Читать онлайн Частный сыщик, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел -

l:href='#_.JPG'
Пролог
в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Частный сыщик - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Частный сыщик - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Частный сыщик - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Частный сыщик

Читать онлайн

Аннотация

Частный детектив Джош Дженьори героем не был, но ради Мэгги Гледстоун был готов притвориться таковым. Последний случай на работе чуть его не прикончил, а она предложила столь необходимый ему отпуск в обмен на расследование странных происшествий, случившихся в ее пансионе. Работа на первый взгляд была “не бей лежачего”. А в приятное дополнение — соблазнение Мэгги. Но когда возобновившиеся возобновившиеся несчастные случаи становятся чрезвычайно серьезными, игра в героя может многого стоить Джошу.




l:href="#_.JPG"
Пролог




Геройство никогда не вознаграждается.
Однажды он, наконец, должен усвоить этот урок раз и навсегда. Джош задумался. Он сидел на краешке смотрового стола в отделении скорой помощи и хмуро глядел на закрытую дверь. Настроение было не ахти. Он не любил больницы, и ему не по нутру было осознавать, что он очутился в одной из них сегодня ночью: то ли ему изменила удача, то ли он глупо или недостаточно быстро сработал.
Могло быть хуже, напомнил он себе. Войди нож Эдди Ходдера на несколько дюймов ниже, он бы сейчас проводил ночь в морге.
Джош сделал осторожный вздох и вздрогнул. Доктор сказал, что у него ушиб ребер, а не перелом, но трудно уловить разницу. Главный вопрос сейчас, есть ли трещина в лодыжке или это просто скверное растяжение. С минуту на минуту принесут рентгеновский снимок.
Все затягивалось довольно легко. Кровоточащая царапина на плече была вполне аккуратно забинтована, и порез на лбу, где достал нож Ходдера, зашили. К несчастью, местное обезболивание уже отходило. Он все это заработал заслуженно, безжалостно признался себе Джош. Или у него не тот бизнес, или он в нем пребывал чертовски долго.
Он все еще продолжал обвинять себя, когда распахнулась дверь. Вошедший молодой человек в белом халате, выглядевший не более авторитетно, чем любой молодой парень, пришел провести осмотр. Может, это только частные сыщики вроде него самого быстро взрослеют.
— Хорошие новости, мистер Дженьори. Это всего лишь растяжение. Мы его перебинтуем, и через минуту вы уйдете.
— Прекрасно.
Джош осмотрел свою раздутую левую лодыжку, ощущая, что она предала его. Тупая нога.
— Как долго?
— Как долго, что? — Доктор открыл белый шкаф на другой стороне комнаты.
— Как долго я не смогу ходить?
— Какое-то время, — бодро отозвался доктор. — Вы должны дать ноге покой, по крайней мере, на неделю, и, вероятно, она будет время от времени немного беспокоить вас в дальнейшем. Вы уйдете отсюда на костылях.
— Костыли?
Джош выругался от души.
Доктор обернулся, держа в руках эластичный бандаж. Улыбка его осветила комнату.
— Могло быть хуже. Слышал, вы были на волоске от смерти, когда вошли в здание за этим типом Эдди Ходдером. Копы с ним сейчас в комнате дальше по коридору. Если это вас утешит, Ходдер сейчас в худшем состоянии, чем вы.
— Да, действительно мне полегчало, — прорычал Джош.
— Должно быть. Но у вас будет еще какое-то время болеть. Не беспокойте ногу. Я дам вам обезболивающее перед уходом. Советую на время воздержаться от работы, мистер Дженьори. Вам нужны две недели О и В. Что значит Отдых и Восстановление сил.
— Я знаю, что это значит.
Джош сцепил зубы, когда доктор стал обрабатывать ногу.
— Полегче, черт возьми. Больно же!
— Извините. Любое резкое движение будет причинять вам неудобство некоторое время, — объявил доктор, сияя.
Джош сердито уставился на него.
— Наслаждаетесь работой?
— Ужасно.
Джош вздрогнул снова, когда врач потянул эластичный бандаж.
— Оно и видно.
Маккрей ждал его в холле. Невысокий, лысеющий и уютно округлившийся в талии, Маккрей был самым близким другом Джоша. Он также был его партнером в Бизнес Интеллидженс энд Секьюрити Инк., одном из самых больших агентств по вопросам безопасности частных лиц на Тихоокеанском северо-западном побережье.
Маккрей уныло покачал головой, когда Джош качнулся на костылях.
— Ну и ну. Кого мы видим. Как себя чувствуешь?
— Как в аду.
— Да, сказать по правде, так же выглядишь. Я сделал за тебя бумажную работу и уже поговорил с копами. Дал им полный отчет. Мы можем идти.
Джош повел плечами, стараясь удобнее устроиться на костылях. Но все, в чем преуспел, только послал волну боли по своему многострадальному телу.
— Девушка в порядке?
— С ней все хорошо. Зла, как черт, обвиняет тебя, что разрушил ее жизнь, но в остальном в порядке. Ее дружок Ходдер был отпущен под честное слово, когда проделал этот трюк с похищением. Его отправят прямо в тюрьму, где, вероятно, он останется еще какое-то время. Отец девицы, наш клиент, безмерно благодарен, конечно.
— Первое, что сделаешь утром, пошлешь ему счет. Можешь с таким же успехом воспользоваться преимуществом такой признательности.
— Вот это да, у тебя отвратительное настроение, не так ли?
Маккрей открыл стеклянную дверь, и Джош, хромая вышел в холодную ночь Сиэтла.
— Знаешь что, приятель?
— Что?
— Тебе нужна передышка. Может, на месяц или вроде того.
— Послушай, Маккрей…
Маккрей поднял ладонь.
— Я серьезно, Дженьори. Ты сейчас ни на что не способен, тебя побили, и ты в плохой форме. Все, что тебе нужно, это месяц отдохнуть.
Нужно, чтобы кто-нибудь присмотрел за твоими ранами. Тебе нужна домашняя стряпня, чай с лепешками днем и покой. Короче, тебе нужна полная смена обстановки.
— Ты что-то конкретное имеешь в виду? — раздраженно спросил Джош.
— Собственно говоря, да.
Маккрей открыл пассажирскую дверь своего потрепанного голубого «олдсмобиля».
— Я получил письмо и хочу, чтобы ты его прочел.
— Откуда? Ох! Катись все к черту.
— Так, дай мне эти костыли. Я положу их на заднее сиденье. Письмо на приборной панели.
Джош осторожно опустился на сиденье, поморщился, когда осторожно поместил левую ногу внутрь машины. Он увидел конверт прямо перед собой на приборной панели. Взял его и посмотрел на адрес. Свет, лившийся из окон больницы, осветил надпись — «Перегрин Мэнор».
Джош открыл конверт. Выпала красочная брошюра, изображающая причудливый викторианский особняк, с приложенным к ней письмом. Взгляд, брошенный на брошюру, выхватил слова, что Перегрин Мэнор обещает самую лучшую уютную роскошь и кухню для гурманов на впечатляющем вашингтонском побережье.
Письмо же обещало работу.
— Думаю, тебе нужно воспользоваться случаем. — Сказал Маккрей, усаживаясь за руль.
Джош пробежал содержимое письма.
— Это не случай. Это шутка. У этой мисс Маргарет Гледстоун явно живое воображение.
— В том-то и дело, — разъяснял терпеливо Маккрей, пока выезжал со стоянки. — Легко устроишься. Лакомый кусочек. Легкая прибыльная работа. Ты получишь все преимущества фантастически роскошного пансиона на месяц, а взамен немного пошпионишь для этой маленькой очаровательной старой леди, что написала письмо.
— Лакомый кусочек, да? Почему ты думаешь, что эта мисс Маргарет Гледстоун очаровательная старая леди?
— Кто еще может написать подобное письмо, помимо старомодной старой девы? Что ты теряешь? Тебе нужно уехать куда-нибудь на время, Джош. Мы оба знаем это. Ты не пригоден для работы в БИС, пока пребываешь в этом мрачном настроении, как и все последние месяцы. Как я уже сказал, ты ни на что не способен, парень. Слишком долго проработал в этом бизнесе.
— Ты в нем столько же, — проворчал Джош.
— Да, но для меня это не так тяжело. Я не втянут непосредственно. Я работаю за столом.
Геройство никогда не вознаграждается, подумал снова Джош. Он бросил взгляд на письмо, лежащее на коленях. Что-то подсказывало ему, что мисс Маргарет Гледстоун не маленькая старая леди, очаровательная или наоборот. А его интуиция никогда не подводила.
Джош удивился, почему вдруг его охватило любопытство узнать больше об этой женщине, которая написала столь сумасшедшее письмо с обещанием не менее безумной работы. Может, ему на время нужен отпуск?


Глава 1


Черная машина свернула на подъездную дорогу и подъехала прямо к парадному входу Перегрин Мэнор. Было пять часов и уже стемнело. Сильный ноябрьский дождь барабанил в окна гостиной так, что собравшиеся в ней люди не могли разглядеть, кто приехал в машине. Возникли сомнения, как установить личность вновь прибывшего.
— Полагаю, это наш парень, — сказал удовлетворенно Полковник. Он вынул золотые карманные часы из поношенного смокинга и сверился с ними. Его белоснежные усы задергались. — Точно в срок. Хороший знак. Восхищаюсь людьми, которые осознают всю важность пунктуальности.
— Надеюсь, мы правильно поступили, — пробормотала Одесса Хокинс обеспокоено. Она сидела подле Полковника со стаканом шерри в руке, унизанной кольцами. Она тоже оделась к обеду. Ее поблекшее голубое платье было таким же древним, как смокинг Полковника, но она носила его величественно и элегантно, насколько можно в ее шестьдесят пять лет.
— Мы обсуждали это уже сто раз, Одесса. Ты же знаешь, у нас, похоже, нет выбора. Мэгги права. Порой самому нужно взять в руки оружие, чтобы справиться с такими проблемами.
Ширли Смит сделала глоток мартини и послала Одессе гневный взгляд сквозь инкрустированные фальшивыми бриллиантами очки.
Ширли было примерно столько же лет, что и Одессе, но ее положение существенно отличалось. Никто не обучал ее манерам в нежном возрасте. Для нее одеться к обеду означало влезть в туфли на высоченных каблуках и в крайне узкое платье без бретелек из шокирующе розового атласа, которое заканчивалось выше ее узловатых коленей. Этим вечером она напялила всю свою коллекцию фальшивых бриллиантов. На голове ее даже была тиара, возвышающаяся над высоко взбитыми рыжевато-белокурыми волосами.
Полковник важно кивнул и нежно похлопал Одессу по руке.
— Ширли абсолютно права, дорогая. Не нужно волноваться. У нас не было выбора. Пора действовать решительно.
Мэгги обвела взглядом лица троих постоянных обитателей Перегрин Мэнора и мысленно скрестила пальцы. Она искренне надеялась, что поступила правильно. Нанять частного детектива для нее было внове. Тем не менее, она прочитала достаточно детективных романов, чтобы четко представлять, что ожидать от человека в черной машине. Волнение переполняло ее. Сейчас она встретится с настоящим частным сыщиком!
— Я пойду представлюсь и провожу его в комнату. Поездка из Сиэтла была долгой. Уверена, он захочет переодеться к обеду. Мэгги поставила стакан шерри и вскочила на ноги.
— Да, конечно, — царственно промолвила Одесса. — Напомни ему, что здесь в Перегрин Мэноре мы одеваемся к обеду. Она поджала губы. — Надеюсь, он из приличных детективов. Один из представителей старой школы, что всегда распутывают восхитительные британские тайны — а не из тех наглых молодых типов, что вечно лихо размахивают своим оружием по телевизору.
— Разрази меня гром, нам может понадобиться парень, который знает, как обращаться с револьвером, — зловеще объявил Полковник.
— Чертовски верно, — согласилась Ширли. — Последнее, что нам нужно, это скучный коротышка-сноб. Это работа для настоящих парней, так всегда говорил мой Рикки.
Мэгги задержалась на пути к двери.
— Он из Бизнес Интеллидженс энд Секьюрити, Инк. Это одна из самых первоклассных фирм на Западном Побережье. Нам повезло. Уверена, что он не простой человек. И потише, пожалуйста. Мы же не хотим, чтобы он услышал, как мы его обсуждаем.
— Иди и поздоровайся с ним, моя дорогая, — сказала Одесса.
— Да, — добавила Ширли с усмешкой. — Мы будем вести себя хорошо.
Мэгги поспешно вышла в холл, по пути бросив взгляд на свое отражение в большом зеркале в позолоченной раме, которое висело около конторки. Она остановила свой выбор сегодня на черном шелковом комбинезоне, который, по ее мнению, подчеркивал ее стройные формы.
Масса рыжевато-коричневых кудрей была зачесана наверх, скреплена золотой заколкой и каскадом спускалась вдоль шеи до плеч.
Мэгги критически нахмурилась, глядя на себя, и понадеялась, что выглядит разумно и по-современному. Ей хотелось, чтобы воображаемый частный детектив видел в ней опытную и деловую женщину. Жители больших городов иногда думают, что могут обвести вокруг пальца народ, живущий в маленьких городках вроде Перегрин Пойнта. Она не хотела, чтобы этот высокооплачиваемый эксперт по безопасности вообразил себе, что может пребывать здесь бесплатно месяц, писать короткие рапорты, а потом смыться. Мэгги рвалась в бой.
Что-то тяжело громыхнуло в дверь. Не похоже было на вежливый стук. Мэгги схватилась за ручку и распахнула дверь.
Она изумленно уставилась на человека, стоящего на крыльце. Сердце опустилось от разочарования. Он явно не был частным детективом, которого они, в итоге, ожидали.
Бедный парень явно был выпущен из ближайшей больницы. Он балансировал на костылях, а на его левой ноге была толстым слоем забинтована лодыжка. На лбу была белая повязка. А вокруг обоих глаз были темно-фиолетовые синяки.
— О, боже, — сказала Мэгги. — Мы ждали кое-кого еще.
Мужчина сердито посмотрел на нее сверху. Нахмуренные брови только наложили дополнительный отпечаток полной безжалостности на это и без того уже суровое лицо. Отросшая за день щетина только усиливала впечатление. Его черные волосы промокли от дождя, так же как хлопчатобумажная рубашка и джинсы. Может, ее первое впечатление было ошибочным? Он был достаточно высок, чтобы соответствовать образу профессионала, и такого худощавого крепкого сложения, как она себе представляла. Было нечто крайне опасное в выражении его холодных серых глаз.
Но можно было держать пари, что ни один настоящий частный сыщик не являлся на дело, выглядя при этом как ходячее бедствие.
— Не возражаете, если я войду? — прорычал незнакомец низким хрипловатым голосом. Прозвучало так, будто недавно он подвергся ряду несчастий, и ему надоело достойно проявлять терпимость и смирение.
— Здесь чертовски мокро.
— Да, конечно. Заходите внутрь и обсохните. — Мэгги быстро отступила назад. — Но, боюсь, остаться у нас вы не можете. Мы не принимаем постояльцев до конца года. Может до весны. Мы на реконструкции. Вы не зарезервировали, случайно, номер? Полагаю, я осведомлена обо всех подтвержденных заказах. Кто вы?
— Дженьори (январь — Прим. пер.).
— Да, то, что я имела в виду. Надеюсь, мы откроемся снова в январе. Поживем-увидим, знаете ли. А сейчас, если вы сделали заказ, а вас не уведомили, что Перегрин Мэнор закрыт на некоторое время, прошу прощения. Я, вероятно, смогу подыскать вам комнату на ночь в других пансионах в городке. В это время ни один не переполнен, за исключением уик-эндов.
Мужчина прошел в холл, ловко управляя костылями, но в явном раздражении.
— Говорю вам, я — Дженьори, Джошуа Дженьори. — Он изогнул черную бровь. — Полагаю, вы посылали за мной.
Мэгги в шоке открыла рот.
— Вы Дженьори? Частный детектив из Бизнес Интеллидженс энд Секьюрити, Инк.?
— Верно. — Он взял оба костыля в левую руку и провел правой рукой по темным волосам.
Дождевые капли обрызгали потертый восточный ковер на полу.
— А сейчас я буду признателен, если мне кто-нибудь поможет с багажом. Трудновато обращаться с чемоданами в таком виде.
Он показал на костыли.
— Но, мистер Дженьори…
— Зовите меня Джош.
Он бросил нетерпеливый взгляд в сторону маленького коридора.
— Где ваш посыльный?
— У нас его нет. Послушайте, мистер Дженьори, это, должно быть, какая-то ошибка.
— Никакой ошибки.
Ненадежно балансируя на костылях, он выудил из нагрудного кармана знакомый лист бумаги.
— Это ведь Перегрин Мэнор, не так ли?
— Ну, да. Но…
Он развернул лист бумаг и мрачным голосом начал монотонно читать вслух.
— «В обмен на услуги профессиональной службы расследования я готова предложить месячное проживание в одном из самых очаровательных пансионов на Северо-западе. Перегрин Мэнор является настоящим замечательным образцом викторианской архитектуры, предлагающим уникальные и особенные номера в указанном стиле».
— Да, но …
— «В особняке, — продолжал Джош безжалостным тоном, — вы сможете расслабиться и наслаждаться всем великолепием вашингтонского побережья зимой, что является здесь особенным временем года. Вас будут будить каждое утро сердечно приготовленным, домашним завтраком, а днем вам сервируют чай с лепешками.»
— Пожалуйста. Мистер Дженьори…
По вечерам вы сможете наслаждаться беседой и выпить бокал шерри с другими постояльцами особняка перед обедом в нашем изысканном ресторане. После обеда вы будете проводить уютные вечера у камина. Присоединяйтесь к нам в Перегрин Мэнор и доставьте себе удовольствие безмятежной обстановкой этого восхитительного первозданного…
— Хорошо, мистер Дженьори. Вполне достаточно, спасибо. Я узнаю свои собственные слова.
Он оторвал взгляд от письма, и Мэгги впервые осознала, насколько холодными были его глаза. Они были ледяного оттенка серого, в котором не отражалась теплота. А еще меньше терпение. Джошуа Дженьори подходило его имя.
— Ладно. Достаточно. — Джош сложил письмо и засунул его обратно в карман. — Вы, как я понял, мисс Маргарет Гледстоун.
— Ну, да.
— Прекрасно. Я — лицензированный частный детектив, которого вы наняли. Думаю, дело улажено. То самое место, те самые люди, значит, все сходится. Я хотел бы получить ключ от моей комнаты, если не возражаете.
Мэгги уставилась на него.
— Но вы… вы же…
Она растерянно взмахнула рукой, жестом указав на его костыли и повязки.
— Вы не то, что мы имели в виду, мистер Дженьори. Я очень сожалею о ваших трудностях, это не ваша вина, но мы чувствуем, что нам нужен человек действия — если вы понимаете, что я имею в виду. У нас тут проблемы в Перегрин Мэноре, и нам нужен следователь в хорошей физической форме.
Его губы скривила напряженная улыбка, в которой отсутствовал юмор.
— Хорошая физическая форма? Еще сверх того? Не слишком ли много, исходя из того, сколько вы платите?
Мэгги разгневалась.
— А сейчас послушайте, мистер Дженьори, я обеспечиваю комнаты и стол в одной из лучших гостиниц побережья на целый месяц. Это не жалкие гроши.
— А вы имеете представление, сколько обычно стоят почасовые круглосуточные услуги БИС, мисс Гледстоун? — очень мягко спросил Джош.
— Ну, нет.
Безусловно, она не побеспокоилась навести справки. Мэгги очень хорошо понимала, что у нее нет столько денег, сколько стоит круглосуточная служба безопасности. Она редко оплачивала счета за электричество в нынешние дни.
— Я не ознакомилась с вашими обычными расценками, так как полагала то, что я готова предложить в обмен на услуги вашей фирмы, будет адекватной компенсацией.
— Даже близко не стояло, мисс Гледстоун.
— Тогда почему вы согласились взяться за это дело?
— Скажем так, у меня случайно было филантропическое настроение, когда пришло ваше письмо. Вы — мой добрый поступок в этом году, леди. Сейчас, если не возражаете, я хотел бы получить ключ от комнаты. Мне также хотелось бы, чтобы кто-нибудь принес мой багаж наверх, поскольку сам я не в состоянии справиться. Предполагаю, меня обслужат не за страх, а за совесть, по словам моего партнера.
— Почему меня не покидает ощущение, что вы редко совершаете акты милосердия, мистер Дженьори?
Он неожиданно усмехнулся, и сквозь его превосходные зубы проглянуло что-то крайне хищное.
— Возможно потому, что вы очень восприимчивая женщина, мисс Гледстоун. Мы можем сдвинуть дело с мертвой точки, наконец? Не очень удачный день. Фактически, у меня была не очень удачная неделя и даже месяц. Я более чем готов доставить себе удовольствие в небольшом спокойном месте.
Мэгги окинула его взглядом и решила, что перед ней невыполнимая задача, даже если она позовет Полковника на подмогу. Джош Дженьори мог шататься на костылях и, казалось, неважно выглядел, но он все еще производил угрожающее впечатление.
— Полагаю, раз вы уже здесь, то можете все-таки остаться на ночь.
— Ах, долгожданная демонстрация обещанного мне великодушного очарования.
Джош склонил голову в шутливом поклоне.
— Благодарю, мисс Гледстоун.
— Я дам вам ключ.
Она проследовала позади него и зашла за стол взять ключ в одном из маленьких ящичков на стене.
— Номер 312.
— Третий этаж? — Он с досадой посмотрел на нее. — Забудьте. Я не собираюсь карабкаться и спускаться на два этажа каждый раз, когда буду покидать комнату. Вы сказали, большинство комнат для гостей пустует. Должно быть что-нибудь подходящее на первом этаже.
Он был прав, но Мэгги была слишком задета его тоном, чтобы согласиться. Она схватила другой ключ из ящика.
— Номер 210 в восточной башне.
Это была комната по соседству с ее собственной, вздрогнув, осознала она. Неважно, решила Мэгги. Она автоматически впала в обычную болтовню продавца.
— Совершенно очаровательная комната, если позволите так сказать. Прекрасный вид на море. Кровать с пологом. Личный камин, отапливаемый дровами. Сейчас, если вы поднимитесь, я присмотрю за вашим багажом.
Джош нахмурился и бросил взгляд через открытую дверь, где под дождем стояла черная машина.
— У вас есть кто-нибудь поблизости, кто мог бы вам помочь?
— Безусловно, — солгала Мэгги сквозь зубы. — Ваш багаж не создаст проблем. Его скоро принесут.
— Вам видней.
Он пожал плечами и затем поправил костыли под мышками.
— Чую запах чего-то вкусного. Я ужасно проголодался. Как тут обстоят дела с обедом?
— Мы, э, ждали, что вы присоединитесь к нам здесь в доме, — ответила взволнованно Мэгги. — Но, возможно, вам лучше съездить в город, — прибавила она с надеждой. Там есть пара замечательных мест, где подают блюда из морепродуктов.
— Слишком хлопотно. Я буду есть здесь. Рассчитываю на домашнюю пищу. Спущусь, как только приму душ и переоденусь. Боже, я бы сейчас выпил. Чертова дорога.
Костыли клацнули о нижнюю ступеньку.
Мэгги поджала губы, наблюдая, как он тяжело и медленно поднимается по лестнице.
— Не помню, упоминала ли я в письме, но мы, то есть другие постояльцы, в особняке установили небольшую традицию переодеваться к обеду. Что я и собираюсь сейчас сделать.
Она обвела взглядом джинсы и рабочую рубашку.
— Я до некоторой степени полагаю, что вы сделаете то же самое.
— Не беспокойтесь, — откликнулся Джош на полпути с лестницы. — Я оденусь. Я редко выхожу к обеду голым.
Мэгги зажмурила глаза в мгновенном отчаянии, а затем открыла их снова, когда почувствовала холодный порыв ветра, дунувший через открытую дверь в холл. Она схватила зонтик со старомодной стойки, сжала зубы и вышла под ливень достать багаж Джоша Дженьори.
Девушка стала размышлять, не сделала ли огромную ошибку, наняв, не глядя, экспромтом, частного детектива. К тому же у нее было предчувствие, что будет необычайно трудно эту ошибку исправить. Мистер Дженьори оказался не из тех, кого можно легко уволить.
На самом деле, решила Мэгги, пока открывала багажник машины, Джошуа Дженьори не похож на человека, который будет делать что-то, что ему не по нутру.
Дождь стучал по верхушке зонта, когда она обвела взглядом темную внутренность автомобиля. Она громко простонала, когда разглядела очертания багажа. Очевидно, мистер Дженьори не верит в путешествия налегке. Женщина залезла внутрь и вытащила один из чемоданов поменьше. Он был на удивление тяжелым и сделан из металла. Она пронеслась до парадной двери поставила кейс в холле. Из гостиной появился Полковник. Его глаза вспыхнули, когда он увидел металлический кейс.
— Ого, компьютер, я вижу.
Полковник кивнул в знак одобрения, выглядев в высшей степени довольным.
— Наш парень использует высокие технологии в расследовании. Превосходно. Превосходно.
Мэгги глянула на кейс и почувствовала волну облегчения.
Компьютер — хороший знак, сказала она себе. Возможно, Джошуа Дженьори знает свое дело, в конце концов.
— Слышала, большинство современных сыщиков имеют дело с компьютерами.
— Уверен, что старые методы еще работают, — сказал Полковник. — Ничто не заменит расследование на месте, надеюсь. Но не сомневаюсь, что компьютеры — ключ ко всем записям, которые заводят на людей в наш век. Да, скажу я вам, сэр. Наш человек производит впечатление, что он знает свое дело.
Мэгги было любопытно, пришел ли Полковник к таким выводам, если бы увидел в данный момент костыли и повязки на «нашем человеке». Она повернулась и устремилась под дождь за другими чемоданами.
Через пять минут у нее в наличии были два чемодана, сумка для одежды и компьютер. Все в целости и сохранности стояло в холле. Она взглянула на лестницу, мысленно вздохнув.
— Вам нужно помочь, моя дорогая? — галантно осведомился Полковник.
— Нет, спасибо, они легкие, как перышко. — Мэгги выдала сияющую обнадеживающую улыбку. Полковник, будучи джентльменом, более или менее обязан был предложить помощь, но они оба знали, что доктор категорически запретил ему нагружать спину.
— Я быстро подниму их наверх и спущусь через несколько минут. Мистер Дженьори сказал, что с удовольствием присоединится к нам за обедом.
— Превосходно. — Полковник повернулся и медленно прошествовал в гостиную.
Мэгги подождала, пока он скроется из виду, а потом наклонилась и подхватила два чемодана. Она, шатаясь, тащилась по лестнице, сгорая от любопытства, не был ли вес одного из них обусловлен наличием какого-либо очень большого оружия.
Взобравшись на второй этаж, она перевела дух, затем снова схватилась за чемоданы, прежде чем пуститься в трудный путь по холлу до комнаты 210. Дженьори был прав, размышляла она. Третий этаж, это было бы слишком.
Минутой позже она поставила чемоданы во второй раз и коротко постучала в комнату.
— Подождите. Я буду через минуту, — прорычал Дженьори.
Мэгги воспользовалась передышкой, чтобы восстановить дыхание. К тому времени, когда дверь распахнулась со стуком, она уже не дышала тяжело. Но вида Джошуа Дженьори, одетого только в полотенце, обернутое вокруг его стройной талии, и с остатками крема на лице хватило, чтобы ее дыхание участилось снова.
— А, это вы.
Джош посмотрел на багаж, наклонился и поволок один из чемоданов, а затем и все остальные в комнату.
— Я могла бы сама это сделать.
У Мэгги вдруг пересохло во рту, а пульс подскочил так, будто она все еще карабкалась на лестницу с чемоданами. Затем она заметила огромные темные синяки на ребрах и предплечьях.
— Боже мой! Должно быть, это и в самом деле было трудное путешествие для вас.
Он проследил направление ее взгляда, посмотрев на свою грудь.
— Синяки всегда выглядят хуже спустя пару дней после аварии.
— Могу я чем-нибудь помочь?
— Глоток виски и приличная еда после того, как спущусь, позаботятся обо всем. Где мой компьютер?
— В холле. Я принесу его и сумку для одежды заодно.
Видение широких мускулистых плеч, мерцающих в неярком освещении его комнаты производило странный эффект на ее нервы.
Возможно, неловкое впечатление у нее создавал вид кровати с пологом на четырех столбиках позади него. Вся сцена была слишком интимной.
Притащив компьютер наверх, она быстро постучала.
— Я это оставлю за дверью, мистер Дженьори, — прокричала Мэгги, не входя. — Ждем вас внизу.
ЗА ДВЕРЬЮ ВАННОЙ Джош соскребал остатки крема с подбородка и вслушивался в шаги Мэгги Гледстоун, торопливо удаляющиеся по направлению к холлу.
Прекрасно, продолжай в том же духе, Дженьори. Применяешь замораживающий фактор, почему бы и нет, и вынуждаешь единственную интересную представительницу прекрасного пола, которая тебе встретилась за, Бог знает, какое долгое время, бежать в противоположном направлении.
Его подозрения оправдались. Мэгги Гледстоун хоть и была старой девой, но, черт возьми, совсем не старой. На самом деле она была чрезвычайно привлекательной в несколько необычной манере.
Хотя ее возраст уже приближался к тридцати, было в ней что-то невинное, ласково смотрящее на мир широко распахнутыми глазами. Он был готов поспорить, что она всю жизнь провела в провинции.
Может, учительница или библиотекарша. Она, вероятно, читала много детективных романов и думала, что частные сыщики — это последние рыцари — одинокие крестоносцы, которые сражаются за правду и справедливость на стороне слабых.
Явно не его типа.
Тем не менее, Джош не мог отрицать, что чувствовал почти непреодолимое желание запустить пальцы в эту массу рыжевато-коричневых кудрей, что каскадом спускались вдоль ее шеи. Мэгги выглядела блестящей и гибкой, округлой во всех нужных местах в этом своем черном шелковом комбинезоне. Он подумывал о сексе. Должно быть, выздоравливает.
Он задумчиво уставился на свое темное непривлекательное отражение в зеркале и изумился, зачем, черт возьми, он согласился тащиться ради этой странной работы в Перегрин Поинт.
Он был не в себе, дав уговорить себя Маккрею. Должно быть, подействовало болеутоляющее, что всучили ему в госпитале. Единственное разумное объяснение.
Джош осмотрел свои синяки и избитое тело. До свадьбы заживет. На этот раз. Но нельзя отвернуться от факта, что он уже не так быстро может уворачиваться, как пять, десять или пятнадцать лет назад.
Он определенно становится слишком старым, чтобы лихо преследовать в темных переулках типов, у которых отсутствует запрет на то, чтобы бросаться на людей с ножами или другими подобными орудиями убийства.
Слишком стар, чтобы играть в героя. Когда, черт побери, он это усвоит? — Мрачно размышлял Джош.
Он сдержал стон, когда наклонился над раковиной смыть крем с лица. Может, в этот раз ему и нужен месяц на выздоровление, как предлагали Маккрей и тот доктор.
И всегда еще есть книга. Ему нужно сцепить зубы и начать продвигаться в написании детективного романа, который он обдумывал последние пару лет. Мэнор — подходящее место, где человек может осесть и выяснить, предназначено ли ему стать писателем.
Джош сдержал проклятия, когда с трудом, хромая, выбрался из крошечной ванны. Лодыжка была всего лишь растянута, а не сломана, но когда он нечаянно повернул ее, чертову штуку, казалось, пронзила боль гораздо большая, чем при переломе. По крайней мере, синяки исчезнут через несколько дней.
Мужчина обвел эту фривольную комнату одним пренебрежительным взглядом и покачал головой. Со своими круглыми башенными стенами, тяжелыми бархатными драпировками и пряничными украшениями на мебели это место выглядело, будто явилось из волшебной сказки. Кровать представляла собой богато украшенное излишество. Джош сообразил, что почувствует себя идиотом, когда будет карабкаться на нее по маленьким деревянным ступенькам. Ему было любопытно, не кладет ли администрация старомодную грелку в кровать на ночь.
По некоторым причинам эта мысль снова вызвала в памяти образ Мэгги Гледстоун.
Джош кинул чемодан на эту дурацкую кровать и открыл его. Внутри он обнаружил белую рубашку и шелковый галстук. В одежной сумке были довольно пристойная итальянский пиджак и пара широких брюк. Почему кто-то озабочен переодеванием к обеду в месте, подобном этому, было выше его разумения, но он был готов пойти навстречу указаниям. Вплоть до мелочей.
Он мимолетно усмехнулся, представив выражение Мэгги, когда она увидит его в незашнурованных кроссовках, итальянском пиджаке и при галстуке. На его опухшую левую ногу никак не натянуть парадные туфли.
Спустя двадцать минут Джош уже медленно и осторожно спускался по покрытой ковром лестнице. В холле носился фантастический аромат, свидетельствующий, что обед — это не выдумка. Дела налаживаются. Он почти пожалел, что рычал и резко разговаривал с бедной маленькой мисс Мэгги Гледстоун.
Потом мужчина достиг передней гостиной, увидел остальных клиентов, ждущих его, и снова изменил свое мнение.
Мэгги обернулась к нему на звук скребущих по деревянному полу костылей. Она послала ему вежливую, но крайне настороженную улыбку.
— О, вот и вы, мистер Дженьори. Позвольте вас представить. Миссис Одесса Хокинс и мисс Ширли Смит.
— Дамы, — Джош наклонил голову, бережно устраиваясь свое тело в кресле. — Зовите меня Джош.
Две женщины на софе, сияя очами, подмигнули ему.
— Мы так признательны, что вы поддержали наше предложение, Джош, — заявила Одесса с любезной улыбкой.
— Ты можешь сказать это еще раз, — объявила Ширли. Фальшивые брильянты на ее очках вспыхнули, когда она рассмотрела костыли и повязки. — Что, черт побери, случилось с вами? Перестрелка с плохими парнями?
— Попал в аварию, — ответил учтиво Джош.
— О, простите. — Ширли казалась разочарованной. — Думала, может, это были плохие парни.
Мэгги снова взяла на себя руководство, кивнув на джентльмена патрицианского вида с великолепными белыми усами и военной выправкой.
— А это полковник Эймос Бун.
— В отставке, — проворчал старый солдат, шагнув вперед и пожимая Джошу руку. — Армия США. Все зовут меня Полковник.
— Ясно.
— Какое оружие предпочитаете, сэр? — спросил Полковник с профессиональным интересом. — Автоматический пистолет или револьвер? Всегда носил многозарядный кольт. Когда еще служил, то есть.
— Я не особенно интересуюсь оружием, — ответил Джош.
Мэгги нахмурилась.
— Вы имеете в виду, что не носите его?
— Нет, если можно этого избежать. А это, поверьте, в большинстве случаев.
Полковник с пониманием кивнул.
— Занимаетесь боевыми искусствами, да? Не удивительно. У вас такая внешность. Всегда можно определить по виду таких парней.
Соблазнительные губы Мэгги сжались, когда она бросила выразительный взгляд на костыли. Она улыбалась уж слишком сладко.
— Будем надеяться, что это его не самая сильная сторона, Полковник. Если это так, то у нас проблемы, вы не находите? Эксперт в боевых искусствах на костылях не может вызывать доверия.
— Не беспокойтесь, Мэгги, — кротко вымолвил Джош. — Мои костыли как смертоносное оружие имеют лицензию.
Полковник прочистил горло и поспешил вмешаться, прежде чем Мэгги ответит колкостью.
— Послушайте, сэр, что будете пить?
— Виски, если у вас есть.
Джош с сомнением взглянул на шкафчик с напитками.
— Определенно, есть. — Полковник открыл одну из дверей шкафчика и вынул бутылку. — Прекрасный теннессийский виски. То, что надо в такую ночь.
Он плеснул немного в стакан и подал Джошу показным жестом.
— Благодарю.
Джош сделал глоток и с наслаждением ощутил разлившееся внутри тепло. Он заметил, что Мэгги тайком изучает его. Ее мысли легко было прочесть. Джош любезно улыбнулся ей.
— Ответ будет «нет».
Она сощурилась, и Джош получил маленькое удовлетворение от вспышки изумления в ее глазах.
— Прошу прощения? — отозвалась Мэгги.
— Я сказал, что ответ «нет, я не алкоголик». Сильно пьющие частные сыщики существуют только в романах. Пьянство не способствует умной слежке, а нам, реальным персонажам, надо зарабатывать на жизнь. Надеюсь, вы не слишком разочарованы.
— Какое облегчение, — ответила она сухо. — Обнаружить, что у вас проблемы с выпивкой ко всем прочим вашим тридцати трем несчастьям было бы удручающим фактом при данных обстоятельствах.
— Я это возьму на заметку.
Джош откинул голову на диванную подушку и, не торопясь, сощурил глаза, глядя на нее с ленивой угрозой. Он осознал, что начал наслаждаться. Мужчина болтал виски в стакане и молчал, пока Мэгги не стала проявлять нетерпение. Долго это не продолжалось. В войне нервов леди была вне лиги.
— А сейчас, полагаю, вы расскажете мне, что собираетесь предпринять в обмен на месячное содержание и комнату?
Мэгги расправила плечи и вперила в него решительный взгляд.
— Теперь послушайте, мистер Дженьори. Я заключила контракт с первоклассной профессиональной сыскной службой. Мы ждем, что следователь будет полностью способен нести ответственность за эту работу. Вы, в самом деле, уверены, что справитесь с этим заданием в вашем теперешнем состоянии?
Джош лениво улыбнулся.
— Вы получите то, за что заплатили, леди. И поверьте мне, за такую плату, я — лучшее, что имеется в наличии.


Глава 2


Мэгги улыбка Джоша не понравилась. Она заставила ее нервничать. И к тому же разозлила. Так уж получалось, что все ее чувства были не на месте с тех пор, как в Перегрин Мэноре появился Дженьори. За последние сорок минут она испытала все, начиная с ожидаемых надежд и кончая крайним раздражением. Где-то посередине ее заставили признать вину, не говоря уж о воздействии мощной составляющей в виде чисто физического влечения.
Это может быть только чисто физическим влечением, решительно уверяла себя девушка. Мужчина, безусловно, не собирался никоим образом сникать ее расположение. Фактически, не хватало малости с его стороны, чтобы она сильно его невзлюбила.
Только время их рассудит. Она создала эту ситуацию, потому должна через нее пройти. В ответ на насмешливую, даже издевательскую улыбку Джоша Мэгги послала свою.
— Мистер Дженьори…
— Полагаю, я всех просил звать меня Джошем.
Это не то, из-за чего стоит спорить, машинально подумала Мэгги.
— Очень хорошо, Джош. Скажу прямо, вы — не то, что я ожидала увидеть, когда собралась нанять частного детектива.
— Я редко — тем бываю. То есть, что ожидают люди. По некоторым причинам предпочитаю являться в виде сюрприза.
— Могу это понять, — парировала Мэгги. — Допустим. Раз уж мы с вами повязаны…
— Вообще-то, Мэгги, — укоризненно вмешалась Одесса. — Нет нужды грубить Джошу.
— Да, он еще ничего не сделал, — добавила Ширли. — Дай парню шанс.
Полковник неодобрительно поднял брови, обращаясь к Мэгги.
— Достаточно, дорогая. Мы должны дать нашему человеку возможность сделать свою работу. Не следует вводить в уравнение личные выпады.
Мэгги залилась краской от мягких укоров.
— Я вполне собираюсь дать «нашему…» — я имею в виду — Джошу шанс. Как он только что нам сообщил, мы получим то, за что заплатили.
Джош поднял руку.
— У меня идея. Почему бы кому-нибудь из вас не поведать мне, из-за чего вы все полагаете, что вам необходим частный детектив? Я думаю, это нечто, что Мэгги в письме назвала «беспокоящими происшествиями» здесь в Перегрин Мэнор. Что за происшествия?
Как и ожидалось, все разом заговорили.
— Крайне неприятные случаи… — начала Одесса обеспокоенным тоном.
— Чувствуем, нам следует дать взглянуть на них профессионалу, — сообщил Полковник. — Многое поставлено на карту, знаете ли. Потенциальные миллионы.
— Предупреждение, — энергично добавила Ширли. — Вот что это значит. Предупреждение. И я не отрицаю, что боюсь.
Джош снова поднял руку.
— Я сказал, пусть кто-нибудь один расскажет подробности. Не все сразу. — Он посмотрел прямо на Мэгги. — Вы написали письмо и, несомненно, именно вы оплачиваете мою работу. Объясните мне точно, что здесь происходит.
Полковник прочистил горло, привлекая внимание.
— Он прав, Мэгги. Если мы начнем болтать все сразу, то только напустим туману. Изложи факты нашему человеку.
— Ладно. — Мэгги скрестила ноги и стала рассеянно покачивать одной из них в такт своим мыслям,
Джош принадлежал к людям, имеющим дело с неопровержимыми фактами. Ему будут неинтересны предчувствия и интуиция.
— Здесь в особняке произошел ряд случаев, которые в некоторой степени обеспокоили нас. Фактически, эти происшествия явились реальной причиной того, что мы закрылись до конца сезона в этом году.
— Уточните детали, — настаивал Джош, рассматривая ее покачивающуюся ногу.
— Во-первых, все эти технические и строительные проблемы, с которыми мы столкнулись.
Тут Мэгги осознала, что он разглядывает ее ногу, наполовину одетую в туфлю-лодочку из лакированной кожи. Она аккуратно расправила ноги и засунула стопу обратно в туфлю.
— В самый пик сезона испортились большая морозильная камера и холодильник на кухне. Мы потеряли несколько сотен долларов на испорченных продуктах. Но хуже всего, что мы вынуждены были закрыть столовую в самый большой уик-энд в году. Пострадало много людей, заказавших обед. Пансион был полон, и все гневались из-за неудобств.
— Продолжайте, — подсказал Джош.
Казалось, он потерял интерес к ее ноге, после того, как она снова одела туфлю. Сейчас, осознала Мэгги, он почему-то смотрел на ее руки.
— У нас постоянные неполадки с печью, хотя установили ее меньше двух лет назад. — Мэгги в конце концов осознала, что пальцы ее дрожали, пока она говорила. Она сжала пальцы в кулак. — Затем однажды мне случилось делать общепринятый тест на детекторе дыма в цоколе, и я обнаружила, что батареи отсоединены. Это уже действительно меня обеспокоило. Видите ли, Полковник содержит все свое оборудование и записи в цокольном этаже. А огонь, если начнется внизу, будет катастрофическим.
— Оборудование и записи?
Полковник застенчиво пожал плечами.
— Немного экспериментирую. Мы сходим туда позже, если захотите.
— Ясно.
Джош перевел взгляд снова на Мэгги.
— Что-нибудь еще необычное случалось?
Она поджала губы. Девушка опасалась, что на Джоша все это произвело не слишком большое впечатление.
— Как я уже упоминала, имел место ряд различного рода раздражающих неурядиц. Вышла из строя новая цистерна для горячей воды. Гости были очень недовольны, позвольте вам сказать.
— Некоторые из них кричали на Мэгги в самой грубой и оскорбительной форме. Очень прискорбно. — Сообщила по секрету Одесса. — Полковник был вынужден побеседовать с одним мужчиной, который по его словам «вел себя несообразно со званием, как обычно мы говорим в армии».
Полковник кивнул, насупив брови.
— Я, конечно, послал парня упаковывать вещи.
Мэгги криво улыбнулась.
— К несчастью вы послали его прежде, чем он заплатил за комнату.
— Следование нормам поведения гораздо важнее денег, — объявила Одесса.
— Верно, — согласилась Ширли. — Должны же быть рамки.
— Истинная правда, — проворчал Полковник. — Не могу допустить такого поведения, знаете ли.
Мэгги подавила вздох. Много легче рассуждать на эту тему, когда не стараешься свести бухгалтерию. Она осознала, что Джош снова пристально за ней наблюдает. Девушка поспешила досказать историю.
— В придачу к неурядицам с горячей водой у нас приключилась беда с туалетами. Затем во всех комнатах с каминами, таких, как ваша, возникли проблемы с дымоходами. Комнаты стали наполняться дымом, если гости разжигали огонь. Пожарная служба выезжала каждую ночь в течение недели, пока мы не ввели запрет на пользование каминами.
Ширли мрачно покачала головой.
— В конце концов, мы их прочистили, и все заработало, но слово за слово, и вот ты узнаешь, что слухи уже поползли.
Джош взглянул на нее.
— Какие слухи?
— Вам это знакомо. Типа, что особняк больше не является подходящим местом для пребывания в нем. Слишком много проблем. Люди стали говорить, что требуется ремонт, а новое руководство позволяет этому месту становиться все хуже. Мэгги начала терять заказы.
Джош окинул Мэгги задумчивым взглядом.
— Это так?
Она уныло кивнула.
— После случаев с каминами я приняла решение объявить о закрытии сезона в этом году. Говорю всем, что мы собираемся всю зиму делать ремонт и к весне все приведем в порядок. Но правда в том, что поместье в хорошем состоянии. Тетушка Агата следила за этим.
— Кто такая Агата? Кроме того, что она ваша тетушка, конечно, — осведомился Джош.
Полковник ответил за всех.
— Агата Гледстоун была одной из самых прекрасных леди, которых вы когда-либо знали. Она владела этим местом сорок лет. Умерла в прошлом году, оставила поместье Мэгги.
Джош принял это к сведению. Мэгги могла видеть вопросы в его глазах, но он их не задал. Вместо этого он сосредоточился на первоначальной линии следствия.
— Ладно, давайте подведем итоги. В поместье произошел ряд небольших, но досадных неполадок в электричестве и оборудовании. Гостиница приобрела плохую репутацию, и вы решили закрыть это место для всех, кроме троих постоянных гостей.
Мэгги удивленно заморгала.
— Одесса, Ширли и Полковник не являются гостями. Они постоянные жители. Поместье — их дом. Тетя Агата ясно это установила.
Полковник кивнул в знак согласия.
— Требуется пояснение, разве ты не видишь? Мы — семья. Агата нас покинула, мир ее праху, но сейчас у нас есть Мэгги.
Джош внимательно посмотрел на Мэгги.
— Да уж. Одна большая счастливая семья.
Мэгги нахмурилась.
— Дело в том, что мы не верим, что все происшествия за последние месяцы являлись следствием только неудачи. Мы хотим, чтобы вы нашли, кто или что кроется за этим, и какой у него мотив. Прежде, чем вы начнете, вам следует знать, что у нас у всех разные теории на этот счет, которые вам следует проверить.
Джош глотнул виски.
— Не будете возражать, если мы пообедаем, прежде чем проанализируем эти теории? Я хочу есть. Мне обещали домашнюю стряпню, согласно вашему приглашению.
Мэгги резко встала и изобразила для него профессиональную улыбку.
— Ничуть. Если вы отпустите меня на минуту, я пойду, проверю, как там с обедом.
— Я пойду с тобой, — сказала Одесса.
Полковник галантно встал, когда обе женщины направились к двери.
— Мэгги и Одесса готовят целый день нынче, — пояснил он Джошу. — Пришлось отпустить шеф-повара и кухонных работников, когда мы закрылись до зимы. Ширли и я занимаемся уборкой.
— Точно одна большая счастливая семья, — снова пробормотал Джош.
— Не придирайтесь, — заметила Ширли. — Так вышло.
Мэгги бросила взгляд через плечо, как будто ее озарила какая-то мысль. Она задержалась на выходе, удивившись, как человек может просто так уехать на целый месяц.
— У вас есть семья, Джош?
— Нет, — откликнулся Джош. — Я сам о себе забочусь. Мне так нравится.
Мэгги содрогнулась от зимнего холода, прозвучавшего в его словах, и поспешила вслед за Одессой.
— Что ты о нем думаешь? прошипела Мэгги, догнав пожилую женщину.
— Кажется, вполне подходящий молодой человек, — бодро ответила Одесса, когда они вошли в кухню. — Чувствую, мы в хороших руках.
— Подходящий? Ради бога, мужчина на костылях. И он не кажется мне профессионалом. В нем все не так. Он даже оружие не носит. Я полагала, все частные сыщики носят оружие.
— Возможно, так обстоит дело в романах, которые ты всегда читаешь, дорогая. Ты когда-нибудь встречала в жизни частного детектива? — Одесса открыла холодильник и вытащила заранее приготовленный ею салат.
— Ну, нет. Но я прочитала достаточно детективов, чтобы представлять, что можно ждать от детектива.
Мэгги схватила кухонные рукавицы и открыла духовку.
Ароматный пар вырвался наружу.
— Мне пришло на ум, может, Джош Дженьори взялся за эту работу, потому что подумал, что поместье может быть прекрасным местом поправить здоровье. Он, вероятно, полагает, что наши проблемы будут хорошо оплаченным заданием.
— Мне любопытно, что с ним случилось? — Одесса заправила салат соусом, сделанным по ее собственному рецепту. — Думаешь, авария?
— Больше похоже, что он досадил кому-то, и его спустили с лестницы, — пробормотала угрюмо Мэгги, доставая блюдо из духовки.
— Недалеко от истины, — откликнулся Джош, стоя в дверях. Он прислонился, опираясь одним плечом, к стене, держа костыли в руке. Каким-то образом он держался, несмотря на неустойчивое равновесие.
— Кое-кто действительно допек меня.
Мэгги быстро поставила блюдо. Это только жар от духовки явился причиной румянца, выступившего на ее щеках, убеждала она себя. Она многозначительно посмотрела на его костыли.
— Я не слышала, как вы спустились в холл.
Джош дьявольски усмехнулся.
— Я знаю. Тихо подкрадываться — это для нас, профессиональных частных сыщиков, детские игры. — Он бесшумно поставил костыли на восточный ковер в холле. — С помощью ковра это легко проделать, как видите. Даже на костылях. Могли бы и помнить об этом.
— Я запомню, — резко парировала Мэгги.
— Не обращайте внимания на Мэгги, — поспешила вступить в разговор Одесса. — Она явно умничает. У Мэгги есть чувство юмора.
Она безмятежно улыбалась ему, пока несла салат из кухни.
— Садитесь за большой круглый стол в столовой. Мы подадим обед с минуты на минуту.
— Благодарю.
Джош подождал, пока Одесса исчезнет в столовой, и повернулся к Мэгги.
— Могу я чем-нибудь помочь? — Вежливо спросил он
— Сомневаюсь, — ответила Мэгги. — Не в вашем теперешнем состоянии.
Она гордо обогнула его с блюдом в руках.
— Напомните мне, чтобы я не стоял на вершине любой лестницы, когда вы поблизости, — пробормотал Джош ей вслед.
МЭГГИ ПОПАЛА В ТОЧКУ, размышлял Джош в разгар обеда. Он изначально воспользовался этим нелепым предлогом, потому что наклюнулась непыльная работенка, а ему нужно было время поправиться после «несчастного случая». Очень умная леди, эта Мэгги Гледстоун. За ней нужен глаз да глаз. Приятное дополнение к этой работе.
Расследование само по себе было обречено на успех, как и предсказывал Маккрей. Ситуация здесь в Перегрин Мэноре — явный случай некоторых несчастливых совпадений в сочетании с живым воображением.
В больших старых домах постоянно что-то ломается.
Его клиентка, очевидно, ударилась в панику после нескольких незначительных случаев, которые представляют собой совершенно нормальные проблемы и ничего больше.
Фокус состоял в том, чтобы умудриться растянуть так называемое расследование на целый месяц. Если ему удастся остаться на целые четыре недели, как планировалось, он смог бы внести солидный вклад в написание книги. Сделаю это, решил он сразу. Когда он снова почувствует себя в приличном состоянии и решит, так или иначе, способен ли он писать детективные романы, тогда он приготовит внушительный отчет своей клиентке. Она и ее «семья» будут соответствующим образом впечатлены и, вероятно, вздохнут с облегчением, когда им скажут, что за происшествиями ничего не стоит.
Лакомый кусочек. Между тем он мог бездельничать и усердно выжидать. Стряпня Мэгги была превосходна, судя по этой первой кормежке.
Джош расправлялся уже со второй добавкой очень вкусного блюда из картофеля с сыром. Он уже подумывал обратиться за третьей порцией, когда Одесса с неизменной учтивостью прирожденной хозяйки предложила ее Джошу.
— Возьмите еще добавку, Джош. Джентльмен, выздоравливающий после серьезного несчастного случая, нуждается в восстановлении сил, — Одесса тепло улыбнулась.
— Вы меня убедили, — Джош зачерпнул еще. — Сейчас я готов выслушать ваши версии. Почему бы не начать с вас, Одесса?
— Безусловно, — Одесса неодобрительно сжала губы. — Я убеждена, что это один из моих племянников стоит за попытками прикрыть Перегрин Мэнор. У меня их, знаете ли, трое. Племянников, то есть.
— С какой стати ваши племянники желали бы закрытия пансиона?
— Конечно, возмездие за то, что я недавно вычеркнула их из завещания, — высказала предположение Одесса. — Отвратительные неблагодарные эгоисты, эти племянники. Я окончательно решила не оставлять им ни одной акции моих золотых приисков. Я владею значительной частью акций компании Лаки Инк. Боюсь, мои племянники прознали о моих намерениях отречься от них. Думают, что смогут запугать меня, и я изменю решение.
Джош не смог удержаться от улыбки. Было явно непохоже, чтобы леди, одетая в столь поношенное платье, какое было на Одессе этим вечером, владела значительной частью дорогостоящих акций. Одесса, по-видимому, когда-то была богата, но аура потрепанной элегантности, окружающая ее, никого не могла ввести в заблуждение. Он был убежден, что кто-то заложил бриллиант из ее массивного кольца давным-давно. И на пальце сверкала стекляшка. Он мог поспорить.
— У меня, тем не менее, другая версия, — напыщенно произнес нараспев Полковник со своего места во главе стола. — Помнится, раньше я упоминал, что провожу некоторые эксперименты в подвале. Я не говорил, по сути, никому, но правда в том, что я в некотором роде изобретатель. И добился потрясающего прогресса в получении потенциально ценного альтернативного топлива, которое сделает горючее на основе бензина устаревшим. Смею сказать, это произведет революцию в автомобильной промышленности точно так же, как и в производственном секторе нашей экономики.
— Интересно. — Джош неожиданно проглотил большой кусок и вспомнил испорченные дымоуловители внизу в подвале. То, что мне нужно, подумал он уныло. Провести месяц в особняке с сумасшедшим изобретателем, который любит поиграть с легковоспламеняющимися субстанциями.
— Естественно, я приостановил все эксперименты, пока вы не проясните это дело для нас, — продолжал Полковник. — Не могу рисковать тем, что мои эксперименты попадут в руки не тех людей.
— Да, — согласился тут же Джош. — Рисковать не стоит. Прекратить на время эксперименты — мудрое решение.
— Ну, я не думаю, что эти происшествия имеют отношение к ужасным племянникам Одессы или экспериментам Полковника, — объявила Ширли. Она пристально смотрела на Джоша через свои очки, инкрустированные фальшивыми бриллиантами. — Это он. Он посылает мне предупреждение.
Краем глаза Джош заметил, что Мэгги озабоченно прикусила нижнюю губу. Явный знак, что она встревожена. Джошу стало любопытно, а ему самому понравилось бы прикусить нижнюю губу Мэгги? Очень притягательная идея.
Он с трудом переключил внимание на Ширли.
— Кто посылает предупреждение? — спросил он участливо.
— Рикки.
Глаза Ширли вдруг наполнились слезами.
— Простите меня. Не собиралась устраивать сцену. — Она сдернула очки и промокнула глаза платком. — Всякий раз, когда я думаю о нем, прихожу в ужас.
Джош вздохнул и повернулся к Мэгги.
— Вы знаете, кто такой Рикки?
— Он гангстер, — сконфуженно пробормотала Мэгги. — Ширли говорит, она была, как бы это сказать, его подружкой.
— Именно, — шмыгнула носом Ширли. — Рикки Стяни Кольцо. Двадцать лет назад они не называли его Стяни Невесть Что, знаете ли. Но он во всех отношениях был джентльменом. Всегда обращался со мной, как с королевой. То есть, пока они не посадили его в тюрьму. Я знаю, он, вероятно, думает, что я выдала его, и сейчас собирается отомстить.
Мэгги осторожно кашлянула.
— Ширли говорит, она сменила фамилию пятнадцать лет назад, когда перебралась сюда на побережье. С тех пор она беспокоится, что Рикки ее отыщет, когда выйдет из тюрьмы.
Джош поднял брови.
— Когда его выпустили?
— Предположительно он вышел несколько лет назад, — отозвалась Ширли, снова вытирая глаза платком. — Я полагала, он еще долго не сможет найти меня. Но он нашел и хочет, чтобы я знала, он собирается свести счеты за то, что, по его мнению, я сделала. Я бы убежала, если бы смогла, но я не в состоянии уехать куда-нибудь. Перегрин Мэнор — мой дом.
Джош размышлял, стоит ли упоминать этой маленькой компании, что если бы могущественная персона из мафиозного клана задумала убить кого-нибудь наподобие Ширли, работа, вероятно, уже была бы сделана к этому времени. Затем он напомнил себе, что у него впереди еще целый месяц пребывания в особняке.
Ему не хотелось слишком быстро начать проделывать дыры в версиях его клиентов. Они могли бы его уволить, если бы догадались, что он им не нужен. Было у него подозрение, что немного нужно, чтобы убедить Мэгги освободиться от его услуг.
— Хорошо, — объявил Джош властным тоном, на который клиенты откликаются, как правило, вполне охотно. — Позабочусь об этих трех ваших версиях.
А про себя он начал размышлять, будет ли десерт, но заставил себя вернуться к насущной теме.
— Каково ваше объяснение этих происшествий, Мэгги?
— Возможно, мне следует отложить это на потом, Джош, — поспешно ответила она. — У вас теперь достаточно пищи для размышлений. Кто-нибудь будет десерт?
Она вскочила на ноги и стала поспешно и озабоченно вытирать стол.
Джош изумленно наблюдал за ней. Она отводила взгляд в сторону, громыхая тарелками. Было очевидно, что она понимает, насколько нелепы доморощенные теории ее жильцов. Она не собиралась давать ему другого объяснения в качестве повода для насмешек.
— Ваше предложение насчет десерта звучит великолепно.
Джош удивился, сделав открытие, что чувствует себя вполне довольным, сидя в столовой Перегрин Мэнора, окруженным очаровательным букетом эксцентричных сумасшедших.
Дела налаживаются. Либо он прав, либо все скоро полетит к чертям.
— Всегда обожала мужчин с хорошим аппетитом, — заметила Ширли, поднимаясь на ноги. — Не беспокойся о посуде, Мэгги. Ты знаешь, что мы с Полковником единственные, кто моет все здесь.
— Знаете ли, мой Рикки ел как лошадь. Конечно, ему нужно было много сил при его-то работе. По-видимому, вам тоже, да, Джордж?
— Да, мэм, — согласился Джош. — Я потерял аппетит на время после аварии, но, кажется, он возвращается. — Он осознанно перехватил взгляд Мэгги. — Ко многим вещам.
— Я принесу яблочный пирог, — сказала Мэгги. Она исчезла в кухне, будто ее ветром сдуло.
Одесса понимающе улыбнулась Джошу.
— Вы в самом деле производите впечатление на нашу Мэгги.
Полковник послал Джошу взгляд из разряда «между нами мужчинами».
— Будьте с ней осторожны, сэр. Не дразните ее, если у вас нет серьезных намерений. Наша Мэгги — провинциальная девочка из маленького городка. Она обычно не имеет дел с мужчинами вашего сорта.
— Мужчинами моего сорта? — Джош поднял бровь.
— Уточню, — невозмутимо продолжил Полковник. — У вас взгляд человека, который привык добиваться, чего пожелает. Все, что мне хотелось сказать, не преследуйте Мэгги, если в самом деле не уверены, нужна она вам или нет. Мы все заботимся о ней. И не хотели бы, чтобы ей причинили боль, если вы понимаете, что я имею в виду.
— Я понимаю вас, — Джош откинулся на спинку кресла и осторожно вытянул ногу под столом. Он попытался вспомнить, когда его последний раз предупреждали насчет женщины и не смог. — Вы хорошо знаете Мэгги? — поинтересовался он.
— О, да, — с готовностью откликнулась Одесса. — Мы ее часто видели, пока она росла. Родители ее жили в Вашингтоне. Мэгги здесь в Перегрин Мэноре проводила большую часть каникул. Правда, в последние годы нечасто ее видели. Пока не умерла Агата и не оставила ей особняк. Но мы всегда держали связь. Ее семейство переехало в Аризону, но они останавливались здесь, по крайней мере, каждое лето.
Джош лениво вертел в руках кофейную чашку, пока деликатно прощупывал почву. Эта техника после всех этих лет в бизнесе стала его второй натурой.
— Чем же она занималась последние годы?
— После окончания школы поступила в колледж и стала библиотекарем, — объяснила Одесса. — Она поработала в паре маленьких городков в штате. Оставила последнее место работы, когда получила в наследство это место. Родные были против, но она настояла.
— Ее парень, должно быть, имеет несколько мыслишек насчет того, что Мэгги поменяла карьеру и переехала в Перегрин Пойнт. — заметил Джош. Он вдруг осознал, что напряженно ждет ответа, встречается ли Мэгги с кем-нибудь.
— Парень? У Мэгги нет никакого парня.
Ширли фыркнула.
— Если вы не имеете в виду Клэя О’ Коннора.
— О’ Коннора? — осторожно повторил Джош.
— Недавно поселился в городе, в прошлом году, — уточнил Полковник, заинтересовавшись. — Открыл агентство недвижимости. Кажется, вполне честно ведет дела. Потом они с Мэгги начали встречаться за обедом. Ходили на прошлой неделе в кино.
Джош уловил некий оттенок в голосе Полковника.
— Вы не одобряете О’ Коннора?
Полковник пожал плечами.
— Полагаю, ничего в нем нет плохого. Вежливый. Успешный. Слишком обтекаемый, любит сглаживать углы, если вы меня понимаете. Из тех, кого надо послать в армию для закалки.
— Правильно, сглаживает углы. Не из тех мужчин, кого мой Рикки хотел бы иметь за спиной в драке, — возмущенно объявила Ширли. — Мэгги гораздо лучше управляется с делами, чем Клей.
— Не уверена в этом, — посчитала Одесса, слегка вздохнув. — По словам Мэгги, Клей прекрасный человек. Не слишком отличается от большинства мужчин в наши дни, но и лучше многих. По крайней мере, у него постоянная работа, знает, как себя вести, а это больше, чем я могу сказать о некоторых.
— В наши дни вообще много о мужчинах не скажешь, — проворчала Ширли. — Хорошая работа и скользкие манеры не обязательно указывают на хорошего человека. Как я уже сказала, Мэгги может управляться лучше.
— Может, вы все слишком оберегаете Мэгги, — предположил Джош.
Полковник довольно холодно улыбнулся, что напомнило Джошу, как этот человек когда-то готовил других мужчин к войне.
— Может быть. Как я уже сказал, мы — семья.


Глава 3


Несколько часов спустя Джош лежал, прислонившись к подушке неимоверных размеров, и глазел на ситцевый полог над ним. Полог загораживал ему часть потолка, но он, так или иначе, все рано не смог бы увидеть больше. Перед этим он открыл тяжелые бархатные портьеры, но плотный облачный покров скрыл луну. Свет в окно совсем не поступал.
Его мысли неугомонно блуждали между тремя предметами: Мэгги, спавшей в соседней комнате, его книгой, и идиотским случаем, приведшим его сюда в Перегрин Мэнор. Из трех предметов его осведомленность, что Мэгги спит в соседней комнате, производила на него самый сильный эффект. В душе он тосковал.
Он был слишком стар, чтобы реагировать на женщину с такой внезапной и сильной эротической потребностью.
Но правда была в том, признал Джош, что он был необычайно ею очарован с момента, когда вскрыл это сумасшедшее письмо. Возможно, это ее невероятно смелый призыв о помощи в обмен на месячное содержание заинтриговал его. Большинство людей не обратились бы в профессиональное агентство по безопасности по поводу столь нелепой маленькой ситуации, как здесь, в Перегрин Пойнте.
Нет сомнения, нужно обладать силой духа, чтобы написать такое письмо. Джош восторгался таким мужеством.
Мужчина повернулся на бок, содрогнувшись, когда его покрытые синяками ребра запротестовали. Вокруг была тишина. Раньше он слышал шум воды в крошечной ванной, и его воображение рисовало ему соблазнительные образы готовящейся ко сну Мэгги.
Джош старался понять, что в ней так притягивало его. Мэгги не была сногсшибательной красоткой. У нее был удивительно острый язычок для столь милой маленькой провинциальной девушки. И Джош точно знал, что она будет одной из тех трудных клиенток, которые хотят гораздо больше, чем готовы заплатить за услуги службы.
Но было нечто в ней, что находило отклик в его душе, задевало какую-то струну внутри него. И чем больше он думал об этом, тем больше опасался, что знает, какая эта струна. Он распознал в Мэгги то же наивное неуместное желание бросаться на помощь слабым и беззащитным, что однажды привело его к своей нынешней работе. Это объясняло, чем она здесь занимается, стараясь вдохнуть жизнь в это обременительное наследство. Девушка делала все возможное, чтобы защитить дом тех троих эксцентричных стариков.
Мэгги Гледстоун явно не усвоила урок, что играть роль рыцаря в сверкающих доспехах — неблагодарная задача и по большей части напрасная трата времени.
Часы на ночном столике нежно тикали, фиксируя ход времени, который явно обещал превратиться в бесконечную ночь.
Ну и черт с этим, решил Джош. Если ему не спится, то, по крайней мере, мог бы немного поработать. Мог бы начать книгу сегодня. Рано или поздно он собирался определить, по силам ли ему задача изобразить на бумаге сидящие в голове характеры. Поработаем над компьютерным диском, сказал он себе, откидывая в сторону тяжелое одеяло.
Джош приподнялся и перекатился на край кровати, ощущая необычайный всплеск энтузиазма. Он уже был на полпути по завершению операции под названием «вставание с постели», когда запоздало вспомнил о существовании коварных маленьких ступенек сбоку кровати.
К тому времени, конечно же, его правая нога их полностью проигнорировала, и он потерял равновесие. Мужчина схватился за витой резной столбик кровати. Чертова штуковина, естественно, сломалась. Столбик повернулся, лишая опоры его руку. Пальцы соскользнули. В рефлекторном движении, о котором он тут же пожалел, Джош всем весом оперся на поврежденную левую ногу. Пятка ударилась о пол, а волна боли ударила по нему.
— Черт, пропади все пропадом!
Джош в агонии стиснул зубы и в отчаянье снова стал искать, на что опереться. В зажатом кулаке оказался ситцевая драпировка.
К несчастью, полог кровати не был рассчитан на медвежий вес. Он тут же оторвался от каркаса. Не было времени схватиться за что-нибудь более существенное. Джош неуклюже опрокинулся на край постели, соскользнул с нее и тяжело приземлился на пол. Его покрытые синяками ребра и плечи, которые уже ощущали себя на пути к выздоровлению, были потрясены коварным падением.
Джош закрыл глаза, стиснул зубы и стал ждать, когда отступит агония. Пока он пережидал, оторванные драпировки свалились грудой и бесцеремонно устроились поверх него.
Закутанный в ситец Джош лежал на полу и копил силы на борьбу с болью. Он развлекался, перебирая в уме слова из письма на четырех страницах, которые замечательно подходили для описания старомодных и изящных викторианских гостиниц с предметами данного периода, когда услышал озабоченный стук в дверь. Он тотчас же понял, кто это.
— Джош? Джош, с вами все в порядке? — Голос Мэгги был полон участия.
Черт. Именно то, что ему нужно, подумал он с отвращением. Как будто недостаточно, что он уже чувствует себя чертовым дурнем. Нет, сейчас ему еще предстоит столкнуть лицом к лицу с клиенткой, примчавшейся его спасать. Как-то его тихий расслабляющий месяц на побережье не очень хорошо начался.
— У меня все хорошо, Мэгги, — отозвался Джош. — Идите в постель.
— По голосу не скажешь. Лучше откройте дверь. Думаю, я слышала, как упало что-то тяжелое.
— Маленькая авария, — Джош ртом ловил воздух, выпутываясь из бесчисленных ситцевых драпировок.
— Еще одна авария? — Обеспокоено спросила она.
— Не беспокойтесь, — процедил он сквозь зубы, все еще стараясь усмирить бурно протестующее побитое тело. У женщины явно сформировалось мнение, что он неуклюжий болван. Он едва ли мог ее осуждать.
— Джош, ваш голос звучит ужасно. Я вхожу.
— Нет.
Сия угроза побудила его к немедленным действиям. Он, наконец, принял сидячее положение под покровом драпировок и резко всосал воздух от новой волны боли, пронзившей его от лодыжки до поврежденных ребер.
— Черт.
Дверь открылась на противоположной стороне от кровати. Узкий луч света прочертил дорожку на полу, когда Мэгги просунула голову в дверь.
— Джош? Где вы?
Он сообразил, что она не может его увидеть, поскольку он лежал с противоположной стороны под прикрытием огромной кровати.
— Послушайте, Мэгги, не стоит волноваться, ладно? Я в порядке.
— Что, скажите на милость, случилось? — Она посветила фонариком от двери. — Боже мой. Что вы сделали с постелью?
— Вернее, что ваша постель сделала со мной. Вы знали, что один из столбиков не закреплен?
Джош тяжело пыхтел, пытаясь освободиться из тряпичного кокона. Он резко чихнул.
— Когда в последний раз вы стирали эти вещи? В них полно пыли.
— О, Боже. Я сожалею. Да, какое-то время прошло. Это комната моей тети. Я не видела необходимости регулярно убирать неиспользуемые комнаты. Ладно, позвольте помочь вам.
Он услышал, как она босиком прошла по ковру, и смирился с неизбежным унижением, что его обнаружат на полу в столь нелепом виде.
— Раз уж вы здесь, могли бы подать мне руку. И убрать эту дурацкую материю с меня.
— Конечно, Джош, я на самом деле сожалею, что так вышло. Вы пропустили ступеньки, когда вставали с постели? Иногда люди теряют ориентацию и забывают, как высоки старые кровати. Вы ведь не подадите иск, не так ли?
— А это мысль, — мрачно проворчал он.
— Это вам ничего не даст, знаете ли. Единственным имуществом, которым я владею, является этот пансион, а вы, вероятно, его не захотите.
Она начала снимать с него ситец, а затем резко прекратила это занятие, как только освободила его лицо и плечи.
— О, Боже.
— А что сейчас? — он взглянул и увидел, что девушка уставилась прямо на него. И сильно покраснела.
Он также узрел, что ее распущенные волосы образуют восхитительное, взъерошенное после сна облако вокруг лица. Она накинула стеганый халат, но не потрудилась завязать пояс. Крошечные цветочки и кружевные вставки, украшавшие старомодную закрытую до шеи фланелевую сорочку, выглядывали из-за полы халата.
Мэгги выглядела теплой и уютной, готовой для постели. Несмотря на боль, Джош почувствовал, что тело его откликнулось способом, в котором было трудно ошибиться. Он предался праздному размышлению, отчего природа сделала возможным для мужской особи рода человеческого чувствовать одновременно и желание, и боль.
— Я дам вам халат, — сказала Мэгги тихим голосом и тут же стала складывать обратно на него занавески.
— Погодите. Черт, не хороните меня снова под этой дрянью.
Запоздало осознав, в чем состояла проблема, Джош выдавил страдальческую улыбку.
— Полагаю, мне следовало предупредить вас, что я сплю в трусах, а? Послушайте, если это слишком для вашей девичьей скромности, тогда идите отсюда. Я сам о себе позабочусь.
— Не будьте смешным. Я помогу вам вернуться в кровать.
Она смела оставшуюся ткань с него и быстро отвернулась, чтобы положить ее на ближайшее кресло. Взметнулось маленькое облачко пыли.
— Полагаю, их действительно следует постирать, раз уж они свалились.
— Хорошая мысль.
Джош схватился за край кровати и начал подниматься с пола. Движение вызвало еще больший протест у его лодыжки и ребер. Он сдержал еще один стон.
Мэгги обернулась на негромкий звук, который он издал. Смущение во взгляде мгновенно сменилось озабоченностью. Она схватила его под руку.
— Так, обопритесь на меня. Когда мы вернем вас в кровать, я спущусь и принесу вам льда для лодыжки. Не хотите ли еще вдобавок для плеча?
Гнев на неловкую ситуацию, в которой он оказался, охватил Джоша, нейтрализуя частично боль.
— Мне не нужен лед, и мне не нужна сиделка. Оставьте меня в покое, ладно? Я не умираю. И близко этого нет.
А только мужское самолюбие — вот что крылось за этим перечнем требований, решил про себя он.
— Нет, но вы явно ушиблись.
Она освободила его руку, когда он устроился в сидячем положении на кровати.
— Оставайтесь здесь. Я скоро вернусь со льдом. В вашем шкафу есть халат?
— Нет. Ни одного.
— О. Ладно. Скоро вернусь.
И прежде, чем он успел остановить ее, Мэгги вышла.
Джош ругался сквозь зубы и сидел, застыв, ожидая ее возвращения. Если она собралась принести лед, он будет дураком, если не воспользуется этим. Дерьмовый способ произвести впечатление на клиента, размышлял он. Чертов способ произвести впечатление на женщину.
К тому времени, когда раздались на лестнице шаги возвращающейся Мэгги, боль отступила и перешла в тупую пульсацию.
— В конце концов, жить буду, — сказал себе сурово Джош, когда дверь его комнаты открылась. Более того, он уже взял свои разбушевавшиеся гормоны под контроль.
— К счастью, мы держим несколько контейнеров со льдом на случай неотложной помощи, — бодро заявила Мэгги, вернувшись в комнату. — Сейчас прилягте, я положу один на вашу лодыжку. Для вашего плеча я тоже принесла.
Беспрекословно, Джош вытянул ноги в сидячем положении, опираясь на подушку, и содрогнулся, когда Мэгги заботливо пристроила упаковки со льдом.
Мэгги выпрямилась и озабоченно стала его рассматривать.
— У вас есть какие-нибудь обезболивающие таблетки?
— Да, но они мне не нужны. Я приду в порядок через несколько минут. Лед — это ловко придумано.
Он исподлобья скосил на нее взгляд.
— Я ведь, в самом деле, разбил все ваши романтичные представления о лихих частных детективах, не так ли?
Она в ответ улыбнулась.
— Ладно, собственно говоря, да. Вы, несомненно, не похожи ни на кого из героев прочитанных мной романов. Например, не слышала ни о ком, кто бы падал с кровати. Но полагаю, справлюсь с действительностью. Вы все еще думаете, что управитесь с этим случаем?
— Одной рукой.
Она оценивающим взглядом прошлась по его побитому и потрепанному телу.
— А как насчет одной рукой и одной ногой?
— Справлюсь.
— Как? — она одарила его откровенно пытливым взглядом.
— Что вы имеете в виду, как? Как обычно.
— Я серьезно.
Она села в кресло у кровати и тщательно запахнула халат вокруг коленей.
— Как вы намереваетесь приступить к расследованию?
Джош пожал плечами и попытался придумать слова, которые прозвучали бы вполне профессионально.
— Ладно, в данном конкретном случае, сначала надо будет исключить все эти доморощенные версии. Не думаю, что кто-либо из ваших постоянных жителей будет удовлетворен результатами, если первым делом я точно не докажу их несостоятельность.
— Хмм. — Мэгги помолчала с секунду. — Может, вы и правы. Я так понимаю, вы не поверили, что какая-либо из услышанных вами теорий объясняет, что происходит вокруг?
Джош предостерег себя не проболтаться слишком быстро.
Ему не хотелось выдать себя, чтобы отказались от его услуг.
— Я так бы не сказал. Только упомянул, что эти версии следует тщательно проверить. Знаете, должно быть, старую истину: «Когда исключите невозможное, то, что остается, каким бы невероятным это не было, является правдой».
Лицо Мэгги просветлело.
— Шерлок Холмс. «Знак четырех», полагаю. Я так рада, что вы изучали классические детективы.
— Ах, да. Классика. — Джош решил не упоминать, что прошло около тридцати лет с тех пор, как он читал сэра Артура Конан Дойля, и что давно уже позабыл источник цитаты. А помнил по единственной причине — слишком часто она подходила к его случаям.
— Полагаю, вы будете пользоваться компьютером, чтобы исключить невозможное в этом расследовании?
— Что? О, да. Компьютером.
Джош мысленно скрестил пальцы. Естественно, он никак не планировал использовать компьютер помимо работы над книгой.
— В наши дни мы делаем много работы по расследованию на компьютерах.
— Да, я знаю.
И у него не имелось в наличии, что могло бы удовлетворить загадочный энтузиазм клиентки. Придется следить за каждым своим шагом. Джош попытался сменить тему.
— Вы так и не рассказали мне свою доморощенную версию, Мэгги. Наверняка вы припасли хотя бы одну.
Она одарила его неопределенным взглядом.
— Ладно, да, у меня есть кое-что. Но вы, возможно, решите, что это чистой воды фантазия.
— Попытайтесь.
— Ладно… — она заколебалась. — Честно говоря, мне любопытно, не охотится ли кто-нибудь за изумрудной брошью тети Агаты. Видите ли, я не могу ее найти с тех пор, как тетя умерла.
Боже, изумился про себя Джош. Сейчас мы еще и изумруды припишем этому делу.
— Почему кому-то понадобилось устраивать переполох с кучей неприятностей в Перегрин Мэноре из-за какой-то броши?
Мэгги сосредоточенно наклонилась вперед.
— По моей версии, кто бы не устраивал неприятности, целью было заставить полностью закрыть пансион, чтобы он или она могли беспрепятственно заняться поисками броши.
Джош постарался выглядеть соответственно впечатленным.
— Вы полагаете, она спрятана где-то в доме?
— Возможно. Видите ли, тетя умерла неожиданно от сердечного приступа. У нее не было времени отдать последние наставления. Здоровье у нее было превосходное, и не было причин беспокоиться за свое будущее. Она очень любила эту брошь и чаще держала ее в шкатулке для драгоценностей, чем в депозитном сейфе. Но когда я перебирала ее вещи после похорон, брошь пропала.
— Кому после ее смерти предположительно должна была достаться брошь? Она была упомянута в завещании?
— Да. Брошь переходила ко мне вместе с особняком. Тетя оставила специальные инструкции, что ее следует трактовать как долгосрочное вложение.
— Вложение? — Джош нахмурился.
— Да. В особняк. В приватной беседе тетя Агата сказала мне, что я должна продать брошь, если понадобится, для поддержания Перегрин Мэнора в рабочем состоянии.
— Но почему? Что такого важного в содержании особняка?
Мэгги пораженно глянула на него.
— Это их дом.
— Чей дом? Вы имеете в виду Ширли, Одессу и Полковника?
— Верно. Если придет день, когда пансион не сможет их обеспечить. Тетя Агата хотела быть уверенной, что способна защитить своих друзей.
Джош мягко прошептал.
— Вы рассказываете мне, что ваша тетя взвалила эту ответственность на ваши плечи?
Мэгги помрачнела.
— Она меня совсем не принуждала.
Она обсуждала это со мной много раз, прежде чем мы пришли к обоюдному решению. Я на самом деле не возражала. Поймите, я всегда представляла, что вести Перегрин Мэнор будет что-то вроде развлечения. Так и есть. Для меня это идеальная работа. Я много узнала о гостиничном деле, пока работала здесь каждое лето. И должна сказать, особняк процветал до того, как начались эти неприятности несколько месяцев назад.
— Но сейчас дела пошатнулись, — предположил Джош.
— И брошь пропала. Вероятно, украдена давным-давно каким-нибудь вором, прикинувшимся постояльцем, чтобы добраться до нее.
— Я так не думаю, — произнесла медленно Мэгги.
— Тетя носила брошь на людях?
— Естественно. Время от времени.
Джош мрачно кивнул.
— Тогда масса народу знала о броши и о том, что ваша тетушка не кладет ее в депозитный сейф. Поверьте мне, Мэгги, она, вероятно, давно исчезла.
— Даже, если вы правы, это не значит, что моя версия насчет случаев в пансионе неправильная, — вдруг заупрямилась она. — Кто-нибудь мог решить, что брошь потерялась где-нибудь в доме и, по всей видимости, мог попытаться поискать ее. Чтобы проделать это, ему понадобилось выжить нас отсюда. По крайней мере, на время.
Джош забарабанил пальцами по постели, стараясь набраться терпения.
— Скажите мне вот что, Мэгги. Что вы будете делать, если не сможете спасти особняк для друзей вашей тети?
Она горестно вздохнула.
— Не знаю, в самом деле. Ни у кого из них нет достаточных финансовых запасов. Знаю, Одесса говорила об акциях, но тетя Агата однажды поведала мне, что Одесса приобрела акции золотых приисков давным-давно и никогда, кажется, не имела никаких дивидендов.
Джош слегка улыбнулся.
— Это прекрасно исключает одну из версий, не так ли?
Мэгги возвратила ему улыбку.
— Имеете в виду тех трех племянников, которые пришли в ярость, что их выкинули из завещания? Да, боюсь, что так. Но у меня никогда не хватало духа сказать Одессе об этом. У нее есть гордость. Для нее очень важно быть владелицей золотых приисков.
— Ладно, я перепроверю, так и быть. Если обнаружу, что акции, в самом деле, ничего не стоят, может, смогу тактично объяснить Одессе насчет ее племянников, которые вряд ли будут терроризировать ее, не имея на руках информации о стоимости акций, — предложил Джош.
— Очень благородно с вашей стороны.
— Итак, что вы будете делать, если вам не удастся найти способ содержать особняк для этих троих, Мэгги? — повторил он свой вопрос.
— Не знаю, — призналась девушка. — Все, что я могу, это попытаться.
Он был прав, подумал Джош. Наивный маленький Дон Кихот в обличье леди, сражающейся с ветряными мельницами от лица слабых и невинных.
— Напрасная трата времени, знаете ли.
— Что именно?
— Играть в героя. Награды не будет.
Она внимательно на него посмотрела.
— Откуда вам знать?
— Знаю по опыту, — ответил он, и сам поразился, как жестко прозвучал его голос. — Как, черт возьми, вы полагаете, я ввязался в этот бизнес изначально?
— Потому что хотели спасать людей?
Он сжал челюсти.
— Когда я начинал, последняя вещь, которую я планировал, это создать корпорацию наподобие Бизнес Интелидженс энд Секьюрити. Сначала я действовал в одиночку, одержимый некой чертовски глупой идеей, что смогу уравновесить весы правосудия для тех, кто не в состоянии сделать это сам. Как я уже сказал, хотел играть роль сэра Галахада, хотел защищать тех, кто не мог себя защитить.
— И что произошло? — мягко спросила девушка.
Джош уже пожалел, что начал этот разговор.
Но по какой-то причине, он, казалось, не мог его сейчас прекратить.
— Случилось то, что со временем я узнал, что чертовски трудно играть героя, потому что часто невозможно отличить плохих парней от хороших. Вот что произошло.
— Не понимаю.
— Черт, Мэгги, в течение первых пяти лет я брался за каждую душещипательную историю, что проходила через мои двери. И ни одна из них не оказалась тем, чем хотела казаться.
— Расскажите мне, — прошептала она, глядя внимательно широко распахнутыми глазами.
— Хотите узнать, что на самом деле значит быть частным сыщиком? — резко спросил он. — Я скажу вам, на что это похоже. Отец попросил меня найти его маленькую потерянную девочку. Я привел ребенка и обнаружил, что она сбежала из дома, потому что отец плохо с ней обращался, и она предпочла жизнь на улице.
— О, Джош.
— Я искал пропавших жен для обезумевших мужей, а жены рассказывали мне, что они прятались от мужей, избивающих и угрожающих убить их. Женщины умоляли не выдавать их моим клиентам.
— Как ужасно…
— А потом случаи опекунства, — продолжал он, ощущая ярость. — Родители вели войну друг с другом, а бедные дети оказывались на линии огня. Дети разыгрывались как победный приз. Военная награда. Способ для родителей побольнее достать друг друга. Предполагалось, что я должен принять сторону родителя, имеющего право опекунства. И никому не было дела до детей как таковых.
Мэгги помолчала.
— Полагаю, я понимаю, что вы имеете в виду. Это совсем не похоже на детективные романы, не так ли?
— Чертовски не похоже. По крайней мере, большую часть времени. В итоге я поумнел и решил, раз уж я не могу спасать слабых и невинных от плохих парней, и поскольку у меня оказался талант к бизнесу, я мог бы также заняться, в конце концов, тем, за что платят. Мы с другом основали Бизнес Интелидженс энд Секьюрити Инкорпорейтид. Открыли несколько роскошных офисов в Сиэтле, наняли персонал и стали иметь дело с корпоративным бизнесом. Самое хорошее в преступлениях, совершаемыми служащими, что здесь не задействовано слишком много эмоций. И редко кто-нибудь собирается убить кого-то.
— Полагаю, в наши дни на консультантов по корпоративной безопасности большой спрос, — позволила себе высказаться Мэгги.
— Да, и хотя никогда не думал, что скажу такое в былые дни, это более чистая работа, чем то, что я обычно делал. Дайте мне компьютерное мошенничество или проблему безопасности на погрузочных платформах в любое время.
Джош резко замолчал, потрясенный, сколь много он рассказал ей.
Он знал, с чего все началось. С того, что увидел в ней то же самое бесполезное наивное великодушие, которое уже однажды было у него. Ему тут же захотелось сорвать розовые очки с ее глаз.
— Знаю, — сказала Мэгги тихо. — Не хочу ничего говорить, но мне странно, почему вы взялись за этот случай. Если честно, я удивилась, когда из вашего офиса позвонили и сообщили, что вы выехали.
Джош устроил свое плечо в более удобном положении и обследовал свою пульсирующую лодыжку.
— Вы не одна такая.
— БИС — последняя компания, от которой я ожидала отклика. Но я сделала запрос в каждую небольшую кампанию из телефонной книги Сиэтла. Ни одна контора не взялась за работу в Перегрин Мэноре в обмен на месячное содержание и комнату. Я терпела неудачу, и поняла, что ничего не потеряю, если попытаюсь обратиться в какую-нибудь крупную фирму.
— Готов поспорить, большинство просто рассмеялись вам в лицо, — откликнулся угрюмо Джош.
— Не совсем. Но все, что я получила от них, это были формальные письма с уведомлением, что они не берутся за дела такого рода.
— Ваша ситуация здесь немного необычная, — признал Джош.
Мэгги пощипывала нижнюю губу.
— Так почему вы взялись за это дело?
— Почуял нечто новенькое, — сказал он просто, откидываясь на подушку. — Как я уже сказал, случай необычный.
Мэгги изучала его какое-то время, потом встала на ноги.
— Думаю, за этим еще что-то кроется.
Она несмело улыбнулась, подойдя к кровати.
— Знаете, что я думаю?
Он послал ей вопросительный взгляд, размышляя, не сообразила ли она, что он использует Перегрин Мэнор в качестве места для поправки здоровья.
— Почему, вы думаете, я взялся за это дело?
— Полагаю, несмотря на все, что вы рассказали, вы все еще играете в героя.
В глазах ее засветилась нежность, когда она наклонилась к постели поправить лед на его лодыжке.
— Думаю, нечто в моем письме всколыхнуло в вас старые желания броситься на помощь слабым и невинным. Вы не хотите признаться, потому что вы слишком большой мачо. Вы обычно прячете истинные мотивы за фасадом жесткого циничного частного сыщика, которого все видят.
Джош протянул руку и схватил ее за запястье. Мэгги от неожиданности слегка вздрогнула. Ее взгляд метнулся к нему, и он получил некоторое удовлетворение, наблюдая зарождающееся понимание в ее ясных глазах цвета морской волны.
— Если вы верите в это, леди, то вам придется сильно разочароваться.
Примите совет. Не теряйте время, приписывая мне воображаемые мотивы благодетеля человечества. Я бизнесмен. И точка. Вы получите, за что заплатили.
— Вы уже сообщили мне, что я не плачу по полной. Поэтому, что в точности я получу?
Мэгги не сделала попытку отнять от него руку, но Джош смог почувствовать, как она напряглась.
— Еще не уверен.
Голос его перешел в хриплое рычание, как только он осознал, сколь нежна ее кожа. Ее запах наполнил его ноздри. И новая волна возбуждения прошла сквозь него. Неосознанно, мужчина притянул ее ближе, держа за запястье.
В глазах ее светились одновременно тревога и чувственное понимание.
— Джош? Джош, прекратите. Ради Бога, я вас даже не знаю.
Он слегка улыбнулся.
— Зато я знаю вас.
— Нет, это не так.
Но она еще не сделала попытки освободиться. Вместо того, девушка зачарованно наблюдала за ним.
— Вы ничего обо мне не знаете.
— Знаю, что вы родились и выросли в маленьком городке. До недавнего времени работали библиотекарем. Знаю, что проводили летние каникулы здесь в Перегрин Мэноре, пока росли. Ваши родители живут в Аризоне. Знаю, что вы встречаетесь с агентом по недвижимости по фамилии О’Коннор.
Джош угрожающе улыбнулся.
— Хотите, продолжу?
Ее губы приоткрылись в изумлении.
— Как вы… Погодите минуту. Вы допросили Полковника и остальных, не так ли?
— Я частный сыщик, помните? Вытягивание информации — моя работа.
— Вы имеете в виду, вмешиваться в личную жизнь других людей — ваше святое дело.
Он пожал плечами.
— То же самое. Вскоре вы привыкнете к этому. В современном мире нет такого понятия, как настоящая личная жизнь. В любом случае, я понял, что имею право немного покопаться в том, что касается вас. Ваши друзья приказали мне держаться подальше. Это меня раздосадовало.
Она нахмурилась в замешательстве.
— Держаться подальше от чего? — Она была явно шокирована.
— Ладно. Полковник предупредил меня, что мне не следует вас соблазнять, если мои намерения не благородны.
— Как возмутительно. — Она сделала первую попытку освободиться. Стала вырывать руку. — Вы можете быть уверены, что мне есть, что сказать этой троице. Они делали это из лучших побуждений, но я не понимаю людей, вмешивающихся в мою частную жизнь.
Джош сильнее сжал ее запястье, не желая отпускать. Но когда Мэгги стала сопротивляться, он выпустил руку.
— Не означает ли это, что вы заинтересованы в соблазнении, невзирая на то, честны ли мои намерения или нет.
— Не будьте смешным.
Она быстро отступила от кровати.
— Во-первых, я о вас ничего не знаю. И почему, черт возьми, мне бы захотелось чего-нибудь большего, чем деловых отношений с вами?
— Кто знает? Может, потому что я понимаю вас лучше, чем вы сами. Скажу вам, у нас есть с вами много общего.
— Ну, что-то сейчас не видно ничего общего, — резко оборвала девушка.
— Откуда вам знать? Может, мы — родственные души, ищущие друг друга.
— Это безумие.
— Жизнь вообще безумна. Кто мог бы предугадать неделю назад, что я буду лежать в постели и вести разговоры за полночь с чопорной маленькой библиотекаршей, которая читает так много детективных романов?
Джош наклонился вперед и открыл тумбочку у кровати. Он вытащил тетрадь и ручку, которые засунул туда раньше на случай, если какая-нибудь блестящая мысль посетит его среди ночи.
Мэгги подозрительно уставилась на него.
— Что вы делаете?
— Подведем итог. Только для ясности, что мы ввязались в это дело на равных условиях.
Он накарябал номер личного телефона Маккрея в конторе, единственный, что соединял с ним, минуя секретаршу. Когда он закончил, то вырвал страницу и вручил ее Мэгги. Удивительно, как много людей автоматически берут то, что им дают в руки, даже, если этого не хотят.
— Вот.
— Что это?
Мэгги с неохотой взяла листок и глянула на номер.
— Вы сказали, что ничего про меня не знаете. Ладно, я могу это понять. Этого человека, номер которого я вам написал, зовут Маккрей. Он мой партнер. Когда позвоните ему, скажите, что я позволил рассказать вам все, что вы захотите узнать обо мне. Он может снабдить вас доказательствами моего исключительного здоровья, помимо растянутой лодыжки и разнообразных синяков. Он также обрисует вам мое финансовое положение и заверит, что у меня нет преступного прошлого или внебрачных детей. Он даже скажет вам размер моей ноги и любимый цвет галстука, если хотите.
— Но у меня нет никаких вопросов к вам.
Мэгги сердито смяла листок в руке.
— По крайней мере, личных вопросов.
— Никогда не знаешь заранее.
Джош закинул руки за голову и стал с интересом рассматривать яркие признаки негодования на ее щеках.
— Если вы вдруг решите, что заинтересованы в большем, чем в деловом сотрудничестве, у вас может возникнуть множество вопросов. Очень разумно в наши дни. Осторожность женщине не помешает, не так ли?
— Очевидно, нет. Посмотрите, что вышло, когда я только просто захотела нанять частного детектива. Повидала всяких наглецов, но таких…
— Я сказал то же самое, когда читал ваше письмо с предложением о месячном содержании в Перегрин Мэноре. Наглость — это то, что у нас тоже общее, хотя у меня ее больше, чем у вас. Характер бизнеса, знаете ли.
— Не сомневаюсь, что вы крайне наглый индивидуум, мистер Джениьори.
Мэгги повернулась и направилась к двери.
— Мэгги?
— Да? — Она задержалась, держа руку на ручке двери.
— Жду, что вы сделаете звонок. Хочу, чтобы вы знали точно, во что ввязываетесь.
— Напрасно не надейтесь.
Джош улыбнулся.
— Но я, затаив дыхание, буду надеяться, Мэгги. Потому что, если вы сделаете этот звонок, значит, лично снимите табличку «НЕ ТРОГАТЬ», которую повесил на вас Полковник.
Она уставилась на него.
— На самом деле я вам неинтересна. То есть, как личность. Вы просто чувствуете вызов. Вот что это такое. Ваше мужское самолюбие взбунтовалось, когда мои друзья предупредили вас держаться от меня подальше.
— Они предупредили меня держаться подальше в том случае, если у меня нет благородных намерений.
Она пренебрежительно фыркнула.
— Они вряд ли могут быть благородными.
— Вы не будете знать это или что другое обо мне, пока не позвоните Маккрею. Это современный век, Мэгги. Разумная женщина проверит мужчину, с которым собирается связаться.
— Я не планирую связываться с вами. Спокойной ночи, мистер Дженьори. И позвольте заметить, вам очень подходит ваше имя. Я никого не встречала столь же хладнокровного.
— Просто вы вели очень уединенную жизнь.
Джош с удовлетворением понаблюдал, как она собралась было хлопнуть дверью, выходя из комнаты, но в последний момент изменила намерение, без сомнения испугавшись, что внизу в холле будет слышен шум. Она закрыла дверь тихо с самообладанием, которое говорило красноречивее всяких слов.
По крайней мере, она была полностью осведомлена о его намерениях, решил Джош. Они обменялись мнениями. Месяц в Перегрин Мэноре обещал быть интересным.
Спустя несколько минут он убрал лед с ноги, осторожно поднялся и выбрался из кровати. На этот раз он не пропустил ступеньки. Балансируя на свободной ноге, он внимательно исследовал покрытый резьбой столбик кровати, который столь легко повернулся, когда он схватился за него.
Он припомнил — Мэгги говорила, что комната принадлежала ее тете Агате.
Джош крепко ухватился за столбик и медленно повернул в направлении против часовой стрелки. Столбик слегка скрипнул в знак протеста, а затем верхняя часть отсоединилась.
Джош поднял эту часть столбика и понял, что смотрит на маленький секретный «сейф». Внутри полости находилась маленькая шкатулка для драгоценностей. Он вытащил ее и открыл.
Старомодная изумрудная брошь блеснула в свете ночника.
Разве он не лихой частный сыщик? Только дайте ему улику, и он предстанет настоящим Шерлоком Холмсом.
Усмехаясь про себя, Джош закрыл крышку и опустил шкатулку обратно в тайник. Затем бережно прикрутил верхушку столбика на место.
Не было необходимости раскрывать тайны Перегрин Мэнора слишком скоро, напомнил он себе, когда возвратился в кровать. Ему нужно убить здесь месяц. Месяц, чтобы глубоко погрузиться в тайны одной Мэгги Гледстоун, старой девы, поклонницы сыщиков и читательницы детективных романов. Он осознал, что уже смотрит на предстоящие четыре недели с большим энтузиазмом, чем на что-либо другое за долгое-долгое время.
Джош лег спать, ощущая, как огромный груз начал спадать с его плеч.


Глава 4


Мэгги проснулась на следующее утро с ощущением удивительной легкости и свежести. Она осознала, что последнее время не очень-то хорошо спала. Напряженно вслушивалась по ночам в странные шорохи, и забота о том, закрыла ли она все окна, растущее беспокойство за будущее Перегрин Мэнора, собирало свою дань с нее в течение последних нескольких недель.
Вероятно, многое говорило в пользу того, что в доме должен находился такой мужчина, как Джош Дженьори. Несмотря на ушибы и синяки, было нечто обнадеживающее в его присутствии. Жаль, что он выкинул такой фокус прошлой ночью. Сейчас она обязана посчитать своим долгом поставить его на место. Никаких спасательных операций посреди ночи, сказала она себе.
Мэгги умылась и быстро оделась, выбрав джинсы и оранжевую хлопковую трикотажную рубашку в шкафу. Потом встала перед туалетным столиком и взяла кисть.
Она как раз заканчивала, напоследок завязывая свои густые волосы в конский хвост, когда взгляд ее упал на смятый клочок желтой бумаги на столе. Мэгги неподвижно замерла, когда отчетливые детали прошедшей ночи предстали перед ней.
Была приводящая в замешательство и совершенно поразительная мужская надменность в том, как Джош лежал, развалившись на кровати, в комнате в башне. Темные волосы его были взлохмачены. Курчавая поросль на широкой груди загипнотизировала ее. Все, что она могла сделать, это удержаться, чтобы не таращиться. Ей хотелось зарыться в этот черный коврик пальцами. И ей было больно от желания погладить в знак утешения эту покрытую синяками многострадальную грудную клетку.
Задумчивое выражение его глаз всколыхнуло ее чувства, как ничто больше. Когда он рассказывал о своем горьком разочаровании в выбранной профессии, она ощутила основательную целостность этого человека. Только мужчина с обостренным чувством справедливости мог бы так разочароваться. Явно Джош пришел в бизнес не ради денег.
Потрясенная, Мэгги признала, что никогда не забудет эту сцену в соседней комнате. Она будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь.
И хотя она знала, что это не должно повториться, часть ее всегда будет умирать от любопытства, а на что это было бы похоже — оказаться в постели с Джошем Дженьори. Никогда в своей жизни девушка не испытывала такого властного глубокого женского любопытства, для нее это было болезненно. Ее тихое, не изобилующее событиями прошлое не приготовило ее даже к легкомысленному заигрыванию со стороны такого мужчины, как Джош Дженьори.
Все это было с его стороны несерьезно и ничего больше. Рот Мэгги плотно сжался, когда она закончила обозревать себя в зеркале. Она до глубины души была потрясена открытием, что Джош как-то ею заинтересовался, но, несомненно, на него и вполовину так не произвело впечатление ее присутствие, как его на нее. Она была прекрасно осведомлена, что тело его наполовину возбуждено, но это мало что значило. Мужчины такие материальные создания, они легко приходят в состояние возбуждения. Она достаточно взрослая, чтобы знать об этом. Джош, должно быть, рассматривал ее в качестве занятного вызова, без сомнения, из-за приказа Полковника держаться от нее на расстоянии. Но это было все, и ничего больше.
Она, естественно, не собирается звонить по номеру, значащемуся на листке желтой бумаги, твердо сказала себе Мэгги.
Ей стало любопытно, не начинает ли он все свои отношения с обоюдной проверки всей подноготной. Романтики в его душе явно маловато. Может, профессия разрушила его способность испытывать страсть и новизну открытия, как порушила веру в натуру человеческую.
Тем не менее, у Мэгги рука не поднялась выбросить этот клочок бумаги. Она подняла его и просмотрела нахальные накарябанные цифры. От этих чисел так и несло мужской бравадой. Джош, должно быть, преисполнен уверенности, что она позвонит.
С чувством досады она открыла ящик комода и бросила туда листок. С треском захлопнула ящик и вышла из комнаты.
На середине лестницы ее встретил струящий вверх аромат свежесваренного кофе. Мэгги глубоко вдохнула и заулыбалась от удовольствия. Улыбка все еще блуждала на ее лице, когда она распахнула дверь кухни.
— Доброе утро, Одесса, — поздоровалась она прежде, чем осознала, кто находится внутри. — Кофе пахнет замечательно.
— Спасибо. — Протяжно растягивая слово, отозвался Джош из дальнего угла большой комнаты. — Я готовлю прекрасный кофе, скажу, не хвастаясь. Вот, возьмите чашечку.
Мэгги остановилась при виде его. Он прислонился к кафельной стойке, попивая кофе из кружки. Костыли стояли рядом с ним. Выглядел он очень сексуально в своей грубой хлопчатобумажной рубашке, открывавшейся у ворота. И не ходя вокруг да около, можно было утверждать, что в джинсах мужчина смотрелся великолепно. Его темные волосы вспыхивали в лучах блеклого зимнего солнца, струившихся через окно.
Мэгги вынуждена была сделать глубокий вдох прежде, чем шагнула вперед. Ей предстоит иметь дело с Джошем весь оставшийся месяц, поэтому следует привыкать, что она будет видеть его по утрам.
Первое, что нужно сделать этим утром, это установить железные правила, решила про себя она. И совершенно очевидно, что Правило Номер Один — вести себя так, будто ночью ничего не произошло. В конце концов, подумала она со странным чувством сожаления, ничего и не случилось. Он даже не сделал попытку поцеловать ее. Он только предложил ей провести тщательную проверку его данных.
— Благодарю, — Мэгги взяла чашку, которую он ей подал. — Вижу, вы ранняя пташка?
— Так же, как и вы. — Мимолетно усмехнулся Джош. Он поймал ее взгляд, глядя поверх края чашки. — Еще одно у нас общее, полагаю, а?
Она повела плечами, предпочитая проигнорировать мерцание его глаз.
— Я теперь одна из кухарок, если вы помните. Мне приходится вставать рано, хочу я того или нет.
— Ах, да. Я рассчитываю в будущем на домашний завтрак, обещанный в письме. И на чай и лепешки, упомянутые в брошюре. Вы в свои лепешки кладете изюм?
Мэгги почти поперхнулась кофе.
— Чай и лепешки будут, только когда особняк откроется для клиентов. Мне казалось, это очевидно.
— Вовсе нет. Чай и лепешки — часть сделки.
Выражение лица Джоша было трудно прочитать.
— Что касается меня, то я подвязался на эту работу, основываясь на обещаниях, изложенных в том письме и брошюре, что к нему прилагалась. Это юридически обязывающий договор.
— О, ради Бога, Джош. Я только привела список прелестей особняка. Уверена, вы это понимаете. И не подразумевала, что вас будут обслуживать, как платного постояльца.
— Это точно подразумевалось. Я полагаю, что вы обещали.
Он начал загибать пальцы.
— Домашний завтрак, чай и лепешки в полдень, и ужин гурмана.
— Разве? Ладно, когда я в обмен начну получать услуги по расследованию?
— Расслабьтесь. Я на работе с той минуты, как переступил порог вашего дома. Вы в хороших руках, леди.
— Прекрасно. Так обнадеживающе узнать, что будущее особняка в руках профессионала, для которого проблематично выбраться из кровати, — проворчала Мэгги. Она задержала дыхание, как только поняла, что только что нарушила собственное правило: не упоминать предыдущую ночь. Ее взгляд метнулся к Джошу, и она осознала — напрасно с ее стороны слишком надеяться, что он проигнорирует сей комментарий.
— У меня могут быть небольшие проблемы с тем, как выбраться из кровати, Мэгги, но даю гарантию, что знаю, как обращаться с вами.
Мэгги гордо вздернула подбородок.
— Полагаю, мне следует сказать вам, что я не ценю такой юмор. Более того, в качестве вашего нанимателя, в моих правилах установить стандарты поведения, которые ожидаю в будущем от вас, хочу также прояснить, что жду поведения сугубо делового и профессионального, по сути. Вы поняли?
— Вполне.
Он глотнул кофе и снова улыбнулся.
— Собираетесь позвонить сегодня Маккрею?
— Нет. У меня нет для этого причин.
— Я объясню причину, — мягко сказал Джош.
Прежде, чем Мэгги поняла его намерения, он поставил кофейную кружку на стойку и дотянулся до девушки.
— Джош, — Мэгги взглянула на него, и по ее телу вдруг прокатилась волна дрожи. Она почувствовала, как ее мягко и неизбежно потянуло вперед, и, хоть убей, ее здравый смысл куда-то пропал.
— Я хотел сделать это всю прошлую ночь, — еле слышно сказал Джош.
Он наклонил голову, и его рот легко коснулся ее губ. Поцелуй был полон соблазнительных обещаний и по-мужски требователен. Мэгги ощутила вкус кофе и глубоко проникающее тепло, что вызвало в ней дрожь.
Джош почти тут же поднял голову, прерывая контакт, прежде чем дать ей время решить, как отреагировать. Он наблюдал за ней ленивым, заблестевшим взглядом, пока она в изумлении инстинктивно коснулась своих губ кончиками пальцев.
До нее дошло, что краткое объятие было всего лишь намеком на призрачные возможности, а не полноценным поцелуем. И все же оно пронзило ее до кончиков пальцев на ногах. В точности, как она ожидала.
В точности, как этого ожидал от нее он.
— Не поцеловал вас ночью, потому что подумал, что это будет немного слишком для вас. И немного слишком рано.
Джош медленно провел ладонями по ее рукам вверх до плеч, а потом нежно обхватил ее затылок.
— Вы не привыкли принимать быстрые решения насчет таких людей, как я. Вы не знаете, как заглянуть в глаза человека и определить, не лжет ли он. Что касается меня, то я на этом собаку съел. Я так долго отделял ложь от правды, что это стало моей второй натурой.
— Верно, — откликнулась Мэгги, затаив дыхание. — У меня такого опыта нет. Но как я узнаю, что вы о себе говорите правду?
— Для начала, вы можете позвонить Маккрею, — мягко ответил он.
Это отрезвило Мэгги, слова прозвучали как гром среди ясного неба, она мигом отскочила, а Джош не стал ее удерживать. — Нет, спасибо. Тогда у меня возникнет дополнительная проблема, могу ли я доверять Маккрею, не так ли?
— Как я уже говорил, он может привести доказательства в поддержку своих сведений.
Мэгги нервно улыбнулась.
— Простите, мне лучше начать готовить ваш домашний завтрак. Не хочу, чтобы вы говорили, что лишаю вас вашего гонорара.
Он хмыкнул.
— Точно. Мой бизнес держится на слове, так же как и ваш. У вас могут быть хлопоты с наймом следующего детектива, если вы мне не заплатите.
На пороге появилась Одесса.
— Снова пререкаетесь, а, детки? Ну и ну. Никогда не видела другую парочку, так высекающую искры, как вы двое.
— Она первая начала, — с готовностью наябедничал Джош.
Мэгги простонала.
— А я только начала думать, что вы в достаточной степени мужчина, чтобы нести ответственность за свои поступки.
Джош отпил кофе.
— Зависит от поступков.
— Ну-ну, мои милые, достаточно.
Одесса засуетилась на кухне, выбирая грейпфруты с подноса на стойке и доставая нож из ящика.
— Перестаньте дразнить ее, Джош.
— Да, Джош. — Мэгги выгнула брови. — Прекратите дразнить меня. Так или иначе, ваши угрозы бессмысленны. Вы прекрасно знаете, что мне вряд ли когда-нибудь за всю мою жизнь понадобится частный детектив. Я что, должна бояться, что меня внесут в черный список ваших профсоюзов за неуплату вам жалованья?
— Никогда не знаешь заранее, что может быть, — пробормотал Джош. — Множество женщин пользуются нынче услугами детективов.
Одесса удивленно уставилась на него.
— Зачем, черт возьми, молодой женщине может понадобиться частный детектив?
— Проверить подноготную мужчины, с которым собирается на свидание, — пояснил Джош. — БИС всегда востребован, но с тех пор как пришлось сосредоточиться на корпоративной безопасности, мы в основном отсылаем потенциальных клиенток в агентства поменьше.
Мэгги была поражена.
— Вы серьезно, не так ли?
— Я всегда серьезен, когда речь идет о бизнесе, — заверил он ее.
Одесса выглядела задумчивой.
— Что за женщина будет нанимать частного детектива, чтобы проверить своего парня?
— Разумная женщина, — пожал плечами Джош. — Большинство клиенток — это женщины с успешной карьерой и финансово независимые. Они рискуют выйти замуж за охотников за деньгами.
Они хотят быть уверенными, что не станут жертвами брачных аферистов, которые очистят их банковский счет и не слиняют в последствии. Другая увеличивающаяся группа клиенток желает удостовериться, что не идет на свидание с мужчиной, который является тайным бисексуалом или употребляет наркотики.
— По-моему вполне разумно, — подал с порога реплику Полковник. — В старые времена родители и соседи молодой женщины знавали много о человеке, за которого она собиралась замуж. Они проводили проверку, так сказать. Но в нынешние дни некому защитить этих леди.
— Или они не слушают, когда вы стараетесь защитить их.
Джош послал Мэгги многозначительный взгляд.
— Даешь нынче леди маленький дружеский совет, а она стискивает зубы и устремляется в противоположном направлении.
— Кстати о стремлениях. — Мэгги с громким стуком поставила чашку на стойку. — Нам лучше подать завтрак на стол, не так ли, Одесса? Уверена, Джош страстно желает как можно раньше начать свое расследование. Полковник, не хотите ли показать ему особняк сегодня? Вы можете продемонстрировать ему все места, где у нас возникали проблемы. Может, наш сыщик способен отыскать улики или что-то подобное.
— Безусловно, — согласился Полковник. — Буду только рад.
— Улики. — Джош выглядел учтиво восторженным. — Что за прекрасная идея. Улики очень полезны в моем расследовании.
— Мы надеемся, что вы распознаете хотя бы одну, когда ее увидите, не так ли? — проворчала Мэгги, вытягивая из буфета сковороду.
— Не беспокойтесь, — парировал Джош. — Я прихвачу с собой мое служебное карманное руководство частного детектива. Уверен, там целая глава посвящена тому, как находить и распознавать улики.
— Руководство, говорите? Это так обнадеживает, — Мэгги отмерила муку на оладьи, — вы увидели объявление о нем на коробке с хлопьями и попросили выслать вам на посланный им купон?
— Возможно, — сказал Джош. — Я съел много сухих завтраков. Почти никогда не мог достать домашних завтраков, знаете ли.
— Ну-ну. Уже фейерверки пошли. — Полковник подмигнул Одессе. — Похоже, в ближайший месяц нам предстоит веселенькая жизнь. В кухню, зевая, прошествовала Ширли.
— Знаете, что обычно говаривал мой Рикки, когда двое цапались, как Джош и Мэгги сейчас?
— Нет. А что обычно говаривал Рикки Грабитель? — спросил Джош.
— Он говорил, либо эти двое предназначены друг для друга, либо придушат друг друга. Одно из двух.
— Интересный выбор, — любезно заметил Джош.
Мэгги оставалось только удивляться, как Джош уютно приспособился к рутине Перегрин Мэнора в течение следующих нескольких дней. По мере того, как заживали его ребра и лодыжка, он выбирался, чтобы заняться чем-нибудь полезным. Он всегда поднимался первым и готовил кофе к тому времени, когда Мэгги спускалась вниз. Более того, он вполне искусно справлялся со всяческим мелким ремонтом. Покрасил ей три гостевые ванны, починил сломанное сиденье унитаза и заново повесил балдахин над своей кроватью.
И больше не переходил границ.
— Уж не знаю, какой из вас сыщик, но вы определенно сэкономили мне кучу денег, что я обычно трачу впустую на Дуайта. — Заявила однажды Мэгги.
— Кто такой Дуайт?
— Дуайт Уилкокс в нашем городке мастер на все руки. Обычно он занимается ремонтом здесь в особняке, — объяснила она.
К концу недели Мэгги поняла, что уже привыкла к присутствию Джоша. Интимность, таящаяся в том, как они по утрам делили кухню, стала чем-то, что она бессознательно ожидала каждый следующий день.
Так же она могла бы сказать, что он с сознанием долга расследовал инциденты в Перегрин Мэноре. Джош провел время с Полковником, проверяя подвал, где случилось большинство неприятностей, и он обстоятельно потолковал с Одессой и Ширли. Порасспросил о племянниках и о Рикки Стяни Кольцо. К тому же он часами пропадал в комнате, работая на компьютере. Мэгги все это казалось профессиональным.
И только один тревожащий аспект в ситуации состоял в том, что она очень уставала, готовя чай и лепешки каждый день в три часа дня.
— Мне любопытно, что он делает на этой штуке? — спросила Ширли в пятницу. Она восседала за кухонным столом вместе со всеми. Они все наблюдали, как Мэгги месит тесто для лепешек.
Последние три часа Джош находился в своей комнате, и Мэгги знала, что он спустится с минуты на минуту.
— Проверяет собранную им информацию, — показал свою осведомленность Полковник. — Наш парень современный сыщик, как я и предполагал. Большую часть расследования, по его словам, делает на компьютере. Да, очень блестяще. Показывает хорошую хватку в технических делах. Например, понял большинство деталей из моего разговора про эксперименты.
Одесса кивала, не отрывая глаз от вязания.
— С ним легко разговаривать, скажу я вам. Я рассказала ему про моих жестоких племянников. И он, кажется, понял, какой отвратительной может быть семья. Сказал, что на заре своей карьеры детектива имел несколько случаев несчастливых семейных дел.
В дверях появился Джош без своих костылей.
Мэгги взглянула на него, засовывая, противень с лепешками в духовку.
— Нет. Еще минут пятнадцать. Где ваши костыли?
— Мне они больше не нужны. Видите?
Джош осторожно вошел в комнату. Он еще хромал, но явно был снова на ногах.
— Все будет в порядке, если постараюсь не бегать верх и вниз по лестнице. Черт, как проголодался.
— Да уж, с ланча прошло не меньше трех часов, не так ли? — пробормотала Мэгги.
Джош глянул на свои наручные часы и нахмурился.
— Больше трех часов. Что тут творится? В брошюре сказано, чаепитие каждый день в три часа. А сейчас 3:05.
Мэгги недобро сощурилась.
— Кстати о лестницах, что, если вы нечаянно полетите кувырком?
— Подам иск, — заверил ее Джош. — Чай готов?
Зазвонил телефон на стене, прежде чем Мэгги успела посоветовать ему самому приготовить чай, если он уж так спешит. Она подняла трубку.
— Перегрин Мэнор, — резко ответила она.
— Мэгги? — В знакомом голосе мужчины послышался легкий вопросительный оттенок.
Мэгги расслабилась и прислонилась спиной к стене.
— Здравствуй, Клей. Извини. Я занята. Как ты?
— Прекрасно. — промолвил весело Клей О’Коннор приятным голосом. — Решил удостовериться, что мы еще собираемся встретиться сегодня вечером.
— Конечно. В шесть, правильно? — автоматически Мэгги взглянула на календарь около телефона, где ее рукой было написано «Клей — обед — шесть» около сегодняшней даты.
— Верно, — последовала незначительная пауза. — Слышал, у вас гость в особняке. Думал, ты решила закрыться до зимы. Изменила планы?
До Мэгги сразу дошло, что она не запаслась солидной легендой, чтобы объяснить присутствие Джоша внешним обитателям. Ее взгляд метнулся к Джошу, умостившемуся за столом и оттуда пристально за ней наблюдавшему.
— Это из серии неожиданного, Клей, — попыталась она объяснить. Клей О’Коннор был прекрасным человеком, но ей не хотелось, чтобы кто-нибудь вне узкого кружка домочадцев знал о том, что она наняла детектива. — Все расскажу вечером. Увидимся в шесть.
— Мэгги…
— Мне нужно бежать, Клей. У меня лепешки в духовке. Пока.
Мэгги повесила трубку и послала Джошу сердитый взгляд.
— Проблемы? — осведомился мягко Джош.
— Нам следует придумать убедительную причину вашего пребывания здесь в особняке, Джош. Не хочу, чтобы люди в Перегрин Пойнте знали, что я наняла частного детектива. Это может привести к дополнительным хлопотам.
— Верно, — вторил Полковник. — Когда мы решили вас нанять, то решили держать истинные цели вашего пребывания здесь в секрете.
Джош взглянул на Мэгги. Выглядел он задумчивым.
— Не думаете ли вы, что ваш дружок О’Коннор не удержит язык за зубами?
Мэгги передернуло.
— Я не беспокоюсь, что он не будет молчать. Боюсь, он посмеется надо мной. Он и так думает, что у меня паранойя.
— Понимаю, — кивнул Джош. — Не беспокойтесь. Я приготовлю хорошую легенду к его приходу. Шесть часов, говорите?
— Да.
Мэгги сняла металлический чайник с плиты и наполнила заварочный чайник кипятком. Неизвестно по какой причине она ощущала неловкость. Она поняла, что не знает, как истолковать выражение глаз Джоша.
Лицо Джоша осветилось озорной усмешкой.
— Предоставьте это мне. Рад сообщить, что вы в хороших руках, Мэгги.
Мэгги пронзила его подозрительным взглядом. Ей не понравилось, как это прозвучало.
— Может, лучше нам поработать над легендой вместе.
— Забудьте. Это по моей части.
— Но, Джош…
Полковник вмешался, прерывая их.
— На этот раз, Мэгги, он прав. Оставьте все эти дела нашему парню. Он профессионал.
— Думаю, лепешки готовы, — подсказал Джош. — Между прочим, у нас почти вышел весь джем. Внесите лучше это в ваш список покупок, Мэгги.
— Спасибо, что напомнили, — процедила Мэгги сквозь зубы.
— Для этого я здесь. Замечать все детали.
Одесса радостно заулыбалась.
— Такое утешение знать, что вы готовы ко всему, Джош.
— Точно, — согласилась Ширли. — Как всегда говорил мой Рикки, когда ты хочешь, чтобы дела шли как надо, найми профессионала.
Джош улыбнулся.
— Уверен, Рикки знал все о найме профессионалов, Ширли.
Этим вечером Мэгги собиралась на обед с некоторым трепетом. Она весь день переживала по поводу «легенды», которую, по общему мнению, должен был изобрести Джош. Чем ближе было к шести часам, тем больше она волновалась об этом.
Девушка одела к обеду черное платье с длинными рукавами, облегающим ее узкую талию, его пышная юбка расходилась раструбом ниже колен. Она распустила волосы, которые теперь свободно покрывали ее плечи, и подбирала серьги, когда раздался стук в дверь.
— Клей здесь, — сообщила Ширли. — Дай я на тебя посмотрю, милая. Мэгги открыла дверь спальни.
— Скажи, что я скоро буду, ладно?
— Хорошо. Эй, знаешь что? У меня есть ожерелье, которое идеально подойдет к этому платью. Надень его. Сейчас принесу.
— Не надо, Ширли, в самом деле… — голос Мэгги замер, поскольку Ширли уже исчезла внизу в холле.
Через несколько минут она снова появилась со старомодным усыпанным фальшивыми бриллиантами ожерельем.
— Вот оно, дорогая. Будет идеально.
Мэгги выдавила слабую улыбку, не желая задеть чувства Ширли отказом надеть эту кричащую драгоценность.
— Спасибо, Ширли.
Она застегнула длинную нитку камней вокруг шеи. Ожерелье свисало до талии. Фальшивые бриллианты радостно подмигивали, когда у нее вздымалась грудь. Мэгги взглянула в зеркало и заулыбалась. Безвкусный блистающий облик был в своем роде привлекателен.
— Хорошо проведи время, милая. — Помахала рукой Ширли, спускаясь с лестницы. — Глядя на тебя, вспоминаю те дни, когда Рикки водил меня во все лучшие места.
— Спасибо, что одолжила ожерелье, Ширли.
Спускаясь по лестнице, Мэгги услышала голоса в гостиной. Когда она распознала мягкие глубокие интонации Джоша, то заспешила, быстро преодолев последние несколько ступеней. Она должна присутствовать, когда он представит на свет свою легенду. Джош в какой-то степени непредсказуем. Она вошла в гостиную как раз тогда, когда Джош и Клей пожимали друг другу руки.
— Приятно познакомиться Джош, — сказал Клей. — Я слышал, у Мэгги кто-то остановился. Полагал, она закрыла пансион до зимы.
— Наш общий друг убедил ее сделать для меня исключение, — легко объяснил Джош. — Я пишу книгу, и мне необходимо тихое место для работы. Друг посоветовали Перегрин Мэнор, и попросил Мэгги позволить остаться мне здесь на месяц.
Он повернулся к Мэгги, вошедшей в дверь.
— Разве не так, Мэгги?
Писатель. Ну, конечно. Это было идеально. Почему она сама до этого не додумалась? Она с облегчением улыбнулась и тут же повеселела. Джош мог быть время от времени занозой в одном месте человеческой анатомии, но иногда он просто гений. Представиться писателем, ищущим уединение и вдохновение, было блестящим ходом, объясняющим его пребывание в особняке.
— Да, верно, — подтвердила Мэгги, сияя. — Общий друг уговорил меня. И поскольку Джоша не волнует, что мы обновляем по мелочам здание, я решила сделать исключение. Ты готов, Клей?
— Еще бы. Ты выглядишь сегодня великолепно, Мэгги, — Клей улыбнулся ей, и его улыбка отразилась в его бледно голубых глазах. Он был привлекательным мужчиной, излучающим обаяние и дружелюбие, так помогающие ему в его карьере агента по недвижимости.
Этим вечером Клей оделся в дорогой шерстяной жакет и слаксы. На руке его было толстое золотое кольцо с бриллиантом и золотые часы на запястье. Волосы песочного цвета были гладко уложены с помощью мусса и фена, и рядом с Джошем он выглядел лощенным и утонченным.
Каким-то образом контраст между двумя мужчинами создавал такой эффект, что Джош смотрелся определенно грубым и опасным. Главным образом, потому что Джош еще не переоделся к обеду, снисходительно решила Мэгги.
На нем все еще были джинсы, кроссовки и рабочая рубашка. Его темных волос, вероятно, никогда не касался мусс, и Мэгги стало любопытно, не сознательно ли он спустился, одетый в джинсы и рабочую рубашку, чтобы его «легенда» выглядела более правдоподобной. А он, в самом деле, похож на писателя, подумала она. Не то, чтобы она их повидала на своем веку.
— Нам пора, — улыбнулась Мэгги Клею.
— Не беспокойся, милая, — сказал Клей с очаровательной улыбкой. — Это всего лишь Перегрин Пойнт, а не Сиэтл. Мы можем не беспокоиться, что потеряем столик в Серфе или в ресторане Сэнд.
— Да, я знаю, но я голодна, — Мэгги взяла его под руку и потянула к двери. Она не хотела, чтобы он болтался здесь, задавая вопросы. Легенда Джоша могла рассыпаться, если Клей начнет проявлять чрезмерное любопытство.
— Желаю хорошо провести время. — Пробормотал Джош вслед. Слова звучали вежливо, но Мэгги почувствовала нечто странное в его тоне — что-то неопределенное.
— Спасибо, — Мэгги глянула через плечо и вздрогнула от короткой вспышки, мелькнувшей в глазах Джоша. Она нахмурилась.
— Когда вас ждать обратно? — спросил Джош. Он прислонился плечом к косяку и скрестил руки на груди.
— Не беспокойтесь, — парировала Мэгги с прохладной улыбкой. — У меня свой ключ. Я ведь владелица этого дома, помните?
— О, да. Верно.
Мэгги вздохнула облегченно, когда за ними с Клеем дверь надежно закрылась.
— Как долго он уже здесь? — Спросил Клей, помогая ей сесть на переднее сиденье своего серебристого «Мерседеса».
— Недолго. С неделю.
— Кажется, он чувствует себя как дома. — Клей закрыл дверь и проследовал на сиденье водителя.
— Что за общий друг? Один из тех, кто, полагаю, останавливался здесь?
Мэгги испытала мгновение паники. Вопрос был совершенно естественным при данных обстоятельствах, ей следовало быть к нему готовой. Проклятье, она бы приготовилась, если бы Джош взял на себя труд рассказать его заготовленную «легенду» перед появлением Клея. Но нет же, ему понадобилось произвести на нее впечатление своими талантами. Она с ним позже поговорит, решила Мэгги.
— О, у нас есть общие знакомые в Сиэтле, — беззаботно ответила она. — Сказать по правде, пока Джошу не пришло в голову остановиться в особняке на время ремонта, я об этом даже не подумала. Без постояльцев этой зимой наши доходы немного истощились. Обычно на уик-энды у нас все занято, даже в ноябре и декабре.
Клей кивнул, выражая явное участие.
— Знаю. Следующие месяцы будут сложными, милая. Думаешь, это стоит того?
Мэгги вздохнула.
— Я должна приложить все силы, чтобы спасти это место, Клей. Мы уже говорили об этом.
— Милая, я восхищаюсь твоей добротой, но прими совет эксперта — этот старый особняк — белый слон (собственность, требующая разорительного ухода, но не приносящая никакой пользы — Прим. пер.). Ты прекратишь делать бесполезные вливания в него и, наконец, так или иначе, продашь. Лучше избавиться от этого места сейчас и получить чистую прибыль.
Рот Мэгги сжался. Не первый раз уже Клей предлагал продать особняк. Она должна пойти на это, с его точки зрения. Это будет идеальным решением.
Клей занимался недвижимостью, в конце концов. Он в этом разбирался.
— Знаю, ты вероятно прав, Клей. Но дело в том, что у меня обязательства перед Полковником, Одессой и Ширли. Я должна постараться.
Клей отнял одну руку от руля и похлопал ее по руке.
— Понимаю. Только помни, если ты изменишь решение, я буду рад помочь тебе найти покупателя. И даже не возьму с тебя проценты.
Как можно отказаться от такой сделки?
Мэгги печально улыбнулась. — Спасибо. Я возьму на заметку.
В ОДИННАДЦАТЬ ВЕЧЕРА Мэгги снова стояла на пороге дома, желая Клею спокойной ночи. К несчастью с каждым разом ей все труднее и труднее было избавляться от него.
В глубине сердца Мэгги знала, что единственное, что ей нужно было от Клея, это случайная дружба. И от этого она начинала испытывать чувство вины. Клей давил на нее, настаивая на более близких отношениях. Она думала, как долго еще ей придется принимать его приглашения, прекрасно понимая, что никогда не влюбится в него. Возможно, пришло время вежливо покончить с этим.
— Клей, — начала она, вынимая ключ из сумочки. — Я тут подумала…
— И я тоже. В гостиной света нет, значит, Полковник и остальная компания отправились на покой. Почему бы тебе не пригласить меня на стаканчик, и мы бы подумали вместе?
Мэгги закусила губу.
— Дело в том…
Прежде чем Мэгги успела вставить ключ в замок, дверь открылась. В полумраке нарисовался Джош.
— Послышалось, что тут кто-то есть, — пояснил он, потянувшись, чтобы включить свет у входа. — Смотрел телевизор в кабинете. Входите. Можем выпить кофе или еще что-нибудь. Играете в карты, О’Коннор?
Явно раздраженный, Клей сощурил глаза.
— Простите, картами не увлекаюсь. Мэгги предупредила, что рано собралась лечь. Я лучше пойду.
Он чопорно кивнул Мэгги.
— Спокойной ночи, дорогая.
Мэгги озабоченно улыбнулась, отдавая себе отчет, что Клей расстроился, обнаружив у дверей Джоша.
— Это был прекрасный вечер, до свидания.
— Я позвоню. — Клей спустился по ступенькам и направился к своему «мерседесу».
Джош печально покачал головой.
— Вот все они так говорят.
Мэгги сердито глянула на него, шагнув в холл.
— Что касается Клея, то он сказал правду. Он позвонит.
— Да, вероятно позвонит.
Джош помог ей снять пальто.
— Пойдемте в гостиную. Я припас для вас чашку горячего шоколада.
— Шоколад. Вы случайно не ждали меня, Джош? И лучше бы вам ответить «нет». Потому что, если я хоть на мгновение подумаю, что вы специально устроили эту сцену у дверей, чтобы заставить Клея отправиться пораньше домой, то просто приду в ярость.
Он смерил ее оскорбленным взглядом, когда прохромал в гостиную и включил одну из ламп. — Я-то думал, вы захотите обсудить, чего я достиг в нашем расследовании.
Мэгги уставилась в его широкую спину.
— Вы и в самом деле добились какого-то прогресса?
— Чему вы удивляетесь? Это моя работа, знаете ли. Сколько раз вам напоминать, что я профессиональный следователь?
— Не пойму, и почему сей факт все время вылетает у меня из головы, — мрачно отозвалась Мэгги.


Глава 5


Джош налил заранее приготовленный им горячий шоколад. Только он это сделал, как почувствовал, что напряжение, снедавшее его весь вечер, наконец-то начало таять. Тут он осознал, что ждал Мэгги с момента, как она вышла под руку с другим пятью часами ранее. Одна только сила воли удерживала его от хождения из угла в угол последний час.
Вся компания в лице Полковника, Одессы и Ширли уверяла его, что Мэгги никогда не задерживается допоздна с Клеем О’Коннором, но ему от этого легче не становилось. Джош нутром чуял, что это только вопрос времени, когда О’Коннор попытается уговорить Мэгги на более позднее свидание.
Может, даже сегодня ночью. Джош распознал решимость в глазах О’Коннора, когда Мэгги примчалась в гостиную поздороваться с ним в шесть часов. Уж тут сомневаться не приходилось.
В течение вечера Джош пришел к заключению, что Мэгги не планирует оказаться в постели Клея О’Коннора, пока он, Джош, болтается по соседству. Если она и собиралась разделить с кем-нибудь постель, так это только с ним, уверял себе Джош.
Мужчина знал, что привлекает ее сразу же, как только ее увидел. Он также хорошо понимал, что хотел ее с той первой ночи, когда она, наклонившись над его кроватью, прикладывала пакеты со льдом к ноге. А сейчас он точно так же усвоил, что подверг себя мучительной пытке, представляя, как другой мужчина касается ее.
Это бесконечное ожидание возвращения Мэгги преподало Джошу урок в том, как неуловимо за последние несколько дней он пришел к мысли, что Мэгги принадлежит ему. От всколыхнувшегося чувства собственника, которое вдруг возникло в его душе, рука слегка дрогнула. Чайник, что он держал, звякнул о край чашки Мэгги.
Мэгги в ужасе нахмурилась.
— Только не уроните его. Тетя Агата однажды сказала мне, что он передавался в семье из поколения в поколение.
— Несмотря на то, что вы явно считаете обратное, я не полный растяпа. — Джош надежно пристроил чайник на краю стола. Он подумал, чтобы сказали Маккрей и его остальные сотрудники БИС, если бы узнали, что его новая клиентка считает его неуклюжим и невезучим. Дерьмовую же репутацию он заработал здесь, подумал Джош.
Мэгги улыбнулась с намеком на нечто, вроде извинения, когда увидела, что чайник спасен.
— Весьма ценная вещь, этот редкий чайник. Если я когда-нибудь буду вынуждена продать это место, нужно будет сделать оценку всех предметов обстановки и определить, сколько они принесут прибыли, чтобы обеспечить некоторую финансовую безопасность Полковника и остальных обитателей.
Джош осторожно пристроился на диване рядом с Мэгги.
— Откуда ветер дует?
— Что?
— Я о продаже особняка. Всякий раз в разговоре со мной вы давали ясно понять, что даже не рассматриваете такой вариант.
Мэгги вздохнула и откинулась на спинку дивана. Она бессознательно поигрывала длинным ожерельем из фальшивых камней, которое все еще было на ней. В неярком свете камни сверкали, как бриллианты.
— Мы обсуждали это с Клеем за ужином, — объяснила Мэгги. — Я говорила вам, что он агент по недвижимости. И, несомненно, очень сведущий.
— Знаю. Видел Мерседес и золотой перстень на мизинце.
Джош к тому же выкачал из Полковника, Одессы и Ширли все крупицы информации, которые у них имелись на Клея О‘Коннора. Правда, не получил больше того, о чем уже догадывался.
— Он, в самом деле, думает, что мне стоит избавиться от этой обузы, — продолжила Мэгги. — Говорит, я выбрасываю деньги в трубу, стараясь содержать дом. Он пристает ко мне с этой идеей, чтобы сократить мои потери за несколько недель.
— Когда вы начали встречаться?
— Два месяца назад, — Мэгги повертела в своих руках чашку. — Он прекрасный человек, знаете ли.
— Нет. Откуда мне знать?
— Ну, так и есть, — пробормотала она.
Затем укоризненно посмотрела на него.
— Кстати, это мне кое-что напомнило. Я мельком упомянула нашего «общего друга», и Клей спросил меня о ней. Или о нем. Вам следовало бы посвятить меня в вашу «легенду» для прикрытия, Джош.
— Что вы ему рассказали? — спросил Джош беспечно.
— Немного. Только что друг живет в Сиэтле. Затем сменила тему.
— Похоже, сами хорошо справились.
— Тем не менее, в будущем держите меня в курсе. И раз уж мы заговорили об информации, отчитайтесь сами.
Джош пожал плечами.
— Думаю, мы смело можем исключить версию Ширли о том, кто стоит за неприятностями в особняке. Я навел кое-какие справки О Рикки Стяни Кольцо, и ответ пришел сегодня.
— О, да. Ваши компьютерные изыскания. — Мэгги с готовностью улыбнулась. — И что вы выяснили?
Джош решил, что не имеет смысла просвещать ее, что он все получил, сделав простой звонок в свою родную контору, где один из служащих провел быструю проверку.
— Рикки вышел из тюрьмы пять лет назад. По всем расчетам он был образцовым узником — проводил большую часть времени, обучая других заключенных грамоте. Со времени освобождения он, как водится, посвящает двадцать часов в неделю местному проекту обучения грамоте. Живет тихо в пригороде Портланда и не выказывает абсолютно никаких признаков, что собирается вернуться на грешные пути. Его настоящие доходы заключаются в казначейских и государственных ценных бумагах, которые он приобрел давным-давно, еще до тюрьмы. Короче, Рикки полностью исправился.
— И ничего не указывает на то, что он собирается мстить?
— Именно.
Мэгги задумчиво уставилась на шоколад.
— Ладно, я никогда и не думала, что объяснение Ширли сработает. А что насчет племянников Одессы?
— Кое-какую проверку я сделал. Все трое живут на Восточном побережье. Ни один из них никогда не совершал путешествие в Вашингтон, и, по-видимому, не собирается. Двое из них адвокаты, а один работает в банке. Я также проверил акции золотых приисков, которыми владеет Одесса.
— И остается только Полковник со своими экспериментами с топливом, не так ли?
Джош почти собрался сказать ей, что из того, что он увидел в работе Полковника, можно и эту версию спокойно отмести. Не существует способа, позволяющего превратить воду в горючую субстанцию. По крайней мере, не тем методом, что придумал Полковник. Но тут Джош решил, что сохранит эти откровения на будущее. Ему же как-то надо отрабатывать еще три недели.
— Я еще прорабатываю версию Полковника и вашу идею, что кто-то преследует вас из-за изумрудной броши тети, — учтиво поведал Джош.
— Полагаю, вы думаете, что моя версия столь же идиотская, как и остальные, витающие здесь.
— Почему вы так говорите?
Он смерил ее удивленным оценивающим взглядом. Ее тон обеспокоил Джоша. Это была не та оптимистичная простодушная Мэгги, которую ему довелось узнать за последнюю неделю.
— Вы чем-то удручены сегодня, не так ли?
— Немного, — призналась она. Девушка поставила горячий шоколад на стол, откинула голову назад и уныло стала смотреть в окно в темноту ночи.
— Клей весь вечер твердил о том, как разумно продать особняк. У него добрые намерения, я знаю. Но все же было так грустно слушать его практичные аргументы, почему мне следует избавиться от этого места. Он сказал, я не оказываю Полковнику, Одессе и Ширли услугу, стараясь спасти дом.
— Вот как?
Мэгги устало кивнула.
— Он сказал, что они будут лучше финансово обеспечены, если я продам дом и разделю прибыль между ними. Я не знаю, Джош. Может, я дура, что стараюсь спасти его. А что, если вы не найдете ничего таинственного в том, что здесь происходит? Что, если только большой старый дом медленно приходит в упадок?
— Эй, давайте не торопить события и не делать заранее наихудших предположений.
Джош сразу понял свое нежелание, чтобы Мэгги столкнулась с реальностью так скоро.
К своей досаде, его вдруг поразило дикое спонтанное желание помочь спасти ее мечту.
Плохо дело, напомнил он себе. Геройство никогда не вознаграждается.
Но было слишком поздно. Джош знал, что уже ищет способы броситься на помощь.
— Может, Клей прав, Джош. Может быть, для Полковника, Одессы и Ширли будет только лучше, если я продам это место сейчас. Знаю, они любят его, и для них это дом, но…
— Дайте мне доделать работу, у нас еще три недели, — быстро перебил ее Джош. — Только дайте мне время, которое оговорено в контракте. Это все, что я прошу. Ладно?
Она молча повернула голову и глянула на него повлажневшими глазами.
— Но что вы можете сделать помимо того, что доказать несостоятельность наших версий? Что, если ничего странного не происходит?
Он нежно очертил рукой ее лицо и наклонился ближе.
— Мэгги, вы наняли меня урегулировать эти дела. Дайте мне сделать мою работу до конца оговоренного месяца, и посмотрим, что из этого выйдет.
Джош коротко усмехнулся и легко провел своим ртом по губам Мэгги.
— Что вы теряете? Я работаю за гроши, помните?
— Ох, Джош. Даже не знаю. Я вначале так была уверена, но Клей говорит…
— Забудьте об О‘Конноре, ладно? — Джош провел подушечкой большого пальца по ее нижней губе. — Вы не позвонили Маккрею, не так ли?
— Разумеется, нет.
Она затихла, глядя на него. Ее губы слегка дрогнули.
— С какой стати, я должна это делать.
— Мэгги, дорогая, ты очень добрая, но немного наивная.
И он прижал свой рот к ее губам и на этот раз не отнял его.
Мэгги держалась напряженно, когда он медленно углубил поцелуй. А затем, к его неслыханному удовольствию, она откликнулась. Джош ощутил, как все его тело незамедлительно отозвалось на обещание ее волнующей нежности. Кровь запела, дрожь желания пробрала до глубины души.
Затем она пошевелилась снова, пробуя обвить руками его за пояс. Она беспокоилась о его ребрах. Джош осторожно нажал, и ее губы раскрылись.
В напряжении страсти, которую он мог только сдерживать, мужчина осознал, что уже борется за свой самоконтроль. Мэгги действовала на него слишком возбуждающе. Он вдруг ощутил ненасытный голод. Но слишком рано тащить ее в постель. Если бы он попытался, то без сомнения напугал бы ее. Нужно действовать постепенно, внушал он себе. Но он больше не был уверен, что сможет ждать. С ним ничего подобного не случалось. По крайней мере, долгие годы, насколько он мог припомнить.
— Джош?
— Мэгги, дорогая. Только позволь мне коснуться тебя. Любимая, пожалуйста.
Он устроил ее бережно на подушках старинного викторианского дивана и неуклюже устроился сверху. Она была нежной и округлой, ее мягкие формы полностью подходили его твердому, грубому, как неотесанная древесина, телу. Внутри засело немыслимое желание оберегать ее, позволить ей отвечать ему по своему желанию и в своем собственном ритме.
Джош застонал; хриплый звук, в котором ощущалась потребность, опутанная цепями силы воли, исходил откуда-то из самой глубины его души. Он прошелся губами по щеке Мэгги и опустился к шее. Затем поднял голову, посмотрел на нее сверху и увидел изумление и неуверенность в ее прекрасных глазах. А затем рассмотрел в глубине ее нежную страсть, что пробивала себе дорогу к жизни.
Джош потянулся к лампе и выключил ее. Тени окутали их.
— Джош. Джош.
Его имя на губах Мэгги пронеслось лишь тихим шелестом в темноте. И вызвало трепет желания, вспышкой пронесшегося сквозь него.
— Я здесь, любимая.
Он провел пальцем по внутренней стороне ее V-образного выреза платья, прочертив линию к самой нижней точке как раз над грудью. Затем он медленно повел палец обратно к горлу, туда, где в нежной впадинке бился ее пульс.
— Ты очень странный человек, — сказала серьезно Мэгги.
Он заколебался при этом.
— Почему ты так говоришь?
— Не знаю. В тебе точно кроется что-то необычное, отличительное.
— Отличное от чего? — настаивал Джош.
— Отличающееся от других мужчин, которых я когда-либо встречала.
Джош немного расслабился. В полумраке мелькнула его улыбка.
— Ладно, полагаю, я это переживу. Не самый вдохновляющий комплимент, который получает мужчина при подобных обстоятельствах, но, положим, я смогу по-своему его проинтерпретировать.
Она вопросительно коснулась его щеки кончиками пальцев. Ее все еще подернутые поволокой глаза были очень серьезны.
— А что может служить более вдохновляющим замечанием?
Он стал медленно расстегивать большие черные пуговицы спереди на платье.
— Ты могла бы сказать, что я невероятно сексуален.
— Так и есть, — просто подтвердила она с трогательной честностью. — Но я полагаю, ты уже осведомлен об этом.
Слова пронзили его как молния. Рука застыла на очередной пуговице, когда он остановился и глянул сверху на нее.
— Мэгги.
— Хмм?
Она теребила пуговицы на блузке.
— Мэгги, любимая, ты в самом деле так думаешь? Полагаешь, что я привлекательный?
— Да. Самый сексуальный мужчина, которого я встречала.
— Ох, Мэгги.
Он задохнулся в приступе ликующего смеха и крепко обнял ее.
— Я прощаю тебе все отвратительные щелчки, которыми ты награждала меня последние несколько дней. Я даже забуду, что ты называла меня «тридцать три несчастья».
Она расслабилась в его объятиях и издала тихий смешок, уткнувшись носом в его грудь.
— Тебе нравится, когда тебя называют сексуально привлекательным?
— Здорово слышать это от тебя. Мне это очень, очень понравилось.
И Джош снова занялся расстегиванием пуговиц на ее платье.
— Главным образом, потому что я думаю, как ты невероятно, поразительно, удивительно сексуально привлекательна.
Она снова засмеялась. В неожиданном порыве она ухватилась за него.
— Джош, должно быть больше.
Он втянул воздух, когда его ребра выразили протест в ответ на ее пылкое объятие.
— Будет тебе больше, любимая.
Джош облегченно вздохнул, когда она отпустила его.
— Много больше. Дай мне только шанс показать тебе.
Платье он, наконец, расстегнул и теперь любовался результатами своих трудов. Нить ожерелья струилась по верхним изгибам ее груди. Он скользнул рукой внутрь и нашел теплую вершину, венчающую красивую чашу в тонком кружеве. Когда он, едва касаясь, провел большим пальцем поверх этой нежно очерченной идеальной формы, то ощутил, как бархатный сосок ожил и затвердел. Он почувствовал, как девушка затаила дыхание.
— Расслабься, Мэгги. Доверься мне.
— Я верю тебе. Это, конечно, сумасшествие. Но я верю.
Она обхватила руками его шею и поцеловала жестко очерченную линию подбородка.
Джош почувствовал, что она готова сдаться, и ощутил благоговейный трепет. Нежно даримое ему тепло заставило его мощно осознать собственную мужскую сущность. Он почувствовал себя так, будто ему преподнесли редкий и прекрасный дар, и он не осмеливался разрушить свершившееся, потребовав от Мэгги больше, чем она готова дать в настоящий момент.
Джош скользнул рукой вниз и нащупал край платья. Он потянул его вверх, обнажая бедра, и вздохнул, почувствовав тепло между ее ног. Затем опустил губы на грудь, увлажнив языком сквозь кружево сосок. Когда девушка застонала, он основательно начал ее пробовать.
Медленно он спустил шелковые чулки к ее лодыжкам. Затем снял их с ее изящно очерченных ног. Скользнул руками обратно по ногам и мягко развел ее бедра. Она слегка сопротивлялась, но в итоге сдалась под его нежным настойчивым давлением.
Палец слегка коснулся гнездышка, что хранило ее секреты.
— Джош.
Голос ее охрип от страсти. И также от неуверенности. Он снова провел пальцами по ней и почувствовал влажное тепло. И крепко поцеловал ее.
— Ты хочешь этого, Мэгги?
— Да. О, да, пожалуйста, Джош.
И стала прижиматься к нему, мотая головой.
Джош сделал глубокий вдох, чтобы не взмыть, как ракета в небо. Он положил сложенную лодочкой ладонь на самую интимную часть.
— Ты горишь, любимая, не так ли?
В ответ она выгнулась дугой в его объятиях. Джош медленно ввел палец внутрь ее и почувствовал ответную дрожь.
— Ты такая тесная, — сказал он, удивляясь. — Тесная и влажная. Ты вся страсть и огонь.
Он нажал снова — немного сильнее — и она стала ловить воздух.
— Я не… я не могу… Джош, чувствую себя столь странно. Что ты делаешь со мной?
Он разобрал смятение и возбуждение в ее голосе и, изумившись, понял, что Мэгги не распознала приближение собственной кульминации. Его озарило, что Мэгги предстоит познать силу страсти собственного тела в его объятиях — и восхитительное ликование издало свой победный рык внутри его. Он мог дать ей нечто столь же восхитительное, что она дарила ему.
— Не сопротивляйся, любимая. Это будет чудесно. Ты будешь сгорать от страсти. Напрягись, Мэгги. Да, так, еще, еще. Да.
Он нежно гладил ее, найдя большим пальцем маленькое чувствительное набухшее средоточие женственности.
Он распознал, что это уже свершилось, даже раньше ее. Все ее тело напряглось, и слабые толчки дрожью отозвались в его вторгнувшемся пальце. Джош почти потерял при этом самоконтроль.
— Джош.
Девушка собиралась закричать. Джош это почувствовал. И как бы он не жаждал услышать сладкие звуки ее освобождения, он знал, что ему необходимо защитить ее личную жизнь. Гостиная была прямо под спальней Полковника.
Джош поймал своим ртом ее, поглотив звуки удовольствия и радости. Он держал ее, пока она билась под ним в конвульсиях, столь же наслаждаясь высвобождением, как сама Мэгги. Это было странное ощущение — быть захваченным страстью женщины, безвозмездно воздерживаясь от своей собственной. Все, что Джош желал в этот момент, — это сделать счастливой Мэгги и знать, что именно ему это удалось.
В конце Мэгги обмякла, теплая и податливая, под Джошем, и долгое время он, довольный, лежал поверх нее, смакуя ее дрожь и запах. Минуты уходили в прошлое.
Наконец Мэгги слегка пошевелилась.
— Джош? — прошептала она.
— Ммм?
— Джош, это было … совершенно изумительно.
В темноте он усмехнулся про себя.
— Да. Никогда не видел ничего подобного.
Она тихо засмеялась.
— Ты дразнишь меня.
— Нет, я убийственно серьезен — это было изумительно.
Наконец он поднял голову и поцеловал кончик ее носа.
— О, дорогой. Я не поняла. Не подумала. Я имею в виду. Ты не…
Она не окончила предложение, поскольку он поцелуем заставил ее замолчать.
— Да, что поделаешь. Но я тоже в порядке, — заверил он ее. — Что касается меня, то я хочу быть глубоко внутри тебя, Мэгги. Сейчас для этого слишком рано. Тебе нужно время узнать меня получше… Хочу, чтобы ты доверяла мне, любимая.
Она изумленно покачала головой.
— Ты снова играешь в благородного героя, не так ли?
Он нахмурился.
— Я говорил, что покончил с этой ролью давным-давно.
— Я тебе не верю, — она кончиком пальца обвела линию его носа.
Джош уже открыл рот, чтобы сказать, что у нее неправильное представление о нем, но что-то его остановило. Легкий шум откуда-то из глубины дома. Звук был не вполне привычный.
— Джош? Что это? — вопросительно взглянула на него Мэгги.
— Тихо.
Он приложил свои пальцы к ее рту, молча предостерегая. Когда он понял, что до нее дошло послание, он медленно сел на диван.
Звук доносился из холла — слабое приглушенное щелканье, будто бы металл трется металл. Мэгги села рядом с Джошем, судорожно застегивая платье. Он ощущал, что она пытливо смотрит на него и хочет задать вопросы. Но явно знала, когда следовать указаниям. Она хранила молчание.
Джош коснулся ее плеча и приложил рот к уху.
— Оставайся здесь. Не двигайся.
Она кивнула, а затем в свою очередь приложила губы к его уху.
— Позвонить в полицию?
— Нет. Пока нет. Но будь готова.
Он встал и двинулся к двери гостиной. Джош напряженно вслушивался, стараясь разобрать тихое клацанье прежде, чем ступил в холл. Он уловил слабое эхо и точно определил, что звук доносится из подвала.
Джош захромал, молча проклиная слабость своей все еще выздоравливающей левой ноги. Потом тихо прошел по темному холлу, бесшумно ступая по ковру. Когда он достиг двери, выходящей на лестницу в подвал, он еще раз замешкался,
Тишина.
Джош отомкнул замок и открыл дверь. Петли издали лишь слабый скрежет. Лестница вела в чернильную темноту подвала. Если там кто-то и есть, то у него кошачье зрение.
Но его инстинкты подсказывали ему, что в подвале пусто.
Джош выждал еще момент, а затем решил рискнуть включить свет. Он прижался к стене и пригнулся, как можно ниже. Не было нужды делать из себя мишень в случае, если кто-то спрятался среди полок с винными бутылками и рядах ящиков. Над головой он нащупал выключатель.
Зажглись лампы, и Джош окинул единым взглядом просторное помещение. Подвал был пуст. Он медленно выпрямился.
— Мэгги? — позвал он тихо.
— Я здесь, — она поспешно прошлепала босиком в холл. — Все в порядке?
— Да, я так думаю. Хотя уверен, что слышал что-то. Собираюсь спуститься вниз и взглянуть поближе.
Он начал спускаться в повал, тяжело опираясь на перила, чтобы меньше ступать на свою многострадальную ногу. Мэгги преследовала его по пятам, как робкое маленькое привидение.
Холодный сквозняк, гуляющий по помещению, в первую очередь привлек внимание Джоша. Он осмотрел два узких окна на уровне земли под потолком подвала. Одно из них было открыто.
— Черт.
Джош добрался до последней ступеньки и пересек бетонный пол. Он чувствовал, что Мэгги пристально следит за ним.
— Джош, это окно должно быть закрыто. Мы всегда держим его закрытым.
— Оно было закрыто, — сказал ей тихо Джош. — Но засов не больше, чем игрушечный. Любому легко открыть снаружи. Черт, может, открылось само по себе. Окно старое.
Он с минуту пристально разглядывал окно, а затем обследовал сложенные под ним ящики. На вершине составленных грудой металлических ящиков лежало старое шерстяное одеяло. К нему пристало несколько комочков грязи. Джош потрогал их пальцами.
— Что ты нашел? — Мэгги подошла поближе. — Грязь?
Джош медленно кивнул.
— Если кто-то и побывал здесь, то он пришел и ушел через окно. Мог использовать эти ящики и коробки, чтобы спуститься и вернуться обратно.
Мэгги взвесила этот вариант.
— Окно очень узкое, Джош.
— Достаточно широкое, чтобы пролез худощавый мужчина.
— Или женщина. — Мэгги оглядела холодный подвал. Она крепко обхватила себя руками. Тень промелькнула на ее лице, придавая взгляду уязвимость.
— Джош, ты в самом деле думаешь, что кто-то здесь побывал?
— Полагаю, есть большая вероятность, — ответил он тихо.
— Но что он хотел? Тут нет ничего ценного, кроме винных запасов. Но они надежно заперты в проволочной сетке вон там.
Мэгги кивнула в сторону, где в дальнем конце помещения хранились запасы вина.
— Вино может представлять собой достаточный соблазн для какого-нибудь бродяги, — заметил Джош задумчиво. — Может, для подростков.
Но Мэгги сузила глаза, будто ее вдруг осенила ужасная мысль.
— Знаешь, что мне пришло в голову?
— Конечно, нет, Мэгги. А что именно?
— Думаю, кто-то забрался сюда поискать изумрудную брошь тети Агаты.
Джош пропустил этот ход. Меньше всего этой ночью ему хотелось проделывать дырки в версии Мэгги. Он уже отмел все версии, которые имелись.
— Что ты скажешь, если мы осмотримся и проверим. Нет ли ящиков с признаками того, что их взламывали.
— Правильно.
Мэгги решительно начала с груды коробок с папками, которые Полковник обычно использовал, чтобы заносить туда данные исследований и отчеты об экспериментах.
Она вдруг остановилась, издав тихий возглас.
— О, мой Бог, Джош! Ты только взгляни! Из этой трубы течет вода. Если она попадет на коробки, то уничтожит все записи Полковника.
Джош посмотрел, оторвавшись от изучения груды ящиков, и нахмурился. Действительно, из соединения труб, бегущих поверху, лился поток воды. Объем воды увеличивался на глазах.
— Подай мне гаечный ключ, что висит на стене, — приказал он, устремившись через весь подвал и проклиная свою неуклюжую и неустойчивую походку. — Черт, да не этот, другой. Большой. Да, вот этот.
Джош добрался до коробок, взялся руками за верхи двух из них и подтянулся, пока не оказался среди наваленного хлама на металлической поверхности. Его плечо пронзила боль, но он не обратил на нее внимания.
Вода начала собираться в лужу и потекла в сторону коробок с записями. Коробок, которые потрескивали от веса накопленных Полковником бумаг, теперь содрогающихся под дополнительным давлением. Джош только молил, чтобы они не обрушились под ним.
— Вот, Джош.
Мэгги сунула ему наверх гаечный ключ.
— Поспеши. С Полковником случится сердечный приступ, если его бумаги пропадут.
— Думаешь, я этого не понимаю?
Течение уменьшилось, когда Джош сделал несколько оборотов, и затягивал до тех пор, пока поток не прекратился.
Когда работа была закончена, он отдал ключ Мэгги и медленно спустился на пол. Мэгги нашла старые тряпки и стала вытирать воду с коробок.
Какое-то время ни один из них не подавал голос. Уперев руки в бедра, Джош вперил взгляд в трубу и думал о слабом звуке трения металла о металл, том самом, который привел его сюда вниз.
— Кто-то определенно тут побывал, Джош.
Мэгги бросила влажную тряпку на пол.
— Неизвестный забрался в подвал и повредил соединение у труб.
— Похоже на то, — согласился Джош, все еще созерцая трубу.
— Если бы мы не обнаружили утечку воды из труб сегодня, то к утру затопило бы весь подвал. Была бы катастрофа.
— Да. Катастрофа, без сомнения, была бы.
Ночной инцидент пролил новый свет на сей случай из разряда хорошо оплачиваемого лакомого кусочка. Неожиданно для Джоша, эти происшествия, что случились в Перегрин Мэноре, уже нельзя было списать на счет чересчур активного воображения.
— Что ты думаешь? — взволнованно спросила Мэгги.
— Эти твои неприятности могли быть работой вандала. Может, какой-нибудь местный извращенец, который находит удовольствие в мелких пакостях. Или подросток, склонный к тому, чтобы порушить все к черту.
Мэгги задумчиво прикусила нижнюю губу.
— Шериф предположил то же самое, когда я обратилась к нему после первого случая, — призналась она. — Он посоветовал проверять на ночь все запоры. Больше я его не беспокоила. Но, Джош, это не беспричинный вандализм. Я знаю.
Джош глянул на нее и увидел в ее глазах тревогу.
Он вздохнул.
— Ты все еще думаешь, что это связано с изумрудной брошью тети Агаты? Мэгги, не хочу рушить твою версию. Но нет никакого здравого смысла в том, что грабитель старается затопить подвал, пока ищет этот драгоценный предмет.
Мэгги нахмурилась.
— Больше похоже, что он хотел уничтожить бумаги Полковника, не так ли? Ты полагаешь, в его теории что-то кроется, в конце концов?
— Нет, — категорически заявил Джош. — Вовсе, нет.
Мэгги забарабанила пальчиками по коробке с записями.
— Может, кто-то подумал, что Полковник смог нечто изобрести, и пришел за его формулой.
— Черт возьми, Мэгги…
— Ладно, ладно. Это явно не похоже.
— Очень не похоже.
— Но не невозможно, — попыталась убедить Мэгги.
Он косо посмотрел на нее и в первый раз заметил, что в спешке застегивая платье, она сунула одну пуговицу не в ту петлю. Платье перекосилось на груди. Край бюстгалтера, казалось, подмигивал ему. Он нашел ее вид чрезвычайно умилительным.
— Ладно, — кротко откликнулся Джош. — Я признаю, что это не совсем вне сферы вероятности, будто некий чокнутый изобретатель думает, что Полковник что-то нащупал. И этот тип хочет посмотреть, как продвигаются эксперименты или желает их уничтожить. Но, если быть до конца искренним, я все еще ставлю эту версию последней в своем списке.
Она кивнула.
— Довольно справедливо. В свою очередь, я согласна рассмотреть твою версию с вандализмом.
— Договорились, — проворчал он. Вдруг наступило напряженное молчание, поскольку разговор о вероятностях и версиях подошел к концу. Выражение глаз Мэгги начало меняться.
Джош точно уловил момент, когда до нее дошло, что они все еще наедине друг с другом, а ночь еще не прошла. В ее глазах цвета морской волны проскользнули неловкость и глубокая чисто женская застенчивость.
Момент был потерян, и Джош это знал. Он напомнил себе, что он в любом случае не собирался, так или иначе, форсировать события этой ночью, как бы соблазнительно это не было. Он улыбнулся в знак того, что, он надеялся, было утешением.
— Почему бы тебе не подняться наверх и лечь спать, Мэгги? Я закрою окно. Завтра я притащу что-нибудь подпереть его, чтобы снаружи нельзя было открыть. Мы поговорим об этом завтра утром.
Мэгги заколебалась, а затем быстро кивнула.
— Спокойной ночи, Джош.
— Спокойной ночи, Мэгги.
Он наблюдал ее стремительный подъем по лестнице и ощущал себя так, словно она забрала часть его души и унесла с собой. И все, что он мог сделать, это не позвать ее назад.
Но Джош знал, он должен позволить ей уйти сегодня ночью. Ей нужно время. Кроме того, уговаривал он себя, воспоминаний о Мэгги, трепетавшей в его объятиях при первом настоящем сильном освобождении, будет более, чем достаточно, чтобы согреть его постель и его сны этой ночью.


Глава 6


Пляж был скрыт пеленой тумана. На горизонте серое море сошлось с серым небом столь тесно, что невозможно было разобрать, где начиналось одно и заканчивалось другое. Закутавшись в куртку с капюшоном, Мэгги стояла у края прибоя и старалась облечь в слова тревожащие чувства, что бурлили в ней.
От этого никуда не денешься. Ее капитуляция перед Джошем Дженьори происходит быстро и неотвратимо. Осознание этого одновременно возбуждало и пугало ее. Он так отличался от всех тех мужчин, которых она когда-либо знала. Некая часть ее распознала нечто глубинное внутри его, что отражало фундаментальную часть ее самой. В душе она знала, что он один из хороших парней в этом жестоком мире. И еще со всей ее безотчетной уверенностью в нем, Мэгги была вынуждена признать, что многое в Джоше она не понимает. Она всегда предполагала, что человек, которого она однажды полюбит, должен быть надежный и спокойный. Джош не был ни тем, ни другим.
Не следует ей больше позволять ему целовать ее и так близко подпускать к себе, как прошлой ночью. Ради всего святого, она же его работодатель. Он на нее работает.
Где был ее здравый смысл? Ей надо было сохранять строгую на расстоянии вытянутой руки дистанцию между ними. И так в Перегрин Мэноре сплошные сложности. Не нужно впутывать еще и потенциально взрывоопасный роман с Джошем в общую неразбериху.
Но прошлая ночь — это было нечто особенное, подумала Мэгги, и радость нахлынула на нее. В объятиях Джоша она почувствовала себя невероятно прекрасной, страстной и свободной.
Радостное возбуждение от произошедшего еще не совсем испарилось. Она закрыла глаза и смогла оживить в памяти восхитительные моменты. Даже тело начало откликаться, вспоминая.
— Здравствуй, Мэгги.
Голос Джоша, глубокий и насыщенный, вторгся в колдовские чары, окутавшие ее.
— У меня возникло предчувствие, что найду тебя здесь сегодня утром.
Она обернулась, робко улыбнувшись, и увидела, как он показался из тумана. На нем была меховая куртка поверх пары джинсов. Руки он засунул в карманы теплой куртки, а вокруг шеи обернул шарф из овечьей шерсти. Выглядел он мощным и крайне мужественным. Как ни странно, недавние раны, казалось, лишь подчеркивали чувственную угрозу, исходящую от мужчины.
— Привет, Джош.
Мэгги постаралась изобразить легкий поддразнивающий тон, так характерный до сих пор для их разговоров.
— Полагаю, ты выследил меня ради своего завтрака домашнего приготовления?
Он улыбнулся.
— Завтрак может подождать. Хотел поговорить с тобой, но ты не спустилась на кухню, как это обычно делаешь.
— Почувствовала желание побродить по пляжу сегодня утром.
Джош кивнул.
— Да. Я тоже.
Он вынул правую руку из кармана и протянул ей.
Мэгги заколебалась, а затем вложила свою руку в его ладонь. Его теплые пальцы обхватили ее. Ей ничего не приходило в голову, о чем говорить, пока они шли по пляжу. Один из редких моментов в ее жизни, когда она лишилась дара речи.
— Все нормально, знаешь ли. — Промолвил Джош спустя какое-то время.
Она мельком глянула на него.
— Что именно?
— Не надо переживать, Мэгги. Я не собираюсь набрасываться на тебя.
— А я и не думала, что собираешься, — парировала она.
— Нет, думала. Но я сказал прошлой ночью, что дам тебе время, и выполню обещание.
Она глубоко вздохнула.
— Думаю, только честно будет предупредить тебя, что я не желаю кратковременного романа ни с тобой, ни с кем бы то ни было еще, Джош. Никогда подобного в моей жизни не было. И не хочу начинать сейчас. Даже с тобой.
— Знаю.
Он слегка сжал ее пальчики.
— Я не рассчитываю на кратковременный роман или на одну единственную ночь. Это безнравственно и ничего не дает.
— Так что же остается? — осторожно спросила она.
Рот его как-то причудливо изогнулся.
— Остаемся ты и я, и кое-что еще.
— Джош, — быстро заговорила она прежде, чем потерять самообладание. — Вероятно, это не очень хорошая идея. Ты и я, то есть. Я имею в виду, что я клиентка, а ты на меня работаешь, я живу здесь на побережье, а ты в Сиэтле, и мы на самом деле разные люди, и когда ты подумаешь о том…
— Разве?
— Ну, да, — добавила она беспомощно.
— Я так не считаю. Думаю, у нас много общего. Выяснил это в первую ночь. Тебе нужно время, чтобы осмыслить это.
— Джош, пожалуйста…
— Поужинай со мной сегодня, Мэгги.
— Что?
— Приглашаю тебя на ужин. В городе. Настоящее свидание.
— Ох.
Он мимолетно усмехнулся.
— Это ответ?
— Нет.
— Что скажешь? Пойдем, Мэгги. Попытка не пытка.
Девушка нахмурилась.
— Ладно, Джош. Я поужинаю с тобой. Но, вероятно, тебе не стоит слишком много в этом усматривать.
— Ты не можешь злиться на меня только потому, что я ищу новые подходы. Это подсознательно, знаешь ли. Я ведь профессиональный сыщик.
Она через силу улыбнулась.
— Ты невозможный тип, вот кто ты такой.
— Я призову на помощь все свои лучшие манеры. Помимо прочего, меня будет подстегивать мысль, что в любой момент меня могут заменить на Клея О’Коннора.
Мэгги начала смеяться. Она ничего не могла с собой поделать.
— Что, черт возьми, тебя так насмешило? — потребовал объяснений Джош.
— Мысленно представила, как ты сбываешь недвижимость. Поразительное зрелище.
В разгар утра стук в дверь отвлек Мэгги от чистки картофеля, который она собиралась положить в суп. Бросив взгляд за занавески, она увидела знакомый старый пикап, припаркованный на подъездной дороге к заднему крыльцу особняка. Открыв дверь, она улыбнулась Дуайту Уилкоксу, ее преданному мастеру на все руки.
— Привет, Дуайт. Как нынче обстоят дела?
Мэгги вытерла руки о фартук.
Дуайт склонил голову в поклоне и послал ей привычный постный взгляд.
Мэгги никогда не видела Дуайта в ином образе. Сегодня он заявился, нисколько не обращая внимания на холодный, сильный дождь, что моросил вокруг.
Он был не так уж стар — возможно, лет двадцати пяти или двадцати шести — но было ясно, что он уже решил, что мир — это юдоль печали. Временами Мэгги задумывалась, а был ли он хоть раз за свою жизнь счастлив.
Дуайт облачился в свою униформу мастерового, которая состояла из кепки на нечесанных каштановых волосах, штанов из саржи и рубашки тусклого зеленого цвета. На ногах у него были ботинки с толстой подошвой, и, как всегда, во рту жевательная резинка.
— Добрутр.
Дуайт не был любителем праздной болтовни. Каждое произнесенное им слово было коротким и не сверх того.
— По дороге в город решил взглянуть, не надо ли проверить отопление. Вы говорили что-то об этом. Я принес инструменты.
Он поднял ящик с инструментами, который держал в правой руке.
— Великолепно.
Мэгги отступила, давая ему пройти в кухню.
— Рада тебя видеть. Не хочу рисковать, что если отопление выйдет из строя. Только не в это время года.
Дуайт кивнул и стремительно направился через кухню к двери в холле, ведущей на лестницу в подвал. Мэгги шла следом. Она открывала дверь, когда на площадке второго этажа возник Джош. Он держался за перила обоими руками и смотрел сверху.
— Что там намечается внизу? — легкомысленно осведомился он.
Мэгги посмотрела наверх.
— Это Дуайт Уилкокс, Джош. Я тебе о нем говорила. Он заботится, чтобы все у нас было в порядке. Собирается проверить, надежно ли отопление, все ли там гладко. Дуайт, это Джош Дженьори. Он остановился в пансионе на несколько недель.
Дуайт с подозрением покосился на Джоша из-под козырька кепки.
— Ага.
Джош кивнул и начал спускаться вниз по лестнице, только слегка прихрамывая.
— Я спущусь с вами, Уилкокс. Знаю пару вещиц насчет электрических топок.
— Правда?
Дуайт глянул скептически.
— Достаточно, чтобы знать, куда залить смазку. — Любезно заверил его Джош.
— Кроме того, мне нужен перерыв. Я писал все утро.
— Джош — писатель, — быстро пояснила Мэгги, на случай, если до Дуайта не дошло. Дуайт был весьма полезен в делах механики, но трудно сказать, какую часть информации он усваивал из того, что ему говорили. В его глазах отражалась разновидность настороженного затруднения, словно все, что проходило через него, было слишком сложно понять. Единственное, с чем Дуайт чувствовал себя комфортно, были его инструменты.
— Сами напросились.
Дуайт стал спускаться в подвал.
Джош пошел следом.
— Когда будет завтрак? — осведомился он, проходя мимо Мэгги.
— Не беспокойся об этом. Немедленное истощение тебе не грозит.
— Только хочу убедиться, что получу все обещанное мне.
— Тебе обещали только завтрак, чай и ужин, — напомнила она ему.
— Да, но думаю, сверхурочные работы, которые я произвожу здесь на стороне, следует должным образом вознаграждать.
— Что еще за сверхурочные? — Подозрение овладело ей. — Джош Дженьори, — прошипела Мэгги, — если ты полагаешь, что я должна возместить твои таланты как э…э..
Она не находила слов.
— Любовника? — услужливо подсказал он.
— Я могу придумать больше красочных слов.
— Какие, например?
— Спускайся вниз, пока я не спустила тебя сама, — проворчала Мэгги.
— Разумеется. Между прочим, я заказал столик на сегодняшний вечер в одном местечке по рекомендации Полковника.
Джош ухмыльнулся и начал спускаться по ступенькам. Он держался за перила, стараясь максимально облегчить вес на левую ногу.
Мэгги стояла в проеме двери и некоторое время наблюдала за мужчинами. Потом отправилась на кухню доваривать суп. Ей было любопытно, зачем Джош составил компанию Дуайту в подвале.
ЭТИМ ЖЕ ВЕЧЕРОМ в семь часов Джоша и Мэгги видели в уютном ресторанчике, взгромоздившемся на скалах над самым морем. Мэгги выжидающе оглядывалась вокруг. В этот субботний вечер это место было наполнено звоном посуды и стекла. С соседнего столика плыл восхитительный аромат только что пожаренной лососины.
Как только официант принял их заказ, Джош с удовлетворением во взгляде откинулся на спинку стула.
— Слава богу, что вытащил тебя из этого дома, любимая. До сих пор я не осознавал, какое подавляющее влияние оказывают Полковник и компания на наши отношения. У меня ощущение, что если меня поймают, когда я заступлю за линию в отношении тебя, то обнаружу себя перед священником под дулом пистолета.
Мэгги знала, что заливается краской от смущения, но постаралась сохранить легкомысленный тон.
— Полковник и Одесса немного старомодны. Ширли немного более терпима, полагаю. Пребывание в роли подружки гангстера, вероятно, воспитывает менее суровые взгляды на определенные вещи.
— Не рассчитывай на это. Ширли будет также непреклонна по отношению ко мне, как и остальные двое.
Джош глотнул вина. Глаза его блеснули.
Мэгги почувствовала, что покраснела еще больше. Она стала вертеть в руках вилку для салата.
— Послушай, не беспокойся об этом, ладно? Тебе не грозит женитьба под дулом пистолета только потому, что ночью имело место небольшое дурачество на диване.
— Я нисколько не дурачился, Мэгги. Я был очень серьезным.
Она нахмурилась, не зная, как к этому отнестись. Показалось, что безопасней сменить тему.
— Джош, зачем ты спускался в подвал понаблюдать за работой Дуайта?
Он озорно ухмыльнулся.
— Я заставляю тебя нервничать, Мэгги? Поэтому ты меняешь тему?
— Да. А сейчас ответь на мой вопрос.
— Ладно. Ты клиентка.
Он придвинулся вперед и сложил руки на белой скатерти. Юмор испарился из его глаз.
— Хотел увидеть, не удивится ли Уолкокс, когда увидит, что подвал не затоплен.
Мэгги широко распахнула глаза.
— Ты полагал, что Дуайт мог быть тем, кто проник в подвал прошлой ночью через окно?
— Была вероятность. Он достаточно худощав, чтобы подойти по размеру, знает дорогу к тому же. Более того, как мастер, имеет доступ ко всему в особняке. Он мог бы повредить вещи наподобие дымоходов и холодильника.
— Согласна, но Дуайт? — Мэгги залилась смехом. — Готова поспорить, он не выказал абсолютно никакой реакции внизу в подвале. Я права?
— Верно. На этого парня ничего не действует. Даже не моргнул.
— Это наш Дуайт. Извини, что испортила твою версию, но ты на самом деле не сможешь ничего прочесть на лице Дуайта. Он носит это выражение или скорее его отсутствие на лице с того дня, как я встретила его. Не думаю, что на лице Дуайта что-нибудь отразилось, если бы он, спустившись по той лестнице, обнаружил аллигатора, выползшего из канализации.
— Что так?
Джош, казалось, задумался.
Мэгги улыбнулась.
— Послушай, забудь Дуайта. Он никак не может стоять за этими случаями, что произошли в особняке. У него есть свои таланты, но, если честно, не думаю, что он способен на хитроумные уловки, к каким прибегнул некто в целом ряде неприятных случаев. Да и какие мотивы он мог бы иметь, будь он достаточно умным, чтобы придумать такую схему? Что заставляет тебя подозревать его?
— Мэгги. Позволь мне кое-что прояснить. Ты моя клиентка. По определению, все остальные попадают под подозрение. Так я работаю.
Она удивленно уставилась на него.
— Все остальные?
— Все остальные, — подтвердил он.
— Брось, Джош. Даже Полковник, Одесса и Ширли?
— Да. Даже они. — Джош сделал еще глоток вина и, повернув голову, глянул в темноту.
— Ты серьезно? Какой мотив у этих троих?
Джош снова повернулся в ее сторону, взгляд его был пристальный и холодный.
— Тебе нужны правдоподобные объяснения? Предоставлю тебе таковые. Начнем с Полковника. Он всем рассказывает о своей гениальности и о том, что он на пороге изобретения нового топлива, имеющего неограниченные мировые запасы. А что, если глубоко в душе он знает, что его эксперименты всего лишь посмешище, и боится разоблачения?
Мэгги нахмурилась.
— Полагаешь, он мог бы попытаться уничтожить собственные записи, прежде чем кто-нибудь раскроет его мошенничество?
— Большинство описанных тобой случаев случились в подвале особняка, где Полковник держит свои бумаги. Если бы он подстроил уничтожение своих собственных записей и представил это, как работу тайных агентов топливных компаний или злобных вандалов, то мог бы заявить каждому, что его эксперименты отброшены назад, возможно, на годы.
— Думаешь, Полковник стал бы рисковать разрушить особняк только, чтобы защитить свои иллюзии? Не верю я этому, — настаивала Мэгги.
Джош криво улыбнулся.
— Это только показывает, насколько ты наивна, Мэгги.
— Я не наивна. Это значит, что я знаю Полковника много лет и не верю в его способность сотворить что-либо потенциально пагубное и незаконное.
— Он — кадровый военный, — напомнил ей вежливо Джош. — И провел годы, изучая неправедные методы. Как нам известно, он обучался диверсионной работе. Но, если не хочешь делать из него плохого парня, давай посмотрим на Ширли.
— Ширли?
— Именно. Она годами жила в мире иллюзий.
Она думает, что великая любовь ее жизни, Рикки Стяни Кольцо, бросил ее, решив, что она выдала его. Вера в то, что он оставил ее из-за этого, а вовсе ни из-за какой-нибудь другой девицы, могла служить ей утешением. Она могла бы переступить черту и решить устроить инциденты в особняке в качестве напоминания друзьям, что Рикки еще достаточно озабочен поисками ее с целью отомстить.
— Вижу, куда ты клонишь. Но прости, Джош. На это я не куплюсь никоим образом.
Он любезно кивнул.
— Ладно, отставим это в сторону. Одесса хочет, чтобы ты продала особняк, но прекрасно знает, что все, в том числе и ее любовник, Полковник, цепляются за него.
— Ее любовник? Полковник? — Мэгги была ошеломлена. — Но они только хорошие друзья.
— Думаешь, в их возрасте люди не наслаждаются сексом так же, как все? Поверь мне, Мэгги, они больше, чем друзья.
— Но у них отдельные спальни. Они не спят вместе, — расстроилась Мэгги.
— Это поколение все еще соблюдает приличия. Особенно перед лицом более молодых.
— Да, но…
— Неважно. Моя точка зрения состоит в том, что из-за чувств у Полковнику Одесса не хочет открыто подтолкнуть тебя к продаже дома. Но, может, она, осознав, что в таком случае они будут финансово лучше обеспечены, начала устраивать несчастные случаи в надежде, что ты со временем решишь: особняк больше доставляет хлопот, чем того стоит.
Мэгги простонала.
— Теперь ты на самом деле хватаешься за соломинку, Мистер Частный Детектив.
— У меня есть новости для тебя, любимая. Я повидал случаи, когда люди убивали других людей и за меньшее, чем то, что кроется в этих трех мотивах, которые я тебе изложил.
Мэгги некоторое время изучала его.
— Могу понять, как бизнес, в котором ты пребываешь, превращает человека в чрезвычайного циника, — тихо промолвила она. — Неудивительно, что временами у тебя такое холодное выражение глаз. Тебя удачно назвали, не так ли?
Он сощурил глаза.
— Мой бизнес не сделал меня циником. Он сделал меня реалистом. Я достаточно изучил человеческую натуру, чтобы понять, насколько ненадежной, лживой, склонной к невероятной жестокости и жадности она является.
— Так ты сформулировал свой девиз на основании своего опыта, не так ли?
Он сердито на нее посмотрел. Какой еще девиз?
— Геройство Никогда Не Вознаграждается.
Она слегка скривила губы.
— Бедный Джош. Это, должно быть, для тебя вечное сражение.
— Что за вечное сражение?
— Стараться не играть в героя. К несчастью для тебя, у меня подозрение, что эта роль у тебя в крови.
— Черт возьми, — парировал он. — Я бросил это давным-давно.
— Я так не думаю. Ты объяснил мотивы каждого в особняке, а как насчет меня?
— Я сказал тебе, что ты клиентка, — проворчал он.
— Но это не делает меня вне подозрений. Но это не исключает меня из списка подозреваемых
— Не думаю, что ты стоишь за этими инцидентами, Мэгги, — сказал ей Джош с раздражением в голосе. — Давай сменим тему.
— Ладно. Если ты этого хочешь. Меня весь день снедает любопытство по поводу одной вещи, — сказала она. — Профессиональный вопрос.
Он глянул исподлобья.
— И что это?
— Ты спишь со всеми своими клиентками?
— Черт возьми, нет. Собственно говоря, на этот счет есть строгая установка. Крайне непрофессионально. Связываться эмоционально с клиентом — глупейшая вещь, которую только может сотворить ЧД.
— Понятно.
Мэгги вдруг ощутила безмерную радость. Джош не принадлежал к разряду людей, с легкостью нарушающих правила. И тот факт, что он ради нее нарушил одно из них, согрел Мэгги душу.
Приглушенное журчание голосов из кабинета донесся донеслось до Мэгги и Джоша, когда они несколькими часами позже подошли к парадной двери особняка. Джош тихо, но без особого энтузиазма выругался
— Черт. Телевизор включен. Звучит так, словно три дуэньи ожидают нас.
Он спустил плащ Мэгги с ее плеч и повесил в шкаф в холле.
Смех мерцал в ее глазах.
— Как очаровательно. Напоминает то, как ты встречал меня после вечера, проведенного с Клеем. Не знаю, что бы я делала без такого множества людей, следящих за моим моральным благополучием.
Джош уныло усмехнулся.
— Мы только стараемся держать тебя подальше от неприятностей.
— Я могу продать этот особняк исключительно из соображений уединенности, — парировала она, направляясь в кабинет.
Джош следовал за ней, размышляя, что она точно под этим подразумевала. Возможно, Мэгги сказала ему в завуалированной манере о своей незаинтересованности в том, чтобы по пришествию домой обнаружить, что ее дуэньи всей компанией встречают их.
Он наблюдал, как Мэгги задержалась в дверях кабинета. Она улыбнулась тому, что увидела внутри и бросила на него взгляд через плечо.
— Телевизор включен, но где ты видишь троих преданных охранников?
Джош посмотрел поверх ее плеча и увидел Полковника, Одессу и Ширли, мирно почивающих перед громко орущим телевизором.
— А я так беспокоился насчет свадьбы под дулом пистолета сегодня.
— Я говорила тебе не впадать в панику.
— Да. Ты говорила.
Джош прошел следом за Мэгги в кабинет и выключил телевизор. Затем включил свет.
— Ладно, всем подъем.
— Что это? Что? — Полковник заморгал и сел. — О, это вы, Дженьори.
Одесса пошевелилась и открыла глаза.
— О, это ты, дорогая. Который час? — она радостно улыбнулась Мэгги. — Ты вернулась. Хорошо провела время, милая?
— У нас был прекрасный вечер, — заверила ее Мэгги.
Ширли зевнула и потянулась за своими очками с фальшивыми каменьями. Она натянула их и вперила в Джоша подозрительный взгляд.
— Пора бы вам уже быть дома. Получили удовольствие?
— Хорошо проводили время, пока не вошли в парадную дверь несколько минут назад и не нашли вас троих, томящихся в ожидании нас.
Джош поднял брови, глядя на Ширли.
— В этом не было необходимости. Мы ведь не дети, знаете ли.
— Это была идея Полковника, — оправдывалась Ширли.
— Не понимаю, о чем он беспокоился, — учтиво сказал Джош. — Меня подрядили присмотреть за Мэгги, помните?
— Да уж, Полковник высказался на этот счет, что сие немного выглядит, как нанять лисицу стеречь курятник.
Ширли снова зевнула.
— Но, полагаю, мы исполнили свой долг. Предлагаю всем пойти спать.
— Хорошая мысль.
Одесса встала на ноги и плотнее запахнула свою кофту.
— Кажется, тут немного похолодало, не так ли?
— Я проверю термостат, — предложил Полковник. — Пойдем, моя дорогая.
Он кивнул Джошу.
— Полагаю, вы двое будете себя прилично вести, не так ли?
— Не уверен, — сказал Джош. — Я еще не вполне решил, чем займусь в оставшееся время. Пока рассматриваю вероятность остаться здесь и изнасиловать Мэгги перед телевизором
Одесса ласково улыбнулась.
— Нет, прекратите всех дразнить, Джош. Мы ведь в это время уже спим в своих постелях.
И она направилась к двери, величавым жестом позвав всех за собой.
Джош наблюдал, как она ведет свой маленький парад по направлению к лестнице. Затем взглянул на Мэгги. Он разглядел смешинки в ее глазах, а в глубине за ними, он был уверен, таилось обещание. Мужчина издал стон. Это было так заманчиво. Но он был слишком стар для того, чтобы устраивать жаркую возню на диване в гостиной. Джош протянул руку, схватил Мэгги за запястье и дернул ее поближе к себе. Затем повел ее за остальными, которые уже достигли середины лестницы. Когда Мэгги повернула голову и вопросительно взглянула, он слегка улыбнулся, наклонился к ее уху и зашептал.
— Следующий раз мы проведем в постели, — прошептал он. Он испытал удовлетворение, увидев, что она очаровательно покраснела. К несчастью, ее отклик только послужил тому, что усилил его желание обладать ею.
Минутой позже Джош произнес крайне галантное пожелание спокойной ночи Мэгги у ее дверей перед настороженными очами Полковника, Одессы и Ширли. Он благополучно впустил ее в комнату, а затем неохотно отправился в комнату по соседству.
Джош закрыл за собой дверь, развязал галстук и уставился на компьютер на столе. Славно, что у него еще осталось время до сна. Он только успешно доведет себя до полного расстройства, если отправится в постель в своем теперешнем наполовину возбужденном состоянии.
Книга ждала.
И к тому же существовало несколько вопросов, которые требовали ответов. И предполагалось, что он здесь делает кое-какую работу.
Джош глянул на часы. Было около полуночи, но Маккрей был совой.
Джош прогулялся до телефона и набрал домашний номер партнера. Потом сел на кровать и прислонился спиной к изголовью.
Трубку взяли после первого же звонка.
— Да?
Голос Маккрея звучал озабоченно.
— Это Дженьори.
— Не совсем, — пошутил Маккрей. — На моем календаре начало декабря.
— Маккрей, тебе еще не надоели шутки на тему погоды?
— Имея партнера по фамилии Январь, такое никогда не надоедает. Немного поздновато для работы, не находишь? — хмыкнул Маккрей. — Доктор советовал тебе не волноваться. Предполагается, ты там вовсю отдыхаешь и расслабляешься. Как синяки, шишки и лодыжки?
— Почти в норме. Как дела в конторе? — Джош зажал телефон между плечом и ухом, пока расстегивал манжеты своей белой рубашки.
— Все верно. Это перво-наперво. Спросить про контору. Знаешь, Дженьори, ты не ведешь сбалансированную жизнь. В этом твоя проблема. Тебе надо бы обзавестись женой и детишками, как это сделал я. Чем-то, что тянет тебя домой вечерами.
— Только ответь на вопрос, идет? Я не в настроении выслушивать твои лекции.
— Нет проблем, приятель. Дело в том — знаю, это будет нечто, что тебя шокирует — но мы умудряемся выкарабкиваться без тебя вполне успешно. Закончили расследование для Косуэлла, и получили нового клиента, который хочет установить систему безопасности для своей электронной фирмы. Что я могу сказать? Дело процветает.
— Рад слышать это. Послушай, у меня парочка вопросов для тебя.
— Хочешь, чтобы я проверил еще каких-то старых гангстеров?
— Забудь про гангстеров.
Джош снял галстук и забросил его за ближайший стул.
— Проверь парня по имени Дуайт Уилкокс. Он, видимо, пару лет живет в Перегрин Пойнте. Регулярно выполняет ремонтные работы здесь в особняке. Сомневаюсь, что нароешь что-нибудь, но стоит попытаться.
— Не волнуйся. Я посажу Кэрол за компьютер завтра утром специально для тебя.
— Идет. Позвони мне, как только получишь отчет.
— Так что-то наклюнулось? — заинтересовался Маккрей.
Джош подумал о случае с трубой.
— Похоже на то. Вероятно, только злоумышленное причинение вреда имуществу. Есть что-нибудь насчет этих акций Лаки Инкорпорейтид?
— Компания обанкротилась много лет назад. Похоже, с самого начала это была афера. Прииски ничего не стоят.
— Больше никакой вероятности, что кто-то охотится за акциями миссис Хокинс, — погрузился в размышления Джош. — Я был до некоторой степени уверен, что это тупик. Только хотел еще раз убедиться. Кстати, Маккрей…
— Да.
— Есть пара вещей, которые, я хочу, чтобы ты выслал завтра.
Маккрей слушал, пока Джош объяснял ему, что он хочет. Затем взорвался от смеха.
— Ты шутишь. Хочешь, чтобы я послал информацию на тебя? Зачем, черт возьми?
— Просто сделай это, ладно?
— Ты получишь ее. Вышлю завтра утром. Дойдет за день или два. Честно скажи, зачем тебе знать собственную оценку кредитоспособности, группу крови и семейное положение?
— Не твое собачье дело, Маккрей.
— Погоди секунду. Дай, догадаюсь. Ты влюбился в клиентку, не так ли? С тех пор, как ты заявил мне, что она точно не почтенного возраста, я удивлялся. Ладно. Будь я проклят. Хочешь совет, Дженьори?
— Нет.
Маккрей не обратил на него внимания.
— На твоем месте, я бы ей лучше подарил цветы, а не свое досье. Гораздо романтичнее, знаешь ли. Я собирался поговорить с тобой насчет твоего способа ухаживать за женщинами. Не хочу задеть твои чувства, приятель, но основной момент состоит в том, что у тебя это не совсем хорошо выходит. Ты не понимаешь, как они мыслят. Как доказательство привожу факт, что ты слишком много времени проводишь на работе.
— Маккрей, советую помнить, что я еще старший партнер в БИС.
— Да, сэр.
Маккрей еще посмеивался, когда клал трубку.
Джош положил обратно трубку и долго сидел, не двигаясь. Затем поднялся и скинул рубашку. Он сбросил туфли и брюки и протопал босиком к шкафу. Там он нашел джинсы, натянул их и пошел к компьютеру. Потом открыл его, установил вертикально дисплей, сел и стал работать.
Как уже случалось зачастую в последнее время, Джош вскоре затерялся в истории, которую сочинял. В детективном романе вырисовывались события, которые в реальной жизни никогда не происходили. Он уже дошел до описания, как главный герой Адам Карлисл попался в ловушку в ходе поисков подозреваемого, когда раздался стук в дверь.
— Джош?
Звук голоса Мэгги, тихий и неуверенный, вернул Джоша в реальный мир, поскольку ничто другое не могло такое сотворить на данный момент. Что-то было не так.
Он поднялся на ноги и пересек комнату в два прыжка, послав пару болезненных уколов своей левой лодыжке. Затем рывком распахнул дверь и обнаружил Мэгги по другую ее сторону. Она уже приготовилась ко сну, облачившись в стеганый халат, бывший на ней в первую ночь. Она нервничала, но выглядела решительно.
— Что случилось? — потребовал объяснений Джош, автоматически окидывая взглядом помещение за ее спиной. Все было спокойно.
— Ничего плохого. Я только, ну, мне любопытно, не хочешь ли ты поцеловать меня на ночь. Это все.
Она робко улыбнулась и плотнее запахнула свой халат.
Чувство облегчения охватило его вместе со вспышкой гнева из-за возникшего на мгновение чувства тревоги, которому она его подвергла.
— Поцелуй на ночь? Черт, леди, я думал, что-то произошло. Больше со мной так не поступай.
Она вздрогнула и сделала шаг назад.
— Послушай, если это так хлопотно, забудь. Черт, как неудобно, я боялась, что так и будет. Мне следовало к себе прислушаться.
Она одарила его светлой, слегка неуверенной улыбкой и еще раз отступила.
— Прости. Увидимся утром.
Джош нахмурился, когда Мэгги развернулась и бросилась по направлению к двери в свою комнату.


Глава 7


Мэгги уже взялась за ручку двери, когда пальцы Джоша крепко обхватили ее запястье.
— Погоди. Куда это ты собралась?
Голос его звучал очень спокойно, когда он повернул ее лицом к себе.
Лицо ее пылало, Мэгги повернулась с неохотой и увидела, что он теперь улыбается — ленивой, чувственно опасной улыбкой, которая будила в Мэгги дикие и грешные мысли. Вид его обнаженного по пояс тела наполнял ее всепроникающим желанием. Она размышляла, не растает ли она где-то глубоко в районе желудка. Ощущение тепла было поразительным.
— Я не собиралась тебя пугать, — пробормотала она, уже совсем растерявшись, и желая, чтобы то, что она сделала в мимолетном порыве моментом раньше, никогда не произошло.
— Я работал, — Джош подтянул ее поближе. — Когда ты постучала в дверь, моя голова была занята совсем другим, и я слишком резко отреагировал. Попроси меня снова.
Сейчас девушка стояла очень близко к нему. Тепло, шедшее от его тела, заполняло ее чувства. Она положила руку ему на плечо, наслаждаясь силой его мускулов.
— Я не могу просить тебя снова. Израсходовала всю свою энергию в первый раз.
Его рот искривился, когда он поднял пальцем ее подбородок.
— Как насчет того, чтобы я попросил?
Девушка улыбнулась.
— Ладно.
— Поцелуешь меня на ночь?
— Ты, в самом деле, хочешь?
— Я на самом деле хочу, чтобы ты это сделала, — заверил он ее.
Мэгги озабоченно нахмурилась.
— Это не только слова?
— Нет.
— И ты не стараешься только ради того, чтобы я не чувствовала себя так неловко? — упорствовала она.
— Нет.
— Потому что не хочу, чтобы ты делал мне одолжение, знаешь ли. Я имею в виду, что если ты не так заинтересован, как я, то лучше скажи прямо, — решительно пояснила она.
Джош тихо выругался.
— Такими темпами мы разбудим наших дуэний.
Ясно, что он хотел поторопить ее, сказала себе Мэгги. Она глубоко вздохнула. Закрыла глаза и приподнялась на цыпочки. Затем подставила ему свое лицо.
Ничего не произошло.
— Джош?
Она открыла глаза и увидела, что он изучает ее искрящимися от смеха глазами.
— Я жду, — объяснил он.
В раздражении она подтянулась на руках, держась за его плечи, и быстро неловким движением провела своим ртом по его губам.
— Ты называешь это поцелуем? — спросил он с интересом.
— Не получается, если ты не участвуешь, — пробормотала она.
— А. Так ты хочешь сотрудничества. Черт. Тебе следовало упомянуть об этом заранее.
Прежде, чем Мэгги смогла что-нибудь придумать в знак возражения, он схватил ее за запястье и затащил в свою комнату.
Затем захлопнул дверь и притиснул ее к двери с обратной стороны. Он возвышался над ней, положив руки по обе стороны ее головы.
— А теперь попытайся проделать это снова. — Джош приблизил свой рот. — Поцелуй меня.
Мэгги проглотила, почти подавившись, смешок отчасти от облегчения, частью все еще испытывая беспокойство, и обняла его за шею. Она погрузилась в тепло его поцелуя с блаженным энтузиазмом. К поцелуям Джоша Дженьори можно пристраститься, подумала она. Определенно в этой области мужчина не излучал ни капли холода.
Джош подвинулся поближе, проскользнув своей босой ногой между ее ног, на которых были надеты тапочки. Она чувствовала ощутимое давление его ноги по всей длине внутренней стороны бедра. Когда он скользнул рукой вниз по спине и захватил ее ягодицы поверх халата, она выдохнула прямо в его губы.
Халат распахнулся, и ее сорочка задралась, стоило ему двинуть ногой. Потрясенная, Мэгги осознала, что чувствует жар его тела, обжигающий ее. Она вцепилась в него, ощущая себя отчаянной язычницей.
— Мэгги, — хрипло прошептал Джош. — Мэгги, любимая, ты, в самом деле, хочешь меня, не так ли? — в голосе его слышалось изумление. — Тебе потребовалось много мужества прийти сюда.
Она уткнулась лицом ему в плечо.
— Да.
— Все хорошо, любимая. Все хорошо. Почему ты дрожишь? Все будет хорошо. Я тоже тебя хочу. Очень, очень сильно.
Он подхватил ее на руки и направился к кровати.
— Джош. — Мэгги пришла в ужас. — Твои ребра. Твоя лодыжка. Опусти меня сейчас же. Тебе же больно.
— Нам тут недалеко, Мэгги. Думаю, справлюсь. Только помни, что со мной нужно быть поласковей, когда мы прибудем на место.
Чувственный смех слышался в его голосе, когда он пронес ее несколько шагов, отделяющие их от массивной кровати под пологом. Она озабоченно осмотрела его, когда он поставил ее на ноги и откинул покрывала.
— В твоем состоянии тебе не следует поднимать тяжести. Ты в порядке?
— Тебе следует выяснить это при более близком осмотре, не так ли? — Джош ловко убрал ее пальцы, снова схватившиеся за полы халата.
— Джош?
Он остановился и взглянул ей в глаза.
— Это твой выбор, Мэгги. Если тебе нужно подождать, мы подождем. Я пойму. И это в первую очередь, как я собираюсь поступать. Не хочу тебя подгонять.
Она вздохнула и покачала головой.
— Нет. Я не желаю ждать.
— Рад слышать, — просто откликнулся он и стянул халат с ее плеч.
Мэгги задрожала, когда он начал снимать ночную сорочку ей через голову.
— Расслабься, любимая. Все будет очень хорошо. Для нас обоих.
Джош бросил сорочку на пол и оглядел ее с головы до ног. Он нежно ущипнул ее сначала за один торчащий сосок, потом за другой.
— Не волнуйся.
— Это не из-за того.
Она обняла себя, закрыв свою грудь от его пытливого взгляда.
— Я замерзла. Больше ничего.
— Тогда почему бы тебе не залезть под покрывало?
Джош поднял стеганое одеяло, приглашая ее в уютную теплую постель.
— Я разожгу камин.
Она затрепетала под его жарким взглядом, когда он наблюдал, как она карабкалась на постель. Она закрылась простыней до подбородка. Мэгги хотелось быть невозмутимой в данной ситуации, но она сознавала, что ее стремительный нырок под простыни только выдал ее напряжение. Она не привыкла, чтобы мужчина взглядом согревал ее тело, как это делал Джош.
Наконец, спрятавшись в безопасности под простынями, она стала смотреть, как Джош подошел к камину, опустился на одно колено и ловко разжег огонь под дровами. Языки пламени затрещали, разгораясь.
— Ты красива, Мэгги, — произнес он, не поворачивая головы. — Я тебе говорил об этом?
— Нет.
Она была необычайно тронута. Искренность в его голосе шла из глубины души. Джош не относился к людям, для которых легко сказать комплимент.
— Спасибо.
Джош поднялся на ноги.
— Я только хочу, чтобы ты знала. Кто-то сказал мне однажды, что я не умею обращаться с женщинами. Что я не романтичен или вроде того.
Мэгги с трудом сглотнула.
— Думаю, ты — это самое романтичное, что когда-либо приключалось со мной.
Джош изучал ее мгновение, потом расплылся в медленной улыбке.
— Ты так считаешь?
— Да.
— Я рад.
Он повернул выключатель на стене, погрузив комнату в тень, создав интимную атмосферу. Пламя камина омывало постель мягким золотистым заревом.
Освещенный светом пламени, Джош расстегнул джинсы и скинул их прочь. Взгляд его не отрывался от Мэгги, когда он ногой отшвырнул нижнее белье и шагнул к кровати.
Мэгги смотрела на него, приковав взгляд к свидетельству его возбуждения. Он хочет меня, подумала она. Осознание этого наполнило ее чувственной уверенностью и восхитительным ощущением своей женской власти. Она прекратила судорожно сжимать простыни и откинула покрывало.
— Я-то явилась сюда только за хорошим поцелуем на ночь, — улыбнулась Мэгги Джошу, когда он вытянулся рядом с ней.
— Это и будет один сплошной чертов поцелуй.
Он положил свою руку на ее обнаженное плечо и медленно провел ею вниз, достигнув бедра.
Где бы он ее не касался, пальцы Джоша, казалось, прожигали ее кожу. Огонь пульсировал внутри, ввергая чувства в водоворот с неугомонной возбуждающей силой.
Но когда Мэгги полностью расслабилась, Джош притянул ее поближе. Остатки ее напряжения и сдержанного сомнения исчезли, а их место заняла возрастающая страсть.
Это было правильно, подумала она, когда голова ее покоилась на его руке. Это то, чего она ждала всю свою жизнь. Джош был мужчиной ее мечты, ее героем.
Она глянула на него сквозь ресницы, когда он наклонился над ней. Любопытными пальцами исследовала мускулистую линию его плеча и сильную поверхность спины. Ей безумно нравилось чувствовать его, нравилась его сила и мощь.
Мэгги поцеловала Джоша в шею и в ответ услышала рычание. Затем его нога вторглась снова меж ее бедер и в этот раз между ними не пролегали слои грубой ткани.
— Как прекрасно, — бормотал Джош, губы его пристроились на груди Мэгги. — Столько тепла. Согрей меня своим огнем, мне нужно это. Иногда я думаю, что замерз навсегда.
Рука его скользнула по животу, а затем ниже.
Пальцы запутались в плотных кудряшках.
— Откройся мне, любимая. Дай войти в твое тепло.
Стук в дверь раздался как раз, когда Мэгги стала раздвигать ноги навстречу прикосновениям Джоша.
— Дженьори? Вы у себя, сударь? — Тихо позвал Полковник.
— Черт, — зарычал Джош и ткнулся лбом в ямку между плечом и шеей Мэгги. — Не могу поверить. Скажи, что это не так.
Все еще не придя в себя от буйства возбуждения и страсти, что пела внутри ее, Мэгги баюкала голову Джоша в своих руках и пристально смотрела на балдахин. Она старалась постичь, что произошло.
Полковник легко постучал еще раз.
— Дженьори? Уже проснулись?
— Джош? — Мэгги настойчиво запустила пальцы в его темные волосы. — Это Полковник. Он за дверью.
— Никому не может столь не везти. — Досадливо заворчал Джош, с неохотой поднимая голову. — Даже мне.
Он скатился с кровати, встал и схватил джинсы. Потом подал голос, стараясь сделать его потише.
— Подождите, Полковник. Я сейчас.
Мэгги почувствовала, как смех рвется из нее при виде мрачного лица Джоша. Она сражалась со своим неуместным весельем, пытаясь его спрятать, но от Джоша ничего не укрылось. Он сердито взглянул на нее, а затем ринулся к ней и прижал ее к кровати, зажав руки.
— Ты, — приказал он очень-очень тихо, — не шевелись. И чтобы ни одного звука. Ясно?
— Да, сэр.
Она усмехнулась ему из глубины подушки и игриво дернула волоски на груди. Чувствовала она себя совершенно бесстыдной.
Джош сдержал еще один стон и выпрямился. Затем схватил в пригоршню одеяло и накинул поверх Мэгги, закрыв ее с головы до пят.
Мэгги лежала, свернувшись в уютном теплом гнездышке, и прислушивалась, как Джош пересек комнату и открыл дверь.
— Что-то не так, Полковник?
— Похоже, сломалась печь, — живо объявил Полковник. — Становится все холоднее и холоднее.
Когда я встал проверить термостат во второй раз, то понял, что он не функционирует. Думаю, нам лучше взглянуть. Может, простая неисправность, но когда последний раз такое случилось, мы заподозрили диверсию, если помните. Не можем доказать, но мы же знаем, что некто портит чертовы приборы.
— Он работал прекрасно после обслуживания Уилкокса. Я сам наблюдал за ним.
— Ладно, что-то случилось с проводами. Я собираюсь спуститься и посмотреть. Думаю, вы могли бы пойти со мной. Не стоит будить наших леди. Они будут только переживать.
— Верно. Я пойду с вами, — отозвался Джош.
Мэгги подождала, пока закроется дверь и прозвучат шаги на лестнице.
Затем она откинула одеяла и села на кровати. Ее веселье тут же испарилось, когда она предположила вероятность, что случилось еще одно «происшествие».
Она сползла на край огромной кровати и встала на ноги. Нашла свой халат на полу и быстро его натянула — она собиралась последовать за мужчинами и посмотреть, что случилось. Полковник мог бы подумать, что она спала в своей комнате и просто проснулась от холода.
Мэгги подошла к камину, чтобы отодвинуть каминный экран, который установил Джош, от пламени и увидела мерцающий монитор. Он стоял лицом к стене, поэтому девушка его сразу не заметила.
Джош явно поздно работает над расследованием, подумала она. Ее тронуло такое рвение к работе. Она определенно оправдает свои деньги.
Полюбопытствовав, Мэгги шагнула ближе, чтобы прочесть текст на экране. Ей всегда было интересно, как работают частные детективы в реальной жизни…
«Я спустился в темный коридор, останавливаясь перед каждой дверью, чтобы прочесть таблички. Офисное здание было закрыто давным-давно. Охранник, жертва привычки, сейчас как раз обходил третий этаж.
У меня было в запасе минут тридцать прежде, чем он достигнет двенадцатого этажа.
Я обнаружил номер Сталлинга в конце холла. Быстрая проверка замка показала, что открыть его и проникнуть внутрь не составит труда. Может, это было даже слишком легко. Такой человек, как Сталлинг, который стянул миллионы и прикрыл воровство убийством, не стал бы использовать дешевые скобяные изделия вроде этого.
Я аккуратно погладил небольшой замок, словно он был типа «это просто — нечего делать». Нет сомнений, максимум через пятнадцать секунд я буду внутри. Чертова штуковина практически приглашала войти.
Последний раз, когда я принял такое приглашение, меня чуть не убили. Но какого черта. Я родился покладистым.
Затем поработал над замком. Я ошибся. Это заняло двенадцать секунд. Все это время я размышлял, почему Сталлинг так облегчил мне вход в свой личный офис».
Мэгги села и уставилась на экран, ошеломленная тем, что только что прочла. Выглядело так, словно Джош и в самом деле писал книгу!
Работа в библиотеке научила ее обращению с компьютерами. Нахмурив брови, она пошарила взглядом по клавиатуре и нашла клавишу, чтобы прогонять текст по экрану. Девушка вернулась назад через весь текст и нашла начало главы. Это была книга. Судя по всему, детективный роман.
Ее надули! Она получила не частного детектива, а писателя. Неудивительно, что Джош проводит столько времени в своей комнате. Своей бесплатной комнате. И нечего удивляться, что он так настойчиво требует домашнюю стряпню, чай и лепешки. Не публикующиеся писатели пользуются дурной славой нахлебников — всегда безработные и в поисках подачек. Джош вероятно думал, что будет, как сыр в масле кататься, когда ему попалась эта непыльная работенка.
Мэгги вскочила на ноги, придя в ярость. Джош даже еще не публиковался как писатель детективов, безжалостно напомнила она себе. Если бы это было не так, она бы о нем слышала. Она прочитала сотни детективов.
Сузив глаза, она обвела взглядом комнату. Пришло время разобраться точно, с каким человеком она имеет дело, решила девушка. Она прошествовала к комоду и стала выдвигать ящики.
В верхнем ящике аккуратно была сложена коллекция носков и трусов. В двух других не было ничего. Она протопала в спальню и осмотрела бритвенные принадлежности на полке.
Затем направилась к гардеробу и распахнула дверцы, обнаружив несколько рубашек. Его единственный пиджак хорошего качества и галстук. Два чемодана, которые она с таким трудом затащила по лестнице в первый вечер, были свалены на полу. Мэгги опустилась на колени и выволокла их. Оба были незакрыты и пусты.
Испытывая отвращение, что потерпела неудачу в поисках улик для истинного разоблачения Джоша, Мэгги закрыла дверь шкафа и осмотрела комнату. Взгляд упал на ночной столик у кровати.
Девушка подошла и рывком открыла ящик маленького столика. Румянец расцвел на ее щеках, когда она увидела пакет, завернутый в фольгу, внутри которого лежали ручка и блокнот. Мужчина явно всегда был готов ко всему. Прямо бойскаут какой-то. Она торопливо задвинула ящик и вернулась обратно к компьютеру.
Медленно опустилась на стул перед экраном и начала читать.
— ЧЕРТ.
Джош залез в нутро печи, которое открылось, когда он отодвинул панель. Он попробовал один провод в гнезде контрольной проводки и обследовал аккуратно обрезанный конец.
— Гляньте на этот обрывок. Кто-то здесь поработал.
— Диверсия, — пробормотал Полковник. — Так и знал.
Джош кивнул.
— Похоже на то. Неясно, когда он был обрезан, но, должно быть, недавно. Вероятно, пока мы с Мэгги ужинали.
— Думаете, кто-то залез, когда мы с Одессой и Ширли смотрели телевизор?
— Возможно.
Джош припомнил, как они с Мэгги застали эту спящую троицу перед ревущим телевизором.
— Наш слух уже нам так не служит, как раньше, — признался Полковник. И телевизор громко работал. Полагаю, кто-то мог залезть сюда и перерезать провод, мы бы не услышали.
Джош оперся рукой о край печи и встал на ноги. Жаль, что не успел набросить рубашку, прежде чем покинул спальню. В подвале было холодно.
— Оба окна закрыты, — заметил он, когда, пройдя через помещение, осмотрел их. — Закрыты на задвижку.
— Что тут произошло, по-вашему, Дженьори? Вы же эксперт.
— Думаю, — ответил Джош, — что лучше я подсоединю обрезанный провод, чтобы дать тепло. Дом через час-другой замерзнет. Завтра утром я осмотрюсь вокруг и проверю, смогу ли обнаружить место проникновения.
Полковник кивнул, выглядя соответствующим образом впечатленным.
— Правильно. А что насчет леди?
Джош стрельнул косым взглядом, размышляя, не понимает ли Полковник, где сейчас находится Мэгги. Он не хотел конфузить ее перед этими тремя старомодными обитателями дома.
— Расскажем им все утром. Как вы говорили, неразумно беспокоить их ночью.
— Прекрасно. Тогда я возвращаюсь в постель. Если вам не нужна помощь с этим проводом.
— Нет, это просто соединить. Я справлюсь с этим. У меня хороший опыт в таких делах.
— Предполагаю, вы используете много электронного оборудования в своей работе. Не так ли? — заметил Полковник, несомненно, благодарный за предложение.
— Да, не будешь же звонить в службу технической поддержки каждый раз при каких-нибудь неполадках. Пришлось научиться справляться.
Джош зачистил изоляцию карманным ножичком на обрезанном проводе.
— Согласен с вами. Ладно, увидимся за завтраком.
— Хорошо.
Джош расслабился, когда понял, что Полковник не осведомлен о том, где сейчас находится Мэгги. Как только пожилой человек поднялся по лестнице, он сосредоточился на задаче подсоединения контрольного провода.
Несколько минут спустя Джош вернул на место съемную панель, отряхнул от пыли руки и еще раз обвел взглядом помещение подвала. Окна на уровне земли были закрыты, и снаружи их нельзя было открыть — только не после того, как он оборудовал их этим утром задвижками. Это значило, что тот, кто устроил диверсию с печью, должен был войти в подвал через лестницу.
Что также означает, что незваный гость проник в особняк через дверь или окно над лестницей в то время, когда трое обитателей находились в доме. Первый раз на памяти Джоша вандалы шли на такой риск. Ублюдок прогулялся прямо вниз через холл, будто у себя дома.
Джош хмурился, поднимаясь по лестнице на первый этаж. Ему не нравилась мысль, что тот, кто устраивает «происшествия», становится наглее. Это был признак того, что диверсии и вандализм могут вскоре перерасти в нечто более одержимое. И с той скоростью, как это происходит, кто-то, в конце концов, пострадает.
Он должен остановить это сейчас, прежде чем это вырвется из-под контроля, решил Джош. Он надеялся, что его присутствие в доме помешает устроителю инцидентов, но это явно не тот случай. И сейчас парень пошел на отчаянные действия. Отчаявшиеся мужчины способны на ужасные поступки.
Джош обошел все комнаты на первом этаже, проверяя замки. Проверил каждую дверь и окно. Работа проделана изнутри? Джош размышлял над этим, пока поднимался по лестнице в комнату. Он думал о перечне предположений и мотивов, который представил Мэгги за ужином.
Он сомневался, что Ширли и Одесса знают, как вывести из строя печь. С другой стороны, не нужно много соображать в технике, чтобы понять: перерезанные провода причинят хлопоты. Но с другой стороны, был еще случай с водопроводной трубой. Кто-то определенно проник в дом извне, чтобы отвинтить ее. Или просто кто-нибудь, находящийся внутри, хотел, чтобы так выглядело?
Версии и мотивы быстро сменялись в голове Джоша, когда он достиг верхушки лестницы и открыл дверь своей комнаты. Первое, что он увидел, это Мэгги, сидящую за компьютером. Зловещее голубое мерцание экрана омывало ее лицо холодным светом. Она подняла взгляд, когда он вошел в комнату.
Подозрение и гнев увидел Джош в ее взгляде, и нутро его сжалось в отчаянии. Что он за дурак! Он забыл о компьютере и книге, когда Мэгги постучала в дверь со своей просьбой о поцелуе на ночь. И сейчас ему придется заплатить за свою глупость.
— Мэгги, милая.
Джош закрыл дверь очень тихо и встал перед ней, стараясь мыслить ясно. Мозги его, которые минутой раньше были в крайней стадии утомления, казалось, попали, запутавшись, в паутину. Он должен это объяснить, говорил он себе в отчаянье. Он должен заставить ее понять. Джош глубоко вздохнул и начал снова.
— Знаю, ты, должно быть, удивлена тому, что видишь на экране.
Она откинулась на стуле, закинула ногу на ногу под халатом и скрестила на груди руки. И одарила его презрительным взглядом.
— Полагаю, ты собираешься рассказать мне, что с тех пор, как ты притворился писателем, то решил создать театральный реквизит на случай, если кто-то будет вынюхивать. Предполагаю, ты думаешь, я поверю, что ты выбрал какой-то детектив случайно и набрал несколько глав, чтобы тот, кто сюда зайдет, поверил, что ты настоящий писатель.
Джош осторожно наблюдал за ней, понимая, что не вполне определил ее настроение. Чувствовал он себя так, будто идет по минному полю.
— Я сам это написал, — признался он.
— Я знаю.
Она вскочила на ноги и устремилась к окну. Руки еще были сложены на груди, а подбородок вызывающе задран.
— Поскольку я прочитала несколько страниц, то уверена в этом.
— Мэгги, я понимаю, что ты думаешь.
— Разве?
— Да. Ты думаешь, что тебя обманули. Что ты нанимала частного детектива, а получила мошенника.
— А это так?
— Нет, черт возьми.
Джош засунул большие пальцы за пояс джинсов и собрался с духом. Он чувствовал, что готовится к битве — одной из самых важных в его жизни. Ставки, вдруг осознал он, гораздо выше, чем он когда-либо мог вообразить. Но с другой стороны, он никогда не хотел женщину так, как хотел Мэгги Гледстоун.
— Дай мне шанс объяснить, Мэгги. Ты мне многим обязана.
Она стояла спиной к нему, отвернувшись к окну.
— Ты в самом деле Джош Дженьори?
— Черт, да. Я просил тебя позвонить по тому номеру, что дал тебе, помнишь? Сказал, что если будут у тебя вопросы, мой партнер ответит на них. И пришлет доказательства.
— Ты настоящий частный детектив? Владелец Бизнес Интеллидженс энд Секьюрити?
— Да, черт возьми. Могу показать лицензию. Послушай, Мэгги, это не то, чем кажется. Я занимаюсь тем, для чего ты меня наняла. Клянусь.
Джош почувствовал безнадежность. Он, как никто, знал, что нельзя верить на слово или любому продемонстрированному клочку бумаги, если не знаешь человека хорошо. Он вряд ли мог ожидать, что Мэгги поверит ему. Она знала его всего несколько дней.
— А ты не можешь быть каким-нибудь честолюбивым писателем, другом настоящего Джоша Дженьори?
Может быть, настоящий Джош Дженьори и не собирался связываться со мной как с клиенткой, наподобие других детективов, к которым я обращалась?
— Я настоящий Джош Дженьори.
Мэгги не обратила на него внимания.
— Может, и нет. Может быть, ты его друг. Может, поэтому и потому что ты пытаешься писать детектив, он позволил тебе под чужой личиной жить здесь. В конце концов, трудно ли пустить пыль в глаза трем жильцам старикам и одной наивной домовладелице?
— Мэгги, говорю же тебе…
Она задумчиво кивнула.
— Могу понять, каким образом это будет звучать, как очевидное соглашение. Ты выздоравливаешь после несчастного случая. У тебя есть время, и ты хочешь написать книгу. За чем дело стало! Ты получаешь отпуск и благоприятную возможность работать над рукописью. Ко всему прочему, тебе даже придется играть роль настоящего частного детектива. Забавно.
— Черт возьми, Мэгги.
— И как наивысшее удовольствие в области развлечений, ты решил соблазнить клиентку. Это так вы, городские парни, развлекаетесь?
С него хватит. Джош вихрем пронесся по комнате, двигаясь столь стремительно, что на мгновение боль пронзила левую ногу. Достаточно больно, чтобы содрогнуться, но он не обратил на это внимания. У него на уме было кое-что более важное.
Когда он оказался рядом с Мэгги, то схватил ее за плечи и повернул лицом к себе.
— Я самый настоящий Джош Дженьори, — сказал он, стиснув зубы. — И я старший партнер в БИС. И веду это расследование для тебя. И так уж случилось, что пытаюсь к тому же писать книгу. И даю персональные гарантии, что ты не прогадала. Я найду того, кто бы ни стоял за этими происшествиями. И найду его скоро.
— Я получу, за что заплатила, не так ли?
— Да, черт возьми. Именно так. И я признаю, что взялся сначала за эту работу, потому что мне нужно было выздороветь после аварии. Мои доктор и партнер на время отсылали меня. Сказать по правде, сначала это расследование выглядело, как раз плюнуть. И я прикинул, что смогу решить твою проблему за месяц и в тоже время поработать над книгой.
— А как насчет великих сцен соблазнения?
Он простонал.
— Любимая, ты первая клиентка, которую я старался соблазнить. И пока не очень преуспел, могу добавить. Мэгги, наши отношения не имеют ничего общего с расследованием. Даю слово чести.
— Я действительно тебе немножко нравлюсь?
Его потрясла ее улыбка в данный момент. Он не верил своим глазам.
— Мэгги, гораздо больше, чем просто «нравишься», клянусь. Я сильно желаю тебя. Не встречал до сих пор женщину, столь желанную. Пожалуйста, поверь.
Он сжал ее плечи, настаивая, чтобы она дала ему шанс.
— Послушай, милая. Я не могу предоставить тебе никаких доказательств ночью. Не жду, что ты примешь все мои слова на веру. Все, что я прошу, подожди, пока сможешь проверить, что я говорил, прежде чем примешь решение.
— Полагаю, мы может так поступить, — неохотно согласилась она.
Надежда возродилась в нем.
— Завтра утром ты можешь позвонить по номеру, что я тебе дал, или подождать день или два, когда я сам тебе что-нибудь покажу. Что-то, доказывающее, что я есть тот, за кого себя выдаю.
— Доказательства. Это все, о чем ты можешь думать. — Мэгги раздраженно сморщила нос. — О, не бери в голову, Джош. Я тебе верю.
— Ты веришь?
Он ошарашено уставился на нее.
— Без доказательств?
— Забудь ты об этих доказательствах. Никто не мог бы состряпать такую нелепую историю, что ты представил сейчас мне.
Мэгги вывернулась из-под его рук и сделала пару шагов к кровати. Она вспрыгнула на ступеньку и присела на край постели.
— Итак, ты собираешься сегодня в постель или нет?
— Мэгги.
Он не мог поверить. Она по-женски многообещающе улыбалась ему. Она была готова поверить ему на слово во всем. Джош нерешительно шагнул к постели.
— Ты имеешь в виду то самое? Что хочешь провести ночь здесь, в моей постели?
Она тихо засмеялась.
— Дело в том, Джош, что ты точно, как твой герой Адам Карлисл в книге. Ты один из хороших парней.


Глава 8


В то мгновение, когда Джош вошел в нее, он ощутил, что обрел ту часть самого себя, об отсутствии которой он даже не подозревал. Столь желанный женственный жар Мэгги поглотил его, заставил ощутить себя полностью завершенным. За долю секунды с поразительной ясностью Джош осознал, что произошло. Теперь она моя, подумал он, когда тело Мэгги тесно обвилось вокруг него. Она предназначена для меня.
В следующее мгновение кристально чистое понимание исчезло от охватившего его возбуждения. Наступило полнейшее замечательное физическое ощущение. Он так восхитительно чувствовал ее, лучше, чем кого-либо из тех, кого знал когда-то. Мысли его потерялись в глубокой подлинно древней сущности их физической близости, занявшей его чувства. Но ощущение жажды собственности глубоко засело в его голове, когда Джош предался сладкому моменту наслаждения.
Он неистово чувствовал руки Мэгги, крепко обнявшие его, пока он глубоко входил в нее. Он ощущал крошечное царапанье ее ногтей, когда они впивались в его плечи. Он пил легкие вскрики, срывающиеся с ее губ, когда она капитулировала в страсти, разделенной ими обоими.
— Охвати меня ногами, любимая, — приказал он, когда почувствовал, как тело ее напряглось.
Она послушалась его, сомкнув ноги вокруг его бедер, предлагая ему войти в самую глубину. Джош застонал, почувствовав, как скользнул в нее еще дальше.
— Как глубоко, — невнятно пробормотал он ей в рот. — Я так далеко в тебе, что чувствую себя частью тебя.
— Так и есть, — вторила она просто. Затем ее голова заметалась по подушке. — О, Джош.
— Да, любимая. Сейчас. Вот оно. Пусть будет сейчас. Не могу больше удержаться. Да!
Он скользнул в нее последний раз, когда почувствовал первые нежные спазмы ее избавления.
Ощущение было невероятно эротичным. Она буквально ласкала его в себе самым возможно близким способом. Тело Джоша напряглось, будто перед взрывом, а затем взорвалось. Он прильнул к губам Мэгги, чтобы заглушить свой собственный хриплый крик удовлетворения, когда в ответ она выдохнула свой тонкий вскрик.
Когда все закончилось, Джош притянул ее поближе и пристроил ее тело, будто в него обернувшись. Рядом с ним она почувствовала, что засыпает, ее расслабленное тело свидетельствовало о безграничном доверии.
Джош долгое время лежал тихо. Он уставился в отбрасывающий тень полог, и попытался осознать то, что с ним случилось. Сейчас он чувствовал себя по-другому. Что-то важное изменилось в его мире.
Мэгги была в самой сердцевине этих перемен. Она была подлинной драгоценностью.
Он защитит ее, пообещал себе Джош. Во что бы то ни стало, он спасет ее и позаботится о ней.
И с этой мыслью он в итоге заснул.
Мэгги проснулась, чувствуя некоторую дезориентацию. Она медленно потянулась, удивляясь, что кровать не ее. Затем пальцем ноги она задела мускулистую ногу и застыла в шоке. А потом память полностью вернулась к ней.
Джош любил ее прошлой ночью.
И это было столь прекрасно. Самый прекрасный опыт в ее жизни. Мэгги уютно пристроилась в незнакомой мужской теплоте. Рука Джоша обвилась вокруг нее, пристроившись на ее груди.
— Джош?
— Да?
Голос его звучал полусонно.
— Джош, ты проснулся?
— Нет.
Он покрепче сомкнул свои объятия и его большой палец начал медленно скользить вокруг соска.
— Не буди меня. Мне снится сон.
— Ладно, в таком случае…
Мэгги позволила руке скользнуть вниз по широкой груди. Ее пальчики достигли спутанных зарослей темных волос внизу живота, и она слегка потянула.
— Ты играешь с огнем, леди, — Джош прикусил ей плечо.
— Сдаюсь, сдаюсь. Я… О, Боже мой.
Ее пальцы вдруг наполнились его пульсирующей теплой тяжестью.
— Я играю с огнем, не так ли?
— Как скажешь.
— Думаю, мне такая игра могла бы понравиться.
— У тебя явная склонность к этому. Может, настало время продемонстрировать тебе несколько тонких нюансов.
Джош неспешно задвигался и начал дюйм за дюймом прокладывать путь вниз по ее телу. Его рот был уже на ее груди, а одна нога пристроилась между бедер, когда он резко застыл.
— Джош? Что не так?
— Черт.
Джош поднял голову и сел, отпихнув в сторону покрывало. Он смотрел на часы рядом с кроватью.
— Уже шесть тридцать.
— Ну и что? Мы вставали поздно ночью.
Она придвинулась к нему и потянула обратно в постель.
Он сощурил глаза, глядя на нее сверху.
— Так Полковник, Одесса и Ширли, все они скоро поднимутся. Последнее, что я хочу, чтобы ты наткнулась на них в холле, когда будешь возвращаться в свою комнату.
Не беспокойся, Джош. — Она ласково улыбнулась ему. — Я буду осторожна.
— Чертовски верно, ты будешь осторожна. Ты выпрыгнешь из этой постели, наденешь халат и доставишь свою маленькую попку в свою комнату.
Мэгги медленно села, немного удивленная его тоном. Она обняла руками свои колени и, склонив голову на бок, изучала его.
— Тебя в самом деле задевает, что Полковник и компания обнаружат, что мы провели ночь вместе?
— Это смутит и тебя, и их.
Джош выбрался из кровати. Потом потянулся и стащил вниз покрывала.
Когда он сие сотворил, Мэгги осталась сидеть абсолютно голая посреди белых простыней. Она ослепительно улыбалась ему.
— Думаю, я справлюсь с любой неловкостью, с которой могу столкнуться.
Джош уставился на нее, глаза его потеплели при виде сексуальной притягательной картины, что она собой представляла.
— Ты не будешь справляться с этим до тех пор, пока у меня есть, что сказать по этому поводу. Моя работа — тебя защищать, помнишь? Давай отправляйся, Мэгги.
— Я не ребенок, Джош.
— Согласен. Ну, ты уж точно не самая опытная женщина в мире.
Он натянул джинсы.
— Думаю, я возмущен этим замечанием. Может, напомнить тебе, что этой ночью именно я взял на себя инициативу?
Она уставилась на него с горделивой усмешкой.
— Если бы мы ждали от тебя хода, я бы до сих пор пребывала в одиночестве в своей комнате.
— Мы договоримся, кому принадлежит инициатива в наших отношениях как-нибудь в другой раз.
Он схватил ее за запястье и легко сдернул с кровати.
Мэгги вздохнула и сдалась. Она послушно стояла, пока Джош натягивал ей через голову ночную рубашку и завязывал халат.
— Ты всегда такой ворчливый по утрам? — спросила она, когда он подталкивал ее в сторону двери.
— Бывает.
Он повернулся, держа руку на ручке двери, и громко ее чмокнул.
— Иногда я бываю в ужасном настроении. К несчастью, это утро не принадлежит к подобным дням.
— Значит, мне просто не повезло.
— Точно.
Он открыл дверь и слегка толкнул ее наружу.
Первое, что увидела Мэгги, было явление Одессы. Пожилая женщина балансировала на верхушке лестницы, приготовившись спуститься. Она смотрела прямо на дверь Джоша, когда та открылась.
— Доброе утро, дорогая, — радостно произнесла Одесса. Она выглядела совершенно безучастной к тому, что увидела Мэгги, выходящей из спальни Джоша.
— Хорошо спала?
Мэгги услышала стон Джоша за дверью. Несмотря на браваду слов, моментом ранее сказанных Джошу, она почувствовала, что краснеет. И постаралась натянуть равнодушную улыбку на лицо.
— Доброе утро, Одесса. Я вполне выспалась, спасибо.
Будем делать вид, решила Мэгги, что ничего необычного не произошло.
— А как ты?
— Я почти замерзла посреди ночи. Полковник, должно быть, отрегулировал термостат на слишком низкую температуру. Но утром стало теплее, не так ли? И как сегодня Джош?
— Джош, — заявил Джош, возникая в дверях спальни с непреклонно решительным выражением на лице, — чувствует себя хорошо этим утром.
Одесса попыталась что-то еще сказать, но прежде, чем произнесла хоть слово, открылась дверь спальни Ширли.
— Привет всем, — Ширли поправила свои очки с фальшивыми бриллиантами. Она пронзила взглядом Мэгги и Джоша. — Итак, вы двое решились на великий шаг? Поздравляю. Знала, что это только вопрос времени. Нам предстоит вечеринка в честь помолвки, не так ли, Одесса?
— Вечеринка в честь помолвки? — Мэгги почувствовала, как все в животе перевернулось. Она ощутила позади себя, что Джош прислонился к косяку.
— Конечно, — откликнулась Одесса. — Я уверена, у нас еще осталось в повале шампанское.
Она обернулась к Полковнику, который появился из своей спальни.
— У нас еще осталось шампанское, Полковник?
— Полагаю, да. Что празднуем?
Полковник посмотрел в сторону холла и увидел силуэт Мэгги на пороге спальни Джоша. Он сильно удивился.
— А. Думаю, теперь я вижу картину в целом. Так понимаю, что у нас объявлено нечто важное?
— Разве они не милая пара? — умильно глядя, спросила Ширли. — Напоминают мне мои прежние дни с Рикки.
— Я знаю, дорогая, — обратилась радостно Одесса к Мэгги. — Ненавижу повторять «я же говорила», но я же говорила тебе, что, по моему мнению, ты и Джош созданы друг для друга. Разве не так, Полковник?
Полковник кивнул, глядя при этом на Джоша.
— Верю, ты так говорила, моя дорогая.
Одесса снова улыбнулась.
— И вот они уже помолвлены. Думаю, это так мило.
Первоначальное смущение Мэгги стало перерастать в панику. Она осознала, что ждет, когда Джош возьмет ситуацию под свой контроль, но он и пальцем не пошевелил, чтобы хоть что-то сделать. Быстро глянув искоса, она обнаружила, что он прислонился к косяку одним плечом и сложил руки на груди. Ей хотелось заорать на него, чтобы прекратить это общее поддразнивание, пока это еще не ушло из-под контроля. Но он явно не собирался ничему препятствовать.
— Ладно, сказала Мэгги, с трудом издав смешок. — Вы все позабавились и хватит. Думаю, это уже зашло слишком далеко. Больше никаких шуток, хорошо? Слишком ранний час, чтобы так шутить.
— Кто шутит? — спросила совершенно невинно Ширли. — Мы счастливы за вас, милая. Пришло время тебе найти настоящего мужчину. Ничего не имею против Клея О’Коннора, но любой скажет, что он не для тебя.
Полковник послал Джошу твердый, как сталь, взгляд.
— Дату уже назначили?
— Нет, — ответил Джош поразительно невозмутимым голосом. — Но, думаем, что придем к соглашению на днях.
— Ладно, мои поздравления вам обоим. Увидимся за завтраком. Не спешите. Мы можем справиться без вас хотя бы одно утро. Обычно в армии я делал чашку крепкого кофе. Мои парни офицеры говорили, в нем и подкова не утонет.
Он предложил обе руки Ширли и Одессе.
— Идемте, леди.
— Да, в самом деле. — Одесса взяла его под правую руку. — Я проголодалась.
— Я тоже. — Показным жестом Ширли взяла Полковника под другую руку.
— И я уверена, что вы двое нагуляли хороший аппетит. Увидимся через несколько минут.
Мэгги стояла, будто приросла к полу, пока эти трое обитателей исчезали из виду. Потом она повернулась к Джошу. Он поднял бровь, когда она пронзила его ледяным взглядом.
— Черт возьми, ты хоть представляешь, что творишь? — зашипела Мэгги. — Они думают, что мы помолвлены!
— Да. До меня дошло это выражение.
— Ладно, почему ты позволил им употреблять это выражение? — настаивала она. — Почему ничего не сказал? Почему ты не постарался объяснить?
— И как, черт возьми, мне полагалось объяснить факт, что ты выходишь из моей спальни в шесть тридцать утра в ночной рубашке?
— Тебе не надо было соглашаться с идеей, что мы помолвлены, — запричитала тихим голосом Мэгги. Она чувствовала себя пойманной в ловушку. — Почему ты стоял тут как чурбан? Тебя что, это ни капельки не беспокоит? Или тебя, черт возьми, нисколько не задевает, как эти трое верят, что мы уже на полпути к алтарю?
— А что я должен был сказать? — спросил мягко Джош. — Что провел с тобой ночь, не имея честных намерений? Это бы вызвало у них некоторые затруднения, Мэгги. Они ведь другое поколение, ты помнишь об этом?
— С каких это пор тебя беспокоит мнение других людей? — глаза Мэгги распахнулись, будто эта мысль потрясла ее. — Джош, ты ведь не боишься свадьбы под дулом пистолета, не так ли? Я знаю, ты на этот счет шутил, но ты же не можешь думать, что Полковник выкинет что-то вроде этого. Только не в нынешние времена.
Джош посмотрел вниз на свои сложенные руки, а потом снова встретил ее озабоченный взгляд. Его серые глаза стали холодными и непроницаемыми.
— Может быть, я не чувствую в себе желания расстроить кого-либо, Мэгги. Мне еще предстоит здесь работать, помнишь? Это ставит на повестку дня вопрос о профессионализме. Бог знает, что я уже перешел границы вчера ночью. Но дело сделано, а я в состоянии завершить работу при условии, что не вызову ничью неприязнь. Это бы слишком усложнило дело. Мне нужно сотрудничество, чтобы все завершить.
Мэгги почувствовала себя так, будто он ее ударил. Она инстинктивно отступила, осознав, что он только что сказал.
— Ты позволишь им думать, что мы помолвлены только потому, что тебе нужно завершить расследование?
Он нахмурился.
— Это лучше всего, Мэгги. Думаю, смогу раскрыть случай за несколько дней. У меня есть парочка подозрений, которые я хотел бы проверить, а потом я собираюсь рассмотреть возможность устроить ловушку на того, кто стоит за происшествиями в особняке.
— Понимаю, — Мэгги сглотнула комок. Джош собирался уехать через несколько дней.
— Пока я не хочу мутить воду больше, чем это уже сделал. И не хочу потревожить типа, который устраивает здесь беспорядки. Мы все сделаем все, что в наших силах, чтобы обстановка в особняке выглядела нормальной. Откровенно говоря, это не самое худшее, что могло случиться.
— Разве?
Джош задумался.
— Да. Фактически, чем больше я об этом думаю, тем больше верю, что это может быть правильным выходом.
— Я не понимаю.
У Мэгги пересохло во рту. И она с ужасом поняла, что сейчас разразится слезами.
— Да, думаю, это несчастное небольшое недопонимание сработает нам на руку, — высказался Джош. — Разве ты не видишь, Мэгги? Это совершенное прикрытие для ловушки, что я собираюсь установить.
Мэгги смотрела на него, ощущая тошноту.
— Я не понимаю.
Джош выпрямился и направился в свою комнату.
— Не беспокойся об этом, сердце мое. Позже я объясню детали. А пока давай оставим в покое историю с помолвкой, ладно? Я хочу, чтобы все поверили в нее, включая Полковника, Одессу и Ширли.
— Но Джош, — Мэгги оборвала себя, поскольку Джош вежливо закрыл дверь перед ее носом.
С минуту она тупо глазела на дверь, потом развернулась и стремительно удалилась в свою спальню. Она не будет лить слезы, клялась она себе, снимая халат и дернув вверх ночную рубашку.
Она швырнула ночную рубашку на кровать и прошагала в ванную. Только бы не зареветь.
Но слова Джоша насчет «небольшого недопонимания», которое будет полезной легендой, оказались уж слишком для расстроенных чувств Мэгги. А что она ждала? — безнадежно спрашивала она себя. Конечно, мужчина не позволит втянуть себя в настоящую помолвку. В наши дни никто не стоит за честь. В любом случае, последнее, что она хотела, это заставить его насильно поступать «правильно».
Когда она ступила под душ, слезы Мэгги смешались со струями воды. Но по-настоящему она начала плакать, признавшись себе, что же на самом деле произошло с ней за последние несколько дней.
Она влюбилась в Джоша Дженьори.
Телефон в кухне зазвонил как раз тогда, когда Джош и Полковник рассказывали всем о таинственном обрезанном проводе внутри печи отопления. Мэгги подскочила от его звука. Она сдернула трубку со стены.
— Алло?
— Джоша Дженьори, пожалуйста, — раздался хрипловатый мужской голос.
— Минуту, — Мэгги прикрыла ладонью трубку и взглянула на Джоша. — Это тебя.
— Верно.
Он встал на ноги и взял у нее трубку.
— Да? А, это ты, Маккрей. Нет, ты ничего не прервал, кроме завтрака. Быстро говори, что у тебя и прекрати строить догадки.
Последовала короткая пауза. Лицо Джоша помрачнело.
— Маккрей, это не смешно. Твои дурацкие шутки не забавляют. Когда ты вобьешь это в свою тупую голову? Расскажи, что у тебя есть на Уилкокса.
Мэгги и остальные перестали разговаривать при упоминании имени Дуайта Уилкокса. Полковник принял задумчивый вид, а Одесса неодобрительно посмотрела. Ширли от любопытства распахнула глаза.
— Он проверяет Дуайта? — спросила Одесса у Мэгги.
— Полагаю, что так.
Мэгги вернулась к своему грейпфруту. У нее не было настроения болтать.
— Уилкокс должен знать дорогу в подвал, — заметил спокойно Полковник. — И он к тому же знает, как работает оборудование.
— Право не знаю, — пробормотала Ширли. — Никак не могу представить картину, как Дуайт планирует все эти сумасшедшие инциденты. Мой Рикки всегда говаривал, что нужны настоящие мозги, чтобы преступление имело успех. Тупиц быстро ловят.
Джош проигнорировал комментарии и подошел к столу. Он вынул блокнот из ближайшего шкафа и нацарапал несколько слов.
— Ладно. Маккрей. Это немного, но все-таки информация. Проверишь сегодня еще кое-что для меня, идет? Проверь, есть ли время у Джонни порыться в подноготной особняка. Я не знаю, что ищу в этом направлении.
Джош скользнул взглядом по четырем лицам, глядевшим на него.
— Старые версии, включающие деньги и драгоценности… ничего интересного. Да, хорошо. Позвони, когда у тебя будет что-нибудь. Не волнуйся.
— Ну?
Мэгги вызывающе посмотрела на Джоша, когда тот вернулся к столу.
— Что этот тип по имени Маккрей нашел на Дуайта?
Немного.
Джош посмотрел на листочек, на котором написал свои заметки.
— Уилкокс имел неприятности с законом несколько лет назад.
Ширли уставилась на него.
— Наш Дуайт — мошенник?
— Немного, по общим отзывам.
Джош вырвал листок, сложил пополам и сунул в карман.
— Его поймали на краже. Отсидел восемнадцать месяцев. С тех пор он чист.
— Кража?
Мэгги отложила ложку для грейпфрута.
— Ты уверен?
Джош кивнул.
— Здесь это много не значит. Он был еще подростком в то время и не удрал с похищенным.
— Ничего удивительного, — пробормотала Ширли. — Говорю вам, он не слишком сообразительный.
— Все-таки это может означать, что у молодого человека преступные наклонности, — заметила Одесса. Она сердито взглянула на Мэгги. — Возможно, нам не следует допускать его к работе в особняке, дорогая.
— А кого мы еще наймем? — Мэгги взяла кусочек тоста. — Не похоже, чтобы Перегрин Пойнт был перенаселен ремонтными рабочими.
— Тем не менее, возможно, нам следует сделать заявку на кого-нибудь еще, — заявила Одесса.
Мэгги отложила тост.
— Тетя Агата наняла его. Не так ли?
Полковник важно кивнул.
— Верно. Около двух лет назад. Как раз, когда он только появился в городке. Она всегда была довольна его работой.
Джош поднял руку.
— Послушайте. Это не тема для дискуссии, что вы собираетесь сейчас делать с Дуайтом Уилкоксом. Я не хочу, чтобы Мэгги что-нибудь меняла на данном этапе. Это может насторожить того, кто бы ни стоял за этими происшествиями, которые по нашим предположениям, являются больше, чем простыми несчастными случаями.
Полковник снова кивнул.
— Совершенно верно, Дженьори. Мы должны продолжать делать вид, что думаем, будто у нас были просто неудачи. Ничего больше.
— Пусть будут неудачи.
Мэгги встала и направилась к раковине. Она подумала об ужасной порции неудач, преследующей ее сегодня утром, когда она вышла из комнаты Джоша и наткнулась на Одессу.
— Явно их становится больше.
— Ничего такого, с чем бы мы не справились, — сухо откликнулся Джош.
Днем Мэгги обнаружила, что сидит рядом с Джошем в его черной «тойоте». Она не напрашивалась на сопровождение в городок. На самом деле, она сделала все от себя зависящее, чтобы отговорить Джоша составить ей компанию.
— Мне не нужно таскать продукты, Джош. Я могу сама походить по магазинам.
Мэгги уставилась в окно на серый океан. Скоро будет новый шторм. Она видела, как дождь собирается над морем. И накроет сушу не позже, чем через полчаса.
— Не важно.
Руки Джоша спокойно и уверенно лежали на руле «тойоты».
— Мне самому нужно сделать несколько покупок.
— Я могла бы купить крем для бритья или лезвия для тебя, — пробормотала она.
— Да, но я хочу побывать на свежем воздухе. — Джош искоса посмотрел на нее. — С чего у тебя дурное настроение сегодня?
— У меня нет дурного настроения.
— Вздор. Ты в таком настроении с тех пор, как наткнулась на Одессу и остальных, выходя из моей спальни сегодня утром. Эй, ты ведь не беспокоишься по поводу нашей фиктивной помолвки, а?
— А что, если и так?
— Мэгги, я же сказал тебе, все образуется, предоставь это мне.
— Я предоставила это тебе. И посмотри, что случилось.
Мэгги повернула голову, сердито взирая на него.
— Это твоя вина, Джош. Какой же ты частный детектив. Ты должен был для начала проверить, что горизонт чист, прежде чем выталкивать меня за дверь. Но нет. Тебе не терпелось выдворить меня из своей спальни.
— Ты, в самом деле, рассвирепела, не так ли? — Джош бросил на нее удивленный взгляд.
— Да, точно. Мне это не нравится, Джош. Мне все это не по душе.
— Смотри на вещи легко. Мэгги. Еще несколько дней, и я приведу все в порядок.
— Это только отсрочка. А что будет потом? Что, полагаешь, я скажу Полковнику, Одессе и Ширли, когда ты покинешь город? — запричитала Мэгги. — Они решат, что меня бросили. И будут из-за меня переживать.
Джош смотрел на дорогу.
— Скажешь, что передумала и решила разорвать помолвку. Они поймут.
— Они не поймут. Они подумают, что произошедшее между нами — всего лишь свидание на одну ночь и ничего больше. И будут правы.
— Тогда не разрывай помолвку.
Она недоверчиво уставилась на него.
— Ты с ума сошел? И что предположительно я буду делать после того, как ты уедешь? Притворяться, что мы еще помолвлены? Как по твоему, мне это выдержать?
— Я готов помочь, — сказал Джош спокойно. — Мы можем растянуть помолвку на несколько месяцев, а затем скажем, что раздумали.
— О, верно. И как мы собираемся растягивать нашу помолвку, когда ты в Сиэтле, а я здесь в Перегрин Пойнте?
— Я мог бы приезжать временами на уик-энды. Ты могла бы приезжать в город. Признайся честно, Мэгги. Нас тянет друг к другу. Прошлая ночь была замечательная. Ты это знаешь точно так же, как и я. Почему бы нам не продолжать встречаться?
Мэгги закрыла глаза.
— Я хочу, чтобы ты прекратил быть таким чертовски рациональным, в чем бы то ни было. Ты кое-что пропустил. Разве ты не понимаешь, что я стараюсь сказать? Я не желаю фальшивую помолвку.
— Даже во имя расследования? — спросил Джош.
Мэгги застонала и снова обратила свое внимание на тяжелые серые дождевые тучи, что двигались с моря.
— Я чувствую себя, как в ловушке.
— Не беспокойся об этом, — беспечно промолвил Джош. — У тебя на случай спасения есть я, помнишь? Я что-нибудь соображу.
— Ты один из тех, кто всегда говорит, что геройство никогда не вознаграждается.
— Сейчас я в героя не играю. Я втянул тебя в эту помолвку. И найду способ вытащить тебя, не добавляя смущения для тебя большего, чем в котором ты пребываешь.
— Я не смущена, — яростно возразила Мэгги. — Это только неловкость, вот и все. Полковник и все остальные так старомодны и заботливы.
— Скажи мне правду, Мэгги. Ты, черт возьми, была смущена, когда этим утром вышла из комнаты и увидела Одессу, не так ли?
Она вздохнула.
— Да.
— Помолвка была единственным способом уладить ситуацию, — безжалостно продолжал Джош.
— И очень удобным, — процедила Мэгги сквозь зубы. — Ты ввел ее в свою легенду, прежде чем я досчитала до трех.
Джош долго молчал.
— И это то, что на самом деле беспокоит тебя? — спросил он, наконец. — Ты сердишься, что я использую нашу фиктивную помолвку как часть прикрытия.
— Я не хочу больше об этом говорить, — объявила Мэгги. Они были уже в городке, и Джош медленно повернул к стоянке у супемаркета. — Вред нанесен, поэтому нам остается только надеяться на то, что найдется выход из этой ситуации.
— Доверься мне, Мэгги. Как доверилась прошлой ночью.
— Ну, наутро я ведь получила урок, не так ли?


Глава 9


Мэгги загружала сумки с продуктами в багажник машины, когда с противоположной стороны улицы ее окликнул Клей О’Коннор.
— Мэгги, — позвал он, появившись из своего офиса. — Так и думал, что это ты.
Мэгги выпрямилась и повернулась на зов. Центр Перегрин Пойнта состоял всего лишь из двух кварталов магазинов. Контора О’Коннора «Недвижимое Имущество» располагалась прямо напротив продуктовой лавки. Клей явно заметил ее из окна своего офиса.
Мэгги наблюдала, как Клей проверил, нет ли поблизости машин, а затем быстро пересек улицу, не утруждая себя тем, чтобы дойти до перекрестка. По случаю холодной бодрящей погоды он был одет в красивый свитер крупной вязки и в шерстяные брюки. Волосы лежали волной волосок к волоску, что явно можно было достичь только с помощью мусса. Бриллиант на его тяжелом золотом кольце ослепительно блеснул, когда он помахал рукой. Выглядел он так, будто только что сошел со страницы мужского журнала мод.
Вид Клея, с его очаровательным открытым лицом и ослепительной улыбкой заставил Мэгги отчетливо осознать контраст между ним и Джошем. Они разнились как день и ночь. Что касается Клея, он был как на ладони. Но вместо доверия, которое такой образ должно был вызвать, он казался Мэгги только вежливым и невыразительным. Вид Джоша, с другой стороны, вызывал в памяти старую поговорку, что в тихом омуте черти водятся. Он заставлял ее думать о скрытых глубинах и волнующих страстях. Но глубокие воды зачастую таят опасность, напомнила себе Мэгги.
— Я почти не вижу тебя, — весело пожаловался Клей, когда оказался рядом, — не узнаю эту машину. Кому она принадлежит? Этому парню, писателю?
Мэгги почувствовала, как краснеет. До нее дошло, что в большой степени неудобная фальшивая помолвка может выплыть наружу. Она должна постараться держать новость под контролем, сказала она себе. Мэгги не хотела, чтобы весть разнеслась по всему Перегрин Пойнту. Но как бы яростно она не старалась отыскать способ обуздать столь неуправляемое явление, как слухи в маленьком городке, девушка понимала, что ее усилия тщетны.
— Привет, Клей. Да, машина принадлежит Джошу. Ему нужно было съездить в городок, чтобы купить кое-что, поэтому он подбросил меня.
Мэгги подняла еще одну сумку, чтобы сунуть в багажник. Мысленно она проигрывала варианты, как сказать Клею правду.
— Знаешь, Мэгги, я тут думал об этом парне.
Идеальные черты Клея приобрели серьезный вид.
— Не хочу пугать тебя или что-нибудь еще, но тебя не волнует странное обстоятельство, что он появился именно сейчас?
Пораженная, Мэгги выпрямилась. Она нахмурилась, повернувшись к Клею лицом.
— Странное?
Клей пожал плечами и оперся одной рукой на капот «тойоты».
— Ну, вот ты тут закрыла пансион на зиму и все такое, а затем он появляется на твоем пороге, чтобы устроиться на месяц. Я провожаю тебя домой со свидания, а он тут как тут ждет у дверей. А потом я узнаю, что вас видели в ресторане. А сейчас он с тобой ездит по магазинам. Мне кажется, он спешит сделать себя частью семьи.
Мэгги закусила губу.
— Ты знаешь, как обстоят дела, Клей. Он нынче единственный гость, поэтому мы, в некотором роде, сделали его частью нашего семейства. Большую часть времени мы его не видим. Он всегда наверху работает с книгой.
Эта часть утверждения определенно звучала правдиво, мрачно отметила про себя Мэгги.
Клей задумчиво на нее посмотрел.
— Ты когда-либо видела свидетельство существования этой книги?
— Собственно говоря, да, — Мэгги с облегчением была готова выложить всю правду хоть в одном.
В последнее время было слишком много полуправд и прямых фальсификаций.
— Это детективный роман. Крайне захватывающий, судя по тому, что я видела.
— Хмм.
Он одарил ее очаровательной, слегка кривой улыбкой.
— Черт, не обращай внимания на меня, Мэгги. Мной руководит всего лишь очевидная ревность,
Мэгги почувствовала себя несчастной. И немного виноватой.
— Клей, сожалею о твоих чувствах, ну, если ты думаешь, что я давала понять, будто мои чувства к тебе сильнее, чем на самом деле. Я имею в виду, что я наслаждалась твоей компанией. Но не хотела бы, чтобы ты думал, что я…
Очаровательная улыбка стала задумчивой. Он приложил палец к ее губам, призывая к молчанию.
— Эй, не переживай об этом, Мэгги. Я большой мальчик. Я понимаю, что для тебя наши отношения носят слишком случайный характер, но я собираюсь все изменить. Кроме того, я могу справиться с небольшим соперничеством.
Мэгги начала закипать от досады. Это было так неловко.
— Клей, это совсем не соперничество. Я не хотела бы, чтобы ты думал, будто я пытаюсь играть в игры. Джош и я, ну, мы вполне подружились с тех пор, как он поселился в особняке. Это все.
Улыбка Клея переросла в усмешку.
— Я не беспокоюсь. Я осознаю, что перегнул палку. В конце концов, Дженьори уедет через пару недель, а я-то останусь здесь, не так ли?
— Клей. Это очень мило с твоей стороны — в самом деле.
— Только помни, что я по натуре милый парень, — уныло посоветовал он. Затем его выражение лица стало серьезным.
— Мэгги, я напоминаю, что сказал ранее. Ты, в самом деле, слишком много не знаешь о Дженьори. Если он скажет или сделает что-нибудь, что тебя обеспокоит, обещай позвонить мне немедленно.
— Но, Клей…
— Только пообещай, милая. Я хочу знать, что ты позвонишь мне, если что-нибудь случится в особняке.
— Что именно? — спросил ледяным тоном Джош, материализовавшись как из-под земли, между двумя припаркованными машинами.
Мэгги подпрыгнула от неожиданности.
Она повернула голову и увидела, что в руках у него маленький бумажный белый пакет. На нем был логотип аптеки Перегрин Пойнта.
— О, Джош. А вот и ты, — слабо произнесла она. — А я удивлялась, куда ты пропал.
Она демонстративно посмотрела на часы.
— Святой Боже, только взгляните на время. Нам лучше поспешить. Начинается дождь.
Джош ее проигнорировал. Он покачивал своим пакетом, слегка с вызовом улыбаясь Клею.
— Я ведь слышал, вы говорили, что беспокоитесь о чем-то, что происходит в особняке?
Клей убрал руку с капота «тойоты» и засунул ее поглубже в карман.
— Мы с Мэгги просто болтаем по-дружески. Мы ведь дружим уже несколько месяцев, не так ли, Мэгги?
— Э, да. Да, это так, Клей. — Мэгги захотелось заползти в нору и спрятаться. Никогда в своей жизни она не служила предметом спора двух взрослых мужчин. Это страшно смущало. — Послушай, нам, в самом деле, нужно спешить. Увидимся позже, Клей. Джош, пожалуйста, поторопись. У меня дома еще есть дела.
— Конечно, милая.
Джош повернулся к Клею спиной и прошел по направлению к пассажирской двери «тойоты». Он открыл ее подчеркнутым жестом собственника и покровительственно помог Мэгги сесть внутрь. Затем прошел к сиденью водителя и устроился за рулем.
— Увидимся, О'Коннор.
Мэгги махала Клею, пока Джош выруливал со стоянки.
— Честно сказать, Джош, это было крайне грубо.
— Что грубо?
— Твое поведение с Клеем. И не смей делать вид, что ничего не случилось. Ты был очень невежлив и знаешь об этом.
— Этот парень старался разлучить нас, не так ли?
Мэгги наклонила подбородок.
— Он просто указал на то, что я очень мало знаю о тебе. И что твое появление в особняке странно.
— Я появился в особняке, потому что ты наняла меня, — проворчал Джош. — И не забывай об этом.
— Вряд ли я могла сказать об этом Клею, не так ли?
— Нет, до тех пор, пока ты хочешь, чтобы я работал на тебя, — прохладно согласился Джош. — Так что ты ему сказала?
Мэгги вздохнула.
— Не слишком много. Только то, что ты в последнее время стал в некотором роде частью семейства.
Джош издал хриплый смешок.
— Только старый друг семьи, да? О'Коннор должен быть чертовым дураком, если, похоже, поверил в это.
— Не надо так говорит о Клее. Он не дурак. Он очень хороший человек — это больше, чем я могу сказать о некоторых.
— Это так? — Джош резко снизил скорость. Он свернул с дороги и въехал на уединенную стоянку. Густой ряд пихтовых зарослей скрывал машину от проезжающих машин.
— Что ты делаешь? — Мэгги сердито посмотрела на него.
— Хочу с тобой поговорить, а это затруднительно сделать в особняке. Слишком много народу отирается вокруг.
Джош выключил зажигание и некоторое время сидел, задумчиво глядя на блестящее от дождя море.
Мэгги чувствовала, что речь пойдет о каких-то значительных переменах.
— Джош? Что-то не так?
— Что ты об этом думаешь, Мэгги?
— Что я думаю о твоем поведении с Клеем? Я уже сказала, что думаю об этом. Думаю, это было грубо. Чистейший мачизм в действии. И это не дало мне ощущение собственной значимости. Я знаю, что являюсь одной из немногих женщин в возрасте меньше пятидесяти здесь в Перегрин Пойнте. Это не та ситуация, когда вы двое выбираете меня из толпы и решаете, что из-за меня стоит ссориться.
— Забудь сцену с О'Коннором, — Джош положил руки на руль, — что ты думаешь о книге?
Мэгги изучала его жесткий профиль.
— О книге?
— Ты единственная, кто читал ее. Прошлой ночью, когда я был в подвале и разбирался с топкой, у тебя было время прочесть часть. Как далеко ты зашла?
— Джош. Прости, что я прочла твои записи. Плохо подглядывать без разрешения. Но ты должен понять, что я боялась быть обманутой.
— Как далеко ты продвинулась? — повторил Джош, выразительно подчеркивая каждое слово.
— Прочитала пару глав, — призналась она.
— Так что ты думаешь?
Мэгги слегка улыбнулась.
— Я подумала, что это ужасно.
Он резко повернул голову, впившись взглядом.
— Я хочу знать правду.
— Правда в том, что я прочитала огромное количество детективов, и, уверяю тебя, то, что я увидела в твоем, так же замечательно, как и в лучших из них, — добавила она тихо.
Он облегченно выдохнул.
— Ты, в самом деле, так думаешь?
— Я действительно так думаю. Твой главный герой, Адам Карлисл, замечательный. Он старается идти по жизни, прикрываясь цинизмом, но под этой маской он рожден быть героем. Это очень привлекательно. Он хороший парень. Один из тех, кто будет сражаться за слабых и невинных, ворча при этом, что геройство не вознаграждают. Он совсем, как ты, Джош.
— Черт возьми, нет. Он только плод моего воображения.
— Думаю, он — нечто большее, — ответила Мэгги. — Он — твое второе я. Он ведет все те четкие виды расследования, из-за которых ты ввязался в это дело — когда есть невинная жертва и реальный преступник. Здесь нет вопросов, что правильно, а что нет. Он ведет борьбу с гениальным дьяволом и побеждает.
— С делами Адама Карлисла всегда все обстоит просто, — согласился Джош. — И он заступает черту только во имя свершения правосудия.
— Он играет в героя. Глубоко в душе читатели любят настоящих героев, и им нравится, когда свершается правосудие. Более того, я думаю, читателям нужны такие истории. Они приносят удовлетворение душе. Ты целишься прямо в сердце рынка. Тебя ждет успех.
— Это не только слова?
— Джош, не могу поверить, что у тебя, в самом деле, есть какие-то сомнения. Ты всегда так уверен в себе.
Он махнул рукой.
— Как я уже говорил, пока есть только твое мнение, кроме моего, конечно.
— Скажи мне еще кое-что. А Адам Карлисл заведет подругу, которая поможет ему в расследованиях? Мне нравятся детективы, которым свойственно наличие сильных отношений между главным героем и кем-то еще. Я ненавижу, когда описан одинокий главный герой, который спит подряд со всеми клиентками. Я имею в виду, что для меня лично это недостаток.
Джош повернулся к ней, в глазах его вспыхнуло веселье.
Он отстегнул ремень безопасности и взялся рукой за ее затылок. Потом притянул поближе.
— Ты сказала, что во мне много от Адама Карлисла. Некоторым образом ты права. Он не спит со своими клиентками больше, чем я.
Он дразнящее провел своим ртом по ее губам.
— Рада слышать, — Мэгги прерывисто задышала.
— Уверяю, я всерьез подумаю о том, чтобы дать ему постоянную женщину в компанию.
Джош придвинул ее ближе. Белый бумажный мешок из аптеки затрещал под его весом.
— Что это? — спросила Мэгги, посмотрев вниз.
— Ничего.
Джош опять увлек ее в свои объятия.
— Постой. Мы можем раздавить, что бы там у тебя не было.
Мэгги взяла бумажный пакет и начала пристраивать его на полу. Он выскользнул у нее из рук.
— Ой.
— Я достану.
Джош быстро наклонился, чтобы собрать содержимое мешка, но не достаточно проворно.
Мэгги увидела ярко раскрашенную коробку презервативов, которые высыпались из нее.
— Джош. Нет. Скажи мне, что ты не купил это только что в аптеке. Как ты мог?
— Это было легко. Я открыл бумажник и достал кое-какие деньги. И в следующий момент, знаешь ли, полная коробка стала моей. — Джош затолкал преступную коробку в пакет и кинул на заднее сиденье. — Что за дела? Мы спим вместе, помнишь?
— Один раз. — Мэгги резко вскинула голову. — Мы спали всего один раз, Джош.
— Ну и что?
— А то, что сейчас это будет знать каждая собака в Перегрин Пойнте. — закричала она. — Сколько раз я должна тебе говорить, что это маленький городок? Как можешь ты так поступать со мной?
— Я думал, это придаст легенде достоверность, — сказал невинно Джош.
— Легенде? — челюсть Мэгги отпала. Внутри ее закипала ярость. Она схватилась руками за горло.
Джош схватил ее за запястья и тихо засмеялся.
— Мэгги, Мэгги, не переживай. Я только дразню тебя.
— Ты ведь играешь только с моей репутацией. Не вижу здесь предмета для шуток, — отрывисто бросила она.
Он успокаивающе улыбнулся.
— Любимая, день или два спустя все услышат, что мы помолвлены, следует позаботиться о слухах.
— Но мы ведь не помолвлены. Не на самом деле.
Она сжала маленькие кулачки. Чувство разочарования обожгло ее.
— Черт, как все это усложняется.
— Мэгги, ты не прекратишь переживать? Я же сказал, что позабочусь обо всем.
— Ох, верно. Но у меня есть для тебя новость, Джош. Твой великий план притвориться, что мы помолвлены на некоторое время, а потом исчезнуть в лучах заката, не сработает.
Мэгги схватила дамскую сумочку, открыла и вытащила бумажную салфетку. Она вытерла нос, взбешенная до слез, что все летит в тартарары. Она не будет еще раз плакать, молча поклялась она.
Без слов Джош притянул ее к своей груди. Он не говорил ничего, когда она начала плакать всерьез.
Это так унизительно, — шмыгала носом Мэгги, утирая глаза рубашкой Джоша. — Я не знаю, что со мной. Полагаю, это от того, что столько всего сегодня случилось.
— Наверное, — Джош продолжал держать ее. Казалось, его не волновало, что она заливает его рубашку слезами. — Мэгги, это не должна быть фальшивая помолвка.
— Что? — пошевелилась она, устраиваясь поудобнее в тепле его рук.
— Я сказал, это не должна быть фальшивая помолвка. Мы могли бы сделать ее настоящей.
Мэгги застыла. Затем она медленно подняла голову и уставилась на него.
— Настоящей?
Он слегка улыбнулся и взялся рукой за ее подбородок. Большим пальцем он провел по ее нижней губе.
— Почему бы и нет? Как мне кажется, у нас много общего. Нас тянет друг к другу. Почему бы не попробовать? Думаю, мы могли бы это осуществить.
Она медленно отстранилась, пытаясь осмыслить то, что он говорил.
— Боже мой. Ты снова играешь в героя?
Он нахмурился.
— Что, черт возьми, это имеет общего с героизмом?
— Ты.
Мэгги откинулась на спинку сиденья.
— Ты играешь в героя. Ты предлагаешь сделать помолвку реальной, потому что начинаешь понимать, как ложь унижает меня. Ты чувствуешь ответственность. Ладно, я это не принимаю, Джош.
Мэгги расправила плечи и застегнула ремень безопасности.
— Абсолютно. У меня есть своя гордость, знаешь ли. — Она закончила вытирать глаза и сунула скомканную салфетку в сумочку. — Я не так уж нуждаюсь в спасении. И не являюсь столь слабой, невинной, беззащитной жертвой, знаешь ли. Я могу о себе позаботиться. До сих пор это делала прекрасно.
Джош отклонился и стал изучать ее из-под полуприкрытых век.
— Ты думаешь, что я сделал столь неприкрытый намек на женитьбу, всего лишь с целью поиграть в героя? Подумай еще раз, Мэгги. Я говорил тебе прежде, что мои героические дни миновали.
Она расслышала холодный гнев в его голосе и вздрогнула. Осторожно взглянула на него и увидела, что настроение у него испортилось. На самом деле, он выглядел чрезвычайно опасным.
— Тогда почему ты предложил превратить эту помолвку в нечто большее, чем легенду для прикрытия в этом расследовании?
— Я уже сказал, почему. Полагаю, у нас много с тобой общего, чтобы этот брак получился. Для меня пришло время осесть. Тебе почти тридцать, и ты пока не встретила настоящего героя, который бросился бы к твоим ногам и надел на палец кольцо.
— У меня есть еще возможности, — вспыхнула она. — Я не совсем безнадежный случай. Есть еще Клей, например.
— Брось, Мэгги. Это не серьезно. Он тебе уже наскучил, когда я появился на горизонте.
— Как ты это узнал? — воскликнула она в ярости.
— Это было так чертовски очевидно, когда ты пришла со свидания с ним, — отозвался Джош. — Ты была мне благодарна за то, что я избавил тебя от него.
— Я никогда этого не говорила.
— А тебе и не надо было говорить. Я ведь частный детектив, помнишь? Я читаю улики, когда они маячат у меня перед глазами.
— Неужели? Ладно, у меня есть для тебя улика, Мистер Частный Детектив. Когда я, наконец, решусь на настоящую помолвку, это будет, потому что я полюблю кого-нибудь, и потому что этот мужчина полюбит меня. И это не будет следствием романа, которому случилось стать легендой для прикрытия. И не потому что у парня чрезмерно развитое чувство ответственности, или потому что он думает, дескать, ему следует осесть, а он не нашел ничего лучше. Ты слышишь меня?
— Я слышу тебя.
Джош постукивал пальцем по рулевому колесу.
Долгое тяжелое молчание воцарилось внутри салона машины. Дождь достиг берега и непрестанно барабанил по крыше «тойоты».
Мэгги начала беспокойно суетиться. Она не хотела реагировать столь эмоционально на все. Ей больше хотелось быть беззаботной личностью. Она желала просто наслаждаться романом и страстью, приключением, что неожиданно попалось ей на пути. Она бы желала, чтобы каждая ночь не казалась столь монументально значительной. Она многого хотела, но больше всего она желала не быть влюбленной в Джоша Дженьори.
— Итак, — Джош пришел к чему-то после некоторого анализа проблемы, — как думаешь, ты смогла бы влюбиться в меня в один из этих дней?
Мэгги рассматривала два альтернативных ответа на этот вопрос. Она могла бы завизжать и истерически зарыдать от мировой несправедливости, которая порождает такое лишенное чувств создание, как мужскую особь, или могла собраться и прореагировать искушенно по-взрослому. Призвав на помощь огромную силу воли, она выбрала последнее.
— Кто знает? В данный момент у меня слишком много вещей в голове. У меня нет времени думать об этом.
Мэгги изобразила сияющую, немного приторную улыбочку и посмотрела на часы.
— Ты не думаешь, что нам лучше отправиться в дорогу? Уже поздно.
Джош долго, молча, смотрел на нее, а затем, не произнеся ни слова, решительным жестом включил зажигание.
Много позже тем же вечером Джош в одиночестве сидел в своей комнате и наносил последние штрихи на план поимки незваного гостя в Перегрин Мэноре. Схема была проста, как и большинство схем в таких случаях. Если его подозрения оправданы, то ему предстоит иметь дело вовсе не с гением преступного мира. Никакого полета фантазии.
В дополнение у Джоша было внутреннее чувство, что он должен действовать быстро, чтобы положить конец преступлениям. Он чувствовал возрастающий уровень опасности после случая с отоплением. Кто бы ни пришел и проник в подвал, он, скорей всего, в отчаянии действовал наглее. Его нужно остановить.
Когда план его, в конечном счете, удовлетворил, Джош принял решение привести его в исполнение на следующий день.
У него не намечалось ничего особенно интересного на этот вечер. Мэгги уже пошла спать и не выказывала никакого знака прокрасться в его комнату во второй раз. И у него не было желания работать над книгой.
Но он был уверен, что не сможет легко заснуть — только не после разговора с Мэгги в машине сегодня днем. Только не после того, как Клей O'Коннор предупреждал Мэгги насчет контактов с незнакомцами. Только не после того, как Мэгги небрежно отказалась подтвердить, что влюблена.
Джош пережевывал все три досадливых инцидента какое-то время, а затем поднялся на ноги. Он подошел к окну и стал вглядываться в ночной океан.
Почему Мэгги борется с чувствами, которые к нему испытывает, удивлялся Джош. Он задавал себе один и тот же вопрос с раннего утра. Он был так уверен в ней ночью. Она полностью отдавала себя ему, от всего сердца, с полной любовью. Женщина, подобная Мэгги, не может притворно изобразить такую нежную страсть. Кроме того, она слишком уважает себя, чтобы ввязаться в кратковременную интрижку. Джош был в этом убежден.
Но когда он невозмутимо согласился на помолвку перед пытливым взором Полковника, Мэгги пришла в ярость. Джош был вынужден защищаться под предлогом, что помолвка будет полезным прикрытием для него на время расследования. Эта уловка явно еще больше привела ее в бешенство.
Что Джош не понимал, так это, почему она была так расстроена прежде всего. Если он прочитал сигналы правильно, то она потеряла голову от любви к нему. Она была женщиной, которая верит в обязательства. Так почему она так рассердилась на идею помолвки с ним, уныло удивлялся он.
Джош в расстройстве отошел от окна. Может, Маккрей прав. Может быть, он не умеет обращаться с женщинами. И ему не достает чувства романтики или еще что-нибудь.
Джош решил переключить эти депрессивные размышления на что-нибудь более практичное. Он пойдет, еще раз попутешествует по дому. Он уже на один раз проверил все замки на окнах и дверях вечером, но сделать это дважды не повредит.
Он тихо вышел из спальни и спустился по лестнице. Лодыжка его немного болела, когда он ходил, а ребра выражали свой протест, когда он только ложился на кровать. Это было большое утешение — снова чувствовать себя нормально.
Джош обошел все комнаты на первом этаже и дважды проверил все маленькие окна в подвале. Когда он сделал все, что мог, то стал медленно подниматься обратно на второй этаж. Он сделал остановку около комнаты Мэгги. Не удержавшись, он взялся за ручку. К его удивлению, дверь легко открылась.
— Мэгги? Не бойся, это я.
Она села на постели.
— Я слышала, как ты ходил. — Она говорила неуверенно, но без опаски. — Проверял замки?
— Да.
Он закрыл дверь и встал, рассматривая ее в полумраке.
— Внизу все в порядке.
— Хорошо.
— Мэгги?
— Что, Джош?
Он старался придумать тему разговора. Ему не хватало слов. Но он не мог еще оставить ее спальню. Он старался найти другой подход, иную причину, чтобы задержаться на время.
Она выглядела столь маняще с распущенными волосами, спадающими свободно на плечи. Из окна лился бледный лунный свет и давал Джошу возможность ее разглядеть. Это вид доставлял ему боль, так она была ему нужна. Он хотел ее до боли.
— Я, э, придумал ловушку, которую собираюсь поставить, — наконец сказал Джош. Он стал слоняться по комнате, рассматривая в тени вещи. Прикоснулся к пузырьку с духами на столике, провел пальцами по переплетам книг. Без сомнения детективы, подумал Джош. Может, однажды и его книга очутится на его полке. До сих пор то, что она увидела, ей понравилось. Было огромным облегчением услышать это сегодня утром.
— Расскажи мне о своих планах, — тихо подсказала Мэгги.
Он подошел к кровати и встал, глядя сверху на нее.
— Мне нужна твоя помощь.
— Какая?
— Я хочу создать впечатление, что мы вдвоем покинули городок на несколько дней. Хочу, чтобы люди думали, будто мы уехали вместе. В Сиэтл или Портленд. Куда-нибудь. Важно, чтобы все думали, что нас нет в окрестности.
— Понимаю.
Голос ее звучал задумчиво и отстраненно.
— Полагаю, поэтому ты имел в виду, что фиктивная помолвка является полезной для легенды?
Он заставил себя не реагировать на это.
— Давай не будем говорить о помолвке. Только скажи мне, ты поможешь создать впечатление, что нас несколько дней не будет?
— Хорошо. Я могла бы. Моя репутация и так разрушена. Какое дело мне до того, что все в Перегрин Мэноре подумают, что я собралась провести сумасшедший уик-энд. Черт побери, это может только вызвать интерес ко мне.
А что случится после того, как мы удалимся, чтобы провести страстные выходные?
— Я вернусь сюда ночью и установлю слежку.
— Слежку!
Сейчас в ее голосе звучал неподдельный интерес.
— Настоящее наблюдение? Точно, как в детективах?
— Настоящую слежку, — подтвердил он, сбитый с толку ее последующими словами.
— Думаешь, взломщик нанесет удар, когда нас не будет в городе?
— Думаю, есть большая вероятность. Полагаю, этот парень в отчаянии от расстройства своих планов. Думаю, он сделает ход, если его немного поощрить.
— Как волнующе, — сказала Мэгги. — Я помогу тебе расставить ловушку, но при одном условии, Джош.
— Что за условие?
— Что ты позволишь мне принять участие в слежке.
Он вздрогнул.
— Слежка — это не забава, Мэгги. Это невероятно скучное занятие. И я буду делать ее, сидя в машине. Есть определенные физические нужды, которым нужно уделять внимание время от времени. Мужчине легче с этим справиться, если ты понимаешь, что я имею в виду.
— Чепуха! Я обычно проводила время в лагере еще ребенком. И если нужно, использую кусты.
Джош пустил в ход более сильный аргумент.
— Я собираюсь поймать этого парня. Как только он появится, я схвачу его. По крайней мере, собираюсь подобраться к нему близко, чтобы выяснить личность. Может случиться драка.
— Тогда тебе нужен партнер, чтобы прикрыть спину, — заявила она. — Ты не можешь отстранить меня, Джош. Я клиент, помнишь? Я здесь отдаю приказы. Если ты устраиваешь слежку, я настаиваю на своем участии.
Он сузил глаза.
— Обещаешь, что будешь слушаться приказов?
— Обещаю, — живо откликнулась она.
— Я именно это имею в виду, Мэгги. Если ты отправишься со мной, то будешь делать в точности то, что я тебе скажу и не лезть на рожон. Поняла? — Джош мягко выругался. — Хорошо, ты можешь присоединиться.
— О, Джош, — Мэгги вскочила с кровати и кинулась ему на шею. — Спасибо, спасибо, спасибо. Не могу высказать, как это важно для меня. — Она крепко его обняла. — Настоящая слежка.
Ощущения ее мягкой груди, давящей ему на грудную клетку, хватило, чтобы превратить тлеющую жажду Джоша в неистовый огонь. После первой поразительной реакции на ее объятие, он мгновенно пришел в себя и притянул ее ближе.
Но Мэгги уже отстранилась.
— Тебе лучше пойти спать, Джош. Похоже, нам придется завтра бодрствовать всю ночь. Нам обоим нужно как следует отдохнуть. Увидимся утром.
Она была права. Черт его побери.
— Да. Точно. Увидимся утром.
Ему понадобилась поразительная сила воли, чтобы открыть дверь и выйти в коридор.
Так лучше, сказал себе Джош, когда возвращался в свою комнату. По крайней мере, она чувствовала подъем и вела себя дружелюбно. Если он будет осторожным, то сможет вернуть территорию, которую, кажется, потерял утром в связи со своей блестящей идеей фиктивной помолвки.
Эта мысль, пришедшая ему в голову, вызвала улыбку. Слежка обычно долгое и крайне скучное занятие. Мужчина и женщина на заднем сиденье автомобиля могут найти себе занятие, чтобы скоротать время.
Джош чувствовал оживление — даже энтузиазм — когда, наконец, разделся и лег в постель. И сразу уснул.


Глава 10


Джош ждал, соблюдая разумную дистанцию от спальни Одессы, на следующее утро в пять часов. Он вежливо прочистил горло и многозначительно взглянул на часы, когда в шлепанцах и халате появился Полковник.
— Точно вовремя, Полковник.
Полковник посмотрел вверх, явно встревожившись. Затем свирепо нахмурился, усы его задергались.
— Что, черт возьми, вы себе позволяете, молодой человек? — приглушенно зарычав, потребовал он объяснений.
— Хотел переговорить с вами наедине, — пробормотал Джош. — Решил, что это лучшее время, чтобы вас поймать. Кроме того, я понял, что после того ловкого трюка, проделанного вашей троицей сегодня утром над Мэгги, небольшое возмездие будет только справедливо.
— Трюка?
— Выбор времени был слишком идеальным, чтобы быть простым совпадением. Вы втроем появились из своих комнат одновременно.
Это была явная засада, признайтесь. И я решил устроить свою собственную сегодня утром.
Полковник вздохнул:
— Мы с Одессой всегда были столь осторожны. Как вы догадались?
— Я — ранняя пташка. И у меня отличный слух, — усмехнулся Джош. — Эй, я понимаю, что вы чувствуете. Спустимся вниз, я уже собрался приготовить кофе. В довесок я даже пожарю нам пару яиц. Я закрою глаза на то, где ночует такой типичный непорочный и галантный джентльмен, но готов поспорить, что вы нагуляли аппетит.
— Никакого уважения к старшим. Это все издержки, свойственные вашему поколению. Если бы вы служили под моим началом, я бы вас научил дисциплине.
Полковник поправил на халате пояс и проследовал за Джошем по лестнице.
— Вы не упомяните этого при Мэгги, не так ли?
— Зачем? Боитесь, что она может призвать вас к порядку? — сухо осведомился Джош.
Пожилой человек тактично покраснел.
— Признаю, я несколько подшутил над вами вчера утром, не так ли?
— Черт побери, вы правы. И я не премину заявить, что это был вшивый приемчик, Полковник. Из-за вашего небольшого набега любопытных, я, черт возьми, почти проиграл войну.
Полковник резко взглянул.
— Что вы имеете в виду?
— Я имею в виду, — пояснил Джош, — что ваше вмешательство в роли деспотичного патриарха перед дверью моей спальни сделало Мэгги пугливой. Она провела последние двадцать четыре часа, придумывая причины, почему не может выйти за меня замуж. Вы бы поразились ее изобретательности.
— Не может выйти за вас замуж?
Полковник все еще таращился на него, когда они спустились до нижней ступеньки и направились в кухню.
— Почему она не может за вас выйти? Послушайте, у вас ведь нет уже где-нибудь припрятанных жены и полдюжины ребятишек, не так ли? Потому что, если это так, сэр, я лично заверяю вас, что не потерплю от вас такого поведения.
— Ни жены, ни детей.
Джош отправился в кухню, из которой уже прекрасно пахло свежезаваренным кофе. Он взял кофейник и наполнил две кружки.
— Но вчера вы поторопили события, Мэгги сейчас расстроена. Мне придется сильно попотеть в будущем, чтобы ликвидировать вред, что вы нанесли.
— Чепуха. — Полковник взял кружку и сел за маленький столик. — Она согласится. Вот увидите. В душе она провинциальная девочка. Во многих отношениях старомодная. И не забудьте это.
— Мои намерения честны, — растягивая слова, произнес Джош. Он отпил кофе и внимательно посмотрел на Полковника. — И таковыми были с самого начала. Это больше, чем я могу сказать о ваших, не так ли?
Полковник гордо вскинул голову, и его глаза сверкнули.
— Что это, к дьяволу, должно значить? А сейчас послушайте, если вы толкуете о моих намерениях по отношению к Одессе, вы можете сразу извиниться. Мои намерения в отношении ее всегда были благородны.
— Если так, то почему вы не женитесь на леди? — невозмутимо спросил Джош.
Полковник глубоко вздохнул.
— Это ее чертов пакет акций. Боюсь, она думает, что я женюсь на ней, чтобы наложить на них руки. У меня есть гордость, сэр.
— А вы не рассматривали возможность нанять адвоката и составить брачный контракт, который защитил бы ее средства?
— Однажды я поднимал этот вопрос. Деликатно, как вы понимаете. Но моя Одесса в душе романтик. Она и слышать не хочет о добрачных соглашениях.
Джош решил снова закинуть удочку.
— А что, если я скажу вам, что акции Одессы не стоят бумаги, на которой они напечатаны?
Полковник выглядел потрясенным.
— Вы точно это знаете?
— Я провел некоторые изыскания через свою контору. Хотел проверить версию Одессы, что ее племянники охотятся за акциями. Золотоносные прииски, чьи акции она купила двадцать лет назад, обанкротились девятнадцать лет назад. Прииски никогда ни черта не стоили.
— Я всегда удивлялся этим акциям. Она вроде никогда не имела дивидендов с них, насколько я могу сказать судить. Но любой мужчина поостережется наводить справки о финансовом состоянии леди. Крайне дурные манеры, знаете ли.
— Частные детективы делают это все время, — устало объяснил Джош. — Большинство расследований сводятся к деньгам.
— Интересная мысль, — просиял Полковник. — Вы намекаете, что и это дело собирается свестись к деньгам?
— Всего лишь мое предчувствие. Я исключил уже другие мотивы. Откровенно говоря, я предпочитаю деньги. Мне нравятся прекрасные явные мотивы, которые я могу вычислить. Заумные случаи заставляют меня нервничать.
— Да, я могу это понять.
Полковник наклонился и вперил взгляд в Джоша.
— Итак, что за план? У вас же есть план, не так ли? Полагаю, именно поэтому я нашел вас, ожидающим меня у дверей Одессы сегодня утром?
— Да, сэр. У меня готов план. Но мне понадобится помощь в доме. Я хотел, чтобы кто-нибудь позаботился о Ширли и Одессе, если вдруг что-то пойдет не так. Это подразумевает, что необходимо бодрствовать большую часть ночи.
Полковник выглядел довольным.
— Для меня честь содействовать вам, сэр. Я еще способен постоять в карауле. Конечно, прошло время с тех пор, как я это делал, но полагаю, есть вещи, которые не забываются.
— Если все пойдет так, как планируется, вам не придется воспользоваться знаниями. Но мне спокойнее будет знать, что вы не спите и охраняете верхние этажи всю ночь.
— Определенно.
Джош сложил руки на столе.
— А сейчас, как все будет происходить, Полковник. Мы с Мэгги собираемся покинуть город, чтобы провести ночь в Сиэтле. Как только мы покинем дом, вы звоните Дуайту Уилкоксу и говорите ему, что вас заботит отопление. Скажите ему, что снова возникли проблемы, и вы хотите, чтобы он снова все проверил. Убедитесь, что он знает о нашем с Мэгги отсутствии в городе.
Полковник прищурил глаза,
— Вы действительно думаете, что за этими происшествиями стоит Уилкокс?
— Да, я думаю, он один из тех, кто организовал их.
— Не считаете ли вы, что нефтяные компании платят ему, а?
— О, нет. Нет, сказать по правде, я не думаю, что кто-то охотится за вашими исследованиями, сэр.
Полковник кивнул.
— Ладно, конечно, это только теория. Не люблю так говорить, но Одесса права. Этот мальчик недостаточно умен, чтобы планировать такое и не быть пойманным.
Джош безжалостно улыбнулся.
— Это всеобщее мнение, Полковник. Его собираются поймать. Сегодня ночью.
В пять минут одиннадцатого этой ночью Мэгги стояла на коленях на переднем сиденье арендованной машины, которую Джош выбрал для слежки. Он предупредил ее, что черная «тойота» была слишком известна в городке.
Она достала с заднего сиденья еще один пакет с картофельными чипсами.
— Остался еще только большой пакет, — сообщила она.
Джош, тоскуя, созерцал нежную линию ее ягодиц, которые прекрасно подчеркивались парой облегающих джинсов.
— Все в порядке. У нас еще есть сырные крекеры. И мы даже не приступали к шоколадным батончикам.
— Ты всегда так питаешься на слежке? Я никогда не видела такого количества никуда не годной еды. — Мэгги повернулась и снова устроилась на переднем сидении.
— Я предупреждал, что наблюдение — скучное занятие.
Джош сделал глоток из банки с колой, которую держал в руке. Он наклонился в угол сиденья и посмотрел в сторону особняка.
Большой дом проглядывал сквозь деревья с того места, где они припарковались два часа назад. Особняк выглядел, как готический замок, освещенный бледным водянистым светом луны. Его причудливые архитектурные украшения напомнили Джошу картинки, которые он видел в старых детских книжках.
Сквозь деревья он мог присматривать за дверью кухни и маленькими окнами в подвал на уровне земли. Он также мог видеть единственный подход к зданию со стороны главной дороги.
— Ты думаешь, он подъедет к зданию, выскочит и сделает свою грязную работу? — спросила Мэгги, запихивая чипсы в рот.
— Ну, я чертовски уверен, что он не подойдет с другой стороны к дому. Пляж слишком опасен сегодня из-за высокого прилива и шторма. Даже если он решится пойти таким путем, ему еще нужно найти проход в скалах ночью и вскарабкаться. Слишком рискованно. Мое предчувствие говорит мне, что Уилкокс выберет легкий путь.
Мэгги скользнула по нему косым взглядом.
— Полагаю, в твоей работе предчувствия играют не последнюю роль, не так ли?
— Да уж.
Джош высыпал на ладонь чипсы из пакета.
— Джош?
— Да?
Он жевал чипсы.
— Мне вот только любопытно. Ты планируешь оставаться в этом бизнесе всю оставшуюся жизнь?
Вопрос заставил его вздрогнуть. Он повернул голову и обнаружил, что она пристально наблюдает за ним во тьме.
— Что?
— Я только интересуюсь, захочешь ли ты продолжить руководство Бизнес Интелидженс Секьюрити Инк., когда продашь книгу.
— Продажа книги еще под вопросом, Мэгги.
— Думаю, ты продашь ее.
Ее вера привела его в волнение. Джош расправил плечи и устроился поудобнее на сиденье. Он изучал подход к особняку, пока обдумывал ответ на вопрос.
— Не знаю, что буду делать, если продам книгу.
— Тебе все еще нравится твоя работа?
— При чем тут «нравится или нет»? Это работа. Я в ней хорошо разбираюсь. Это существование. Сносное, если быть совершенно честным.
— Да, но дает ли она тебе настоящее удовлетворение? — мягко настаивала Мэгги.
Джош искоса пытливо глянул на нее.
— Что ты пытаешься сказать?
Она снова захрустела чипсами.
— Ничего.
— Мэгги, не пудри мне мозги. Ты что-то преследуешь. Что это?
Она неловко заерзала.
— Только то, что у меня уже несколько дней ощущение, что ты в некотором роде перегорел. Мне вот любопытно, может, это и есть реальная причина, почему ты уехал сюда на побережье на месяц.
Джош застонал.
— Ты и Маккрей. Парочка психиатров-любителей.
— Это правда? Ты здесь, потому что спекся в Сиэтле?
Он медленно выдохнул.
— Да. Это правда.
— Что на самом деле случилось в этой «аварии», что поставила (поставило?) тебя на костыли, когда ты впервые появился? — Спросила она тихо.
— Неприятный случай похищения. Все сложилось более жестко, когда я гонялся за придурком, который взял девушку. Пытался использовать ее как щит.
Мэгги естественно ужаснулась.
— Что произошло?
— Девушка в безопасности. Придурок в тюрьме.
— Мой Бог, Джош, тебя могли убить! — Мэгги нахмурилась, — Ты снова играл в героя, не так ли?
— Я говорил тебе, это не вознаграждается. Девушке, которую я спас, было только семнадцать. Она даже не поблагодарила меня. Фактически, она меня возненавидела за спасение. Видишь ли, парень, похитивший ее, был ее дружком. Она думала, они вместе сбегут, и будут жить долго и счастливо. Она не поверила ни мне, ни своему отцу, когда мы говорили ей, что она влюбилась в дешевого экс-мошенника, который планировал забрать выкуп и сбежать. Последнее, что я слышал, она сейчас обвиняет меня в крушении своей жизни.
— Маленькая дурочка. Я предполагаю, что тебя никак не утешит знание, что через пару лет она будет благодарить вас.
— Мне не нужна ее благодарность. Я только сделал одолжение ее отцу. Хорошие связи. Он — глава крупной корпорации, которая пользуется услугами БИС. Он пришел ко мне, как только получил требование о выкупе, потому что не желал публичной огласки. Мне нипочем не следовало соглашаться. Такая работа всегда дурно пахнет.
— Что будет, когда ты вернешься?
— А что, ты думаешь, случится? Я вернусь к работе.
— А как насчет книги?
— Буду писать, когда выдастся время.
— Джош, может быть, тебе нужно больше, чем месяц, — сказала нерешительно Мэгги. — Знаешь ли, если подумать, у тебя даже не получилось провести спокойно запланированный месяц, не так ли? Вот ты здесь снова на работе. Только на другой работе.
— Поверь мне, — проворчал Джош, — это не только другая работа.
— Ладно, но ты с трудом можешь назвать это отпуском.
Он подумал об этом. У него был хороший старт в написании романа, он нашел женщину, с которой хотел провести остаток своей жизни, и вот он сидел в засаде, собираясь схватить Дуайта Уилкокса на попытке взлома и проникновения.
— Ты права. Это точно не отпуск. Но это было интересно.
Она деликатно откашлялась и засунула чипсы в рот.
— Тогда, может, тебе следует взять дополнительный месяц и провести его здесь, на побережье, после того, как распутаешь этот случай.
До Джоша все-таки дошло, что она пытается сказать нечто очень важное.
— Здесь? Думаешь, мне следует провести еще месяц, околачиваясь в Перегрин Пойнте?
— Ты должен признать, это хорошее место, чтобы писать твою книгу. И ты прекрасно устроился в особняке. Ты был крайне полезен, должна тебе сказать. Если ты поймаешь Дуайта Уилкокса на попытке устроить неприятности, то это приведет к тому, что мне придется искать другого слесаря завтра утром.
Джош чуть не подавился колой. Наконец он смог подавить смех и немного отпил.
— Мэгги, ты что, предлагаешь мне поработать два месяца в качестве ремонтного рабочего в особняке?
— Работать много не придется, потому что я не могу много платить. Боюсь, комната и стол — это все, что будет в итоге. По крайней мере, до того, как я верну особняку финансовую состоятельность.
— Думай об этом как о смене обстановки, — настойчиво продолжила она, — Это может сотворить чудо с твоим выгоревшим состоянием, если ты проведешь пару месяцев, занимаясь чем-нибудь в корне другим. И у тебя будет масса возможностей поработать над книгой. Кто знает? Может быть, тебе здесь даже понравится. Посмотри на меня. Я люблю это место.
Джош прикончил колу и осторожно поставил банку на дно машины. И произнес очень тихо.
— Я тоже.
Мэгги перестала жевать чипсы. В полутьме ее глаза расширились.
— Ты?
— Твое предложение заманчиво, Мэгги.
— Вот как? — она озабоченно наблюдала за ним.
— Да. Но есть только один способ принять его.
— Какой? — потребовала тут же она.
Наконец он повернул к ней голову. Желудок сжался от предвкушения. Джош боялся, что он сейчас снова торопится. Но он напомнил себе, что она первая начала этот безумный разговор. И еще он понимал, что дважды второй раз такой благоприятный случай может и не наступить. Все его инстинкты требовали действия, а он всегда следовал своим инстинктам.
— Единственное условие, при котором я могу принять твое предложение, если ты согласишься подтвердить нашу историю с помолвкой, пока я живу в особняке.
Она выглядела потрясенной.
— Но, Джош…
— Я серьезно, Мэгги. Я слишком стар, чтобы играть в эти игры. Если я остаюсь, то собираюсь проводить ночи в твоей постели. И не хочу, чтобы Полковник, Одесса и Ширли — точно также, как любой в Перегрин Пойнте, — думали, что у нас всего лишь связь. У меня есть своя гордость, и у тебя тоже. Это маленький городок. Люди будут болтать.
— О, Джош, я понимаю.
Она подвинулась к нему и обняла руками его за шею. Она пытливо вглядывалась в полутьме широко распахнутыми глазами.
— Ты хочешь защитить меня от слухов. Это галантная сторона твоей натуры. Это на самом деле так мило с твоей стороны.
На лице Джоша проступила ленивая усмешка.
— У меня для тебя новость, Мэгги. Я вовсе не мил. Я только хочу дать этой помолвке шанс. Это моя цена за то, чтобы остаться здесь в качестве слесаря.
Мэгги надолго затихла. Он мог только сказать, что она разрывалась между сомнениями и желанием. Джош знал, что она хотела его, но еще бродила в потемках их отношений. Она пока с осторожностью относилась к тому, чтобы углубить их, потому что еще не знала его очень хорошо. Ей было нужно время. Он это понимал.
Мэгги глубоко вздохнула.
— Ладно, Джош. Хорошо, я согласна. Мы дадим этой помолвке шанс, пока ты здесь.
Джош почувствовал, как волна облегчения окатила его. У него теперь были два месяца, чтобы обработать ее, подумал он с триумфом. За два месяца наверняка она узнает его достаточно хорошо, чтобы почувствовать серьезность его намерений.
— Ты только что наняла нового рабочего, — сказал Джош. Он наклонил голову и начал целовать ее медленно, давая ей почувствовать всю глубину его желания.
Она мгновенно откликнулась. Желание Мэгги кружило ему голову, оно было сродни его собственному.
Джош застонал и слегка повернулся на сиденье, чтобы он мог пристроить стройное гибкое тело Мэгги меж своих бедер. Она улыбнулась ему в свете луны и прижалась ближе. Джош мог чувствовать ее теплоту и мягкость своим напряженным телом, и это ощущение посылало сквозь него дрожь желания.
— Мэгги — Джош застыл, когда уловил краем глаза какое-то движение в полутьме.
— Джош?
— В яблочко.
Мэгги напряглась.
— Что-то не так?
— Это Уилкокс. Он здесь. Рано, однако. Должно быть, решил, что раз нас нет, то все безопасно. Он думает, что Полковник и остальные уже в постели.
Мэгги быстро села, вглядываясь в темноту.
— Ты уверен? Я ничего не вижу.
— Он не подъехал к особняку. Он пришел пешком. Должно быть, припарковал машину вниз по дороге. Я уловил блеск какого-то предмета в его руках. Инструменты, наверно. Провались все к черту.
Джош освободился из объятий Мэгги и открыл дверцу машины. Свет в салоне он раньше выключил.
— Джош, будь осторожен. Пожалуйста.
— Ладно. А ты оставайся на месте, поняла?
— Может, мне следует пойти с тобой, — услужливо предложила Мэгги. — В детективах, которые я читала, герой всегда подвергается опасности, когда ему не прикрывают спину.
Джош с ходу отмел эту идею.
— Нет. Ты не пойдешь со мной. Я не хочу, чтобы ты и близко подходила к дому.
Он плотно закрыл дверь и начал пробираться к особняку между деревьев. Он не оглядывался. Боялся, что Мэгги может воспринять это как знак, что он позволил ей присоединиться к нему.
Он хотел, чтобы она была в безопасности.
Темная фигура Уилкокса упорно продвигалась в сторону дома. За ним легко было проследить, используя деревья как прикрытие. Уилкокс даже не смотрел назад, чтобы проверить, не идет ли кто за ним. Он был настроен на цель, у мужика была миссия.
Джош подобрался поближе, используя глубокую темноту леса, маскируясь на случай, если Уилкоксу придет в голову в последний момент осмотреться.
Уилкокс прошел вдоль особняка и направился прямо к двери кухни. Джош только подивился его смелости. Он увидел, как Уилкокс залез в свою сумку и выудил ключ от кухонной двери.
Без сомнения слесарю легко добыть ключ от черного хода, подумал Джош.
Даже слишком легко. Джош уже решил применить некоторые новейшие меры по защите этого места, когда все закончится.
Невольно это навело его на мысль, что он уже думает о Перегрин Мэноре, как о своем доме.
Джош подождал, когда Уилкокс войдет в темную кухню, потом последовал за ним. Он задержался на пороге и услышал, как Уилкокс протопал по кафельному полу. Когда он определил, что Уилкокс прошел через холл и направляется в подвал, только тогда тихо вошел в кухню.
Он вышел в холл и услышал, как огромные башмаки Уилкокса стучат по лестнице, ведущей в подвал.
Прекрасно, решил Джош. Уилкокс попал точно в ловушку. Нужно только подойти к двери в подвал и закрыть ее, затем вызвать шерифа и сдать взломщика. Пока шериф появиться, Джош будет караулить, чтобы Уилкокс не выбрался через подвальное окошко.
Совсем просто.
Щелк, ловушка захлопнулась.
Как будто поймать рыбку в сачок.
Ничего героического не потребовалось.
Такой и должна быть работа — простой и ясной.
Джош уловил безошибочный запах керосина. Как раз, когда собирался закрыть дверь подвала. И вдруг он понял, что было в свертке под мышкой у Уилкокса. Не инструменты для очередной инсценировки, а керосин.
Будь проклят этот Уилкокс. Он собирался устроить пожар в особняке. И факт, что запах горючей жидкости усилился, означал, что слесарь уже готов это сделать.
Слишком просто закрыть дверь и вызвать шерифа. Керосин нанесет несказанный ущерб записям Полковника, не считая того, что малейшая искра вызовет огонь, который может сжечь особняк.
— Ну, держись, ты, ублюдок! — Джош щелкнул выключателем, устремляясь вниз по лестнице.
Свет зажегся, поймав Уилкокса в момент, когда он тонкой струей поливал из емкости пол в конкретном месте. Он медленно и методически окучивал ящики Полковника. Испугавшись, Уилкокс посмотрел вверх. По крайней мере, Джош решил, что тот испугался. Мэгги была права. В Уилкоксе живости было, как в банане.
Дуайт поставил емкость на пол.
— Сдайте назад, Дженьори. Слишком поздно.
Он сунул руку в карман и достал зажигалку.
Джош выругался про себя, но не стал тратить силы, отговаривая дурака от его явных намерений. Он достиг нижней ступеньки и бросился вперед как раз тогда, когда Уилкокс щелкнул зажигалкой и коснулся тонкого ручейка керосина.
Траектория броска обрушила Джоша на Уилкокса подобно тонне кирпичей, повалив мужчину на пол. Но даже в пылу борьбы, Джош слышал ужасающий рев огня.
С верхней ступени раздался крик.
— Джош!
Это была Мэгги. Джош услышал, как она сбегает по лестнице в подвал. Он чуял запах горящего керосина и хотел заорать на нее, приказать держаться подальше от линии огня.
Он заставил себя не отвлекаться ни на что, кроме ближайшего дела. Это стояло на первом месте. Он ничего не мог поделать с огнем, пока не справится с Уилкоксом.
Тут у Уилкокса каким-то образом в руках оказался нож. Этот парень неплохо управлялся с инструментами.
Джош кинулся к противнику и начал поворачиваться на ногах. Уилкокс набросился на него, делая беспорядочные выпады ножом. Уже теряя равновесие, Джош уклонился от ножа, оступился… и наступил слишком сильно на свою слабую левую лодыжку. Боль пронзила его. И вызвала гнев.
— Сукин сын!
Джош выбросил свою левую ногу, не обращая внимания на агонию. У него не было выбора, он собирался использовать правую ногу, чтобы удержаться.
Сокрушительный удар пришелся по руке Уилкокса. Нож вылетел из его рук, и Уилкокс рухнул. Весь пыл его испарился. И теперь он бесполезной кучей валялся на полу.
Мгновением позже пена огнетушителя каскадом покрыла все, что попало в поле зрения.
Джош зажмурил глаза, когда белая дрянь брызнула в лицо и попала на рубашку.
— Направь на огонь, Мэгги.
— Я стараюсь. Это тяжело.
Джош вытер пену и открыл глаза. Мэгги действительно сражалась с огромным неуклюжим огнетушителем. Но она уже залила пламя.
Потом поставила огнетушитель на пол и победно на него посмотрела.
— Мы это сделали. Мы спасли особняк.
Джош взглянул на нее, а потом посмотрел на емкость с керосином, которая стояла близко от них. Ему стало не по себе, когда он вообразил ужасные последствия и возможное развитие сценария. Ему захотелось встряхнуть Мэгги за риск, которому она себя подвергла.
— Я сказал тебе сидеть в машине. Эта штука могла взорваться как бомба, — сказал спокойно Джош, прилагая неимоверные усилия сдержать свой нрав.
— Но не взорвалась же, — с готовностью откликнулась она, — я вовремя потушила огонь, а ты справился с Уилкоксом. У нас хорошая команда. Не так ли, Дженьори? Что ты думаешь насчет того, чтобы кинуть своего друга Маккрея и взять нового напарника? В Перегрин Мэноре еще не было детективного агентства.
Прежде, чем Джош смог придумать ответ, на верху лестницы раздались еще крики. Полковник неуклюже спускался с лестницы, держа в руке тяжелый старый револьвер. Одесса и Ширли спускались за ним, кутаясь в халаты.
— Ого! — ликующе воскликнул Полковник. — Вы схватили его. Всегда знал, что в вас есть военная жилка. Сказал об этом в первый раз при встрече, если вы помните, Дженьори.
Джош глубоко вздохнул и обуздал свой темперамент. Потом повернулся к Уилкоксу. Настало время получить ответы.
— Ладно, Уилкокс. Кто заплатил вам за эту небольшую работенку?
Позади него воцарилось молчание, как только смысл вопроса дошел до присутствующих. Джош знал, что нужно действовать незамедлительно, если он хотел докопаться до истины. Если дать Уилкоксу время оправиться от шока и боли сейчас, он дважды подумает, прежде чем расколоться.
— Ниче не заплатил, — пробурчал Уилкокс. — Сказал, что расскажет всем, что у меня была судимость, если не сделаю, как он прикажет. И у меня никогда не будет работы. Разве не чуете? Я должен был сделать это. Он давил на меня. Это был шантаж, вот что. А он продолжал ныть, что ниче не срабатывает.
— Какой ужас, — вздохнула Мэгги.
Уилкокс повернул к ней голову и взглянул на нее с выражением, которое можно было трактовать как болезненный упрек.
— Предполагалось, что вы продадите дом после первой пары инцидентов. Но вы были так упрямы. В этом была проблема. А не моя вина. Я говорил ему.
— Правда, — спросила Мэгги тихо, — а он что сказал?
— Сказал, что я должен вернуться и сделать что-нибудь еще. — Уилкокс баюкал поврежденное запястье. — Тогда я пошел. И вот что получилось.
— Да, — вмешался Джош. — Жизнь несправедлива. Но не вижу смысла отвечать вам за все самому.
Уилкокс пристально вглядывался в него.
— Вы не сможете его достать. Он заметет следы. Он настоящий умник. Не тупица, вроде меня. Это будет мое слово против его.
— Нет.
Джош покачал головой.
— Я его сцапаю. Все, что мне нужно, это немного информации. Я любого могу схватить, если у меня будет нужная информация.
— Я бы хотел на это посмотреть, — скривился Уилкокс. Хотел бы посмотреть, как вы его сцапаете, да. Он мою жизнь превратил в ад.
— Скажите мне, Дуайт, кто вас «подставил», — настаивал Джош. И я «подставлю» его ради вас.
Уилкокс уставился на него, что можно было трактовать, как рвение.
— Точно?
— Да.
— Хочу на это взглянуть, — Дуайт кивнул. — Да. В самом деле, хочу увидеть это. Он это заслужил.
Мэгги застыла.
— Кто заслужил, Дуайт?
— Этот человек, что воображает себя агентом по недвижимости. Вы знаете. Парень с кольцом на мизинце, O'Коннор.


Глава 11


Джош неподвижно стоял в потемках внутри конторы O'Коннора. Он находился здесь уже около трех часов. Было примерно два часа ночи. За последний час ни одна машина не проехала по главной улице Перегрин Пойнта.
Одна из труднейших вещей в такого рода работе, размышлял Джош, это ожидание. Безусловно, сейчас, когда он сменил род занятий, у него не будет больше таких ночей, как эта. Он собирался проводить все вечера в постели со своим новым боссом.
Он размышлял, стоит ли сказать Мэгги, что собирается остаться в Перегрин Мэноре навсегда, а не только на месяц-другой.
Джош наклонился, чтобы помассировать свою ноющую лодыжку. Мэгги хотела приложить к ней упаковку со льдом, но он сказал ей, что нет времени оказывать первую медицинскую помощь. Он не знал, как долго O'Коннор будет ждать Дуайта Уилкокса с отчетом о проделанной работе, но Джош предполагал, что недолго. Когда Уилкокс не появится, O'Коннор будет волноваться. А когда он занервничает, то, скорей всего, захочет уничтожить то, что может послужить уликами против него в этом деле.
Джош уже поразвлекался, пройдясь по бумагам в свете фонарика. Он мог бы провести обыск и без света, если бы это было необходимо — через окно достаточно проникало неонового освещения и высвечивало большую часть внутренности конторы.
То, что он искал, обнаружилось внутри маленького закрытого на замок выдвижного ящика. В руках у него оказалась папка.
Джош услышал мягкое рокотание мотора Мерседеса со стороны квартала. Его тело откликнулось выбросом адреналина, что всегда с ним происходило при подобных обстоятельствах.
O'Коннор припарковал серебристый Мерседес перед офисом и вышел. Джош наблюдал, как Клей быстро огляделся, потом вытащил ключи из кармана модного дорогого плаща. Он так нервничал, что уронил их на тротуар.
Клей вжал голову в плечи, потом поспешил к парадному входу офиса и вставил ключ в замочную скважину. Он не удосужился включить свет.
Джош наблюдал, укрывшись в тени, как Клей безошибочно направился к нужному ящику. Он подождал, пока не услышал, как O'Коннор судорожно втянул воздух.
— Ищете это?
Джош вышел и включил свет. Он лениво похлопал папкой по ноге.
— Дженьори!
Клей уставился на папку, скривив рот.
— Что, черт возьми, вы делаете здесь? Это нарушение. Я заявлю на вас в полицию.
— Неужели?
Джош прогулялся к столу и уселся за ним. Он открыл папку и уставился на преступный документ, лежащий перед ним.
— Уж точно необычное письменное соглашение, не так ли, O'Коннор? Но потом Мэгги не пожелала продать поместье. Поэтому вы пытались убедить ее.
— О чем, черт побери, вы говорите?
Лицо Клея начало уродливо багроветь. Он прошипел:
— Эти бумаги — личное имущество.
— Эти бумаги представляют собой, — сказал холодно Джош, — соглашение о продаже Перегрин Мэнора по дешевой цене нью-йоркской строительной фирме.
— В этом предложении нет ничего криминального. Те, кто имеет дело с недвижимостью, всегда уговаривают клиентов. Это наш способ вести дела.
— Да. Не считая того, что особняк не продается. И вы это знали.
Джош взмахнул документом.
— Чертовски хорошие комиссионные, не так ли, O'Коннор? Необычно получить шесть процентов.
— Это комиссионные маклера, — взбесился O'Коннор, — совершенно законные.
— Только в том случае, если особняк действительно продается. И если вы проинформировали продавца о настоящей стоимости. Что вы не сделали, не так ли? — Джош с интересом взглянул на O'Коннора. — Вы не сказали никому, включая Мэгги, что нью-йоркская фирма в самом деле готова заплатить за этот участок земли, не так ли? Когда нью-йоркцы кинули пробный шар?
— Они выказали интерес вскоре после смерти Агаты Глендстоун, — ответил сухо Клей. — Ничего необычного в этом нет.
— Кроме того, что вы забыли упомянуть об их интересе Мэгги. Вместо этого, вы решили удостовериться, сможете ли заинтересовать нью-йоркскую толпу в настоящей воровской сделке. Вы продаете им землю по бросовой цене, а в обмен они платят вам жирные комиссионные.
Любопытный блеск появился в глазах O'Коннора. Джош мог читать выражение мужских лиц даже при тусклом свете. Он повидал их достаточно на лицах людей, которых поймали за руку.
Их первое предположение состояло в том, что человек, который поймал их, может заинтересоваться сделкой. Они обычно мерили всех по себе. Это просто хороший бизнес.
— Они хотят построить на побережье курорт мирового уровня, — энергично объяснил Клей. — Крупные строительные компании, вроде той, что стоит за этой сделкой, должны укладываться в затраты, когда приходят в новое место приобрести землю. Если люди узнают, то начинают скупать участки, и цена быстро начинает расти. Держать в секрете информацию — это только хороший бизнес. Только и всего.
— Только хороший бизнес. — Джош закрыл папку, удивляясь, как часто он слышал это оправдание за годы работы. — Но в данном случае ведь нет вообще никакого бизнеса, не так ли? Потому что вы не можете сообщить Мэгги о продаже. И вы чертовски уверены, что не захотите посвятить ее в реальную стоимость особняка. Если вы не сделаете его дешевым, у вас не состоится сделка с нью-йоркцами.
— Особняк для них ничего не стоит. Это только старый дом. Что они хотят — так это землю.
— Тогда у вас родился план. Вы вынуждаете Мэгги к продаже, устроив так, чтобы пансион пришел в упадок под ее руководством. Если бы вы смогли уговорить ее, что так дорого содержать дом, и что дело терпит крах, она пошла бы на поводу. Но Мэгги может быть упрямой, не так ли?
— Чертова упрямица. Вы даже не представляете, через что я прошел, стараясь склонить ее к продаже. Я готов был затащить ее в постель, если понадобится. Черт с ним. Невеликое дело. Это, вероятно, было бы забавно и даже милосердно. Она, в некотором роде, прелестна — если вам нравятся такие милые и невинные особы.
Джош в ярости вскочил со стула. Он даже не заметил боль в лодыжке, когда ударился об угол стола и схватил испуганного O'Коннора за воротник.
— Что, черт возьми… — глаза O'Коннора расширились от страха и гнева.
— Вы пошли на отчаянные меры сегодня вечером, не так ли? А вы в курсе, какое наказание за поджог в этом штате, O'Коннор?
Джош впечатал O'Коннора в стену. Потом добавил:
— Вы решили пойти на крайние меры.
— Поджог? Я не знаю, о чем вы говорите. Я посоветовал Уилкоксу иметь дело только с техникой.
— Да, ну, так он не стал. Вы явно давили на него слишком сильно. Сегодня он пытался поджечь особняк.
O'Коннор выглядел искренне пораженным. Затем ему стало плохо.
— Боже! Что случилось?
— Никто не пострадал, если вы это имеете в виду. Вам не придется иметь дело с убийством.
— Убийство.
O'Коннора затошнило даже сильнее, чем прежде. Он начал трястись. Затем облизал губы.
— Послушайте, вы сказали, что никто не пострадал. Все в порядке. Так почему бы нам не сократить наши потери и не заключить сделку. А? Где ущерб? Я разделю с вами комиссионные, если мы уговорим Мэгги на продажу. Давайте, Дженьори. Вы спите с ней. Каждый в городе знает это. Уверен, что вы сможете ее уговорить.
— Забудьте об этом, — ответил Джош. — Ваша проблема, O'Коннор, что время от времени, когда мне скучно, я люблю играть в славных малых и негодяев. Догадываетесь, кому нынче ночью досталась роль хорошего парня?
Незадолго до рассвета Джош наконец-то оказался в своей комнате. Особняк был тих. Все явно удалились на отдых, пока он был занят беседой с местным шерифом.
Он даже не стал включать свет. Вместо этого он стянул в темноте одежду, зевнул и забрался под одеяло в большую кровать, занавешенную балдахином.
— Привет, — сказала Мэгги тихим сонным голосом. — Мне было любопытно, когда ты придешь домой. Много бумажной работы, я полагаю.
Джош медленно улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. Чувство глубочайшего счастья и удовлетворения билось внутри него.
— Я закончил бы бумажную работу намного быстрее, если бы знал, что ты собираешься подождать меня в постели.
— Где же мне еще быть? — Мэгги распахнула объятия и улыбнулась. Любовь сияла в ее глазах. — Добро пожаловать домой, герой.
Дом, с этой мыслью Джош притянул ее поближе. Вот где он сейчас находится. Дома.
Он затерялся в тепле и нежности Мэгги. Ничего и никогда еще не ощущалось столь правильным.
— Я никак не могу в это поверить, — заявляла Одесса, должно быть, уже в сотый раз на следующее утро. — Он казался таким прекрасным молодым человеком.
— Мне он никогда не нравился, — объявила Ширли. — Всегда говорила, что O'Коннор сглаживает углы.
— А мне жалко Дуайта, — сказала Мэгги, неся тарелку лепешек с медом к столу. — Его фактически шантажом втянули в эти дела. Я удивляюсь, как Клей раскопал его прошлое?
— Уилкокс как-то обмолвился, когда выполнял небольшую работу для O'Коннора. — Джош намазал лепешку медом. — O'Коннор сделал небольшие изыскания, когда связался с нью-йоркцами. Он сообразил, что может использовать кого-нибудь типа Уилкокса, чтобы оказать давление на Мэгги.
— Ладно, сейчас все позади, — сделал заключение Полковник. — Мы можем открыть особняк в начале года и к весне уже иметь прибыль. Мы не потеряли много времени, спасибо нашему человеку Дженьори. Вы проделали хорошую работу, сэр. Прекрасную работу.
— Спасибо, — признался смиренно Джош. — Мне нравится думать, что я проделал честную дневную работу за честную дневную плату.
Глаза Мэгги заискрились от смеха, когда она откусила лепешку.
— Ты получаешь то, за что платишь. Вот что я всегда говорю.
— А временами немножко больше, чем ты ожидаешь, хммм?
И Джош откусил большой кусок своей лепешки.
Полковник важно прокашлялся.
— Кстати о непредвиденном, мы с Одессой хотим сделать объявление. С этого утра мы официально помолвлены и собираемся пожениться как можно скорее.
Одесса, как положено, покраснела.
— Мы так взволнованы.
Мэгги отложила лепешку.
— Женитесь? Вы двое? Что ж, это замечательно. Но почему такое поспешное решение?
— Да, — поинтересовалась напрямик Ширли. — Почему, после всех этих лет?
— Полагаю, это витало в воздухе, — ответила, сияя, Одесса. — Полковник удивил меня, огорошив с утра предложением, и я сказала «да» прежде, чем он передумал. Очевидно, у него было несколько глупых представлений, будто я буду думать, что он женится на мне с целью взять под контроль мои золотые прииски. Но я сказала ему, что полностью ему доверяю. Всегда доверяла. Он совершенный джентльмен.
Она послала вопросительный взгляд Джошу.
— А вы двое уже назначили дату?
— Нет, — быстро ответила Мэгги, опередив Джоша. — Но у нас есть новости. Джош собирается остаться здесь на месяц или два. Он подумывает о смене карьеры, видите ли, и хочет прощупать почву. Если все получится, он сможет сделать выбор и остаться в Перегрин Мэноре надолго.
Полковник нахмурился.
— Звучит несколько неопределенно, я бы сказал. В чем дело, Дженьори? Не можете собраться с мыслями?
— Я-то свои мысли собрал, — пояснил Джош. — Жду, когда Мэгги соберет свои.
— За чем же дело стало, Мэгги? — вперила в нее взгляд Ширли. — Прими от меня совет, в этом мире девушка должна хвататься за свой шанс.
Мэгги почувствовала, что сильно покраснела. Все, сидящие за столом, включая Джоша, выжидательно смотрели на нее.
— Нет смысла меня запугивать. Я отказываюсь устраивать гонку. Джошу нужно время, несмотря на его слова, я хочу, чтобы он определился со своими делами.
— Я определился, — парировал Джош.
— Нет, это не так, — возразила Мэгги.
— Ты единственная, кто еще задает вопросы, — Джош слизнул капли меда с пальцев и встал. — Но я полагаю, что почта уже пришла, поэтому мы можем начать помогать Мэгги собраться с мыслями.
Мэгги уставилась в его широкую спину, когда Джош покидал кухню. Она увидела, что он опять прихрамывает. Во взгляде ее появилась забота.
— Не волнуйся, Мэгги, — хихикнула Ширли, — Джош крепкий парень. У него все получится.
— Я знаю. Но не хочу, чтобы он снова повредил эту лодыжку.
— Дай ему несколько дней, и он будет как новенький, — заверил Полковник.
— Верно, — согласился Джош, когда, прихрамывая, вернулся на кухню с небольшой стопкой почты в руке. — Стану как новенький за несколько дней. Не волнуйся.
Он быстро перетасовал конверты.
— Ага, вот оно.
Он выбрал белый конверт из кипы и вложил его в ладонь Мэгги.
— Что это? — нахмурившись, она взяла конверт.
— Ответы.
Джош сел и стал поливать медом очередную лепешку.
Мэгги вскрыла конверт и высыпала содержимое на стол. Некоторое время она не могла прийти в себя от разнообразия официальных бланков, лицензий и прочих документов, лежащих перед ней.
Затем она рассмотрела, что каждый клочок бумаги содержал имя и какое-либо описание Джоша Дженьори. Она подняла голову и встретилась с настороженным взглядом Джоша.
— Это твое личное дело, не так ли?
Он кивнул.
— Все, что ты хочешь знать обо мне, находится где-то здесь, Мэгги.
— Разве?
Ее охватил гнев. Она ударила рукой по столу и вскочила на ноги.
— А скажет ли это мне, что ты любишь меня, Джош? Скажет ли? Потому что это единственный вопрос, на который ты мне не ответил. Я уже знаю все, что мне нужно знать, о тебе.
— Мэгги…
Джош начал подниматься на ноги, явно опешив от ее реакции.
— Мне не нужно досье на тебя, Джош. — Мэгги подхватила груду бланков и подбросила в воздух. — Мне нужно только знать, можешь ли ты любить меня так, как люблю тебя я, черт возьми! Вот действительно простой вопрос, Джош.
— Ты любишь меня?
Джош уставился на нее, от несмелой улыбки его холодные глаза потеплели.
В данный момент Мэгги боролась со слезами. Она вытерла их тыльной стороной ладони.
— Конечно, я люблю тебя, ты, великовозрастный идиот.
— Я был в этом уверен, любимая, но ты никогда сама не говорила. Утверждала, что тебе нужно время.
— Я говорила, что это тебе нужно время. Время понять, что ты любишь меня. Ты настойчиво приводил кучу глупых причин, по которым нужно было позволить состояться нашей помолвке. Ты сказал, это для прикрытия. А потом сообщил, что думаешь, может быть, это сработает, поэтому мы можем дать помолвке шанс. А затем ты согласился остаться здесь на месяц-другой, пока будешь поправляться после поджога. Но никогда не говорил, что любишь меня.
— Может, потому что я никогда не говорил этих слов никому в своей жизни и не знаю, как сказать их тебе.
— О, Джош.
Она снова смахнула слезы.
— Я люблю тебя, Мэгги.
Джош оттолкнул стул, обошел стол, чтобы заключить Мэгги в объятия. Он притянул ее ближе, не обращая внимания на улыбки Полковника, Одессы и Ширли.
— Я влюбился в тебя в первый же вечер, когда ты открыла дверь и заявила мне, что я не выгляжу, как положено выглядеть частному детективу.
— Джош.
— Я останусь гораздо больше, чем на месяц-другой, любимая. Я решил, что мне нужно больше, чем отпуск. Мне нужна смена карьеры.
— О, Джош.
Мэгги крепко обхватила его за талию и сжала.
Джош втянул воздух.
— Полегче, милая. Эти ребра малость пострадали, когда прошлой ночью я катался по бетонному полу в подвале.
— О, дорогой. Я знаю, что тебе следовало остаться сегодня в постели. — Мэгги отступила назад и оглядела его с ног до головы. — Я в самом деле думаю, что следует отвезти тебя в больницу в Перегрин Пойнте на обследование, Джош.
— Нет. Я не собираюсь на прием еще к одному врачу, — заявил Джош. — Все, что мне нужно, это отдохнуть и расслабиться. Я приехал сюда поправляться — если ты помнишь. И хочу быть в хорошей форме к своей свадьбе.
Мэгги подняла голову, сияя улыбкой.
— Это когда же?
— Как насчет конца месяца? — предложил Джош.
— В конце месяца? — Мэгги тут же ужаснулась. — Я, вероятно, не буду готова к свадьбе в конце месяца.
— Думаю, мы управимся. — Джош подмигнул троице, все еще сидевшей за столом. — У нас будут помощники.
— Может, лучше сыграть двойную свадьбу, — охотно отозвался Полковник. Он взглянул на Одессу. — Не стоит тратиться на два приема за короткий промежуток времени.
— Вы правы, — согласился Джош. — Мы собираемся следить за бюджетом в Перегрин Мэноре, пока пансион снова не станет принимать платежеспособных гостей.
— Говоришь, как прирожденный хозяин гостиницы, — заметила Мэгги. — Думаю, ты далеко пойдешь в этом бизнесе, Джош.
Несмотря на приглашения, разостланные в очень короткие сроки, большая часть Перегрин Пойнта явилась в особняк на двойную свадьбу. Машины забили маленькую стоянку и выстроились в линию на протяжении всей подъездной дорожки вплоть до главной магистрали.
Пережив уже половину приема, Джош, наконец, на минуту остался один. Он вышел на крыльцо и взглянул на часы. Потом нахмурился. Маккрей редко опаздывал. Только эта мысль мелькнула у него в голове, как Джош услышал звук мотора от автомобиля, приближающегося со стороны проезда. Он схватился за перила и наклонился вперед, чтобы разглядеть знакомый синий «олдсмобиль», подъезжающий к парадному входу особняка. Впереди сидели два человека.
Маккрей вышел первым и обошел автомобиль со стороны капота.
— Привет, Дженьори. Какой щеголь. — Маккрей окинул внимательным взглядом пышное черно-белое формальное облачение Джоша. — Мои поздравления, приятель. Мы успели на вечеринку?
— Там еще море шампанского осталось.
Джош разглядывал пассажира, который как раз выбирался из машины.
Мужчине на вид было около семидесяти лет. Явно еще крепкий и здоровый, он был сложен как гора.
Надетый на нем серый плащ покрывал плечи шириной, казалось, в целый ярд.
— Это он? — спросил тихо Джош.
— Точно. Это он. Извини за опоздание. Понадобилось время, чтобы найти его. Он был на своих занятиях по обучению грамоте. Но когда я сказал ему, кто его ждет, он бросил все и полез в мшину.
Великан, тяжело ступая, поднялся по ступенькам и протянул руку.
— Это вы Дженьори?
— Я — Дженьори. — Джош потряс крепкую ладонь. — Спасибо, что приехали.
— Ума не приложу, что вам сказать. Я немного волнуюсь. После всех этих лет…
Пронзительный женский крик прервал его речь.
— Рикки!
Джош повернулся к Пчелке Ширли, застывшей в дверях. Она была сегодня ослепительна, нацепив на себя почти всю коллекцию фальшивых драгоценностей. В глазах ее отразилось потрясение при виде стоящего перед ней огромного мужчины.
— Здравствуй, Ширли… — Рикки Стяни Кольцо смущенно стоял в свете фонаря. — Сколько воды утекло, милая. Ты такая же хорошенькая, как мне запомнилось.
— Рикки, это ты, я не сплю?
— А мне чудится, что сплю как раз я, — откликнулся Рикки хриплым голосом. — Думал, ты нашла себе кого-нибудь давным-давно. Кого-то, достойного тебя. Не мог поверить тому, что рассказал мне Маккрей, что, дескать, ты живешь на побережье и до сих пор не замужем.
Ширли сделала вперед неуверенный шажок.
— Я думала, ты ненавидишь меня. Думала, веришь, будто я была одной из тех, кто предал тебя полиции и упрятал на долгие годы.
Рикки выглядел неподдельно потрясенным.
— Черт возьми, нет, милая. Ты никогда бы не предала. Я это знал. Ты всегда была преданной и надежной. Это федералы меня сцапали. Они использовали подслушивающие устройства и магнитофоны. Все эти новые технические штучки. У меня не было никакого шанса. Я всегда был старомодным парнем. Помнится, они схватили меня как раз тогда, когда я решил выйти из дела и сменить работу. Выйдя, я не собираюсь взяться за старое при нынешних-то современных условиях, если вы понимаете, о чем я толкую.
— Рикки, говоришь, ты завязал? — Ширли была явно вне себя от радости.
— Чист, как стеклышко, милая. Дело закрыли с того дня, как я вышел из тюрьмы. Знаю, что я не тот, кого ты заслуживаешь. Я знал это еще в те далекие времена. Я не связывался с тобой после того, как они послали меня на исправление, не хотел портить твою жизнь снова. Говорил себе, что ты заслуживаешь шанса начать все заново. Но эти парни убедили меня, что, коли я чист, то тебе, может, будет интересно принять меня назад.
— Сей же час, Рикки. — Ширли всплеснула руками, ее камни сверкнули. — Боже, как я скучала по тебе, любимый. Ты был самый что ни на есть лучший. Никогда не переставала думать о тебе. Ни на мгновение.
— Я никогда не переставал мечтать о тебе. — Рикки заключил ее в объятия.
— Думаю, нам следует оставить их одних. — Тихо сказал Джош Маккрею. Он открыл парадную дверь.
— Э, такое вышибает слезу, не так ли?
Маккрей взглянул внутрь на толпу толкущихся гостей.
— Хочу познакомиться с леди, которая сделала меня единоличным владельцем БИС.
Джош улыбнулся Мэгги, вынырнувшей из толпы поздравляющих. Она шла к нему, великолепно смотрясь в ворохе белых кружев и атласа. А он думал, что не видел ничего более прекрасного в своей жизни. Она была всем, что он искал всю свою жизнь. Она была его будущим.
— Вот ты где, Джош. Я тебя обыскалась. Время резать свадебный торт. — Она повернулась к Маккрею. — Вы его бывший партнер?
— Я Маккрей. И я только хотел сказать, мисс Гледстоун -
— Миссис Дженьори. — сухо поправил Джош.
Маккрей издал смешок.
— Я только хотел сказать, миссис Дженьори, что вы меня поразили. Никогда не думал, что женщина способна растопить лед в этом парне. Все, что я хотел сказать, вы, должно быть, какая-то особенная женщина.
— Боже. Да в Джоше нет ни кусочка льда, — сказала Мэгги, мягко засмеявшись. — Он только предпочитает прятать свою истинную сущность за образом крутого парня.
— Это так? — Маккрей поднял бровь, обращаясь к Джошу, который в ответ любезно улыбнулся.
— Да, на самом деле. Вы только должны присмотреться поближе. Чтобы понять… — Мэгги оборвала себя на полуслове, узрев парочку на крыльце. — Кто это, черт возьми. С Ширли? Она с ним целуется.
— Рикки Стяни Кольцо, — объяснил Джош. — Я послал Маккрея за ним. Он давно чист. Выяснилось, что он никогда не забывал Ширли. Только считал, что недостаточно хорош для нее. Вот почему он с ней не общался.
Глаза Мэгги расширились от изумления и удовольствия.
— Так ты организовал ему поездку, чтобы воссоединить с Ширли? Джош, это так великодушно с твоей стороны. Разве он не само очарование, Маккрей?
— Достаточно очарователен, чтобы проделать в тебе дырки, — согласился Маккрей. — Кто-нибудь покажет мне дорогу к шампанскому?
— Прямо в холле, — посоветовал Джош. — Разливает другой жених. Ты его не пропустишь. Он одет в столь же забавный костюм, что и я. Можешь звать его Полковником.
— Я найду его, — Маккрей похлопал Джоша по плечу и отправился искать Полковника.
Мэгги повернулась к Джошу.
— Ширли, похоже, вне себя от счастья. В самом деле, здорово с твоей стороны взять на себя заботу и притащить сюда Рикки Стяни Кольцо. Как полагаешь, она теперь покинет нас и уедет жить в Портленд?
— Я бы не удивился. Думаю, лучше пойдем и разрежем торт. Одесса и Полковник будут ждать.
Джош взял Мэгги за руку, осознавая удовлетворенное чувство собственника. Сейчас она миссис Джошуа Дженьори, напомнил он себе. Его жена. В жизни ничего не могло быть лучше этого.
— Знаешь, Джош, я тут размышляла.
— О чем?
— О нашем партнерстве, — промолвила Мэгги. Оно сулит большие возможности.
— Да, думаю, гостиница будет процветать.
У Джоша уже были планы насчет этого места. Маккрей купил его долю в БИС, и Джош планировал инвестировать кое-какие средства в Перегрин Мэнор.
Мэгги посмотрела на него сияющими глазами.
— Я подумываю об открытии в Перегрин Пойнте первого детективного агентства.
Джош остановился как вкопанный.
— О чем ты, черт возьми, толкуешь?
— Джош, я уверена, что уже упоминала об этом.
— Нет. Что-то не припомню, — возразил безжалостно Джош.
— Ну, почему бы и нет? — восторженно улыбнулась Мэгги.
— Мы можем организовать тебе офис прямо здесь, в особняке. Ты можешь работать над своим Адамом Карлислом, когда не будешь работать над расследованием — а это будет большая часть времени, поскольку в Перегрин Пойнте не очень-то много поводов для такой работы.
О, я полагаю, будут нам встречаться еще странные случаи время от времени. Человеческая природа в маленьких городках ничем не отличается от больших просторов. И однажды в какой-то момент ты почувствуешь желание снова поиграть в героя. Это заложено в твоей природе.
— Мэгги…
— Думаю, мы назовем Агентство Расследования Дженьори. Когда я не буду занята управлением пансионом, буду протягивать тебе руку помощи в твоих расследованиях.
— Боже, спасибо.
— Я всерьез рассматриваю изучение основ этого вида бизнеса, Джош.
Джош ничего не мог с собой поделать. Он начал смеяться. Он все еще усмехался, когда несколькими минутами позже Мэгги, разрезав торт, нашла спрятанную внутри маленькую коробочку.
Выражение ее лица, когда она открыла коробочку и обнаружила изумрудную брошь Агаты Гледстоун, было неописуемо.
— Джош! — Глаза Мэгги сияли, когда она взглянула на него. — Ты ее нашел. Ты нашел брошь тети Агаты. Как, черт возьми, тебе удалось?
— Я все время тебе твержу, что я профессиональный частный детектив. У меня хороший опыт в распознавании улик.
Она кинулась ему на шею под одобрительные возгласы гостей.
— Ты идеальный герой, — прошептала она ему где-то в районе шеи, крепко обнимая.
— Да. Ну, я узнал, что изредка за это все-таки получаешь награду.




Читать онлайн любовный роман - Частный сыщик - Кренц Джейн Энн

Разделы:

Ваши комментарии
к роману Частный сыщик - Кренц Джейн Энн



Очень легкий, незамысловатый детектив. Злодей угадывается на 2 странице, но роман от этого не проигрывает - переключаешься на любовную линию: 6/10.
Частный сыщик - Кренц Джейн ЭннЯзвочка
26.07.2011, 11.35





Согласна с предыдущим комментарием.. Легкое, простое чтиво для вечернего отдыха. Детективная часть слишком слабенькая, но общую картину это не портит.
Частный сыщик - Кренц Джейн ЭннВарёна
25.02.2014, 10.11





ОЧЕНЬ ПРИЯТНЫЙ РОМАН.ЧИТАЙТЕ И НАСЛАЖДАЙТЕСЬ.
Частный сыщик - Кренц Джейн ЭннРая
31.10.2016, 16.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100