Читать онлайн Амариллис, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Амариллис - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Амариллис - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Амариллис - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Амариллис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



Руки Амариллис после контакта еще продолжали дрожать. Она не могла понять, что с ней произошло. Ведь она — профессионал. Правда, она всего четыре месяца работала в коммерческой фирме, но за ее плечами остались годы исследовательской работы. У нее все стены были увешаны дипломами и свидетельствами.
Но она оказалась совершенно неподготовленной к ощущениям, возникшим во время сеанса психоэнергетического контакта с Лукасом. Ничего подобного даже не могло прийти ей в голову, ее поразило внезапно возникшее чувство близости.
Для Амариллис не было ничего необычного, когда на несколько минут происходила потери ориентации и возникало чувство незащищенности, предшествовавшие установлению контакта. Она к этому привыкла. Каждый концентратор ощущал, как в его подсознание проникает парапсихологическая энергия, которая на короткие мгновения словно ослепляла его, но все это проходило, как только между концентратором и талантом устанавливался стабильный контакт.
Фокусирование представляло собой довольно несложный и эмоционально нейтральный процесс. Это было так же естественно, как видеть, слышать, осязать. В отличие от пяти чувств, которыми наделен человек, парапсихологическая связь возникала только при объединении подсознаний двух людей.
Но ощущения, пережитые ею, когда она держала фокус для Лукаса, никак нельзя было назвать простыми. Тем более эмоционально нейтральными. Она испытала нестерпимо жгучее желание.
«Этого не может быть», — размышляла Амариллис. Многочисленные тесты и исследования никогда не отмечали ощущения физической близости в качестве сопутствующего момента при взаимодействии талантов и концентраторов. Ей самой приходилось много работать с талантами в лаборатории и за ее пределами. Но она ни разу не испытывала и намека на сексуальное возбуждение.
Амариллис казалось, что она все еще ощущает огонь желания, пылавший в ней во время энергетического контакта с Лукасом. Теперь, когда парапсихологическая связь была прервана, вспыхнувшее в ней влечение начинало постепенно угасать. Но ее не оставляло чувство, что эти побочные явления сохранятся еще несколько дней.
Амариллис стоило больших усилий скрыть от Лукаса свои переживания. Она надеялась, что ее потрясение осталось им незамеченным. По крайней мере ей удалось поддерживать фокус с достаточным профессионализмом.
Амариллис нашла утешение в том, что и при таких неожиданных обстоятельствах ей все же удалось выполнить свои обязанности.
Она пообещала себе позднее разобраться с этой проблемой. Амариллис думала об этом, следуя за Мирандой Локинг, и держалась при этом на почтительном от той расстоянии. У этого феномена должно было быть логическое объяснение.
Но в данный момент Амариллис должна выполнять работу — найти ответы на вопросы клиента. Что ж, она попытается получить их для него, хотя подобное не входило в круг ее обязанностей. Амариллис считала, что не всегда следует придерживаться установленных рамок. Она знала, насколько важна истина.
Миранда Локинг не задержалась у двери туалетной комнаты. Она миновала ее и торопливо пошла по вестибюлю к коридору административного крыла, погруженному в полумрак. В тишине гулко раздавался перестук высоких каблучков ее вечерних туфель.
Придерживая разлетающиеся лепестки своего платья, Амариллис ускорила шаг, ее удивило поведение Миранды. Светлые волосы Миранды блеснули в свете ламп, освещавших коридор, затем та свернула за угол и исчезла из виду.
Амариллис побежала. Шелковые полоски платья все еще развевались на бегу, когда она повернула за угол и тут же столкнулась с Мирандой Локинг и Мэрриком Бичем.
— Что за черт? — выпалил мужчина с мягкими чертами лица и приличным брюшком. Это и был Бич. При столкновении он качнулся назад к стене, не удержавшись, с шумом полетел на пол.
— Что вы делаете? — взвизгнула Миранда, когда на нее налетела Амариллис. Высокие каблуки помешали ей устоять, и она тоже оказалась на полу. Ее объемистая сумочка выскользнула из рук и отлетела в сторону.
— Ах! — Амариллис свалилась сверху, запутавшись в водовороте шелковых лент.
— Сейчас же встаньте с меня, вы, идиотка. — Миранда с трудом села. — Кто вы такая? — Она подозрительно прищурилась. — Вы что, следили за мной?
— В определенной степени. — Амариллис с усилием поднялась на колени.
Краем глаза она видела лежавшую на полу раскрытую сумочку Миранды. По ковру рассыпались выпавшие из нее бумаги. Амариллис заметила знакомый зеленый с желтым логотип компании «Лоудстар». Она также обратила внимание на красный штамп: «Для служебного пользования».
— Проклятье! — Мэррик Бич заметил бумаги одновременно с Амариллис. — Какая досада! — Он начал тяжело подниматься.
Большого размера отполированная до блеска черная кожаная туфля опустилась на компрометирующие документы.
— Дьявол! — выругался Бич. — Мне бы стоило подумать, что рано или поздно ты здесь появишься, Трент.
Не говоря ни слова, Лукас наклонился за выпавшими из сумочки Миранды бумагами, затем, выпрямившись, он быстро пробежал их глазами.
— Сколько ты ей заплатил, Бич? — вкрадчиво спросил Лукас.
— Не понимаю, о чем речь. — Бич поднялся и тщательно отряхнул одежду. — Мы с Мирандой близкие друзья. Здесь мы стояли и спокойно беседовали, как вдруг на нас налетела и сбила с ног эта странная женщина.
— Я знаю, Бич, кто ты такой и чем занимаешься, — сказал Трент. — С тобой я разберусь потом, а пока убирайся с моих глаз.
— Не командуй, — взвился Мэррик. — Ты не можешь доказать, что я совершил нечто противозаконное, да если бы и смог, ты не стал бы выдвигать обвинение. Мы не дети, и всем нам известно, как обстоят дела в компаниях, у всех есть свои секреты.
— Я же сказал, что с тобой, Бич, я буду иметь дело позднее.
В этот момент Амариллис почудилось, что в коридоре словно потянуло ветерком, однако ее беспокойное платье даже не колыхнулось. Она непроизвольно поежилась и огляделась в поисках источника сквозняка, но все окна были закрыты.
— Ты меня не запугаешь. — Зрачки Бича расширились, затем снова сузились, лицо его побагровело. Лукас смотрел на него молча.
— Негодяй, — рыкнул Бич. — Я заявлю в полицию.
— На самом деле, мистер Бич, — возмутилась Амариллис, — вам не стоит строить из себя жертву. Полагаю, для всех присутствующих не секрет, что ваша деятельность выходит за рамки этических норм и, очень возможно, носит незаконный характер. Вам должно быть стыдно за себя. По моему мнению, мистеру Тренту следует подать на вас в суд.
— Да бросьте вы, — возразил Бич, — ни черта Трент не сможет мне сделать.
— А как же ваша совесть? — не отставала Амариллис. — Как вы оправдаетесь перед самим собой?
— Вот-вот, Бич, как насчет совести? — Во взгляде Лукаса сквозила холодная насмешка. — Может быть, ее стоит немного расшевелить?
— Не запугивай меня, — прошипел Бич в бессильной ярости.
— И не думаю, хочу только дать тебе совет. Пора круто менять карьеру. Уезжай из Нью-Сиэтла и больше здесь не показывайся.
— Ты не можешь мне ничего сделать. — Бич потихоньку, бочком стал отступать к выходу. — Сам знаешь, что не можешь.
Лукас задумчиво, не отрываясь, смотрел на него. И снова Амариллис ощутила холодное дуновение ветра, и опять ее платье не уловило никаких колебаний воздуха, но руки покрылись гусиной кожей.
Губы Бича безмолвно зашевелились, потом он беззвучно вскрикнул и бросился бежать. Амариллис с облегчением вздохнула, она даже не заметила, что задержала дыхание.
— А ему не пришлось платить за информацию, Лукас. — Миранда вздернула подбородок и с вызовом посмотрела на Трента. — Я передавала ему бумаги даром. Ты просто дурак, все эти три года ты так ни о чем и не догадался.
— Просвети же меня наконец.
— Я сделала это, чтобы отомстить за Джексона. — Миранда вскинула голову в гордом презрении.
— Отомстить за Джексона? — удивился Лукас.
— Он был твоим компаньоном, и ты его убил, мерзкий негодяй. Я понимала, что мне не удастся ничего доказать, поэтому и выбрала такой способ мести.
— О чем ты говоришь?
— Ты сам отлично знаешь. — Миранда отбросила с лица прядь светлых волос, слезы блестели на ее щеках. — Ты хотел отделаться от Джексона, потому что он стал для тебя бесполезен.
— Миранда… — Лукас резко умолк, словно не находя слов.
— Ты использовал его, чтобы поставить на ноги компанию и закрепиться в городе. У его семьи были необходимые связи. А потом ты избавился от него.
— Это неправда, этого не может быть, — потрясенно произнесла Амариллис, протягивая к Миранде руку.
— Что вы можете знать об этом? — отшатнулась Миранда. — Вас ведь там не было. Лукас подстроил все. Это единственное объяснение. Другой причины не было, почему Джексон оказался тогда в той хижине с ней.
— Послушайте меня, мисс Локинг. — Амариллис шагнула к Миранде.
— Не подходите ко мне, — прошипела Миранда. — Лукас знал, что так случится, когда посылал Джексона в тот отдаленный лагерь. Он отправил Джексона в джунгли умирать. — Она резко повернулась и побежала по коридору. Стук ее каблучков еще долго отдавался гулким эхом.


— Три года, все эти три года она считала меня виновным в смерти Джексона, — сказал Лукас, останавливая машину у маленького домика Амариллис. — Все это время она обманывала меня, а я ни о чем не догадывался.
Амариллис слегка вздрогнула при звуках его голоса. Это были первые произнесенные им слова после сцены с Мирандой и Бичем в коридоре музея. Но вздрогнула она не от неожиданности, когда долгое и гнетущее молчание было наконец нарушено. Ее пронзили то неверие и боль, которые сквозили в его словах.
Амариллис взглянула на сидящего с мрачным видом Лукаса. Рука его лежала на рычаге управления, он невидящим взглядом смотрел в темноту ночи. По лицу Трента бродили серебристые, бледные тени, образованные игрой света от двух спутников Сент-Хеленс: Челана и Якимы.
— Мне очень жаль. — Амариллис решила, что не следовало в этот момент упоминать о чеке, который она отправит ему утром.
— А я ей доверял.
— Не вините себя, — Амариллис не знала, что сказать, — ведь, как известно, таланты высокого уровня не отличаются интуицией.
— Мне хотелось хоть чем-то помочь ей. — Лукас сжал рычаг так сильно, что побелели суставы пальцев. — Я знал, что смерть Джексона оказалась для нее тяжелым ударом. Они были обручены и весной собирались пожениться. Компания была перед ней в долгу. «Лоудстар» не бросает в беде своих людей.
— Понимаю, такие вещи трудно пережить. — Амариллис взялась за ручку дверцы.
— Она была умной и образованной, — продолжал Лукас, казалось, он говорит сам с собой, — и из достойной семьи. У меня не было причин не доверять ей.
— Ну конечно, откуда вам было знать.
— Я считал, что она и я прошли все круги ада и случившееся соединило нас какой-то незримой нитью. Я никогда не открыл ей, что Рай предал нас обоих.
— Так вас предал ваш компаньон? — недоверчиво переспросила Амариллис, ей показалось, что она ослышалась.
— Ни к чему было посвящать Миранду в эту неприглядную историю. Она и без того много пережила. Я постарался скрыть правду для блага всех.
Амариллис подумала, что настало время завершить вечер. Задание выполнено. Ей давно следовало попрощаться с Лукасом и выйти из машины. Он получил ответы на свои вопросы. Как выразилась Клементина, «результаты сеанса — личное дело клиента».
— Не зайдете ли выпить чашку коф-ти
type="note" l:href="#FbAutId_4">4
? — неожиданно для себя пригласила Амариллис.
Лукас повернулся и посмотрел на нее. Его глаза поблескивали в слабом свете. Она видела, что мыслями он был далеко в своих воспоминаниях.
— Коф-ти? — машинально повторил Трент. Амариллис охватил испуг. «Я сделала глупость, — подумала она, — большую глупость». Лукас глубоко переживал открывшуюся правду, а она ничем не могла помочь ему, не знала, как облегчить его боль.
— Забудьте об этом. — Она торопливо улыбнулась и толкнула дверцу. — Уже поздно. Я буду в своем офисе в девять, если у вас есть вопросы по результатам расследования. Но я полагаю, здесь все ясно. Мотивы носили личный характер.
— Да. — Он смотрел на ее освещенное призрачным светом лицо.
— Ситуация была напряженной для всех, но теперь все прояснилось. — Амариллис выдавила из себя, как ей казалось, бодрую улыбку. — Никаких следов вашего гипноталанта, психоэнергетического вампира.
— Да, вампира не было.
— Доброй ночи, мистер Трент, — попрощалась Амариллис, выходя из машины.
— Я, пожалуй, выпью коф-ти.
— Ах, ну да, конечно.
Он открыл дверцу и выбрался наружу. Амариллис смотрела, как Лукас обходил элегантную машину, до нее вдруг дошло, что она продолжает стоять с открытым ртом. Лукас прошел мимо нее к двери.
— Подождите минутку. — Она заторопилась вслед за ним.
Он остановился на верхней ступеньке и терпеливо дожидался, пока она отключит замок, работавший на энергии «студня». Дверь открылась.
Лукас вступил в темную прихожую, он двигался как во сне.
— Пройдите сюда, — неожиданно громко сказала Амариллис. Она уже мысленно ругала себя. Идея пригласить Лукаса была не очень удачной. Синергия подвела, как выразился бы Байрон.
Амариллис оставила сумочку на маленьком столике в прихожей и повела за собой Лукаса на кухню. Человек-Лед в ее доме. И снова вернулось чувство неотвратимой опасности, смешанное с сильным возбуждением. Дыхание ее участилось.
Она должна оставаться спокойной и держать себя в руках. Она же профессионал. Амариллис вошла в кухню, чувствуя за спиной Лукаса. Четкие линии черно-белых кафельных плиток пола своей правильностью сразу же успокоили ее.
Она глубоко вздохнула. Здесь, в ее чистом, знакомом и уютном мирке к ней вернулась уверенность.
Лукас с интересом оглядел кухню, выдержанную в черно-белых тонах.
— Этот дом очень подходит вам, — сказал Трент, снимая пиджак.
— Что вы хотите сказать?
— Везде очень чисто, аккуратно. Во всем чувствуются последовательность и придирчивость. Таким, мне представляется, и должно быть жилище концентратора полного спектра. Здесь все, что необходимо, и каждая вещь на своем месте. — Для него она была слишком аккуратной. — В таком маленьком домике бывает тесновато от вещей.
— Меня это никогда не беспокоило.
Лукас небрежно бросил пиджак на стул и сел у выложенного белым кафелем стола.
— Когда с детства живешь на краю джунглей, привыкаешь мириться со многими неудобствами в быту. Никогда не удается избавиться от всех насекомых, и на стене в душе вечно растет какая-то зелень.
— Понимаю. — «У нас действительно мало общего, — подумала Амариллис. — Поразительно, но как раз это единодушно утверждают все синергисты-психологи, которые изучают мощных концентраторов и талантов».
— Это случается часто? — Лукас наблюдал за ней, прищурив глаза.
— Что вы имеете в виду? — Амариллис возилась со своей новой машиной для приготовления коф-ти. Она очень гордилась сверкающим черным глянцем прибором с большим количеством красных кнопок, придающих машине внушительный вид. Это была ее первая покупка, которую она сделала, после того как перешла на высокооплачиваемую работу в «Синерджи инкорпорейтед».
— Вы часто приглашаете к себе на чашку коф-ти и утешаете тех, кому не повезло?
— Не имею представления, о чем вы говорите, мистер Трент. — Амариллис подняла глаза от машины, она как раз засыпала ложкой в машину ароматные зерна.
— Вы знаете, я не нуждаюсь в вашем сочувствии, — помрачнел Лукас.
— Очень хорошо, не беспокойтесь, сочувствовать вам я не буду. Так вы еще не расхотели коф-ти?
— Нет, — нахмурился Трент.
— Как вы предпочитаете?
— Тройной крепости, без сливок, сахара и специй.
— Тройной крепости? — Амариллис подняла брови. — Мне ничего не нужно доказывать. Я знаю, что вы суровый и крутой Человек-Лед.
— Я научился так пить коф-ти на Западных островах, — нашелся Лукас, — там предпочитают пить его крепким.
— Приготовлю, как вы просите: крепкий — так крепкий. — Амариллис нажала нужные кнопки.
Маленькую уютную кухню заполнил успокаивающий аромат заваривающегося коф-ти.
— Понимаете, у меня нечасто возникают подобные проблемы, — сказал Лукас. — Как правило, я очень осторожен. Но когда допускаю промах, на меня это жутко действует.
— Мы говорим о коф-ти или о взаимоотношениях вообще?
— Я очень осмотрителен в выборе тех, кому могу доверять.
— Так, значит, речь идет о взаимоотношениях, — кивнула Амариллис. Кто сказал, что концентраторы полного спектра не могут поддерживать содержательный разговор с талантами высокого уровня? — Вам не следует во всем винить себя. Мы все совершаем время от времени ошибки, доверяя тем, кому не следует.
— Все эти годы Миранда считала, что я намеренно подставил Джексона, подстроил так, что его убили, потому что хотел от него отделаться. — Лукас покачал головой. — Я знаю, что и родители Джексона считают меня ответственным за его гибель, но даже они никогда не обвиняли меня в этом.
— В газетных репортажах Джексона Рая называли героем. — Амариллис взяла чашу со свежесваренным коф-ти и разлила золотистый напиток в две кружки. — О Джексоне писали, что он погиб в самом начале вторжения.
— Когда это случилось, я был на одном из соседних островов. Джексон сказал в главном офисе компании в Порт-Леконнере, что собирается отдохнуть, и отправился с другом в горы.
— А что же пираты? — спросила Амариллис, ставя кружку перед Лукасом.
— В то время никто не знал, что негодяи на острове. Джексон с… — Трент замолчал, словно подыскивая слово, — и его спутник пошли к бывшему лагерю компании. Они собирались жить в одной из хижин, заняться рыбной ловлей и кое-чем еще.
— Что же случилось потом?
— Когда я вернулся на основную базу, то сразу понял: что-то произошло, и отправился в заброшенный лагерь, чтобы отыскать Джексона и его… друга. Я нашел их трупы. — Лукас подвинул к себе кружку и уставился в нее невидящим взглядом. — Сначала я решил, что пираты случайно вышли на лагерь, обнаружили в нем Джексона с другом и убили обоих, чтобы те не подняли шума.
— Как ужасно, — содрогнулась Амариллис.
— Но позднее я узнал, что все произошло несколько иначе.
— Что же случилось на самом деле?
— Главарь пиратов оказался очень хорошо осведомленным и подготовленным к операции. — Лукас поднял глаза: в них стояла печаль. — Когда все было кончено, я обыскал его хижину. У него имелась обширная картотека. Всевозможные отчеты, записи, планы. Я обнаружил, что Джексон не случайно оказался в тот день в заброшенном лагере. Он состоял в сговоре с пиратами.
Амариллис едва не пролила свой коф-ти. Она недоверчиво смотрела через стол на Лукаса.
— Он был с ними заодно?!
— Любой, кто захочет взять под контроль Западные острова, должен быть связан с «Лоудстар», — сказал Лукас, крепко обхватив кружку с коф-ти.
— Да, конечно, — нахмурилась Амариллис. — Ни для кого не секрет, что «Лоудстар» главенствует на Западных островах.
— А компании ничего больше и не остается. Цивилизация слабо коснулась тех мест. Если бы не добыча «студня», никто бы там не жил.
— Я знаю.
— «Лоудстар» — единственная на островах компания, обеспечивающая людей рабочими местами. Она же предоставляет населению разнообразные необходимые услуги и осуществляет поставку продовольствия и других жизненно важных товаров. Тот, в чьих руках компания, — контролирует острова, и наоборот. — Лукас помолчал. — Я не хотел избавляться от Джексона Рая. Это он собирался отделаться от меня. Он понимал, что в этом деле ему потребуется помощь, по крайней мере на начальном этапе, поскольку в целом сотрудники компании — преданные мне люди. Кроме того, у меня много друзей. Джексону нужны были союзники, и он пошел на сделку с пиратами.
— Он предполагал стать единоличным хозяином «Лоудстар»? — осторожно спросила Амариллис.
— План состоял в следующем: после захвата островов бандой я должен был оказаться в числе жертв. Предполагалось объявить меня посмертно героем. Устранив меня таким образом, Джексон становился полновластным хозяином компании и рассчитывал управлять ею в одиночку.
— А как же его сделка с бандитами?
— Чтобы разобраться во всем этом, надо знать Джексона. Он привык из всего извлекать пользу и всегда оказываться впереди. В тех сферах, где он вращался, его клан всегда брал верх. Он вообразил, что может прибрать к рукам и пиратов.
— Боже мой!
— План его был совсем неплох. — Лукас встретился глазами с Амариллис. — Получив власть, он, возможно, и нашел бы способ расправиться со своими бывшими союзниками. Пиратам недоставало организованности и дисциплины. Их ресурсы были ограничены. Они не могли продержаться долго без помощи «Лоудстар».
— Значит, Джексон Рай предоставил пиратам выполнить за него всю грязную работу. А после вашего устранения он намеревался заняться и ими самими.
— Да, в этом вся суть, — с горечью согласился Лукас. — Но главарь пиратов чувствовал в Джексоне потенциальную опасность. Поэтому в его планы не входило оставлять Джексона в живых. Он использовал Рая в своих целях, как источник информации, а потом убил.
— На протяжении нескольких недель газеты только и писали об этих событиях, — медленно проговорила Амариллис. — Но я нигде не встречала упоминания о том, что компаньон предал вас и многих других.
— Вы и не могли ничего узнать, поскольку я не давал об этом никакой информации, — холодно усмехнулся Лукас. — Я посчитал, что это повредит престижу компании.
— Это истинные причины, почему вы скрыли правду? — Амариллис пристально смотрела на Трента.
— Я деловой человек и всегда думаю об интересах компании, руководствуюсь только практическими соображениями.
— А так ли это на самом деле, мистер Практичность? — Амариллис сделала глоток коф-ти. — Хотите узнать мое мнение? Существовали и другие факторы, по которым вы скрыли правду.
— Что еще за факторы?
— Семейство Рай и Миранда Локинг. Ведь вы не хотели, чтобы они узнали неприглядную правду о Джексоне. Вам хотелось избавить их от этого.
— Я же сказал, истина противоречила интересам фирмы.
— Вы поступили очень благородно, сохранив его доброе имя и репутацию, — настаивала Амариллис.
— Если вы такого мнения, значит, вы не так умны для концентратора полного спектра, как это принято считать, — усмехнулся Лукас. — Я сделал это не из высоких побуждений, а из чисто практических соображений.
— Нет, — покачала она головой, — это было именно проявлением благородства. Но должна признать, вам блестяще удалось скрыть истинные факты.
— Как президент компании и действующий компаньон, я сосредоточил руководство в своих руках. У меня есть несколько друзей, они и помогли мне контролировать ситуацию. Репортеры получали лишь нужную мне информацию.
— Теперь понятно.
— И если вы продолжаете считать мой поступок проявлением благородства, могу сообщить вам еще один факт, — сказал Лукас, допивая свой коф-ти.
— Слушаю.
— Как я уже объяснял, в день назначенной встречи с пиратами Джексон был не один.
— Да, вы говорили, что его спутник тоже погиб.
— С Джексоном ушел не мужчина. С ним была моя жена.
— Мне очень жаль, Лукас. — Глаза Амариллис затуманились. — Припоминаю, что в газетах сообщалось и о гибели вашей жены во время налета пиратов. Как ужасно, что она оказалась в этот день в лагере с Джексоном.
— Вы и вправду так наивны, как кажетесь? — криво усмехнулся Трент.
— Простите, не поняла.
— Дора с Джексоном были любовниками. Теперь вы наконец понимаете? Она не случайно оказалась там с ним вместе с тот день. Дора часто с ним уединялась, ей было известно о связи Рая с пиратами.
На этот раз коф-ти выплеснулся из чашки в дрогнувшей руке Амариллис, но она не обратила на это внимания. У нее не находилось слов, она лишь непроизвольно коснулась его руки, выражая так свое участие.
Лукас перехватил пальцы Амариллис до того, как она успела убрать руку, и коротко сжал, словно предостерегая.
— Не понимаю, почему я рассказал вам эту историю. Я ни с кем раньше не делился. Полагаю, что разговор останется между нами.
— Естественно.
— Не рассказывайте об этом никому, — подчеркнул он. — Я хочу, чтобы и ваш шеф ничего не узнала. Понимаете?
— Да. — Амариллис могла бы поклясться, что ощутила такое же дуновение холодного ветра, как и в коридоре музея. — Мне все понятно, можете положиться на меня.
— Слово профессионального концентратора? — Лукас повернул ее руку ладонью вверх и стал рассматривать синие ниточки вен: легко различимые под тонкой кожей, они напоминали линии на карте, указывающие направление к какой-то неведомой цели. — Если вы раскроете этот секрет кому-либо, я могу значительно осложнить вашу жизнь.
Амариллис заглянула ему в глаза. В этот момент ей стало ясно, что именно от него исходил тот холод, который она чувствовала. Ей казалось, что на полу под шкафами начинает сгущаться плотный туман. Она боялась повернуть голову и посмотреть.
«Значит, ледяная волна идет от Лукаса», — подумала Амариллис. Она не могла понять, каким образом он это делал, но, несомненно, источник был в нем. В ее душе буйным цветом расцвел страх.
— Не смейте запугивать меня, Лукас Трент, я даю вам свое честное слово.
— Простите. — Лукас резко выпустил ее руку. — У меня дурное настроение, и я выплеснул его на вас. Это несправедливо. Вы ведь ни в чем не виноваты.
— Именно. — Амариллис украдкой пошевелила пальцами, проверяя их гибкость. Ощущение наползающего холода исчезло. Она оглядела кухонные столы и шкафы, но вместо тумана видела только чистые черно-белые кафельные плитки. — Кроме того, я не люблю, когда мне угрожают.
— У меня такое чувство, что сделать это непросто.
«А я готова поспорить, что надо хорошенько постараться, чтобы запугать тебя», — решила про себя Амариллис.
— Послушайте, не стоит так переживать, что вы обманулись в людях. Это случается со всеми. Даже концентраторы совершают подобные ошибки.
— Даже они? — В глазах Лукаса вспыхнули насмешливые искорки. — Какое облегчение это слышать! А вам случалось когда-нибудь так ошибаться?
— Да. — Она вспомнила историю своих отношений с Гифордом Остерли. — Быть концентратором еще не значит иметь абсолютную интуицию.
— Поразительно. Я бы никогда не подумал. — Лукас полуприкрыл глаза. — Кто же он?
Снисходительный тон Трента просто бесил Амариллис, она готова была указать ему на дверь. Но совесть не позволяла ей его выставить. Ведь он открыл ей душу. А для человека с его характером сделать это не просто. И он явно уже пожалел о своей неосмотрительности.
Ей пришло в голову, что если она поделится с Лукасом одним из своих секретов, то он не будет сожалеть, что разоткровенничался с ней. И когда через несколько дней получит счет, настроение у него уже не будет таким мрачным. Амариллис вспомнилось одно из многочисленных изречений Клементины: довольный клиент — постоянный клиент.
— Его зовут Гифорд Остерли, — тихо начала Амариллис. — Мы вместе работали в университете, пока я не ушла оттуда шесть месяцев назад. Он профессор. Первый в списке кандидатов на замещение должности декана факультета исследований явлений фокусирования.
— Концентратор, верно?
— И очень сильный, почти полного спектра.
— Значит, немного слабее вас?
— Да, у меня-то полный спектр. — Амариллис ощутила на мгновение смутную тревогу.
— Как я могу это забыть.
— И тем не менее мы увлеклись друг другом, вы меня понимаете?
— Догадываюсь.
— Все было серьезно. — Она нахмурилась. — Мы даже поговаривали о том, чтобы пожениться.
— Как?! Брак, не санкционированный агентством? — Во взгляде Лукаса читалось притворное возмущение. — И это говорите вы? Я отказываюсь верить.
— Перестаньте смеяться. — Амариллис с досадой стиснула зубы. Вот что получается из стремления посочувствовать Лукасу Тренту. Он просто не в состоянии оценить ее благородства. — Со временем мы бы оба подали заявления в брачное агентство. Мы рассчитывали, что консультанты назовут нас подходящей парой.
— В этом чувствуется самомнение концентраторов.
— Согласна, нас можно назвать немного самонадеянными, — с неохотой призналась Амариллис. — Мы оба отлично подготовленные специалисты и были уверены в себе.
— Да, я видел все ваши дипломы.
— У Гифорда их еще больше.
— С чем его и поздравляю. Так что же произошло между вами и Гифордом?
— Я обнаружила, что у Гифорда любовная связь с симпатичной девушкой-талантом, работавшей у него ассистенткой.
— Она с ним спала?
— Да. — Амариллис опустила глаза, глядя на свою недопитую чашку коф-ти.
— И как вы узнали?
— Случайно, и это было тяжело. — Она проглотила стоявший в горле ком. Если бы в кухне было зеркало, она бы увидела, как ее лицо попеременно то бледнело, то краснело. — Я по ошибке зашла в лабораторию, где должен был проходить сеанс фокусирования, и застала их вместе.
— И они фокусировали свое внимание совсем не на научных проблемах…
В душе Амариллис смешались боль, гнев и смущение. Это воспоминание обжигало ее огнем всякий раз, когда ей приходил на память тот злосчастный день.
— Они занимались любовью прямо на столе Гифорда, если вас это интересует.
— На его столе? — Глаза Лукаса сверкнули.
— Да. — Амариллис вздернула подбородок, чтобы подчеркнуть свое пренебрежение. — Мне казалось, что место было не очень подходящее, но они явно не чувствовали неудобств.
— Уверен, вы никогда не занимались этим на столе.
— Я рада, что вас это позабавило, но мне было не до смеха. — Остатки благих побуждений Амариллис окончательно улетучились.
— Я дам вам тот же совет, что и вы мне. — Выражение лица Лукаса смягчилось. — Не изводите себя. Вы не виноваты в том, что выбрали не того парня.
— Я чувствовала себя такой дурой, — прошептала она.
— Но вы все же не наделали глупостей, вы не вообразили, как я, себя настолько неотразимой, чтобы рискнуть пренебречь брачным агентством.
— Вы хотите сказать, что ваш первый брак был заключен без консультации в агентстве? — удивилась Амариллис.
— Да, черт возьми. — Его губы чуть тронула горькая усмешка. — Я вырос на островах и привык к самостоятельности. С двадцати четырех лет я руковожу преуспевающей компанией. Я был богат и становился все богаче. Мне казалось, что в выборе жены мне не нужны эксперты.
— И что произошло?
Лукас на мгновение отвел глаза, когда он снова посмотрел на нее, его взгляд стал непроницаемым.
— А произошло то, что случается всегда, как утверждают специалисты, когда люди пытаются самостоятельно выбрать себе пару. Я здорово промахнулся.
— Очень печально. Вы сильно ее любили?
— Очень. — Лукас бросил на Амариллис короткий взгляд. — Те, кто решается на самостоятельный выбор, всегда уверены в своей любви, ведь так? Для чего же еще они нарушают правила?
— Не знаю. — Амариллис опустила глаза и стала разглядывать свои руки. — Мои родители тайно сбежали после моего рождения. Но они не поженились, не могли этого сделать. У отца уже была жена…
— Ясно. — В глазах Лукаса отразилось понимание.
— Они погибли во время шторма, когда плыли на Западные острова. В то время я находилась у тети. Все считают, что родители собирались начать новую жизнь под другим именем, а потом послать за мной, когда подыщут работу.
— Сочувствую. — Трент умолк, подбирая слова, потом продолжил: — Значит, вы остались… одна?
— Могли бы сказать и прямо, — слабо улыбнулась Амариллис. — Я была незаконнорожденной. Одна из причин, почему меня привлек Гифорд, — его спокойное отношение к этому факту. Хотя многим людям такое далеко не безразлично.
— Это точно.
— Теперь отвечу на ваш вопрос. Нет, одна я не осталась. Родственники моей матери приняли меня в свою семью.
— Ваши дядя и тетя?
— Да, и другие тоже. Они были добры ко мне и любили меня. Я не могла бы себе пожелать лучшей семьи.
— А что же родственники со стороны отца?
— Они предпочли делать вид, что меня не существует. — Амариллис налила себе еще коф-ти.
— Могу представить.
Наступило короткое молчание. За это время Амариллис снова успела пожалеть, что пригласила Лукаса на чашку коф-ти. «И что это вдруг на меня нашло, — удивлялась она про себя. — Рассказать совершенно чужому человеку некоторые из самых сокровенных тайн!» Конечно, не все, но и это было слишком. Она выставила себя совершенной идиоткой. И не из-за того, что ей стало жаль клиента. Пора начинать вести себя благоразумнее.
— Уже поздно. — Амариллис красноречиво посмотрела на часы.
— Да. — Лукас поднялся, к ее удивлению с неохотой. — Мне надо идти. Спасибо за коф-ти.
— Не стоит благодарности.
— А еще спасибо за участие, — криво усмехнулся Трент.
— Да, вечер для вас выдался тяжелым, — мягко улыбнулась она.
— Случалось и похуже. — Лукас сгреб пиджак со стула и направился к двери.
— Лукас, можно мне задать вам вопрос? — обратилась Амариллис к Тренту, идя за ним вслед.
— Да? — Он быстро обернулся.
— Мне бы хотелось узнать о том другом таланте в зале, — медленно начала она.
В его глазах промелькнуло нечто похожее на разочарование.
— Что вас интересует?
— Через ваше сознание я почувствовала его силу. Но мне не удалось определить тип его таланта. Я никогда раньше не сталкивалась с парапсихологической энергией такого свойства. Она проявлялась необыкновенно мягко, но за этим угадывалась ощутимая сила.
— Хорошо, нечего сказать, — довольно равнодушно откликнулся Трент.
— Но вы же великий определитель талантов, — не отставала Амариллис. — Скажите же, какой вид парапсихологической энергии фокусировал этот талант?
— А вы не догадываетесь, кто он? — насмешливо осведомился Лукас.
— Нет.
— С абсолютной уверенностью утверждать не могу, но готов поспорить на прибыли следующего года, что это был Мэдисон Шеффилд.
— Шеффилд, — поразилась Амариллис, — неужели сенатор Шеффилд?
— Да, он, будущий предполагаемый губернатор нашего штата, так ведь все считают? Он, можно сказать, «обрабатывал» публику в зале.
— Вы не шутите?
— Вы и правда не поняли, что там происходило? — Трент задумчиво смотрел на нее.
— Нет, не поняла. В момент фокусирования я чувствую то же, что и талант. Вы обладаете способностью определять энергию действующих талантов, естественно, поэтому и я ощутила эту энергию одновременно с вами. Кроме того, я уловила энергетическое эхо другого концентратора.
— Вы сказали, что вам показалась знакомой манера его работы?
— Верно, могу поклясться, что этот человек проходил обучение там же, где и я: на факультете исследований явлений фокусирования. Заметно влияние профессора Ландрета.
— Кто такой Ландрет?
— Он руководил факультетом на протяжении многих лет.
— Мне кажется знакомым его имя.
— Возможно, вы читали статьи в газетах, которые появились после его смерти в прошлом месяце. Несчастный случай в горах — ужасная трагедия.
— Теперь припоминаю, — кивнул Лукас.
— Это был человек необыкновенного ума, — с некоторой горячностью заговорила Амариллис. Ее несколько задело, что Лукас не выказал должного преклонения перед выдающимися заслугами профессора Джонатана Ландрета. — Он внес неоценимый вклад в исследование сущности образования фокуса и принципов действия фокусной связи. И что особенно важно, им был составлен «Кодекс этических принципов фокусирования». Гибель ученого стала огромной потерей для науки, и нашей профессии в частности.
— Угу, — не очень почтительно откликнулся Лукас.
— Для меня лично это была очень тяжелая утрата. — Амариллис опять стиснула зубы. — Он был моим наставником, я восхищалась им. Мне очень его не хватает.
— Очень сожалею, — казалось, у Лукаса больше не нашлось слов. — А теперь мне пора идти.
— Подождите, вы так мне и не сказали, какой именно талант фокусировал сенатор Шеффилд.
— Насколько я успел заметить за то время, пока он не «пережег» своего концентратора, от него шла волна обаяния и лести. Другими словами, он излучал харизму.
— Харизму? — недоверчиво повторила Амариллис, пытаясь вникнуть в смысл слова.
— Обычные проблемы политиков.
— Но ведь харизма не является парапсихологической способностью.
— А как бы вы это назвали?
— Не знаю, — неопределенно махнула рукой Амариллис, — я бы сказала, что это свойство личности или что-то в этом роде. Но никак не парапсихологический талант.
— Талант остается талантом, независимо от того, исследован он экспертами или нет, — чуть заметно усмехнулся Лукас.
— Я считаю неэтичным фокусировать внушение харизмы, если допустить, что это парапсихологическая способность. Особенно это выглядит некорректно, если талант принадлежит политику.
— Не расстраивайтесь, что за преступление, если парень старается повлиять на публику, чтобы за него проголосовали на выборах. Все политики этим занимаются.
— Если харизма фокусируется с такой целью, — стояла на своем Амариллис, — то это следует расценивать как умышленный обман или обычное мошенничество.
— Добро пожаловать, милая леди, в реальный мир, — насмешливо заметил Лукас.
— Разве вас не возмущает, что талант такого ранга, занимающий высокое положение в обществе, использует свои способности в корыстных целях? — рассердилась Амариллис.
— Он ведь политик, Амариллис.
— Но он использовал при этом профессионально подготовленного концентратора.
— И что такого? Я тоже сегодня работал с профессионалом.
— Но концентратору Шеффилда не пристало соглашаться фокусировать для таланта, нарушающего этические нормы. Профессор Ландрет не уставал повторять своим студентам положения «Кодекса этики».
— Серьезно?
— В моей работе существуют определенные нравственные принципы, — отрезала Амариллис. — И работавший с Шеффилдом их нарушил.
— Хочу дать вам совет, Амариллис. — Лукас стоял, опершись плечом о стену, и смотрел на Амариллис с иронией, одновременно непроизвольно восхищаясь ее наивной убежденностью. — Выступать в роли ожившей совести — неблагодарное дело. Это никому не нравится.
— Классический случай: талант завидует концентратору. — Амариллис рывком распахнула перед Лукасом дверь. — До свидания, мистер Трент. Завтра я отправлю вам счет.
— Вы задали мне профессиональный вопрос, позвольте задать такой же и вам? — спросил Лукас, не двигаясь с места.
— О чем вы? — Амариллис следила за ним с растущим беспокойством.
— Вы тоже это почувствовали?
— Что? — чуть слышно шепнули ее губы.
— Значит, это произошло не только со мной. — Лукас угадал ответ по выражению ее лица. — Меня это очень удивило. Я уже вам говорил, что мой опыт работы с концентраторами весьма небогат. Поэтому для меня остается неясным, всегда ли фокусирование сопровождается сексуальным возбуждением или это происходит достаточно редко?
Амариллис не могла выговорить ни слова. Она почувствовала, как краска смущения заливает ее от корней волос до самых пяток.
— Уверяю вас, я не знаю, о чем вы говорите, — солгала она.
— Скажите только, как долго продлится действие этого побочного эффекта?
— Побочного эффекта? — чуть слышно повторила она.
— Да, эффекта. Какое время меня будет преследовать желание лечь с вами в постель?
— Прошу вас, мистер Трент.
— К утру пройдет? Оно меня сильно отвлекает.
— Не знаю, насколько стойким может оказаться это ощущение. — Амариллис снова попыталась укрыться под маской бесстрастного профессионализма. — Мне никогда не приходилось слышать, чтобы в процессе фокусирования возникали те явления, на которые вы жалуетесь.
— А я не сказал, что жалуюсь.
— Значит, мне так показалось.
— Может быть, поцелуй поможет снять в какой-то степени воздействие этих побочных эффектов. — Лукас отшвырнул пиджак в сторону и потянулся к Амариллис.
— Прошу вас, мистер Трент, вы же клиент, у нас контракт.
— Да, я помню. — Он обнял ее и крепко прижал к груди. — Не беспокойтесь, я всегда оплачиваю свои счета.
— Дело не в этом. — Амариллис прижала ладони к его широкой груди, пытаясь отстраниться. Она успела отметить, что поблескивавшие глаза Лукаса оставались такими же непостижимо загадочными, как тот густой туман, который, как ей почудилось, наползал на нее из всех углов, когда они были в кухне.
Потом она почувствовала требовательную настойчивость его поцелуя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Амариллис - Кренц Джейн Энн



очень оригинально,мне действительно понравилось
Амариллис - Кренц Джейн Эннворожка
13.11.2011, 0.03





Как фэнтэзи роман, конечно, слабоват - несколько не продуманы технические детали. Но что касается чувств - достаточно сильная вешь. Способности героев выглядят достаточно правдоподобно, а развитие взаимоотношений ярки, сложны и поданы в необычном, но красивом ключе... Засталяет задуматься о жизни.
Амариллис - Кренц Джейн ЭннАлена Го
3.05.2012, 14.44





Роман очень понравился! Увлекательный сюжет, интриги,замечательная любовь главных героев, без сюсюканья, без муторных описаний переживаний героини. Герои достойны друг друга. Читается с неослабевающим интересом до последней страницы!Оценка - 9,5 баллов!
Амариллис - Кренц Джейн ЭннЛюдмила
9.01.2014, 13.11





слабенько,для подростков
Амариллис - Кренц Джейн Эннанна
9.05.2014, 10.27





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





Необычно, но интересно
Амариллис - Кренц Джейн ЭннОльга
15.09.2014, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100