Читать онлайн Волшебный дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Волшебный дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Миссис Чилтон, остались еще яйца с карри? — осведомился Тобиас, разворачивая принесенную с собой утреннюю газету. — Они превосходны!
— Сейчас принесу, сэр, — весело хмыкнула миссис Чилтон, направляясь к кухне.
— И еще один смородиновый бисквит, — добавил он. — Вы просто чудеса творите со смородиной!
— Я их много напекла, — заверила она. — Словно чувствовала, что вы сегодня придете.
Дверь за ней захлопнулась.
— В самом деле, — заметила Лавиния, поднимая глаза от своей газеты, — вот уже третий раз за эту неделю, как вы появляетесь прямо к завтраку. Ваши привычки становятся довольно предсказуемыми, сэр. До того, что по вас можно часы сверять!
— Я достиг возраста, в котором человек должен заботиться о своем здоровье. Недаром говорят, что режим и вкусный завтрак необходимы, если хочешь долго жить.
— Поэтому ты решил объединить оба этих жизненно важных принципа и проводить каждое утро в моей столовой?
— Этот прекрасный обычай дает мне возможность прогуляться: еще одна совершенно неоценимая для здоровья вещь.
— Сегодня ты вовсе не гулял и приехал сюда в кебе. Я тебя видела!
— Значит, следишь за мной? — Тобиас с довольным видом отложил газету. — Я нанял экипаж, потому что, если ты еще не успела заметить, прошлой ночью шел дождь и сегодня еще довольно сыро.
— О Господи!
Лавиния поспешно прикусила язык. Раздражение моментально сменилось сочувствием.
— Нога сильно болит?
— Ничего такого, чего не мог бы излечить сытный завтрак.
Тобиас отхлебнул кофе с видом человека, твердо решившего от души насладиться едой.
— Кстати, я уже упоминал, что ты похожа на морскую нимфу с солнечными отблесками в волосах, играющую в волнах южного моря?
Ответный взгляд Лавинии был способен заморозить чуть более нервного человека.
— По-моему, еще слишком рано для неудачных шуток, сэр.
Дверь снова открылась. В комнату поспешно вошла миссис Чилтон с блюдом яиц и двумя смородиновыми бисквитами.
— Пожалуйста, сэр, угощайтесь.
— Ах, миссис Чилтон, ваша стряпня — это именно то, в чем нуждается человек, чтобы подкрепиться перед началом трудного дня.
Откуда-то донесся стук дверного молотка. Лавиния нахмурилась.
— Возможно, один из друзей Эмелин. Миссис Чилтон, кто бы там ни был, передайте, что она пошла на прогулку с мистером Синклером.
— Хорошо, мадам.
Миссис Чилтон исчезла в коридоре, но когда входная дверь открылась, гостем оказался вовсе не один из поклонников Эмелин. Лавиния услышала низкий сочный голос Говарда Хадсона.
— Хадсон, — мрачно буркнул Тобиас. — Какого дьявола он делает здесь в столь несусветно ранний час?
— Должна напомнить, сэр, что и вы избрали для визита не совсем подходящее время.
Лавиния смяла салфетку и быстро поднялась.
— Прошу прощения. Пойду узнаю, что ему надо.
— Я с вами.
— В этом нет нужды.
Тобиас, словно не слыша, быстро вскочил. Судя по выражению глаз, он вовсе не собирался торчать здесь, пока она любезничает с Говардом!
— Поправьте, если ошибаюсь, — заметила она, выходя из комнаты, — но у меня сложилось впечатление, что вы не слишком симпатизируете доктору Хадсону.
— Этот человек — гипнотизер! Я не доверяю людям подобных профессий.
— Я тоже гипнотизер.
— Бывший, — возразил он, следуя за ней. — Ты уже забыла, что нашла себе новое занятие?
— Совершенно верно, и, насколько припоминаю, ты и его не особенно одобрял, верно?
— Но это совершенно другое дело!
Как раз в эту минуту она вошла в гостиную и, следовательно, спаслась от необходимости отвечать.
Говард, устало сгорбившись, мерил шагами комнату. Одежда его была измята. На этот раз он не потрудился завязать галстук изысканным узлом. Ботинки потеряли лоск.
И хотя он стоял спиной и Лавиния не видела его лица, с первого взгляда было ясно: случилось нечто ужасное.
— Говард! — Она подбежала к нему, остро ощущая присутствие Тобиаса за спиной. — Что? Что стряслось?
Говард обернулся и вобрал ее в себя своим непостижимым взглядом. Лавинии на миг показалось, будто она перенеслась на некий метафизический уровень. Воздух как бы сгустился. Грохот колес экипажа за окном показался приглушенным, словно доносился с большого расстояния.
Лавинии пришлось сделать над собой усилие, чтобы стряхнуть с себя непонятное оцепенение. Обычные шумы усилились, и тревожащее ощущение прошло. Взгляд Говарда снова показался нормальным.
Взглянув на Тобиаса, она заметила, что хотя тот пристально изучает Говарда, все же совершенно не заметил мгновенного и весьма любопытного изменения атмосферы. Лавиния подумала, что все это, возможно, всего лишь игра ее воображения.
— Селеста мертва, — выдавил Говард. — Позавчерашней ночью убита грабителем. По крайней мере мне так сказали. Он прижал пальцы к вискам.
— Все еще не могу поверить. Если бы я сам не видел ее тела вчера утром, когда власти пришли уведомить меня, ни за что бы…
— Господи милостивый! — ахнула Лавиния, рванувшись к нему. — Вам нужно сесть, Говард. Сейчас велю миссис Чилтон принести чаю.
— Нет.
Он почти рухнул на софу и растерянно огляделся.
— Пожалуйста, не стоит. У меня горло перехвачено. Я не смогу проглотить и капли.
— А херес? — настаивала Лавиния, садясь рядом. — Превосходное средство при всех потрясениях.
— Нет, спасибо, — прошептал он. — Вы должны помочь мне, Лавиния. Я в полном отчаянии.
Тобиас встал у окна и повернулся так, чтобы солнце оказалось за спиной. Лавиния знала этот прием. Он специально оставался лицом в тени, чтобы лучше разглядеть Говарда.
— Расскажите, что произошло, — бесстрастно попросил он. — С самого начала.
— Да. Да, конечно.
Говард снова принялся тереть пальцами виски, явно пытаясь собраться с мыслями. В глазах стыла мучительная тоска.
— У меня все в голове смешалось. Один удар за другим. Боюсь, что долго не смогу опомниться. Сначала известие о ее гибели, а потом еще и…
— Успокойтесь, Говард, — посоветовала Лавиния, коснувшись его плеча. — Сделайте, как предложил Тобиас. Рассказывайте по порядку.
— Порядок…
Говард медленно опустил руки и тупо уставился в пол.
— Примерно две недели назад я впервые осознал, что Селеста мне изменяет.
— О, Говард! — тихо воскликнула Лавиния и перевела взгляд на Тобиаса. Тот изучал Говарда с отрешенным видом, означавшим, что он оценивает ситуацию и с дьявольской расчетливостью взвешивает информацию. Его способность моментально входить в это состояние одновременно раздражала и интриговала ее. Сейчас он был полностью нечувствителен ко всем эмоциям, включая участие и жалость, казавшиеся вполне естественными в такой ситуации.
— Она… она была так молода и красива, — помолчав, продолжал Говард. — Я почитал себя настоящим любимчиком Фортуны, когда она согласилась стать моей женой. Думаю, глубоко в душе я сознавал, что рискую когда-нибудь потерять ее. Наверное, это был лишь вопрос времени. Но я влюбился как мальчишка. Что можно тут поделать?
— Вы уверены, что у нее был любовник? — не повышая голоса, спросил Тобиас.
Говард уныло кивнул.
— Понятия не имею, сколько это продолжалось, но настал момент, когда всякое отрицание стало невозможно. Я перестал прятать голову в песок, притворяясь, будто ничего нет. Но поверьте, я прилагал все усилия, чтобы сохранить наш брак.
— Вы дали ей понять, что все знаете? — допытывался Тобиас, и Лавиния съежилась от его безапелляционного тона. Она попыталась украдкой дать ему понять необходимость вести себя хоть чуточку человечнее, но он, очевидно, не замечал.
Говард покачал головой.
— Духу не хватило. Я твердил себе, что она молода, что эта связь не более чем мимолетное приключение. Надеялся, что любовник рано или поздно ей надоест.
Тобиас не сводил с него взгляда.
— А вы знали, кто он?
— Нет.
— Неужели даже не полюбопытствовали? — не сдавался Тобиас, и от его категоричного голоса Лавинии стало не по себе. К тому же в глазах его плескался леденящий душу холод. И она вдруг поняла, что, окажись на месте Говарда Тобиас, наверняка перевернул бы небо и землю, чтобы выведать имя любовника. Лавиния и думать боялась о том, что он предпринял бы после этого.
— Подозреваю, что той ночью она назначила ему свидание, — прошептал Говард. — Я прекрасно изучил ее повадки и привычки. И чувствовал ее нетерпение и возбуждение в те моменты, когда она собиралась ускользнуть на встречу с ним. Мы собирались присутствовать на демонстрации животного магнетизма, проводимой джентльменом по имени Косгроув, который, судя по слухам, произвел немало удивительных исцелений своим искусством гипнотизера. Но в последнюю минуту Селеста притворилась больной и заявила, что останется дома. При этом она настояла на том, чтобы я пошел. Бедняжка прекрасно знала, что мне не терпится увидеть Косгроува за работой.
— Так вы присутствовали на сеансе? — вмешалась Лавиния, стараясь говорить как можно мягче, чтобы загладить резкость Тобиаса.
— Да. Этот человек оказался законченным шарлатаном, и я был крайне разочарован. Вернувшись домой, я обнаружил, что Селесты нет. Тогда я понял, что она с любовником, и всю ночь провел без сна, напрасно ожидая ее возвращения. Наутро власти уведомили меня, что ее тело нашли на складе у реки. Все это время я провел как в бреду, хлопоча о погребении.
— Ее закололи кинжалом? — почти небрежно спросил Тобиас. — Или застрелили?
— Мне сказали, что она задушена, — пробормотал Говард. — И что галстук, которым преступник задушил ее, так и остался у нее на шее.
— Какой кошмар!
Лавиния невольно схватилась за горло и судорожно сглотнула.
— А свидетели есть? — допрашивал Тобиас.
— По-моему, ни одного, — прошептал Говард. — Во всяком случае, никто не объявился, и надежды на то, что объявится, нет. Как я уже сказал, власти считают, что Селеста пала жертвой грабителя.
— Очень немногие грабители используют в качестве оружия галстук, — сухо сообщил Тобиас. — Мало того, они вообще их не носят. По моему опыту, подобные типы вообще мало интересуются модой.
— Они вроде бы подозревают, что галстук был похищен ранее, у джентльмена, ограбленного убийцей, — пояснил Говард.
— Притянуто за уши, — пробормотал Тобиас.
Лавиния посчитала, что он абсолютно бессердечен, и потому немедленно высказалась:
— Довольно, сэр!
Последовала короткая пауза. Несколько минут Тобиас и Говард глядели друг другу в глаза. Лавиния распознала обмен взглядами как один из тех молчаливых и чрезвычайно раздражающих заговоров, полностью исключавших участие женщины.
— Кто нашел тело? — поинтересовался Тобиас.
Говард покачал головой.
— Какая разница?
— Большая.
Говард снова потер виски, сосредотачиваясь.
— По-моему, тот, кто пришел уведомить меня о смерти Селесты, упомянул, будто это был один из уличных мальчишек, ночующих в заброшенных зданиях у реки. Но есть и кое-что еще, о чем я должен рассказать вам, Лавиния. Нечто очень странное.
Лавиния коснулась его плеча.
— Что именно?
— Прошлой ночью у меня был гость, — выложил Говард, уставившись на нее сквозь веер растопыренных пальцев. — Собственно говоря, был уже почти рассвет. Я оставался дома один. Отослал экономку, потому что не мог никого видеть. Незнакомец колотил в дверь до тех пор, пока я не проснулся и не спустился вниз.
— Кто это был? — спросила Лавиния.
— Крайне неприятный коротышка, который все время оставался в тени, так что я не смог хорошенько его разглядеть. Назвался мистером Найтингейлом. Заявил, будто занимается тем, что устраивает определенные сделки.
— Какого рода? — справился Тобиас.
— Служит кем-то вроде посредника между теми, кто хочет купить и продать антиквариат, как он выразился, без лишнего шума. Очевидно, он гарантировал анонимность как для продавца, так и для покупателя.
— Иными словами, сделки далеко не всегда были законными, — заключил Тобиас.
— Мне тоже так: показалось, — тяжело вздохнул Говард. — Этот человек, мистер Найтингейл, сказал, что, по слухам, недавно было украдено очень ценное украшение и в похищении замешана Селеста.
— Селеста украла древнее украшение? — ошеломленно пролепетала Лавиния.
— Я ни на секунду в это не поверил, — буркнул Говард, отметая в сторону столь кощунственное предположение взмахом узкой ладони. — Моя Селеста не воровка! Тем не менее Найтингейл намекнул, что среди преступников разошлись сплетни, будто ее убили из-за чертовой штуковины.
— А что это за драгоценность? — спросил Тобиас, впервые выказывая признаки искреннего интереса к рассказу Говарда.
Брови Хадсона сошлись в прямую линию над патрицианским носом.
— Найтингейл описал ее как древний золотой браслет работы римских мастеров. Когда-то его нашли здесь, в Англии. Напоминание о тех днях, когда страна была провинцией Римской империи. В него вставлена странная голубая камея с изображением головы Медузы.
— И что хотел от вас этот мистер Найтингейл? — удивилась Лавиния.
— Очевидно, чертов браслет настолько необычен, что какой-то коллекционер сгорает от желания его приобрести.
— А Найтингейл зарабатывает на жизнь комиссионными от коллекционеров, собирающих антиквариат? — усмехнулся Тобиас.
— Так он сказал, — не глядя на него, пробормотал Говард, старавшийся сосредоточить внимание исключительно на Лавинии. — Найтингейл предположил, будто я знаю, где находится пропавшая камея, и дал понять, что за нее можно получить целое состояние. Предложил заплатить, если я отдам камею.
— И что вы ему ответили? — снова оживился Тобиас.
— А что я мог ответить? — Говард беспомощно вытянул руки. — Объяснил, что ничего не знаю ни о какой Медузе. Вряд ли он мне поверил, но предупредил, что я в смертельной опасности независимо от того, сказал правду или нет.
— При чем тут опасность? — всполошилась Лавиния.
— Видите ли, по словам Найтингейла, как только слухи о камее достигнут ушей коллекционеров, начнется настоящая охота. Многие из этих коллекционеров — люди безжалостные и не остановятся ни перед чем, чтобы получить желаемое. Он… он сравнил их с акулами, которые собираются на запах крови у тонущего корабля, а меня — с уцелевшим матросом, цепляющимся за поваленную мачту.
— Он пытался напугать вас, — заявила Лавиния.
— И должен сказать, это ему удалось, — выдохнул, казалось, ушедший в себя Говард. — Найтингейл твердил, что единственный путь к спасению — немедленно отдать ему браслет, и обещал за это горы золотые. Но что поделать, если у меня его нет?
В наступившем молчании все трое предавались невеселым размышлениям.
Тобиас переступил с ноги на ногу, оперся плечом о стену и сложил руки на груди.
— Опишите браслет еще раз.
Говард продолжал пристально смотреть на Лавинию. Та изо всех сил старалась выразить взглядом сочувствие и одобрение.
— Я никогда его не видел. Могу только повторить сказанное Найтингейлом. Он называл его Голубой Медузой. Речь, без сомнения, идет о необычном цвете камня.
— Медуза… — задумчиво протянул Тобиас. — Когда-то прекрасная женщина с великолепными волосами, умудрившаяся разозлить Афину и превращенная за это в уродливое чудище. Ставшая одной из трех горгон.
— Та самая, что превращала людей в камни, — добавила Лавиния.
— Никто не мог убить Медузу, потому что один взгляд на нее означал смерть. Но все же Персей, древнегреческий герой, сумел совершить подвиг, потому что приблизился к горгоне, когда та спала, и воспользовался щитом как зеркалом, чтобы поймать ее отражение. Таким образом, он отрубил Медузе голову, ни разу не встретившись с ней глазами.
— Вряд ли это подходящий объект для изображения на модных украшениях, — пробормотал Говард.
— Напротив, Медуза была весьма распространенной темой для древних ювелиров, — возразила Лавиния. — В Италии я видела немало древних колец и подвесок с камеями в виде головы Медузы. Считалось, что они отгоняют зло.
— Превращают врага или источник угрозы в камень, не так ли? — пожал плечами Тобиас. — Что же, некая логика в этом присутствует.
Говард громко откашлялся.
— Мистер Найтингейл добавил, что именно эта камея совершенно уникальна. Эмблема древнего забытого культа, да к тому же тайного, исповедуемого когда-то в Англии. Кроме обычной головы женщины с вылезающими из орбит глазами и змеями вместо волос, в камень, чуть пониже отсеченной шеи, врезан крошечный стержень или палочка.
— А что еще он говорил? — полюбопытствовала Лавиния.
Говард нахмурился.
— Что сам браслет сделан из чистого золота, а крохотные дырочки на нем образуют рисунок в виде сплетающихся змей.
— Перфорация, — кивнула Лавиния.
— Ты уже видела такое? — вскинулся Тобиас.
— Да, в Италии. Пару золотых браслетов такой же работы, со вставками из цветных камней. Их нашли в захоронении вместе с монетами четвертого века. Поразительная красота, должна вам сказать. Множество отверстий составляли рисунок из листьев, такой изящный и тонкий, что он казался кружевным.
Говард вытаращился на нее так, словно она была единственной соломинкой для утопающего.
— Больше я ничего не знаю. Найтингейл заявил, что Селесту убили из-за Голубой Медузы. Но я этому не верю. По крайней мере не совсем.
— А что же, по-вашему, случилось? — осведомился Тобиас.
— Я много часов провел, размышляя над обстоятельствами ее смерти, — печально признался Говард, — и пришел к весьма сомнительному выводу, что хотя моя Селеста от природы не была воровкой, все же ее, молодую и пылкую женщину, мог совратить таинственный любовник.
Лавиния мгновенно насторожилась:
— Хотите сказать, что любовник убедил ее украсть для него браслет, а потом убил?
— Это единственное объяснение, имеющее хоть какой-то смысл, — кивнул Говард, сжимая кулаки. — Думаю, в ту ночь подонок договорился с Селестой о встрече и потребовал принести браслет. Моя милая невинная жена отправилась на свидание, а этот зверь задушил ее своим галстуком и похитил браслет.
Лавиния поспешно глянула на Тобиаса, чтобы проверить, как он отнесся к рассуждениям Говарда. Тобиас, казалось, был в глубокой задумчивости. Или на его бесстрастном лице нет ничего, кроме скуки? С ним никогда ничего не знаешь наверняка!
Она повернулась к Говарду.
— Ужасно сожалею о вашей потере.
— Лавиния, вы должны мне помочь, — потребовал Говард, хватая ее за руку. — Я не знаю, к кому обратиться. Вы сказали, что занимаетесь частным розыском. Я хочу нанять вас. Найдите убийцу моей Селесты.
— Говард…
— Пожалуйста, мой дорогой друг. Найтингейл предупредил, что я в опасности, но мне все равно. Я ищу правосудия для своей дорогой жены. Вы не можете мне отказать. Умоляю, разыщите преступника.
— Ну разумеется, мы вам поможем, — выпалила Лавиния.
Однако черты лица Тобиаса словно вдруг заострились, а глаза потемнели. Опустив руки, он оттолкнулся от стены и выпрямился.
— Лавиния, перед тем как взяться за дело, мы должны кое-что обсудить.
— Чепуха, — отмахнулась она. — Я уже решила за него взяться. Можете присоединиться ко мне в качестве партнера или отказаться. Выбор, естественно, за вами.
— Дьявол! — вырвалось у Тобиаса.
— Спасибо, дорогая, — прошептал Говард, целуя руки Лавинии. — Слова бессильны выразить мою благодарность.
Тобиас наблюдал за ним с видом кошки, выслеживающей мышь.
— Кстати о благодарности, Хадсон! Пожалуй, стоит затронуть деликатный вопрос об оплате, — напомнил он.
— Деньги не играют роли, — заверил Хадсон.
— Всегда приятно это слышать, — кивнул Тобиас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный дар - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Волшебный дар - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100