Читать онлайн Безрассудство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безрассудство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Безрассудство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

«Ад и все дьяволы! Каким образом Бакстеру удалось выжить?»— недоумевал Габриэль. По всем человеческим меркам он должен быть мертв.
Карета пробиралась по запруженным экипажами улицам. Габриэль не отрывал пристального взгляда от Фебы, не в состоянии проникнуть в ее мысли. Он не знал, что означало для нее возвращение Бакстера, и теперь испытывал тревогу и страх, каких, ему еще никогда в жизни переживать не доводилось.
С той самой минуты, как Габриэль повстречал Фебу, ему пришлось вести бой с тенью, призраком Бакстера. Он всегда был где-то рядом, и не так легко было изгнать его из памяти Фебы. А вот теперь придется иметь дело с живым Бакстером. Почему этот негодяй не умер?
Рука Габриэля гневно сжимала рукоять прогулочной трости. Он хотел как можно скорее вернуться с Фебой домой, но карета ехала все медленнее. Улицы были переполнены каретами, колясками, щегольскими экипажами. Приближалась полночь, высший свет фланировал с одного бала на другой. Это сумасшествие затихнет только к рассвету.
Они бы уже давно добрались пешком, но на Фебе были легкие бальные туфельки, которые в один миг изорвутся о камни. К тому же на улице можно повстречаться с грабителями. «В городе небезопасно», — напомнил себе Габриэль.
Правда, на балу тоже подстерегают враги.
Так что, если уж выбирать, он предпочитает улицу.
Бакстера все считали погибшим.
Габриэль внимательно вгляделся в непроницаемое лицо жены.
— Что он сказал тебе?
— Он мало что успел сказать. — Феба говорила медленно, не отрывая глаз от окна. — Если честно, я даже не могу вспомнить его слова, настолько была потрясена, увидев его. Я не сразу поверила, что это действительно он.
— Феба, я хочу знать, что он тебе сказал.
Она повернула голову и встретилась с Габриэлем взглядом.
— Он сказал, что не был пиратом…
Габриэль опустил глаза и заметил, что его рука сжалась в кулак на рукояти трости. Но он заставил себя разжать пальцы.
— Конечно, он должен все отрицать… Разумеется. Какой же пират сознается в своих преступлениях? Что еще он сказал?
Феба покусывала нижнюю губу. Габриэль уже знал ее привычку: это означало, что Феба глубоко задумалась. Он подавил стон. Один Бог ведает, как далеко заведут эти размышления. Феба чересчур умна, а ее воображение может поспорить даже с его воображением писателя.
— Он сказал, что на островах ты наводил страх на мирных моряков, — пробормотала Феба. — Ты, а не он.
Габриэль был уверен, что именно это он услышит в ответ, но не сумел скрыть свой гнев:
— Черт бы побрал этого негодяя! Гореть ему в аду! Он не только жалкий убийца, он еще и лжец. Ты ведь не веришь ему, Феба?
— Конечно, нет. — Феба отвела глаза от лица Габриэля и снова уставилась на темные, заполненные людьми улицы.
У него внутри все сжалось. Раньше Феба не отводила своего взгляда. Он протянул руку и коснулся ее затянутых в перчатку пальцев.
— Посмотри на меня, Феба.
Она обернулась к нему, ресницы у нее дрожали, и он читал в ее глазах тревогу.
— Да, милорд?
— Ты ведь не поверила Бакстеру, я тебя спрашиваю? — Габриэль сам понимал, что в голосе его звучит не вопрос, а скорее приказание.
— Нет, милорд. — Она опустила взгляд на свою руку, которая почти исчезла в его руке. — Мне больно, Габриэль.
Он понял, что слишком сильно стиснул ее пальцы, и нехотя выпустил их. Надо соблюдать спокойствие и контролировать себя. Он не позволит эмоциям взять верх над рассудком и определять его поступки. Слишком многое поставлено на карту. Он заставил свое тело расслабиться и придал лицу спокойное, даже рассеянное выражение.
— Извини меня, дорогая. Это воскресение из мертвых расстроило нас обоих. Бакстер умеет причинять людям неприятности.
— Габриэль, я должна задать тебе один вопрос.
— Да?
— Существует ли хоть малейшая вероятность, что ты мог ошибиться относительно Бакстера?
Черт бы побрал этого мерзавца! Многого же он добился всего за один вальс. Впрочем, Бакстер всегда умел найти путь к сердцу женщины.
— Нет, — произнес Габриэль, отчаянно надеясь, что она поверит ему. — Бакстер был пиратом. Сомнений быть не может.
— Я просто подумала… могло произойти какое-то страшное недоразумение.
— Если б ты видела трупы, которые оставались лежать там, где поработал Бакстер, у тебя не было бы никаких сомнений.
— Трупы? — испуганно повторила Феба.
— Извини, ты вынуждаешь меня говорить начистоту. Если хочешь, чтобы я избавил тебя от подробностей, верь мне: Бакстер головорез. Ты что, думаешь, пираты придерживаются в своем деле рыцарских правил?
— Нет, конечно, однако…
— В пиратстве нет ни капли романтики. Это кровавое дело.
— Я понимаю. — Но в ее глазах он по-прежнему читал сомнение. Конечно же, ее драгоценный Бакстер не может быть кровожадным чудовищем.
— Феба, выслушай меня внимательно, чтобы нам больше к этому не возвращаться. Ты должна держаться подальше от Бакстера, ты поняла меня?
— Я прекрасно вас слышу, милорд.
— Я запрещаю тебе разговаривать с ним.
— Вы очень понятно выражаетесь, сэр.
— Бакстер законченный негодяй. Он ненавидит меня и попытается использовать тебя, чтобы отомстить мне. Ты слышала, он собирается быть твоим Ланселотом, а мне отведена роль Артура.
В глазах Фебы мгновенно вспыхнул гнев.
— Я не Джиневра, милорд. И не собираюсь предавать вас с кем бы то ни было, что бы ни случилось. — Выражение ее лица несколько смягчилось. — Поверь мне, Габриэль.
— Я всегда считал, что такие хрупкие вещи, как доверие, лучше не подвергать испытанию. Ты не посмеешь и близко подходить к Бакстеру. Ты не будешь танцевать с ним. Ты не будешь с ним разговаривать. Ты не будешь замечать его ни при каких обстоятельствах. Это ясно?
Он не мог разглядеть выражение ее глаз за опущенными ресницами.
— Примерно то же самое приказывали мне мои родные относительно тебя, Габриэль.
— А ты их не послушала. — Он насмешливо приподнял брови. — Я это прекрасно знаю. Но меня ты послушаешься. Потому что ты моя жена.
— Я твоя жена, но хочу, чтобы ты обращался со мной как с равной. Спроси у кого угодно: я не выношу, когда мне начинают приказывать.
— Тебе придется подчиниться моим приказам, Феба. И горе тебе, если ты ослушаешься!


Он дурно обошелся с ней.
Габриэль отослал слугу и снова и снова мысленно повторял весь разговор, который произошел между ним и Фебой. Он наполнил бокал бренди и принялся расхаживать взад и вперед по своей спальне.
Он дурно обошелся с ней, но как он мог еще поступить? В ее глазах уже появилась неуверенность. Бакстер успел посеять сомнение в ее душе.
Габриэль знал, что нужно любой ценой оградить Фебу от Бакстера. Он просто обязан был запретить любое общение с человеком, которого она еще недавно считала своим верным Ланселотом.
К несчастью, Феба терпеть не может приказаний.
Вдруг Габриэль ощутил яростное, непереносимое желание овладеть ею. Отчаянное желание погрузиться в глубины ее податливого тела буквально опалило его. Когда она отдавалась ему в постели, он чувствовал полную уверенность в ней. В миг, когда он проникал в жар ее лона, Феба принадлежала только ему.
Габриэль остановился и поставил бокал бренди на столик. Затем подошел к двери в соседнюю спальню и распахнул ее.
Комната Фебы была погружена во мрак. Он подошел к кровати и нахмурился, заметив, как тревожно мечется во сне его жена. Феба спала, но с губ ее вырывались тихие жалобные вскрики. Он словно почувствовал ее страх и понял, что она вновь во власти кошмара.
— Феба, проснись. — Присев на край кровати, Габриэль обхватил ее за плечи и легонько встряхнул. — Открой глаза, дорогая моя. Тебе опять что-то приснилось?
Ресницы Фебы дрогнули. Она проснулась, словно от толчка, и приподнялась на локтях. На миг глаза ее дико раскрылись, но затем она постепенно разглядела мужа.
— Габриэль?
— Тебе не о чем беспокоиться, дорогая. Я с тобой. Тебе приснился дурной сон?
— Да. — Она покачала головой, словно пытаясь отогнать кошмар. — Тот же самый, что снился мне в «Дьявольском тумане», после того как я выбралась из подземелья. Я была в темноте, и двое мужчин протягивали ко мне руки. Они оба обещали спасти меня, но один из них, несомненно, лгал. Я должна была сделать выбор.
— Это только сон, Феба. — Габриэль обнял ее.
— Знаю…
— Ты забудешь о нем. Я помогу тебе, как и в прошлый раз. — Он опустил ее на подушки и встал.
Феба покорно следила, как он расстегивает халат, небрежно бросает его на пол. Несколько отрешенно она смотрела на его мускулистое тело, поднявшуюся от желания мужскую плоть, но не возразила, когда он, откинув одеяло, скользнул к ней в постель.
— Иди ко мне, моя дорогая. — Габриэль протянул к ней руки, стремясь пробудить в ней желание, которое всегда мгновенно вспыхивало в них обоих. Ему было необходимо убедиться в эту ночь, что она по-прежнему готова ответить на его ласки.
Габриэль испытал глубочайшее облегчение, когда руки Фебы медленно обняли его. Он коснулся губами мягкого бугорка ее груди, заставляя себя не торопиться, желая пробудить в ней то же чувственное пламя, что бушевало в нем.
Но он не владел собой. Отчаянная жажда обладать ею победила все доводы разума Габриэля, воля отступила под натиском взорвавшегося изнутри желания. Он должен убедиться, что она по-прежнему принадлежит ему.
— Я не в силах ждать, Феба.
— Я знаю. Я готова.
Он пылал. Кровь клокотала в его жилах, когда он раздвинул ноги Фебы и лег между ее шелковых бедер. Он помог себе рукой, с хриплым, невнятным восклицанием приподнялся и вошел в нее.
Феба втянула воздух, ее тело плотнее прижалось к нему. Габриэль увидел, что она крепко зажмурила глаза. Он хотел, чтобы она посмотрела на него, но не находил слов попросить ее об этом, а времени искать слова не было. Неистовое желание по-прежнему бушевало в нем.
Он начал двигаться быстро, снова и снова погружаясь в ее тайное глубокое тепло. Она принимала его в себя, тесно обволакивая, словно делая частью самой себя. Он прикоснулся рукой к маленькому чувствительному бутону нежной женской плоти.
— Габриэль!
Едва услышав ее всхлип, он полетел, точно с обрыва. Все мускулы напряглись в завершающем движении. Он изогнул спину, заскрипел зубами и излился, излился в ее недра бесконечным неудержимым потоком.
Она приняла все, что он отдавал ей, крепко прижимая к себе его содрогающееся тело. Он почувствовал легкую конвульсивную дрожь ее тела и на миг потерял сознание.
А потом долго лежал рядом с уснувшей Фебой, вглядываясь в предутренние тени и ломая голову, как уберечь жену от Бакстера.


На следующее утро ровно в одиннадцать часов Феба вошла в особняк своих родителей. Она хорошо знала привычки отца и была уверена, что застанет его за работой над каким-нибудь сложным математическим прибором.
И не ошиблась: войдя в кабинет, Феба отвлекла внимание отца от какой-то большой механической штуковины, состоявшей из колес, шестеренок и противовесов.
— Доброе утро, папа. — Феба поспешно развязывала тесемки своей шляпки. — Как поживает механическая счетная машина?
— Очень хорошо, смею заметить, подвигается. — Граф Кларингтон оглянулся на нее через плечо. — По-моему, чтобы давать команды для различных вычислений, можно использовать перфокарты.
— Перфокарты?
— Вроде тех, что используют в жаккардовых ткацких станках, чтобы задать нужный узор, — пояснил он.
— Да-да. — Феба на цыпочках подошла к отцу и легонько поцеловала его в щеку. — Очень интересно, папа. Только я совсем не разбираюсь в математике, ты же знаешь.
— Тем лучше, — фыркнул Кларингтон. — У нас в семье и без тебя слишком много математиков. Я подумал, эта машинка могла бы пригодиться Уальду в его корабельном деле.
— Конечно, пригодится. Папа, мне нужно с тобой поговорить. — Феба устроилась в кресле. — Я должна задать тебе очень важный вопрос.
— Послушай, если хочешь расспросить о супружеской жизни и твоих обязанностях, то лучше поговори с мамой, — встревоженно сказал Кларингтон. — Это не моя сфера, если ты понимаешь, что я имею в виду.
— С супружеской жизнью я сама разберусь, — нетерпеливо отмахнулась Феба. — Я хотела бы обсудить с тобой совсем другое.
Кларингтон успокоился.
— Так что же ты хотела обсудить, дочка?
Феба решительно наклонилась вперед.
— Три года назад Нил Бакстер покинул Англию потому, что ты ему заплатил? Ты дал ему взятку, чтобы он не вздумал сделать мне предложение?
Седые брови графа гневно сошлись на переносице.
— Что за черт! Кто тебе сказал?
— Уальд сообщил мне об этом.
— Понятно! — Кларингтон вздохнул. — Стало быть, у него появились на то веские причины!
— Не в этом дело, папа. Я имею право знать всю правду.
— Зачем? — пристально глянул на нее Кларингтон. — Потому что Бакстер жив и вернулся в Англию?
— Отчасти поэтому. Отчасти потому, что я чувствовала себя виноватой в его смерти. Я уверила себя, что он пытался разбогатеть, чтобы жениться на мне, и что погиб он из-за меня.
— Боже мой! — Кларингтон в изумлении уставился на нее. — Что за вздор! Мне и в голову не приходило, что тебя это тревожит.
— И тем не менее.
— Абсолютный вздор. Я жалею только об одном: этому подонку лучше было бы оставаться мертвым, — проворчал Кларингтон. — Но таков уж Нил Бакстер. Хлопот с ним не оберешься.
— Папа, я должна знать правду. Ты заплатил ему?
Кларингтон неловко заерзал, покрутил колесико своего нового изобретения.
— Прости меня, дорогая, но это правда. — Он бросил на нее сердитый взгляд. — Теперь это уже не имеет значения. Ты замужем и довольна жизнью, верно?
— Почему ты скрывал это от меня?
— То, как я откупился от Бакстера? Потому что не хотел, чтобы ты это знала.
— Почему? — негромко настаивала Феба.
— Я боялся обидеть тебя, — раздраженно ответил Кларингтон. — Не так уж приятно для романтичной юной девушки узнать, что ее поклонник просто играл ее чувствами ради того, чтобы выжать деньги из ее семьи. Ты всегда была излишне чувствительной, дочка. Ты считала Бакстера молодым сэром Галахадом — или как там его?..
— Ланселотом, — тихо уточнила Феба. — Я всегда называла его своим верным Ланселотом.
— Какая разница? — помрачнел граф.
— Никакой! — Феба выпрямилась в кресле, тело ее словно оцепенело. — Ты должен был сказать мне правду, папа.
— Я не хотел, чтобы ты расстраивалась.
— Ты прав, узнать это было бы не так уж приятно, и я тебе благодарна за заботу, — согласилась Феба, — но зато я не жила бы целый год, виня себя в его смерти.
— Откуда же я мог знать, что тебе вздумается обвинить себя в его смерти? Ты никогда не упоминала об этом.
Феба постукивала кончиками пальцев по подлокотнику кресла. Нахмурившись, она вспоминала, о чем Бакстер говорил ей накануне вечером.
— Ты передал ему деньги из рук в руки?
— Господи, разумеется, нет! — возмутился Кларингтон. — Настоящий джентльмен никогда не опустится до такого! Мой поверенный все уладил.
— Нил говорит, что не знает, кто оплатил его билет на судно, отплывающее в Южные моря. Ему сказали, что какой-то таинственный благодетель все для него устроил.
— Вздор! — Лицо Кларингтона потемнело от гнева. — Ему прекрасно известно, кто заплатил за его проезд. И не только за проезд. Мы заключили сделку. Я согласился уплатить ему изрядную сумму, чтобы этот прохвост мог устроиться где-нибудь за пределами Англии.
— Не знаю, чему верить, — вздохнула Феба.
— Ты хочешь сказать, что я лгу? — возмутился отец.
— Нет, папа, конечно же, нет. — Феба успокаивающе улыбнулась отцу. — Я вовсе не думаю, что ты лжешь. Но что прикажешь делать мне, если все участники этой маленькой драмы по-своему объясняют одни и те же события.
— Проклятие, Феба, тут нечего объяснять! Мой поверенный предложил Бакстеру целое состояние, чтобы тот покинул страну, и Бакстер ухватился за эти деньги обеими руками. И нечего ломать себе голову.
— Может быть, и так… — Феба сделала паузу. — А может быть, и нет. Хотела бы я знать, чему должна верить.
Густые брови Кларингтона заплясали.
— Ты должна верить своему отцу, Феба! И своему мужу, разрази меня гром! Вот кому ты должна верить.
— Знаешь, в чем проблема, папа? — грустно улыбнулась Феба. — Проблема в том, что все изо всех сил стараются и не жалеют ни времени, ни денег, чтобы защитить меня. Мне достаются лишь крупицы правды, которые никак не сложить в единое целое.
— Поверь моему опыту, ты не узнаешь всей правды.
— Как ты можешь так говорить, папа?
— Увы, но это так, Феба. Ты всегда видишь все по-своему, если ты понимаешь, что я имею в виду.
— И что же ты имеешь в виду?..
— Ты не умеешь реалистично смотреть на жизнь, вот в чем проблема, дорогая. Ты не походила на других, даже когда была маленькой девочкой. Мы никогда не были спокойны за тебя. Я могу только гадать, что ты опять затеваешь. Ты всегда ищешь приключений, а находишь неприятности.
— Папа, это не правда!
— Бог мне свидетель, это истинная правда. — Кларингтон сурово взглянул на нее. — Никогда не знал, как с тобой обращаться. Всегда боялся, что ты попадешь в беду, как бы ни старался уберечь тебя от твоего собственного безрассудства. Ты не можешь винить отца за то, что он пытался защитить свою дочь.
— Я и не виню тебя, папа. Но иногда я просто задыхаюсь от вашей постоянной заботы. Вы все такие разумные.
— Разумные, как бы не так! Шутить изволишь. Мы все вместе едва поспеваем за тобой, — сердито бросил он ей. — Феба, я тебя очень люблю, но, признаюсь, страшно рад, что теперь вся ответственность ляжет на Уальда. Пусть он попробует подобрать вожжи и пусть ему сопутствует удача! Это такое облегчение — не волноваться больше за тебя каждую минуту.
Феба опустила глаза, сжала в руках ридикюль. Непрошеные слезы жгли ей глаза — она заморгала.
— Мне очень жаль, что я за свою жизнь причинила тебе столько хлопот, папа.
Кларингтон тяжело вздохнул. Он подошел к дочери и потянул ее за руку, заставляя встать, потом прижал к. себе.
— Это было необходимо, Феба. — Он обнимал ее с грубоватой нежностью. — Но твоя мама как-то сказала, что благодаря тебе мы не превратились в самодовольных зануд. И возможно, она права. С тобой всегда было интересно. И я за это тебе очень благодарен.
— Спасибо, папа. Как приятно слышать, что и от меня бывает польза. — Феба смахнула с глаз слезы и храбро улыбнулась.
— Девочка моя, ты ведь не собираешься разреветься или что-нибудь в этом роде? Жутко боюсь плачущих женщин, знаешь ли.
— Нет-нет, папа, плакать я не буду.
— Вот и хорошо, — с облегчением вздохнул Кларингтон. — Одному Богу известно, как нелегко мне приходилось и сколько ошибок я совершил на этом пути. Но клянусь тебе, все, что я делал, я делал только для того, чтобы уберечь тебя от беды.
— Я все понимаю, папа.
— Вот и прекрасно, — сказал Кларингтон. Он похлопал ее по плечу. — Прекрасно. Так что же? Не обижайся, дорогая, но, слава Богу, эти проблемы теперь придется решать Уальду.
— А он, бесспорно, моя главная проблема, — откликнулась Феба, затягивая тесемки шляпки. — Мне пора, папа. Спасибо, что рассказал правду о Ниле.
— Эй, погоди! — встревожился Кларингтон. — Я рассказал тебе всю правду, а не жалкие крупицы, как ты выражаешься.
— Всего доброго, папа. — Феба на миг приостановилась у двери. — Кстати, я собираюсь устроить роскошный бал в «Дьявольском тумане»в конце сезона. И очень хочу, чтобы ты и мама, да и все знакомые и друзья увидели мой новый дом.
— Конечно, мы приедем, — заверил ее Кларингтон. Поколебавшись, он добавил:
— Феба, ты ведь не станешь без необходимости выводить Уальда из терпения? Он хороший человек, но я не знаю, насколько его хватит, если ты опять примешься изобретать неприятности. Он привык отдавать команды и требовать их беспрекословного исполнения. Дай же ему возможность постепенно привыкнуть к твоим привычкам.
— Не беспокойся, папа. Я не стану без необходимости сердить Уальда.
Только если будет очень важная причина, прибавила она про себя.


Днем позже Феба вспомнила об этом разговоре с отцом, когда ее карета подъехала к книжному магазину Грина. Джордж — лакей, сопровождавший ее в поездках по магазинам, — отворил дверцу кареты и помог Фебе и ее горничной выйти.
Феба оглядела улицу. Какой-то человечек в зеленой шляпе пристально наблюдал за ней. Но, почувствовав на себе взгляд Фебы, поспешно отвел глаза, делая вид, будто рассматривает витрину.
— Бетси, ты знаешь этого человека? — спросила Феба, подходя к двери магазина.
Горничная оглянулась на человечка в зеленой шляпе и покачала головой:
— Нет, мэм. Что-нибудь случилось?
— Не знаю, — ответила Феба, — но почти уверена, что уже видела его раньше, когда мы выходили из ателье. У меня ощущение, что он следит за нами.
Бетси нахмурилась.
— Я скажу Джорджу, чтобы он прогнал его.
Феба внимательно посмотрела на человечка в зеленой шляпе.
— Нет, лучше подождать: посмотрим, будет ли он крутиться поблизости, когда мы выйдем от Грина.
Феба поднялась по ступенькам и вошла в книжный магазин. Как только мистер Грин вышел ей навстречу, Феба позабыла обо всем, в том числе и о человечке. Преуспевающий книготорговец расплылся в радостной улыбке:
— Добро пожаловать, леди Уальд, добро пожаловать. Я счастлив, что вы так быстро отозвались. Как я и сообщал вам в письме, у меня находится книга, которую вы разыскиваете.
— Тот самый экземпляр?
— Я в этом уверен. Посмотрите сами.
— Где вы нашли его?
— В Йоркшире. Подождите, пожалуйста, сейчас я принесу книгу.
Мистер Грин скрылся в своем кабинете позади прилавка и тут же опять появился перед Фебой со старой, в красном сафьяновом переплете книгой в руках. Феба осторожно раскрыла ее и прочла надпись на титульном листе:
Моему сыну Габриэлю в день, когда ему исполнилось десять лет, с надеждой, что он проживет всю жизнь в согласии с рыцарскими правилами чести.
Джон Эдвард Боннер.
— Да, — сказала Феба, благоговейно закрывая «Смерть Артура», — это та самая книга. Не знаю, как и благодарить вас, мистер Грин.
— Мне это доставило удовольствие, — заверил Фебу мистер Грин. — Надеюсь, вы и впредь будете обращаться ко мне.
Когда Феба и ее горничная вышли на улицу, человечек в зеленой шляпе по-прежнему был там.
— Он еще не ушел, мэм, — заговорщицки прошептала Бетси, — стоит перед посудной лавкой.
Феба поглядела в тот конец улицы.
— Да, это он. Что бы все это значило? Тут какая-то тайна.
Бетси испуганно раскрыла глаза.
— Он наверняка пойдет за нами до самого дома и зарежет нас ночью в наших кроватях, вот что он сделает, мэм.
— Скорее всего, — согласилась с ней Феба. — Похоже, нам и вправду грозит опасность. — Она обернулась к лакею. — Джордж, скажите кучеру, что нас преследует грабитель, который, по всей видимости, хочет напасть на нас. Мы должны во что бы то ни стало ускользнуть от него.
— Грабитель, мэм? — тревожно переспросил лакей.
— Да. Ну же, поспеши. Пора ехать. Мы не позволим этому человеку преследовать нас.
— Здесь слишком большое движение, мэм, — напомнил хозяйке Джордж, подсаживая ее в карету. — Он сможет и пешком нас догнать.
— Ничего, мы его перехитрим. — Феба быстро приняла решение, усаживаясь поудобнее. — Так, скажи кучеру, чтобы он свернул на первом же перекрестке налево, затем направо, затем снова налево и продолжал все время сворачивать, пока мы не убедимся, что этот человек в зеленой шляпе от нас отстал.
— Да, мэм. — Обеспокоенный, Джордж поспешил захлопнуть дверцу кареты и сел на козлы рядом с кучером.
Через секунду карета резко тронулась с места. Феба удовлетворенно улыбнулась: им удалось обогнать фаэтон с высоким верхом, и тут же их карета свернула влево.
— Получилось! Человек в зеленой шляпе, кто бы он ни был, никак не ожидает, что мы свернем сюда.
— Нет, мэм, конечно, нет. — Бетси осторожно выглядывала из окна. — Надеюсь, он не успеет за нами.
— Скоро мы от него отделаемся, — заверила Феба. Вот Габриэль удивится, как ловко она справилась с опасной ситуацией!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безрассудство - Кренц Джейн Энн



Нормал!секс сцены очень даже ничего!хотя сюжет слабоват!
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннТаТа
12.07.2011, 21.57





Не плохо, даже очень ... Рекомендую... 9 б
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннИрина
22.12.2013, 22.33





У меня сложилось двойственное мнение о этом романе. Главные плюсы этой книги: rn1 - не затянутый сюжетrn2 - нет огромного количества имен, действия разворачиваются только вокруг семьи и никаких посторонних нетrn3 - гл.героиня не забеременела после первого же разаrnМинусы:rn1 - повернутая на голову(по рыцарям) гл.героиня. Хотя в аннотации об этом написано, но чтоб настолько! Я просто не ожидала, а меня это крайне раздражалоrn2 - гл.героиня впутывается во что - то и гл.герой постоянно тут же её спасает и всегда успевает именно за секунду до катастрофы. Это ТАК наивно. rn3 - вообще много наивного в этой книге. Но в целом, всё равно довольно интересно. 8 из 10
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннКсения
26.03.2014, 14.54





Да. Согласна с Ксенией. Она хорошо все по полочкам разложила. Известен король Баварии Людвиг, который также был зациклен на рыцарстве, так что рыцарский замок в Альпах построил во всех деталях. Так, что с ума сошел и его убили. Гл. героиня тоже с на грани этого....в смысле с ума сойти. Да еще хромоножка. Жалко мне главного героя.
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннВ.З.,68 л.
29.10.2016, 13.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100