Читать онлайн Амариллис, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Амариллис - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Амариллис - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Амариллис - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Амариллис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10



— Итак, дорогая, думаю с разделом «Внешние характеристики» покончено, — подвела итог Ханна на другом конце провода. — Я должна сказать, в последнее время ты стала с большим пристрастием подходить к выбору мужа.
Амариллис вертела в руках ручку и смотрела на лежащий перед ней лист бумаги с заметками.
— Чем больше я об этом думаю, тетя, тем яснее понимаю, что у меня есть определенные пожелания.
— Давай посмотрим, все ли я правильно записала. Темные волосы, серые глаза, возраст между тридцатью и сорока, преуспевающий предприниматель, родом из небольшого городка или сельской местности, ты хочешь, чтобы он владел приемами рукопашного боя, не боялся риска. — Ханна остановилась. — Да, вот еще: консерватизм в одежде.
— Полагаю, описание достаточно полное.
— Капризы, капризы, слишком много требований, — пробормотала Ханна. — Прекрасно, остальную часть вопросника я для тебя заполнила, на этом первый этап завершен. Твоя тетя Софи мне кое в чем помогала.
Услышав эти слова Ханны, Амариллис почувствовала некоторое облегчение.
— Тетя Софи хорошо меня знает.
— Как раз она и посоветовала мне не волноваться из-за того, что ты неожиданно стала такой разборчивой, — сухо заметила тетя. — По ее мнению, это добрый знак, говорящий о проснувшемся в тебе интересе.
Несмотря на плохое настроение. Амариллис не могла удержаться от улыбки. Тетя Софи всегда отличалась свежим взглядом на вещи. В памяти возникли давние детские воспоминания. Амариллис увидела себя семилетней девочкой.
Был знойный летний день. Городок Лоу-Белли уже целый месяц изнемогал от невыносимой жары. Солнце нещадно жгло землю. Софи захватила с собой в город Амариллис с подругой Линдой. Девочки зашли в кафе за мороженым, а Софи тем временем направилась по делам в банк.
Когда довольные девочки стояли с мороженым на улице, они увидели эффектную женщину, выходившую из дорогого автомобиля.
— Знаешь, кто это? — Линда лукаво посмотрела на Амариллис. — Это твоя бабушка.
Амариллис внимательно оглядела элегантную темноволосую женщину.
— Это не моя бабушка. У моей бабушки светлые волосы, и она ниже ростом.
— У всех людей две бабушки, глупая. Эта леди — мать твоего отца. Ее зовут миссис Бейли. Значит, она твоя бабушка, так говорит моя мама.
— Я тебе не верю.
— Подойди и сама спроси, — предложила Линда.
— А вот пойду и спрошу, — решительно шагнула вперед Амариллис. Вопрос был поставлен. Он требовал ответа. Она докажет Линде, что та говорит глупости, и делу конец.
Чем ближе подходила Амариллис к незнакомке, тем большее впечатление та на нее производила. Элизабет Бейли своими дорогими нарядами, надменным видом и аристократичными манерами неизменно привлекала к себе внимание, особенно эффектно она выглядела на улице такого маленького городка, как Лоу-Белли.
Элизабет заметила Амариллис, только когда та дернула ее за юбку. Женщина величественно повернула голову и взглянула вниз на девочку; странное выражение появилось в ее зеленых глазах.
— Отпусти юбку, — подчеркнуто невозмутимо проговорила Элизабет, — не прикасайся ко мне.
— Извините, — начала Амариллис, — вы такая красивая, моя подруга говорит, что вы моя бабушка. Это правда?
— Конечно, я тебе не бабушка. — Лицо Элизабет стало напряженным. — У тебя нет бабушки, ты незаконнорожденная. — Она повернулась и величественно удалилась, не произнеся больше ни слова.
Амариллис стояла неподвижно, глядя ей вслед, растаявшее мороженое капало на тротуар. Такой и увидела ее Софи, выйдя из банка. Другие дети тоже называли ее ублюдком, но впервые ей бросил это в лицо взрослый человек. А взрослые всегда говорят серьезные вещи.
Софи взглянула на роскошную машину, затем на лицо девочки и сразу поняла все. Не боясь испачкаться потекшим мороженым, она крепко прижала к себе Амариллис.
— Не обращай внимания на Элизабет Бейли, детка.
— А она правда моя бабушка?
— Да, но она не хочет признавать это, потому что чувствует себя виноватой.
— Почему?
— Длинная история, и сейчас, милая, не время и не место говорить об этом.
— Она ненавидит меня, а я ее.
— Когда-нибудь ты все поймешь.
— Что я пойму? — Амариллис упрямо хотела выяснить истину, тяжесть которой ей суждено было нести всю жизнь.
— Придет день, и ты узнаешь, почему Элизабет поступила так, а не иначе, и поймешь, почему она не могла это простить ни себе, ни другим. — Софи тяжело вздохнула. — Это она заставила твоего отца жениться на женщине, которую сама для него выбрала. Ей с самого начала было ясно, что они не пара, но ее интересовали деньги, земля, положение в обществе. Элизабет рассчитывала, что этим сделает сына счастливым. А для твоего отца существовала только твоя мама, но он был слишком молод и не мог противиться воле своей матери.
— Я ее ненавижу, — повторила Амариллис, повернулась и швырнула растаявший стаканчик в дорогую машину Элизабет Бейли. Мороженое залило ветровое стекло.
Софи рассматривала грязные потеки с удивлением и любопытством.
— Думаю, и я не могла бы выразиться лучше.
После этого случая Амариллис больше никогда не совершала таких безрассудных поступков, ей всегда удавалось вести себя сдержанно. Так было всегда, до тех пор, пока она не встретилась с Лукасом Трентом.
— Это так волнующе, правда? — зазвучал в трубке голос Ханны.
— Да, очень захватывающе.
— Я сегодня же отправлю анкеты твоему консультанту, миссис Ритон. Она позвонит тебе, чтобы договориться о встрече.
— Буду ждать с нетерпением, — откликнулась Амариллис. — Если мы закончили с вопросником, то мне пора вернуться к работе.
— Конечно, дорогая. — Ханна тактично кашлянула. — А как твоя личная жизнь?
— Моя личная жизнь?
— Ты видишься с мистером Трентом?
— Иногда. — Во рту у Амариллис пересохло.
— Как жаль, что он такой сильный талант. Я заметила, что к нему подходят некоторые из характеристик, которые ты указала в анкете: темноволосый, преуспевающий предприниматель…
— Это кажущееся сходство, тетя Ханна. Мне действительно пора. Передавай привет дяде Оскару и остальным родственникам.
— Обязательно, кстати, послезавтра мы с Оскаром будем в городе. Мы переночуем в отеле недалеко от твоего дома, потому что у тебя всего одна спальня.
— Замечательно, жду вас с нетерпением. До встречи.
— А через неделю ты, конечно, приедешь в Лоу-Белли на день рождения тети Софи?
— Как я могу об этом забыть? Вы же знаете. До свидания, тетя Ханна.
— До пятницы.
Амариллис положила трубку и вернулась к записям, от составления которых ее оторвал звонок Ханны. Ни один из пунктов не содержал и намека на решение загадки, и тем не менее мучили смутные подозрения. Амариллис еще раз просмотрела свои записи.
1. Для Мэдисона Шеффилда фокусировал специалист, использующий технические приемы, характерные для школы профессора Ландрета. Поступок сам по себе неэтичный, но не противоречащий закону. Наиболее вероятно, что концентратор подготовлен Гифордом, а не Ландретом. Та же манера и стиль работы. Ландрет не одобрил бы подобного поступка.
2. Анонимный телефонный звонок. Намеки на некую тайну, относящуюся к Ландрету. Упоминается Вивьен как возможный источник информации о профессоре. Гифорд предположил, что звонить могла Ирен Данли, давно тайно влюбленная в профессора. Ирен знала о Вивьен. Но что, по ее мнению, могло быть известно Вивьен?
3. Запись, сделанная Ландретом в день смерти, свидетельствует о его намечаемой встрече с Гифордом. Гифорд категорически все отрицает, говорит, что ни при каких обстоятельствах не стал бы встречаться с профессором. Между ними существовала непримиримая вражда.
4. Как сообщалось в газетах, смерть Ландрета наступила около семи часов вечера. Он упал с обрыва недалеко от своего коттеджа в горах. Никаких следов насильственной смерти обнаружено не было. Отменил ли профессор запланированную на три часа встречу с Гифордом? Возможно, он передумал? Или произошло нечто, нарушившее его планы?
5. О кончине Джонатана Ландрета сожалеют очень немногие. Его уважали, но симпатии он ни у кого не вызывал, за исключением меня и Ирен Данли. Были ли у профессора враги? Кто еще, кроме Гифорда, относился к Ландрету с такой же неприязнью?
Амариллис отложила ручку и принялась размышлять. Она пыталась использовать интуицию, чтобы найти решение. Мысли вертелись в голове, но стройная картина не получалась, возможно, из-за недостатка данных. Кроме того, в ее жизни многое изменилось за прошедшие дни.
Мысленно она составила еще один список, в котором нашли отражение ее недавние переживания.
1. Вступила в любовную связь с талантом слишком высокого, по сравнению с общепринятыми мерками, уровня.
2. Первый раз побывала в стриптиз-клубе. Встречалась со стриптизершей. Подверглась нападению бандитов в районе Фаундерс-сквер. Узнала о мощном таланте Лукаса. Занималась любовью. Во всех отношениях ночь, богатая впечатлениями.
3. Продолжается процесс подготовки к регистрации в брачном агентстве.
4. Замешана во взломе и незаконном проникновении в административное помещение.
Амариллис заключила, что уровень стресса, под влиянием которого она находилась, без сомнения, очень высок. И с каждым часом росло число факторов, усугубляющих это состояние.
Но вопросы тем не менее не останутся без ответа. В этот момент дверь с шумом распахнулась, и в кабинет Амариллис пулей влетела Клементина. Ярость душила ее.
— Ларк, гром и молния, что, в конце концов, происходит? — Клементина оперлась руками о стол и с вызовом выставила вперед свой острый подбородок. — Если тебя не устраивает работа в «Синерджи», скажи мне об этом, ни к чему искать другое место за моей спиной. Тебе нужна прибавка к жалованию? Хотя ты у нас только полгода, но тебе удалось привлечь очень перспективного клиента. Я готова поговорить об этом.
Амариллис достаточно проработала с Клементиной, чтобы успеть привыкнуть к изменчивому нраву босса.
— Успокойтесь, Клементина, я не собираюсь искать другую работу. Почему вы так решили?
Клементина забарабанила по столу всеми десятью пальцами, металлические кольца в ее ушах раскачивались и блестели.
— Я только что обедала с Грейс. Она сказала, что, по слухам, ты ходила сегодня в агентство «Юник кристалз».
Наконец Амариллис поняла причину вспышки гнева у Клементины и успокаивающе улыбнулась.
— Слухи не лгут. Я действительно заходила туда поговорить с Гифордом Остерли. Мы знакомы с ним очень давно, вместе работали в университете.
— Я в курсе. — Клементина выпрямилась и недовольно поморщилась. — Но мне казалось, что между вами все кончено.
— Так и есть, но мне нужно было поговорить с ним о деле.
— И какое же дело могло привести тебя в конкурирующую фирму? — подозрительно прищурилась Клементина.
Амариллис слегка поколебалась, но потом решила сказать правду.
— Мне стало известно, что у профессора Ландрета в день его гибели была назначена встреча с Гифордом. Я хотела узнать, состоялась ли она.
— А при чем здесь вообще Ландрет?
— Я, конечно, полностью не уверена, но вы знаете, Клементина, мне начинает казаться — хоть это и звучит странно, — что гибель Ландрета не была несчастным случаем.
Клементина от удивления присвистнула, располагаясь в ближайшем кресле.
— А почему тебе так кажется? Интуиция концентратора? — прищурилась Клементина.
— Отчасти. Но существует еще ряд обстоятельств, не дающих мне покоя. — Амариллис рассказала об анонимном телефонном звонке, о визите к Вивьен и записи Ландрета о намеченной на три часа встрече с Гифордом. Единственное, о чем умолчала Амариллис, так это о том, как ей удалось заглянуть в записную книжку Ландрета.
Когда она закончила, в глазах Клементины читалось явное недоверие.
— Ты ходила в стриптиз-клуб?
— Да. — Амариллис смущенно покраснела. — Мне хотелось расспросить Вивьен.
— И ты ходила туда одна? — поразилась Клементина. — Одна в стриптиз-клуб?
— Вообще говоря, не одна, со мной был знакомый.
— И что за знакомый?
Амариллис поджала губы.
— Лукас Трент.
— Трент? Гром и молния!
— Он сопровождал меня, потому что я его об этом попросила, это была не его идея.
— Я о нем не говорю, речь о тебе. Никак не могу вообразить тебя в стриптиз-клубе.
Амариллис почувствовала, как краска постепенно сходит с ее лица, она уже оправилась от смущения.
— Передача сексуального возбуждения и усиление его на основе синергетических принципов является только игрой.
— Серьезно?
— Танцоры не занимались сексом на сцене, они только имитировали характерные движения. В представлении участвовала парапсихологическая пара, но и она не проецировала никаких сексуальных ощущений.
Мы определили это с Лукасом, используя его талант детектора.
— А ты что, предполагала увидеть вызванный фокусной связью оргазм и любовные игры участников шоу? — Клементина криво усмехнулась.
— Клементина?!
— Извини, не хотела тебя смущать. — Клементина переплела пальцы, подняла глаза к потолку и задумчиво проговорила: — Я бы дорого дала, чтобы увидеть лицо Трента, когда ты пригласила его пойти в стриптиз-клуб. Должно быть, он решил, что Переход снова открылся и его забросило на далекую неизвестную планету.
Но Амариллис было совсем не до смеха.
— Я же объяснила, что в клубе оказалась по делу.
— Да, да, конечно. — Клементина оставила шутливый тон и, посерьезнев, выпрямилась в кресле. — Хорошо, теперь расскажи мне, что тебе удалось узнать у Вивьен о Ландрете.
— К сожалению, очень немного. Она виделась с ним накануне его гибели, и, по ее словам, он казался более напряженным, чем обычно.
— Напряженным? — Брови Клементины поползли вверх.
— Как говорит Вивьен, профессор находился в постоянном напряжении.
— И Грейс того же мнения.
— Грейс?
— Несколько лет назад они работали в одном комитете. Ты знаешь, время от времени ученые и бизнесмены проводят совместные встречи, чтобы обсудить ряд вопросов, представляющих взаимный интерес. Грейс он показался скучным и нудным, а еще она заметила его постоянную напряженность.
Амариллис решила не заострять внимания на характеристиках, сказанных Грейс в адрес профессора.
— Тем не менее, — продолжала она, — после разговора с Вивьен я надумала встретиться с Гифордом. Мне хотелось узнать у него об их беседе с профессором Ландретом, намеченной на три часа, как было записано у профессора.
Клементина задумчиво хмыкнула в ответ.
— Меня все больше занимает вопрос, мог ли профессор знать, что Гифорд допускает некоторые отступления от этических норм. Уверена: Ландрет никогда бы не одобрил ничего подобного. Все дело в том, был ли профессор в курсе событий или нет.
— Ты считаешь, Ландрет специально назначил Гифорду встречу, чтобы поговорить об этике?
— Или ее отсутствии, — добавила Амариллис.
— Мне кажется, я понимаю ход твоих мыслей. Ты полагаешь, Остерли мог взбеситься, осознав, что Ландрет способен испортить репутацию его фирмы. По твоему предположению, Гифорд мог убить старика, чтобы заставить замолчать.
— Вовсе нет, — возразила Амариллис, — Гифорд не способен на убийство.
— А Грейс считает, что Остерли можно купить, стоит только заплатить соответствующую сумму. Такие парни не остановятся и перед убийством, только бы защитить свои интересы.
— Гифорд может нарушить этические нормы, но убить — нет. Возможно, запись указывала не на встречу. Может быть, профессор хотел всего лишь позвонить Гифорду в три часа и что-то с ним обсудить.
— И так и не позвонил?
— Или Гифорд отказывается признать, что разговор состоялся, — сказала Амариллис. — Все так перепуталось! Не могу с уверенностью сказать, в чем дело, но чувствую, здесь что-то не так.
— Послушай, — начала Клементина, — кто, как не я, относится с большим уважением к интуиции концентраторов. Но, честно говоря, твои предположения на этот раз слишком смелы. Допускаю, деятельность «Юник кристалз» непогрешимой с точки зрения этики не назовешь, но все же я сомневаюсь, что Остерли нарушает закон.
— С этим я согласна.
— Должна признаться, я бы не отказалась, чтобы у нашей фирмы были такие же клиенты, как у Остерли. Грейс говорит, к нему обращаются многие влиятельные особы города-штата. Нам повезло, что Трент пришел к нам.
— Лукас сказал мне, — заметила Амариллис, — что выбрал «Синерджи», потому что хотел иметь дело с фирмой, пользующейся хорошей репутацией.
— И правильно сделал, — довольно улыбнулась Клементина. — Вот только интересно, как он посмотрит на то, что ты ходила сегодня навестить свою прежнюю любовь.
— Что в этом такого? Лукас знал, что я собираюсь поговорить с Гифордом.
— Мужчины болезненно относятся к такого рода вещам.
— Откуда вам это известно?
— Потому что и женщины испытывают сходные чувства.
— Вы говорите о ревности, — невозмутимо произнесла Амариллис. — Можете мне поверить, у Лукаса вряд ли возникнет подобное чувство.
— Неужели? — Клементина порывисто встала. — Почему ты так думаешь?
— У него такой характер.
— Дерьмово.
Амариллис сдержалась, хотя ее и покоробило непристойное замечание Клементины.
— Кроме того, мы оба заполняем анкеты брачного агентства. Ни у него, ни у меня нет оснований ревновать, поскольку у наших отношений нет будущего.
— Ты действительно так категорично настроена насчет будущего?
— Поверьте, — наморщила нос Амариллис, — из нас не вышло бы хорошей пары, даже если бы он не был сильным талантом, а я — концентратором полного спектра. У нас нет почти ничего общего.
— Именно это мы и сказали друг другу, когда встретились с Грейс в первый раз, — задумчиво проговорила Клементина, — нас крайне удивило, что агентство свело нас вместе.


Вечером того же дня Лукас поднимался по ступеням дома Амариллис и размышлял. Он пытался уверить себя, что проснувшаяся ревность была логически неоправданна. Их отношения с Амариллис — всего лишь непродолжительная любовная связь. О более тесных узах речи быть не могло. И их встречи, доставляя удовольствие обоим, остались своеобразным способом убить время, пока агентство не подберет каждому из них подходящую пару.
В этот день он наконец отправил в агентство заполненный вопросник. Теперь в любое время следовало ждать звонка Хобарта Бата, который определит следующий этап.
Лукас решил проявить выдержку и не давать воли чувствам. Ведь его же не напрасно называли Человек-Лед. Он не позволит эмоциям взять верх над здравым смыслом. Так уже случилось однажды, когда он женился в первый раз. Ничего хорошего из этого не вышло.
Лукас глубоко вздохнул и постучал.
Выложенный кафельной плиткой пол прихожей позволял ему отчетливо слышать торопливые шаги Амариллис, легкие и быстрые, спешащие навстречу. Он представил, что она не идет, а летит, переполненная желанием броситься в его объятия.
Непроизвольно в сознании Лукаса возникла картина, для этого концентратор не требовался. Изображение оказалось до боли четким. Ему представилось, что он заходит в длинный, облицованный зеркалами коридор и смотрит в будущее.
Он наблюдал бесконечно повторяющуюся сцену: его встречает пока неведомая жена, но одновременно Лукас видел Амариллис, спешащую в объятия незнакомца — своего будущего мужа.
Сдавливающий его душу холод становился невыносимым.
Дверь отворилась.
— Лукас? Что-нибудь случилось?
Видение исчезло так же внезапно, как и появилось. Реальность властно заявила о себе. Перед ним стояла улыбающаяся Амариллис и вопросительно смотрела на него. Лукас уловил тянувшийся из кухни соблазнительный аромат готовившегося там блюда. Он еще раз напомнил себе, что надо сохранять спокойствие, ведь это всего лишь кратковременное знакомство. И впереди у них нет будущего.
— Ты встречалась сегодня с Остерли? — Человек-Лед благополучно растаял.
— Да. — Амариллис поднялась на цыпочки, ласково коснулась его губ своими и отступила, не давая ему ответить на поцелуй. — Я же сказала тебе, что должна с ним поговорить о его намечавшейся встрече с профессором Ландретом.
— Ну и как? — поинтересовался Лукас, входя в прихожую. — Что он рассказал?
— Заявил, что не имеет понятия ни о какой встрече. — Амариллис взяла у Лукаса пиджак и повесила его в шкаф. — Гифорд утверждает, что ни за что не стал бы встречаться с Ландретом. Он подчеркнул, что расстались они далеко не по-дружески.
— Почему ты мне не позвонила? — Лукас пошел вслед за Амариллис на кухню, заставляя себя успокоиться, не проявлять эмоций и ревности: общего будущего у них все равно не было. — Я думал, мы с тобой действуем как партнеры.
— Разве? — удивилась Амариллис. — Я как-то не думала о нашей совместной деятельности как о партнерстве.
— Вот как? А я считал, что в сложившейся ситуации заслуживаю по крайней мере статуса партнера. — Лукас вошел в кухню и стал методично открывать дверцы стенных шкафов. — За последние несколько дней нам пришлось многое пережить.
— Совершенно верно. — Амариллис нахмурилась, когда Трент дернул очередную дверцу. — А что ты ищешь?
— Что-нибудь выпить. — С четвертой попытки ему повезло. — Я запомнил, что видел где-то здесь бутылку.
— Наливай. — Амариллис обошла стол, подошла к плите и сняла крышку с кастрюли. — Ты всегда такой мрачный и колючий, когда тебе что-нибудь не нравится?
— Я никогда не поддаюсь настроению, — Лукас резко открыл ящик стола и схватил штопор, — но временами, бывает, раздражаюсь, как, например, сейчас.
— Извини, если ты почувствовал себя обойденным, но мне показалось, что лучше будет для дела, если я поговорю с Гифордом наедине, возможно, удастся добиться большего.
— Добиться большего? — у Лукаса ревниво сжалось сердце.
— Я считала, что смогу узнать у него правду.
— Потому что вас связывает прошлое? — Лукас всадил штопор и начал умело выкручивать пробку.
— Мы ведь были когда-то друзьями, коллегами.
— Но не любовниками. — Лукас наконец вытащил пробку.
— Нет. — Амариллис сосредоточенно перемешивала содержимое кастрюли. — Он изменился.
— В самом деле?
— Клементина сказала, что ты, возможно, станешь меня ревновать, — мягко заметила Амариллис. — Я ответила, что она ошибается.
Рука Лукаса замерла, сжимая бутылку. Он поднял глаза на Амариллис.
— Ревность здесь ни при чем.
— Я так и сказала.
— Но как твой деловой партнер и любовник, — осторожно подбирая слова, заговорил Лукас, — я чувствую определенную ответственность, мне все это небезразлично. Если Гифорд Остерли причастен к смерти Ландрета, он может попытаться и тебя втянуть в эту историю.
— Понимаю, — тихо проговорила Амариллис, — но, как заметила Клементина, мне трудно представить Гифорда в роли убийцы.
— Не полагайся слишком сильно на свою интуицию.
— Как странно, — задумчиво откликнулась Амариллис, — я стараюсь внушить себе то же самое.
Вечер явно не удавался. Разговор не складывался, постоянно прерываясь под влиянием ощутимо напряженной атмосферы. За вежливостью Амариллис чувствовалось, что она огорчена и расстроена. Чтобы это заметить, не нужен был особый талант. Лукас не сомневался, что Амариллис собиралась выставить его.
Трент знал, что сам в этом виноват. Он был почти уверен, что придется проводить ночь в одиночестве, если только не произойдет чуда. Так ему и надо. Однако от этих мыслей легче не становилось.


В десять часов Лукас включил вечерние новости, стараясь хоть как-то нарушить затянувшееся молчание.
На экране возник Нельсон Бэрлтон, со своим квадратным подбородком и проницательным взглядом. Настроение Трента ничуть не улучшилось. Нельсон освещал политические события. За его спиной был виден стоящий на подиуме Мэдисон Шеффилд.
Сенатор выступал перед большой группой людей, сидевших за круглым столом. Лукас сразу определил, что видит членов Ассоциации предпринимателей Нью-Сиэтла. Сам он редко присутствовал на их ежемесячных собраниях.
Бэрлтон открыто и приветливо смотрел в объектив телекамеры. Съемка проходила в помещении, но создавалось впечатление, что его волосы растрепал ветер. Нельсон и на этот раз не расстался с курткой в стиле Западных островов, ставшей частью его имиджа, хотя остальные присутствовавшие были в костюмах и при галстуках. Ровные зубы Бэрлтона восхищали своей безукоризненной белизной.
— Добрый вечер. — Сама искренность отразилась на его лице. — Снова в центре внимания остается предвыборная борьба за пост губернатора Нью-Сиэтла. Сегодня вечером сенатор Мэдисон Шеффилд обратился с речью к членам Ассоциации предпринимателей. Как обычно, основной акцент был сделан им на необходимость возвращения к нравственным ценностям Основателей.
Камера переместилась, и в кадре появился с воодушевлением разглагольствующий Мэдисон Шеффилд. Лукас отметил про себя, что зубы у сенатора, как и у Нельсона, были такими же ровными и ослепительно белыми, а лицо просто лучилось искренностью.
— Мы проделали нелегкий путь длиной в два столетия и многого добились, — донесся до них хорошо поставленный голос Шеффилда. — Но, глядя уверенно в будущее, мы не должны забывать об основных нравственных принципах, сформировавшихся в прошлом. Как и прежде, они для нас жизненно необходимы. Окружающий мир изучен лишь в незначительной степени. Недавние находки напоминают нам о том, как много неизведанного ждет впереди. Нам следует всегда быть наготове.
Амариллис устроилась на диване рядом с Лукасом и внимательно смотрела на экран.
— Шеффилд не сможет фокусировать харизму на такую большую аудиторию.
— Конечно, — согласился Лукас, — фокусирование возможно при непосредственном контакте с каждым в отдельности. В остальное время ему приходится полагаться на свое личное обаяние.
— В этом ему не откажешь, но тем не менее я не собираюсь за него голосовать.
Лукас подумал, что политика являлась довольно скользкой темой, однако говорить об этом было все-таки лучше, чем молчать, и он с готовностью ухватился за представившуюся возможность поддержать разговор.
— А мне казалось, идеальным кандидатом ты считаешь мистера Блюстителя заветов Основателей.
— Он постоянно твердит о нравственных принципах Основателей, но никогда никто из Первого поколения не стал бы прибегать к таким низким приемам, которыми пользуется Шеффилд, чтобы заполучить побольше средств для своей кампании.
— Не обманывай себя. Мне кажется. Основатели просто не смогли бы выжить, если бы оставались во всем непогрешимыми.
— Какой цинизм! — горячо воскликнула Амариллис, резко оборачиваясь к Тренту. — Именно благодаря высоким моральным принципам Основатели и сумели выстоять. Неподкупность, беспристрастность, мужество, благородство, справедливость — вот какие качества дали возможность Первому поколению преодолеть все трудности.
— Ты упускаешь из вида практическую целесообразность и выгоду, — заметил Лукас. — Думается мне, наши высокочтимые Основатели при необходимости не забывали о целесообразности и действовали, исходя из практических соображений.
— И как ты только можешь такое говорить!
— Более того, готов держать пари, что во времена Первого поколения в политике было ничуть не меньше шеффилдов, чем сейчас. Некоторые явления очень живучи.
— Ты специально стараешься вывести меня из себя? — кипела благородным гневом Амариллис.
— Да.
Амариллис уже открыла рот, чтобы испепелить Лукаса ядовитым высказыванием, но в последний момент передумала.
— Почему? — только и спросила она.
— Потому что стараюсь привлечь твое внимание, — ответил Лукас, нажимая кнопку на пульте. Экран погас. — Мне кажется, — продолжал он, — ты весь вечер словно ускользаешь от меня.
— Неправда.
— Серьезно. Мы близки с тобой, но по тому, как развиваются события, мне кажется, нашему роману суждено стать самым скоротечным.
— Ах, Лукас. — Амариллис прижалась к нему и положила голову ему на плечо, и Лукас обнял ее. — Извини, день выдался такой трудный.
— Можешь повторить это еще раз. — Он крепче прижал ее к себе.
— Наши отношения не могут продолжаться долго, и мы оба знаем об этом.
— Мне не хочется говорить о будущем, я хочу радоваться настоящему.
— И мне.
Наступило молчание, но теперь Лукас чувствовал, как отступает в ночь былая напряженность, его согревало нежное тепло Амариллис. По крайней мере, пока она была рядом. Ему захотелось перенестись с ней в такое место, где они были бы свободны от правил и условностей общества.
— Фокус, — выдохнул Лукас в облако ее волос. Она не ответила, но он сразу ощутил минутную потерю ориентации, и вслед за этим на уровне подсознания стали проступать четкие контуры кристалла. Он был мощным, устойчивым и необыкновенно ярким. Трент направил через него парапсихологическую энергию и стал строить оптическую иллюзию.
Вокруг дивана начал вырастать грот. Стол, телевизор и остальные предметы в комнате скрыли мощные листья пышных папоротников. Перед ними в обрамлении крутых каменных берегов невозмутимым зеркалом лежало глубокое озеро.
— Такое место существует в действительности? — В голосе Амариллис отразились удивление и восхищение.
— Да.
— Это какое-то особенное место на островах?
— Да. — Лукас украсил стены грота мхом и окружил озеро живописными валунами. Теперь пол пещеры устилал зеленый травяной ковер. В разных местах грота он разместил прекрасные цветы, напоминавшие одновременно розы и орхидеи. Ему хотелось представить в своем гроте амариллисы, но он не знал, как выглядели такие цветы на Земле.
— Как же здесь красиво и спокойно, — с искренним чувством проговорила Амариллис.
— Я обнаружил этот грот очень давно, еще ребенком, и никому о нем не рассказывал, даже Айси Клэксби. Иногда я приходил туда и проводил долгие часы, сидя на камнях, глядя в бездонную глубину озера.
— Что же ты там делал?
— Много всего, — ответил Лукас. — Учился управлять своим талантом, размышлял о том, есть ли еще люди с такими же способностями, как у меня. Мне хотелось поговорить с человеком, понимающим, что значит обладать могучим талантом и быть обреченным держать в тайне его мощь.
— У меня тоже было такое же потайное место. — Амариллис теснее прижалась к Лукасу. — Но, конечно, не грот в джунглях. Мы жили далеко от таких мест, в фермерской зоне. Мое убежище находилось на сеновале в сарае. Помню солнечные дорожки, пробивавшиеся сквозь щели в стенах. Внизу подо мной шумно двигались в стойлах животные. Я уединялась в укромном уголке, когда хотела почитать или просто побыть одна.
— О чем ты тогда думала?
— О многом, — чуть заметно улыбнулась Амариллис. — Сначала, когда была маленькой, большую часть времени строила планы, как получше отомстить Элизабет Бейли, бабушке по отцовской линии. А когда подросла, стала размышлять, как бы мне уехать из Лоу-Белли, чтобы больше никогда туда не возвращаться.
— Правда? А мне всегда казалось, что тебе нравится жизнь в маленьком городке.
— Сколько себя помню, мне всегда хотелось вырваться и уехать в большой город. Я стремилась туда, где никто ничего не знает о моем прошлом и некому следить за мной в тайной надежде увидеть, как я унижу семью, подобно матери. Мне хотелось жить там, где бы дети не дразнили меня и не тыкали в меня пальцем, где я в полной мере смогла бы реализовать свои способности.
— Похоже, у нас обоих были свои секреты. — Лукас крепче прижал к себе Амариллис. Он намеренно усилил иллюзию, придав созданной картине больше реалистичности. Каменные стены грота отгородили сидевших на диване от прошлого и будущего. Лукас понял, что добился желаемого эффекта, когда, заглянув в озеро, почувствовал его бездонную глубину.
— Лукас.
— Да?
— Правда, приятно вместе пользоваться нашими способностями?
— Очень приятно.
— Тебе не кажется странным, что никто раньше не установил существование связи между физическим влечением и процессом фокусирования?
— Думаю, здесь нет собственно парапсихологической связи. — Лукас поднял ее подбородок и заглянул в глаза. — Я считаю, у нас это просто так совпало. Когда ты рядом, меня это возбуждает, то же самое происходит, и когда ты для меня фокусируешь.
Она улыбнулась и обвила его шею руками. Лукас наклонил голову, собираясь ее поцеловать. В этот момент пронзительная трель звонка в клочья разметала чудесный мираж, словно камень, сокрушающий стекло. Амариллис от неожиданности прервала фокусную связь.
— Наверное, это мои дядя или тетя. — Она высвободилась из объятий Лукаса и сняла трубку. — Алло! Да, он здесь, подождите минуту.
— Извини, — сказал Лукас, беря у нее трубку, — я оставил на автоответчике номер твоего телефона. Трент слушает.
— Лукас? — раздался взволнованный голос Диллана Рая. — Как же я рад, что наконец отыскал тебя. Послушай, кажется, я в тупике. Неудобно тебя беспокоить, но мне срочно нужна помощь.
— Что случилось?
— По телефону не объяснить всего. Суть в том, что я задолжал одному парню, и он требует, чтобы я рассчитался. А у меня нет денег. Вот я и подумал, не мог бы ты дать мне в долг.
— Гром и молния!
— Лукас?
— Да.
— Не хочется быть навязчивым, но деньги мне нужны прямо сейчас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Амариллис - Кренц Джейн Энн



очень оригинально,мне действительно понравилось
Амариллис - Кренц Джейн Эннворожка
13.11.2011, 0.03





Как фэнтэзи роман, конечно, слабоват - несколько не продуманы технические детали. Но что касается чувств - достаточно сильная вешь. Способности героев выглядят достаточно правдоподобно, а развитие взаимоотношений ярки, сложны и поданы в необычном, но красивом ключе... Засталяет задуматься о жизни.
Амариллис - Кренц Джейн ЭннАлена Го
3.05.2012, 14.44





Роман очень понравился! Увлекательный сюжет, интриги,замечательная любовь главных героев, без сюсюканья, без муторных описаний переживаний героини. Герои достойны друг друга. Читается с неослабевающим интересом до последней страницы!Оценка - 9,5 баллов!
Амариллис - Кренц Джейн ЭннЛюдмила
9.01.2014, 13.11





слабенько,для подростков
Амариллис - Кренц Джейн Эннанна
9.05.2014, 10.27





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





ну, ниче так.на 8. да уж, фантастика слегка слабовата, не азимов конечно, но кое-какие намётки есть. в остальном писательница представила современный мир , слегка присыпанный пылью фантасмагории... все ждала приключений на их островах, видать дальше будут) в целом, что-то среднее между романом и детективом, и да, в лучшиж традициях кристи, а убийца-то, дворецкий)))
Амариллис - Кренц Джейн Эннюля
17.07.2014, 22.15





Необычно, но интересно
Амариллис - Кренц Джейн ЭннОльга
15.09.2014, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100