Читать онлайн Дымка в зеркалах, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Дымка в зеркалах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Уокер плавно затормозил и выключил мотор автомобиля. Они сидели молча, и Леонора думала, каким удивительно дружеским получается их молчание. Оказалось, что она очень остро ощущает присутствие Уокера, и мысль, что рядом такой надежный, такой… настоящий мужчина, доставляла спокойную радость. Девушка вдруг поняла, что не хочет расставаться с ним. Осознав этот факт и не на шутку встревожившись, она поторопилась вернуться мыслями к их недавнему совместному приключению.
– Поверить не могу, что мы это сделали, – сказала она.
– Ну, для меня это тоже был первый взлом, – отозвался Томас. – Когда мне хочется острых ощущений, я обычно хожу в магазин и разглядываю инструменты. Отвертки всякие…
– Нас могли арестовать.
– Вряд ли.
– Если бы Алекс застукал нас в доме, он имел бы полное право сдать нас полиции.
– Это верно. Но ему пришлось бы объясняться по поводу украденного в Зеркальном доме зеркала. Что-то подсказывает мне, что он не жаждет дать Эду Стовалу возможность заглянуть в его шкаф и взять пару образцов на пробу.
– Но вы же не думаете, что Алекс продает наркотики?
– Кто знает, что за зелье варит этот парень? Но даже если это что-то безобидное – сахарный песок, например, он наверняка не захочет вмешательства полиции. Ведь тогда все узнают, что он мошенник.
– Все равно. – Леонора никак не могла поверить в то, что рискнула на подобное безрассудство. – Это самый глупый поступок в моей жизни.
– Если брать десять баллов за высшую оценку, то мы заработали двойку.
– Двойку… Вы хотите сказать, что совершили когда-то еще большую глупость?
– Да. Я женился. Это и был самый безумный, вернее, бездумный поступок. Впрочем, я был тогда существенно моложе. Безумства юности, так сказать. Теперь это оправдание уже не сработает. Я стал взрослым.
– Что ж, вынуждена признаться, что не так давно я тоже совершила глупость, худшую, чем проникновение в чужой дом. Я обручилась с профессором Кайлом Деллингом.
– И что же случилось с вашей помолвкой?
– Однажды днем я пришла домой и обнаружила его в постели с Мередит.
– Вот это да! – Томас поморщился.
– Мередит все подстроила специально. Позвонила мне на работу и сказала, что случилось что-то ужасное и я должна немедленно бежать к себе. Когда я примчалась домой, они как раз кувыркались в постели.
– Но зачем? Зачем ей понадобилось довести все до вашего сведения, да еще столь жестоко?
– Самое забавное – Мередит была абсолютна уверена, что оказывает мне услугу. Она хотела убедить меня, что Кайл слаб и недостоин моего доверия. – Леонора обхватила себя за плечи. – Но я не уверена, что это был такой уж честный тест.
– В каком смысле?
– Я ни разу не встречала мужчину, который мог бы сопротивляться чарам Мередит.
Леонора наконец открыла дверь. Когда она повернулась к Томасу, тот заметил, что, несмотря на улыбку, девушка очень бледна.
– То ли я простудилась, то ли начинаю нервничать постфактум, но мне срочно нужна медицинская доза алкоголя, – сказала она. – Согреться и успокоиться. Вы будете?
– Само собой!
Как хорошо! Леонора почувствовала огромное облегчение. Было бы ужасно остаться одной теперь, когда ее нервы не на шутку расшалились. Все-таки здорово иметь такого партнера.
– Туман опять опустился, – продолжала она, стараясь, чтобы голос звучал естественно. – Вы могли бы остаться на обед. – «Будем надеяться, что приглашение не выглядит слишком откровенным». – Ни к чему рисковать головой на такой ужасной дороге.
– Спасибо, я с радостью пережду, пока туман немного поднимется.
Леонора ждала, пока он обойдет машину и поднимется на крыльцо. Потом выбрала из связки нужный ключ и вставила его в замок, радуясь, что фонарь над крыльцом исправен. Иначе ей пришлось бы порядком повозиться – вокруг стало совсем темно.
– Наконец-то! – воскликнула девушка, входя в дом и зажигая свет.
Она быстро взглянула на себя в зеркало и чуть не застонала. Красавица, нечего сказать: волосы растрепались, и от узла на затылке остались лишь воспоминания, щеки словно осунулись за один вечер, а в глазах читалось явное напряжение, почти страх. Темный свитер грубой вязки не оживлял тоскливую картину.
Томас сбросил куртку и подошел к Леоноре. Он встал сзади, и глаза их встретились в зеркале. Он выглядит потрясающе, подумала девушка. Спокойный, надежный. Ей вдруг захотелось повернуться и прижаться к его широкой груди. Спрятать лицо, и чтобы он держал ее крепко-крепко.
Уокер осторожно положил большие, тяжелые ладони ей на плечи:
– Не переживайте. Это просто реакция на недавнее волнение. Все пройдет.
– Я знаю.
Возможно, он рассчитывал, что его прикосновение будет иметь успокаивающий эффект, но Леонора почувствовала, как внутри возникает возбуждение. Словно в крови вдруг забурлили пузырьки шампанского. Нет, теперь ей недостаточно было бы просто уткнуться ему в плечо в поисках безопасности и спокойствия. О нет, теперь она желала большего. Ее взгляд остановился на его губах. Интересно, каково это – целовать Томаса Уокера? А если он поцелует ее в губы и не только? Накроет ладонями ее груди… А потом проведет руками ниже, по талии и бедрам.
О чем он думает, глядя на нее в зеркало? Вдруг о том же?
Нет, так нельзя. Это все нервы и проклятый адреналин. Нужно взять себя в руки.
– Пойду налью вина, – поспешно сказала девушка. Она устремилась в кухню и развила бурную деятельность, разыскивая бутылку, выставляя бокалы… Потом принялась сражаться со штопором. Когда она наконец вернулась в гостиную, Томас уже развел огонь в камине.
Принимая бокал вина, он ненароком коснулся ее руки. И тотчас новый разряд – не ток, но возбуждение – волной прокатился по телу девушки. Она торопливо отдернула руку и сделала шаг в сторону так резко, что едва не потеряла равновесие.
– С вами все в порядке? – с тревогой спросил Уокер.
– Да, просто еще немного нервничаю. – Леонора поспешно отпила вино и огляделась вокруг, ища какую-нибудь банальную и спокойную тему для разговора. – Вы купили этот дом вместе с обстановкой?
– Нет, мебель я взял напрокат. Компания предлагала на выбор три варианта обстановки. Я выбрал тот, который приглянулся мне больше других. А что, вам не нравится?
– Да нет, все очень мило. – Она долила себе еще вина. – Кое-что явно великовато для этого коттеджа. Кровать, например. – Ох, что-то она не то говорит. Пожалуй, не стоит упоминать кровать. – Но зато диван просто замечательный.
– Да, кровать большая, это точно. Помню, когда ее привезли, я вообще усомнился, что она пройдет в комнату. Когда выбираешь мебель, как-то автоматически прикидываешь на себя, верно? А я люблю спать на большой кровати.
Леонора не смогла придумать достойного и безобидного ответа, а потому решила промолчать. Некоторое время они созерцали огонь, пылающий в камине. Леонора пыталась заставить себя думать о всяких важных вещах: странном зеркале в доме у Алекса, его цветных линзах и множестве флаконов в шкафу. Когда девушка решила, что тема больших кроватей забыта окончательно, она задумчиво сказала:
– Интересно, какое отношение Алекс имеет к нашему делу?
– Трудно сказать, какую именно игру ведет этот парень, но он замешан в чем-то предосудительном, это сразу видно.
После небольшого колебания Леонора заметила:
– Он сказал, что переехал в Уинг-Коув более года назад. Это значит, что он уже был в городе, когда умерла Бетани.
Томас задумчиво крутил в пальцах бокал.
– Насколько я знаю, Роудс никогда не встречался с Бетани. Она не посещала его терапевтических сеансов и не принимала зелье, которым он торгует. В этом я уверен. Если бы что-то подобное имело место, Дэки был бы в курсе, ведь он присматривал за ней…
– Что значит – присматривал за ней?
– Бетани была немножко не от мира сего. Всегда так поглощена своей работой, что ей нужен был не муж, а скорее нянька и опекун.
– Я таких встречала, – кивнула Леонора. – Они могут объяснить суть вещей и смысл жизни, но не в состоянии надеть одинаковые носки.
– Точно, именно такой она и была. Дэки заботился обо всем: покупал ей одежду, записывал к зубному врачу и напоминал о визите, покупал продукты и вообще вел дом.
– Может, в этом и заключается его нынешняя проблема?
– В каком смысле?
– Помните, я говорила, что частично его депрессия может объясняться какими-то нерешенными вопросами, которые супруги не успели выяснить?
– И что?
– Само собой, это всего лишь предположение, но подумайте, что получается. Допустим, Дэки женился на Бетани, потому что рыцарская часть его натуры стремилась именно к такой цели: опекать кого-то, заботиться… Но через несколько лет брака такое положение дел стало казаться ему менее привлекательным. У них могли возникнуть проблемы, непонимание. А потом она умерла – прежде чем они успели уладить свои разногласия.
Томас долго смотрел в огонь, затем задумчиво сказал:
– Мне нравилась Бетани, но я совершенно точно знаю, что не смог бы жить с ней. Она никогда и ничего не делала для брата. Она лишь позволяла ему заботиться о своей персоне и восхищаться ее одаренностью. Не знаю даже, любила ли она Дэки. Наверное, просто находила его полезным.
– Могу я задать личный вопрос: а что случилось с вашим браком? – осторожно спросила Леонора.
– Он закончился.
– Простите, – пробормотала девушка. Такая краткость произвела на нее тяжелое впечатление.
Томас усмехнулся, отпил вина и пояснил:
– Мы были женаты четыре года, а потом она сбежала с моим партнером по бизнесу.
– Ой…
– Да, это отражает всю бурю пережитых мной эмоций: «ой». Но жизнь продолжается!
– Вы правы.
– Знаете, когда мои родители развелись, я решил, что никогда не женюсь. Но если все же рискну, то уж точно не стану заводить детей.
– Чтобы они не пережили всех ужасов развода?
– Именно. И я не раз ругал себя за то, что нарушил первую клятву, и хвалил за верность второй. По крайней мере, у нас не было детей, и они не пострадали от глупости родителей.
Надо поменять тему, решила Леонора. Сил нет слушать, как он с притворной холодностью рассуждает о том, что никогда не женится больше и не станет отцом.
– Давайте вернемся к Роудсу, – решительно сказала она. – У меня появилась идея.
– Какая?
– Мне не помешает несколько сеансов по снятию стресса.
– Даже не думайте, – ровным голосом сказал Томас.
– Вы не слишком-то логичны, – упрекнула его девушка.
– Роудс не предлагал вам лечения от стресса. Он очень недвусмысленно дал понять, что мечтает увидеть вас в своей постели.
– Вы не можете этого знать наверняка.
– Все я прекрасно знаю!
– Томас, ну будьте же разумны! Нам нужна хоть какая-то ниточка, и Алекс вполне может ее дать.
– Возможно, но вы к нему не пойдете.
Леонора рассердилась. Что он себе позволяет, в конце концов?
– Что вы себе, черт возьми, позволяете? Вас никто не назначал командиром! Я лишь обсуждаю с вами наше общее расследование в котором мы – полноправные партнеры. Я вольна принимать решения и выполнять их.
– А теперь послушайте меня. – Голос Томаса звучал хрипло от сдерживаемого гнева. – Вы уже забыли, что женщина, которая встречалась со мной, а потом и с Роудсом, умерла?
– Мередит, – прошептала Леонора.
– Да, Мередит. Не обижайтесь, но думаю, мы оба знаем, что она имела гораздо больше опыта в обращении с такими парнями, как Роудс.
Должно быть, она уже была здорово взвинчена, и поэтому последнее замечание задело ее по-настоящему. Леонора обиделась. И самое ужасное, что в словах Уокера была правда – Мередит гораздо лучше умела справляться с опасными мужчинами. Леонора осознавала это, но обида как-то не становилась меньше.
Она вскочила и пошла в кухню, бросив через плечо:
– Думаю, пора подумать об обеде. Туман скоро поднимется, и вам нужно будет возвращаться домой. Ренч скучает.
– Вот черт. – Он поплелся следом, но остановился на пороге. – Я вас здорово достал, да?
– Я не хочу это обсуждать.
– А еще говорят – мужчины владеют искусством налаживать контакты.
Леонора распахнула морозилку и извлекла оттуда пачку замороженных бобов. Сказала с досадой:
– Не нужно сводить все к шутке. Я понимаю, что в ваших словах не было ничего личного.
– Вы ошибаетесь. Все, что я говорю, относится именно к вам. Вы не заметили, что все, что касается вас лично, довольно много для меня значит?
– Нет.
Неожиданно он оказался совсем близко: возвышался над ней, источая силу и тепло.
– Томас?
Его полупустой бокал с вином жалобно звякнул о стойку. Странно, что не разбился, растерянно подумала Леонора. В следующий миг он осторожно, словно хрупкую драгоценность, взял в ладони ее лицо. Леонора чувствовала шершавую, грубую от физической работы кожу его рук, и это волновало ее.
– Вот что я называю личным отношением. – И Уокер поцеловал ее, прежде чем она успела что-то сказать или хоть перевести дыхание.
Она вспыхнула сразу, волна жара прокатилась по телу. Где-то в глубине сознания мелькнула глупая мысль, что бобы, которые она только что достала из заморозки, наверное, уже изжарились – ведь она все еще держит их в руках. Потом Леонора подумала, что ей нравится такой личный подход. И что она не испытывала ничего столь восхитительного очень давно… а может, просто никогда прежде.
Она даже не заметила, как оказалась прижатой спиной к стойке бара. Колено Томаса мягко, но решительно вклинивалось между ее ногами, а поцелуй становился все глубже, все жарче. И Леонора таяла от его прикосновений, удивляясь, как она так долго могла обходиться без этого тепла, которое волнами прокатывалось по ее телу. И теперь она жаждала большего, ибо точно знала, что тепло должно превратиться в жар и пламя поднимется высоко, отнимая разум и обостряя чувства.
Что-то бамкнуло, и краем сознания девушка отметила, что бобы приземлились обратно в морозильник. Из дверцы немилосердно дуло, и она прижалась к Томасу, надеясь укрыться от холода, уповая на то, что жар его тела согреет ее.
Губы его шевельнулись, должно быть, он что-то сказал. Потом пнул дверцу ногой, и холодильник захлопнулся. Но теперь это было не важно, они уже осознали, что вместе гораздо теплее, и Леонора обвила руками его шею, запустила пальцы в темные волосы. Одной рукой он обнял ее за талию, крепко прижав к себе, а другой придерживал затылок с узлом мягких, теплых волос. Губы его скользнули по нежной шее девушки, где бешено бился пульс.
Руки Томаса сжались крепче, и Леонора почувствовала, что он поднял ее. Должно быть, отнесет в комнату. Но вместо этого попка ее приземлилась на стойку, а Томас устроился между ее колен и продолжал покрывать жадными поцелуями ее тело.
Никто прежде не был так нетерпелив. Он собирается заняться с ней любовью прямо здесь, в кухне… При мысли о том, что его желание столь велико, она ощутила новый прилив возбуждения. Боже, ей тоже этого хочется, прямо здесь и сейчас! Ни когда еще Леонора не хотела мужчину столь страстно.
Она сжала коленями его бедра и почувствовала, как его шершавые ладони забрались под свитер и накрыли ее груди… Как странно, вроде бы с утра она надевала бюстгальтер… Ну и черт с ним. Это восхитительно! Его руки – просто сокровище… Ласки Томаса делались все откровеннее, и Леонора чувствовала, как мышцы живота сводит от желания. Жар заливал ее тело, требуя, чтобы она приняла в себя мужчину. Ибо только он сможет утолить этот первобытный голод…
И вдруг все прекратилось. Подождав несколько секунд и осознав, что ничего не происходит, Леонора открыла глаза и с изумлением воззрилась на Уокера, который мрачно таращился на нее.
– У тебя есть что-нибудь подходящее к данному моменту? – хрипло спросил он.
– Что? – Она моргала, не понимая.
– Презервативы есть?
– О! – Реальность наконец достигла разума, погрузившегося в эротический сон. Леонора покраснела и ответила: – Нет, нету…
– А таблетки?
– Нет… – Она чувствовала, что заливается краской смущения, и это злило и раздражало. – Я как-то не планировала ничего подобного в Уинг-Коув.
И не стоит говорить, что с тех пор как разорвала помолвку, ничем не пользовалась, потому что… потому что не с кем было.
– А я принес инструменты для замков. – Он улыбнулся смущенно, и ее злость улеглась. Томас наклонился и прижался своим лбом к ее. – Как-то не был готов к подобному…
Леонора не знала, что и сказать. Она ощущала себя разбитой и… и обманутой.
– Что ж. – Он сделал шаг назад. – Раз ни один из нас не проявил должной предусмотрительности, давай-ка лучше сосредоточимся на обеде.
Больше всего на свете Леоноре хотелось схватить его за ворот рубашки и, глядя в глаза, крикнуть что-нибудь… что-нибудь сердитое, но искреннее: «Ты не можешь вот так взять и остановиться! Я вся горю! Да соевые бобы разморозятся от одного моего взгляда!» Боже, как жаль, что, будучи воспитанной женщиной, она не может себе такого позволить.
Девушка несколько раз глубоко вздохнула, и здравый смысл стал возвращаться. Господи, о чем она вообще думала? Это не любовь, а всего лишь вожделение, так что надо поблагодарить провидение, что все закончилось, не начавшись. Во всем виноват чертов адреналин, который зашкалил после сегодняшнего приключения.
– Обед, – произнесла она глубокомысленно. – Ты прав. Это было чистой воды безумие. – Заметив, что все еще сидит на стойке, Леонора добавила: – И вообще негигиенично.
– Возможно. Но зато мы нашли ответ на одну из загадок.
Леонора спрыгнула со стойки и едва не приземлилась на пятую точку. Оказалось, что ноги плохо ее слушаются. Они предательски дрожали. Последствия сильного возбуждения. Черт. Она старательно вдохнула-выдохнула, заправила в узел несколько выбившихся прядей и ровным голосом спросила:
– Какую загадку?
– Почему в этом доме такая большая кровать. Я выбирал ее для себя. Должно быть, это было своего рода предчувствие.
Та-ак. За такую наглую самоуверенность надо отомстить. Тонко. Чем она там собиралась удивить его сегодня? Кулинарные изыски, обманчиво простые, но продуманные до мелочей, а потому неожиданно вкусные. Отменяется. Леонора извлекла из холодильника остатки вчерашнего картофельного салата и слегка пожухший латук.
– На твоем месте я бы не слишком обращала внимание на этот гормональный всплеск. – Она захлопнула холодильник и водрузила салат на стол. – Сам говорил, что всему виной пережитый страх.
– Что ж, если хочешь, можешь свалить все на адреналин. – Он смотрел как-то слишком пристально. – Но ведь это было по-настоящему, разве нет?
Решительно повернувшись к нему спиной, она тщательно мыла руки и сделала вид, что не слышит вопроса.
– Леонора!
– Что? Если ты не заметил, я пытаюсь соорудить нам обед.
– Ты ведь не притворялась, когда… ну, несколько минут назад?
– О Господи, – пробормотала она, вонзая нож в батон хлеба. Корочка хрустела. Замечательный хлеб. Убила бы этого Уокера.
– Ну сделай милость, признайся. А то мое мужское эго не оправится от такого удара.
Девушка бросила взгляд через плечо. Его глаза блестели, и выглядел он чертовски сексуальным и весьма довольным собой. Непохоже, чтобы у Томаса Уокера были проблемы с самооценкой. К тому же надо быть полным кретином, чтобы не заметить, что она была предельно откровенна. И вела себя почти вызывающе.
Но его жена сбежала с другим мужчиной, напомнил ей внутренний голос. Вдруг он и вправду вовсе не так уверен в себе, как кажется?
– На будущее можешь запомнить, что я ужасно посредственная актриса, – сказала она. – Мне еще никого не удавалось обмануть.
Леонора занялась бутербродами. После паузы он сказал:
– Я тоже не притворялся, честно.
– Я заметила, – буркнула она, вспомнив тело Уокера и то, как она чувствовала его эрекцию.
К тому времени как они уселись за стол у окна и принялись за еду, атмосфера несколько изменилась. Чувственность все еще витала в воздухе, и между ними словно осталась незримая связь, но теперь это были лишь мягкие полутона, оттенки чувств. Ушло напряжение, сменившись ощущением близости. Леонора поняла, что ей удивительно хорошо вдвоем с этим человеком. Может, все же не стоило кормить его вчерашним салатом?
Когда они мыли посуду, туман поднялся, и видимость существенно улучшилась. Томас надел куртку и вышел на улицу. Леонора стояла на пороге, обхватив себя за плечи, – резко похолодало, и в темном, чистом небе сияли колючие звезды.
Уокер задержался на ступеньках и придирчиво осмотрел холл.
– Тут полно работы, – заявил он. – Надо поменять окна и переделать ванную комнату. Полы хорошие – солидные дубовые доски и нуждаются лишь в полировке.
– Ты останешься в Уинг-Коув после того, как наше расследование закончится? – спросила Леонора.
– Не знаю. Я приехал сюда после смерти Бетани, так как чувствовал, что Дэки в беде. Решил, что поживу тут, пока он не выйдет из депрессии. Вообще-то меня ничто не связывает с этим городом: работать можно где угодно – был бы компьютер. Ренчу тоже все равно… А ты? Та работа в Калифорнии важна для тебя?
– Да нет. Я могу вернуться, если захочу. Но захочу ли я, когда придет время? Там видно будет.
Леонора не могла облечь в слова неясное, но весьма настойчивое ощущение, что эта поездка в Уинг-Коув станет своего рода поворотным моментом всей ее жизни. Почему-то ей казалось, что потом все будет по-другому.
– Я привязана только к своей бабушке. Если мне придется переезжать, то и она переедет, чтобы быть рядом, – твердо сказала она.
– Ну это понятно, – отозвался Томас.
Потом он сделал шаг назад и поцеловал ее. Не обнял, просто прижался губами. Леонора не отстранилась, но и не подалась навстречу.
– Не думаю, что все дело в адреналине, – сказал он, когда поцелуй закончился.
Леонора молча смотрела, как он идет к машине, садится, заводит мотор. Большой черный автомобиль мягко тронулся и быстро исчез из виду.
Этой ночью она долго лежала без сна. Глядя в темноту, вспоминала все события сегодняшнего вечера. И еще раз уверилась в том, что Уокер – необыкновенный человек. Когда он был рядом, жизнь казалась ярче, и она чувствовала себя восхитительно живой, жаждущей и готовой на многое. Закрутить роман с этим абсолютно неуправляемым типом? Такая мысль казалась не слишком разумной, особенно учитывая уже существующие проблемы.
Устав от бесплодных раздумий, она постаралась сосредоточиться на деле. Еще раз перебрала в уме все, что им удалось увидеть в доме Алекса. Но ничего оригинального на ум не приходило, и, в конце концов, Леонора забылась беспокойным сном. Ей приснился странный, тревожный сон.
Ей снилось, что она идет по длинному коридору, стены которого увешаны туманными зеркалами. Коридор полон теней, и конца ему не видно. Где-то здесь, в одном из зеркал, скрыта правда – решение всех загадок и разгадка всех тайн. Она должна лишь найти это единственное зеркало и заглянуть в него, чтобы получить ответы на все вопросы.
Леонора остановилась перед одним из зеркал в пышной – стиль рококо – раме. Мередит смотрела на нее из Зазеркалья.
– Тебе нельзя спать, – сказала Мередит.
Леонора оглянулась и увидела Алекса, который улыбался ей из странного зеркала, какие бывают в комнате смеха. У него была такая соблазнительная улыбка, но что-то искажало ее… а потом черты его лица начали меняться, превращаясь в нечто немыслимое… лишь сияли желтые глаза. Она отвернулась и пошла дальше по бесконечному коридору, потому что должна найти зеркало, в котором можно увидеть истину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Энн



интересно, можно почитать
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннЛидиЯ
4.01.2013, 20.45





Интересный, остросюжетный роман. Очень хорошая и неожиданная развязка. 9/10.
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннНастя
19.03.2013, 18.48





Интересный, остросюжетный роман. Очень хорошая и неожиданная развязка. 9/10.
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннНастя
19.03.2013, 18.48





очень интересно и захватывающе
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн Эннюля
19.07.2014, 23.31





Если рассматривать это как детектив,то мне понравилось. Интрига закрученна лихо! Но если воспринимать это как любовный роман, то здесь нет ни страсти, ни вихря эмоций (лично для меня). Вообщем, какое-то двоякое ощущение осталось после прочтения, хотя этот автор пишет классно!!!
Дымка в зеркалах - Кренц Джейн ЭннАлександра Ха 27
19.09.2015, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100