Читать онлайн Амариллис, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Амариллис - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Амариллис - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Амариллис - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Амариллис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18



— Ты хочешь узнать, как Мэдисону Шеффилду стало известно, что Ландрет имеет на него компрометирующие документы? — Лукас на секунду отвлекся от дороги и бросил беспокойный взгляд на Амариллис. — Если ты начнешь искать конкретного человека, у тебя наберется приличный список. По сути дела, каждый из сотрудников факультета мог дать Шеффилду подобную информацию.
Хотя и Амариллис думала так же, но высказанные вслух, эти мысли неприятно поразили ее.
— Не хочется думать, что кто-то на факультете, кому профессор доверял, оказался способным на такое.
Лукас недовольно повел плечом.
— Это мог быть кто-нибудь из помощников профессора или охранник, а может быть, лаборант, случайно наткнувшийся на записи профессора.
— И этот «кто-то» был в числе горячих сторонников Шеффилда и посчитал своим долгом предупредить сенатора о досье на него.
— Амариллис, я знаю, что тебе это тяжело слышать, но не все в своем поведении руководствуются высокими принципами. Большинством движут другие мотивы.
— Например?
— Деньги.
— Ты считаешь, некто продал информацию Шеффилду? — искренне удивилась Амариллис.
— А почему бы и нет? Ведь кто-то старался шантажировать его. В мире достаточно людей, которыми руководит голый расчет. Ты ведь не настолько наивна, чтобы этого не понимать.
— Значит, узнав о досье, сенатор выбрал радикальный способ борьбы с возникшей опасностью. Он убивает бедного профессора, не подозревая, что Ландрет из предосторожности отдал папку Вивьен.
— Да, — негромко подтвердил Лукас. — Так просто. В большинстве случае все оказывается совсем несложным.
Амариллис подумала, что похожие мысли возникали у нее и в отношении Лоу-Белли. Она ненавидела этот городок с его чрезмерной аккуратностью и размеренной жизнью.
Амариллис стала молча наблюдать за проплывавшими за окном машины ухоженными полями. Их пышный зеленый ковер тянулся до самого горизонта, внушая чувство уверенности в завтрашнем дне. Основателям было бы чем гордиться. Но, несмотря на это, ее неприязнь к Лоу-Белли и его окрестностям не уменьшилась.
— С тобой все в порядке? — поинтересовался через некоторое время Лукас.
— Да, — ответила она, сложив руки под грудью.
— Правда? — Он снова скосил глаза в ее сторону.
— Да.
— И все же, в чем дело?
— Все в порядке.
— Не надо меня обманывать. — Лукас еще крепче вцепился в руль. — Прошу тебя.
— Лукас, ради Бога. — Амариллис порывисто обернулась к нему, пораженная его резким тоном. — У меня и в мыслях не было…
— Подожди, мы сошлись на том, что я не силен угадывать чужие поступки. Говори мне правду, вот все, о чем я прошу. Если ты передумала выходить за меня замуж, скажи сейчас и покончим с этим.
— Но я думала совсем не об этом, — мягко проговорила Амариллис. — Я размышляла, до какой степени мне неприятен Лоу-Белли.
— Ты имеешь в виду город? — несколько обескуражено переспросил Трент.
— Свою семью я люблю, но город, в котором выросла, просто ненавижу. Ты находишь это странным?
Руки Лукаса сжимали руль уже не так напряженно.
— Нет, — сказал он, — думаю, что нет. Твой дядя говорил, что в детстве тебе приходилось несладко.
— Хотя семья и старалась, но им не всегда удавалось защитить меня от жестокостей других детей и от семейства Бейли. Воспоминания детства очень живучи, как это ни странно. Кажется, стоит только вырасти, и все переживания и обиды останутся в прошлом, словно от них можно отгородиться так же просто, как закрыть дверь и избавиться от уличного шума. Но в жизни так не бывает.
— Ты права. Чтобы преодолеть прошлое, надо стать сильнее его. — Лукас снял руку с руля и сжал пальцы Амариллис.
К ее огромному удивлению, этот простой жест успокоил и ободрил. Она взяла его руку, поднесла к губам и нежно прикоснулась к костяшкам пальцев.
— Я все думаю, — начал Лукас спустя некоторое время.
— О чем?
— Самым крепким орешком будет твой дядя. Мне кажется, если удастся убедить Оскара, что с нашим браком будет все в порядке, то другие члены семьи прислушаются к его мнению. Я правильно говорю?
— Да, возможно, ты и прав. — Амариллис бросила на него удивленный взгляд. — Но я считаю, ты слишком сильно беспокоишься об этом. Семья примирится с браком без консультации агентства. А у дяди Оскара добрая душа.
Лукас саркастически усмехнулся.
— Твой дядюшка с удовольствием свернул бы мне шею.
— Перестань говорить глупости.
— Амариллис, хоть я и не могу похвастаться своей интуицией, но насчет твоего дяди я не ошибаюсь. Он точно захочет отвернуть мне голову.


Предчувствия не обманули Лукаса. Трент отдал должное старику, тот терпеливо ждал, пока они не остались в кабинете одни.
— Черт тебя подери, Трент, что это ты еще выдумал? — Оскар ходил взад и вперед перед столом, стиснув за спиной руки и с вызовом выставив подбородок. — Мы едва стали приходить в себя. Амариллис чуть не погибла от руки сенатора-убийцы, а теперь ты сваливаешься как снег на голову и объявляешь о вашем решении пожениться без помощи брачного агентства.
— Мы не собираемся делать из этого тайны, тем более никуда не намерены сбегать, — спокойно ответил Лукас из своего кресла у окна. — Вы все получите приглашения на свадьбу.
— Никакой свадьбы не будет. — Оскар грозно сдвинул свои кустистые брови. — Я уж постараюсь. — Внезапно он остановился, пораженный ужасной догадкой. — Проклятье, неужели она беременна? Если ты таким способом намереваешься облегчить дело, клянусь, я собственными руками изобью тебя до смерти.
— Амариллис не беременна. Сэр, мне кажется, прежде чем делать поспешные выводы, вам нужно принять во внимание несколько моментов.
— Например?
Лукас прямо и твердо смотрел Оскару в глаза.
— У меня на всей планете нет никого дороже Амариллис. Если ее выбор падет на меня, а она сказала, что это именно так, я женюсь на ней. И сделаю это независимо от мнения ее семьи. Но нам хотелось бы получить ваше согласие.
— Согласие? Мое? На брак без разрешения агентства?
— Знаю, вы бы предпочли брак, заключенный по рекомендации брачной конторы.
— А вот в этом ты прав, черт возьми. В такой брак она и вступит. Ты слышишь, Трент?
— Слышу, — болезненно поморщился Лукас. — Вас, скорее всего, слышит весь дом.
— Я этого не потерплю, Трент. — Оскар со всей силы грохнул по столу тяжелым кулаком. — Я не позволю Амариллис рисковать своим счастьем, согласившись на несанкционированный агентством брак.
Лукас начал сознавать, что его решимость сохранять спокойствие и оставаться вежливым и невозмутимым постепенно улетучивается. Он поднялся.
— Сэр, я уважаю ваше желание защитить племянницу.
— Именно это я и намерен сделать, черт тебя подери.
— Думаю, вам не следует забывать, что Амариллис не ребенок. И решение остается за ней.
Кулак Оскара метнулся в сторону Трента. Лукас увернулся, и удар пришелся по стоявшему рядом с креслом светильнику, который со звоном полетел на пол. Оскар с яростным рычанием бросился на Трента.
Отделявшая кабинет от кухни стена вздрогнула. Амариллис, сидевшая за столом вместе с Ханной и тетей Софи, подскочила от неожиданности.
— Боже, что они там делают?
— Похоже, что-то упало, — нахмурилась Ханна, грохот прервал ее в тот момент, когда она объясняла, какие неприятные неожиданности могут подстерегать вступающих в незаконный брак.
— Они дерутся! — вскрикнула Амариллис. — Боже мой, Лукас был прав: Оскар на самом деле собирается оторвать ему голову.
— Стараются вышибить друг другу мозги. Это уж точно. — Софи взяла из вазы гроздь винограда. — Типично мужской способ решать житейские проблемы. Для них проще намять друг другу бока, вместо того чтобы спокойно сесть и обсудить сложившуюся ситуацию.
— Нам нужно их разнять. — Амариллис метнулась к двери.
— Возможно, стоит пригласить нашего кузена Чарльза? — Ханна встала со стула.
— Сядьте обе, — резко одернула их Софи.
Амариллис с Ханной обменялись тревожными взглядами, а потом посмотрели на пожилую тетушку. Софи взирала на них с непоколебимой уверенностью в своей правоте.
— Я велела вам сесть!
Амариллис и Ханна подчинились.
Глаза Софи удовлетворенно блеснули. В свои восемьдесят два года она редко пользовалась авторитетом старейшей в доме, но, когда это происходило, ей подчинялись беспрекословно.
— Ну вот, — спокойно продолжала Софи, — предоставьте мужчинам самим обсуждать проблему. Припоминаю, что и мы тоже вели свой разговор. Ханна, мне кажется, ты сказала, что разумнее подождать, пока появится подходящий мужчина.
— Лукас и есть тот мужчина, который мне нужен, — проговорила Амариллис. — Знаю, вам трудно понять, почему я так уверена, но тем не менее это так. — Донесшийся со стороны кабинета грохот заставил ее вздрогнуть. — Но мы же не можем просто сидеть и делать вид, что ничего не происходит.
— А почему бы и нет? — возразила Софи. — Можешь мне поверить, милая, я значительно дольше прожила на свете и достаточно хорошо изучила мужчин. Кроме того, у меня есть опыт по части подобных ситуаций.
— Не понимаю вас, — сказала Амариллис.
— А действительно, что ты имеешь в виду? — удивленно посмотрела на Софи Ханна.
— Я говорю о моем бурном прошлом, — блаженно улыбнулась тетя Софи и потянулась за бутылочкой бренди, которым она приправляла тушеное мясо. — Ты же знаешь, Амариллис не первая в нашей семьей, кто выходит замуж без разрешения брачного агентства.
Глаза Амариллис широко раскрылись, в горле пересохло, несколько мгновений она не могла выговорить ни слова.
— Тетя Софи, неужели вы так поступили?
— Именно, — подтвердила Софи. — И, должна признаться, в семье это вызвало приличную бурю. Я даже побаивалась, как бы отец не убил Гарольда, до того как мы поженимся. Но все в конце концов смирились и успокоились.
— Дядя Гарольд? — Глаза Ханны расширились. — Не могу в это поверить.
— Это правда, честное слово. — Софи налила в бокал бренди и сделала большой глоток. Глаза ее озорно блестели. — Естественно, истина скрывалась, все делали вид, что мы с Гарольдом поженились по рекомендациям крупнейшего брачного агентства города. Но это было только прикрытие. Мы с ним никогда ни в каком агентстве не регистрировались, а занимались любовью, как только представлялась возможность.
— Невероятно! — поразилась Амариллис.
— Отнюдь, ведь и ты собираешься последовать моему примеру, с чем тебя и поздравляю, — сказала Софи, поднимая бокал. — Приятно видеть в тебе бунтарский дух. Я уже начинала беспокоиться, что тебе суждено остаться благонравной сухой моралисткой.
Амариллис болезненно поморщилась.
— Тетя Софи, как ты можешь говорить такие вещи, — Ханна была вне себя.
— Да потому, что все это правда. Ты всю жизнь пыталась искупить вину своей матери. — Обвиняющий перст Софи обратился к Амариллис. — Пора тебе позабыть об этом и немного повеселиться самой. Кто не рискует, тот не пьет шампанского.
— Софи, речь идет сейчас о замужестве Амариллис. — Ханна сердито поджала губы. — Одно дело — увлечение, и совсем другое — если она совершит ошибку, расплачиваться за которую придется всю жизнь.
Все трое непроизвольно посмотрели в сторону кабинета, вслед за раздавшимся за его стенами шумом. На плите задребезжали кастрюли.
— А я вовсе не уверена, что Амариллис совершает ошибку, — задумчиво произнесла Софи. — Мне представляется, мистер Трент способен добиваться того, чего хочет. Если бы у Оскара был хоть грамм здравого смысла, он пошел бы на перемирие.
— Какое может быть между ними перемирие? — негодующе фыркнула Ханна. — Оскар никогда не потерпит брака Амариллис без рекомендации агентства.
Шум в кабинете внезапно смолк. Наступила звенящая тишина.
Прошло немало времени, прежде чем дверь в кабинет открылась. Резавшая овощи Амариллис со стуком уронила нож. Она поспешно вытерла о фартук руки и выбежала в прихожую.
За ней последовали Ханна и Софи. Первым на пороге появился Лукас, с рассеченной губой, в разорванной рубашке и с всклокоченными волосами, но выглядевший на удивление довольным собой. Лукас улыбнулся Амариллис краешком рта.
— После затяжной дискуссии мы с твоим дядей пришли к соглашению, устраивающему обоих, — сказал Трент.
— К какому еще соглашению? — недоверчиво спросила Амариллис.
Из кабинета не торопясь вышел Оскар. Вид у него был потрепанный, как и у Лукаса. Одной рукой он картинно поддерживал другую, удовлетворенно улыбаясь Амариллис.
— Помолвка с отсрочкой, — коротко подытожил он.
— И на сколько? — поинтересовалась Амариллис, переводя взгляд с дяди на Лукаса.
— На год, — с нажимом выговорил Оскар.
— Шесть месяцев, — спокойно возразил Лукас, — самое большое.
Оскар сверкнул глазами в его сторону, потом вздохнул.
— Черт возьми, она ведь неглупая. Шести месяцев ей хватит, чтобы одуматься.
— А тем временем мы будем следовать семейной традиции, — властно заметила Софи.
— Что еще за традиция? — недовольно скривился Оскар.
— Для всех посторонних они — выбор агентства. — Софи обвела взглядом всех присутствующих. — Всем: друзьям, соседям, деловым партнерам, да и недоброжелателям, следует говорить, что Амариллис и Лукаса свело в пару брачное агентство. Это всем понятно?
— Абсолютно, — откликнулась Ханна.
— Я прекрасно понял тебя, Софи, — поморщился Оскар. — Можешь не беспокоиться, я не собираюсь об этом распространяться, нет желания.
— Это дело семьи, — тихо проговорила Амариллис. — Насколько я понимаю, нам с Лукасом надлежит следовать традиции, установленной вами, тетя Софи, и дядей Гарольдом.
— Все правильно, — серьезно подтвердила Софи. — Будем лгать, честно глядя в глаза другим. — Она переключилась на Лукаса: — А у тебя, Лукас, с этим проблем не будет?
— Напротив, — усмехнулся Трент, — мне всегда это неплохо удавалось.


Вечером после ужина Лукас вышел на широкую веранду. На кухне в это время убирали посуду. В дальнем конце веранды он заметил в кресле Софи. В свете лампы ее волосы казались серебристым облачком, обрамляющим волевое лицо. Она наблюдала за детьми, игравшими на широком дворе, освещенном светом с веранды.
Их родители расположились в кухне. Детей, казалось, было великое множество. Лукасу пришло в голову, что вся эта молодежь и взрослые приходились родственниками Амариллис. После свадьбы они перестанут быть чужими и для него.
После стольких лет одиночества у него наконец появится семья, и очень большая.
Лукас остановился, крепко взялся за перила веранды и стал думать о том, что сулит ему обретение такого количества родственников. У него появятся новые обязанности. Все эти дни рождения, помолвки, крестины, свадьбы, похороны… Надо будет везде бывать. От него, как хозяина крупной компании, будут ожидать, что он устроит на работу молодых членов семьи.
В теплом воздухе раздавались веселые крики и смех детей. Для их игр вполне хватало вечернего света и огней большого дома. Лукасу подумалось, что через несколько лет на этом самом дворе вместе со своими троюродными братьями и сестрами будут бегать и его с Амариллис дети. Трент чувствовал в этом связь поколений, незримой нитью соединяющую прошлое, настоящее и будущее.
И он станет причастен к этому, и у него появится семья.
Лукас отпустил перила и направился в дальний конец веранды.
Софи удовлетворенно улыбнулась. Она пригласила Трента присоединиться к ней. Приглашение прозвучало естественно и ненавязчиво, но Лукас умел различать приказ, как бы хорошо тот ни был замаскирован. Он уселся в кресло рядом с Софи и с наслаждением вытянул ноги.
Некоторое время они сидели молча, наблюдая за игрой детей.
— Так, значит, она вас выбрала, — наконец нарушила молчание Софи. — Долго собиралась. Однако концентратору с неординарными способностями сделать это непросто.
— Вы знаете полную силу парапсихологических способностей Амариллис?
— Я поняла это, когда она была подростком, — ответила Софи. — И как будто пережила вторую молодость.
— Значит, и у вас то же? — выдохнул Лукас.
— Да, это в крови. Проявляется в семье у женщин по моей линии. И, мне кажется, такие способности крепнут с каждым поколением.
— Ясно.
— Для таких концентраторов, как мы, все обстоит не так просто. Формально такого уровня, как у нас, не существует, поскольку единственный способ измерить наши парапсихологические возможности определяется способностью фокусировать талант десятого уровня. А дальше измерять нашу силу путь еще не найден. Тот факт, что мы при этом не «перегораем», говорит исследователям, что мы концентраторы полного спектра, и не более того. — Софи пожала плечами. — Мы сознаем, что не похожи на других, но никогда до конца не можем постичь эту разницу.
Лукас помолчал, размышляя, потом решился открыть Софи всю правду. Она ведь принадлежала к его новой семье.
— Мне знакомо это чувство, — проговорил Трент.
— Ну да, так я и думала, и насколько же вы превышаете потолок?
— Не знаю.
— Естественно. Глупо было и спрашивать. Ведь не существует способа измерить и ваш талант, верно?
— Да, — согласился Лукас, плотнее усаживаясь в кресле. — Но с бумагами у меня все в порядке. Девятый уровень. Схитрил на аттестационном экзамене. Солгал, честно глядя в глаза.
— И, как вы теперь знаете, подобная ложь стала чем-то вроде традиции в этой семье. Когда-нибудь случалось «пережигать» Амариллис?
— Никогда.
— Я знаю, у нее большие возможности. — Софи проводила взглядом двух ребятишек, побежавших за мячом в темный угол двора. — Будь то талант или концентратор, они наделены парапсихологической энергией. Весьма существенная часть нашего бытия. И всем нам приходится прилагать усилия, чтобы научиться управляться с нашим шестым чувством.
Лукасу припомнились долгие часы, проведенные им в гроте.
— Верно, — произнес он.
— Мне кажется, чем сильнее эти способности, тем сложнее их контролировать. Молодость моя проходила достаточно бурно, так что семье скучать не приходилось. Амариллис выбрала другой путь. Она установила для себя множество правил и ограничений, стремясь замкнуться в своем мире и держать его под контролем.
— Ей нужны были эти правила, не только чтобы управлять своими парапсихологическими способностями, — заметил Лукас. — Они были необходимы ей и по другой причине.
— Точно, — согласилась Софи. — Она росла незаконнорожденной дочерью Мэтта Бейли. Это испытание могло либо сломить, либо закалить ее характер. Она с честью выдержала тяжелый экзамен, чему я очень рада.
— Но ей пришлось заплатить изрядную цену, — сказал Лукас.
— Нам всем приходится так или иначе за все в жизни платить. — Софи повела плечами. — Я позвала вас сюда, чтобы точно знать, что вы это понимаете. И я в вас не ошиблась.


Лукас вслед за Амариллис поднимался по лестнице на сеновал, любуясь ее стройными ногами. Но волнующая картина представлялась его взору недолго: лестница была короткой.
— Это здесь, — объявила Амариллис, ступая на расстеленную солому. — Конечно, тут не так красиво, как у зеленого озера, и нет грота, но на ферме приходится довольствоваться и этим.
Лукас добрался до последней ступеньки и с интересом вглядывался в окружавший полумрак. Здесь был укромный уголок Амариллис. Через щели в стенах просачивались тоненькие струйки света. Воздух пропитан дурманящим запахом сена, было слышно, как внизу грузно переступал своими могучими шестью ногами крупный бык.
— Хорошо тут, — сказал Лукас.
— Правда, тебе нравится? Но в детстве мне казалось здесь просторнее.
Лукас перешагнул через последнюю ступеньку, подошел к Амариллис и сел рядом с ней.
— Когда мы возвращаемся взрослыми в мир детства, все представляется нам гораздо меньшим.
— Я собираюсь сегодня проверить эту теорию, — произнесла Амариллис. Она сидела, уткнувшись подбородком в колени.
— То есть?
— Я иду к Элизабет Бейли.
— Почему ты вдруг решила?
— Ты меня подтолкнул.
— Я?
— Точнее, твоя помощь Диллану, хотя его родители несколько лет не желали тебя знать. Ты поступил правильно. Человек совершает подобный шаг ради семьи. Это навело меня на размышления.
— Подумать только, — озадаченно пробормотал Лукас. — Я — и вдруг образец семейных добродетелей.
— Рядовой пример моральных ценностей Основателей, — улыбнулась Амариллис. — А если серьезно, я всегда считала тебя настоящим героем.


Элизабет Бейли оказалась не такой высокой, какой она запомнилась Амариллис. Если говорить точнее, они были одного роста. Но на вид миссис Бейли оставалась такой же представительной и грозной, как и в тот день, много лет назад, когда они случайно встретились на улице и Амариллис задала ей вопрос, определивший их отношения: «Вы, правда, моя бабушка?»
Элизабет выглядела по-прежнему эффектно, такой ее и помнила Амариллис. Тонкие правильные черты лица подчеркивали аристократизм внешности, а цвет живых, проницательных глаз был того же оттенка, который видела Амариллис, глядя на себя в зеркало.
— Полагаю, тебя удивило мое приглашение, — проговорила Элизабет, опуская на столик невесомую фарфоровую чашку с коф-ти. Она смотрела на Амариллис и Лукаса со спокойной расчетливой уверенностью, говорившей о том, что все препятствия, которые перед ней ставила жизнь, были до единого преодолены.
— Вы не ошиблись, — ответила Амариллис. Элизабет бросила мимолетный, оценивающий взгляд на Лукаса, потом вновь посмотрела на Амариллис.
— Насколько я понимаю, вы помолвлены.
— Да. — Амариллис кивнула.
— Поздравляю.
— Спасибо, — вежливо поблагодарила Амариллис. Тишину большой, со вкусом отделанной и обставленной гостиной нарушало лишь мягкое тиканье каминных часов. Окружающая атмосфера вызывала гнетущее чувство. Амариллис едва сдерживалась, чтобы не встать и не распахнуть окно. Казалось, гостиную не проветривали годами.
— Я предложила встретиться, чтобы иметь возможность кое-что тебе передать, — помолчав, сказала Элизабет.
Амариллис с трудом удалось скрыть удивление.
— В этом нет необходимости, мне от вас ничего не нужно.
— Я знаю, — горько усмехнулась Элизабет. — Все, что нужно, дала тебе семья твоей матери.
— Вы правы, — Амариллис отставила нетронутую чашку и взглянула на Лукаса, — мне очень повезло.
— А вот для меня все сложилось не так удачно, — заметила Элизабет. — Но только теперь, увидев тебя, я поняла всю глубину своего несчастья.
— Не понимаю вас, — замерла Амариллис.
— Я и не жду, что ты поймешь. Да это больше и неважно. В большинстве случаев я сама виновата в своих неудачах, и винить, кроме себя, мне некого.
Амариллис вспомнила слова Софи, что Элизабет признала совершенную в прошлом ошибку. Она не смогла сдержать усмешки.
— Моя тетя как-то заметила, что у вас талант актрисы. По ее мнению, вы имели бы успех на сцене.
— Мои слова звучат театрально? — Выдержка изменила Элизабет.
— Немного, но ничего страшного. — Амариллис с удивлением почувствовала себя увереннее и свободнее. — Ситуация сама по себе располагает к этому, верно?
— И у меня такое ощущение. — Миссис Бейли взяла со столика, стоявшего у кресла, маленькую коробочку. — Мне не стоит тебя задерживать. Вот это — тебе.
Амариллис взяла коробочку из рук Элизабет и осторожно раскрыла ее. На белой атласной подушечке лежал массивный мужской перстень с вделанным в него крупным огненным кристаллом. Она поспешно захлопнула крышку футляра.
— Я не могу его принять. — Она протянула коробочку Элизабет. — Вещь слишком ценная.
— Это перстень моего сына Мэтью, твоего отца. — В глазах Элизабет отразилась боль. — Я хочу, чтобы он принадлежал тебе.
— Кольцо моего отца? — Амариллис крепко стиснула коробочку.
— Да, он бы гордился тобой, Амариллис. Каждый отец может гордиться такой замечательной дочерью.
— Не знаю, что и сказать. — Амариллис не отрываясь смотрела на футляр с кольцом.
— Много лет назад ты задала мне вопрос.
Амариллис вскинула глаза на Элизабет. Между ними продолжала стоять стена боли и гнева.
Но вдруг она поняла, что есть другой путь преодолеть преграду. Если найти в себе силы, можно дойти до конца стены и обогнуть ее. И дело было не в том, что стена внезапно исчезла, просто имелось много других способов, позволяющих преодолевать различные преграды.
— Вы, правда, моя бабушка? — спросила Амариллис.
Вспыхнувшая в глазах Элизабет надежда растопила лед шикарной гостиной.
— Да, — ответила она, — я твоя бабушка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Амариллис - Кренц Джейн Энн



очень оригинально,мне действительно понравилось
Амариллис - Кренц Джейн Эннворожка
13.11.2011, 0.03





Как фэнтэзи роман, конечно, слабоват - несколько не продуманы технические детали. Но что касается чувств - достаточно сильная вешь. Способности героев выглядят достаточно правдоподобно, а развитие взаимоотношений ярки, сложны и поданы в необычном, но красивом ключе... Засталяет задуматься о жизни.
Амариллис - Кренц Джейн ЭннАлена Го
3.05.2012, 14.44





Роман очень понравился! Увлекательный сюжет, интриги,замечательная любовь главных героев, без сюсюканья, без муторных описаний переживаний героини. Герои достойны друг друга. Читается с неослабевающим интересом до последней страницы!Оценка - 9,5 баллов!
Амариллис - Кренц Джейн ЭннЛюдмила
9.01.2014, 13.11





слабенько,для подростков
Амариллис - Кренц Джейн Эннанна
9.05.2014, 10.27





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





Необычно, но интересно
Амариллис - Кренц Джейн ЭннОльга
15.09.2014, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100