Читать онлайн Безрассудство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безрассудство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безрассудство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Безрассудство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Какого черта он не промолчал? Габриэль бросил перо, отказываясь от тщетных попыток хоть что-нибудь сегодня написать. Он встал из-за стола и подошел к окну. Шел бесконечный дождь. Веревка, по которой он вчера спустился с крыши, все еще раскачивалась за окном.
Конечно же, нужно было промолчать, когда он проснулся и увидел, что Феба смотрит на свою «Даму на башне», оказавшуюся в его книжном шкафу.
Он мог рассказать ей правду о Ниле Бакстере и о том, как эта книга попала к нему, но обо всем остальном лучше было молчать.
Габриэль содрогнулся, вспоминая свою проповедь послушания и уважения. Напоминать о таких вещах новобрачной все равно что с самого начала постараться убедить ее, что ей вряд ли предстоит счастливое замужество. Фебе так хотелось верить, что он с первого взгляда полюбил ее и сразу же захотел жениться на ней! Зачем ему понадобилось огорчать ее? Зачем было разрушать ее иллюзии?
Габриэль и сам не мог объяснить себе своего поведения. Он весь день ломал голову над этой загадкой, но по-прежнему не находил ответа.
Вчера утром, едва узнав о побеге, Габриэль пришел в ярость. И рассердился еще больше, когда она заперлась с вечера на башне. Но к его гневу примешивался страх. Не стоит себя обманывать. Он боялся, что Феба обнаружит «Даму на башне» прежде, чем он успеет все объяснить.
Он не мечтал о том, чтобы жена приписывала ему благородное сердце и рыцарские поступки, но и не хотел, чтобы она считала его кровожадным пиратом, убивающим направо и налево. Просто он хотел быть с ней честным до конца, убеждал себя Габриэль.
Стиснув челюсти, он отвернулся от окна. Плохо это или хорошо, но теперь она знает правду. Между ними не осталось никаких недомолвок.
Она вышла замуж за человека, который сначала хотел затащить ее к себе в постель, а затем надеялся использовать ее ради осуществления своей мести. В конце концов, он женился на ней ради ее родословной и отчаянного безрассудства в надежде, что такая жена не даст ему скучать.
Если этого недостаточно, чтобы поколебать мечту о любви, драгоценную для каждой женщины, значит, ее уже ничто не сможет разрушить. Габриэль содрогнулся. Он должен был промолчать. И все было бы гораздо проще.
Но может, все к лучшему. Ведь, в конце концов, он гордился своим трезвым прагматичным подходом ко всем жизненным проблемам. Он уже не тот чувствительный, доверчивый и романтичный юноша, каким был восемь лет назад. Он — мужчина, умеющий разговаривать с жизнью.
Пусть Феба поймет, что он не намерен больше пускаться за ней в приключения, словно пес. Хватит с него роли странствующего рыцаря. Теперь она его законная жена, и пора ей научиться понимать своего мужа.
Вернувшись к столу, Габриэль снова схватился за перо. Несколько минут он потратил, стараясь заточить его маленьким ножичком. Затем уселся и принялся переписывать неудачную страницу «Безрассудной отваги».
Час спустя весь пол был завален зря испорченными листами, и Габриэль, отказавшись от бесплодных усилий, отправился вниз посмотреть, чем занята Феба.
Он обнаружил ее в библиотеке.
Бесшумно приотворив дверь, он с минуту наблюдал за ней. Все внутри у него замерло, перед глазами вновь возникли события первой брачной ночи.
Феба уютно устроилась в кресле у окна. На ней было платье цвета спелой тыквы, из-под которого выглядывали кончики домашних туфелек. Сквозь пелену дождя пробилось солнце, его лучи играли в темных волосах Фебы, шею скрывал строгий белый воротничок.
Габриэль ощутил острый укол совести. Должно быть, она проплакала все утро.
— Феба? — ласково окликнул он.
— Да, милорд? — Она не отрывала глаз от книги, лежавшей у нее на коленях.
— Я зашел посмотреть, чем ты занимаешься.
— Читаю. — Она по-прежнему не поднимала глаз и, похоже, была полностью поглощена своей книгой.
— Да, я вижу.
Габриэль прикрыл за собой дверь и подошел поближе к жене. Он остановился у камина и помолчал, глядя на ее склоненную голову. Он вдруг обнаружил, что не знает, о чем говорить дальше, и отчаянно пытался подобрать нужные слова:
— Я о прошлой ночи…
— Хм? — Она, определенно, не желала его слушать. Как же найти подходящие слова? Габриэль набрал в грудь побольше воздуха.
— Я должен извиниться, ты, естественно, ожидала большего от брачной ночи.
— Не казните себя, милорд, — отозвалась она, так и не подняв головы. — Уверена, вы все сделали наилучшим образом.
Ее снисходительный тон озадачил его.
— Да, это правда, — пробормотал он. — Так вот, Феба, мы муж и жена, и для нас очень важно быть вполне откровенными друг с другом.
— Понимаю. — Феба перелистнула страницу. — Я и не собиралась жаловаться, поскольку вы и в самом деле очень старались, чтобы все прошло как можно лучше. Но раз вы так настаиваете на полной откровенности, я тоже выскажусь до конца.
— Да? — нахмурился он.
— Если говорить совершенно честно, милорд, меня все несколько разочаровало.
— Да, конечно, дорогая, я понимаю, но виноваты ваши излишне романтические взгляды на брак.
— Так я и думала. — Феба перелистнула очередную страницу и внимательно изучала иллюстрации. — Однако ваша вина тоже есть. После той ночи, в саду Брэнтли, у меня были все основания надеяться, что брачная ночь подарит столь же приятные ощущения. Боюсь, именно этого я и ожидала, но действительность оказалась далеко не столь привлекательной.
Габриэль почувствовал, как его щеки покрываются краской. Она говорит не об их ночном объяснении, а о том, как он занимался с ней любовью!
— Бога ради, Феба, я вовсе не намерен обсуждать это.
— В самом деле, милорд? — Она наконец отвела взгляд от книги, в глазах ее не было ничего, кроме вежливого интереса. — Прошу прощения. Что же в таком случае вы хотели обсудить?
Сейчас ему хотелось взять ее за плечи и хорошенько встряхнуть.
— Я говорил о нашей беседе — после того как ты обнаружила в моем шкафу «Даму на башне»и…
— Ах, об этом.
— Да, об этом. Черт меня побери, женщина, что касается занятий любовью, тебе нечего беспокоиться. Я уже говорил, что в следующий раз все будет гораздо лучше.
Феба недоверчиво скривила губы:
— Вполне возможно!
— Не вполне возможно, а точно!
— А может быть, и нет.
— Может быть, — сузил глаза Габриэль, — я отнесу тебя наверх, в спальню, и прямо сейчас докажу тебе.
— Нет уж, благодарю.
— Почему же нет?! — Рука Габриэля сжала выступ каминной доски. Еще немного, и он точно так же сжал бы ее горло. — Или ты не хочешь заниматься любовью днем? Только не говори, что моя безрассудная Дама-под-вуалью вдруг вспомнила о приличиях. Я что же, по-твоему, женился на маленькой ханже и зануде?
— Не в этом дело, милорд. — Она вновь попыталась сосредоточиться на своей книге. — Просто я не верю, чтобы мне понравилось это занятие, во всяком случае до тех пор, пока я не уверюсь в вашей любви. И потому я решила, что пока вы не научитесь меня любить, мы больше не будем повторять подобных попыток.
Его пальцы впились в мрамор так сильно, что каминная доска, кажется, должна была вот-вот треснуть. Он посмотрел вниз, на ангельски склоненную головку.
— Дьяволенок, так вот какую ты игру затеяла?
— Уверяю вас, это вовсе не игра, милорд.
— Ты собираешься вертеть мной, как это было до свадьбы? Я больше не ваш верный рыцарь, мадам. Я ваш муж!
— Я пришла к заключению, что иногда от рыцарей куда больше пользы, чем от мужа.
«Только не потерять над собой контроль», — твердил себе Габриэль. Он должен сохранить хладнокровие, иначе не удастся взять верх в этой домашней войне. Он должен.
— Может быть, вы и правы, мадам, — ровным голосом произнес Габриэль, — не сомневаюсь, что такая упрямая и своевольная женщина, как вы, предпочитает распоряжаться своими рыцарями, а не подчиняться супругу. Но вы уже получили мужа, а не рыцаря.
— Я предпочту воздержаться пока от супружеских отношений.
— Ад и все дьяволы! Это совершенно невозможно. Я не позволю вам дурачить меня.
— Что вы, я не собираюсь дурачить вас. — Феба на мгновение оторвала взгляд от книги. — Но я настаиваю, чтобы вы научились любить меня, прежде чем снова займетесь со мной любовью.
— Вам известно, что мужья колотят своих жен и за меньшее оскорбление, чем это? — тихо и вежливо осведомился Габриэль.
— Мы уже обсуждали эту тему, Габриэль. Вы не станете меня бить.
— Я найду другие способы осуществить свои права супруга. И мне это уже удалось прошлой ночью, не правда ли?
— Прошлой ночью я совершила ошибку, — вздохнула Феба. — Вы безумно рисковали, спускаясь с крыши, и я решила, что таков ваш способ объясняться в любви. Но больше вам не удастся меня провести. Так что можете больше не рисковать сломать себе шею.
— Я все понял. — Габриэль кивнул с холодной вежливостью. «Пожалуй, я тоже сыграю в эту игру», — решил он. — Замечательно, мадам. Вы мне все прекрасно объяснили. Я не собираюсь насильно навязывать вам свои ласки.
— Я этого и не боюсь. — Она выглядела несколько удивленной.
Он с трудом сдерживал гнев.
— Будьте добры, известите меня, когда надумаете исполнять свой супружеский долг. До тех пор вы можете пользоваться всеми удобствами «Дьявольского тумана»в качестве гостьи. — С этими словами он направился к двери.
— Подождите, Габриэль. Я вовсе не говорила, что считаю себя в этом доме только гостьей.
Он задержался, стараясь не выказать торжества.
— Прошу прощения? Мне показалось, что вы говорите именно о такого рода отношениях.
— Конечно же, нет! — Она сосредоточенно нахмурилась, пытаясь разобраться в сложившейся ситуации. — Я хочу лишь, чтобы мы познакомились поближе. Я уверена, что ты научишься любить, если только постараешься. Я хочу, чтобы мы были мужем и женой во всем, кроме постели. Неужели я прошу слишком много?
— Да, Феба, это слишком. Итак, повторяю, когда захочешь быть моей женой, сообщи мне об этом. А до тех пор ты будешь для меня гостьей.
Габриэль не оглядываясь вышел в залу и мимо двух рядов старинных доспехов направился к винтовой лестнице. Он сядет за стол и допишет эту главу, умрет, но допишет. Он не позволит Фебе вконец испортить ему день.
***

Тремя днями позже Феба вновь уединилась в чудесной библиотеке Габриэля, устроившись в своем любимом кресле.
Глядя в окно, она признавалась себе, что имеется серьезная опасность проиграть эту дипломатическую войну, которую она сама и затеяла. Она не знала, как долго сможет продержаться. Воля Габриэля оказалась гораздо сильнее ее воли.
Скорее всего ее затея с самого начала была обречена на провал — ведь она гораздо уязвимее, чем он. И в конце концов, она любит его всем сердцем, и Габриэль знает это. Феба мрачно подумала о том, что уже одно это знание дает немалое преимущество ее мужу. Габриэль умен, он просто будет выжидать, пока ее оборона не рухнет сама собой.
Но самым скверным было то, что Феба ничуть не продвинулась вперед в осуществлении своего замысла: научить Габриэля любить ее.
Нет, он, конечно, не избегал ее. Он обращался с ней изысканно-вежливо, и эта любезность доводила ее до слез. Он не спорил и не читал морали о супружеских обязанностях достойной жены.
Но как и обещал, обращался с ней словно с гостьей, и Феба все сильнее кусала себе губы в беспомощном отчаянии.
Вчера она решила поговорить о книге, которую обнаружила в его библиотеке. «Это поможет нам начать разговор», — думала она. Они как раз сели обедать.
— Какой совершенно замечательный экземпляр «Смерти Артура» Мэлори, — проговорила она, приступая к блюду из кролика, зажаренного в луковом соусе.
— Благодарю вас, — ответил Габриэль, накалывая на вилку кусочек вареного картофеля.
Феба предприняла новую попытку:
— Я помню, в ту ночь, у мистера Нэша, ты спрашивал его о каком-то особом экземпляре «Смерти Артура»с посвящением на титульном листе. Зачем тебе именно та книга, когда в библиотеке есть такой прекрасный фолиант?
— Я искал у Нэша книгу, которую мне подарил отец, — отвечал Габриэль, — когда мне было десять лет. Перед отъездом из Англии ее пришлось продать.
— Тебе пришлось продать книгу, подаренную отцом? — в ужасе переспросила Феба.
Габриэль холодно взглянул на нее.
— Мне пришлось продать все книги, которые я унаследовал от отца, и все книги, которые собрал сам. Мне нужны были деньги, чтобы добраться до островов Южных морей и начать там свое собственное дело.
— Понятно.
— Когда речь идет о выживании, чувствительность неуместна.
— Как это ужасно, что пришлось продать самые дорогие для тебя вещи!
— Это было лишь частью урока, который я получил тогда, — пожал плечами Габриэль. — Как и пуля, которую твой брат всадил мне в плечо, как и те методы, с помощью которых твой отец меня разорил. С тех пор я больше не полагаюсь на свои чувства.
И сейчас, в библиотеке, Феба со вздохом припоминала этот разговор. Научить Габриэля любви будет значительно труднее, чем она предполагала. Глядя из окна на поднимавшийся с моря серый туман, она гадала, удастся ли вообще научить Габриэля вновь доверять своим чувствам.
Через минуту она встала и пристроилась за письменным столом Габриэля. Давно пора написать мистеру Леси. Он, несомненно, теряется в догадках, что с ней могло произойти. Стоит предоставить Леси самому себе — и маленькое процветающее издательское дело уйдет в небытие. Этот старый пьяница интересуется только джином да своим печатным станком.
С Леси ей приходилось нелегко, но с первой же их встречи Феба знала, что он будет для нее превосходным деловым партнером. Она помогала ему деньгами и издательской экспертизой, он хранил в тайне их деловые отношения. Когда она решилась заняться книжным делом, то могла бы обратиться и к другим издателям. Большинство из них обладали гораздо более тонким чутьем на книгу, чем Леси, но те вряд ли удержались бы от сплетен. Ни один не способен был бы скрывать, что его партнер — младшая дочь графа Кларингтона. Что касается Леси, он не станет тратить свое драгоценное время даже на простой разговор, не говоря уж о сплетнях.
Стук в дверь прервал ее размышления. Феба спрятала письмо и, подняв голову, увидела перед собой незнакомую ей служанку. «Наверное, новенькая», — предположила она. Эта женщина с роскошными светлыми волосами и пышной фигурой выглядела очень привлекательно, хотя для горничной была недостаточно молода.
— Кто вы? — с любопытством спросила ее Феба. Горничная заморгала, словно не ожидала такого вопроса.
— Алиса, мэм. Меня послали передать вам сообщение.
— Какое сообщение, Алиса?
— Милорд хочет показать вам самую интересную часть замка, мэм. Он сказал, что ждет вас внизу, в катакомбах. Мне велено проводить вас.
— Граф послал за мной? — Феба вскочила на ноги. — Иду.
— Нам сюда, мэм. И понадобятся свечи. Там, внизу, очень темно. И страшно грязно. Может быть, вам стоит переодеться?
— Нет, — поспешно возразила Феба, — я не хочу заставлять графа ждать.
Габриэль послал за ней! Феба была вне себя от радости. Он хочет показать ей таинственные ходы под замком. На свой неуклюжий манер он пытается растопить ту ледяную стену, которую сам воздвиг между ними.
Алиса повела ее вниз по темной каменной винтовой лестнице, примыкавшей к главному холлу. У подножия пыльных каменных ступенек она сняла висевший на стене ключ и отперла тяжелую дубовую дверь.
Сырой, пробирающий до костей затхлый воздух поднялся им навстречу из темноты. Феба чихнула и полезла в карман за платочком.
— Боже мой, — пробормотала Феба, стараясь не дышать, — неужели этот коридор никогда не чистили?
Алиса чиркнула спичкой и зажгла свечи, которые они с Фебой держали в руках. Слабый огонек замерцал на серой поверхности каменной стены.
— Милорд сказал, что нет смысла чистить эти катакомбы.
— Должно быть, он прав, — согласилась Феба, убирая платочек в карман и озираясь кругом. — Боже, как здесь интересно.
Они стояли в узком, лишенном окон тоннеле, который, по-видимому, тянулся вдоль всего замка. В мерцающем, колеблющемся свете свечи Феба различала темные отверстия в стенах тоннеля, означавшие боковые коридоры. Зловонный воздух был неподвижен, но в нем чувствовался запах моря.
— У нас на кухне говорят, в старинные времена лорд держал тут пленных. — Алиса увлекла Фебу в глубь подземного коридора. Подведя ее к темневшему в стене отверстию, она боязливо заглянула Фебе в лицо. — Говорят, в этих страшных дырах и сейчас еще можно найти кости тех бедолаг, которые гнили на цепи.
Феба содрогнулась и заслонила ладонью огонек своей свечи. Все оказалось гораздо более мрачным, чем ей представлялось.
— Где граф обещал встретить нас?
— Он сказал, чтобы я проводила вас до конца этого коридора, а он покажет все остальное. Вы уж извините, мэм, но мне хочется поскорее вернуться наверх.
— Здесь потрясающе интересно. — Феба подняла свечу повыше, вглядываясь в темный коридор, уходивший, в сторону от главного хода. Во мраке тесного каменного мешка она заметила что-то очень похожее на палочки желтоватого цвета. Феба перевела дыхание и постаралась уверить себя, что, во всяком случае, это не кости. — Подумать только, какие события могли происходить в этом замке.
— Вы уж извините меня, мэм, — повторила свою присказку Алиса, — только не хотела бы я эти истории слушать на ночь. Вот мы и пришли, — добавила она.
Феба вглядывалась в темноту, но видела лишь каменные стены. Ей показалось, что издали доносится не заглушаемый скалами грохот моря.
— Где же граф?
— Я точно не знаю, мэм. — Какое-то странное выражение промелькнуло в глазах Алисы. Она отступила на шаг, и свеча в ее руке зловеще замерцала. — Он сказал привести вас сюда, а тут он вас встретит. Я выполнила приказ. Я хотела бы вернуться наверх, мэм.
— Иди, иди, — отмахнулась Феба. Ей не терпелось ринуться в новое приключение. — Я могу и одна подождать графа. — Она шагнула вперед, повыше приподняв свечу. — Уальд? Вы здесь, милорд?
Внезапно за ее спиной раздался жуткий скрежет металла о камень, и Феба в испуге чуть не выронила свечу. Скрежет завершился тяжелым ударом. Феба резко обернулась, и крик замер у нее на губах. Перед ней выросла железная стена, полностью перегородившая подземный тоннель. Феба оказалась в ловушке.
«Эта железная перегородка скрывалась в каменной стене», — догадалась Феба. Что-то привело в движение потайной механизм, управляющий движением этой массы железа. Бросившись вперед, Феба осыпала ударами равнодушный металл.
— Алиса, Алиса, ты слышишь меня?
Ответа не последовало. Фебе почудилось, что она различает звук быстро удаляющихся шагов, но полной уверенности у нее не было.
Глубоко вздохнув, Феба заставила себя успокоиться. Алиса скоро приведет помощь. Пока что Феба принялась осматривать каменные стены в поисках потайной пружины, которая могла бы отворить железную дверь. Но никакой пружины нигде не было.
Она сделала еще несколько шагов вглубь, в темноту. Теперь отчетливее слышался отдаленный рокот моря.
— Уальд? Вы здесь? Пожалуйста, откликнитесь, если вы здесь. Не мучайте меня. Конечно, я обидела вас, но такого наказания я не заслужила.
Каменные стены эхом отозвались на ее голос, другого ответа не было. Феба оглянулась на железную дверь. Алиса, конечно же, позовет на помощь.
Прошло четверть часа — и все еще никаких признаков, что кто-то спешит на выручку. Феба посмотрела на свою свечу и поразилась, как быстро та выгорает. Скоро она останется в полной темноте.
Феба поняла, что спасти ее может только одно. Она должна исследовать другой конец тоннеля. Вполне вероятно, что там обнаружится выход. Вряд ли этот длинный тоннель имеет одну-единственную дверь, ведущую прямо в сердце его замка.
Феба с дрожью двинулась вперед по коридору. Каменные мешки в стенах больше не попадались. Это показалось ей странным.
Понимая, что свеча вот-вот догорит, Феба ускорила шаги. Запах моря становился все сильнее, и воздух в тоннеле уже не казался таким затхлым. Феба приободрилась. Она сама найдет выход из подземелья.
Мгновение спустя она уже различала тихий плеск воды. Феба отважно свернула за угол и оказалась в большом сводчатом гроте. Издали пробивался узкий луч дневного света.
Подняв свечу, Феба огляделась. Она попала в каменную бухту, где когда-то был крошечный тайный причал. Морская вода билась о камни. В стенах грота еще виднелись проржавевшие кольца, к которым когда-то крепили канаты лодок.
Феба отыскала тайный ход из замка. Когда-то он предназначался для того, чтобы спасти владельца замка и его близких в случае осады. Тонкий луч солнца, который она видела вдали, указывал выход.
Вся беда в том, что лодок в этой пещере теперь не было. От дневного света Фебу отделяла толща черной морской воды.
Свеча затрещала. Феба глянула на нее и поняла, что остались считанные минуты. Потом она станет пленницей этой темной гробницы.
Феба еще раз оглянулась назад. Оттуда не доносилось ни звука. Те, кто пытался спасти ее, по-видимому, не справились с железной дверью. Феба подумала, что дверь могла быть специально сооружена так, чтобы ее нельзя было отворить. Если этот коридор предназначался для бегства, владелец замка мог позаботиться и о том, чтобы отрезать путь своим преследователям.
Пламя свечи колебалось и шипело. Феба должна была принять решение. Она не хотела оставаться во тьме и ждать помощи, которая может и не подоспеть.
Она должна плыть.
Феба осторожно поставила свечу на каменный пол пещеры. Затем развязала тесемки юбки и сняла накрахмаленную блузу.
Оставшись в одной сорочке, Феба села на пол и осторожно опустила ноги в холодную темную воду. Ее ступни исчезли в темной пучине, и на миг Фебу охватил слепой, бессмысленный ужас. Кто знает, что за твари обитают там, в глубине!
Потребовалось все ее мужество, чтобы все-таки шагнуть в эту воду. Но свеча догорала, и Фебе больше всего хотелось поскорее выбраться к тому свету, который манил издали, у выхода.
Она поплыла, с силой рассекая воду, на видневшийся вдали свет. К ее ужасу, холодная вода слишком быстро отнимала силы. Она проплыла только полпути, но уже задыхалась и двигалась с трудом. Левая нога почти онемела. Казалось, она целую вечность плывет к выходу из пещеры. Темная вода пыталась утащить ее вглубь, на дно моря. Феба плыла уже механически, точно заводная игрушка. Она делала глубокий вдох, задавая правильный ритм своим движениям. Ужас перед обитателями морских глубин заставлял трудиться даже левую ногу.
Наконец она вцепилась пальцами в заросшую ракушками скалу и чуть не потеряла сознание. Поспешно втягивая в себя воздух, Феба вскарабкалась на камни, радостно ощущая на себе солнечный свет. Далеко ли отсюда до берега?
И только тут она поняла, что проплыла лишь небольшую часть пути. К тому же выход из пещеры увел ее на несколько ярдов от самого берега. Отсюда, со скалы, никто не услышит ее криков, их заглушит грохот волн.
Придется еще плыть к берегу. Феба покрепче ухватилась за скалу, утешаясь мыслью, что по крайней мере выбралась на солнышко. Тут уже не так холодно. И до берега не очень далеко.
Если бы только сил оставалось побольше. Если бы она могла как следует отдохнуть.
Но медлить нельзя, вода становится все холоднее, несмотря на солнце. Ей оставалось только молиться, чтобы хватило сил добраться до берега.
— Габриэль… — прошептала Феба, вновь бросаясь в воду, — где же ты, черт побери, ведь ты так мне нужен?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безрассудство - Кренц Джейн Энн



Нормал!секс сцены очень даже ничего!хотя сюжет слабоват!
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннТаТа
12.07.2011, 21.57





Не плохо, даже очень ... Рекомендую... 9 б
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннИрина
22.12.2013, 22.33





У меня сложилось двойственное мнение о этом романе. Главные плюсы этой книги: rn1 - не затянутый сюжетrn2 - нет огромного количества имен, действия разворачиваются только вокруг семьи и никаких посторонних нетrn3 - гл.героиня не забеременела после первого же разаrnМинусы:rn1 - повернутая на голову(по рыцарям) гл.героиня. Хотя в аннотации об этом написано, но чтоб настолько! Я просто не ожидала, а меня это крайне раздражалоrn2 - гл.героиня впутывается во что - то и гл.герой постоянно тут же её спасает и всегда успевает именно за секунду до катастрофы. Это ТАК наивно. rn3 - вообще много наивного в этой книге. Но в целом, всё равно довольно интересно. 8 из 10
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннКсения
26.03.2014, 14.54





Да. Согласна с Ксенией. Она хорошо все по полочкам разложила. Известен король Баварии Людвиг, который также был зациклен на рыцарстве, так что рыцарский замок в Альпах построил во всех деталях. Так, что с ума сошел и его убили. Гл. героиня тоже с на грани этого....в смысле с ума сойти. Да еще хромоножка. Жалко мне главного героя.
Безрассудство - Кренц Джейн ЭннВ.З.,68 л.
29.10.2016, 13.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100