Читать онлайн Безрассудство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безрассудство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Безрассудство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Совершенно новый тип романа… Не прибегает к сверхъестественным силам ради дешевого эффекта. Тонкое и вдохновенное описание любви!
Слова Фебы еще звучали в ушах Габриэля, когда несколько часов спустя он входил в книжный магазин Леси. Знакомые формулировки. Почти те же слова употребил в своем письме сам Леси, извещая его о готовности опубликовать «Искателя приключений». Габриэль несколько раз перечитал письмо, пока не запомнил тешащие авторское самолюбие слова.
С той минуты, как он расстался с Фебой в магазине Хэммонда, Габриэль не мог избавиться от подозрения. Сначала эта мысль показалась ему слишком нелепой, но чем больше он обдумывал ее, тем яснее и логичнее становилась вся эта странная история.
Если его подозрение оправдается, сразу станет понятно, каким образом Фебе удалось собрать о нем столько сведений. И тогда не останется сомнений, что для ее дерзкого авантюризма нет никаких пределов.
Клерк за прилавком магазина поднял глаза на Габриэля:
— Чем могу служить, сэр?
— Где Леси? — резко спросил Габриэль.
С Леси он встречался только однажды, в самом начале их деловых отношений. Тогда он объяснил издателю; что имя автора должно храниться в неприкосновенной тайне.
Клерк прищурился и деликатно кашлянул.
— Боюсь, мистер Леси сейчас занят, милорд.
— Пьян как сапожник?
— Нет, что вы, милорд. Он работает.
Габриэль прислушался к звукам, доносившимся из комнаты позади прилавка.
— Ладно, я сам разыщу его.
Он обогнул прилавок, распахнул дверь и вошел в комнату, где обитал Леси вместе со своим печатным станком. Здесь стоял густой запах машинного масла и типографской краски. Огромный металлический станок отдыхал. Леси, плотный седой человек с красным лицом, окаймленным чересчур разросшимися бакенбардами, сидел в углу, разбирая груду бумаг. Поверх испачканного чернилами костюма он надел кожаный фартук, из кармана которого выглядывало горлышко бутылки с джином.
— Леси, мне надо обсудить с вами одну проблему, — произнес Габриэль, прикрывая дверь.
— Что такое? — Леси поднял голову и уставился на Габриэля слезящимися глазами. — Ах, это вы, милорд. Послушайте, если вы хотите сказать, что я мало заплатил вам за книгу, то напрасно теряете время. Я говорил вам, что мой партнер поручает подобные дела своему поверенному. Я не имею никакого отношения к финансовым делам издательства.
Габриэль холодно улыбнулся:
— Меня не интересуют деньги.
— Неплохо для начала. — Леси распрямился и достал из кармана бутылку. Отхлебнув изрядный глоток джина, он хмуро глянул на Габриэля. — Вы не поверите, сколько авторов устраивают скандалы из-за денег.
— Я хочу знать имя вашего партнера.
Леси поперхнулся, но все же отважно проглотил джин.
— Простите, я не могу говорить об этом, милорд. Мы держим его имя в секрете, как и ваше.
— Я хочу знать его имя, Леси.
— В конце концов, по какому праву вы вмешиваетесь в мои частные дела?
— Если вы не назовете имя вашего партнера, я отправлю следующую рукопись, которая уже практически завершена, другому издателю.
Леси в ужасе уставился на него.
— Вы так не поступите, милорд. После всего, что мы для вас сделали…
— Я не хочу печатать «Безрассудную отвагу»в другом издательстве, но вы меня вынуждаете сделать это.
Леси тяжело опустился на деревянный стул.
— Трудный вы человек, милорд.
— Я осторожный человек, Леси. Я хочу знать, с кем имею дело.
Леси нервно покосился на него, утирая пот рукавом, испачканным типографской краской.
— Вы ведь не скажете ей, что я открыл ее тайну? Она настаивала, чтобы ее имя хранилось в секрете. Ее семья будет недовольна, что она занялась делом, понимаете? А если она узнает, что я вам рассказал…
— Доверьтесь мне, — угрюмо перебил его Габриэль, — я умею хранить тайны.


В четверг утром Габриэль сидел в кабинете за столом, работая над последними сценами в «Безрассудной отваге». Он был доволен романом. Через несколько дней его можно отправлять издателю.
И тогда он будет ждать письма с одобрением или отказом. Весьма любопытно, как отзовется о новой рукописи партнер Леси.
Габриэль нехотя оторвался от работы: его новый дворецкий Шелтон осторожно приоткрыл дверь.
— Две леди хотят видеть вас, сэр. — Судя по лицу Шелтона, гостьи ему не понравились. — Они не пожелали представиться.
— Проводите их, Шелтон. — Габриэль отложил перо и поднялся.
Он улыбнулся про себя. Он знает только одну женщину, которая способна нанести визит одинокому мужчине. Это Феба. Она, вероятно, хочет дать ему новые указания, инструкции или советы. Кого же она привела с собой? Должно быть, горничную.
Волнение охватило его точь-в-точь как два дня назад, когда он ждал ее в магазине Хэммонда. Он не сомневался насчет истинной причины своего волнения… Внезапно ему представилось, как они с Фебой занимаются любовью прямо здесь, в библиотеке. «Может быть, так и случится», — сказал он себе.
Если эта дурочка настолько глупа, что не думает о своей репутации, заявляясь к нему домой, то можно не стесняясь подвергнуть ее доброе имя еще большему риску. В конце концов, эта леди обманщица. Она с самого начала намеренно ввела его в заблуждение.
В этот момент дверь распахнулась и в комнату вошли две элегантно одетые дамы, их лица скрывала плотная вуаль. Габриэль почувствовал острый укол разочарования. Он не мог разглядеть лица, но сразу понял, что Фебы среди пришедших нет.
Теперь он узнал бы ее всюду — с вуалью или без нее. И дело не только в легкой хромоте, которая делала ее приметной. Было что-то особенное в манере держать голову и в ее ярких платьях с высокой талией — они облегали ее грудь и подчеркивали крутую линию бедер, было в ней нечто неуловимое, благодаря чему он узнал бы ее из тысячи.
Габриэль бросил тоскливый взгляд на зеленую бархатную софу у камина. Рухнули его столь заманчивые мечты о соблазнении отважной леди!
— Доброе утро, почтенные дамы. — Габриэль вздернул бровь, обращаясь к своим посетительницам, уже устроившимся возле стола. — Судя по всему, женщинам вашей семьи нравится носить вуаль. Похоже, в роду Кларингтонов таится до сих пор нереализованное призвание служительниц Господа.
— Не стоит так шутить, Уальд. — Леди Кларингтон, не снимая перчаток, приподняла вуаль и ловко закрепила ее на полях маленькой шляпки синего цвета. — Во мне так же мало стремления к монашескому затворничеству, как и в вас.
Мередит тоже приподняла вуаль, закрепила ее на своей модной, отделанной цветами шляпке и большими голубыми глазами с упреком посмотрела на Уальда.
— У вас всегда было весьма своеобразное чувство юмора, Уальд.
— Благодарю вас, леди Троубридж. — Габриэль наклонил голову. — Но по мне, лучше иметь своеобразное чувство юмора, чем никакого.
Мередит растерянно заморгала:
— Я никогда вас не понимала.
— Да, в этом вы правы. — Габриэль уселся и положил руки на стол. — Будем шутить дальше или леди соблаговолят наконец объяснить причину своего визита?
— По-моему, причина нашего визита очевидна, — вздохнула графиня, — разумеется, мы пришли из-за Фебы. Мередит настояла.
Мередит бросила укоризненный взгляд на мать и вновь обратила внимание на Габриэля:
— Мы пришли умолять вас, Уальд. Мы взываем к вашему милосердию и заклинаем не губить жизнь Фебы.
— Если, конечно, вы именно это собираетесь делать, — пробормотала Лидия. Она пристально оглядела библиотеку, в глазах появилась растерянность. — Может быть, вам все-таки удалось нажить состояние в Южных морях?
Габриэль посмотрел на нее, притворившись, будто ничего не понимает.
— А почему вы спрашиваете об этом, леди Кларингтон?
— Если б вы были богаты, все бы так упростилось, — ответила графиня. — Вы женились бы на Фебе, и никто бы и глазом не моргнул. И сразу избавили бы нас от этих неприятных хлопот.
— Мама, постарайся понять, что происходит, — напряженно произнесла Мередит. — Граф вовсе не любит Фебу. Он хочет ее использовать.
— Не думаю, что это ему удастся, — заявила леди Кларингтон. — Никому еще не удавалось использовать Фебу… Разве что она сама бы этого захотела. Она чересчур упряма и своевольна.
Фарфоровое личико Мередит приняло непроницаемое выражение. Она умоляюще сложила руки и посмотрела прямо в лицо Габриэлю.
— Сер, вы прикидываетесь другом Фебы, чтобы таким образом отомстить всей нашей семье. Я умоляю вас вспомнить, что она не имеет никакого отношения к тому, что произошло восемь лет назад. Она была тогда ребенком.
— Той ночью вы утверждали, что именно она догадалась связать простыни узлом, чтобы вы могли выбраться из окна спальни, — не удержался Габриэль.
Слезы заблестели в прекрасных глазах Мередит.
— Неужели вы накажете ее за это? Она ничего не понимала. Феба считала, что участвует в замечательном приключении. Она прочла все книги, которые вы приносили мне, и как наивный ребенок верила, что вы современный рыцарь «Круглого стола». По-моему, она принимала вас за самого короля Артура.
Лидия вдруг оживилась:
— Мередит, а ты, пожалуй, права. Теперь я припоминаю, что именно в это время у Фебы появилось дурное пристрастие к средневековым романам. Да, теперь все ясно. — Она нахмурилась, глядя на Габриэля. — Это ваша вина, Уальд.
Габриэль пронзил ее взглядом.
— Моя вина?
— Разумеется. — Графиня в задумчивости отвела глаза. — Это вы приучили ее к романтическому вздору. Если хотите знать мое мнение, можно считать, вы уже загубили ее жизнь.
— Да погодите же. — Габриэль почувствовал, что ситуация выходит из-под его контроля. — Я решительно не сделал ничего такого, что могло бы погубить жизнь Фебы, как вы говорите. Во всяком случае, пока…
Глаза Мередит испуганно расширились, когда она уловила скрытую угрозу в его словах.
— Нет, погубили! — Графиню Лидию прошлое интересовало больше, чем будущее. — Из-за вас она не вышла замуж. И если она останется старой девой, в этом целиком и полностью будете виноваты вы, граф Уальд.
— Я?! — Габриэль уставился на графиню, пытаясь вникнуть в столь возмутительные выводы. — Неужели вы считаете меня ответственным за то, что вам до сих пор не удалось ее пристроить?
— Конечно. Любовь к средневековому вздору сделала ее чересчур пристрастной, когда дело касалось выбора жениха. Ни один, видите ли, не соответствует тому рыцарскому идеалу, о котором она вычитала в ваших дурацких книгах.
— Но послушайте… — начал Габриэль.
— Более того, — продолжала графиня Кларингтон, — она еще и жаловалась, что никто из кавалеров не разделяет ее любви к средневековым легендам. Разумеется, за исключением отвратительного Бакстера. Разве я не права, Мередит?
— Ты совершенно права, мама, — мрачно подтвердила Мередит. — Но мне кажется, мы собирались обсудить с графом нечто другое. Есть более важные проблемы.
— Господи Боже, — нахмурилась графиня, — существует ли проблема важнее, чем срочно выдать Фебу замуж. — Она заговорщицки глянула на Габриэля. — Несмотря на причиненный вами ущерб, мы все-таки надеемся заманить в свои сети Килбурна.
— В самом деле? — Габриэль разозлился не на шутку.
Феба ни словом не обмолвилась, что Килбурн собирается сделать ей предложение. Но черт побери, он не намерен считаться с планами Килбурна.
Мередит вновь попыталась остановить графиню:
— Мама, если Уальд погубит Фебу, мы не только потеряем Килбурна, но и вообще не сможем выдать ее замуж.
— Ox! — огорченно вздохнула графиня и снова повернулась к Габриэлю. — Послушайте, вы же не собираетесь погубить мою дочь?
Мередит выхватила из ридикюля кружевной платочек и поднесла его к глазам.
— Конечно же, собирается, мама. В этом-то и все дело. Он хочет нам отомстить. — Она поглядела на Габриэля, глаза ее блестели кристальными слезами. — Я умоляю вас, не делайте этого, милорд.
— Почему же? — подчеркнуто любезно спросил Габриэль.
— Во имя того, чем мы были друг для друга! — воскликнула Мередит.
— А чем мы были? Я что-то не припоминаю.
Габриэль заглянул в ее прекрасные, быстро заполнявшиеся слезами глаза и подивился, неужели он был когда-то влюблен в Мередит. Черт возьми, ему легко удалось отделаться восемь лет назад, и он вознес молитву тем святым, которые оберегают наивных романтических юношей.
— Умоляю вас, милорд. Подумайте о Фебе.
— Труднее не думать о ней, — усмехнулся Габриэль. — Она чрезвычайно занимает меня. Прелюбопытнейшая женщина.
— Она невинный ребенок, — поспешно вставила Мередит.
— Если вы так считаете… — пожал плечами Габриэль. Мередит гневно вскинулась:
— Вы подвергаете это сомнению, сэр?
— Нет. — Габриэль вспомнил о Ниле Бакстере, в сто первый раз пытаясь отгадать, как много он значил для Фебы. — Мы с Фебой ни разу не обсуждали в деталях этот вопрос.
— Надеюсь, что нет, — убежденно произнесла графиня. — Может быть, моя дочь несколько эксцентрична, сэр, но она вполне достойная молодая леди. Ее репутация безупречна.
— Несколько эксцентрична? По-моему, она более чем несколько эксцентрична, — возразил Габриэль. Лидия элегантно пожала плечами.
— Согласна, у нее есть необычные пристрастия, ответственность за которые я целиком и полностью возлагаю на вас. Но я уверена, настоящий мужчина проявит снисходительность и посмотрит на ее причуды сквозь пальцы.
— Если бы я отвечал за нее, меня беспокоили бы не только эти необычные пристрастия, — сказал Габриэль.
— Ну хорошо, она бывает упрямой, — признала графиня, — даже своенравной, если хотите. Ей свойственна независимая манера поведения, которая многих шокирует, но я не вижу в этом ничего страшного.
— О Боже! — Габриэль понял, что семейство Фебы понятия не имеет, на какие отчаянные поступки она способна. Что бы сказала леди Кларингтон, если б он поведал ей, как ее младшая дочь назначает мужчине свидание в полуночном лесу, чтобы направить его по следу кровожадного пирата. Мередит жалостно глянула на Габриэля.
— Дайте нам слово, милорд, что вы откажетесь от каких-либо отношений с моей сестрой. Мы ведь оба знаем, что вы не питаете к ней никаких чувств.
— В самом деле? — спросил Габриэль. Мередит поднесла платочек к глазам.
— Я не так уж глупа, милорд. Как, впрочем, и все в нашей семье. Мы знаем, что у вас на уме только месть. Я на коленях умоляю вас отказаться от жестокого замысла. Феба не должна пострадать за то, что случилось восемь лет назад. Это несправедливо.
— Допускаю, но приходится довольствоваться тем, что есть на сегодняшний день, — ответил ей Габриэль.


В тот же вечер в половине одиннадцатого Габриэль самым дурацким образом подпирал плечом стену великолепной танцевальной залы в доме Брэнтли, медленно потягивая шампанское из бокала. Он надел черную маску поверх строгого вечернего костюма. Большинство гостей, однако, были в необыкновенных маскарадных нарядах.
Он высмотрел Фебу сразу, как только вошел в залу несколько минут назад. Учитывая ее вкусы и любовь к ярким тонам, это было совсем нетрудно.
На ней были высокий головной убор эпохи средневековья и позолоченная полумаска. Блестящие темные волосы уложены в сетку из переплетенных золотых нитей. Платье рыцарских времен сочетало ослепительную бирюзу с золотом. Бальные туфельки из золотой парчи посверкивали из-под пышной юбки, когда она пробиралась сквозь толпу, держась за руку мужчины в коричневом домино.
Он сразу узнал и ее партнера. Коричневое домино и коричневая полумаска не скрывали светлых волос Килбурна и застывшее на его лице выражение вежливой скуки.
Габриэль усмехнулся. Феба веселилась вовсю, но Килбурн явно терпеть не мог маскарадов.
Глаза Габриэля сузились, когда Килбурн попытался привлечь Фебу к себе. Пальцы девушки касались рукава ее спутника, и это бесило Габриэля. Он припомнил, как леди Кларингтон выразила надежду, что Килбурн сделает ее дочери предложение.
Отставив бокал шампанского, Габриэль начал прокладывать себе путь через толпу, спеша туда, где вели беседу Феба и Килбурн.
Вновь почувствовав его приближение, Феба обернулась. Он увидел, как сверкнули глаза цвета топаза, мягкая линия рта изогнулась в счастливой улыбке.
— Добрый вечер, лорд Уальд, — приветствовала его Феба. — Вы знакомы с Килбурном?
— Встречались. — Килбурн коротко кивнул. — Мы состоим в одном клубе.
— Добрый вечер, Килбурн, — сказал Габриэль и повернулся к Фебе. — Вы позволите пригласить вас на следующий танец, леди Феба?
— Но послушайте, сэр, — заволновался Килбурн. — Леди Феба не танцует, вы ставите ее в неловкое положение…
— Вздор, — объявила леди Феба, — я очень хочу танцевать. — Она весело улыбнулась Килбурну. — Наверное, мы сегодня еще встретимся, милорд.
Килбурн любезно склонил голову, целуя ей руку, но не сумел скрыть досаду:
— Я буду ждать возможности договорить с вами, леди Феба. Как я только что сказал вам, мне хотелось бы сегодня вечером побеседовать с вами наедине.
— Посмотрим, — уклончиво ответила ему Феба, принимая руку Габриэля.
Габриэль почувствовал прилив торжества и гордости, уводя Фебу прочь от маркиза Килбурна. Он завертел ее в начальных па вальса, но, почувствовав, как она сбилась с темпа, мгновенно подхватил ее — это было нетрудно, она была легонькая, словно перышко.
Феба сияла:
— Я так рада, что вы пришли, милорд. Есть у вас новости?
Рука Габриэля крепче обвила ее талию.
— Вы не можете думать ни о чем другом, Феба?
— О чем еще я должна думать?
— Например, о предложении, которое собирается вам сделать Килбурн. По-моему, оно должно хоть немного вас заинтересовать.
Феба заморгала в прорези золотой маски.
— Что вам известно о намерениях лорда Килбурна?
— Ваша матушка поставила меня сегодня в известность, что она надеется все же заманить его.
— О Боже! Моя мама приходила к вам?
— И ваша сестра тоже.
Феба в испуге прикусила нижнюю губу.
— Надеюсь, вы не откажетесь от поисков из-за моих родственников. Честное слово, я умею справляться с членами своей семьи. Вы ведь не позволите устрашить себя?
— Уверяю вас, Феба, я нисколько не боюсь вашего семейства. Меня интересует, что вы можете сказать по поводу вашего скорого брака.
Феба фыркнула:
— Никаких разговоров о скором браке, милорд. Если Килбурн все-таки решится сделать предложение, я буду вынуждена любезно ему отказать.
— Почему? — требовательно спросил Габриэль. Внезапно он понял, что должен знать все об отношениях Фебы с маркизом.
Он увидел, как затуманились в раздумье глаза цвета топаза.
— Если б вы были ближе знакомы с Килбурном, вы сами поняли бы, что он совершенно не годится в мужья.
Габриэль нахмурился:
— Он маркиз и, насколько мне известно, чудовищно богат.
— Ханжа и зануда. Поверьте, я научилась распознавать этот тип мужчин и совершенно не собираюсь связывать с Килбурном свою жизнь. Постоянно находиться рядом с таким вот непреклонным самодовольным субъектом! Да ведь это все равно что похоронить себя заживо!
— Другими словами, вы боитесь, что он положит конец вашему безрассудству, — откликнулся Габриэль. — Никаких полуночных свиданий с незнакомцами, никаких расследований и приключений.
— Килбурн на этом не остановится. Он человек пуританских правил, к тому же очень ограниченный. Сейчас, ухаживая за мной, он пытается это скрыть, но, если мы поженимся, непременно начнет указывать мне, каких я должна выбирать друзей и какие я должна шить платья. Он лишит меня свободы!
— А вы очень цените свою независимость?
— Конечно. Мама внушила мне, что разумная женщина вполне способна управлять таким мужем, как Килбурн. Но зачем рисковать? — Феба улыбнулась. — Да, милорд, Килбурн не одобряет книги, подобные вашей. Он, наверное, попытался бы запретить мне их читать!..
Габриэль почувствовал, как тревога покидает его. Он медленно раздвинул губы в улыбке.
— В таком случае я вынужден с вами согласиться. Килбурн совершенно вам не подходит.
Феба облегченно засмеялась, и глаза ее заблестели за золотой маской. Сияющие золотые нити, схватывавшие ее волосы, отражали свет канделябров. Габриэль посмотрел на нее, пытаясь понять, реальную женщину он сжимает в объятиях или сказочную фею.
Казалось, он уже почти околдован. Страстное желание с невероятной силой гнало кровь по его жилам. Он безотчетно притянул Фебу к себе. Конечно же, она не выйдет замуж за Килбурна.
— Милорд? — Она слегка откинула голову, вглядываясь в скрытое маской лицо. — Что-нибудь не так?..
— Давайте выйдем в сад, чтобы вдохнуть свежего ночного воздуха, — пробормотал Габриэль.
Феба позволила ему увлечь себя к распахнутому французскому окну. Когда он торопливо вел ее, крепко держа за руку, она споткнулась и едва не упала.
— Не спешите, милорд. — Феба ухватилась за него.
— Я держу вас, — тихо сказал он, крепче прижимая девушку к себе. Держу и уже не выпущу, мысленно добавил он. По крайней мере до тех пор, пока не закончу все дела с твоей семейкой.
— У Брэнтли просто замечательный сад, — светским тоном произнесла Феба, легко ступая по усыпанной гравием дорожке. — Вам доводилось осматривать его при свете дня?
— Нет, — ответил Габриэль, глубоко вдыхая холодный ночной воздух. Он пытался совладать с чувственным желанием, которое с невероятной силой охватило его.
— Огромный сад, здесь есть и оранжерея, и лабиринт, и пруд с рыбками. — Феба вгляделась в темноту. — Ночью, конечно, ничего не разглядишь, но я бывала тут днем, и сад мне очень понравился.
— Феба!
— Да, милорд?
— Я здесь не для того, чтобы болтать о садах.
— Я так и думала, — с энтузиазмом откликнулась Феба. — Вы ведь привели меня сюда, чтобы поговорить о нашем расследовании, не правда ли? Расскажите, сэр, что вам удалось выяснить? Мы сколько-нибудь продвинулись к цели?
— Смотря с какой точки зрения на это посмотреть. — Габриэль уводил ее прочь от освещенного дома, в глубь темного огромного сада. — Пожалуй, с некоторой долей уверенности можно рассчитывать на успех.
— Превосходно. — Феба подняла голову. — Что же вы обнаружили? Кто-то из ваших книготорговцев сообщил ценные сведения? Или вы услышали что-нибудь в своем клубе?
— Я наметил несколько линий расследования, по которым и намерен двигаться. — Габриэль решил, что теперь они невидимы со стороны дома, и замедлил шаги.
Вокруг неясно вырисовывалась высокая живая изгородь искусно подстриженных кустов. Лунный свет освещал гигантские зеленые фигуры, напоминавшие мифических чудовищ. Посыпанная гравием дорожка уводила в окутанный тайной ночной лес, полный странных крылатых созданий и огнедышащих драконов.
— Рада это слышать, милорд… — Феба заколебалась, оглядывая причудливо подстриженные кусты. — Этот сад действительно очень своеобразен, но все-таки ночью в нем страшновато, правда? — Она инстинктивно прижалась к плечу Габриэля. — Днем здесь очень занятно, а в темноте воображение разыгрывается…
— У вас очень развито воображение, — усмехнулся Габриэль.
— Вы не должны говорить так! Вы ведь зарабатываете на жизнь описанием воображаемых историй…
— Историй, которые Килбурн запретит вам читать, если ему удастся жениться на вас, — напомнил Габриэль, увлекая ее в тень большого темно-зеленого Пегаса.
Феба капризно улыбнулась:
— Я уже объяснила вам, милорд, что у Килбурна нет ни малейшего шанса. Зачем снова возвращаться к этой теме?
— Будь я проклят, если знаю зачем…
Габриэль готов был уступить своей страсти. Леди добровольно последовала за ним в темноту сада. Она ничего не смыслит в приличиях. Она своевольна и безрассудна, к тому же она дочь Кларингтона… И она заслужила свою участь.
Габриэль внезапно обнял ее и поцеловал.
Феба тихо вскрикнула в изумлении, но тут же смолкла. Она не сопротивлялась его объятиям. Напротив, она приникла к нему.
Габриэль почувствовал, как ласковые руки обвивают его шею, и едва не задохнулся от волнения и торжества. Она тоже хотела его. Одной рукой он ласково придерживал ее затылок, все глубже проникая в нее поцелуем. Потом наклонил голову, чтобы поцеловать шею. Она затрепетала.
— Габриэль… — Голос ее был полон желания, и он вновь ощутил себя околдованным.
Ее пальцы нежно и смело теребили его волосы. Габриэль почувствовал, как восстает и пульсирует его мужская плоть.
— Тебе нравится? — спросил Габриэль, прикасаясь губами к теплой коже ее шеи. — Скажи, что тебе нравится.
— Да. — Феба втянула в себя воздух, когда Габриэль осторожно прикусил мочку ее уха.
— Скажи, тебе это очень нравится? — настаивал он.
Он был опьянен ее волнением. Она отвечала ему, она дрожала от желания, и ее дрожь усиливала охватившую все его существо страсть.
— Мне очень нравится. Я никогда не испытывала ничего подобного, Габриэль.
Он потянул ее за собой в густую тень зеленой изгороди. Сейчас он думал только об одном: нужно найти местечко поукромнее. Он жаждал проникнуть в сокровищницу ее тела.
Габриэль услышал ее резкий вздох удивления, когда спустил с ее плеча платье. Она уткнулась лицом в складки его плаща, изо всех сил цепляясь за его плечи, и лунный свет коснулся ее обнаженной груди.
У Габриэля перехватило дыхание: ничего прекраснее в жизни он не видел.
— Феба, ты само совершенство!
— Габриэль! — Она не отрывала лица от его плеча.
— Совершенство. — Он сжал сладостную округлую грудь в своей руке, осторожно коснулся пальцем соска, и тот мгновенно набух.
Габриэль наклонился, принимая устами ее твердый плод. В тот же миг Феба ответила ему. Она тихо вскрикнула, прижимаясь так, словно тонула в омуте, и он был единственный, кто мог спасти ее.
«Я и сам тону», — подумал Габриэль. Он растворился в ее тепле, в ее податливой плоти. Аромат желанного тела наполнил все его существо, захватив все чувства. Он хотел узнать вкус ее тела, хотел ощутить ее наготу. Он утолит свое желание только в тот миг, когда глубоко войдет в нее. Он должен почувствовать, как она содрогнется в экстазе.
Ни одну женщину он не хотел так, как Фебу.
Отдаваясь страсти, с которой уже был не в силах бороться, Габриэль увлек Фебу в экзотические заросли. Он отпустил ее, чтобы скинуть с плеч плащ и расстелить его на траве.
Феба задрожала, но не сопротивлялась, когда Габриэль опустил ее на плащ, а затем лег рядом с ней. Маски скрывали только их глаза. Он до боли почувствовал мучительно нежное прикосновение пальцев на своей щеке.
— Габриэль, мне кажется, все это происходит во сне.
— Мне тоже. Мы будем смотреть наш сон вместе. — Он склонил голову и нежно сжал губами ее сосок.
Она изогнулась и прижалась к нему, тихо застонав. Габриэль провел рукой вдоль ее тела.
Он нащупал край бирюзового с золотом платья и начал осторожно приподнимать юбку. Ладонь Габриэля скользнула вверх по ноге Фебы, по чулку, к подвязке, закрепленной над самым коленом. Наконец его пальцы ласкали ее лоно, впитывая жар ее плоти. Ему казалось, что еще немного, и он сойдет с ума.
Когда пальцы Габриэля осмелились на самую дерзкую ласку, Феба коротко вскрикнула:
— Габриэль!
— Тише, дорогая. — Он поцеловал ее шею и снова склонился к груди. — Позволь мне любить тебя. Ты ведь хочешь меня. Я чувствую, как сочится твой мед.
— О Боже! — прошептала она. Ее глаза широко распахнулись, впитывая свет луны, губы приоткрылись.
Габриэль поднял голову, вглядываясь в закрытое маской лицо Фебы и в то же время осторожно и медленно приоткрывая мягкие, нежные лепестки, хранившие ее тайны. Он увидел, как мелькнул кончик языка в уголке ее рта, и Феба судорожно ухватилась за его плечи.
Габриэль ласкал ее, он почти утратил власть над собой. Она была такая тугая. Такая горячая. И была готова принять его.
Феба замерла, приоткрыв рот, глаза ее сияли.
— Габриэль?
Она никогда еще не была близка с мужчиной! Волна восторга омыла его. Кем бы ни был для нее Нил Бакстер, она не занималась с ним любовью.
Внезапно Габриэль почувствовал неистовую потребность защитить Фебу, защитить даже от своей собственной страсти.
— Успокойся, дорогая. Я буду бережен с тобой. — Габриэль скрепил свой обет дождем быстрых поцелуев, обрушившихся на грудь Фебы. — Я не причиню тебе боль. Ты тоже захочешь меня так же сильно, как я тебя.
Он осторожно ввел палец в ее глубины и так же осторожно извлек его. Феба инстинктивно рванулась, но не высвободилась из его объятий. Потом он прикоснулся к крошечному бутону чувствительной плоти, скрытому мягким шелком волос. Феба замерла и прижалась лицом к его груди, заглушая свой вскрик. Габриэль снова коснулся ее.
— Габриэль, я не… я не думаю.
— Не время думать, дорогая. Время чувствовать. Хочешь, скажу, что я чувствую, когда прикасаюсь к тебе? Сладость. Ты такая сладостная, такая теплая, ты отвечаешь мне, и меня обжигает твой жидкий огонь…
— Габриэль, Габриэль, это так странно…
Он почувствовал, что ее тело требовательно сжимает его палец, и продолжал ласкать Фебу, в восторге от ее ответа. Когда Феба начала приподниматься навстречу его рукам, безмолвно прося продолжения, Габриэль понял, что он обрел бесценное сокровище.
Дыхание Фебы участилось. Габриэль видел, как ее беззащитное тело бьется в поисках удовлетворения, которого оно еще никогда не знало. Сам он готов был кричать во весь голос о своем наслаждении. После этой ночи она будет смотреть на него так, как она никогда ранее не смотрела на мужчину.
После этой ночи она забудет о Ниле Бакстере.
За секунду до того, как Феба вспыхнула и сгорела в пламени его ласк, Габриэль услышал негромкие шаги. Понимая, что Феба не в состоянии что-либо слышать, Габриэль действовал инстинктивно. Она не могла высвободиться из сетей страсти, которые он сплел для нее: ей уже было поздно возвращаться в реальный мир.
И Габриэль привел ее к вершине наслаждения. Когда Феба задрожала и изогнулась в его объятиях, Габриэль зажал ее рот своим ртом, едва успев заглушить ее сладострастный вскрик.
Потом он рывком притянул Фебу к себе и укрыл ее черным плащом, крепко сжимая в объятиях и пережидая, пока успокоятся сотрясавшие ее тело мелкие судороги.
Наступившую тишину нарушил скрип гравия по другую сторону изгороди. Феба оцепенела. Она наконец расслышала подозрительный звук. Феба испуганно прильнула к его груди, ища защиты.
— Леди Феба? — Голос Килбурна громко разносился в темноте. — Отзовитесь, где вы?
Габриэль догадывался, в каком ужасе находится Феба. Наклонившись, он шепнул ей в самое ухо:
— Тише!
Она усиленно закивала…
Шаги Килбурна приближались. Габриэль по-прежнему прижимал Фебу к себе. Оглядевшись, он понял, что зеленые стены высокой изгороди надежно укрывают их со всех сторон. Если повезет, Килбурн не наткнется на них.
Звуки шагов все ближе и ближе. Габриэль задержал дыхание. В глубине души он хотел бы столкнуться с Килбурном. По ту сторону изгороди донеслось ругательство. Затем шаги начали удаляться. Габриэль расслабился: Килбурн возвращался в дом.
Он подождал еще с минуту, пока не убедился, что маркиз ушел. Затем Габриэль высвободил Фебу из плена черного плаща.
Феба присела, наряд ее был в восхитительном беспорядке, изысканная прическа сбилась набок, а один непокорный локон вырвался из удерживавшей волосы золотой сетки. Маска съехала на нос.
— Боже мой, мы едва спаслись, — пробормотала Феба, пытаясь привести головной убор в порядок. — Воображаю, какая разразилась бы катастрофа, если бы Килбурн обнаружил нас.
Тело Габриэля все еще дрожало от желания и от предвкушения сражения с Килбурном. Слова Фебы неожиданно уязвили его.
— Поздновато тревожиться о своей репутации, мадам.
Феба молча продолжала приводить свой костюм и прическу в порядок.
— …Наверное, вы правы. Нам очень повезло. Только подумайте, если бы Килбурн застал нас в столь компрометирующих обстоятельствах, вам пришлось бы завтра же объявить о нашей помолвке.
Габриэль поднялся на ноги и за руку потянул Фебу к себе.
— Так вас испугала мысль о помолвке со мной, мадам?
— Конечно. — Она поглядела ему прямо в глаза, пристраивая на место маску.
— Только потому, что семья придет в бешенство?
— Мнение родных меня мало волнует. Мне двадцать четыре года, и я поступаю по своему усмотрению. Почти всегда. Все дело в том, Габриэль, что я не собираюсь выходить замуж, хотя нельзя отрицать, что в замужестве есть свои преимущества, о которых я прежде и не подозревала.
— Ад и все дьяволы!
— Но если бы я решилась выйти замуж, — беззаботно продолжала Феба, — я сделала бы это по любви, а не потому, что меня застали, когда я кувыркалась с вами в лабиринте Брэнтли.
Ярость, бушевавшая в Габриэле, удесятерилась. Он шагнул вперед, грозно нависая над Фебой.
— Вы не смеете называть это кувырканием, мадам. И почему, спрашивается, вы решили, что я немедленно женился бы на вас, если бы Килбурн застукал нас на месте преступления?
— О Габриэль, вы поступили бы как благородный человек. Благородство — это суть вашей натуры.
— Вынужден вас разочаровать, мадам. Поймите раз и навсегда, я вовсе не рыцарь из ваших снов. Я не король Артур.
Феба только усмехнулась в ответ. Привстав на цыпочки, она прижалась губами к его губам.
— Конечно, ваши доспехи слегка запылились, но в глубине души вы все тот же рыцарь, каким были восемь лет назад. В противном случае вы не стали бы помогать мне в моих поисках.
— Черт побери, Феба…
— Я знаю, восемь лет назад вы любили мою сестру, а я совсем на нее не похожа, поэтому вы вряд ли когда-нибудь полюбите меня.
— Феба, вы сами не понимаете, о чем говорите, — сказал Габриэль.
— Я всегда понимаю, о чем говорю. Так вот, поскольку я не хочу выходить замуж за человека, который меня не любит, и поскольку я убеждена, что мужчина, подобный вам, не захочет жениться без любви, приключение, которое с нами только что произошло, не должно повториться.
Габриэль не верил своим ушам.
— Вы думаете, я безропотно соглашусь на ваши условия?
— Поймите меня правильно, милорд, — поспешно поправилась она, — все было очень приятно.
— Приятно!
— Ну, может быть, даже больше чем приятно. Но вы же понимаете, какая нам грозила опасность, и вы не захотите, чтобы мы оказались связаны до гроба из-за небольшого флирта.
— И эта женщина назначала мне свидание в полночь на дороге в глуши Сассекса!
— Что поделать! Вы считаете меня безрассудной, но я не полная идиотка.
— Похоже, ваша мать была права, — заметил Габриэль. — Она жаловалась, что вы становитесь чрезвычайно разборчивой, когда дело касается женихов. Вы не желаете выйти за Килбурна, который мог бы руководить вами…
— То есть тиранить меня. Нет, за такого человека я не выйду. — Феба даже вздрогнула от этой мысли.
— И вы не желаете выходить замуж за человека, который не будет клясться на коленях в своей вечной любви, — распалился Габриэль.
— О, разумеется, нет.
— Ваша матушка полагает, что вы ждете Богом проклятого рыцаря из легенды.
Феба лучезарно улыбнулась ему.
— Неужели я должна согласиться на меньшее?
— Вы, мадам, чертовски разборчивы для ваших лет. Господи Боже, чего это ради я трачу время в разговорах о вашем замужестве?
— Не знаю. В самом деле, чего это ради, милорд?
— Действительно, это мы можем обсудить в другой раз. Не сомневаюсь в одном: рано или поздно мы повторим наше приключение. Не только повторим его, но и пойдем дальше. — Взяв Фебу за руку, Габриэль двинулся по узкой дорожке вдоль зеленой изгороди.
— Нечего тут обсуждать, Габриэль. В этом деле я намерена проявить твердость. Мы не должны больше рисковать.
— Здесь как раз есть что обсуждать. И много что еще. Если вы рассчитываете, что я больше не прикоснусь к вам, то вы просто не в своем уме. — Габриэль пытался понять, откуда в конце зеленой аллеи появилась еще одна зеленая стена. — Что за черт?
— О Боже! — Феба оглядела нависавшие со всех сторон зеленые стены. — Боюсь, мы забрели в лабиринт лорда Брэнтли. Он очень гордится им. Еще никому не удавалось отыскать отсюда выход, только сам Брэнтли знает секрет.
Габриэль ударил рукой по кустам.
— Господи, только этого не хватало!
— Вы испытываете затруднение, Габриэль? — При свете луны Феба ободряюще улыбнулась ему. — По-моему, герой вашей книги тоже угодил в ловушку лабиринта — на триста четвертой странице.
— Верно. И что дальше?
— Помнится, он сумел найти выход, применив довольно простой метод, — продолжала Феба. — Я совершенно уверена, что вы таким же образом выведете нас отсюда. Только поторопитесь, нам следует вернуться на бал прежде, чем меня начнет разыскивать кто-нибудь еще, кроме Килбурна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безрассудство - Кренц Джейн Энн



Нормал!секс сцены очень даже ничего!хотя сюжет слабоват!
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннТаТа
12.07.2011, 21.57





Не плохо, даже очень ... Рекомендую... 9 б
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннИрина
22.12.2013, 22.33





У меня сложилось двойственное мнение о этом романе. Главные плюсы этой книги: rn1 - не затянутый сюжетrn2 - нет огромного количества имен, действия разворачиваются только вокруг семьи и никаких посторонних нетrn3 - гл.героиня не забеременела после первого же разаrnМинусы:rn1 - повернутая на голову(по рыцарям) гл.героиня. Хотя в аннотации об этом написано, но чтоб настолько! Я просто не ожидала, а меня это крайне раздражалоrn2 - гл.героиня впутывается во что - то и гл.герой постоянно тут же её спасает и всегда успевает именно за секунду до катастрофы. Это ТАК наивно. rn3 - вообще много наивного в этой книге. Но в целом, всё равно довольно интересно. 8 из 10
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннКсения
26.03.2014, 14.54





Да. Согласна с Ксенией. Она хорошо все по полочкам разложила. Известен король Баварии Людвиг, который также был зациклен на рыцарстве, так что рыцарский замок в Альпах построил во всех деталях. Так, что с ума сошел и его убили. Гл. героиня тоже с на грани этого....в смысле с ума сойти. Да еще хромоножка. Жалко мне главного героя.
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннВ.З.,68 л.
29.10.2016, 13.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100