Читать онлайн Амариллис, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Амариллис - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Амариллис - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Амариллис - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Амариллис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6



— Доброе утро, мистер Трент, говорит Хобарт Бат из «Синергетических связей». Хотел узнать, как у вас продвигаются дела с заполнением анкет. Мы рассчитывали, что к этому времени вы все закончите.
Лукас стиснул в руке трубку. Он приказал себе сдержаться и не отвечать резкостью психологу-консультанту из брачного агентства. Недовольный тон Бата вывел Лукаса из себя, но дело было не в психологе, просто в это утро для этого многого не требовалось.
Наступил понедельник, целых три дня прошло с той памятной ночи в доме Амариллис, закончившейся для него полным фиаско. Лукас сознавал, что ему следовало бы радоваться звонку Хобарта. Давно пора заняться выбором жены. Но по непонятной причине Лукасу в этот момент меньше всего хотелось обсуждать эту тему.
— У меня не было возможности закончить анкеты, — солгал Трент.
— Ничего страшного, — бодро откликнулся Хобарт. — Многие клиенты часто застревают на середине. Вопросник несколько длинноват, но мы в нашем агентстве стремимся собрать наиболее полную информацию, учесть все пожелания и гордимся этим.
— Да, вы очень тщательно все регистрируете. — Лукас открыл ящик стола и извлек оттуда толстый вопросник, сердце его тревожно сжалось от смутного предчувствия.
— Когда анкеты должным образом заполнены, мы можем начать процесс подбора, — с подъемом объяснял Хобарт. — Но результаты будут основываться также и на сведениях, полученных при личной беседе. Кроме того, в ходе встречи мы обращаемся к тесту МПСЛ.
— Что такое это МПСЛ?
— Это специальный тест для определения Многообразия Парапсихологических Способностей Личности. Его проходят таланты высоких уровней, как вы, например.
— А концентраторы полного спектра тоже проходят такой тест?
— Конечно, — ответил Хобарт. — Мы привыкли считать, что таланты и концентраторы отличаются друг от друга, но с технической точки зрения способность фокусировать парапсихологическую энергию через создаваемый в подсознании кристалл также можно считать своеобразным талантом.
— А вы когда-нибудь объединяете в пары талантов высоких уровней и концентраторов полного спектра? — спросил Лукас психолога. — Я понимаю, что это происходит редко, но все же, интересно, бывают ли подобные случаи.
— Почти никогда. Всем известно, что концентраторы полного спектра крайне редко психологически совместимы с сильными талантами.
— Это из-за того, что они чертовски разборчивы?
— В какой-то степени да, — хмыкнул психолог. — Они считают себя исключительными. Однако этим грешат и мощные таланты. Но хотя и очень-очень редко, мы, случается, соединяем их в пару. Последний раз такой вариант был выбран в нашей фирме пять лет назад, насколько я помню, а почему вы об этом спросили?
— Просто поинтересовался.
— А как далеко вы продвинулись с анкетами, мистер Трент?
Лукас открыл вопросник на первой странице и мрачно воззрился на нескончаемые ряды незаполненных граф.
— Я все еще на первом разделе.
— Физические характеристики? — Хобарт неодобрительно поцокал языком. — Да, особенного прогресса мы не достигли.
— Почему «мы»?
— А что, если я завтра утром к вам подъеду и помогу с вопросником?
— Не беспокойтесь, я и сам справлюсь.
— И на каком же конкретно вопросе вы остановились, мистер Трент? — подозрительно осведомился Хобарт.
— Как раз сейчас я пишу о цвете глаз.
— Вы не продвинулись дальше этой графы?
— Мне нужно было подумать, но наконец я решил, что у моей будущей жены должны быть зеленые глаза. — Лукас взял ручку и обвел в анкете слово «зеленые».
— Зеленые глаза? Но когда мы разговаривали с вами в нашем агентстве, вы сказали, что физические характеристики для вас несущественны. Вы подчеркнули, что важна психологическая совместимость, интеллект и темперамент.
— Можете считать меня несерьезным, но я пришел к выводу, что мне нужна жена умная, с уравновешенным характером и зеленоглазая. Если это создает для вас проблемы, я обращусь в другое агентство.
— Нет, нет, никаких сложностей, мистер Трент, — торопливо запротестовал Хобарт. — Просто я не предполагал, что для вас важны подобные детали. Впредь, если вам понадобится помощь, я в любое время к вашим услугам.
— Само собой разумеется, принимая во внимание сумму, которую ваше агентство взимает за услуги, — проворчал Лукас. — А теперь я должен извиниться, Бат, у меня назначена встреча.
— Конечно, конечно. Я позвоню вам через несколько дней, чтобы узнать, как у вас продвигаются дела.
Лукас повесил трубку. Чувство обреченности охватило его. Он постарался убедить себя, что поступил правильно, обратившись в агентство. В этом не приходилось сомневаться. Пять лет назад он с горечью убедился, что, безошибочно отыскивая месторождения «студня», оказался неспособным выбрать достойную жену.
На протяжении многих лет он, сам того не подозревая, искал не только «студень». Только недавно Лукас понял, что было ему необходимо. Он устал от одиночества. Ему страстно хотелось иметь свою семью. В то время как многие воспринимали семью как нечто само собой разумеющееся, Лукас желал ощущать себя частью единого целого. Он мечтал смотреть в глаза своим детям и видеть в них будущее.
Трент смутно помнил своих родителей. Он знал только, что они выбрали Западные острова, подобно другим, не сумевшим вписаться в общепринятые жизненные рамки в трех городах-штатах. Окраины обжитого мира притягивали к себе мятущиеся души, стремящиеся к уединению, и тех, чье прошлое не отличалось кристальной чистотой. А еще там селились те, кого не обременяли семейные узы. Всех их, как мед мух, влекли к себе острова.
В этих краях мужчина или женщина могли начать новую жизнь, и никто бы не стал задавать им лишних вопросов. Иногда Лукас спрашивал себя, не мог ли экстраординарный талант отца вынудить его поселиться на краю цивилизованного мира. Парапсихологические способности передавались по наследству.
Родители Лукаса прожили недолго, поэтому он не мог узнать, почему они предпочли острова. Когда ему было три года, Джереми и Бэт Трент погибли во время сильного урагана.
У Лукаса не было родственников, которые могли бы позаботиться о нем. Эти обязанности взял на себя молчаливый и одинокий Айси Клэксби, у которого, как и у Лукаса, не было ни одной родной души. Он не только научил своего воспитанника умению жить в джунглях и передал ему все, что знал о «студне», Айси, кроме всего, приучил Лукаса обходиться без заботливых объятий семьи.
Одному только Клэксби был не в силах обучить Лукаса: как сдерживать непредсказуемые всплески мощного таланта, заявившего о себе сразу после вступления Лукаса в пору половой зрелости. И хотя Айси был неквалифицированный концентратор, он дал тем не менее Лукасу несколько важных советов.
— Если когда-нибудь они доберутся до тебя со своими тестами, малыш, у них зашкалит все приборы, — говорил Клэксби. — Хорошего в этом мало. Прямо сказать — плохо дело.
— Но почему? — не понимал Лукас. В тринадцать лет ему еще доставляли удовольствие новые парапсихологические способности, они вызывали у него живой интерес. — Мне кажется, ты говорил, что талантов высоких уровней уважают в городах-штатах, у них хорошая работа и всего вдоволь, потому что они здорово соображают.
— Сильный талант уважают, это верно, но когда талант очень сильный, люди начинают бояться. Я довольно средний концентратор, специально нигде не учился, но и мне понятно, что у тебя способности больше, чем могут измерять все их хваленые приборы в лабораториях. Если они увидят, что твой талант превышает установленный порог, это их здорово напугает, кто-нибудь сболтнет лишнее, и тебя ждут сплошные неприятности.
— А было бы здорово нагнать страху на Кевина Флеминга, — мечтательно сказал Лукас, думая о своем, задире-однокласснике, который не давал житья ученикам маленькой школы в Порт-Леконнере. Слова Лукаса не на шутку встревожили Айси.
— Черт побери, парень, уж не думаешь ли ты всерьез показать свой талант в школе? Предупреждаю: никому, кроме меня, не показывай, на что способен.
— Нет, сэр, — успокоил старика Лукас, — я не делаю этого в школе.
Лицо Айси немного смягчилось.
— Есть миллион других способов, как справиться с хулиганом. Подумай сам.
— Хорошо, сэр.
Испещренные шрамами — следами суровой жизни в джунглях — руки Айси крепко сжали плечи Лукаса. Из-под лохматых бровей поблескивали на мальчика выцветшие глаза.
— Послушай, парень, я совсем не шучу. Если узнают о твоем могучем таланте, тебе придется дорого за это заплатить.
— А что будет?
— Тебя станут называть психоэнергетическим вампиром.
— А дальше что? — Лукасу показалась заманчивой такая возможность, он не видел в ней угрозы.
— Дальше? Для начала у тебя начнутся проблемы с работой. Никто не захочет тебя нанимать, а некоторые станут отказываться работать с тобой или на тебя. Большинство горняков — народ суеверный, сам знаешь.
— Да, но…
— Ты не сможешь встречаться с порядочными девушками, потому что их родители будут считать тебя монстром. Как-то ты говорил, что когда-либо у тебя появится своя семья. Так вот, ты никогда не найдешь жену, потому что ни одно брачное агентство не захочет тебя регистрировать. Ты понимаешь, что тебя ждет?
— Да, — ответил Лукас, — теперь понимаю. — Перспектива стать энергетическим вампиром потеряла для него всякую привлекательность. Это могло помешать ему завести семью. Плохая синергетика.
Вскоре Лукас нашел способ справиться с Кевином Флемингом. Для этого оказалось достаточно бака с мусором и пары маленьких безобидных змеек.
Значительно большие усилия требовались, чтобы научиться управлять талантом. Айси Клэксби был всего лишь необученным концентратором и не мог помочь в этом своему воспитаннику.
Мальчик взрослел, и вместе с ним крепли и настойчивее заявляли о себе его парапсихологические способности, подобно тому как с возрастом начинают проявляться в молодом организме присущие человеку потребности и способности. Внутреннее стремление использовать свой талант, необходимость учиться его контролировать и желание лучше во всем разобраться вынуждали Лукаса уединяться на продолжительное время. Айси Клэксби не расспрашивал Лукаса о причинах его отсутствия, он и сам был отшельником.
Все чаще Лукас приходил в маленький грот, найденный им в глубине джунглей. В этом убежище он мог чувствовать себя спокойно, зная, что никто не нарушит его уединения. Здесь Лукас проводил долгие часы, стараясь научиться управлять мощными зарядами парапсихологической энергии, производимой его мозгом. Он сознавал, что ему, возможно, никогда не придется работать с концентратором, способным сфокусировать всю мощь его таланта, и это заставляло его с удвоенной энергией пытаться самому контролировать свой талант.
К большому удивлению Айси, Лукасу удалось добиться определенного успеха. Он в достаточной степени овладел умением скрывать истинную мощь своего таланта от других людей, включая концентраторов и синергистов-психологов. Ему удавалось самому без помощи кого-либо в течение нескольких секунд заставлять парапсихологическую энергию подчиняться своей воле. Во время борьбы с пиратами это умение, с таким трудом выработанное, неоднократно спасало не только его жизнь.
Лукас обнаружил, что на островах живут и другие таланты необычной мощности. Он узнал, что не одинок, и это его ободрило. Но Раф Стоунбрейкер и Ник Частин, так же, как и Лукас, оберегали свою тайну. Все трое стали друзьями и соратниками, но свои неординарные способности предпочитали не обсуждать.
Когда Лукасу исполнилось восемнадцать, умер Айси Клэксби. Юношу постоянно занимали работа, учеба, поиски месторождений «студня», но в конечном счете в глубине его души разверзся источающий холод и тоску колодец одиночества. Проводя время в спасительном гроте, устремив взор в бездонные глубины скрытого под землей маленького озерка, он начинал думать о собственной семье.
Затем он познакомился с Джексоном. Иллюзорная близость с семейством Рай отодвинула на задний план его мысли, но тем не менее он всегда помнил о своей мечте.
Пять лет назад Лукас встретил Дору, такую же одинокую, как и он. Ему показалось, что между ними много общего. Но их брак, заключенный в обход общепринятой процедуры, постигла полная неудача, как многие и предрекали. Шесть месяцев потребовалось Тренту, чтобы понять, что его избранницу интересовали только деньги. В соответствии с существовавшим законом развод был невозможен, поэтому следующие полтора года Лукас прожил с надеждой, что его красивая, полная жизни и страсти жена полюбит его и почувствует себя с ним счастливой. Временами ему казалось, что его надежды начинают оправдываться.
Но однажды он совершил трагическую ошибку. В минуту депрессии Лукас открыл Доре свою тайну, погубив тем самым остаток испытываемых ею к нему чувств.
— Гром и молния, — в ужасе прошептала Дора, — так ведь ты же настоящий энергетический вампир.
— Да нет же, нет, — в отчаянии пытался протестовать Лукас. — Мой талант совсем неопасный.
— Ты чудовище, монстр, вот ты кто. Проклятый урод. Лучше бы ты сказал об этом до женитьбы.
Лукас заглянул в ее глаза и увидел, что своим признанием разрушил жившую в его душе заветную мечту. В этот момент он горько пожалел, что не прислушался к совету Айси Клэксби.
— Не стоит так возмущаться и ужасаться, — жестко рассмеялся Лукас. — Мы оба знаем, что ты ни за что не упустила бы возможность стать женой хозяина «Лоудстар», даже если бы знала, что он, как ты выразилась, чудовище.
— Но ты не единственный владелец компании, — напомнила ему Дора.
Лишь когда Лукасу пришлось жить бок о бок с женщиной, которую интересовал другой, он сполна ощутил, что такое одиночество.
Усилием воли Трент подавил проснувшееся воспоминание, так же решительно он действовал, когда ему приходилось скрывать мощь своего таланта. Лукас постарался сосредоточиться на вопроснике из брачного агентства.
Итак, цвет волос. А было ли это важно? Ведь женщина могла покрасить волосы в любой цвет, какой ей заблагорассудится.
Но вообще совсем неплохо, если бы ее волосы напоминали цветом темный янтарь. Лукас нахмурился, заметив, что среди перечисленных оттенков янтарный цвет отсутствовал. Указывался светло и темно-каштановый, рыжеватый, черный. Лукас взял ручку и решительно дописал понравившийся ему цвет. И тут до него дошел смысл сделанного.
— Черт, — выругался Трент, захлопнул вопросник и засунул его подальше в стол. Затем он снял трубку и, не давая себе время на раздумья, торопливо набрал номер.
— «Синерджи инкорпорейтед», — сразу же откликнулся сочный мужской голос. — Мы решим все ваши проблемы, чем можем помочь?
— Мне бы хотелось поговорить с Амариллис Ларк.
— Одну минуту.
Последовала небольшая пауза, после чего трубку сняла Амариллис.
— Амариллис Ларк слушает.
Трент нахмурился, уловив напряжение в ее тоне.
— Что-то случилось? — Ему показалось, что у нее перехватило дыхание. Он не знал, считать это хорошим или дурным знаком. Для тех, кто не имел развитую интуицию, жизнь явно создавала дополнительные трудности.
— Это вы, мистер Трент?
— Я больше не клиент вашей фирмы, называйте меня Лукас.
— Какие-либо проблемы со счетом?
— А я его еще не видел. — Лукас поудобнее устроился в кресле. — Вероятно, он у секретаря. — Он вдруг понял, что овладевает ситуацией, от этого у него прибавилось уверенности. — Я хочу спросить, не согласитесь ли вы пойти со мной куда-нибудь поужинать сегодня вечером.
— Вы меня приглашаете?
— Да, как бы приглашаю на свидание.
— Свидание?
Лукас явно почувствовал ее замешательство, но не мог определить причину. Либо Амариллис пыталась подыскать благовидный повод для отказа, или же ее сильно взволновала возможность новой встречи. Трент склонялся в сторону первого объяснения, как более реального.
— Как я уже сказал, — продолжал Лукас, — клиентом вашей фирмы я больше не являюсь, поэтому мне бы хотелось узнать, не будет ли это противоречить нормам вашей профессиональной этики, если мы встретимся в неофициальной обстановке, счет вы мне уже отправили, а значит, с делами покончено.
— Но вы зарегистрированы в брачном агентстве.
— И вы тоже. А какое это имеет значение? Ведь в договоре с фирмой нет никаких указаний на то, что мы не имеем право свободно встречаться с кем хотим, пока они заняты подбором для нас оптимальной пары.
— Вы это серьезно?
— Я похож на шутника?
— Нет.
— Ну и хорошо. Давайте поужинаем сегодня вместе. — Он поймал себя на том, что затаил дыхание в ожидании ответа.
— Дело в том, что вечер у меня занят, я запланировала кое-какие дела, — медленно проговорила Амариллис.
— Ясно, — выдохнул Лукас и подумал: «Так даже лучше. Нет повода завязывать отношения, которым суждено скоро закончиться. Придется смирить плоть и ждать, пока мне не подберут в агентстве подходящую пару».
— Но вы можете составить мне компанию, — неуверенно предложила Амариллис.
«С другой стороны, маловероятно, что моя будущая жена станет беречь себя для меня, отказываясь от земных радостей», — подумал Лукас и воспрянул духом.
— Согласен. — Он решительно выпрямился в кресле. — Я присоединяюсь к вам, а куда же мы отправимся?
— Это будет в некотором роде деловая встреча, — осторожно пояснила Амариллис. — Мне нужно поговорить с одним человеком в клубе, находящемся в районе Фаундерс-сквер. Клуб называется «Син-Сити».
Лукас раскрыл рот от удивления. Вместо ответа он только сдавленно ахнул.
— Да, «Син-Сити». Вам приходилось о нем слышать?
— Гм…
— Лукас, что с вами?
— Э…
— Послушайте, если у вас свои планы, вы вольны выбирать, — твердо объявила Амариллис. — Я понимаю, что вы рассчитывали по-другому провести вечер.
— Да уж, это точно, — наконец выдавил из себя Трент, — но все равно я пойду с вами. — Он мысленно поздравил себя с тем, что сидел, иначе непременно бы упал, услышав, куда собирается отправиться Амариллис.
— А можно мне поинтересоваться, какие дела у вас с тем человеком из клуба «Син-Сити»?
— Извините, сейчас не могу объяснить подробнее, у меня назначена встреча. Расскажу обо всем вечером. Я заеду за вами около восьми часов.
— Не беспокойтесь, — перехватил инициативу Лукас, — за вами заеду я.
— Очень любезно с вашей стороны. И еще одно…
— Да?
— Спасибо вам, — торопливо поблагодарила Амариллис. — Мне никогда не приходилось бывать в клубах в Фаундерс-сквер. Я очень рада, что вы поедете со мной.
— Не стоит благодарности. Рад составить вам компанию. До вечера. — Лукас осторожно положил трубку.
Трент еще долго оставался в кресле, задумчиво глядя в окно. Он безуспешно пытался понять, зачем понадобилось Амариллис, женщине таких строгих правил, отправляться в один из самых непристойных в городе стриптиз-клубов.
Диллан Рай неспешным шагом вошел в офис Трента около пяти часов вечера. При виде его Лукас едва сдержал усмешку. Костюм Диллана, по замыслу модельера, должен был соответствовать стилю одежды, принятому на Западных островах, на самом деле это была настоящая пародия на то, как одевались островитяне. Привыкшие к простоте практичные жители островов смеялись бы до колик, увидев множество блестящих заклепок, карманов на молниях, бессмысленных эполет и бесчисленных клапанов, которыми изобиловали рубаха и брюки Диллана, сшитые из материала цвета хаки.
— Привет, Лукас. — Диллан с размаху уселся в ближайшее кресло. — Видел в газете твое фото. Как мисс Ларк? Выбор агентства оказался удачным?
Лукас положил руки на стол. Он не собирался разубеждать кого бы то ни было в том, что Амариллис прислало агентство.
— Между прочим, мы сегодня опять встречаемся, — заметил он.
— Удача с первого раза. Торжество синергии. Я слышал, что именно так все и происходит. Эти психологи в агентствах знают свое дело. Значит, скоро услышим свадебные колокола?
— Боюсь, что нет, — ответил Лукас. — Амариллис и я только начинаем узнавать друг друга.
— Но по крайней мере, кажется, начало многообещающее. Как говорится, час пробил. Ты уже в таком возрасте, когда мужчине полагается обзаводиться своей семьей, правда? — Рассуждения Диллана явно свидетельствовали о том, что узы брака его не прельщали, так что еще продолжительное время обществу не следовало на него рассчитывать.
— О чем ты хотел со мной поговорить? — предпочел сменить тему Лукас.
Диллан словно очнулся. В его голубых глазах, так напоминавших Тренту Джексона, появилось нехарактерное для него серьезное выражение.
— Мне нужен кредит на крупную сумму.
— Для чего? — задумчиво глядя на молодого человека, поинтересовался Лукас.
— Чтобы вложить их в одно грандиозное предприятие.
— А, как же, один из проектов века.
— Лукас, я серьезно. Это мой шанс. Если я сейчас войду в дело, через три года у меня будет целое состояние.
— О чем конкретно идет речь?
Диллан всем телом подался вперед, в глазах его загорелся юношеский задор.
— Один мой знакомый хочет основать компанию, нечто похожее на «Лоудстар», но искать он собирается не «студень», а залежи огненного кристалла.
— Огненного кристалла? Диллан, одумайся! Огненный кристалл — такая же редкость, как предметы культуры Первого поколения.
Поражающий красотой кроваво-красный драгоценный камень, известный под названием огненного кристалла, представлял собой побочный продукт, получавшийся время от времени в результате синергетической реакции морской воды и редко встречающихся растений, получивших название малиновый мох. Мох произрастал на прибрежных скалах в отдаленных районах побережья. Во время реакции химические соединения, присутствующие в воде и мхе, воздействовали совместно на скальную породу, перестраивая ее структуру, в результате образовывался огненный кристалл. Но образование драгоценного минерала происходило не всякий раз при вступлении воды и мха во взаимодействие, иначе необходимые условия легко можно было бы создать и искусственно. Формирование кристалла происходило по каким-то своим, неведомым законам, открыть которые ученым не удавалось. Синергетическая реакция возникала очень редко. В одной из теорий высказывалось предположение, что она обуславливалась насыщением воды выделениями каких-то неизвестных пород рыб в период нереста.
— Ну, ты преувеличиваешь. Огненный кристалл не такая уж редкость, просто его так высоко ценят, потому что нечасто находят.
— Можешь мне поверить, Диллан, эта затея не что иное, как обыкновенное жульничество.
— А я тебе говорю, что этот парень разработал прибор, способный находить эти камни.
— Если бы такое устройство действительно появилось, о нем кричали бы все газеты.
— Он держит изобретение в тайне, пока не получит патент.
— Это он тебе так сказал? Тебя хотят надуть, Диллан.
— Неправда, этому парню можно верить.
— Он работает в приличной фирме?
— Сейчас нет, — признал Диллан, — но раньше работал в крупной компании, а потом ушел, когда у него появилась идея создания этого прибора. Если бы он остался, фирма могла бы потребовать права на его изобретение.
— В какой же именно компании работал твой знакомый? «Систар майнинг», «Бэнкрофт эксплорейшн», «Джемсерч»?
Лицо Диллана приняло упрямое выражение.
— Он не хочет рисковать, поэтому не называет фирму, в которой работал. Ты же знаешь, как способны повести себя крупные корпорации, чтобы прибрать к рукам его изобретение. Они могут подать на него в суд.
— Сожалею, Диллан, но мне этот парень представляется искусным мошенником, и я советую тебе держаться от него подальше.
— Черт возьми, — взорвался Диллан, — ты говоришь совсем как отец. Мне казалось, ты не такой. Я рассчитывал на твою помощь.
— Ты просил у отца денег?
— Он назвал меня идиотом, — горько усмехнулся Диллан. — Мне уже двадцать три года, а все относятся ко мне как к мальчишке. Мама и отец хотят, чтобы я или продолжил учебу, или подыскал работу в корпорации. Но мне хочется найти для себя что-то более интересное.
— Интересное?
— Хочу заняться чем-либо увлекательным и перспективным. Джексон в моем возрасте уже искал «студень» на Западных островах. Кстати, и ты тоже.
— Диллан!
— Если мама и отец настоят на своем, мне никогда не выбраться из Нью-Сиэтла. Иногда мне кажется, что я вот-вот задохнусь. Они все за меня решили и расписали мою жизнь на годы вперед. Меня просто тоска берет, такая скука.
— Скука?
— Могу тебе хоть сейчас обрисовать свою будущую жизнь. — Диллан взмахнул руками, словно приглашая взглянуть на картину. — Сначала меня ждет нудная работа в спокойной солидной компании, где я буду томиться ежедневно с девяти до пяти. Несколько лет сводящей с ума своим однообразием управленческой деятельности. И за все время несколько микроскопических прибавок к жалованию. Не успею оглянуться, а мне уже за тридцать, пора подавать заявление в брачное агентство и обзаводиться семьей.
— А что плохого в том, чтобы завести свою семью?
— Ничего, но всему свое время. Сначала мне хочется пожить для себя. И вот теперь все мои надежды рушатся, потому что я не могу достать нужную сумму.
Лукас поколебался, но потом решил прислушаться к внутреннему голосу.
— А ты не хотел бы работать в «Лоудстар»?
— Ты с ума сошел, — сверкнул глазами Диллан. — Я бы с радостью поехал на острова поработать в «Лоудстар». Но ты ведь знаешь, как настроены мама и отец после гибели Джексона. Они никогда не позволят мне ехать туда.
— Но чтобы устроиться на работу, не нужно разрешение родителей, — тихо заметил Лукас.
— Тебе легко говорить. Ты не представляешь, что значит мнение семьи. — Диллан покраснел и смутился. — Извини, я не хотел тебя обидеть.
— Ничего страшного. Но ты прав, мне не пришлось испытать это.
— Родители сильно изменились после смерти Джексона. — Диллан смущенно отвел глаза, потом с силой стукнул кулаком по подлокотнику кресла. — Черт возьми, я любил брата, но всю жизнь жил как бы в его тени. Он всегда и во всем был первым, добивался успеха в спорте, бизнесе, у женщин. Он даже погиб героем.
— Я знаю, Диллан.
— Мне хочется доказать всем родным, что и я чего-то стою, тоже умен, удачлив, как и Джексон. Мне кажется, я и себе должен доказать, что не хуже его.
— Послушай меня, — сказал Лукас, — тебе никому ничего не надо доказывать. Просто живи своей жизнью, иди своим путем.
— Ты не понимаешь меня. — Диллан порывисто поднялся и направился к двери. — И никто не понимает.


Территория Фаундерс-сквер представляла собой самую старую часть города. Этот район включал двенадцать кварталов, протянувшихся вдоль побережья. В этом месте находилось первое постоянное поселение, основанное колонистами Первого поколения.
С того времени не уцелело ни одного строения, они разрушились, как и все конструкции, изготовленные из привезенных с Земли материалов.
Колонисты заново отстроили свои жилища, но уже из местных материалов. Многие из тех построек сохранились. Их суровая простота и строгость соответствовали характеру их создателей. Конечно, эти строения нельзя было назвать шедеврами архитектуры — тяжеловатые формы не поражали изяществом, но в то же время эти здания несли в себе глубокий смысл. Они являлись памятниками ушедшей эпохи, с них начиналась история земной колонии на Сент-Хеленс.
Лукас не сомневался, что аскетичные Основатели были бы потрясены до глубины души, если бы им пришлось увидеть, во что превратилось их первое поселение.
Район Фаундерс-сквер стал средоточием ночных клубов и казино. С наступлением темноты его окутывала манящая атмосфера соблазна и порока, отодвигая на задний план былое величие. Посетителей привлекала только залитая светом центральная улица, их не интересовали лабиринты грязных, терявшихся во тьме маленьких боковых улочек.
Призывно сверкали огнями казино, обещая высокие ставки и необычные развлечения, небольшие клубы предлагали представления со стриптизом и дешевое зеленое вино.
Лукас не сразу нашел место, где можно было припарковать машину. Наконец ему удалось втиснуть ее в узкую улочку в двух кварталах от главной улицы. В начале темной и узкой аллеи светилась холодным светом вывеска, приглашавшая посетить сомнительного вида стриптиз-клуб.
Лукасу пришло в голову, что отважиться посетить такое заведение мог только человек, испытывавший крайне острую сексуальную потребность.
Выключив двигатель, Трент бросил взгляд на Амариллис. Она рассматривала вывеску с явным отвращением. Любой из Основателей чувствовал бы то же самое.
— И часто вы здесь бываете? — бесстрастным тоном поинтересовался Лукас.
— Нет, я же сказала. — Она нервно вздрогнула. — Вечером я в этих местах впервые.
— Вы мне можете объяснить, почему наше первое свидание состоится именно здесь?
— Я все расскажу по дороге в «Син-Сити», — Она открыла дверцу и вышла из машины.
Взглянув на часы, Лукас последовал за ней. Всего двадцать минут назад он заехал за Амариллис, они не пробыли вместе и получаса, а настроение у него уже начало портиться.
Трент спрашивал себя, зачем он оказался в этом месте, но стоило ему взять под руку Амариллис, и ответ нашелся сам собой. Одно лишь прикосновение к ней заставило все его мышцы содрогнуться от пробудившегося желания. Ради этого ощущения он мог побороть любое раздражение, даже если ему суждено было завершить вечер под холодным душем.
Сжимая руку Амариллис, Лукас направился в сторону сверкавшей огнями центральной улицы.
— Я знаю, что мое поведение выглядит несколько загадочным, но на это есть причины.
— Слушаю. — Лукас краем глаза следил за разверзшимся зевом непроницаемо темной боковой аллеи. Это получалось у него интуитивно, в силу привычки, приобретенной за долгие годы жизни в джунглях. В отличие от четвероногих, шестиногих и восьминогих представителей фауны Западных островов, хищники, обитавшие в городах, ходили на двух ногах, но не становились от этого менее опасными.
Амариллис сунула руки в карманы жакета.
— В пятницу, в конце рабочего дня у меня состоялся странный телефонный разговор. Все выходные он не выходил у меня из головы.
Лукас по привычке проследил глазами за двумя фигурами, топтавшимися у входа какого-то дома.
— Что же необычного было в этом звонке? — спросил Трент.
— Звонивший не назвал себя, только сообщил, что мне следует встретиться с женщиной, работающей в клубе «Син-Сити», если я хочу узнать правду о профессоре Ландрете.
— Что вы сказали? — Лукас резко остановился и повернул Амариллис к себе лицом. — Какое отношение имеет Ландрет к нашему свиданию?
— Успокойтесь, Лукас. Не нужно сердиться.
— А я и не сержусь, я просто в ярости. Разница, мне кажется, есть. Так что же вы надумали?
— Аноним сказал, что женщина по имени Вивьен из клуба «Син-Сити» может сообщить интересующие меня сведения.
— О Ландрете?
— Да.
— Это безумие.
— Вот поэтому я здесь, — с вызовом вздернула подбородок Амариллис. — Я хочу с ней поговорить. Я же предупредила вас, что у меня деловая встреча. Если вы откажетесь пойти со мной, я пойму.
— Я не верю во все это. — Лукас ухватился за лацканы ее жакета. — Неужели после нашей секретной миссии вы стали считать себя детективом?
— Я ценила и уважала профессора Ландрета больше кого-либо другого.
— И что же?
— У меня возникли вопросы, Лукас. И в память о нем я должна найти на них ответы. Вы лучше других знаете, как важно бывает получить ответ.
— И что же это за вопросы? — осторожно поинтересовался Трент.
— Во-первых, меня занимает подготовленный Ландретом концентратор, нарушивший этические принципы.
— Не хочу снова слушать эту ерунду. Какое это имеет отношение к данному случаю?
— Разве вы не понимаете? Одно связано с другим. Чем дольше я думаю о причинах, побудивших концентратора заниматься противоречащей профессиональной этике деятельностью, тем больше вопросов у меня возникает.
— Например?
— Пожалуйста. Что, если профессор знал о неэтичном поведении своего ученика, а некто был заинтересован, чтобы это оставалось для него секретом.
— Черт побери, — пробормотал Лукас, — мне кажется, я начинаю понимать, куда это ведет.
— Потом по телефону мне намекнули, что с именем профессора Ландрета связана какая-то тайна. Лукас, я намерена добиваться повторного расследования, если обнаружится пусть даже незначительная деталь, указывающая, что его гибель не была несчастным случаем.
— Прекрасно, отправляйтесь в полицию и расскажите там о звонке, о том, что стриптизерша одного из клубов, вероятно, располагает какими-то сведениями о Ландрете. Пусть полиция этим и занимается.
— В полиции дело закрыто. И вам так же хорошо, как и мне, известно, что они не станут назначать еще одно расследование на основании анонимного звонка.
Хотя улица была плохо освещена, Лукас разглядел решимость на лице Амариллис. Он не на шутку встревожился. Давно уже его ничто так не беспокоило.
— Послушайте, Амариллис, не нужно с этим связываться.
— Я только собираюсь поговорить с Вивьен и выяснить, действительно ли она что-то знает. А вы, если не хотите, можете со мной не ходить.
— Вы плохо меня слушали, мисс Ларк. Я не хочу, чтобы в это дело ввязывались вы.
— Мне казалось, вы меня поймете.
— Потому что я знаю, как нужны бывают ответы, так? Но вспомните, Амариллис, удовлетворения они мне не принесли.
Ее губы упрямо сжались. Лукасу уже было знакомо это выражение. Он понял, что Амариллис уже не остановить.
— Я считаю это своим долгом, — с суровой решимостью произнесла она. — Знаете, я ведь говорила, что собираюсь по делу, и если вы предпочитаете провести вечер в другом месте, тогда…
— Да, именно в любом другом месте.
— Тогда вы можете ехать домой.
— Неужели вы считаете, что я способен оставить вас здесь одну?
Что-то в его тоне заставило ее трезво оценить ситуацию, и она уже менее категорично ответила:
— Скорее всего, нет.
— Вот это вы верно сказали. — Лукас выпустил лацканы ее жакета и, снова взяв за руку, потянул в сторону ярких огней. — Пошли.
— Я рада, что вы согласились, Лукас, — заговорила Амариллис, стараясь не отставать от Трента. — Мне очень не хотелось идти сюда одной. Но, надеюсь, вы не будете думать, что я вас позвала специально. Вы сами предложили.
— Да, конечно. Вот хочу только одно сказать.
— Слушаю.
— Когда с этим закончим, вы будете мне должны настоящее свидание. Я твердо намерен получить компенсацию.
Как только они открыли дверь в клуб, на Амариллис обрушилась крутая волна тяжелого рока. Пьяный смех и перекрывающие музыку голоса сливались в плотную стену сплошного шума. Вспышки света, прочерчивающие зал, позволяли разглядеть посетителей, расположившихся за маленькими круглыми столиками.
— Да здесь все занято. — Амариллис замерла в дверях, оглушенная шумом и пораженная представшей перед ней картиной.
— Что? — не понял Лукас.
— Я говорю, что нам не удастся найти свободный столик, — повторила Амариллис, приложив ладонь ко рту, чтобы ее было лучше слышно.
— Думаю, что с этим нам как раз повезет, вон там, у стены, я вижу свободный столик, к моему большому сожалению, надо сказать.
Амариллис пошла вместе с Лукасом через полутемный зал, искоса поглядывая на Трента. Он был явно не в духе. Не стоило ей приводить его сюда, но в то же время его присутствие радовало Амариллис.
Стоило им сесть, как рядом с их столиком как из-под земли вырос официант.
— Что будете заказывать? — осведомился он скучающим тоном. — Минимум две порции выпивки.
Амариллис подняла гласа на стоявшего перед ней светловолосого, очень красивого молодого человека. Сначала ей показалось, что его совершенно не отягощает одежда, но потом она разглядела узенький ремешок из кожи, едва прикрывавший интимные части его тела. Вообще, трудно было не заметить его набедренной повязки, поскольку она приходилась как раз на уровне ее глаз.
Пытаясь скрыть неловкость. Амариллис перевела взгляд на Лукаса.
— Вина, — неожиданно тонким голосом пискнула она и, откашлявшись, повторила: — Принесите мне, пожалуйста, вина.
— Зеленого, белого, голубого? — уточнил официант.
— Зеленого, пожалуйста, — торопливо проговорила Амариллис, остановив выбор на самом слабом напитке.
— А что для вас, сэр? — официант перевел взгляд на Лукаса.
— А какое есть пиво?
— «Лихорадка в джунглях», «Двойные луны» и «Адское пламя».
— Тогда принесите «Адское пламя».
— Заказ принят. — Официант повернулся и исчез в толпе.
Амариллис не удержалась, чтобы не проводить его глазами. Ее заинтересовало, куда он спрятал блокнот, в котором записал название напитков. Она не заметила на его набедренной повязке никаких карманов.
— Не совсем то, что вы ожидали? — Лукас наклонился к ней через стол.
— А я и понятия не имела, чего ожидать. — Амариллис густо покраснела, резко отводя взгляд от мускулистого торса официанта. — Теперь нужно найти способ поговорить с этой Вивьен.
— Спросите у нашего официанта, — пожал плечами Лукас.
— Неплохая мысль.
В этот момент россыпь барабанной дроби погасила шум в зале, музыка смолкла. Яркие огни юпитеров заметались по сцене. Публика ответила нетерпеливым гулом.
Из-за тяжелого голубого с золотом занавеса появился мужчина в строгом вечернем костюме, в руке он держал микрофон.
— Леди и джентльмены, — начал ведущий и сделал паузу, привлекая внимание всех присутствующих, — добро пожаловать в наш клуб «Син-Сити», здесь сбудутся ваши самые дерзкие эротические мечты. Наше представление начинается. Для тех, кто сегодня впервые ощутит на себе стимулирующий синергетический эффект и получит сексуальное удовлетворение, позволю себе представить вам участников нашего шоу. Встречайте: Йорк и Иоланта.
Внешней занавес поднялся, и зал взревел, приветствуя освещенных лучами софитов мужчину и женщину в сверкающих костюмах серебристого цвета, плотно облегающих их тела. Волосы артистов гармонировали с серебром одежды, длинные перчатки из ткани того же цвета скрывали их руки.
Йорк и Иоланта стали раскланиваться, их поддерживал нарастающий музыкальный шквал. Ведущему потребовалось несколько минут, чтобы успокоить публику. Наконец это ему удалось, он плотоядно улыбнулся и красноречиво подмигнул.
— Леди и джентльмены, Йорк — талант восьмого уровня. Он наделен редким даром улавливать сексуальные желания, усиливать их и направлять на зрителей, на тех, кто оказался сегодня в числе наших гостей. Сильный концентратор Иоланта будет помогать Йорку. Поприветствуем их еще раз.
Публика охотно откликнулась. В разных частях зала раздались одобрительные возгласы.
Амариллис нахмурилась и взглянула на Лукаса.
— Но ведь в природе нет таланта, способного генерировать сексуальное возбуждение. Но если бы он и существовал, ему вряд ли удалось проецировать это состояние на такую большую аудиторию.
— Скажите им об этом. — Лукас окинул взглядом собравшуюся публику. — Успех театра зависит от желания публики верить в реальность происходящего. Здесь мы явно наблюдаем именно такую картину.
Ведущий поднял руку, наступила тишина.
— Леди и джентльмены, приготовьтесь пережить захватывающие сексуальные ощущения. Вас ждет новый уровень эротической стимуляции. Представляю вашему вниманию загадочную Вивьен в Вуалях.
На этот раз поднялся занавес в глубине сцены. В круге света перед зрителями предстала женщина с головы до ног укутанная в трепещущий пурпур. Голова ее была опущена, лилового цвета волосы водопадом ниспадали до самого пояса. В браслетах на ее руках и золотом обруче, охватывавшем голову, сверкали массивные алые кристаллы.
— Это и есть та самая Вивьен? — Амариллис не отрываясь смотрела на сцену.
— Скорее всего, что так. Не думаю, чтобы их здесь было несколько. Кроме того, вуали только на ней одной.
Пульсирующий ритм музыки все учащался. Йорк и Иоланта заняли свои места на краю сцены. Они взялись за руки и закрыли глаза, подчеркивая свои усилия сконцентрироваться.
Вивьен подняла голову, тело ее стало сладострастно изгибаться в такт музыке. В этот момент появился официант в набедренной повязке. Амариллис взяла бокал и осторожно пригубила некрепкий зеленый напиток. Сначала с удивлением, а затем с возрастающим смущением следила она за развевающимися вуалями, скрывавшими тело танцовщицы. Тонкая ткань легко разлеталась в стороны, открывая восторженным зрителям ягодицы и грудь Вивьен. Зал взрывался восхищенными криками.
— Этот наряд очень напоминает ваше платье на приеме, — заметил Лукас.
— Неправда, — возмутилась Амариллис, — в моем платье не было ничего непристойного.
— Ну, если вы так считаете.
Одна из вуалей, окутывавших Вивьен, скользнула на пол под одобрительные возгласы и аплодисменты мужчин. Через несколько минут свой восторг выразили присутствующие женщины, бурно приветствуя появившегося на сцене мужчину в высоких кожаных ботинках и набедренной повязке еще меньшего размера, чем у молодого официанта.
Мужчина-танцор протянул руку, и еще одна вуаль легла на пол, обнажив груди Вивьен, поддерживаемые хитросплетением пурпурных лент, подчеркивающих соски, подкрашенные все тем же пурпурным цветом. Амариллис подумала, что Вивьен явно покупала белье не на распродаже, как это делала она сама.
Вивьен закружила вокруг партнера, чувственно покачивая всем телом. Мужчина отвечал ей не менее откровенными телодвижениями. Амариллис опасалась, что подобными активными упражнениями он мог легко повредить себе позвоночник.
Темп музыки продолжал ускоряться, ритм становился все жестче. Лица стоявших на краю сцены Йорка и Иоланты блестели от пота. Мужчина-танцор опустился на пурпурный ковер, почти полностью обнаженная Вивьен обхватила ногами его бедра.
Амариллис стало неловко, и она начала наблюдать за публикой. До нее отчетливо доносилось возбужденное дыхание и страстные стоны. В дальнем, скрытом полутьмой углу кто-то вскрикнул в экстазе. Мужчина за соседним столиком хрипло стонал от возбуждения. Йорк и Иоланта на сцене сильно напряглись, в то время как Вивьен и ее партнер распростерлись на полу.
— Я в это абсолютно не верю, — сверкнула глазами Амариллис. — Обыкновенная игра.
— Хотите убедиться, что Йорк с Иолантой только и делают, что потеют? — усмехнулся Лукас.
— Вы предлагаете установить контакт прямо здесь, сейчас? — догадалась Амариллис.
— Я же детектор, помните? Если Йорк фокусирует талант, я его почувствую.
Кровь прилила к лицу Амариллис, когда ей вспомнилась захлестнувшая ее волна физического влечения в момент энергетического контакта с Лукасом.
— Не думаю, что мысль удачна. — Она едва не поморщилась от своего официального тона.
— Вы просто боитесь, — усмехнулся Трент.
— Неправда.
— Не беспокойтесь, вы же профессиональный концентратор, для вас это не проблема.
Амариллис сознавала, что Лукас ее провоцирует, но не могла противостоять.
— Хорошо, — тихо сказала она, — но только на минуту.
Глаза Трента блеснули в полутьме, он взял ее за руку. Контакт установился быстро, несколько секунд поиска, короткие мгновения потери ориентации, и вот в плане подсознания возникли четкие очертания кристалла.
— С точки зрения профессионализма вы безукоризненны, мисс Ларк, — мягко заметил Трент.
Энергия его таланта потекла через кристалл, звуки музыки и голоса стали глуше, отошли на второй план. К своему ужасу, Амариллис ощутила, как жар охватывает нижнюю часть ее тела. Весь вечер ей удавалось успешно подавлять свое влечение к Лукасу, но установившийся между ними контакт, должно быть, ослабил внутренний контроль. Он крепко стиснул ее пальцы.
— Я не чувствую никакой энергии от Йорка, — прошептал Лукас, — он обыкновенный мошенник.
— Я так и знала. — Амариллис поспешно вышла из контакта. Кристалл погас.
В темноте резко вскрикнула женщина, какой-то мужчина сдавленно застонал. Сидящая за соседним столиком пара начала неистово целоваться.
— Хотите уйти? — тихо спросил Трент.
— Я должна поговорить с Вивьен.
— Мы можем подождать снаружи, пока закончится представление, а потом пойдем к ней в гримерную.
— Отлично. — Амариллис была в высшей степени благодарна Лукасу за предложение и с готовностью поднялась из-за столика.
Лукас отставил свое недопитое пиво, встал, бросил деньги на столик и взял Амариллис за руку. Он повел ее к выходу, лавируя в лабиринте столиков. Со всех сторон неслись сладострастные стоны и вздохи. Возбуждение достигло апогея.
— Не могу поверить, что все эти люди искренне убеждены в том, что Йорк и Иоланта их «заводят», — с сомнением сказала Амариллис. — Это не что иное, как массовое самовнушение.
— Но кажется, на них это здорово действует, — ответил Лукас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Амариллис - Кренц Джейн Энн



очень оригинально,мне действительно понравилось
Амариллис - Кренц Джейн Эннворожка
13.11.2011, 0.03





Как фэнтэзи роман, конечно, слабоват - несколько не продуманы технические детали. Но что касается чувств - достаточно сильная вешь. Способности героев выглядят достаточно правдоподобно, а развитие взаимоотношений ярки, сложны и поданы в необычном, но красивом ключе... Засталяет задуматься о жизни.
Амариллис - Кренц Джейн ЭннАлена Го
3.05.2012, 14.44





Роман очень понравился! Увлекательный сюжет, интриги,замечательная любовь главных героев, без сюсюканья, без муторных описаний переживаний героини. Герои достойны друг друга. Читается с неослабевающим интересом до последней страницы!Оценка - 9,5 баллов!
Амариллис - Кренц Джейн ЭннЛюдмила
9.01.2014, 13.11





слабенько,для подростков
Амариллис - Кренц Джейн Эннанна
9.05.2014, 10.27





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





Необычно, но интересно
Амариллис - Кренц Джейн ЭннОльга
15.09.2014, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100