Читать онлайн Амариллис, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Амариллис - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Амариллис - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Амариллис - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Амариллис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12



— Насколько я понял, вы занимаетесь «студнем», — заключил Оскар, расправляясь с остатками пирога с персиками.
— Да, сэр, — ответил Лукас, не спуская глаз с последнего куска пирога на блюде и размышляя при этом, прилично ли будет взять его.
Он тайком посмотрел на других. Похоже, все закончили со своим десертом и никто не покушался на оставшийся кусок. Он неудержимо манил Лукаса. Много-много лет ему не приходилось лакомиться домашним пирогом с персиками. А такого вкусного он вообще никогда не пробовал.
Через стол ему улыбалась тетя Амариллис, по профессии врач. Небольшого роста, изящная, с коротко подстриженными волосами, Ханна Ларк выглядела очень привлекательно. Однако в этой маленькой, энергичной и жизнерадостной женщине чувствовались сила и уверенность. Даже не прибегая к своему таланту, Лукас отчетливо ощущал в ней большие энергетические возможности. Сила ее таланта явственно чувствовалась и без концентратора. Ко всему прочему, что-то неуловимое в ней заставило Лукаса следить за своими манерами.
По другую сторону стола возвышался Оскар Ларк, не уступавший Лукасу в росте и плотности фигуры. Оскар обладал мощным талантом к сельскому хозяйству. Вся его жизнь прошла в полях, о чем красноречиво свидетельствовали мозолистые руки и обветренное, прокаленное солнцем лицо. Лукас сразу понял, кого ему напоминал Оскар, это был оживший портрет Основателя из Первого поколения.
— И давно вы связаны со «студнем»? — продолжал расспрашивать Оскар.
— Всю жизнь, мистер Ларк. — Лукас подумал, что удастся полакомиться пирогом позднее, когда все уйдут, если кто-нибудь не заинтересуется им раньше.
— Дорогой, я же тебе рассказывала, что Лукас имеет отношение к компании «Лоудстар эксплорейшн», — заметила Ханна. — Ты ведь слышал о «Лоудстар»?
— «Лоудстар»? Вот как? — Оскар прищурился. — Большая компания. И чем же вы в этой фирме занимаетесь?
— Это моя собственность, сэр.
— Неужели? — усомнился Оскар. — Вы еще так молоды для владельца столь крупной компании. Может, фирма принадлежит вашему отцу?
Лукас оторвал взгляд от пирога и взглянул на Оскара.
— Мои родители погибли, едва мне исполнилось три года. Я создал компанию с нуля, и она целиком моя.
Не ожидавший такого ответа Оскар мигнул и ответил:
— Ясно. — Потом он кашлянул и снова спросил: — А ваши родственники, они тоже работают в компании?
За столом воцарилось напряженное молчание.
— Из родных у меня никого нет, — коротко ответил Лукас, — по крайней мере, достаточно близких, чтобы их можно было так называть.
— У вас вообще нет семьи?
— Никого, сэр. — И тут Лукас решился. Отсутствие родственников окончательно роняло его в глазах Оскара, так что терять ему уже было нечего. Он протянул руку и взял блюдо с пирогом. — Но я решил это положение изменить. — С этими словами Лукас переложил вожделенный кусок к себе на тарелку.
— Лукас зарегистрирован в брачном агентстве, дядя Оскар. — Амариллис резко встала и принялась убирать со стола. — Скоро его пригласят для беседы.
— И у тебя такая же ситуация, — прищурил глаза Оскар.
— Верно. — Амариллис направилась на кухню с грудой тарелок.
— Единственно верный путь — регистрация в хорошем агентстве. Женитьба — слишком ответственный шаг, чтобы предпринимать его без должного контроля. Опрометчивые поступки заканчиваются плачевно.
Лукас с наслаждением принялся за пирог, размышляя о том, что ему вряд ли скоро, а может быть, и вообще никогда больше, не придется полакомиться домашним пирогом с персиками.
— Кто-нибудь хочет коф-ти? — спросила Амариллис.
— Я приготовлю, дорогая. — Ханна поднялась со своего места. — Мужчины, не пройти ли вам в гостиную, а мы здесь пока все уберем.
— Как скажешь, дорогая, — откликнулся Оскар и спросил у Трента, меряя его тяжелым взглядом: — Вы закончили, Лукас?
Трент кивнул, торопливо проглатывая последний кусок пирога.
«Разговор неизбежен», — думал Трент, идя вслед за Оскаром в маленькую гостиную Амариллис. Внутреннее чутье подсказывало ему, что «допрос с пристрастием» еще не закончен и самое худшее ждет впереди.
До этого момента все шло достаточно спокойно. Ханна искусно сглаживала острые углы, когда Оскар становился слишком настойчивым в своем плохо скрытом стремлении «вывернуть наизнанку» нового друга Амариллис. Лукас считал, что ведет себя на должном уровне. К нему обращались вежливо, он даже позволил себе вообразить, что они с Амариллис женаты и принимают у себя родственников. Вкуснейший ужин поглощал все внимание, и разговор шел вяло.
Но созданная им милая иллюзия грозила разлететься вдребезги. Лукас не осуждал Оскара Ларка. Окажись он сам на месте старика, то поступил бы точно так же. Долг Оскара — защитить Амариллис.
Оскар опустился в хрупкое на вид кресло у миниатюрного камина и уставился на огонь.
— Так, значит, вы оба зарегистрированы в агентстве?
— Да, сэр. — Лукас устроился в маленьком кресле по другую сторону камина.
— Племянница рассказывала, что вы очень сильный талант.
— Это так, сэр.
— Она концентратор полного спектра.
— Я в курсе, мистер Ларк.
— Очень мало шансов, что из вас составят пару.
— Верно, сэр.
— Когда мужчина и женщина в первый раз обращаются в агентство, у них могут появиться странные фантазии. Вступление в брак — ответственный момент, и серьезность этого шага делает некоторых людей слишком осторожными, рождает в них сомнения.
— Да, сэр.
— Они начинают задумываться, действительно ли агентство способно подобрать им в пару того единственного человека, с которым предстоит пройти рядом весь дальнейший жизненный путь.
— Здесь есть над чем подумать.
— Кое-кому даже кажется, что они могут обойтись без консультантов-психологов и сделать более правильный выбор. — Оскар сверлил взглядом Лукаса.
Трент ничего не ответил.
— Есть и такие, кто решает «нагуляться», до того как заводить семью, — продолжал Оскар. — Все знают, здесь у вас в городе многие позволяют себе «увлечения» и до, и после вступления в брак.
Лукас не нашелся, что ответить на этот красноречивый намек, а потому предпочел промолчать.
— Трент, я не хочу, чтобы Амариллис пострадала.
— Конечно, сэр. — Лукас выдержал жесткий взгляд Оскара.
— Я также не позволю ей разрушить себе жизнь, как это сделала ее мать, вам известна эта история?
— Амариллис мне рассказывала.
— Ее мать, Юджиния, была моей сестрой. — Оскар снова перевел взгляд на огонь. — Тот сукин сын, что увлек ее, происходил из самой богатой семьи в Лоу-Белли, из клана Бейли. Амариллис, наверное, упомянула, что он был женат.
— Да.
— Это был один из тех браков, которые заключаются между семьями по договоренности. Не секрет, что Элизабет Бейли больше всего занимало положение в обществе и приумножение состояния, а значительно меньше ее волновала судьба сына, его счастье. Мэтт не знал, как противостоять ей, ему исполнился всего двадцать один год, когда мать настояла на женитьбе. Он был еще слишком молод, чтобы сказать нет.
— Конечно.
— И все же это не может служить оправданием того, что случилось. Мэтт был женат, вот что главное. В Лоу-Белли не одобряли побочные связи, но тем не менее знали, что такое время от времени случается. Однако неписаный закон предполагает, что обе стороны должны состоять в браке и вести себя осмотрительно. Сойдясь с Юджинией, молодой Бейли нарушил все правила.
Лукас с серьезным видом согласно кивнул.
— Не знаю, что говорили себе Юджиния и Мэтт Бейли в оправдание своего поступка, принесшего столько боли и горя их семьям, но все равно всю вину, большую ее часть, возлагаю на Бейли. Моя сестра была совсем еще девочкой, ей едва исполнилось восемнадцать. Она не получала противозачаточных инъекций, потому что как раз в то время прошел слух о низком качестве вакцины.
— Понятно.
— А иммунитет Бейли был временно нейтрализован, потому что они с женой собирались обзавестись ребенком.
— Значит, никто из них не предохранялся.
— Я собирался убить Бейли, когда узнал, что он сделал с моей сестрой. — Оскар сжал внушительный кулак. — Мы все испытывали такое желание, но ничего сделать было нельзя. Потом они погибли в море. Осталась бедняжка Амариллис. Ей всю жизнь было суждено носить клеймо незаконнорожденной. Бремя достаточно тяжелое, особенно в таком маленьком городке, как наш.
Боль унижения и бессильная ярость, не ослабели с годами, чтобы увидеть это и понять, не требовалось обладать интуицией концентратора. Он не смог защитить сестру, и чувство вины подогревало в нем гнев и усиливало боль.
— Понимаю, — тихо проговорил Лукас.
Оскар снова впился в Трента пронзительным испытующим взглядом.
— Амариллис — взрослая женщина. Если она решила до замужества завести роман, это ее дело. Жена уверяет, что она регулярно делает прививки, надеюсь, и у вас с этим все в порядке.
— Да.
— Хорошо. — Оскар кивнул. — Но я предупреждаю вас, Трент, что не допущу, чтобы Амариллис оказалась в такой же ситуации, как и ее мать. Я выразился достаточно ясно?
— Вполне.
— Я хочу счастья для Амариллис. Мы оба знаем, что рассчитывать на это можно лишь в браке через агентство. Только такой союз может гарантировать супругам согласие и удовлетворенность. Быстротечная страсть, пусть даже очень сильная, не способна заменить психологическую совместимость на протяжении долгих лет совместной жизни.
— Вы правы, сэр, — Лукас предпочел промолчать, что на собственном горьком опыте убедился в ошибочности неофициальных браков. И без его признаний атмосфера была достаточно накалена.
— Амариллис — прекрасная молодая женщина. Ее тетя и я, вся наша семья старались воспитать в ней чувство ответственности.
Лукас помрачнел, ему вспомнились безапелляционные высказывания Амариллис о чести семьи и чувстве ответственности, и он произнес:
— Я знаю ее мнение по этому вопросу.
— Нас с женой начинало беспокоить, что мы перестарались и Амариллис выросла чересчур строгой и излишне сдержанной. — Оскар метнул на Лукаса испытующий взгляд и снова откашлялся. — Вы понимаете, о чем я говорю?
— Конечно, сэр.
— Теперь появились вы. Мне не совсем по душе ваша связь, но самое главное, чтобы она не забеременела до замужества, как ее мать. Я не смогу спокойно наблюдать, как ее жизнь рушится, и не допущу, чтобы она осталась с внебрачным ребенком на руках. Вы хорошо поняли меня, Трент?
— Хорошо, сэр.
Оскар сжал подлокотники кресла и с решительным видом подался вперед, взгляд его отражал непреклонность и несгибаемую волю Основателя.
— В таком случае вам надо вести себя очень осмотрительно и не допустить беременности Амариллис, иначе и глазом не успеете моргнуть, как окажетесь в суде, уж я об этом позабочусь.
Лукас поднял брови, но возражать не стал.
— Мне наплевать на ваше положение и богатство. Следите за прививками. Если с моей племянницей случится беда, я найду вас и на Западных островах. Мы оба знаем, то суд решит дело в мою пользу. Даже если вы обзаведетесь женой, вам это не поможет. Вам придется жениться на моей племяннице.
— Я об этом знаю, сэр. — Лукас спокойно встретил по-прежнему колючий взгляд Оскара. — Даю вам слово чести, Амариллис не запятнает по моей вине репутации семьи.
Оскар еще некоторое время продолжал сверлить Лукаса взглядом, потом позволил себе расслабиться.
— Отлично, у меня такое чувство, что вам хорошо известно, что значит семья, хотя у вас и нет своей.
Лукасу вдруг показалось, что последний кусок пирога был пропитан бренди, он ощущал в себе пьянящую легкость. Ему придется жениться на Амариллис. Угроза Оскара возымела обратное действие.
Но в следующую минуту как холодный душ подействовала на него мысль, что Амариллис приведет в ужас необходимость вступить в брак, не санкционированный брачным агентством.


— Два дня назад ко мне на прием пришла Элизабет Бейли. — Ханна вытерла бокал и поставила его в буфет. — С тех пор как Мэтт и Юджиния погибли, это был ее первый визит ко мне. На консультацию к врачам она ездит в город.
— Она больна? — спросила Амариллис, продолжая усердно чистить кастрюлю.
— Нет, ей нужно было со мной поговорить.
— О чем же?
— Она хочет увидеться с тобой. — Ханна потянулась за очередным бокалом.
— Зачем? — Амариллис оторвалась от своего занятия.
— Не знаю, она сказала только, что ей необходимо с тобой поговорить.
— Как ты думаешь, что она хочет?
— Полагаю, годы берут свое, — грустно улыбнулась Ханна. — Мне кажется, она начинает сознавать, как много потеряла, отказавшись признать тебя.
— Ни на секунду не поверю в это. — Амариллис вынула кастрюлю из мойки и поставила на сушку. — Я ничего не значу для Элизабет Бейли. У нее полно законных внуков. Мэтт был у нее не единственным сыном. Его братья и сестры имели семьи.
— Но Мэтт был старшим сыном.
— И что же?
Ханна перестала вытирать бокал и продолжала:
— Как считает тетя Софи, Элизабет почувствовала вину за то, что так рано и насильно женила сына.
— Сомневаюсь, что Элизабет способна на подобное чувство. Мне кажется, она хочет только высказать мне, что моя мать разбила жизнь ее сыну и погубила его. Постараюсь обойтись без этой встречи.
— Конечно, решать тебе, но мне представляется, тебе надо с ней увидеться.
Перед глазами Амариллис возникла сцена с мороженым, и в ушах зазвучали слова Элизабет: «Я не твоя бабушка, у тебя нет бабушки, ты незаконнорожденная».
— Предпочитаю ее не видеть, — ответила Амариллис.


Амариллис не терпелось поговорить с Лукасом, и на следующий день она позвонила ему, даже не допив свой коф-ти.
— Мне кажется, вечер прошел хорошо. — Амариллис старалась говорить ровным и спокойным голосом.
— Отличный пирог.
— Дядя — превосходный кондитер.
— Так пирог испек Оскар? — удивился Лукас.
— Да, он настоящий волшебник по части выпечки.
— Чувствуется.
— Если хочешь, могу попросить для тебя рецепт.
— Не стоит беспокоиться, — буркнул Лукас, — я этим не увлекаюсь.
— А вообще я собиралась говорить не о еде. Я видела, что ты понравился дяде и тете.
— Не стоит меня обманывать. Я ясно чувствовал, что твой дядюшка готов разорвать меня на части.
— Ты не прав. — Горечь, прозвучавшая в его словах, поразила ее. — Ты им понравился, Лукас, мне виднее.
— Но ведь не так уж и важно, какого они обо мне мнения. Наши отношения продлятся недолго.
В душе у Амариллис похолодело от этого бесспорного утверждения.
— Но мы ведь друзья, Лукас. Мы даже больше, чем друзья. И мне кажется важным, что ты им понравился.
— Кстати о важном — меня ждут дела. Ты что-то собиралась мне сказать?
Амариллис отметила про себя, что Человек-Лед полностью взял себя в руки. Она сделала над собой усилие, стараясь казаться невозмутимой. Ей ни за что не хотелось показать, как больно задели ее его слова.
— Да, я хотела кое-что тебе сказать. У нас не было возможности вчера поговорить.
— А все потому, что твои дядя с тетей ясно дали понять, что собираются меня пересидеть, — холодно ответил Лукас.
Амариллис приходилось признать, что он прав. Можно было не сомневаться: в случае необходимости Ханна и Оскар готовы были просидеть у нее всю ночь напролет. Они смирились с их отношениями, но и не думали облегчать им жизнь.
— Мне кажется, они поняли все о нас, — тактично заметила Амариллис.
— Это ты верно заметила. Оскар прочитал мне длиннющую нотацию. И речь шла совсем не о рецепте пирога.
— Они беспокоятся за меня, Лукас, в этом все дело. Им непросто примириться с нашими отношениями. Ты ведь знаешь взгляды старшего поколения. Во времена их молодости подобное тщательно скрывалось. В таких городках, как Лоу-Белли, все и сейчас осталось по-прежнему.
— Да, я знаю.
У Лукаса явно начинало портиться настроение. Уловив в нем эту перемену, Амариллис предпочла перейти на более спокойную тему.
— Ты знаешь, у меня не идет из головы, о чем рассказала мне за обедом Ирен Данли.
— Ты имеешь в виду пропавшую папку? — Его мрачный сарказм в свою очередь начинал раздражать ее.
— Напрасно иронизируешь. Чем больше я об этом думаю, тем сильнее убеждаюсь в верности предположения Ирен. Профессора Ландрета убили, и в этой папке может крыться разгадка. Зачем же кому-то понадобилось похищать ее?
— У тебя нет решительно никаких доказательств, что папку действительно украли. А что, если Ирен Данли сочинила эту историю, потому что не может забыть Ландрета?
— Думаю, ты ошибаешься.
— Ну хорошо, допустим, кто-то тайком взял папку. Как ты собираешься убедить в этом полицию?
— Еще не знаю, — понизила голос Амариллис, — но меня очень беспокоит, что имя Гифорда остается связанным с этой историей.
— Я заметил.
— Это касается меня.
— И меня тоже, — откликнулся Лукас, — но по другим причинам, как я понимаю. Вчера Остерли заезжал ко мне в офис, я рассказывал тебе об этом?
— Нет. — Трубка едва не выпала из рук Амариллис. — Что он хотел?
— Старался убедить меня в превосходстве услуг «Юник кристалз». Нарисовал передо мной радужные перспективы, подчеркивал тактичность своих служащих. Гифорд ясно дал мне понять, что его специалисты не станут докучать своим клиентам какими бы то ни было этическими нормами.
— Господи, что-то в этом роде я и предполагала. Если бы профессор узнал о принципах деятельности Гифорда, он был бы вне себя. Я все думаю, знал ли он, чем занимается Гифорд.
— Ты считаешь, Остерли убил Ландрета за то, что тот пригрозил расследованием деятельности «Юник кристалз»? — вопрос Лукаса прозвучал достаточно мягко, хотя его заметно беспокоила подобная возможность. — Думаю, такое расследование могло бы доставить ему немало неприятностей.
— Не думаю, что Гифорд пошел на убийство профессора. — Пальцы Амариллис непроизвольно сжали трубку. Сначала Клементина, а теперь и Лукас назвали Гифорда возможным убийцей. — Исключено. Не могу представить Гифорда в роли убийцы.
— В свое время ты даже видела его в перспективе своим мужем.
«Здесь другое дело. Меня подвела интуиция. А у кого она совершенна?» — подумала Амариллис, а вслух произнесла:
— Самое важное в связи с этим: как далеко выходит деятельность «Юник кристалз» за рамки дозволенного.
— Ты хочешь сказать, нарушает ли Остерли только этические нормы или непосредственно содействует преступным талантам.
— Пожалуй, это чересчур категоричное утверждение. — Амариллис проглотила комок в горле.
— Я довольно резок в своих суждениях, привык выражаться прямо. Этот вопрос интересен только с точки зрения теории.
— Почему ты так считаешь?
— Да потому, что очень сомневаюсь насчет возможности получить ответ. Чертовски трудно будет доказать, что клиенты «Юник кристалз» совершали преступления при содействии предоставленных этой фирмой концентраторов.
— Сильный талант-детектор мог бы поймать кого-либо из них с поличным.
— Не обольщайся на этот счет. У меня много дел и поважнее, чем следить за клиентами Остерли. Кроме того, даже если и удастся засечь кого-либо в момент фокусирования таланта с преступной целью, полиция все равно потребует убедительных доказательств, прежде чем предъявлять обвинение. Внутренний голос подсказывает мне, что Остерли не такой дурак, чтобы позволить своим сотрудникам оказаться в таком щекотливом положении.
Амариллис с минуту размышляла.
— Мне необходимо больше узнать о деятельности «Юник кристалз», — заключила она.
— Черт возьми. Амариллис, ведь я только что сказал тебе, что…
— Я должна выяснить, как далеко зашел Гифорд. Мне нужно знать, нарушает ли он этические нормы. Я также намерена установить, преступается ли закон.
— И как же ты собираешься это проделать? — мрачно усмехнулся Лукас. — Ты кем-либо переоденешься или, может быть, попытаешься проникнуть в стан врага?
— Это можно, ведь он предлагал мне работать у него. Но думаю, что начну с наблюдения за его клиентами во время их работы с концентраторами, — задумчиво проговорила Амариллис.
— Тебе известно имя только одного из его клиентов. Это сенатор Шеффилд.
— Совершенно верно.
— Гром и молния! — теперь в голосе Лукаса явственно прозвучала тревога. — Амариллис, что ты задумала?
— Хочу активнее участвовать в политике. Разве не ты мне говорил, что твоя секретарша пачками выбрасывает приглашения на разные собрания, где политики организуют сбор средств в пользу всевозможных движений и партий.
— Они текут просто рекой. И что из этого?
— Когда Шеффилд намечает очередную встречу с избирателями?
— Не знаю, надо поинтересоваться у секретарши, я велел ей отправлять всю подобную ерунду прямиком в мусорную корзину, так что до меня эта чушь не доходит.
— Пожалуйста, попробуй отыскать приглашение на одну из встреч с Шеффилдом. Мне бы очень хотелось понаблюдать за ним продолжительное время и посмотреть, как он использует свой талант.
— Тебе потребуется детектор, — сказал Лукас.
— К счастью, с одним из них я знакома.
— А теперь выслушай меня. Амариллис. Ты ошибаешься, если думаешь, что я намерен убить вечер, угощаясь блюдами сомнительного вида и вкуса, кроме того…
— Извини, я тороплюсь. — Амариллис торопливо повесила трубку, не давая Лукасу возможности выплеснуть свое раздражение.


— …Именно к этим ценностям, леди и джентльмены, завещанным нам Отцами-Основателями, мы должны вернуться. — Мэдисон Шеффилд простер руки в сторону публики, обводя зал взором пророка. — Мы обязаны решительно отвергать всех, кто подрывает наши моральные устои. Нам необходимо оградить молодых людей от пагубного влияния стриптиз-клубов. В связи с этим довожу до вашего сведения, что по моей инициативе было назначено расследование сомнительной деятельности этих заведений. И это только один из примеров, иллюстрирующих мои намерения. При вашей помощи и поддержке я готов возглавить движение вперед, в будущее.
Гром аплодисментов всколыхнул зал. Амариллис тоже вежливо похлопала. Их с Лукасом столик находился недалеко от сцены. Последние три дня она провела в нетерпеливом ожидании и теперь с интересом поглядывала по сторонам.
— Ему нет необходимости фокусировать харизму, — заметила Амариллис. — Ты только взгляни на этих людей. Он говорит именно то, что им хочется услышать.
— Кажется мне, он приберегает харизму на тот случай, когда потребуется кого-либо убеждать. — Лукас не стал утруждать себя аплодисментами.
Амариллис не сводила глаз с Шеффилда. Сенатор спустился с помоста и подошел к поразительно красивой женщине.
— Могу поспорить, что это и есть его концентратор на сегодняшний вечер.
— С ним сегодня другая, — откликнулся Лукас, — не та, которую он «пережег» на приеме. Но сходство все же есть.
— Тот же цвет волос и размер бюста, — тихо заметила Амариллис.
— Когда ты сказала, я тоже об этом подумал.
— Он делает вид, что всех их прислало брачное агентство.
На помост поднялся ведущий. Он победоносно улыбнулся и стал ждать тишины. Наконец аплодисменты стихли и он наклонился к микрофону.
— Леди и джентльмены, разрешите поблагодарить вас за то, что вы собрались здесь сегодня. От выборов губернатора нас отделает меньше трех месяцев. Мы не должны упустить шанс, надо неотступно следовать избранным курсом. Помните, только отдавая голос за движение «Нравственные ценности Основателей», мы можем обеспечить себе уверенность в завтрашнем дне.
Новый шквал аплодисментов возвестил об окончании официальной части вечера. Публика начала покидать зал. Амариллис разочарованно огляделась.
— Из твоих слов я поняла, что у нас будет возможность понаблюдать за Шеффилдом, когда он станет фокусировать.
— Я и сейчас это утверждаю. — Лукас поднялся и взял Амариллис под руку. — После собрания состоится прием для избранных. У меня есть приглашение. Соберется только та публика, из которой можно выжать приличные пожертвования. Логично предположить, что Шеффилд воспользуется случаем применить свой талант.
— Отлично задумано, Лукас, — удовлетворенно улыбнулась Амариллис. — Я знала, что могу положиться на своего компаньона.
— Останови меня, если заметишь, что я собираюсь достать чековую книжку.
Спустя полчаса Амариллис с Лукасом уже находились среди небольшой группы гостей из числа наиболее преуспевающих горожан. Амариллис держала в руке бокал с пенящимся зеленым вином, и в то же время ее парапсихологическая энергия строила на уровне подсознания кристалл для Лукаса.
Несколько минут поиска, короткое ощущение незащищенности.
Фокус.
Через кристалл потекла энергия.
Шеффилд явно держал зал под своим влиянием. Талант Лукаса и четкость кристалла позволяли ясно «видеть» излучаемые им потоки энергии. Он фокусировал свой талант всякий раз, когда останавливался поговорить и обменяться рукопожатиями с кем-либо из гостей.
Сформировавшиеся вокруг Шеффилда энергетические поля ощутимо излучали безграничную силу, непреклонную решимость, заставляя проникаться полным доверием к энергичному и неотразимому в своем обаянии сенатору. Сфокусированные чары Шеффилда оказывали магическое действие на его ничего не подозревающего собеседника. Невольная жертва мгновенно проникалась к Мэдисону восторженной симпатией и с энтузиазмом хваталась за чековую книжку, словно боясь не успеть выписать чек и тем внести свой вклад в избирательную кампанию сенатора.
Сопровождавшая Шеффилда эффектная женщина, без сомнения, фокусировала для него. Амариллис улавливала основы стиля Ландрета, преломленные через методические приемы Гифорда.
— Приготовься, — проговорил Лукас сквозь стиснутые зубы, заметив направлявшегося в их сторону Шеффилда. — Думаю, теперь наступил и наш черед.
Амариллис встретила сенатора и его спутницу вежливой улыбкой, продолжая держать фокус для Лукаса. Сенатор повел наступление всей мощью своего таланта.
Ощущение оказалось потрясающим. При непосредственном контакте влияние харизмы было таким сильным, что дух захватывало. Мощь таланта Шеффилда потрясла Амариллис, хотя она и готовилась почувствовать нечто подобное.
Без сомнения, Шеффилд был прирожденным лидером. Именно в таком человеке нуждался город-штат на данном этапе своей истории. Он обладал могучим даром предвидения.
— Приятно видеть вас здесь, Трент. — В глазах сенатора отразилось неподдельное удовлетворение. Он явно испытывал гордость, что сумел заполучить на свой вечер столь влиятельного бизнесмена. — «Лоудстар эксплорейшн» внесла заметный вклад в развитие Нью-Сиэтла. И хочу сказать, что такие компании будут иметь значительный вес в моей администрации, если жители города-штата доверят мне пост губернатора.
Шеффилд продолжал в том же духе. Обещал, что его приход к власти будет гарантировать процветание фирмам, подобным «Лоудстар», а заслуги таких людей, как Трент, получат достойную оценку. Им представится возможность влиять на принятие решений, затрагивающих их интересы. Снизятся налоги и будет устранен ряд ограничений. В качестве своей основной задачи правительство выдвинет всемерное содействие бизнесу, исключая любое сдерживание деловой активности.
Амариллис сознавала, что Лукас, как основной объект внушения, получает гораздо большую долю гипнотического воздействия, нежели она.
Тем временем поток текущей через кристалл энергии Лукаса несколько видоизменился. Амариллис попыталась разобраться в происходящем. Она наблюдала, как четкие и ясные световые линии утратили резкость, перемешались между собой, образуя своеобразную энергетическую стену.
Шеффилд продолжал распространяться насчет своих планов будущего развития Нью-Сиэтла, но в его голосе уже не чувствовалось прежней проникновенной теплоты и искренности. Сила его обаяния слабела. Амариллис пришло в голову, что она уже не ощущает в себе готовность безгранично верить всему, о чем говорит сенатор. Она находила его волосы чересчур прилизанными, хотя лишь за несколько мгновений до этого его прическа представлялась ей совершенной. В глазах Шеффилда Амариллис ясно видела холодный расчет, его улыбка казалась притворной.
На уровне подсознания Амариллис следила за мерной пульсацией созданного Лукасом энергетического барьера. Наконец она поняла, что Трент силой своего таланта пытался противодействовать излучаемой Шеффилдом энергии.
Сенатор придвинулся ближе и заговорил доверительным тоном:
— Хочу сказать, что в случае избрания намереваюсь сформировать консультативный совет из представителей делового мира. Буду считать за честь, если вы, Трент, согласитесь его возглавить. Вы всегда встретите у меня поддержку и понимание.
— Ценю ваше доверие, — откликнулся Лукас. Шеффилд продолжал сиять улыбкой, но взгляд его стал напряженным, а его спутнице становилось заметно не по себе.
— Не знаю другого человека, более подходящего для этого поста.
— У меня сейчас довольно много работы.
Шеффилд начинал сознавать, что его чары не приносят желаемого эффекта. Амариллис видела, как дрожит энергетический барьер Лукаса под неистовым напором фиксируемого обаяния. Шеффилд располагал мощным потенциалом. Очень мощным.
Стоявшая рядом с сенатором женщина коснулась пальцами лба, словно у нее неожиданно разболелась голова.
Лукас противодействовал парапсихологической силе Шеффилда, посылая больше энергии через созданный Амариллис кристалл. Волны гипнотически формируемой харизмы слабели.
Борьба шла на уровне подсознания. Это была схватка двух мощнейших талантов. До этого подобное столкновение считалось невозможным. Казалось, ожила сцена одного из романов Орчид Адамс.
Шеффилд стиснул зубы и шагнул ближе к Лукасу. Теперь его спутница выглядела затравленно. Волосы у нее на висках слиплись от пота. Амариллис знала, что та отчаянно пыталась удержать для Шеффилда фокус.
Последовал бурный всплеск энергии, и все было кончено. Безмолвная битва завершилась. Остатки излучаемого Шеффилдом обаяния моментально исчезли.
На лбу сенатора проступил пот, и, поспешно кивнув Лукасу, он заторопился к другим гостям. За ним понуро брела его спутница. Вид у нее был поистине жалким.
— Он «пережег» ее, — прошептала Амариллис.
— Неудивительно, что сенатор отказывается проходить тест. У него мощнейший талант.
— Ты считаешь, сильнее, чем у тебя?
— Возможно, кто знает, — слабо улыбнулся Трент. — Но он не сможет пользоваться своими способностями в полной мере до тех пор, пока не найдет концентратора, способного выдерживать силу его таланта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Амариллис - Кренц Джейн Энн



очень оригинально,мне действительно понравилось
Амариллис - Кренц Джейн Эннворожка
13.11.2011, 0.03





Как фэнтэзи роман, конечно, слабоват - несколько не продуманы технические детали. Но что касается чувств - достаточно сильная вешь. Способности героев выглядят достаточно правдоподобно, а развитие взаимоотношений ярки, сложны и поданы в необычном, но красивом ключе... Засталяет задуматься о жизни.
Амариллис - Кренц Джейн ЭннАлена Го
3.05.2012, 14.44





Роман очень понравился! Увлекательный сюжет, интриги,замечательная любовь главных героев, без сюсюканья, без муторных описаний переживаний героини. Герои достойны друг друга. Читается с неослабевающим интересом до последней страницы!Оценка - 9,5 баллов!
Амариллис - Кренц Джейн ЭннЛюдмила
9.01.2014, 13.11





слабенько,для подростков
Амариллис - Кренц Джейн Эннанна
9.05.2014, 10.27





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





Необычно, но интересно
Амариллис - Кренц Джейн ЭннОльга
15.09.2014, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100