Читать онлайн Безрассудство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безрассудство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Безрассудство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Где она, черт побери?! — проревел Габриэль. Роллинз, дворецкий, дрогнул под его натиском, но устоял.
— К сожалению, я вынужден сообщить вам, милорд, что мне неизвестно, где находится в данный момент леди Уальд, Последний раз я видел ее в библиотеке, где миледи обычно проводит это время дня.
— И все остальное тоже, — проворчал Габриэль. Феба безвылазно сидела в этой проклятой библиотеке, лишь бы не встречаться с ним. — Немедленно соберите всю прислугу.
— Да, милорд.
Через несколько минут все обитатели замка столпились в главном холле. Никто не знал, куда она подавалась. В последний раз ее видели в библиотеке, и было это два часа назад.
Габриэль попытался совладать со своей тревогой и все более проступавшим из-под этой тревоги откровенным страхом. «Главное, не поддаваться чувствам», — напомнил он себе.
— Я хочу, чтобы вы немедленно обыскали каждый уголок в замке и парке. Роллинз, вы будете руководить поисками. Я отправляюсь на скалы. Через час ждите меня здесь.
— Да, милорд. — Роллинз, поколебавшись, спросил:
— Прошу прощения, милорд, вы опасаетесь, что стряслась беда?
— Миледи могла выйти погулять и заблудиться, — сказал Габриэль, не веря ни единому своему слову. — Она не знает здешних мест. Немедленно начните поиски.
— Да, милорд.
Габриэль распахнул дверь и устремился вниз по каменным ступеням. Страшное беспокойство гнало его вперед, он быстро пересек двор и вышел за ворота замка.
Она обещала, что больше не сбежит от него.
Добравшись до скалистой гряды, Габриэль остановился, внимательно осматривая с высоты каменный берег и бившиеся вдоль узкой прибрежной полосы волны. Если Феба отправилась на прогулку, то она не могла уйти дальше этих скал. Спускаться к воде ей ни к чему.
Но Феба непредсказуема. Она обожает рисковать. Габриэль содрогнулся, вспомнив, как и где они впервые повстречались. В полночь посреди леса. Боже милосердный! Эта женщина представляет вечную угрозу для себя самой.
Вот он отыщет ее и посадит на короткий поводок. Хватит с него этой чепухи. Хватит с него этого страха, рвущего его на части.
Габриэль велел себе успокоиться. Нужно припомнить, во что была одета Феба утром. Да, юбка этакого кричащего лимонного цвета и к ней накрахмаленная шуршащая блуза. В своем наряде она выглядела очень ярко и весело.
Вряд ли она собиралась именно сегодня сбежать от своего мужа.
Габриэль вновь подошел к краю скалы. Он поверит, что жена убежала от него, только когда проверит все другие возможные объяснения.
Что-то белое мелькнуло на гладко отполированном морем камне. Габриэль прищурился. Должно быть, солнце играет на поверхности моря. Белое пятно шевельнулось, поползло выше по скале. Белое пятно — бледные руки, бледные ноги, темные спутанные волосы на фоне темного камня.
Феба!..
Габриэль почувствовал ледяной холод внутри. На миг он подумал, что эта глупышка решила искупаться. Потом все же понял, что она сражается за свою жизнь там, в полосе Прибоя.
— Феба! Держись, я иду к тебе! — крикнул он и бросился вниз по крутой тропе.
Он не замечал ни песка, ни режущих камней. Спрыгнув с края утеса, Габриэль оказался на берегу и сразу нырнул в непроницаемую глубину.
— Феба. Бога ради, держись!
Клубок мокрых волос пошевелился при его приближении. Феба повернула голову, ее щека касалась обросшей ракушками скалы. Она цеплялась за камень из последних сил, наполовину погрузившись в воду. Глаза ее чуть приоткрылись, она устало улыбнулась ему:
— Я знала, Габриэль, рано или поздно ты явишься.
— Черт меня побери, что ты здесь делаешь?
Габриэль втянул Фебу на скалу и поднял на руки, прижимая к себе. Ее сорочка насквозь промокла и стала совершенно прозрачной. Он видел темные бутоны сосков так отчетливо, как если бы она была обнажена.
— Где твоя одежда? Что случилось, во имя всех святых?
— Я искала тебя. — Голос ее задрожал. Она обмякла в руках Габриэля, как тряпичная кукла, глаза ее закрылись.
— Феба, открой глаза. — Габриэль, словно со стороны, слышал, как тревожно звучит его голос. — Сейчас же открой глаза и посмотри на меня.
Феба покорно приподняла ресницы.
— Что ты? Я ведь в безопасности, правда?
— Правда, — прошептал он, вынося ее на берег, — ты в безопасности.
Она не собиралась бежать от него.


Час спустя Феба удобно устроилась на подушках в своей собственной постели. Она успела принять теплую ванну под неусыпным надзором Габриэля и выпить несметное количество чашек горячего чая. Он не успокоился, пока краска не прилила вновь к ее щекам и губам.
Когда Феба начала отказываться от чая и обижаться, что вокруг нее подняли такую суматоху, Габриэль понял, что она вполне оправилась, и тут же выгнал из комнаты всю прислугу.
Он мог ее потерять. Эта страшная мысль продолжала терзать его. Внешне это проявлялось в угрюмой раздражительности. Он мог потерять Фебу.
Он снова попытался побороть переполнявшие его чувства. Это было не так-то просто, и он использовал гнев как защиту, чтобы скрыть все остальные чувства, в особенности свой страх.
— А теперь, мадам жена, потрудитесь объяснить, что произошло с вами сегодня, — обратился он к Фебе, как только за последней служанкой захлопнулась дверь. — Что это за вздор насчет того, что вы отправились искать меня? Что же, черт побери, случилось?
Феба легонько зевнула.
— Алиса сказала, что ты послал ее за мной.
— Какая еще Алиса?
— Служанка.
— Служанка?
Феба посмотрела на Габриэля, с трудом удерживая сами собой опускавшиеся веки.
— Ой, я действительно не знаю. Я думала, что уже всех в доме знаю, но он такой большой, и столько имен и лиц надо запомнить…
— Опиши мне ее, — резко потребовал Габриэль.
— У нее светлые волосы, совсем светлые, довольно приятное лицо. Я еще подумала, что для простой служанки она не так уж молода. Обычно к этому возрасту они уже становятся по крайней мере горничными.
— Что сказала тебе эта Алиса? — тихо настаивал Габриэль.
— Она сказала, что ты ждешь меня в подземелье замка. Сказала, что ты хочешь показать мне катакомбы. — Феба перевела дыхание. — Я так обрадовалась!
— Она повела тебя вниз? Проводила тебя?
Феба кивнула.
— Но тебя там не было. Алиса страшно боялась, поэтому я отпустила ее и пошла дальше по тоннелю одна. А потом случилась катастрофа.
— Что за катастрофа?
— Огромная железная дверь выросла из стены у меня за спиной и перегородила путь обратно. Я оказалась в ловушке. Как я ни прислушивалась, снаружи не доносилось ни звука, и я решила, что вы не можете открыть дверь. Я начала искать другой выход.
— И ты вышла к тайному причалу? — не веря своим ушам, спросил Габриэль. — Боже мой, ты проплыла весь путь из пещеры, а потом назад к берегу?
— У меня не было другого выхода.
Габриэль стиснул зубы.
— Кто, черт побери, научил тебя плавать?
Феба слабо улыбнулась.
— Однажды, когда была еще совсем маленькой, я прыгнула в пруд у нас в поместье. Был очень жаркий день, и страшно хотелось освежиться, как это делали Энтони с друзьями. Они, кстати, и выудили меня из воды, но мама велела брату научить меня плавать: никто, мол, не сумеет предсказать, когда мне снова вздумается прыгнуть в этот пруд.
— Я буду молиться за нее, — пробормотал Габриэль.
— Постарайся не забыть об этом, когда она попросит у тебя взаймы, чтобы покрыть карточный долг, — с кислой миной произнесла Феба.
— Ты о чем? — Габриэль нахмурился.
— Разве я тебе не рассказывала? — Феба снова зевнула. — Мама страстно увлечена картами. Она рассматривает своих зятьев в качестве потенциальных банкиров.
— Черт побери…
— Мне следовало предупредить тебя о маминых слабостях прежде, чем ты предложил мне руку и сердце, но для этого тебе следовало сначала обратиться ко мне, а потом уже к отцу.
— Стало быть, я сам и виноват, если придется покрывать долги твоей матери? — усмехнулся Габриэль.
— Вот именно, милорд. — Феба на минутку призадумалась. — Знаешь, мне кажется, нам лучше не рассказывать об этом неприятном происшествии моим родным. Они только зря будут беспокоиться, а им со мной и так хватает забот.
— Если ты не хочешь, я ничего не стану им рассказывать.
Феба улыбнулась с облегчением.
— Спасибо. А теперь я посплю, можно?
— Да, Феба. Ты должна уснуть. — Габриэль отошел от окна и приблизился к изножью ее кровати.
— У тебя какое-то странное выражение лица, Габриэль! Что ты собираешься делать, пока я буду спать?
— Отправлюсь на поиски этой Алисы…
— И что ты с ней сделаешь, когда найдешь? — Феба устало закрыла глаза и попробовала поудобнее устроиться на подушках.
— По меньшей мере выгоню без рекомендательного письма, — ответил Габриэль.
Феба широко раскрыла глаза.
— Но это же так жестоко, сэр. В ее возрасте и без рекомендаций она нигде не сможет найти работу.
— Пусть молит Бога, чтобы я не обратился в магистрат и не настоял на аресте. Уверен, она пыталась убить тебя.
Феба очень внимательно посмотрела на Габриэля.
— Значит, вы не посылали за мной утром, милорд.
— Нет, Феба, — тихо ответил Габриэль, — я за тобой не посылал.
— Понятно. — Она выглядела совершенно несчастной. — Этого-то я и боялась. Я так надеялась, что ты все-таки посылал ее за мной. Это значило бы…
— И что, по-твоему, это бы значило? — нахмурился Габриэль.
— Что ты хочешь разрушить ту стену, которую воздвиг между нами.
— Я не воздвигал никакой стены, Феба. Это сделала ты. И ты можешь уничтожить ее. — Он подошел ближе к постели и укрыл одеялом ее плечи. — Отдохни как следует, дорогая. А позже тебе принесут ужин.
— Габриэль…
— Да, Феба?
— Спасибо, что спас меня. — Она сквозь сон улыбнулась ему. — Я знала, что ты меня спасешь.
— Ты сама себя спасла, Феба, — ответил Габриэль. Эта мысль будет терзать его всю оставшуюся жизнь. Он мог потерять Фебу! — Если бы ты осталась ждать в подземном тоннеле, прошло бы очень много времени, прежде чем я догадался бы искать тебя там. Я запретил кому бы то ни было спускаться туда без моего сопровождения.
— Тогда почему же Алиса повела меня вниз? — Феба пытливо взглянула на мужа.
— Превосходный вопрос, дорогая. И я не успокоюсь, пока не найду на него ответ.
Габриэль вышел из комнаты и осторожно прикрыл за собой дверь. Выйдя в холл, он подозвал к себе горничную Фебы.
— Будьте с ней, пока она спит, — приказал он, — и не оставляйте одну даже на минуту.
— Да, милорд. Мадам уже лучше?
— Все будет в порядке. Не отлучайтесь от нее до моего возвращения.
— Да, милорд.
Габриэль быстро прошел по лестнице. В главном холле он разыскал Роллинза.
— Как себя чувствует мадам? — встревоженно спросил дворецкий.
— Лучше. Немедленно приведите ко мне Алису.
— Алису? — неуверенно переспросил Роллинз.
— Блондинка, довольно красивая, несколько старовата для служанки.
— Я не думаю, что среди служанок есть кто-нибудь по имени Алиса… Сейчас выясню у миссис Кримптон.
— Хорошо. Вы найдете меня внизу той лестницы, что ведет к катакомбам.
— Да, милорд.
Габриэль прихватил свечу из библиотеки и прошел в дальний конец большого холла. Он спустился по узкой винтовой лестнице и резко остановился, увидев, что тяжелая дверь в подземелье заперта.
Через десять минут пришел Роллинз. На его лице читалась крайняя озабоченность.
— В замке нет служанки по имени Алиса, сэр.
Габриэль почувствовал, как холодок пробежал по его телу.
— Кто же тогда та женщина, которая была здесь сегодня? Она назвалась Алисой и сказала, что работает в замке.
— К сожалению, милорд, мне ничего о ней не известно. Могу ли я спросить, почему вы ее разыскиваете?
— Это не важно. Я спущусь в подземелье. — Габриэль снял ключ с крюка на стене.
— Наверное, мне лучше пойти с вами, милорд?
— Нет, не вижу необходимости. Оставайтесь здесь, Роллинз, и присматривайте за всем.
— Слушаю, милорд, — вытянулся Роллинз.
Габриэль отворил деревянную дверь и вошел под сумрачные каменные своды. При свете свечи он разглядел в пыли две цепочки следов. Несомненно, кто-то сопровождал Фебу на пути по коридору. Так называемая Алиса.
Габриэль быстро шагал по тоннелю, следуя за ясными отпечатками ног. Увидев перегородившую коридор железную дверь, он в ярости заскрипел зубами. Габриэля вновь охватила ярость при мысли, что его Феба попала в ловушку, оказалась отрезанной от замка и вынуждена была рисковать жизнью, бросившись в море вплавь.
С трудом совладав со своим гневом, он наклонился за ножом, который всегда носил с собой в сапоге. С тех пор как он повстречался с Фебой, этот нож уже не первый раз выручает его.
Габриэль просунул кончик ножа в зазор между двумя камнями и нащупал тайную пружину. Мгновение — и камень отошел, обнаружив скрытый в стене механизм, который управлял железной перегородкой. Привести ее в движение можно было, нажав на определенный камень.
Габриэль пристально осмотрел старинный механизм. Все колесики и цепи были в полном порядке. Он сам, с тех пор как разгадал секрет железной двери, провел тут немало часов, налаживая ход этой машины. Габриэль получил огромное удовольствие, когда старая механика вновь заработала. Он даже включил описание подобного приспособления в свою «Безрассудную отвагу». Оставалось лишь сожалеть, что рукопись еще не попала в руки таинственному издателю. Может быть, тогда из книги Феба узнала бы устройство этого механизма. И это ее сегодня выручило бы.
Габриэль позаботился о том, чтобы все слуги в доме умели открывать и закрывать потайную дверь. Хотя он и запретил кому бы то ни было спускаться в катакомбы без его ведома, но слишком хорошо разбирался в человеческой натуре и понимал, что кто-нибудь может и пренебречь запретом. Габриэль вовсе не хотел, чтобы ослушник угодил в западню, оказавшись по ту сторону массивной двери.
Все в замке знали, как открывается дверь. Все, кроме Фебы. Таинственная Алиса могла выведать секрет у лакея или мальчишки, убирающего конюшню.
«Но зачем ей понадобилось запугивать Фебу?»— размышлял Габриэль, открывая железную дверь. Этого он пока понять не мог.
Дверь с визгом и грохотом медленно вернулась на место в стене. Габриэль двинулся вперед по тоннелю и шел, пока не добрался до тайного причала.
В бессильном гневе Габриэль подобрал с пола смятую лимонно-желтую юбку Фебы и валявшийся рядом огарок свечи. Он поглядел на черные волны, бившиеся о камень, и попытался представить себе, как Феба могла отважиться соскользнуть в них. Он знал много крепких мужчин, которые не решились бы ни на что подобное.
Его безрассудная леди не уступит в отваге любому доблестному рыцарю.
И он чуть было не потерял ее.


Вода засасывала ее, хотела утащить вниз, в пучину. Проклятие лежит на том, кто украдет эту книгу. Пусть он сам утонет в волнах. Феба старалась плыть быстрее, она раздвигала воду руками и ногами в отчаянном, усилии спастись от мрака, который остался позади, и от той черной бездны, что ждала ее внизу. Со всех сторон ее окружала непроглядная тьма. Единственной надеждой была тонкая полоска света впереди. Она должна добраться! Но вода смыкалась вокруг нее, давила, не хотела отпускать из своей ловушки.
И когда ей уже показалось, что она больше не сможет плыть, из тьмы к ней протянулась мужская рука. Феба готова была ухватиться за нее, но тут увидела руку другого мужчины, которая тоже тянулась к ней. Оба обещали спасти ее. Один из них лгал. Феба поняла, что ей нужно выбирать. И если она ошибется, то умрет…
Феба проснулась от собственного крика.
— Феба, проснись! Феба, открой глаза! — услышала она резкий встревоженный голос Габриэля.Сн крепко обхватил руками ее плечи и легонько, нетерпеливо встряхнул ее. — Ты спала. Ради Бога, женщина, проснись. Приказываю тебе! Ты слышишь меня?
Феба, медленно высвобождаясь из-под обломков сна, наконец поняла, что лежит в своей постели. Лунный свет струился в окно. Габриэль, в черном шелковом халате, сидел возле нее. Она видела, как резко проступают черты его лица в лунном свете.
Мгновение она бессмысленно глядела на него, затем, не произнеся ни звука, бросилась в его объятия, словно ища убежища.
— Черт побери, — Габриэль крепко обнял ее, — ты меня насмерть перепугала. Постарайся успокоиться. От такого крика мертвый воскреснет.
— Мне приснилось…
— Я понимаю.
— Я снова была в той пещере и пыталась плыть на свет. И тут я почему-то вспомнила проклятие из «Дамы на башне», и оно перепуталось со сном.
Он приподнял ее голову, стараясь заглянуть в глаза.
— А что это за проклятие?
— Разве ты не помнишь? — Феба заморгала, пряча слезы испуга и облегчения. — В конце «Дамы на башне» переписчик, как обычно, вставил проклятие. В нем упоминается и смерть в волнах.
— Да, помню, Феба, это только сон.
— Но все было словно наяву.
— Еще бы — после всего, что ты пережила сегодня. Может быть, я позову служанку, чтобы она посидела с тобой, пока ты не уснешь?
— Нет, уже все хорошо.
«Все хорошо, пока ты держишь меня», — но этого она не осмелилась произнести вслух. Феба прижалась к Габриэлю, словно черпая в нем силу.
Прикосновение его большого сильного тела так успокаивало ее в эту ночь. Феба вспоминала, как он поднял ее со скалы и вынес на побережье. Последние остатки страшного сна отступили.
— Феба…
— Да, Габриэль?
— Наверное, ты уже сможешь уснуть? — Голос Габриэля звучал несколько неестественно.
— Не знаю, — честно призналась она.
— Уже очень поздно. Почти два часа ночи.
— Да-да.
— Феба.
Феба обхватила Габриэля руками, пряча лицо у него на груди:
— Пожалуйста, останься.
Внезапно она почувствовала; как напряглось его тело.
— Мне не очень нравится эта идея, Феба.
— Я знаю, ты сердишься на меня. Но мне так не хочется оставаться одной.
Пальцы Габриэля чуть сжали ее волосы.
— Я не сержусь на тебя.
— Нет, ты сердишься, и я не виню тебя за это. До сих пор я была не очень-то хорошей женой, верно?
Габриэль быстро поцеловал ее волосы.
— До сих пор ты была весьма необычной женой, скажем так.
Феба глубоко вздохнула и еще теснее прижалась к нему.
— Я наговорила тогда много вздора. Теперь я понимаю. И готова стать твоей женой… по-настоящему.
Габриэль помолчал немного.
— Это потому, что боишься сегодня заснуть одна? — спросил он наконец.
— Разумеется, нет! — Рассердившись, Феба резко дернула головой и ударилась о подбородок Габриэля. Он застонал, но Фебу это не остановило. — Как вы осмеливаетесь предполагать, что я предложу вам осуществить ваши супружеские права только из страха остаться одной? Немедленно оставьте меня, милорд!
— Сомневаюсь, что мне это под силу. — Габриэль печально потирал свой подбородок. — Если даже попытаюсь встать, то рухну без сознания. От такого удара в подбородок, пожалуй, можно и к праотцам. Какой боксер давал тебе уроки, дорогая? Не Джентльмен Джексон, случайно?
Феба слегка встревожилась. Она ласково дотронулась до его щеки.
— Габриэль, я в самом деле так сильно ударила тебя?
— Да я никак не могу оправиться от сокрушительного удара. — Габриэль склонился, осторожно опуская ее на подушки. В его улыбке Феба прочитала обещание чувственных наслаждений. — Если мне повезет, я оправлюсь как раз вовремя, чтобы преподать вам очень важный урок, мадам жена.
— И какой же это урок, милорд? — Феба робко улыбнулась ему.
— Ты должна наконец узнать, что и жена тоже получает удовольствие от супружеских прав, а не один только муж.
— Я буду очень старательной ученицей, — пообещала Феба, обвивая его шею руками.
— Не беспокойся. Если ты не поймешь все с первого раза, мы будем повторять этот урок до тех пор, пока ты все не усвоишь окончательно.
Медленным, долгим поцелуем Габриэль приник к ее губам. Феба мгновенно утратила власть над своими чувствами и ответила ему со всей пылкостью, истосковавшись по той полной бесконечной близости, которую жаждала вновь пережить с Габриэлем. «Не важно, что он еще не научился любить меня, — сказала она себе. — Когда он принимает меня в свои объятия, то отдает частицу себя. Мне достаточно этого; я буду раздувать крохотный огонек его чувства, пока он не вспыхнет в пламя». И с этой мыслью Феба теснее прижалась к мужу.
Она услышала тихий смех Габриэля у самой своей щеки.
— Не так быстро, хорошая моя. На этот раз мы сделаем все как полагается.
— Не понимаю. Разве тогда мы не все сделали как полагается?
— Только отчасти. — Габриэль раздвинул складки ее ночной рубашки, высвобождая грудь. — На этот раз мы во всем будем вместе.
Феба задохнулась, чувствуя, как его язык прикасается к ее соскам. Инстинктивно она погрузила пальцы в волосы Габриэля.
— Тебе нравится, Феба?
— Да…
— Ты должна говорить мне, как тебе нравится, обо всем, что мы будем делать.
Феба облизнула губы, Габриэль осторожно покусывал ее грудь. Она почувствовала, как внутри нарастает сладостное напряжение.
— Это… это очень хорошо.
— Верно. — Габриэль приподнялся, на миг оторвавшись от нее и сбрасывая с себя халат.
Она увидела, как блестит в свете ночи его сильное мускулистое тело. Феба погладила крепкие плечи Габриэля, испытывая пьянящий восторг.
— Вы очень красивы, милорд.
— Нет, милая, совсем нет. Но если тебе так кажется, не стану спорить. — Габриэль тихо заскользил вниз по ее телу, осторожно снимая рубашку и осыпая короткими жаркими поцелуями ее груди и нежный живот. — А вот ты в самом деле прекрасна, дорогая.
Феба едва сдержала смех, но ее чувства уже пришли в смятение, и все вокруг завертелось. Смех перешел в тихий стон желания.
— Я рада, что кажусь тебе такой, Габриэль. Когда ты меня целуешь, я чувствую себя очень красивой.
— Тогда я буду все время целовать тебя, — пообещал Габриэль.
Он раздвинул ноги Фебы и лег между ними. Феба задрожала, почувствовав, как его губы касаются ее бедер. Губы Габриэля продвигались все выше, и Феба резко втянула в себя воздух.
— Подожди, Габриэль, что ты делаешь?
— Не забывай, ты должна говорить мне, как тебе это нравится. — Габриэль поцеловал завиток волос, скрывавший сладостную тайну.
Феба в ужасе сжалась.
— Остановись, Габриэль. — Ее руки с силой вцепились в его волосы. — Что ты делаешь?!
— Разве тебе не нравится? — Кончиком языка он притронулся к нежному бутону женской плоти.
— Нет! Нет! — Она уже почти кричала. — Прекрати! Немедленно прекрати! — Она рванула Габриэля за волосы.
— А-а! Сначала ты пытаешься выбить мне зубы, а теперь вырываешь последние волосы. Не всякий способен заниматься с тобой любовью, дорогая!
— Ты обещал прекратить, если я скажу, что мне не нравится, — прошептала она.
— Нет, такого я не говорил. Я просто просил тебя говорить о том, что нравится.
— Но это мне не нравится. Это слишком…
Но язык Габриэля вновь коснулся того же самого чувствительного места где-то внутри ее, и Феба утратила дар речи.
Тихий стон сотряс ее тело. Не в силах сопротивляться, она изогнулась всем телом, прижимаясь к мужу, требуя еще и еще этого странного, восхитительного прикосновения.
— Габриэль, Боже мой, Габриэль…
— Скажи, что тебе нравится, дорогая. — Габриэль продолжал свой безжалостный натиск, проникая в самые потаенные глубины. Теперь его палец входил и выходил, ласково прокладывая путь, а язык по-прежнему ласкал раскрывшийся бутон ее плоти.
— Габриэль, остановись, у меня нет сил.
— Скажи, что тебе нравится.
— Я… я не выдержу, — с трудом прошептала Феба.
— Выдержишь. Ты отважная женщина. — Еще один палец Габриэля вошел в нее, нежно терзая.
Феба извивалась под ним, сокрушенная потрясающими прикосновениями его языка и губ. Она уже ничего не могла сделать. Она не сдалась морским волнам, но перед волнами страсти Феба была бессильна.
— Скажи, что тебе нравится, Феба!
— Габриэль, не могу… не могу… Да! Да, мне нравится! Мне очень нравится! Господи, я схожу с ума! — Феба прижалась к Габриэлю, удерживая его, поднимаясь навстречу жарким поцелуям. Она почувствовала, как его пальцы снова вошли в нее, и ощутила немыслимое напряжение в своем теле, там, внизу. — Габриэль!
— Да! — прошептал он в ответ. — Да! Сейчас! Именно так. Держись за меня. Доверься мне, и я спасу тебя.
Он снова поцеловал ее, и душа Фебы разлетелась на тысячи мелких осколков. Она уже не слышала торжествующего вздоха, вырвавшегося у Габриэля, и только почувствовала, как он накрыл ее тело своим. Она изумилась, ощутив свой собственный вкус на его губах, когда он коснулся ее рта. И еще она почувствовала, как его поднявшийся мощный жезл вошел в ее напрягшееся и содрогающееся тело.
Феба приняла его, легкая быстрая дрожь восторга била ее. Феба прижалась к Габриэлю так же крепко, как днем прижималась к покрытой водорослями скале.
Она была спасена.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безрассудство - Кренц Джейн Энн



Нормал!секс сцены очень даже ничего!хотя сюжет слабоват!
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннТаТа
12.07.2011, 21.57





Не плохо, даже очень ... Рекомендую... 9 б
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннИрина
22.12.2013, 22.33





У меня сложилось двойственное мнение о этом романе. Главные плюсы этой книги: rn1 - не затянутый сюжетrn2 - нет огромного количества имен, действия разворачиваются только вокруг семьи и никаких посторонних нетrn3 - гл.героиня не забеременела после первого же разаrnМинусы:rn1 - повернутая на голову(по рыцарям) гл.героиня. Хотя в аннотации об этом написано, но чтоб настолько! Я просто не ожидала, а меня это крайне раздражалоrn2 - гл.героиня впутывается во что - то и гл.герой постоянно тут же её спасает и всегда успевает именно за секунду до катастрофы. Это ТАК наивно. rn3 - вообще много наивного в этой книге. Но в целом, всё равно довольно интересно. 8 из 10
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннКсения
26.03.2014, 14.54





Да. Согласна с Ксенией. Она хорошо все по полочкам разложила. Известен король Баварии Людвиг, который также был зациклен на рыцарстве, так что рыцарский замок в Альпах построил во всех деталях. Так, что с ума сошел и его убили. Гл. героиня тоже с на грани этого....в смысле с ума сойти. Да еще хромоножка. Жалко мне главного героя.
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннВ.З.,68 л.
29.10.2016, 13.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100