Читать онлайн Безрассудство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безрассудство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Безрассудство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Габриэль, стоя на пороге, давал указания Стинтону:
— Постарайтесь найти Бакстера. Когда отыщете его, оставайтесь поблизости, но не давайте ему заметить, что его выследили. Делайте что хотите, но не теряйте его из виду.
— Хорошо, милорд. Постараюсь. — Стинтон, не выпуская вожжи из рук, вежливо прикоснулся к краю шляпы. — Очень рад, что наша маленькая леди в безопасности. Нутро у нее крепкое, если вы позволите мне так выразиться.
Габриэль охотно запретил бы своему агенту так выражаться, но у него не было времени отучать Стинтона от жаргона.
— Я передам жене ваше лестное мнение о ней, — сухо ответил он.
— Да-да, сэр, крепкое нутро. Так ей и скажите. Я еще не видал леди такого склада, вот что. — С этими словами Стинтон легонько тронул вожжи, и коляска покатила вниз по улице.
Габриэль вернулся в дом, запер дверь и помчался наверх, перескакивая через две ступеньки. В голове мутилось, все тело дрожало от пережитого напряжения. Пройдя по площадке, он подошел к комнате Фебы и приостановился, коснувшись ручки двери. Он понял, что не знает, с чего начать разговор.
Феба выбрала его.
Сколько бы лет он ни прожил, он никогда не сможет забыть ту минуту, когда Феба висела на самодельной веревке из простыней между двумя мужчинами, которые жаждали завладеть ею.
Она выбрала его.
Эта мысль жгла Габриэля словно пламя. Он ведь ни разу не говорил Фебе, что любит ее, он отказался даже доверять ей. Она же выбрала его и доверилась ему, а не своему златокудрому Ланселоту.
Повернув ручку, Габриэль отворил дверь, осторожно вошел в комнату и застыл на месте, увидев Фебу перед зеркалом. Она явно была в полном восторге от алого шелкового платья, которое он купил для нее у шлюхи.
— Габриэль, я так рада, что ты купил мне это платье! Я всегда говорила, что красные тона мне к лицу, хоть Мередит и уверяла, что на мне это будет выглядеть просто ужасно. — Феба закружилась на цыпочках, лицо сияло восторгом. — Скорей бы нас пригласили куда-нибудь в гости, я непременно надену его. Держу пари, ни на одной леди не будет ничего подобного.
— Думаю, это очень правильное предположение. — Габриэль слегка усмехнулся, разглядывая платье. Дешевая, чересчур яркая ткань горела так, что, казалось, освещала всю комнату. Юбка, довольно смело открывавшая ноги, заканчивалась пышными оборками. Глубокий вырез украшали огромные черные кружевные цветы.
— Как было бы прекрасно, если бы эта рыжеволосая из «Бархатного ада» дала мне адрес своего портного, — мечтала вслух Феба. Вновь обернувшись к зеркалу, она расправила крошечные рукавчики.
— Боюсь, ты никогда не узнаешь имя ее портного, поскольку я не собираюсь ради этого возвращаться в бордель. — Габриэль протянул руку и сжал плечо Фебы. Он повернул ее к себе лицом, вынуждая взглянуть ему в глаза. — Феба, ты должна рассказать мне все, что случилось сегодня. Я знаю, Алиса распорядилась похитить тебя. Что она сказала тебе?
Феба заколебалась:
— Она хотела получить за меня выкуп.
— Деньги?
— Нет. Она хотела получить «Даму на башне».
— Господи, но зачем? — изумился Габриэль.
— Потому что эту книгу хотел вернуть себе Нил, а она готова на все, чтобы отомстить Нилу. Он не сдержал обещания жениться на ней, в этом все дело. Он бросил ее в аду и уплыл в Южные моря. И она никогда не простит его.
— Проклятие! — пробормотал Габриэль, пытаясь разобраться в услышанном. — Значит, за книгой охотился не один человек, а двое.
— Похоже на то.
— Значит, это Бакстер обыскал мою библиотеку в городе еще до того, как мы поженились. — Габриэль внимательно посмотрел в глаза Фебе. — Какого черта ты вздумала спускаться из окна по этой простыне прямо в объятия Бакстера?
— Но я пыталась бежать. И я не знала, что он ждет в аллее, пока не вылезла из окна и не начала спускаться. Габриэль, почему он преследует нас?
— Он мстит. Но должна быть еще какая-то причина. Что-то связанное с этой чертовой книгой. — Габриэль нехотя выпустил обнаженные плечи Фебы, пересек комнату и подошел к окну.
— Все сходится на «Даме на башне», верно?
— Но книга того не стоит, — устало произнес Габриэль, — к чему бы такие хлопоты…
Феба на минуту призадумалась:
— Может быть, нам пора повнимательнее присмотреться к этой книге.
Габриэль резко обернулся:
— Зачем? Книга как книга.
— И все-таки надо тщательно осмотреть ее.
— Что ж, согласен.
Феба подошла к шкафу и достала книгу, хранившуюся на нижней полке. Габриэль следил глазами, как она кладет книгу на стол и склоняется над ней, пристально вглядываясь в переплет. Огонь свечи бросал отблеск на темные волосы Фебы, освещая вдохновенное лицо. Даже в дешевом красном платье, унаследованном от проститутки, она все равно выглядела истинной леди. Она обладала природным женским достоинством, которое не могли переменить никакие несчастья, не мог скрыть никакой наряд. Этой женщине мужчина мог вверить и свою жизнь, и свою честь.
И она выбрала его.
— Габриэль, это какая-то другая книга.
Он нахмурился:
— Ты говорила, что это та самая книга — твой подарок Бакстеру.
— Это та же книга, но с ней что-то сделали. Кажется, в нескольких местах заменен переплет. Видишь? Здесь есть новые кусочки.
Габриэль всмотрелся в плотный кожаный переплет.
— Она изменилась с тех пор, как ты вручила ее Ланселоту?
— Не называй его Ланселотом, — поморщилась Феба. — Что же касается твоего вопроса: да, книга изменилась. Когда я отдала ее Нилу, кожа на переплете была старой и везде одинаковой.
— Наверное, нам надо заглянуть под переплет.
Габриэль взял с письменного стола Фебы маленький перочинный ножик и осторожно подрезал свежую кожаную заплату. Он внимательно следил, как Феба приподнимает уголок. Она оттянула его и увидела внутри комки белой ваты.
— Что это такое? — Феба аккуратно убрала вату. Габриэль разглядел сияние темного лунного света, золото и алмазы, и сразу понял, что открылось ему.
— Так вот что стало с ожерельем!
— Ожерельем? — изумленно переспросила Феба.
— Я сделал это ожерелье в Кантоне из отборного жемчуга. — Габриэль извлек из книги переливающееся украшение. — Если нам повезет, мы найдем еще такой же браслет, брошь и серьги.
— Очень красиво. — Феба как завороженная не отводила глаз от жемчужин. — Но я никогда не видела жемчуг такого цвета.
— Очень редкий жемчуг. Я собирал его несколько лет.
Габриэль поднес ожерелье к огоньку свечи. Бриллианты разбрасывали искры, но жемчуг сиял таинственным темным светом. Он был похож на призрачное полуночное небо.
— Сначала я подумала, что жемчуг черный, — сказала Феба, — но он не черный. Я даже не могу назвать этот цвет. Какое-то немыслимое сочетание серебра, зелени и глубокой синевы.
— Темное сияние луны.
— «Темное сияние луны», — с дрожью в голосе повторила Феба, — да, это точно. — Она осторожно потрогала одну жемчужину. — Как необычно, как прекрасно.
Габриэль глядел на ее плечи, освещенные трепетным пламенем свечи.
— На тебе они будут великолепны.
Она быстро подняла глаза на него:
— Это ожерелье в самом деле принадлежит тебе?
Габриэль кивнул:
— Оно с самого начала было моим. Потом Бакстер захватил один из моих кораблей и украл его.
— И теперь оно вернулось к тебе, — торжествующе заключила Феба.
— Нет. — Он покачал головой. — Это ты нашла его, моя радость. Теперь оно принадлежит тебе.
Глаза Фебы расширились, словно в испуге.
— Ты… ты не можешь дарить мне такие подарки.
— Но я хочу подарить ожерелье тебе.
— Габриэль…
— Ты должна слушаться меня, Феба. И потом, до сих пор я еще почти ничего тебе не дарил.
— Не правда, — возмутилась она, — это не правда. А кто только что купил мне это замечательное платье?
Габриэль посмотрел на ее чудовищный наряд и расхохотался.
— Не вижу ничего смешного, милорд.
Габриэль продолжал смеяться. Неистовая радость, неудержимое веселье полыхали в нем, когда он смотрел на Фебу в этом дешевом нелепом платье. Она была прекрасна, словно принцесса из средневековой легенды. Ее огромные глаза лучились, улыбка сулила наслаждение страсти, принадлежавшее ему одному. Вся она принадлежала только ему.
— Габриэль, ты смеешься надо мной?
Он мгновенно успокоился.
— Нет, дорогая. Никогда. Ожерелье твое, Феба. Я предназначал его женщине, на которой женюсь.
— Той невесте на островах, которая тебе изменила? — подозрительно уточнила Феба.
Он подивился, кто мог ей рассказать об Оноре. Наверное, Энтони.
— В то время, когда я задумывал это ожерелье, у меня не было невесты. Я не знал, кому оно будет принадлежать, — честно ответил Габриэль. — Я хотел, чтобы у меня было под рукой ожерелье к тому времени, когда женюсь, точно так же, как мне нужен был подходящий девиз, чтобы передать его детям, когда они у меня появятся.
— Значит, ты приготовил родовые драгоценности заодно с родовым девизом. — Феба посмотрела на ожерелье, потом снова на мужа. — Я понимаю, ты хочешь как лучше, но я не могу принять от тебя столь щедрый подарок.
— Почему? — Он шагнул к жене, но она отступила, и Габриэль остановился. — Почему ты не хочешь? Я достаточно богат, чтобы делать такие подарки.
— Знаю. Но дело в другом.
Он снова двинулся к ней, вынуждая ее отступить к самой стене. Затем все же застегнул ожерелье у нее на шее, обеими руками обхватил голову Фебы и поцеловал в лоб.
— В чем же дело, Феба?
— Проклятие, Габриэль, не надо меня уговаривать. Я не хочу это ожерелье, мне нужно от тебя совсем другое, и ты знаешь что.
— И что же тебе нужно?
— Ты прекрасно знаешь, чего я хочу. Мне нужно твое доверие.
Он улыбнулся:
— Значит, ты ничего не поняла?
— А что я должна была понять? — выдохнула она.
— Я верю тебе, дорогая.
Она посмотрела на него, и в ее глазах светилась надежда.
— Ты в самом деле доверяешь мне?
— Да.
— Несмотря на все наши разногласия?
— Быть может, именно из-за них, — сознался он. — Женщина, задумавшая обмануть меня, не стала бы все время шуметь по этому поводу. Тем более такая умница, как ты.
Феба улыбнулась, но губы у нее дрожали.
— Я не уверена, что это комплимент.
— Беда не в этом. — Голос Габриэля внезапно посуровел. — Беда в том, что я не знаю — и день за днем это разрывает мне сердце, — не знаю, будешь ли ты по-прежнему верить мне.
— Как ты мог хоть на минуту подумать, что я перестану доверять тебе, Габриэль?
— Все обстоятельства складывались против меня. Я не знал, предпочтешь ли ты верить старому другу, златокудрому Ланселоту, или твоему вспыльчивому, грубому, назойливому мужу с замашками тирана.
Феба нежно обняла его за шею. Глаза ее сияли любовью и озорством.
— Пожалуй, я пришла к тому же выводу, что и ты. В конце концов, если бы мужчина собирался соблазнить и обмануть меня, то вряд ли он стал бы вести себя так жестоко и деспотично.
Он мрачно усмехнулся:
— Ты так считаешь?
— Позволь мне все объяснить. Я в самом деле надеялась, что Нил не виноват, что он стал жертвой какого-то недоразумения, но ни на секунду не сомневалась в тебе, Габриэль. Сегодня, когда я висела на простыне между вами, я знала, кому должна довериться.
— А как ты поняла это? — радостно спросил он. Феба слегка прикоснулась губами к его рту.
— Нил сделал ошибку: он пытался до конца разыгрывать благородного и галантного рыцаря.
— Я слышал, — проворчал Габриэль.
— А ты вел себя как обезумевший от любви и от гнева муж, который во что бы то ни стало пытается спасти свою жену. Ты даже не пытался очаровать меня. Ты слишком волновался за меня, чтобы думать о пустяках.
— Боюсь, ты права. — Он сердито поглядел на нее. Феба негромко рассмеялась и обеими руками обхватила его лицо.
— Думаю, милорд, мы можем доверять друг другу во всех важных вещах.
Нежность и тепло ее глаз растворили в нем последние крупицы сомнения, и Габриэль ощутил неутолимый голод своей плоти.
— Да. Видит Бог, ты права, Феба. — И с чуть слышным стоном он подхватил ее и понес к кровати. Красные складки дешевого платья смялись под тяжестью его тела, когда Габриэль накрыл ее собой.
Глаза Фебы сияли из-под опущенных ресниц. Габриэль хотел бы утонуть в этом сиянии. Он начал целовать ее и целовал с безумной, неистовой страстью. Его язык проник внутрь ее рта с уверенностью, сулившей еще более теплое, более интимное проникновение.
— Мне никогда не насытиться тобой, — хрипло пробормотал он.
Он склонил голову, чтобы поймать губами нежный сосок, розовевший среди черных кружевных цветов.
Феба изогнулась, приподнимаясь навстречу ему с щедростью, которая разожгла уже пылавшую в Габриэле страсть. Он опустил до пояса платье, чтобы насладиться красотой и теплом ее груди. Феба распахнула рубашку Габриэля и осторожно погладила волосы на его груди.
— Я люблю тебя, — прошептала она, уткнувшись ему в щеку.
— Бога ради, не переставай любить меня. — Габриэль словно со стороны услышал мольбу в своем голосе. — Я не перенесу этого.
Он поднял юбку красного платья к самой талии. Дешевый сатинет блестел и переливался при свете свечи, словно итальянский шелк. Габриэль глянул на мягкие завитки волос, скрывавшие ее тайну, прикрыл их на миг рукой. Феба была уже влажная, она ждала его.
От его прикосновения Феба затрепетала. Габриэль почувствовал, как полыхает в ней жар. Он чувствовал, как поднимается жезл его плоти, и поспешно принялся расстегивать пуговицы, высвобождая его.
— Габриэль? Может быть, ты все-таки снимешь башмаки?
— Я не смогу ждать так долго. — Он задвигался между ее теплыми бедрами, прилаживая свое тело. — Держи меня. Держи и не отпускай. Не отпускай!
Он осторожно вошел в ее тесные, горячие глубины. Почувствовал, как она крепко держит его, и наклонился к ней, вновь ловя губами ее губы. Руки Фебы обхватили его плечи, и ноги переплелись с его ногами. Она полностью отдавалась ему, и Габриэль принял этот дар.
Он глубоко вошел в нее, словно пытаясь слиться с ней. И на миг, один миг из вечности, ему это удалось.


Прошло немало времени, пока Феба пошевелилась. Она почувствовала сильное горячее бедро Габриэля рядом со своим и его руку на своей груди. Она поняла, что он проснулся.
— Габриэль!
— М-м?
— О чем ты думаешь?
Он легонько погладил ее.
— Ни о чем, дорогая. Спи.
— Я уже не усну. — Она резко села. Измятый сатинет ее нового платья жалобно зашуршал, и Феба в ужасе глянула вниз. — Ой, Габриэль, посмотри, что случилось с моим замечательным платьем! Неужели оно совсем испорчено?
Он заложил руки за голову и с усмешкой посмотрел на ее платьице.
— Думаю, этот наряд создан именно для подобного обращения.
— Думаешь, все обойдется? — Феба соскользнула с постели и осторожно спустила с себя платье. Переступив ногами, она выбралась из него, расправила складки и принялась придирчивым взглядом изучать новый наряд.
— Наверное, выживет. А если нет, я куплю тебе другое.
— Я очень сомневаюсь, что можно найти еще одно такого же очаровательного красного цвета, — печально протянула Феба.
Она осторожно разложила платье в изножье кровати.
— Немножко измялось, но цело, не порвалось.
Взгляд Габриэля скользнул по ее телу, скрытому лишь прозрачной сорочкой.
— Стоит ли так переживать из-за платья, Феба?
Она выпрямилась и посмотрела на него, ее глаза внимательно изучали лицо Габриэля.
— О чем ты думал, Габриэль?
— О пустяках. Вернись в постель.
Не слушая его, Феба присела на самый краешек кровати.
— Скажи мне все. Раз уж мы договорились, что будем полностью доверять друг другу, то должны делиться всем.
— Всем?! — содрогнулся он.
— Абсолютно всем.
— Ну хорошо, — улыбнулся он. — Думаю, ты все равно меня выследишь рано или поздно. Я размышлял, как лучше расставить ловушку Нилу Бакстеру.
— Такую же, как в прошлый раз? — тихо спросила она.
— Нет. — Губы Габриэля затвердели, и взгляд стал холодным. — На этот раз он не уйдет.
Легкая дрожь сотрясла тело Фебы.
— Как же ты это сделаешь?
— Он не знает, что мы нашли в книге ожерелье, — негромко заговорил Габриэль. — Без сомнения, он снова попытается завладеть «Дамой на башне». Надо предоставить ему такую возможность.
— Ты надеешься схватить его, когда он придет за книгой?
— Да.
— Ага. Но как нам заманить его в ловушку?
— В этом-то и вся проблема.
Лицо Фебы прояснилось, ей пришла в голову удачная мысль.
— Я знаю, как заманить его!
— Да? — изогнул бровь Габриэль.
— Ты можешь использовать меня как приманку, — торжествующе объявила Феба. Габриэль уставился на нее.
— Ты с ума сошла? Даже заикаться об этом не смей.
— Но это сработает, Габриэль. Я уверена, это обязательно сработает.
Он сел, спустил ноги на пол (он так и не снял башмаки), поднялся. Склонившийся над Фебой Габриэль показался ей грозным, словно лик полуночи.
— Я все сказал, — ровно проговорил он. — Запрещаю тебе даже заикаться о том, чтобы использовать тебя в качестве приманки.
— Но, Габриэль…
— И ни слова больше.
Она посмотрела обиженно:
— Право же, Габриэль. Это слишком, я только предложила.
— Чертовски глупое предложение. И постарайся больше не повторять его. — Габриэль подошел к столу и уставился на «Даму на башне». — Я должен дать понять Бакстеру, что ему удастся завладеть этой книгой.
Феба снова задумалась.
— А если мы попытаемся продать эту книгу?
— То есть?
— Если Бакстер узнает, что мы продали книгу, то попытается захватить, когда ее будут передавить новому владельцу. Для него это самый удачный момент.
Габриэль медленно зловеще усмехнулся.
— Позволь мне поздравить тебя, дражайшая супруга! Тебе бы пиратов ловить в Южных морях. Действительно замечательная идея!
Феба мгновенно воодушевилась:
— Благодарю вас, милорд!
Габриэль принялся мерить шагами комнату, лицо его напряглось.
— Полагаю, мы можем продать эту книгу нашему старинному приятелю Нэшу. Его манера заключать сделки в полночь может оказаться чрезвычайно полезной. Если Бакстер узнает, что книгу повезут ночью в карете по безлюдной загородной дороге чудаку-коллекционеру, то, конечно же, поспешит превратиться из пирата в разбойника с большой дороги.
— Ты хочешь сказать, он нападет на карету?
— Несомненно. Тут-то мы его и встретим.
— Ну конечно! — Феба с восторгом приняла план. — Переоденусь в мужской костюм и буду изображать агента, который должен передать книгу Нэшу, а ты переоденешься кучером, и, когда Нил остановит карету, мы приставим дуло пистолета к его груди!
Габриэль резко остановился перед Фебой, сжал руками ее плечи и даже чуть приподнял ее с постели.
— Тебя, — проворчал он, — тебя даже близко не будет, когда Бакстер явится за своей чертовой книгой! В нашем плане твое участие не предусмотрено, понятно?
— Габриэль, я хочу участвовать в этом приключении. Я имею право!
— Какое еще право?
Она строптиво задрала подбородок.
— «Дама на башне» принадлежит мне!
— Ничего подобного. Я захватил ее на корабле Бакстера. По морскому закону она моя.
— Габриэль, этот довод не имеет законной силы, ты сам это знаешь.
— Тогда я требую эту чертову книгу как часть твоего приданого, — прорычал он — Это тебя устраивает?
— Нет. Я по-прежнему настаиваю, чтобы ты включил меня в план разоблачения Нила.
— Можешь спорить, пока не охрипнешь. Я все равно не позволю тебе рисковать. — Он грубовато поцеловал ее и отодвинулся. — Подожди. Я должен как следует все обдумать. Идея продать книгу сама по себе хороша, но нападение на карету — нет, это не подходит. Возможны случайности, которые трудно предусмотреть.
Феба обиженно поглядела на него.
— Не рассчитывай на еще одну хорошую идею, если не разрешишь мне участвовать в приключении.
Он отмахнулся от нее.
— Да, продать книгу — это неплохая идея. — Он остановился у стола, взял нож и в нескольких местах проткнул новые заплаты на кожаном переплете. — Но только не Нэшу. Какому-нибудь книготорговцу здесь, в Лондоне.
— Верно, — подхватила Феба. Она не могла отказаться от обсуждения этого плана, пусть даже ей не позволят участвовать в его осуществлении. — Нил решит, что ему будет легко украсть книгу из магазина.
— Пустим слух, будто ты продаешь книгу из-за суеверного страха.
— Нет ничего легче! Мама и Мередит отлично с этим справятся.
— Пожалуй, это может сработать. — Габриэль покончил с задней стороной переплета.
Феба изумленно следила, как он приподнимает кожу и достает из комков ваты пригоршню сверкающих камней.
— Книгу мы передадим при свете дня, — продолжал Габриэль. — Книготорговца надо предупредить заранее. Мы скажем ему, что я буду следить за магазином и дождусь прихода Бакстера.
— Я помогу тебе следить за магазином, — быстро вставила Феба.
— Ни в коем случае, дорогая. — Габриэль раскрыл сжатый кулак и показал ей браслет, серьги и брошь из того же жемчуга, что и ожерелье. — Я попрошу помочь мне твоего брата. И наверное, Стинтона.
— Ну ладно. — Феба скрестила руки на груди. — Честно говоря, Габриэль, я надеюсь, что этот запрет не предвещает мне новых строгостей с твоей стороны. Ты ведь не собираешься на всю жизнь лишить меня приключений.
Он слегка улыбнулся.
— Обещаю тебе, дорогая, у нас будет еще много приключении.
— Ха!
Он тихо засмеялся:
— Поверь мне.
Феба поджала губы.
— Тебе понадобится книготорговец.
— Да.
— Книготорговец, который согласился бы помочь нам. Не всякий захочет делать свой магазин приманкой для грабителя.
— Верно, — хмуро проговорил Габриэль. Феба деликатно выдержала паузу:
— У меня есть предложение.
— Да? — Он с любопытством глянул на нее.
— Почему бы тебе не обратиться к твоему издателю Леси? Наверное, он предоставит тебе свой магазин.
— Старый пьяница? Да, он скорее всего согласится.
Феба искоса оценивающе оглядела Габриэля.
— Уверена, что его можно будет убедить.
— А почему ты так уверена, дорогая? — Глаза Габриэля подозрительно блеснули.
Феба отвела глаза, уставившись на свои обнаженные ноги.
— Знаешь, у меня до сих пор как-то не было случая рассказать тебе.
— О чем? — Габриэль пересек комнату и положил одну руку на высокое изголовье кровати. — Ты что-то скрываешь от меня?
Феба откашлялась, чувствуя, как он угрожающе нависает над ней.
— Я… я все время собиралась тебе сказать, но все как-то не было случая.
— В это трудно поверить, дорогая. У нас было достаточно возможностей, чтобы обсудить самые секретные дела.
— Что ж, по правде говоря, я не знала, как тебе это преподнести. Я понимала, что ты рассердишься. А чем дольше скрывала, тем больше боялась, что ты подумаешь, что я нарочно тебя обманывала.
— Именно это ты и делала.
— Нет, нет, я просто… ну, умалчивала. Это совсем другое дело. Но ты ведь с самого начала сказал, что терпеть не можешь никаких уловок, а потом, ты уже и так не доверял мне и вообще все очень усложнилось. А кроме того, я уж никак не хотела, чтобы мою тайну узнали домашние. А ты последнее время так сблизился с ними, что мог бы счесть своим священным долгом рассказать им о моих делах.
— Довольно, довольно. — Габриэль легонько закрыл ладонью ее губы, прерывая этот словесный поток. — Позвольте мне облегчить для вас ваше признание, мадам.
Она поглядела на него поверх ладони, прикрывавшей половину ее лица, и увидела в глазах Габриэля смех.
— Так вот, — добавил Габриэль, осторожно опуская руку, — давай посмотрим с другой стороны. Как вам понравилась «Безрассудная отвага», мадам редактор?
— Замечательная, изумительная книга, милорд! Я просто влюбилась в нее. Мы издадим по меньшей мере пятнадцать тысяч экземпляров первым тиражом. И цену повысим, — вдохновенно подхватила Феба. — Люди выстроятся в очередь перед магазином Леси, чтобы купить эту книгу. Все передвижные библиотеки захотят получить ее. Мы наживем состояние… — Вдруг голос ее прервался, и она в ужасе уставилась на Габриэля.
А он прислонился к изголовью, сложил руки на груди и улыбался самой опасной своей улыбкой.
— Ты все это время знал?! — угасающим голосом пробормотала она.
— Почти с самого начала.
— Ясно. — Феба внимательно посмотрела на него, но так и не смогла понять, что означает выражение его лица. — Может быть, ты все-таки скажешь мне, ты очень рассердился, узнав, что я твой редактор и издатель?
— Я просто сейчас покажу тебе, как я рассердился! — Он набросился сверху на Фебу, опрокинув ее на кровать. Подхватив ее в объятия, Габриэль перекатился вместе с ней по постели, так что она оказалась сверху.
— Надеюсь, ты не собираешься использовать эти приемчики, чтобы повлиять на мое мнение о твоей книге? — выдохнула Феба.
— Посмотрим. Автор вправе использовать все уловки, лишь бы его книгу напечатали. Как ты думаешь, эти приемчики помогут мне завоевать твое расположение?
— Очень даже помогут, — пробормотала Феба.
— В таком случае я буду пускать их в ход как можно чаще.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безрассудство - Кренц Джейн Энн



Нормал!секс сцены очень даже ничего!хотя сюжет слабоват!
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннТаТа
12.07.2011, 21.57





Не плохо, даже очень ... Рекомендую... 9 б
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннИрина
22.12.2013, 22.33





У меня сложилось двойственное мнение о этом романе. Главные плюсы этой книги: rn1 - не затянутый сюжетrn2 - нет огромного количества имен, действия разворачиваются только вокруг семьи и никаких посторонних нетrn3 - гл.героиня не забеременела после первого же разаrnМинусы:rn1 - повернутая на голову(по рыцарям) гл.героиня. Хотя в аннотации об этом написано, но чтоб настолько! Я просто не ожидала, а меня это крайне раздражалоrn2 - гл.героиня впутывается во что - то и гл.герой постоянно тут же её спасает и всегда успевает именно за секунду до катастрофы. Это ТАК наивно. rn3 - вообще много наивного в этой книге. Но в целом, всё равно довольно интересно. 8 из 10
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннКсения
26.03.2014, 14.54





Да. Согласна с Ксенией. Она хорошо все по полочкам разложила. Известен король Баварии Людвиг, который также был зациклен на рыцарстве, так что рыцарский замок в Альпах построил во всех деталях. Так, что с ума сошел и его убили. Гл. героиня тоже с на грани этого....в смысле с ума сойти. Да еще хромоножка. Жалко мне главного героя.
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннВ.З.,68 л.
29.10.2016, 13.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100