Читать онлайн Волшебный дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Волшебный дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Неяркие лучи солнца быстро растворились в тумане, окутавшем город на следующий день. К тому времени, когда Лавиния оказалась у входа в лавку мистера Тредлоу, на улице почти стемнело и в трех шагах ничего не было видно. Она заглянула в окно, удивленная тем, что внутри не горит ни одна лампа.
Отступив на несколько шагов, она посмотрела на окна второго этажа. Занавеси были задернуты. Ни одного отблеска света не пробивалось в щели.
Лавиния подергала дверь, оказавшуюся незапертой, и переступила порог неестественно тихой лавочки.
— Мистер Тредлоу?
Голос отдался глухим эхом среди пыльных статуй и стеклянных витрин.
— Я получила вашу записку и немедленно пришла.
Краткое послание мистера Тредлоу прибыло с грязным оборванцем прямо к кухонной двери и гласило:
«Имею новости относительно упомянутой редкости, представляющей взаимный интерес».
Лавиния как раз осталась одна в доме. Миссис Чилтон отправилась покупать рыбу. Эмелин спохватилась, что у нее нет свежих перчаток для бала у миссис Дав, и пошла в магазин.
Лавиния, не тратя времени, схватила плащ и шляпку и немедленно удрала из дома. В этот час наемные экипажи попадались редко, но ей повезло. К сожалению, движение на мостовой было оживленным, и прошла целая вечность, прежде чем она добралась до улицы, на которой расположилась лавочка Тредлоу. Оставалось надеяться, что он дождался ее, вместо того чтобы запереть лавку и отправиться ужинать в кофейню.
— Мистер Тредлоу! Вы здесь?
Молчание было ей ответом. Лавинии стало не по себе. Тредлоу ни за что не забыл бы задвинуть засов, прежде чем подняться к себе. На ум приходили не слишком приятные мысли. Эдмунд Тредлоу уже немолод и, насколько она знала, жил один. Хотя во время их последней встречи он совсем неплохо выглядел, мало ли что могло случиться за это время с джентльменом его лет!
Она вдруг представила, как бедняга антиквар лежит на полу, пораженный апоплексическим ударом. А что, если он свалился с лестницы? Или умирает от сердечного приступа?
Дурное предчувствие не давало ей покоя. Что-то неладно! Она чувствует это всеми фибрами своего существа!
Пожалуй, стоит обыскать заднюю комнату, тем более что она в три раза больше помещения самой лавки. Кроме того, там находится хранилище, где Тредлоу держит самые ценные редкости.
Она поспешила к длинному прилавку в глубине торгового зала, обошла его кругом и схватилась за край тяжелой темной шторы, прикрывавшей вход в заднюю комнату. Там тоже царил полумрак. Единственное узкое оконце в верхней части стены почти не пропускало света. Лавиния с трудом смогла разглядеть очертания статуй, искусственных обломков колонн и каменных саркофагов.
— Мистер Тредлоу!
Тишина.
Лавиния осмотрелась и, увидев свечу в маленьком металлическом подсвечнике, стоявшем на прилавке, поспешила ее зажечь. Держа подсвечник перед собой, она вошла в заднюю комнату. Ледяные пальцы страха коснулись чувствительного местечка между лопатками, и она вздрогнула.
Сразу за шторой начиналась крутая лестница, ведущая в квартиру Тредлоу. Она поднимется туда после того, как убедится, что антиквара внизу нет.
Перед ней встала, казалось, неодолимая стена ящиков, коробок и осколков мраморных памятников. Она вынудила себя продвинуться глубже в тень, поеживаясь от устремленных на нее невидящих глаз древних богов и богинь. Путь преградили разбитые резные надгробия. Лавиния отступила в сторону и оказалась лицом к лицу с безрукой Афродитой. Она прошла мимо больших статуй римских императоров, чьи лысые головы с некрасивыми морщинистыми физиономиями были не слишком искусно приделаны к мускулистым телам молодых греческих атлетов, наделенных могучими мужскими достоинствами, и очутилась перед массивным каменным фризом. Тусклый свет падал на группу конных воинов, навеки застывших в сцене кровопролития и зверских убийств. Отчаяние и злоба живых, мука и боль на лицах умирающих под копытами разъяренных коней.
Лавиния отвернулась от фриза и стала пробираться между урнами и вазами, расписанными сценами оргий. Рядом вальяжно раскинулся спящий гермафродит. Слева притаился огромный кентавр.
Заметив открытую дверь, Лавиния затаила дыхание. Как-то Тредлоу повел ее на экскурсию по всей лавке и с гордостью показывал хранилище: укрепленную, выложенную камнем комнату, бывшую частью первоначального средневекового здания, когда-то стоявшего на этом месте.
Лавиния вспомнила, в каком восторге был Тредлоу, когда, переехав сюда, обнаружил это помещение. Он превратил его в просторный сейф и использовал для хранения небольших и самых ценных предметов. Раньше на внутренней стороне двери был засов: очевидно, комнатка служила входом в потайной тоннель, позволявший хозяину вовремя скрыться от врагов. Но с тех пор прошло много времени и дыру заложили каменными плитами. Тредлоу установил на внешней стороне двери тяжелый железный замок, ключ от которого всегда носил на шее.
Хранилище должно быть заперто! Тредлоу никогда не оставил бы его открытым, во всяком случае по доброй воле.
Лавиния направилась было туда, но по дороге ушибла палец о ножку бронзовой римской жаровни, украшенной затейливыми завитушками. Тихо охнув от боли, она невольно опустила глаза вниз. Свет упал на пол. Прямо у ее ног проходила дорожка из темных пятен. Легкий блеск поверхности указывал на то, что они еще не успели высохнуть.
— Вода, — сказала себе Лавиния. — А может, чай или эль, пролитый недавно Тредлоу.
Но в душе она понимала, что это не чай, не вода и даже не эль. Она смотрела на полузасохшие пятна крови.
Зловещие лужицы вели прямо к каменному саркофагу и там обрывались. Крышка, однако, была на месте, скрывая то, что лежало внутри.
Лавиния нерешительно нагнулась, чтобы потрогать пятна кончиком затянутого в перчатку пальца, но в этот момент услышала негромкий скрип половиц наверху.
Страх, острый, как удар молнии, пронизал ее с головы до ног. Она выпрямилась так быстро и неуклюже, что потеряла равновесие и, чтобы не упасть, схватилась за ближайший экспонат, оказавшийся статуей мужчины в человеческий рост, с мечом в одной руке и омерзительным предметом в другой.
Персей, держащий отрубленную голову Медузы.
На какой-то ужасающий миг она оцепенела, не в силах пошевелиться, словно обращенная в камень глазами горгоны. Неотступный взгляд кошмарного создания гипнотизировал. Затягивал. Засасывал. Волосы-змеи, извивающиеся вокруг каменного лица, казались жутко реалистичными в колеблющемся сиянии свечи.
В мертвой тишине снова скрипнуло дерево. Шаги. Прямо над головой. Кто-то там, на втором этаже, шагает к лестнице, ведущей вниз. Только не Эдмунд Тредлоу. В этом она уверена.
Скрип. Скрип. Скрип.
Теперь неизвестный двигался более энергично, куда быстрее, чем вначале. Значит, знает о ее присутствии. Должно быть, слышал, как она окликала Тредлоу.
Очередной удар невидимой молнии освободил ее от взора каменной Медузы. Нужно немедленно убираться отсюда. Незваный гость скоро спустится. На это ему потребуется всего несколько секунд. Она просто не успеет выскочить в другую комнату через затянутый шторой проход, а оттуда — к передней двери.
Оставался черный ход, откуда для Тредлоу обычно сгружали новые запасы товара. Лавиния развернулась, подняла свечу повыше и всмотрелась в тени. Сквозь лес мрачных бронзовых и каменных фигур и завалы ящиков и коробрк, громоздившихся до потолка, едва просматривалась задняя стена. Она выбрала аллею, образованную несколькими впечатляющими надгробиями, но на полпути к цели оглянулась и увидела отсветы, пляшущие на потолке, совсем рядом с лестницей. Отчаяние охватило ее. Неизвестный уже находится в одной комнате с ней, и если она видит пламя его свечи, значит, и он вполне может разглядеть ее силуэт.
Она ни за что не успеет выскочить через заднюю дверь. Единственной надеждой оставалось хранилище. Если она забежит туда и задвинет засов, значит, сумеет спастись.
Лавиния поспешила к комнатке, не стараясь двигаться тише, но, добежав, остановилась на пороге. Отвага едва не покинула ее при виде тесного, похожего на гроб помещения. Она терпеть не могла такие вот каморки, без окон… нет, вернее, ненавидела.
Но шаги звучали все ближе, все неумолимее, и одного этого оказалось достаточно, чтобы подогреть ее решимость. Лавиния оглянулась в последний раз. Фигура ее преследователя пока еще была скрыта нагромождениями ящиков, но, судя по свету, не пройдет и минуты, как ее схватят. Желтые отблески отражались от лиц чудовищ и богов.
Казалось, целая вечность потребовалась на то, чтобы захлопнуть массивную дверь. Лавинии даже показалось, что ее заело и сейчас все будет кончено.
Но тут дверь с пронзительным визгом захлопнулась. Пламя свечи метнулось по стенам в последний раз, на секунду отразившись от рядов металлических и стеклянных предметов, мигнуло и погасло. Лавиния мгновенно оказалась в душной могильной тьме склепа и дрожащими руками попыталась сдвинуть с места древний железный засов. Он со зловещим лязгом поддался и скользнул в петлю. Лавиния закрыла глаза и прижалась ухом к толстой дверной панели, пытаясь угадать действия неизвестного. Хоть бы он понял, что она для него недосягаема, и убрался восвояси! Тогда и она сможет покинуть эту гнусную комнатенку!
Но тут она услышала лязг железа и только через несколько минут с упавшим сердцем сообразила, что это означает. Конец! Конец всему! Негодяй только что повернул в замке ключ Тредлоу! Он даже не попытался выманить ее из укрытия и вместо этого надежно заточил ее в этом крохотном темном пространстве, немногим больше древнего римского саркофага!


Из тумана ему навстречу вышли двое: длинные черные пальто расстегнуты так, что полы едва не касаются носков начищенных сапог. Лица скрыты полями шляп и быстро надвигающимися сумерками.
— Мы ждали вас, мистер Фитч, — мягко сказал тот, что постарше. Двигался он довольно скованно, но по какой-то причине легкая хромота придавала ему поистине зловещий вид. Второй мужчина не произнес ни единого слова и все это время держался позади, наблюдая за развитием событий и ожидая приказа. Он чем-то напоминал молодого леопарда, подражавшего более опытному хищнику.
Да, кажется, бояться следует того, кто постарше.
Бывший камердинер тоскливо поежился и стал лихорадочно вертеть головой — очевидно, в поисках путей отступления. Но таковых не представилось. Огни кофейни, покинутой им всего несколько минут назад, сияли в самом конце улицы: слишком далеко, чтобы пытаться искать там убежища. Ряды запертых дверей по обе стороны мостовой выглядели, мягко говоря, негостеприимно.
— Что вам нужно от меня? — спросил он, стараясь говорить спокойно и уверенно. В конце концов, он прошел неплохую школу. Настоящий камердинер должен отличаться некоторой властной суровостью.
Но может, «властный»— не вполне подходящее слово для общения с подобными господами?
— Мы хотим поговорить с вами, — объяснил тот, что опаснее.
Фитч поперхнулся слюной. Правда, они слишком хорошо одеты, чтобы оказаться грабителями! Но почему это умозаключение кажется весьма малоутешительным? Выражение глаз того, что постарше, побуждало взять ноги в руки и бежать куда глаза глядят. Впрочем, Фитч сознавал, что далеко не уйдет. Даже если удастся обогнать хищника, молодой леопард всегда на страже.
— Кто вы? — пробормотал он и, расслышав тревогу в собственном голосе, виновато сжался.
— Меня зовут Марч. Больше вам знать не полагается. Как я уже сказал, мы с моим спутником хотим задать вам несколько вопросов.
— Каких именно? — прошептал Фитч.
— Вы служили камердинером у лорда Бэнкса, пока, согласно нашим сведениям, не были уволены без рекомендаций и предварительного уведомления.
И тут Фитчу стало по-настоящему, страшно.
Они знают, что он сделал. Тварь обнаружила пропажу и послала этих двоих за ним.
Во рту Фитча пересохло. Он был так уверен, что никто не хватится проклятой безделушки, но его поймали!
При мысли о последствиях его затрясло. За такое могут сослать или даже отправить на виселицу!
— Мы хотели бы знать, не захватили ли вы случайно перед уходом из дома кое-что ценное, — отчеканил Марч.
Он пропал! Пропал! Никакой надежды на избавление! И нет смысла отрицать свою вину. Марч из тех, кто будет преследовать жертву до края земли! Это видно по глазам ублюдка!
Оставалось только отдаться на милость леопарда. Может, Фитч сумеет выпутаться из передряги!
— Она вышвырнула меня, даже не заплатив квартального жалованья! И никаких рекомендаций! — завопил он, бессильно прислонившись к железной ограде. — И это после того, как я трудился не покладая рук! Говорю вам, из кожи вон лез, но попробуй угоди Твари!
— Вы имеете в виду миссис Раштон? — осведомился Марч.
— А кого еще! Дважды в неделю, а иногда и чаще, если на нее находило! Почти три долгих месяца!
Фитч даже выпрямился при воспоминании о своих героических усилиях.
— Да у меня в жизни не было хозяйки требовательнее! И тут она вдруг выгоняет меня, без предупреждения, без рекомендаций и даже без чертовой пенсии! Где же тут справедливость, спрашиваю я вас?!
— А почему миссис Раштон так поступила? — неожиданно вмешался молодой человек.
— Стала регулярно посещать какого-то проклятого гипнотизера. Лечиться ей, видите ли, приспичило, — проворчал Фитч. — Твердила, что он пользует нервы куда лучше, чем я. Как-то раз вернулась от него и преспокойно заявила, что больше не нуждается моих услугах.
— Итак, она вас уволила, и вы решили, что неплохо бы получить возмещение за убытки? — допытывался Марч.
Фитч протянул к нему руки ладонями вверх, молча умоляя о снисхождении.
— Говорю вам, так нечестно! Поэтому я и взял дурацкую табакерку! По правде говоря, в жизни не думал, что ее хватятся! Бэнкс вот уже год как бросил нюхать табак, и черт меня возьми, если когда-нибудь снова начнет!
Марч подозрительно прищурился:
— Вы взяли табакерку?
— Эта штука годами валялась в комоде гардеробной его светлости. Кто подумал бы, что Тварь знает о табакерке, не говоря уже о том, что поднимет такой шум по поводу пропажи!
Марч одним прыжком перекрыл разделявшее их расстояние.
— Вы украли табакерку?!
— Думал, что в доме все о ней давно забыли, — шмыгнул носом Фитч, скорбно размышляя о жестокости судьбы. — Понятия не имею, как Тварь дозналась о ее исчезновении.
— А как насчет браслета? — не отставал Марч.
— Браслета? — недоуменно повторил Фитч. — Какого еще браслета?
— Древний золотой браслет, который Бэнкс хранил в запертом сейфе, — пояснил Марч. — Тот, что украшен камеей на ониксе.
— Эта рухлядь? — презрительно фыркнул Фитч. — На кой она мне сдалась! Ведь для того, чтобы ее сбыть, нужен знакомый антиквар, а у меня никого нет. Да и за годы работы на Бэнкса я узнал достаточно, чтобы никогда не связываться с подобными штучками! Странный народ эти собиратели, никогда на них не угодишь!
Марч обменялся непроницаемым взглядом со своим спутником и вновь обернулся к Фитчу.
— А что вы сделали с табакеркой?
Камердинер скованно пожал плечами.
— Продал скупщику краденого на Филд-лейн. Думаю, его можно заставить сказать, кто ее у нега купил, но…
Марч внезапно набросился на Фитча и, схватив за лацканы куртки, принялся трясти.
— Ты знаешь, что случилось с Голубой Медузой?
— Нет!
Крошечный огонек надежды затлел в душе Фитча. Похоже, охотник ничуть не интересуется табакеркой. Значит, гоняется за браслетом! Что ж, пусть его.
— Значит, чертова штука пропала?
— Да, — кивнул Марч, но не подумал его отпустить. — Мы с другом ее разыскиваем.
Фитч старательно откашлялся.
— Вы отпустите меня, если я расскажу то немногое, что знаю об этом дельце?
— Вполне вероятно, парень. Давай выкладывай.
— Я не знаю, где она, но вот что скажу вам: очень сомневаюсь, чтобы кто-то из домашних ее стащил. Никто не захотел бы связываться.
— То есть ее слишком трудно продать?
— Именно. Никто из слуг слыхом не слыхал ни о каких антикварах.
— А кто, по-твоему, мог ее взять?
— Откуда…
Марч снова его встряхнул.
— Только вот, — поспешно пробормотал Фитч, — Тварь завладела ключами в тот день, когда переехала в особняк ее светлости. Если только вор не вломился в дом, не прокрался невидимкой в спальню Бэнкса, где нашел гардеробную, обнаружил скрытый сейф, открыл замок и умудрился выбраться из дома незамеченным, что, по моему мнению, малость невероятно, значит, есть только один человек, который мог прикарманить браслет.
— Миссис Раштон? Зачем ей красть вещь, которую она и без того вот-вот наследует? Но честно говоря, ты прав. Именно она могла в любую минуту похитить браслет и никто не посмел бы спросить, куда он девался.
— Я действительно ни сном, ни духом, мистер Марч. Но зато дам вам совет. Не стоит недооценивать Тварь или считать, будто ее действия согласуются с вашими рассуждениями.
Хищник подержал его в лапах еще несколько минут, словно раздумывая, что делать с жертвой. Фитч затаил дыхание.
Марч с издевательской вежливостью наклонил голову.
— Я и мой спутник благодарны вам за помощь, сэр.
Он повернулся и, не оглянувшись, исчез в тумане. Молодой леопард наградил Фитча ледяной улыбкой и последовал за наставником.
Фитч не двигался с места, пока парочка не скрылась из виду. Убедившись, что остался наконец один, он рискнул вздохнуть поглубже.
Кажется, фортуна была к нему благосклонна, позволив ускользнуть от клыков зверя. Но он был на волосок от гибели. И не завидовал истинной добыче Марча.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный дар - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Волшебный дар - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100