Читать онлайн Цинния, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цинния - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цинния - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цинния - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Цинния

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Ураган страсти ошеломил ее. Неизвестно откуда взявшаяся огромная волна подхватила ее и понесла куда-то вверх. Кружась, она опускалась в глубины неизведанного моря. Цинния почти чувствовала потрескивающую на переднем сиденье «Синхрона» энергию. Она смутно подумала, почему никаких искр в действительности нет. Рот Ника был бесконечно неотразим, бесконечно требователен, бесконечно сладостен. Она наслаждалась его голодом, смаковала его жажду, упивалась его страстью к ней. Он даже пахнет свежо, решила она. Притягательно, по-мужски. Она предположила, что он скорее пользовался мылом, а не туалетной водой. Ей это нравилось. Ей это очень нравилось. Ей никогда не нравились мужчины, злоупотребляющие парфюмом.
— О, мой Бог. — Она испустила короткий, сдавленный крик возбуждения и обвила руками его шею. — Я не понимала… Я не знала…
— Может, ты не пробовала. — Ник поменял положение, опуская ее на сиденье. — Но я хотел сделать это с той самой минуты, как ты вошла в мой кабинет.
— Это все красное платье.
— Я всегда любил красный. — Его глаза мерцали в полумраке, он наклонил голову, чтобы поцеловать ее в шею.
Она почувствовала, как тепло разлилось в нижней части ее живота. Ее пальцы глубоко впились в его плечи. Ощущение гладких мышц под рубашкой вызвало новую волну предвкушения. Глубоко внутри она всегда знала, что в предыдущих отношениях с мужчинами, которые у нее были, чего-то недостает. Но она никогда не могла выделить этот неуловимый, недостающий элемент. Сегодня вечером, решила она в порыве ликующего удовлетворения, к загадке нашелся подлинный ключ. Вспышки понимания бежали по нервным окончаниям. Такого никогда не случалось прежде во время поцелуя. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что жар тела Ника распалил все ее чувства, даже те, которые функционировали на подсознательном уровне. Очевидно, что паранормальная ее часть была столь же потрясена и взволнована объятием, как и физическая.
Ник подмял ее под себя, используя свой вес, чтобы удержать на месте. Странное, совершенно необъяснимое желание создать кристалл разрасталось внутри нее. Пораженная, она сопротивлялась психическому порыву. Она была почти уверена, что Ник талант. Они были так близко, что он мог бы уловить волны исходящей от нее энергии. Вышел бы конфуз. Секс, в конце концов, не должен выходить за рамки физических ощущений. Она никогда не слышала о том, чтобы секс затрагивал психические чувства.
Это было необычно. Определенно необычно. Кстати, ей же говорили эксперты, что у нее не совсем обычный тип психической энергии.
Ник ее рот своим. Она почувствовала вкус его губ и сразу же решила, что анализ событий, происходящих на уровне подсознания, подождет. У нее не было времени размышлять над необычными ощущениями, которые легкими волнами пробегали по ее телу. Она была слишком взволнована, слишком любопытна, слишком ослеплена, чтобы ломать голову над всякими умозаключениями.
— Как хорошо. — Голос Ника стал хриплым. Его рука передвинулась вниз, чтобы накрыть ее грудь. — Очень хорошо.
— Ник.
Краем глаза Цинния заметила, что поток воздух внутри машины уплотнился. Часть ее рассудка все еще соображала достаточно ясно, чтобы удивиться собственной реакции на вспышку сексуальной напряженности. Она огорчилась, осознав, что даже не заметила быстрого изменения потока воздуха над передним сидением автомобиля, пока Ник не притянул ее к себе. Очевидно, он понял это сразу же. «Но у меня есть превосходное оправдание того, что я вовремя не оценила сложившуюся ситуацию», — сказала она себе. Она никогда прежде в жизни не испытывала ничего подобного.
Она еще теснее прижалась к Нику, прекрасно сознавая его возбуждение — его твердый и крепкий член был прижат к её ноге. Он был большим. Очень большим. Возможно, слишком огромным. Но, несомненно, это интриговало. Она робко положила руку ему на бедро, изучающе провела по выпирающему через плотную ткань черных брюк контуру. Его ответный стон поощрял на дальнейшие действия. Пальцами другой руки она зарылась в его волосы, покрывавшие затылок. Она могла поклясться, что его стон перерос в низкое рычание.
Его рука заскользила вниз по позвоночнику, и пальцы обвились вокруг ее бедра. И еще одна волна, уже на обоих уровнях, психическом и физическом, прокатилась по ней. Этого не должно было случиться, подумала она.
— Это невозможно, — пробормотала она возле его шеи.
— Нет, — возразил Ник. — Сложно, но не невозможно. Я не делал этого на переднем сиденье автомобиля с тех пор, как мне было восемнадцать, но я полагаю, что смогу вспомнить, как это было.
— Это не то, что я имела в виду. — Она вздрогнула, так как еще одна вспышка психического озарения вторила напряжению физического желания. — Здесь есть что-то странное.
— Это просто панель управления. Давай переместимся на заднее сиденье. Там будет удобнее.
Он говорит о сексе, догадалась она. Цинния задалась вопросом: а вдруг психическая сторона ее натуры дала сбой и начала создавать сексуальные галлюцинации в подсознании, в то время как Ник спокойно предлагал расположиться поудобнее. Глубоко внутри ее охватила жуткая паника. Она была настолько сильной, что подавила прежнее возбуждение. Она открыла глаза и положила руки на его крепкую грудь.
— Подожди. — Ей не хватало дыхания. — Достаточно. Мы должны остановиться. Прямо сейчас.
Ник замер. Он медленно поднял голову, чтобы посмотреть на нее.
— Почему?
От такого ужасно простого вопроса она на несколько секунд онемела. Она понятия не имела, как объяснить необычные чувства, которые испытывала.
— Ммм, ну…
— Я так полагаю, ты делала прививку, предотвращающую беременность, как и все?
— Да, — пробормотала она, неожиданно смущенная прагматичным вопросом. — Да, конечно.
Его рот немного скривился:
— Так же как и я. Нам ничего не грозит.
Он начал опускать голову.
— Не в этом дело, — она отстранилась. — Я пытаюсь сказать тебе, что все зашло слишком далеко. Я говорила, что ты можешь поцеловать меня. И это всё. Ради всего святого, мы едва знаем друг друга. И случайные связи на одну ночь — не мой стиль.
Он поднял голову и довольно долго изучал ее. И в его пристальном взгляде такая сокрушительная сила была, что у нее перехватило дыхание. Цинния готова была поклясться, что новый вид энергии теперь вибрировал в закрытом пространстве автомобиля. Это были не искры, возбуждающие пыл сексуального влечения, физического или психического. Это было что-то гораздо более опасное.
— Что именно, — уточнил Ник, — твой стиль?
Циннии пришло в голову, что она находится в несколько рискованном положении. Она была одна в безлюдном парке с мужчиной, имеющим в городе дурную славу. Слова тети Вилли всплыли у нее в голове. «Этот мужчина чуть лучше гангстера».
— Как ты смеешь запугивать меня, Ник Частин? Я приехала сюда сегодня вечером, чтобы помочь тебе заполучить этот проклятый журнал. Я оказала тебе услугу. Подозреваю, что ты не любишь быть кому-то должен. Но дела обстоят именно так. Ты должен мне. Я требую ответной услуги.
Он замер. Знакомая загадочная маска проявилась в его суровых чертах.
— Что ты хочешь?
— Я хочу, чтобы ты вел себя цивилизованно.
Маска исчезла так же быстро, как и появилась. В его глазах плясали чертики.
— Мне нравится, когда ты грязно выражаешься.
Она мигнула:
— Прошу прощения?
Он едва заметно улыбнулся:
— Не важно. Ты права, я действительно должен тебе и хотел расплатиться.
Она настороженно следила за ним.
— Каким образом?
Он накрутил на палец один из ее локонов:
— Ты поужинаешь со мной?
— Ужин? — Она не могла привести мысли в порядок. — Когда?
— Может, завтра вечером? — Он посмотрел на часы. — Уже сегодня вечером.
— Сегодня вечером я буду фокусировать.
— А завтра вечером?
— Ты серьезно, правда?
Он не отвел взгляд.
— Очень.
— Но тебе теперь не нужна моя помощь. У тебя есть журнал.
— Забудь о журнале. Так ты поужинаешь со мной?
— Ты мне ничего не должен. Я забираю свои слова обратно о том, что ты у меня в долгу.
— Прекрасно. Я тебе не должен. И я все еще хочу поужинать с тобой.
Она колебалась.
— Я не уверена, что это хорошая идея. Папарацци, кажется, теряют к нам интерес. Если мы снова появимся вместе на публике, то это вызовет новую волну всяческих предположений.
— Мне плевать на желтую прессу и статьи в светской хронике. — Он ласково провел большим пальцем по ее нижней губе.
Она пришла в ужас от того, что прикосновение заставило ее нижнюю губу дрожать. Она сглотнула и глубоко вздохнула.
— Прости, но у меня создалось впечатление, что ты был очень заинтересован в неприкосновенности своей личной жизни, — сказала она.
— Ты имеешь в виду, что слышала, будто я скрытный? Замкнутый?
— Помимо всего прочего. А ты хочешь сказать мне, что это неправда?
— Я говорю тебе, что хочу поужинать с тобой. Ради этого я вынесу сплетни и вопросы общества. От тебя мне нужен только ответ. Да или нет?
«Это не самое галантное или любезное приглашение, которое когда-либо я получала, но, по крайней мере, на сей раз, он не пытался мной управлять, — подумала она. — Он просто приглашает на свидание». Нику Частину еще не приходилось просить о чем-то вот так, без возможности повлиять на ответ. Это, несомненно, было для него совершенно непривычным опытом. Она почти чувствовала жалость к нему. Почти. «Ужин-свидание с ним будет не самым мудрым поступком», — сказала она себе. Это встревожит ее семью, взволнует друзей из «Синэрджи Инкорпорейтед» и, весьма возможно, привлечет нежелательное внимание желтой прессы.
Но несколько искр невидимой, соблазнительной энергии, которая кипела между ними мгновение назад, все еще потрескивало в воздухе вокруг нее. «Я ждала всю взрослую жизнь, чтобы ощутить эту восхитительную энергию», — подумала она. И Ник попросил, а не угрожал или заставлял.
— Да, — сказала она. — Я хочу поужинать с тобой.
* * *
— Я назвал ее «Пропавшая экспедиция». — Рукой, облаченной в плотную перчатку, Ньютон Дефорест взял свисающую зеленую лиану и обрезал ее с помощью садовых ножниц. — Бартоломью Частин ранее провел две экспедиции, чтобы нанести на карту острова Западных Морей. Обе были чрезвычайно успешны. Команды нашли залежи неизвестных руд и минералов. Они вернулись с многочисленными экземплярами новых растений и животных. Но последняя экспедиция Частина просто исчезла в джунглях какого-то неотмеченного на карте острова.
— Но почему не существует никаких официальных документов об экспедиции? — Цинния взволновано смотрела, как темно-красная жидкость вытекала из виноградной лозы. Казалось, что из обрезанного растения течёт кровь.
В одном информация Лео была верна, подумала она. Ньютон Дефорест определенно был странным типом. Он пригласил ее разговаривать в свой сад, и она с готовностью согласилась. Цинния любила растения и мечтала о том дне, когда сможет позволить себе купить дом с участком под сад.
Но ничто в саду Дефореста не радовало ее глаз: орнамент листвы был нелеп, листья принимали причудливые формы. В оттенках распустившихся цветов отсутствовала гармония, виноградные лозы были неестественно изогнуты. На чрезмерно засаженном участке Дефореста царил постоянный сумрак, созданный плотным навесом широких листьев и искривленными виноградными лозами. Как только Цинния прошла сквозь зарешеченные ворота, она оказалась окутанной искусственными сумерками.
Уже через несколько шагов Цинния поняла, что заблудилась. Это беспокоило ее больше, чем неправильная форма и цвет листвы. Обычно ее чувство ориентации не давало сбоя. Она знала, что была недалеко от дома, но не могла больше видеть полуразрушенную каменную постройку. Цинния не была уверена, что сможет найти дорогу обратно. Она уже потеряла из виду решетку садовых ворот. Ее окружали плотные темно-зеленые стены, возвышавшиеся на несколько футов. Казавшаяся непроницаемой масса листьев образовывала проходы. Они извивались и уходили вглубь поместья. Цинния стояла с Ньютоном в узком искривленном коридоре из толстых вьющихся виноградных лоз. Под ногами лежал ковер светящегося зеленого мха, излучавшего тусклый и мрачный блеск. В этом саду все неправильно, решила она. И садовник в том числе.
Ньютон был вполне приятным, хотя и казался очень странным. Она сожалела о том, что он не додумался предложить ей чашечку коф-ти. Она могла бы этим воспользоваться. Со всеми этими волнующими событиями в парке Перехода вчерашней ночью она совершенно забыла о назначенной с профессором Дефорестом встрече. И вспомнила только час назад, когда проснулась. Чтобы прийти на встречу без опоздания, ей пришлось пожертвовать завтраком, коф-ти, и утренней газетой — всеми теми мелкими привычными атрибутами, с которых начинался день.
Ньютон был пухленьким веселым и краснощеким эльфом с аккуратно подстриженной бородкой и брюшком. Поверх рубашки из шотландки и хлопчатобумажных брюк он носил кожаный фартук садовника с карманами для инструмента и инвентаря. На его носу громоздились крошечные круглые очки, кепка закрывала лысеющую голову.
Очевидно, он любил эту тему — легендарную Третью Экспедицию Частина. По тому, как он вцепился в неё мертвой хваткой, Цинния заключила, что ему не хватает учеников, которые были вынуждены слушать его в классных комнатах. В конечном счёте, она не возражала против его болтливости и была готова слушать.
Журнал теперь хранился в безопасном месте у Ника, но убийца Морриса Фэнвика все еще находился на свободе. Если ее подозрение верно, и Морриса убили не из-за денег на наркотики, то журнал был единственной оставленной ей зацепкой. Она должна была узнать больше о Третьей Экспедиции.
— Ах, да. Почему нет никаких официальных документов о «Потерянной экспедиции»? — Ньютон одобрительно и хитро посмотрел на нее, одновременно подрезая следующую виноградную лозу. — Ваш вопрос превосходен, в самом деле. Я провел годы в поисках документов и газет, которые докажут мои теории.
Цинния словно загипнотизированная смотрела, как все больше кроваво-красного сока капало из виноградной лозы.
— Вы нашли какие-нибудь веские доказательства?
— Ничего, что удовлетворило бы противников и зубоскалов. — Ньютон вздохнул, поскольку он увидел уродливый фиолетовый цветок. — Были кое-какие ранние документы, указывающие на то, что Третья Экспедиция Частина отбыла согласно расписанию. Но официальные записи говорят, что этого не было, так как Частин ушел в джунгли и покончил жизнь самоубийством за несколько дней до того, как команда собиралась отбыть.
— Но вы полагаете, что экспедиция действительно состоялась?
— О да, — сказал Ньютон. — Я в этом почти уверен. Двадцать лет назад я сумел найти пару старых шахтеров, добывающих студень, которым случилось быть в Серендипити на той неделе, когда там собиралась команда. Они вспомнили пять мужчин из Экспедиции Частина.
— Серендипити?
— Это была отправная точка экспедиции. Последний оплот цивилизации, можно так выразиться. Это был всего лишь маленький шахтерский лагерь, расположенный на одном из внешних островов. Позже добывающая компания ушла оттуда, и джунгли очень быстро выросли снова. Сегодня там ничего нет. Я поехал на Западные Острова несколько лет назад, чтобы самому все посмотреть.
— Что случилось с вашими двумя свидетелями? Почему они никогда не выступали с заявлением?
— Еще один хороший вопрос. — Ньютон кончиками ножниц ткнул закрытые лепестки болезненного желтого цветка. Цветок открылся с треском, показывая гнездо острых шипов в центре. — Ответ состоит в том, что к тому времени, когда я был готов издать мой труд, они оба были мертвы.
— Вы подозреваете, что их убили?
Ньютон хитро прищурился:
— О, власти утверждали, что в их смертях не было ничего загадочного. Один мужчина был алкоголиком. Он закончил свою жизнь лицом вниз в канаве на Фаундер-сквер. Другой имел проблемы с наркотиками. Его убил другой наркоман, которого он, очевидно, попытался обворовать. Совершеннейшая чепуха.
— Как вы думаете, что с ними в действительности случилось?
— Их убили пришельцы. — Ньютон со знанием посмотрел на нее. — Не сами, конечно. Эти существа, скорее всего, взяли под контроль мозг какого-то бедного простофили и затем приказали ему избавиться от свидетелей.
Цинния вздрогнула.
— Понятно. — Она подумала, а не спросить ли Ньютона, почему заодно инопланетяне не убили его, ведь он единственный, кто раскусил их гнусные планы, но сдержалась. Он мог отказаться продолжить беседу, если бы она слишком аргументировано возражала. — Должно быть, есть и другие люди, которые могли бы вспомнить об экспедиции.
— Я сумел найти немногих, кто вспоминал, что экспедиция действительно была запланирована. Но по их словам она была отменена в последнюю минуту из-за самоубийства Частина. Все, кто был хоть немного в курсе дела и с кем я говорил, от университетских чиновников до людей, живших на островах, верят, что экспедиция так и не покинула Серендипити.
— А как насчёт семей тех пятерых мужчин, которые составляли команду экспедиции? Они, должно быть, забеспокоились, когда их родственники не вернулись.
— Частина объявили самоубийцей собственные родственники. У остальных четырех мужчин близких родственников не было. Никто не заметил, что они просто исчезли.
Цинния нахмурилась:
— Разве это не странно?
— Совсем нет. Частин сам лично подбирал команду. Первым его требованием был опыт выживания в джунглях. Это ограничило его поиски потенциальных кандидатов обычным списком одиночек, незаконнорожденных и всякой шушеры из тех, кто обитал на островах и желал наняться на работу в экспедицию. В те дни немногие были согласны на такую работу.
— Почему бы и нет? Звучит захватывающе.
Ньютон хихикнул:
— Совсем не так захватывающе, как разведка студня. В конце концов, человек может разбогатеть, если он найдет залежи студня. С другой стороны, участие в экспедиции оплачивается по ставке. Любые обнаруженные ценности становится собственностью того, кто финансировал экспедицию.
— В данном случае это Университет Нью-Портленда, правильно?
— Верно. И, как я уже говорил, их отчеты показывают, что они отменили экспедицию после того, как Частин исчез.
— Хм. — Цинния наклонилась ближе к подрезанной виноградной лозе, чтобы рассмотреть красный сок, который капал из нее.
— Нет, нет, мисс Спринг, вы же не хотите коснуться того небольшого побега, истекающего кровью. — Ньютон игриво шлепнул ее по руке. — Только когда рана заживет.
Цинния посмотрела на него:
— Рана?
— Фигурально выражаясь. — Веселые глазки Ньютона плясали за его круглыми стеклами его очков. — Как вы можете видеть, виноградная лоза при укорачивании начинает кровоточить. Сок довольно ядовитый, от него остаются ужасные ожоги.
— О. — Цинния быстро убрала руки в карманы джинсов и пошла следом за Ньютоном по другой аллее. — Так вы уверены, что команда экспедиции была похищена инопланетянами?
— Это единственное разумное объяснение исчезновения пяти мужчин вместе со всеми отчетами, которые доказали бы, что команда отбыла по плану, — сказал Ньютон. — Я признаю, что благодаря желтой прессе, на мою работу обратили внимание один или два чудака за эти годы. Некоторые из дураков придумали собственные теории, но это полная ерунда.
— Что это за другие теории?
— Несколько лет назад одна из желтых газетенок напечатала неправдоподобную версию, в которой утверждалось, что последняя экспедиция Частина обнаружила какое-то сокровище. Возможно, огромные залежи огненного кристалла. Автор предположил, что пять членов команды договорились между собой скрыть месторасположение кристалла и затем сфальсифицировали собственное исчезновение.
— Так они не хотели отдавать то, что нашли, университетским чиновникам?
— Да. — Ньютон хихикнул. — Забавная теория, конечно. Если бы эти пятеро все последние годы держали в секрете обширные залежи огненного кристалла, то кто-то все равно бы заметил. Огненный кристалл настолько редок, что если бы он внезапно появился на рынке в большом количестве, это вызвало бы настоящей переполох.
— Верно. — С этим Цинния не спорила. — И всё же мысль о том, что команда обнаружила что-то настолько ценное, и они решили это спрятать, очень интересна.
— Да ну! Пятеро мужчин не смогли бы хранить такую тайну долгое время. — Ньютон махнул ножницами в ее сторону. — Они были похищены пришельцами, мисс Спринг. И затем те же самые пришельцы уничтожили все следы Третьей Экспедиции так, чтобы никто не мог вычислить, что же случилось на самом деле.
— Это кажется немного невероятным, — предположила Цинния настолько мягко, насколько возможно.
— Не настолько и невероятно. Не забывайте, у нас есть подтверждение того, что в прошлом инопланетяне посещали эту планету.
— Вы говорите об артефактах, которые нашел Лукас Трент.
— Так точно, — сказал Ньютон.
— Но эксперты говорят, что они очень древние. Кто бы их ни оставил, это было тысячи или более лет назад.
— Это не означает, что они не могли вернуться тридцать пять лет назад и похитить Частина и его команду.
— Но почему они выбрали именно этих пятерых? — спросила Цинния.
— Возможно, мы никогда не узнаем ответ на этот вопрос, моя дорогая. Они инопланетяне, в конце концов. Кто может сказать, как они мыслят? — Ньютон нахмурился. — Возможно, вам стоит отойти от того языка-ловушки.
— Язык-ловушка? — Цинния посмотрела вниз на огромный мясистый лист в форме горла.
— Маленькое умненькое растение, если мне будет позволительно так выразиться. Оно может откусить палец или два, если вы не поостережетесь. Смотрите. — Ньютон выхватил маленький полиэтиленовый пакет из своего кармана и открыл его, чтобы достать полоску сырого мяса. Он бросил мясо к языку-ловушке.
Когда лакомство пролетало над лепестками растения, они раскрылись, и оттуда высунулось нечто длинное и толстое, похожее на язык. Оно поймало пролетающую пищу и стремительно отправило вниз в липкое волокнистое сердце растения.
Цинния скривилась, когда мясо исчезло внутри зеленой глотки.
— Я поняла, что вы имели в виду.
— Разгадка, как пройти сквозь мой лабиринт в целости и сохранности, заключается в том, чтобы ни до чего не дотрагиваться, — радостно ответил Ньютон.
Цинния резко остановилась.
— Мы находимся в лабиринте?
— Конечно. Разве вы еще не поняли? — Ньютон снисходительно хихикнул. — Мой друг-схематик спроектировал его для меня. Он выстроен таким образом, что любой, кто входит в него, направляется непосредственно к центру и не найдет выхода, если не знает кода.
Цинния осторожно огляделась вокруг.
— Который вы знаете, я надеюсь?
— Конечно, конечно. Это мой лабиринт, в конце концов. — Ньютон ворошил на вид непроницаемую стену листьев. — Подойдите. Посмотрим кое-что в движении.
— Прошу прощения…
— Я говорил о моей непослушной маленькой колючке-западне, она здесь, — объяснил Ньютон. — Обычно она более активна в это время дня, но я полагаю, что небольшой мороз этим утром несколько замедлил ее жизнедеятельность.
— Замедлил? — Цинния попятилась назад.
— Я продемонстрирую. — Ньютон коснулся кончиком садовых ножниц неуязвимой зеленой стены еще раз. — Это если я смогу разбудить ее. Ау, мы идем. Пора вставать, соня.
Цинния услышала мягкий, свистящий шелест. В следующий момент масса длинных острых шипов вырвалась наружу через зеленые листья. Она поняла, что любое существо, оказавшееся близко возле стены зелени, было бы пронзено.
— Интересно. — Она тяжело сглотнула.
— Я работал над этим гибридом в течение нескольких лет. — Ньютон выглядел довольным. — В ее естественной среде обитания колючка-западня довольно маленькая. Шипы могут проколоть только насекомых или маленьких птиц. Проведя последовательные эксперименты, я создал этот вид, который мог бы легко убить кролика-мышь среднего размера.
Цинния следила за многочисленными шипами.
— И серьезно ранить что-нибудь большее.
— Конечно, конечно. — Ньютон сиял. — Как я уже говорил, хитрость использования моего сада в том, чтобы избегать касаться чего-либо, разве что вы точно знаете, что делаете.
— Я это запомню. — Цинния убедилась, что стоит в самом центре зеленого коридора. — Вы когда-нибудь слышали о журнале последней экспедиции Частина?
— Журнал? — Ньютон непроизвольно сделал паузу, — должен быть, конечно. В конце концов, Частин вел журналы первых двух экспедиций. Он был очень дотошен в таких делах. Но журнал Третьей был, без сомнения, утерян, когда пришельцы похитили Частина.
У Циннии было такое чувство, что Ник не оценит информацию, полученную от вышедшего из ума Дефореста, тем более, что журнал Третьей Экспедиции был недавно найден. Она отказывалась это признавать, но было очевидно, что она впустую потратила свое время на профессора.
— Вы мне очень помогли, сэр. Спасибо, что ответили на мои вопросы. А теперь мне действительно пора.
— О, вы не можете уйти прежде, чем не посмотрите сердце моего лабиринта, моя дорогая. Это очень специфическое место, я знаю, о чем говорю.
— А что там в центре? — спросила она с тревогой.
— Водяной грот с растениями, конечно. — Ньютон захохотал и пошёл по темно-зеленому коридору. — Пойдемте, моя дорогая, я покажу вам его. Я очень горжусь своими водными экземплярами.
Цинния почувствовала, как внезапно вспотели ее ладони. Она вытерла их об джинсы.
— У меня нет времени, профессор.
— О, у вас найдется время для этого, моя дорогая. — Ньютон исчез за углом. — Мне нравиться хвастаться гротом. Кроме того, вы не сможете вернуться к дому без меня.
— Профессор Дефорест, подождите…
— Сюда, мисс Спринг. — Голос Ньютона становился все слабее.
Цинния оглянулась на дорогу, по которой пришла, и поняла, что совсем потерялась. Она не могла понять, какой из изгибающихся зеленных лиственных проходов привёл её сюда. Другого выбора не было, и ей пришлось следовать за Дефорестом.
— Профессор Дефорест, я действительно не могу остаться надолго, — сказала она, надеясь, что ее голос был твердым.
— Я понимаю, моя дорогая. — Его голос стал еще слабее.
Цинния бросила последний взгляд через плечо. Это безнадежно. Она никогда не сможет найти выход без Ньютона.
— Подождите, профессор, я иду. Мне не терпится увидеть ваш грот.
Она поспешила за угол и почти столкнулась с Ньютоном.
— Ах, вот и вы. — Его глаза излучали радостное удовольствие. — Сюда. — Он повернулся и перешёл на другую дорожку. — Запомните, ничего не касайтесь.
— Поверьте, не буду. — Цинния неохотно следовала за ним. — Как вы находите дорогу в этом лабиринте?
— Весьма просто, моя дорогая. — Он повернулся к ней и сверкнул своими мигающими синими глазами. — Я знаю свой сад. Будьте осторожны с тем растением Перехода. Вы не захотели бы оказаться рядом, когда оно закроется.
Цинния обошла вокруг тяжелого свисающего каскада листьев. Она подумала, что услышала шум воды, булькающей где-то в отдалении. В воздухе чувствовался неприятный запах гниющей растительности.
— Мы пришли, моя дорогая, — сказал Ньютон, поскольку он поворачивал за последний угол. — Прекрасно, не так ли? Я провел здесь очень много приятных часов, сидя на той каменной скамье.
Цинния осторожно миновала угол и увидела скалистый грот, покрытый склизким зеленым мхом. Заводь темной воды циркулировала вокруг расщелины каменной пещеры и исчезала в черной глубине. Огромные, устрашающего вида растения расселись по периметру заводи подобно многочисленным голодным хищникам, ждущим свою добычу. Цинния подумала, что, учитывая основной мотив оформления сада, возникшее видение не было чересчур образным. Жирные виноградные лозы свисали поперек входа в грот. Вдобавок ко всем на поверхности темной заводи плавало много растительности. В пещере Цинния заметила что-то большое, состоящее из клубней.
— Очень необычно, — сказала она.
Ньютон сиял почти отеческой гордостью.
— Спасибо, моя дорогая. Я посвятил годы своим растениям. Они все уникальны и настолько прекрасны, что время от времени ими стоит похвастаться.
Цинния собиралась еще раз тактично заметить, что ей пора. Она стояла в нерешительности, когда ее поразила одна мысль.
— Профессор, вы, должно быть, делали какие-то записи в ходе ваших изысканий.
— Конечно, конечно. Очень много. Не проверял их в течение многих лет. Они заархивированы в специальном месте, где я храню все памятки по моей работе в академии.
— Где?
— Под домом, в семейном склепе, конечно. — Ньютон задумчиво улыбнулся. — Прекрасное место для таких вещей. Моя работа в академии, в конце концов, так же подернута прахом, как и мои родственники. И, откровенно говоря, между нами, мне намного симпатичней моя работа, чем семья. Ужасная судьба.
В мозгу Циннии всплыл образ тети Вилли.
— Я могу понять ваши чувства, профессор. У меня есть последний вопрос.
— Какой, мисс Спринг?
— Вы сказали, что чиновники нью-портлендского Университета хотели верить, что Бартоломью Частин совершил самоубийство.
— Они без возражений согласились на эту версию.
— Почему? У Частина было расстройство психики?
— Нет. Но он, судя по слухам, был схематиком. Каждый знает, насколько они странные.
* * *
Уже было больше десяти, когда Цинния вышла из лифта и пошла по коридору к своей квартире. Она была вымотана. Она слишком долго сегодня фокусировала, как часто бывало со схематиками. Они имели привычку теряться в схемах, которые создавали в плоскости подсознания. Когда это случалось, они получали так много удовольствия, что Цинния терпеть не могла их прерывать. К несчастью для них, услуги «Синэрджи Инкорпорейтед» оплачивались повременно. Этим вечером клиент-схематик, работавшая в области биологического синергизма, обрабатывала чрезвычайно сложную таблицу данных по биосинергетической статистике. Когда Цинния мягко напомнила ей о потраченном времени, исследователь предложила работать дальше. Она обещала, что лаборатория покроет все издержки.
Она оплатит большой счет за услуги, чему обрадуется Клементина, подумала Цинния, входя к себе в квартиру. Но прямо сейчас кровать казалась ей намного привлекательнее, чем добавка к зарплате. Это был очень долгий день. Она зевала, когда подошла к выключателю. В темноте около камина промелькнула тень. Цинния прекратила зевать и приготовилась закричать.
— Скажи мне, — сказал Ник, который сидел на тяжелом стуле периода Поздней Экспансии. — Что, черт возьми, заставило тебя думать, будто тебе это сойдет с рук?
— Что? — Она была настолько ошеломлена, что едва могла говорить. Она убрала руку с выключателя, оставляя комнату в темноте. — Что ты имеешь в виду?
— Это очень хорошо сделанная подделка, а я так тебе доверял. — Глаза Ника мерцали в полумраке. — Но это фальшивка с первой до последней страницы.
— О чем ты говоришь?
— О журнале, конечно. — Его голос был крайне мягким, крайне опасным. — Вчера вечером ты так великодушно принимала участие в продаже журнала, чтобы я купил его у Полли и Омара. Это искусная подделка.
Цинния сделала несколько шагов вперед и остановилась. Она была слишком удивлена, чтобы ясно мыслить.
— Как ты узнал об этом?
— Как я узнал? Вот как я узнал.
Мощь огромной сырой волной ударила по плоскости подсознания.
Схематик искал концентратора.
Требовал концентратора.
Охотился на концентратора.
Взывал к концентратору.
Цинния прекратила дышать, когда почувствовала присутствие психического поиска. В этом было что-то волнующе знакомое. Кто-то тянулся к ней как никакой другой талант когда-либо. Инстинктивно она ответила совершенно четким кристаллом. Поток великолепной силы обрушился на него, проявляясь в больших волнах управляемой психической энергии.
Она знала этот талант. Она знала этого мужчину.
— Это был ты, — прошептала Цинния. — Ты вампир.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цинния - Кренц Джейн Энн



книга супер 9 из 10
Цинния - Кренц Джейн Эннтанюша
3.01.2012, 21.23





Автор хороший,романы отличные.Книга класс,советую прочитать.
Цинния - Кренц Джейн Эннтая
7.01.2012, 10.49





Чудесный роман для тех, кто любит детективы с любовной историей.Здорово,что есть авторы, которые могут унести тебя в мир красоты человеческих отношений.Спасибо за волнующее и тем не менее безопасное приключение!
Цинния - Кренц Джейн Эннстарушенция
14.08.2012, 10.45





1010
Цинния - Кренц Джейн Эннтая
10.11.2012, 22.18





в целом очень хорошо, но меня в водоворот не захватило. 9 из 10, местами все очень предсказуемо...
Цинния - Кренц Джейн Эннюля
19.07.2014, 0.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100