Читать онлайн Безрассудство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безрассудство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Безрассудство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Бледные лучи поднимавшегося над морем солнца проникли в окно спальни, и Габриэль проснулся. Первым, еще неосознанным движением он крепче прижал к себе Фебу, словно желая убедиться, что она в безопасности, что она по-прежнему рядом.
Она была там, где ей и полагалось быть. Нежный округлый живот прижимался к бедру Габриэля, маленькая изящная ножка покоилась между его ног. Пальцы Габриэля мягко легли на прелестную округлую грудь.
Габриэль впитывал простое и такое новое для него блаженство утреннего пробуждения рядом с женой. Эта тихая близость наполняла его счастьем.
«Теперь она действительно принадлежит мне», — подумал он. Этой ночью она отдалась ему вся без остатка, как он и хотел. Феба отвечала полностью, ничего не оставляя себе. Габриэль подумал, что теперь он получил все, чего он так желал, — все, кроме одной малости. Кроме одной ничтожной малости: сегодня ночью Феба не сказала, что любит его. Даже в самые пламенные минуты страсти, когда теряла сознание в его объятиях и выкрикивала его имя, слова любви так и не слетели с ее губ.
«Не так уж это важно», — поспешил уверить себя Габриэль. В конце концов, она признавалась ему в любви иначе — тысячью поцелуев, тысячью прикосновений. Габриэль вспомнил, как Феба гладила его — сначала осторожно, потом все увереннее, привыкая к его коже и телу. При этом воспоминании Габриэль почувствовал, как вновь твердеет его плоть.
— Габриэль?
— M-м? — Габриэль повернулся на бок и принялся тянуть с Фебы одеяло, пока ее розовые соски не предстали его взору.
Феба нетерпеливо зашевелилась во сне, цепляясь за одеяло:
— Я замерзла.
— Я тебя согрею. — Он поцеловал одну теплую грудь, затем вторую.
Феба глядела на него расширившимися глазами.
— Все-таки это очень странно, правда?
— Ты о чем? — спросил он, продолжая целовать ее грудь.
— Просыпаешься утром, а в постели с тобой кто-то лежит.
— И не кто-то, — поднял голову Габриэль, — а ваш муж, мадам!
— Да, конечно, но все-таки очень странно. Я не говорю, что это неприятно, просто странно.
— Скоро привыкнешь, — заверил Габриэль.
— Может быть, — неуверенно протянула она.
— Поверь мне, ты к этому привыкнешь. — Габриэль перекатился на спину, притянул Фебу к себе на грудь. Она ощутила бедром его напрягшийся жезл.
— Боже мой, Габриэль! — Брови Фебы сошлись на переносице, когда она взглянула вниз и увидела его полную готовность. — Неужели ты всегда просыпаешься в таком состоянии, Габриэль?
— А ты всегда просыпаешься такой говорливой? — Габриэль ухватил ее за ногу и уложил поперек своих бедер.
— Не знаю. Как я уже говорила, мне еще не доводилось просыпаться вместе с кем-то… Что ты делаешь, Габриэль? — Феба задохнулась.
Габриэль нащупал пальцами ее мягкие лепестки и принялся осторожно ласкать их. Он почувствовал, как при первом же его прикосновении из нее проступил мед. Он усмехнулся:
— Я учусь командовать моей очаровательной женой-командиршей. Вы должны восхищаться своим учеником.
Габриэль отыскал влажный путь в ее недра, обхватил руками бедра Фебы и сильно потянул ее вниз.
— Габриэль!..
— Уже здесь, дорогая моя…
Прошло еще немного времени. Габриэль откинул одеяла и нехотя поднялся.
— Еще совсем рано, — не открывая глаз, пробормотала Феба. — Куда вы собрались, милорд?
— Я должен одеться. — Габриэль склонился над Фебой, по-хозяйски погладил. — И тебе тоже пора одеваться. Сразу после завтрака мы отправляемся в Лондон.
— В Лондон? — Феба резко села. — Почему в Лондон? Мы не прожили здесь и недели.
— Мне надо уладить кое-какие дела в городе, леди. Как ты помнишь, наша свадьба произошла несколько неожиданно.
— Да, конечно, но почему мы должны сломя голову мчаться в Лондон?
— Мне пришлось бросить некоторые важные дела, когда я погнался за вами, мадам графиня. — Габриэль поднял с пола халат. — Пора наконец заняться ими.
— Из-за каких важных дел мы должны так спешить? Мне очень нравится в «Дьявольском тумане».
— Рад, что тебе понравился твой новый дом, — снисходительно улыбнулся Габриэль. — И все-таки мы должны сегодня уехать.
— Полагаю, мы успеем обсудить этот вопрос за завтраком, милорд, — вздернула подбородок Феба. Габриэль чуть приподнял одну бровь:
— Феба, ты теперь замужняя женщина. Моя жена. Это значит, что в серьезных вопросах решение буду принимать я. Мы уезжаем в Лондон через два часа.
— И не подумаю! — воскликнула Феба, поспешно натягивая свой пеньюар. — Предупреждаю тебя, Габриэль, если хочешь жить со мной в мире, то должен приучиться обсуждать все со мной, прежде чем примешь свое ответственное решение. Мне уже двадцать четыре, и ты не можешь командовать мной, точно девчонкой.
Габриэль распахнул дверь, разделявшую их спальни, прислонился одним плечом к косяку и сложил руки на груди.
— Мы отправляемся в Лондон через два часа. Если ты не успеешь одеться и сложить свои вещи, я запихну тебя в карету силой. И нагишом. Все ясно?
Нежные губы Фебы упрямо скривились, она презрительно сузила глаза.
— Я не намерена волочиться за тобой повсюду только потому, что тебе, видите ли, так вздумалось.
— Бьюсь об заклад?..
Она собиралась разразиться очередной пламенной тирадой, но вдруг смолкла. Габриэль увидел, как понимание появляется в ее глазах, и с трудом подавил стон. Приятно иметь умную и отважную жену, но в этом есть свои недостатки.
— Подожди, — осторожно произнесла Феба, — ты увозишь меня в Лондон из-за того, что вчера произошло? Я права?
Габриэль обреченно вздохнул. Ему не удалось убедить Фебу, будто все дело в его капризе.
— Думаю, так будет лучше, Феба. Я хочу на какое-то время увезти тебя из «Дьявольского тумана».
Феба подалась вперед, лицо ее стало серьезным.
— Но ведь это была просто досадная случайность, Габриэль.
— Ты уверена?
— Что же еще? — Она покачала головой в недоумении.
— А я не уверен. Ясно только одно: эта таинственная Алиса совершила очень серьезное преступление. Судя по всему, она собиралась убить тебя. Прежде чем мы уедем, я загляну в магистрат округа и расскажу о случившемся. Быть может, там прекрасно знают эту Алису. Но до тех пор, пока ее не найдут, я предпочту держать тебя подальше отсюда, в безопасности.
— Вероятно, она сумасшедшая, — нахмурившись, предположила Феба.
— В таком случае ее следует запереть в сумасшедшем доме. Я не допущу, чтобы она рыскала где-нибудь поблизости, — заявил Габриэль. — Два часа в твоем распоряжении, Феба.
Развернувшись, он направился в свою комнату. Подобного рода объяснения давались ему с трудом. На корабле, посреди Южных морей, можно было отдать команду и не сомневаться, что ее выполнят. Его команды исполнялись всегда.
Не так-то легко привыкнуть к жене, которая готова оспорить любое распоряжение.


Мередит с содроганием отодвинула от себя отрез алого шелка.
— Феба, это самый немодный цвет, какой я когда-либо видела. Заклинаю тебя, не вздумай заказать такое платье.
— Ты уверена, что он так уж плох? А я нахожу его неотразимым. — Феба погладила блестящий шелк, впитывая в себя яростный цвет.
— Он совершенно неуместен.
— Ну что ж, если ты уверена…
— Я совершенно в этом уверена. На тебе он будет смотреться просто дико.
Феба подавила вздох и обернулась к хозяину магазина:
— Придется нам поискать какой-нибудь другой цвет. Может быть, пурпур или что-нибудь желтых тонов?
— Конечно, мадам. — Торговец протянул Фебе очередной отрез. — У нас есть замечательный шелк пурпурного цвета и желтый шелк из Италии.
Мередит передернула плечами.
— Феба, советую тебе выбрать бледно-голубой муслин или розовый шелк.
— Но ты же знаешь, я люблю яркие расцветки.
— Да-да, но ты теперь замужняя женщина, графиня.
— Ну и что? — удивленно спросила ее Феба.
— Хотя бы ради своего мужа ты должна считаться с тем, что принято в свете. Взгляни на муслин, белый с розовым, — настаивала Мередит. — Все носят пастельные тона.
— Ненавижу пастель. Никогда не носила бледных тонов.
— Я пытаюсь помочь тебе, Феба, — вздохнула Мередит. — Зачем так упрямиться?
— Я упрямлюсь потому, что все только и делают, что хотят мне помочь абсолютно во всем. — Феба с удовольствием гладила яркий пурпурный бархат. — Вот, пожалуй, подходящая ткань.
— Для бального платья?! Ты с ума сошла! — возмутилась Мередит.
— Для моего средневекового костюма. — Феба набросила кусок желтого шелка поверх пурпурного бархата и залюбовалась этим сочетанием. — Я собираюсь устроить летом большой прием в «Дьявольском тумане».
— Замечательно. Теперь, став графиней Уальд, ты обязательно должна устраивать приемы. Но при чем здесь средневековый костюм?
— Я хочу устроить рыцарский праздник, с турниром, — улыбнулась Феба.
— С турниром? Ты хочешь сказать, мужчины наденут доспехи и будут разъезжать верхом? — не на шутку переполошилась Мередит.
— «Дьявольский туман» как нельзя лучше подходит для этого. Мы позаботимся, чтобы все обошлось без травм. Устроим состязание лучников и грандиозный бал. Я найму актеров, они будут изображать жонглеров и трубадуров. И конечно, все должны явиться в маскарадных костюмах.
— Феба, это серьезное событие, — озабоченно произнесла Мередит. — Ты в жизни своей еще и вечера не устраивала. Подумай, стоит ли начинать с такой сложной программы?
— Все будет великолепно. Думаю, Уальду придется по душе моя идея.
Мередит внимательно посмотрела на нее.
— Прости за мой вопрос, но ты уже обсуждала это с ним?
— Еще нет, — Феба тихонько хихикнула, — но уверена, он согласится. Это в его вкусе.
— Ты уверена?
— Вполне.
Через двадцать минут сестры наконец покинули магазин. Сопровождавший их лакей нес два отреза яркой ткани — один пурпурный, другой желтый. Феба была очень довольна своими покупками, Мередит безнадежно махнула на все рукой.
— Надо зайти в книжный магазин Леси, это тут поблизости, — сказала Феба, — я совсем ненадолго.
— Хорошо, — отозвалась Мередит, и некоторое время они шли молча. Потом Мередит приобняла сестру. — Я должна спросить тебя об одной вещи, Феба.
— Да?
Фебе не терпелось добраться до Леси. За завтраком Габриэль мимоходом упомянул, что утром он отправил издателю свой новый роман. Феба готова была признаться Габриэлю, что она и есть его издатель. Но решила сначала закинуть удочку, попросив разрешить ей ознакомиться с рукописью.
«Ни в коем случае, — отрезал Габриэль. — Для меня это вопрос принципа. Рукопись читаю только я и мой издатель. — Феба пришла в ярость, когда он снисходительно усмехнулся и произнес:
— И потом, ты не очень разбираешься в современной литературе, верно? Вас интересуют только старинные книги, мадам».
Феба страшно обиделась и уже не чувствовала себя виноватой за то, что скрывает от Габриэля свою тайную деятельность в качестве редактора и издателя.
— Феба, дорогая, ты счастлива в браке? — поколебавшись, спросила Мередит.
Феба изумленно уставилась на нее. Прекрасные глаза сестры были полны тревоги.
— Господи, Мередит, почему ты об этом спрашиваешь?
— Я понимаю, все произошло настолько неожиданно, а тебе необходимо время, чтобы получше узнать Уальда. — Мередит слегка покраснела. — Все дело в том, что мы так расстроились, когда ты сбежала…
— Неужели?
— Да. Мы просто потеряли голову — все, кроме Уальда. Он был просто в ярости, но сохранил хладнокровие. Боюсь, догоняя тебя, он еще не успел остыть, и не знаю, как он обошелся с тобой, ты меня понимаешь?
— Нет, Мередит, пока не понимаю. Что ты имеешь в виду?
Румянец на щеках старшей сестры стал ярче.
— Все дело в том, что после той истории, которая произошла восемь лет назад, я имею представление о характере Уальда. Феба, я так боялась, что он был с тобой недостаточно добр и недостаточно терпелив.
— Уж не думаешь ли ты, что он побил меня? — нахмурилась Феба.
— Я не об этом. — Мередит быстро оглянулась и, убедившись, что лакей не сможет их услышать, продолжила:
— Я пытаюсь спросить… Не знаю, как сказать… Был ли он, строго говоря, вполне джентльменом в вашей спальне? Уальд бывает груб, когда выходит из себя, поэтому, боюсь, он мог не пощадить твои чувства… естественные чувства леди.
Феба застыла от изумления:
— Бог мой, Мередит, если тебя беспокоит, как Уальд занимается любовью, то можешь не тревожиться. С чем, с чем, а с этим у нас все обстоит благополучно.
Подойдя к магазину Леси, Феба предупредила сестру, что для нее оставлена книга в кабинете хозяина. Ни Мередит, ни приказчика это не удивило: Феба часто заходила в магазин Леси за оставленной для нее книгой.
— Полистаю книги, пока ты разберешься со своими старыми талмудами, — пообещала Мередит. — Только не задерживайся, мне необходимо еще заглянуть к перчаточнику.
Феба застала Леси с бутылкой масла в руках. С заботливостью пылкого влюбленного он ухаживал за большим печатным прессом. Когда Феба вошла, он слегка приподнял голову и скосил на нее глаза.
— Где она, мистер Леси?
— Там, на столе. Только час назад принесли. — Леси извлек из кармана фартука бутылку джина и отхлебнул заслуженный глоток. Утерев рот тыльной стороной руки, он хищно подмигнул Фебе. — Хорошо на ней заработаем, а, мадам?
— Я в этом уверена, мистер Леси. Скоро я снова загляну к вам.
Спрятав сверток под мышку, Феба покинула мастерскую. Мередит заметила в руках сестры что-то похожее на завернутую книгу и неодобрительно прищелкнула языком:
— Опять пришлось купить, Феба?
— Очень редкая книга, — бодро ответила ей сестра.


Через три дня Феба случайно повстречалась со своей матерью на балу у старинных друзей графа и графини Кларингтон.
— Рада тебя видеть, дорогая, — приветствовала ее графиня Лидия. — Я как раз искала тебя в толпе гостей. А где же твой муж?
— Уальд сказал, что приедет позже. Ты ведь знаешь, он не любит балы и званые вечера.
— Да-да. — Графиня сочувственно улыбнулась. — Кстати, об Уальде, Боюсь, его еще рано просить о небольшом одолжении: выступить в роли моего банкира и покрыть мой последний проигрыш. Вчера у леди Рэнтли мне очень не повезло. Разумеется, на днях я отыграюсь, но пока что мне нечем расплатиться, сама знаешь, карточный долг — долг чести…
— Только ты сама попроси Уальда, хорошо, мама? И не умоляй меня сделать это за тебя.
— Но, Феба, полагаю, неприлично обращаться к нему напрямую!
— Почему бы и нет? А как получилось, что ты вдруг проиграла у леди Рэнтли? Мне казалось, когда ты играешь в ее доме, удача всегда с тобой.
— Все верно, — горделиво ответила графиня, — но вчера там обсуждали такие потрясающие слухи, и я сосредоточилась на разговоре, вместо того чтобы следить за картами. А карты этого не прощают.
— А что за сплетни?
Графиня наклонилась к самому уху дочери:
— Говорят, лорд Прюстоун последнее время зачастил в модный бордель под названием «Бархатный ад». Его жена узнала о его визитах и пришла в неописуемую ярость. Говорят, вынашивает планы мести.
— И она права! — воскликнула Феба. — А что такое этот «Бархатный ад»? Никогда о нем не слышала.
— Не хватало, чтобы ты о нем слышала, — пробормотала графиня. — Но теперь ты замужняя женщина и тебе пора узнать жизнь как она есть. «Бархатный ад»— это самый роскошный бордель во всем Лондоне, туда наведываются самые изысканные джентльмены.
— Если Уальд туда хоть ногой ступит, я его задушу.
Лидия хотела было дать ей материнский совет, но тут рот у нее приоткрылся от изумления.
— Боже мой, Феба, скорее обернись. Скорее! Я забыла очки, но готова поклясться, что этот джентльмен…
— Какой джентльмен? — спросила Феба, оглядываясь через плечо. Она увидела светловолосого юношу с глазами газели — и будто кто-то сильный нанес ей мощный удар в живот. — Мой Бог, да это же Нил, — с трудом выдавила она из себя.
— Чего я и боялась. — Графиня поджала губы. — Считалось, что он умер. Прав твой отец: Бакстер совершенно лишен чувства приличия.
Феба уже не слышала ее. Стряхнув с себя оцепенение, она шагнула вперед. Губы с трудом выговорили:
— Нил?
— Добрый вечер, моя прекрасная леди Феба. — Нил взял ее затянутую в перчатку руку и изящно склонился над ней. Подняв голову, он печально улыбнулся. — Или я должен сказать леди Уальд?
— Нил, ты жив… Все думали, что ты погиб.
— Поверь мне, Феба, я не призрак.
— Не так-то легко в это поверить.
Зал все еще плыл перед ее глазами, не было сил собраться с мыслями. Она вгляделась в лицо Нила, с тревогой обнаруживая в нем перемены. Тот юноша, которого она знала три года назад, был нежнее, мягче. Теперь в его глазах читалась печаль, а в углах губ залегли незнакомые морщины. Он казался закаленнее, во всей его фигуре проступила сила, которой раньше Нил был совершенно лишен.
— Ты ведь не откажешься потанцевать со мной, моя прекрасная леди? Я так давно не танцевал с моей обожаемой Фебой.
Не дожидаясь ответа, Нил взял ее за руку и повел в круг танцующих. Звуки медленного торжественного вальса заполнили комнату. Феба кружилась в объятиях Нила. Она танцевала машинально, в мозгу и на языке вертелись тысячи вопросов.
— Нил, это просто невероятно. Не могу выразить словами, как я счастлива видеть тебя живым и здоровым. Ты должен рассказать о своих приключениях. — Тут она припомнила, что Габриэль рассказывал ей о подвигах Нила в Южных морях. — О тебе ходят жуткие слухи.
— В самом деле? Не иначе как эти истории сочиняет твой свежеиспеченный муж. Когда он узнает, что ему не удалось прикончить меня, он постарается еще больше меня опорочить.
Во рту у Фебы пересохло.
— Ты хочешь сказать, что Уальд солгал? Ты не был пиратом?
— Пиратом? Я? И ты могла поверить такой лжи о своем верном Ланселоте? — Взгляд Нила омрачился. — Мне страшно за тебя, возлюбленная моя.
— Нил, я не твоя возлюбленная. И никогда не была ею, — выдохнула она и замолчала. — Почему же тебе страшно за меня?
— Феба, дорогая моя, ты вышла замуж за самого жестокого из пиратов, который когда-либо охотился в Южных морях. Этот человек наводил ужас на всех честных торговцев. Он захватил мое суденышко, дочиста ограбил его и предложил всем, кто был на борту, выбирать: смерть от меча или смерть в море. Я выбрал море.
— Нет, я не могу в это поверить, Нил. Тут какая-то ошибка.
— Я был там. И едва не погиб. Поверь мне, дорогая, это чистая правда. Все до последнего слова.
— Что было дальше? Как тебе удалось спастись?
— Несколько дней я плыл, ухватившись за кусок дерева. Потом меня выбросило на какой-то остров. Я едва не потерял рассудок от голода, жажды и палящего солнца. Только воспоминание о твоем прелестном лице заставляло меня бороться за жизнь.
— Господи Боже!
Нил сжал зубы, его карие глаза внезапно вспыхнули яростью.
— Несколько месяцев я просидел на этой чертовой скале. Наконец меня подобрали, и я оказался в порту. Но у меня не было ни гроша: Уальд потопил мой корабль и полностью разорил меня. Этот корабль был единственным моим богатством. Прошло немало времени, прежде чем мне удалось скопить достаточно денег, чтобы вернуться в Англию.
Феба пристально смотрела на него.
— Нил, даже не знаю, что сказать и чему верить. Все это кажется просто бессмыслицей. Я слышала, мой отец заплатил тебе за то, чтобы ты покинул Англию.
— Мы оба знаем, что твой отец не одобрял нашей… дружбы, — проникновенным голосом напомнил ей Нил.
— Да, но он в самом деле заплатил за то, чтобы ты оставил меня в покое? Я хочу знать: это правда?
Нил мрачно улыбнулся ей.
— Неизвестный благодетель заплатил за мой билет на корабль. Я так и не знаю его имени. Я думал, кто-то из богатых друзей моего отца решил мне помочь — кто-нибудь, кому было известно, что мне необходимо скопить денег, чтобы жениться на тебе. Я не мог упустить такую возможность.
Феба почувствовала, как кружится у нее голова, и поняла, что виноват в этом вовсе не медленный вальс. Она тщетно пыталась разобраться в том, что сейчас услышала.
— Я ничего не могу понять, Нил.
— Конечно, дорогая, ты не понимаешь, зато я очень хорошо все понимаю, увы, слишком хорошо. Уальд вернулся в Англию с добычей, награбленной за восемь лет пиратства, и стал респектабельным членом высшего общества.
— Он не был пиратом, — возразила Феба. — Теперь я хорошо знаю его и никогда в это не поверю.
— Ты знаешь его не так давно, как меня, — тихо возразил Нил. — Он отнял у меня единственную женщину, на которой я хотел жениться.
— Прости, Нил, но я все равно не вышла бы за тебя замуж. Я говорила тебе об этом и тогда, восемь лет назад.
— Ты полюбила бы меня. Впрочем, к чему обиды. Брак с Уальдом не твоя вина. Тебе сказали, что я умер.
— Да.
Не было смысла повторять, что даже если бы она не считала его погибшим, то все равно не стала бы дожидаться его возвращения. Феба никогда не собиралась выходить замуж за Нила и никогда не скрывала этого. Она готова была видеть в нем друга, но не мужа или любовника.
— Этот пират Уальд отнял все, что было мне дорого. Мой корабль, мою возлюбленную и даже заветный дар, который всегда напоминал мне о тебе.
Глаза Фебы расширились, дурное предчувствие охватило ее.
— Дар? — переспросила она.
— Он забрал книгу, которую ты подарила мне, дорогая. Я видел, как он уносил ее в тот день, когда захватил мой корабль. Он собрал все, что нашел ценного в моей маленькой каюте, и наконец добрался до «Дамы на башне». Я едва не поплатился жизнью за то, что попытался отнять у него книгу. Эта потеря огорчила меня больше всего на свете. Единственное, что оставалось у меня на память о тебе…
Феба почувствовала укол совести, что только усилило ее беспокойство.
— Нил, я в такой растерянности…
— Понимаю, любовь моя. Тебе пришлось выслушать столько искусной лжи, и теперь ты не знаешь, чему верить. Я только прошу, не забывай, что мы когда-то значили друг для друга.
Внезапно ужасная мысль поразила Фебу:
— Что ты собираешься предпринять, Нил? Посадить Уальда в тюрьму? В таком случае должна предупредить тебя…
— Нет, Феба, нет, я не приложу никаких усилий для того, чтобы Уальда постигла заслуженная кара. Я ничего не добьюсь — у меня нет доказательств. Все случилось за тысячи миль отсюда, и только мы двое знаем правду. Но что значит мое слово против его? Он теперь граф и дьявольски богат, а я нищий. Кому, по-твоему, судьи поверят?
— Ты прав. — Феба с облегчением перевела дух. По крайней мере эта опасность ей не грозит.
— Феба?
— Да, Нил?
— Я уверен, твое замужество… Ты попала в западню.
— Но я так не считаю, — пробормотала Феба.
— Жена всегда оказывается во власти мужа. Мне было бы жаль любую бедняжку, попавшую в руки Уальда. А ты очень дорога мне, Феба, я буду любить тебя до конца дней своих. И хочу, чтобы ты помнила об этом.
— Очень мило с твоей стороны, Нил. — Феба проглотила комок в горле. — Но ты не должен так переживать из-за меня. Ты должен строить свою собственную жизнь.
— Я вынесу и это, дорогая, — ответил он с улыбкой, — точно так же, как вынес те страшные дни посреди открытого моря. Но ты могла бы подарить мне великое счастье и утешить меня, если бы вернула мне ту книгу, с которой я когда-то покидал Англию.
— Ты хочешь, чтобы я отдала тебе «Даму на башне»?
— Это все, что останется на память о тебе, Феба. Полагаю, Уальд привез эту книгу с собой вместе со всей награбленной добычей? — Да, — отвечала Феба, хмурясь. — То есть я хочу сказать, он привез ее из Южных морей, как и все свое состояние.
— Эта книга твоя, любовь моя. Ты вправе оставить ее у себя или подарить. Если в тебе сохранилась хоть капля жалости или любви к несчастному, вечно преданному тебе Ланселоту, заклинаю, отдай мне эту книгу. Не могу выразить словами, как много она значит для меня.
Паника охватила Фебу.
— Нил, это так по-рыцарски… твое желание вернуть «Даму на башне». Но я действительно не знаю, смогу ли отдать тебе эту книгу.
— Я понимаю. С Уальдом нужна осторожность. Он чрезвычайно опасен. Будет лучше, если ты не расскажешь ему о моей просьбе. Кто знает, на что он способен. Он ненавидит меня.
— Сделай милость, воздержись от подобных высказываний в адрес моего мужа, — сердито оборвала его Феба. — У меня нет никакого желания выслушивать все это.
— Конечно, конечно. Жена должна верить в доброе имя своего мужа. Это ее супружеский долг.
— Дело в другом. — Феба не собиралась выслушивать нотации насчет супружеского долга. — Ты никогда не заставишь меня поверить, будто Уальд был пиратом.
— Но ты, конечно же, не поверишь и в то, что пиратом был я? — кротко спросил ее Нил.
— Ты прав, — призналась она, — очень трудно вообразить тебя в роли кровожадного головореза.
— И за это спасибо. — Нил смиренно склонил голову.
Внезапно Феба ощутила присутствие Габриэля в бальной зале. Первым ее чувством было радостное облегчение. Но когда она обернулась и увидела, что он шагает прямо к ним, настроение ее резко переменилось. Она испугалась, что сейчас произойдет ужасная сцена.
В этот вечер Габриэль, как никогда, походил на ястреба. Его зеленые глаза горели безжалостным огнем. Черный вечерний костюм подчеркивал строгие черты лица и хищную грацию движений. Он приближался, не отводя глаз от Фебы и Нила.
Подойдя вплотную, Габриэль снял руку жены с плеча Нила и рывком притянул Фебу к себе. Затем обернулся к Нилу, и его тихий голос прозвучал смертельной угрозой:
— Значит, тебе все-таки удалось выплыть, Бакстер?
— Как видишь. — Нил небрежно и даже насмешливо поклонился ему.
— Послушайся моего совета, — продолжал Габриэль, — если хочешь и впредь оставаться в живых, держись подальше от моей жены.
— Полагаю, теперь все зависит от Фебы, — произнес Нил. — Ее положение очень напоминает ситуацию, в которой оказалась легендарная королева Джиневра, не правда ли? Вам досталась роль короля Артура, Уальд, а я сыграю Ланселота. Нам всем известно, что произошло в той легенде. Высокородная дама оставила своего супруга ради возлюбленного.
Феба пришла в ярость при намеке, что она может предать Габриэля:
— Прекратите немедленно, вы, оба! Я не желаю это слушать!
— В отличие от Артура я сумею защитить жену, — негромко возразил Габриэль. — Артур совершил ошибку: он доверял Ланселоту. А я такой ошибки не допущу: я ведь прекрасно знаю, с кем имею дело — с лжецом, убийцей и грабителем.
Глаза Нила вспыхнули яростью.
— Фебе понадобится немного времени, чтобы понять правду. Сердце ее чисто, и даже тебе, Уальд, не удастся развратить ее.
Развернувшись, Нил исчез в толпе. Феба только теперь заметила, что почти перестала дышать. В тот же миг Габриэль потянул ее за собой прочь из танцевальной залы. Феба потеряла равновесие, левая нога подвернулась, но Габриэль успел подхватить ее.
— Как ты себя чувствуешь? — спросил он.
— Хорошо, но я была бы крайне благодарна, если бы ты не тащил меня за собой через всю залу. На нас уже смотрят.
— Пусть смотрят.
Феба только вздохнула. Он был сейчас просто невыносим.
— Куда мы так спешим?
— Домой.
— Прекрасно, — отозвалась Феба, — все равно вечер безнадежно испорчен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безрассудство - Кренц Джейн Энн



Нормал!секс сцены очень даже ничего!хотя сюжет слабоват!
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннТаТа
12.07.2011, 21.57





Не плохо, даже очень ... Рекомендую... 9 б
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннИрина
22.12.2013, 22.33





У меня сложилось двойственное мнение о этом романе. Главные плюсы этой книги: rn1 - не затянутый сюжетrn2 - нет огромного количества имен, действия разворачиваются только вокруг семьи и никаких посторонних нетrn3 - гл.героиня не забеременела после первого же разаrnМинусы:rn1 - повернутая на голову(по рыцарям) гл.героиня. Хотя в аннотации об этом написано, но чтоб настолько! Я просто не ожидала, а меня это крайне раздражалоrn2 - гл.героиня впутывается во что - то и гл.герой постоянно тут же её спасает и всегда успевает именно за секунду до катастрофы. Это ТАК наивно. rn3 - вообще много наивного в этой книге. Но в целом, всё равно довольно интересно. 8 из 10
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннКсения
26.03.2014, 14.54





Да. Согласна с Ксенией. Она хорошо все по полочкам разложила. Известен король Баварии Людвиг, который также был зациклен на рыцарстве, так что рыцарский замок в Альпах построил во всех деталях. Так, что с ума сошел и его убили. Гл. героиня тоже с на грани этого....в смысле с ума сойти. Да еще хромоножка. Жалко мне главного героя.
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннВ.З.,68 л.
29.10.2016, 13.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100