Читать онлайн Амариллис, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Амариллис - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Амариллис - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Амариллис - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Амариллис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9



— По твоей вине срывается уже второе свидание, — говорил Лукас, стоя рядом с Амариллис в тени громады университетской библиотеки. Перед ними находился вход в здание, где размещался факультет исследований явлений фокусирования. — Не думай, я все учитываю.
— Перестань жаловаться, — шепнула Амариллис. — Я предупреждала, что идея тебе не понравится.
— Верно, ты так говорила. Забавно, никогда бы не подумал, что у тебя такое оригинальное увлечение.
— Какое?
— Ремесло взломщика.
Амариллис нервным движением поправила воротник жакета. В вечернем свете четко обозначился ее профиль. Сосредоточенное выражение лица не оставляло у Лукаса сомнений, что ему не удастся отговорить ее от этого рискованного предприятия.
— Я не собираюсь совершать кражу, — сказала Амариллис. — Мне нужно только взглянуть за записи профессора Ландрета.
Лукас за внешней бравадой уловил беспокойство и неловкость, и в нем проснулось сочувствие.
— Думается, тебя вышибут из Легиона Образцовых Концентраторов, если дело раскроется?
— Считаю, это тебе стоит больше опасаться, что в Клубе Героев Западных островов тебя высмеют за недостаток смелости.
— С клубом покончено много лет назад, я в порыве раздражения аннулировал их хартию.
— И Легиона Образцовых Концентраторов тоже нет. Думаю, был распущен из-за недостатка к нему интереса. — Амариллис огляделась. — Идем, чем скорее войдем, тем раньше выйдем.
Лукас проглотил еще одно язвительное замечание и последовал за ней через мощенный кирпичом дворик. К своему огромному облегчению, Трент отметил, что они направляются не к центральному входу в здание факультета. Амариллис повела его по дорожке, скрытой кустарником. Они обогнули здание и зашли с обратной стороны.
Амариллис остановилась перед дверью, несомненно являвшейся служебным входом. Она стала пристально осматривать замок.
— Может быть, нам повезет и код не меняли со времени моего ухода, — прошептала она.
«Если бы ей не удалось открыть замок, все решилось бы само собой», — подумал Лукас, а вслух сказал:
— У нас разный взгляд на удачу.
— Смотри вокруг внимательней, — свистящим шепотом посоветовала Амариллис.
Лукас с мрачным видом оглядывался по сторонам, пока она набирала цифровой код. К счастью или несчастью, в зависимости от точки зрения, охрана университета не отличалась особым усердием. Они не заметили ни одного охранника с того момента, как подъехали сюда, и с тех пор ни один из них так и не показался, чтобы стать свидетелем дебюта Амариллис в роли взломщика.
Попытка оказалась успешной. Она вошла в темный зал и обернулась, приглашая его за собой.
— Скорее, — поторопила Амариллис.
— Не беспокойся, я иду. — Лукас шагнул в темноту вслед за Амариллис. Он закрыл за собой дверь, преграждая путь призрачному вечернему свету. Темнота сомкнулась вокруг них. Послышался глухой удар.
— Ой! — вскрикнула Амариллис.
— Что случилось?
— Совсем забыла, что здесь вешалка.
Лукас достал из кармана тонкий, как карандаш, электрический фонарик, включил его и направил на дверь.
— Так лучше?
— Еще бы, очень разумно было захватить сюда фонарик.
— Как верный сообщник, стараюсь по возможности помогать.
Амариллис пошла вперед.
— Кабинет, который занимал профессор Ландрет, находится дальше по этому коридору. Надеюсь, и там код прежний.
— Судя по тому, как налажена охрана, вполне можно на это рассчитывать.
— В университете никогда не было попыток ограбления. — Амариллис остановилась у двери с матовыми стеклами.
Лукас посветил фонариком и увидел витые черные буквы надписи: «Юфимия Ямамото».
Амариллис набрала код. Замок послушно открылся. Дверь в приемную легко отворилась, стоило только повернуть ручку. Войдя в комнату, Лукас увидел у противоположной стены аккуратные ряды коробок.
— Гром и молния, — пробормотал он, — их здесь с десяток, не меньше. Не один час уйдет, чтобы все пересмотреть.
— Миссис Данли очень аккуратный и педантичный человек. — Амариллис направилась к коробкам. — Я ее знаю хорошо, она подошла к делу с присущей ей методичностью. Единственное, что мне нужно, так это найти коробку с предметами со стола профессора.
Лукас направил луч фонарика на надписи на коробках. Все они были пронумерованы и снабжены точным указанием содержимого. «Ландрет: личная картотека — материалы исследований по фокусированию». «Ландрет: материалы по работе с талантами второго уровня и соответствующими концентраторами».
Лукас перевел луч на другой ряд. Цель была близка, об этом говорили надписи. «Ландрет: личные вещи — ящик стола № 1», «Ландрет: личные вещи — ящик стола № 2».
— Теперь я понимаю, что ты имела в виду под канцелярским складом ума.
— Нам надо радоваться, что это как раз тот случай. — Амариллис отодвинула одну из коробок, чтобы заглянуть во второй ряд. — У миссис Данли поразительный талант к систематизации. Это одна из причин их с Ландретом тесного сотрудничества.
Лукас посветил на стену, чтобы получше рассмотреть портрет на ней.
— Это и есть великий ученый?
Амариллис подняла глаза, выражение ее лица смягчилось.
— Да.
— Вивьен права, у него действительно вид человека в трусах на два размера меньше.
— Имей уважение.
— Слушаюсь, мэм.
Амариллис вытащила еще одну коробку.
— Вот, кажется, нашла, должно быть, это то, что нужно.
Лукас подошел ближе, чтобы получше рассмотреть надпись. Он прочитал: «Ландрет: разное, предметы со стола».
Амариллис взялась за крышку, но вдруг ее рука замерла. В слабом свете фонарика Лукас заметил, что она в нерешительности покусывает губу.
— Если хочешь посмотреть коробку, советую поторопиться, — прервал Трент ее размышления. — А если нет, давай убираться отсюда. Мне все это чертовски не нравится.
Не говоря ни слова, Амариллис робко сняла крышку. Лукас поднял фонарик и стал светить внутрь. Он увидел тщательно связанные и аккуратно уложенные ручки, карандаши и другие канцелярские принадлежности. На дне лежала массивная записная книжка в дорогом кожаном переплете.
— Вижу, руководителю факультета неплохо платят, — заметил Лукас, следя за тем, как Амариллис доставала находку. — Такая кожа стоит недешево.
— Мы собрали деньги и купили ему эту книжку для записей за несколько месяцев до моего ухода. — Амариллис почтительно прикоснулась к золотисто-зеленой коже переплета. — Это был подарок по случаю тридцатилетия его работы на факультете. Я ее выбирала. Профессор Ландрет остался доволен.
Что-то в ее голосе заставило Лукаса забеспокоиться.
— Ты не собираешься здесь расплакаться, Амариллис? У нас нет на это времени. Оставь до другого случая.
— Я не плачу. — Она шмыгнула носом и вытерла глаза тыльной стороной ладони, затем подошла с записной книжкой к столу. — Подержи фонарик, чтобы я могла читать.
Лукас почувствовал угрызения совести. Ему не стоило забывать, что Ландрет много значил для нее.
— Извини…
— Ничего. — Амариллис принужденно улыбнулась и стала перелистывать страницы. — Мне кажется, мы с миссис Данли единственные, кто испытывал симпатию к бедному профессору. До недавнего времени мне не приходило в голову, что многие на факультете считали его придирчивым, черствым педантом.
— Наверное, они не понимали его так, как ты.
— Лукас, это был блестящий ум. Он посвятил свою жизнь изучению синергетических принципов парапсихологических явлений. Профессор постоянно говорил, что предстоит еще многое в них понять и изучить. Эволюция этих способностей у людей, населяющих Сент-Хеленс, шла невообразимо быстрыми темпами.
Лукас согласно хмыкнул.
— На основании тех ограниченных сведений, которыми мы располагаем, можно заключить, что на Земле у людей подобные способности полностью отсутствовали или находились в такой неразвитой форме, что большинство ученых были склонны считать их мифом.
— Да, верно. — Лукас взмахнул фонариком. — Нельзя ли перенести лекцию на другое время? Мне не хотелось бы задерживаться здесь дольше, чем необходимо.
— Ах, конечно, извини, пожалуйста. — Амариллис стала внимательно изучать записи профессора. — Вот этот раздел охватывает последние несколько дней его жизни. Посмотрим, он погиб тринадцатого числа, в пятницу.
— Допустим.
— Нашла. — Амариллис перевернула страницу. — Эти записи относятся к тринадцатому числу. Не знаю, может быть, стоит просмотреть записи за всю неделю?
Лукас взглянул на безукоризненные строчки.
— Почему бы тебе не захватить книжку домой. — Он чувствовал просыпающуюся тревогу, что-то его настораживало. — Там ты могла бы ее спокойно полистать.
— Но я не могу уносить ее, — возмутилась Амариллис. — Тогда это будет кража.
— Извини, пожалуйста, но хочу напомнить, что твои действия уже не совсем законны.
— Я отдаю себе в этом полный отчет. — Амариллис с силой сжала кожу переплета. — Но ничего другого придумать я не смогла. Я говорила, что должна действовать решительно и быстро, потому что, по словам миссис Данли, один из родственников профессора Ландрета собирается увезти коробки завтра утром.
— Понятно.
— Мне было непросто решиться пойти сюда, но я сознавала, что действовать надо безотлагательно. Интересы расследования причин гибели профессора были важнее…
— Нельзя ли и эту речь тоже отложить?
— Лукас, что-нибудь не так?
— Помимо всего прочего? — Трент стал обостреннее воспринимать окружающее, освободив ощущения. Так он поступал в джунглях. — У меня какое-то смутное предчувствие, я ощущаю близкую опасность.
— Ты нервничаешь. Мне не стоило втягивать тебя во все это. — Амариллис склонилась над записями. — Большинство пометок сделано рукой профессора. Узнаю его почерк. Он очень аккуратно все записывал и всегда следовал плану.
— Честь ему и хвала. Поручу и я вести еженедельник своему секретарю. — Лукас следил за пальцами Амариллис, скользящими по строкам.
— Девять часов — обсуждение результатов исследований, — Амариллис насупилась. — Такие обсуждения проводились еженедельно. Ничего особенного. Одиннадцать часов — бюджетные вопросы. Полдень — обед с профессором Вагнером. Вагнер возглавляет исторический факультет. Старый друг. Три часа…
Лукас взглянул на имя, заставившее Амариллис остановиться. Гифорд Остерли. В этот момент у него в сознании явственно прозвучал сигнал тревоги, он не успел даже ничего сказать. Трент сразу же погасил свет.
— Что такое, Лукас?
— Тихо, мне кажется, сюда кто-то идет. Наверное, охранник. — Он взял ее за руку и вывел из-за стола.
Амариллис не сопротивлялась. Он слышал, как она тихо закрыла записную книжку. Лукас взял ее у нее из рук и, ощупью найдя коробку, положил на место. Потом, подчиняясь внутреннему чутью, взял крышку и закрыл коробку.
Он достаточно хорошо видел в темноте, но и для него темнота приемной оказалась слишком плотной. В матовом стекле двери забрезжил свет. Кто-то с электрическим фонарем шел по коридору уверенной походкой человека, знающего свои права.
Охрана университета наконец вспомнила о своих обязанностях.
Взяв за руку Амариллис и полагаясь на свое чутье, развившееся за годы жизни в джунглях, Лукас двинулся к двери кабинета, которую заметил раньше. Кроме того, в его памяти автоматически отложилось расположение всех предметов в комнате. Годы, прожитые на Западных островах, довели это умение до совершенства.
В коридоре послышались шаркающие шаги. Амариллис вздрогнула. Лукас увлек ее в соседнюю комнату и беззвучно прикрыл за собой дверь.
В кабинете из окна бледным снопом косо падал на стол свет. Не отпуская руки Амариллис, Лукас быстро прошел к окну. Открывая запоры, он стиснул от напряжения зубы.
Окно распахнулось без скрипа.
— Вылезай, — шепнул Лукас, — быстрей.
Он помог ей, и она неловко, но бесшумно взобралась на подоконник. Лукас слышал, как Амариллис легко спрыгнула на землю.
Дверь, ведущая из коридора в приемную, открылась. Под дверью кабинета засветилась полоса. Лукас перекинул ногу через подоконник, сказав себе, что у него в запасе оставалось не более трех секунд, так как охранник обязательно заглянет в кабинет.
Лукас тенью скользнул в окно.
Амариллис схватила его за руку, вместе они пересекли лужайку, держась в тени высокой изгороди. Наконец они добрались до машины, которую Лукас предусмотрительно оставил за большим складским зданием. Теперь им ничто не угрожало.
Амариллис с облегчением вздохнула и в изнеможении опустилась на переднее сиденье. Лукас последовал за ней и сразу включил двигатель.
— Едва не попались, — заметила Амариллис, — не знала, что охранники заходят в кабинеты. Я полагала, что они осматривают здание только снаружи.
— Хочешь совет профессионала? — Лукас проехал мимо библиотеки, не включая габаритных огней. — Никогда ни на что полностью не полагайся, когда задумываешь такой, как сегодня, веселенький вечерок.
Амариллис очнулась от своих раздумий, только когда машина проехала под красивыми ажурными воротами. Они медленно ехали по аллее к дому. Только теперь Амариллис сообразила, что Лукас не отвез ее домой. Она с удивлением смотрела на диковинный сад, по которому они проезжали. По обеим сторонам подъездной аллеи смутно виднелись деревья неизвестной породы с крупными листьями. Их кроны, соединяясь, не пропускали неровного света ночи. Необычная листва невиданных растений в свете фар казалась сплошной стеной. Медленно и плавно покачивались странные растения с золотистой окантовкой на листьях. Лучи света выхватывали то здесь, то там удивительные цветы непривычных оттенков.
— Ничего подобного раньше не видела, — призналась Амариллис. — Напоминает сад великана. Все растения неправдоподобно большие.
— Предыдущий владелец дома, талант седьмого уровня, был ученым-садоводом, проводившим эксперименты с растениями. Все здесь напоминает мне острова, поэтому я и купил этот дом.
Колоннада массивных деревьев с веерообразной кроной заканчивалась у дома, не уступавшего саду своим причудливым видом. Амариллис разглядывала его с открытым от изумления ртом. Изящные шпили, резные колонны и высокие башни купались в серебристом ночном свете. Стиль нельзя было спутать ни с каким другим. Здание относилось к периоду Ранних открытий, что определяло его возраст почти в сотню лет.
Это было время первых путешествий по неизведанным водным просторам Сент-Хеленс. Энтузиазм, оптимизм, большие надежды — вот что характеризовало духовный настрой общества той эпохи, нашедший отражение в возвышенности и некоторой вычурности стиля.
Амариллис с интересом рассматривала каменный водопад ступеней, ведущих к покрытым резьбой дверям парадного входа. Это был дом Лукаса. Она не могла себе представить его живущим в таком фантастическом творении архитектуры. И все же это причудливое сооружение подходило для него как нельзя лучше. Сам он необычная личность, и дом его не походил на остальные.
— Как ты находишь время присматривать за таким огромным домом и садом?
— У меня нет на это времени, — чуть заметно улыбнулся Лукас. — Садом занимаются несколько садовников, а в доме днем работает целый штат прислуги.
Амариллис покраснела от своей наивности.
— Я все время забываю, что ты богат. — Она смущенно кашлянула. — Удивляюсь, что тебе не предлагали организовать экскурсии по дому и саду.
— Общество охраны памятников пыталось добраться до дома, ты же знаешь, что это за публика. Все, что старше пятидесяти лет, для них уже памятник старины. Я им ответил, что мы обсудим вопрос с экскурсиями, если дела со «студнем» пойдут из рук вон плохо.
Последовало молчание.
— Мне нужно домой, — попросила Амариллис. — Я должна кое о чем поразмыслить.
— О Гифорде Остерли?
Она замерла от неожиданности.
— Ты успел заметить его имя в записях?
— Не забывай, я вырос в джунглях. — Он невесело улыбнулся, задумчиво глядя в полумрак. — Меня с детских лет приучили к наблюдательности.
— Да, конечно, — она не знала, что еще сказать.
— Зайди в дом, Амариллис, нам нужно поговорить, — пригласил ее Лукас, открывая дверцу машины.


— Не знаю, почему его имя оказалось в записях профессора Ландрета, — говорила Амариллис, расхаживая по просторной гостиной с высокими потолками, отделанной в старом стиле. — Не могу найти разумного объяснения. По словам моих университетских знакомых, около двух месяцев назад между Гифордом и Ландретом произошло серьезное столкновение, из-за чего Гифорд подал заявление об уходе. Во всем этом столько неясного.
— Возьми, — Лукас подал ей маленький бокал, — попробуй.
— А что это? — Амариллис нахмурилась, взглянув на темную, пряно пахнущую жидкость.
— Коньяк из лунного дерева.
— Боже милостивый, да ведь он же страшно дорогой. — Амариллис крепче сжала бокал, словно боясь расплескать легендарный напиток.
— Не беспокойся, — улыбнулся Лукас, — я берегу его для особых случаев.
— А-а! — Она осторожно вдохнула стойкий запах. — Большое спасибо, но, правда, не стоило его открывать.
Для Амариллис коньяк из лунного дерева казался чем-то невероятным, сказочным. Конечно же, ни у кого из ее родственников в Лоу-Белли никогда не водилась такая роскошь. Причина уникальности и необычайно высокой стоимости напитка заключалась в том, что его производство ограничивалось особым режимом плодоношения лунных деревьев. Плоды появлялись на них в тех редких случаях, когда происходило полное затмение обеих лун Сент-Хеленс: Челана и Якимы.
Ученым-ботаникам не удалось установить природу синергетической связи между находящимися в стадии затмения лунами и механизмом образования плодов. Все попытки выращивать и заставить плодоносить лунные деревья в искусственных условиях потерпели неудачу.
— Пей маленькими глотками, он очень крепкий, — посоветовал Лукас.
— Да, я знаю. — Амариллис чуть пригубила свой бокал, и у нее тотчас перехватило дыхание: рот обожгло, словно огнем, но вслед за этим она ощутила необыкновенную сладость.
— Понравилось? — спросил Лукас.
— Вкус очень своеобразный, — ответила Амариллис и снова заходила по комнате.
— Ты собираешься поговорить с Остерли, я правильно угадал?
Амариллис остановилась у окна и стала смотреть на призрачный сад.
— На мой взгляд, мысль не блестящая, хотя понимаю, что бесполезно тебя в этом убеждать.
— Я должна с ним поговорить.
— Почему?
— Потому что он, возможно, последний, с кем разговаривал профессор незадолго до своей гибели.
Лукас со стуком поставил на стол недопитый бокал. Он пересек гостиную и подошел к Амариллис.
— Все это зашло слишком далеко. Оставь это дело, не вмешивайся. Не нужно тебе заниматься расследованием гибели Ландрета.
— Я уже не могу остановиться, — прошептала она. — С того момента, как я узнала манеру работавшего в паре с Шеффилдом, меня не оставляет какое-то гнетущее чувство. Можешь считать это интуицией концентратора.
— А я вижу в этом недостаток здравого смысла. Однажды я уже говорил и теперь повторяю снова, но, скорее всего, напрасно, обратись в полицию, если действительно считаешь, что есть основания для повторного расследования несчастного случая с Ландретом.
— Я не могу идти в полицию, пока у меня нет убедительных доказательств.
— А ты уверена, что нет другой причины, по которой ты отказываешься идти туда? — Лукас положил ей руки на плечи и повернул к себе лицом.
— На что ты намекаешь?
— Я понимаю, что ты хочешь найти всему объяснение, но мне начинает казаться, что тебя пугает правда, которая может открыться. Возможно, тебя беспокоит, что в этом деле окажется замешан кто-либо из твоих знакомых.
— Ты считаешь, что я стремлюсь утаить истину, защищая чьи-то интересы?
— Если тебе небезразличен этот человек, то так и есть. — Лукас взял в ладони ее лицо, его пальцы нежно скользнули по ее щеке. — Мне кажется, чувство преданности в тебе сильнее чувства профессиональной ответственности.
— Это тебя не касается, Лукас.
— Вот именно. — И он закрыл ей рот поцелуем, лишая возможности что-либо возразить.


На следующее утро секретарь проводила Амариллис в шикарный кабинет Гифорда. Увидев ее, тот вежливо поднялся.
— Здравствуй, Амариллис. Какой приятный сюрприз! Что привело тебя к нам в «Юник кристалз»? Ищешь работу?
— Нет, дело личного свойства.
— Садись, пожалуйста, — пригласил Гифорд.
Амариллис украдкой рассматривала его. Она всегда считала Гифорда интересным мужчиной. За последние полгода он внешне совершенно не изменился, и все же в его чертах Амариллис не находила для себя прежней привлекательности, в их точеных очертаниях проступила какая-то вялость, придавая ему лениво-самодовольный вид. Раньше Амариллис этого не замечала.
Она подумала, что в то время ее восхищение научными достижениями Гифорда лишали ее возможности оценивать его объективно. На факультете он был второй величиной после Ландрета. Никто не мог сомневаться в глубине его познаний.
Глаза Гифорда по-прежнему поражали своей синевой. Он стал носить прическу в стиле Западных островов. Его светло-каштановую шевелюру перетягивал черный шнурок. Амариллис начинало казаться, что в Нью-Сиэтле один только Лукас оставался равнодушен к веяниям моды.
Амариллис отметила, что Гифорд сохранял отличную форму. Он даже стал еще стройнее, с тех пор как они виделись в последний раз. Она подумала, продолжает ли он, как и раньше, играть в гольф и теннис. Амариллис взглянула на руки Гифорда, и они показались ей излишне изнеженными. Своими же мозолями он был обязан клюшке для гольфа и теннисной ракетке.
Она явно становилась слишком придирчивой, раньше его руки показались бы ей достаточно красивыми.
Самые большие изменения произошли в его одежде. Отошли в прошлое неуклюжий пиджак, хлопчатобумажные брюки и кроссовки, излюбленная экипировка сотрудников факультета. Сейчас на нем был серый с отливом костюм и в тон рубашка, придававшие ему солидный вид преуспевающего бизнесмена. Красный галстук-бабочка вносил в его элегантный облик оттенок эксцентричной щеголеватости.
— Ты стал лучше одеваться, Гифорд, — улыбнулась Амариллис.
— Могу себе это позволить.
Она окинула взглядом кабинет, в высшей степени соответствовавший своему хозяину. Светло-серый ковер на полу, отливающая черным глянцем мебель подчеркивали деловую атмосферу. В то же время красные цветы в красной вазе оживляли спокойную элегантность интерьера, придавая ему законченный вид, совсем как красный галстук Гифорду.
— Прими мои поздравления, — произнесла Амариллис, устраиваясь в дорогом кресле, — как я вижу, дела идут хорошо?
— Очень хорошо, — довольно хмыкнул Гифорд, снова занимая свое место за столом. — Я совсем не жалею об университете. Мне следовало давно уйти с факультета. Не знаю, почему я ждал так долго. Так ты по какому делу ко мне?
— Я сразу перейду к сути. Ты встречался с профессором Ландретом в день его гибели?
Гифорд вздрогнул от неожиданности и растерянно заморгал, затем на его лице появилось задумчивое выражение.
— Вопрос несколько неожиданный и странный. И почему тебя это интересует?
— В прошлую пятницу мне позвонил аноним и намекнул, что с именем профессора Ландрета связана какая-то тайна. Я решила выяснить, что за этим скрывается.
— С каких пор ты занимаешься расследованиями? Это дело полиции.
— Им не удалось найти никаких следов преступления.
— Возможно, потому, что никакого преступления не было, — негромко сказал Гифорд. — Единственный, кто мог усмотреть в гибели профессора что-то подозрительное, так это его секретарь, Ирен Данли. Она много лет была увлечена им, и теперь ей тяжело смириться с его гибелью.
Пришел черед удивляться Амариллис.
— Я знаю, что миссис Данли была всегда очень предана профессору Ландрету, даже испытывала к нему симпатию, но почему ты считаешь, что она была влюблена в него?
Гифорд криво усмехнулся.
— Как-то я зашел в приемную — это было вскоре после твоего ухода — и застал ее в слезах. Она узнала, что Ландрет регулярно встречался с какой-то грязной стриптизершей из клуба в районе Фаундерс-сквер. Должно быть, ей попалась его пометка о свидании, и она, заинтересовавшись, набрала номер. Как говорится, любопытство до добра не доводит.
Амариллис слова Гифорда поразили до глубины души.
— Чему ты так удивилась? — Потрясение Амариллис явно развеселило Гифорда. — Не можешь себе представить Ландрета в обществе стриптизерши? А разве ты не знаешь, что у чопорных пуритан, гордящихся своей высокой нравственностью, очень часто оказывается весьма необычное отношение к сексу? Естественно, присутствующие не в счет.
Амариллис гордо выпрямилась, она не позволит Гифорду смутить себя. Это ему следует стыдиться своего поведения.
— Прошу тебя ответить, виделся ли ты с профессором в тот день?
— Тебя это не касается, тем не менее отвечу. Нет, я его не видел.
— Как следует из записи профессора, у него была намечена встреча с тобой на три часа.
— Ты узнала об этом от миссис Данли?
— Нет, я сама видела твое имя, написанное его рукой.
— Неужели? К твоему сведению, нам не о чем было с ним разговаривать. Могу рассказать тебе, если ты не знаешь, что мы с профессором крупно поспорили пару месяцев назад. Из-за этого старого пня мне и пришлось уйти из университета.
— Почему ты так резко говоришь о нем?
— Ты что, серьезно? — Гифорд театрально закатил глаза. — Я тебе сейчас объясню. Возможно, когда-то Ландрет и был видным ученым, но его время ушло. Он не желал учитывать новые веяния. Его методы устарели, если не сказать большего. Ландрет не хотел и слышать о каких-либо изменениях в работе факультета. И он был просто одержим своими этическими принципами.
— Да, они всегда были у него на первом месте, — вспылила Амариллис. — Он создал «Кодекс этики». По сути дела, наша профессия достигла нынешних высот благодаря его заслугам. Да если бы не он, ты бы не сидел сейчас в этом шикарном офисе.
— Ты совсем не изменилась, — с сожалением покачал головой Гифорд, — а жаль. Я полагал, что шесть месяцев пребывания в реальном мире — достаточный срок, чтобы хоть частично изменить наивные представления о жизни.
Амариллис стиснула в руках сумочку и встала.
— Так ты действительно не встречался с профессором в день его гибели?
— Определенно нет. Если бы он мне попался на улице, я бы постарался перейти на другую сторону.
Вот уж кого мне меньше всего хотелось видеть, так это его.
Казалось, никто в мире не испытывал теплых чувств к Джонатану Ландрету. Амариллис молча направилась к выходу.
— Амариллис.
— Да. — Она остановилась на пороге.
— Я видел твой снимок в газете. В прошлый четверг ты была на приеме в музее с Лукасом Трентом.
— Ну и что?
— Полагаю, это не было обычным свиданием, хотя в заметке на это намекалось. — Гифорд со значением посмотрел на нее. — Вы не очень подходите друг другу. Скорее, свидание носило деловой характер. Ты фокусировала для него в тот день?
— Я не обсуждаю дела клиентов.
— Ясно, встреча была деловой. — Гифорд кивнул с явным удовлетворением. — Я так и подумал. Говорят, у него талант девятого уровня, но бедняга всего лишь детектор. Вы вели что-то вроде расследования, верно? Трент заподозрил, что какой-то ловкий мошенник собирается похитить его находки? Или вопрос скорее частный? Слышал, одного из его вице-президентов уволили без официального предупреждения. А именно Миранду Локинг.
Амариллис отметила про себя, что Гифорду нельзя было отказать в уме.
— Ты прекрасно осведомлен.
— Я взял себе за правило всегда быть в курсе событий, — снисходительно пояснил Гифорд.
— Извини, меня ждут дела. — Амариллис открыла дверь.
— И еще одно. Амариллис, если ты захочешь получать настоящие деньги, добро пожаловать к нам в «Юник кристалз». Я хорошо плачу. У меня за полгода ты заработаешь столько, сколько у Клементины Мэлоун за целый год.
Логика и интуиция слились воедино — Амариллис внезапно осенило.
— На приеме в музее с Шеффилдом работал кто-то из твоих подчиненных, верно?
— Как ты догадалась насчет Шеффилда? Или, возможно, Трент пользуясь своим талантом, следил за ним?
— Я узнала о таланте сенатора Шеффилда совсем случайно. — Амариллис приказала себе сохранять спокойный, бесстрастный тон. — Он силен, наверное, десятый уровень, да?
— Кто знает? Он отказывается проходить тест. — Гифорд погасил улыбку. — Шеффилд заявляет, что это насилие над личностью. По его словам, Основатели никогда бы не потерпели такого беззастенчивого нарушения прав человека.
— Значит, фокусировал в тот вечер один из твоих концентраторов. Это кое-что проясняет.
— О чем ты?
— Мне показались знакомыми приемы работы. Сначала я подумала, что специалиста готовил Ландрет, но ведь концентратор мог пройти подготовку и у тебя. Твоя методика сходна с техническими приемами профессора, потому что ты его ученик.
— Знаешь, тебе действительно стоит подумать о моем предложении. Мы предоставляем услуги на очень высоком уровне, все наши клиенты — влиятельные люди.
— А как насчет этики?
— Уж не хочешь ли ты обвинить меня в нарушении Кодекса, дорогая Амариллис? Ты меня просто оскорбляешь.
— В тот вечер один из твоих сотрудников помогал Шеффилду фокусировать харизму.
— Всем известно, что харизма не талант. Это свойство натуры. — Гифорд развел руками. — Что я могу сказать, Шеффилд пользуется популярностью у избирателей.
— Ты можешь называть это как хочешь, но, на мой взгляд, Шеффилд наделен мощным талантом, которым может воспользоваться в своих интересах в ходе предвыборной кампании.
— Но все политики этим и занимаются.
— Он «пережег» своего концентратора, тебе это тоже безразлично?
— В каждой работе есть свои издержки. Кроме того, концентраторы выходят из строя на короткий период.
— Фокусирование таланта в корыстных целях не только противоречит этическим нормам, это противозаконно.
Гифорд принужденно улыбнулся.
— Повторяю, харизма — не талант. Она не указана ни в одном из перечней талантов. Ее никогда не относили к парапсихологическим способностям. Это индивидуальная особенность, черта характера. Как, например, твои ханжеские взгляды на секс и этику.
— Теперь, Гифорд, я поняла, почему ты никогда не ладил с профессором Ландретом. — Лицо Амариллис залилось краской возмущения. — В конечном итоге профессор всегда оставался джентльменом.
— Хорош джентльмен, регулярно посещающий стриптизершу.
Амариллис вышла из кабинета и беззвучно прикрыла за собой дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Амариллис - Кренц Джейн Энн



очень оригинально,мне действительно понравилось
Амариллис - Кренц Джейн Эннворожка
13.11.2011, 0.03





Как фэнтэзи роман, конечно, слабоват - несколько не продуманы технические детали. Но что касается чувств - достаточно сильная вешь. Способности героев выглядят достаточно правдоподобно, а развитие взаимоотношений ярки, сложны и поданы в необычном, но красивом ключе... Засталяет задуматься о жизни.
Амариллис - Кренц Джейн ЭннАлена Го
3.05.2012, 14.44





Роман очень понравился! Увлекательный сюжет, интриги,замечательная любовь главных героев, без сюсюканья, без муторных описаний переживаний героини. Герои достойны друг друга. Читается с неослабевающим интересом до последней страницы!Оценка - 9,5 баллов!
Амариллис - Кренц Джейн ЭннЛюдмила
9.01.2014, 13.11





слабенько,для подростков
Амариллис - Кренц Джейн Эннанна
9.05.2014, 10.27





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





Необычно, но интересно
Амариллис - Кренц Джейн ЭннОльга
15.09.2014, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100