Читать онлайн Волшебный дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Волшебный дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Она танцевала впервые после смерти Филдинга.
Джоан словно охмелела. Голова слегка кружилась.
Она никогда не думала, что будет снова вальсировать с другим мужчиной, не мечтала, что когда-нибудь станет наслаждаться музыкой и грациозными узорами танцевальных па с кем-то, кроме своего любимого Филдинга. И вот теперь оказалась в объятиях одного из самых опасных его друзей, словно ничего не изменилось и она по-прежнему млеет от счастья.
— Ваш наряд изумителен, мадам, — заметил Вейл, — но трудно не заметить, что вы по-прежнему носите платья траурных тонов, хотя прошел целый год, с тех пор как Филдинг покинул этот мир.
— Мне его не хватает, — тихо призналась она.
— Понимаю, мадам. Мне тоже. Филдинг был моим другом. Но должен сказать, что не верю, будто он хотел, чтобы вы до конца дней своих не носили ничего, кроме черного и серого.
Она не знала, что ответить. Правда заключалась в том, что она до самого недавнего времени даже не думала о том, чтобы снять траур. У нее не было такого желания. Мало того, в душе Джоан с этим смирилась. Но уверенность, что ей до смерти придется жить в скорби и печали, постепенно начала улетучиваться. Лавиния и Тобиас сумели прорвать темный саван, которым была окутана ее жизнь. Нашли ответы на вопросы, сопутствующие внезапной кончине Филдинга и преследовавшие ее много дней, помогли рассеять тоску, которая казалась нескончаемой.
— Посмотрим, — кивнула она.
Вейл улыбнулся, на время удовлетворившись ее ответом, и снова увлек ее в танце.
— Вижу, вы приобрели весьма интересных компаньонов, — обронил он немного погодя.
Это замечание грубо вернуло ее к реальности. Она, похоже, забылась. И это не сладостный сон. Вейл ничего не делает без причины. С ним следует быть настороже.
— Вы, я так полагаю, имеете в виду миссис Лейк и мистера Марча, — учтиво ответила Джоан. — Они и в самом деле люди необычные. Но мне их общество нравится.
— Вне всякого сомнения, это потому, что вас, мадам, тоже нельзя назвать человеком обыкновенным, — хмыкнул он. — Я ничего не знаю о миссис Лейк, но о мистере Марче ходит множество слухов.
— Вы меня удивляете, сэр. Никогда бы не подумала, что вы из тех, кто верит сплетням.
— Вы прекрасно знаете, что я, подобно Филдингу, уделяю самое пристальное внимание определенного типа сплетням.
— Так что же болтают о мистере Марче? — осведомилась она.
— Среди всего прочего утверждают, будто он был шпионом во время войны и сейчас зарабатывает на жизнь весьма нешаблонными методами. Насколько я понял, он принимает заказы на частные расследования от особ, предпочитающих не иметь дело с Боу-стрит.
— Вы правы. Достаточно оригинальное занятие.
— Да уж, ничего не скажешь.
— Зато очень интересное.
Вейл удивленно вскинул брови.
— Кстати, говорят, что он и, предположительно, его добрая приятельница миссис Лейк в настоящее время разыскивают некую антикварную вещицу.
— А-а…
— И что это означает, мадам? — весело спросил Вейл.
— Всего лишь констатация того факта, что если вы о ней упомянули, значит, сами хотите получить, — без обиняков заявила Джоан.
Вейл шутливо вздохнул.
— До чего же вы неделикатны, мадам. Видимо, слишком хорошо меня знаете.
— Напротив, сэр. Я совсем вас не знаю. Но когда речь идет о редкостях, ваши вкусы мне знакомы.
— Да, разумеется. Мы с вами и Филдингом немало времени проводили за обсуждением тонкостей коллекционирования, — кивнул он, делая очередной поворот. — Думаю, вы и сами неплохо в этом разбираетесь.
— О, я не претендую на великие знания, но признаюсь, что многому научилась, слушая, как вы с Филдингом спорите и сравниваете ваши приобретения.
— И кроме того, унаследовали замечательные собрания Дава, не так ли? Скажите, мадам, вы намереваетесь делать к ним свои добавления?
Пусть гадает, подумала Джоан. Не нужно ничего выдавать.
— Если это попытка узнать, хочу ли я приобрести Голубую Медузу, — сказала она вслух, — то пока не могу точно сказать. Еще не решила.
— Ясно.
Музыка смолкла. Вейл подвел ее к стене, и Джоан сама не поняла, как оказалась вместе с ним в уютной нише. Он так и не выпустил ее руки.
— Я не имею ни малейшего желания состязаться с вами в этом деле, — объявил он.
— Что не помешает вам это сделать, как только возникнет необходимость, — парировала Джоан.
Вейл улыбнулся, но не ответил.
— Меня тревожит совершенно другой аспект этой ситуации, — пояснил он.
— Я поражена, сэр. В жизни не думала, что вас что-то может встревожить.
— Ошибаетесь, леди Дав. Вы — вдова одного из немногих людей, которых я считал своими друзьями. Считаю, что предал бы память Филдинга, если бы не попытался помешать вам подвергнуть себя ненужному и никчемному риску.
— Заверяю вас, что я ничем не рискую.
— Но меня волнует ваша роль в этом деле, Джоан.
— Не стоит беспокоиться, милорд, — улыбнулась она. — Заверяю вас, что вполне способна сама о себе позаботиться. Мой муж был превосходным наставником по многим предметам, не только по антиквариату.
— Да, разумеется, — процедил Вейл и, хотя вовсе не казался довольным ее ответами, все же очень вежливо наклонил голову. — Простите, если грубо вмешался в ваши личные дела.
— О, не стоит извиняться, сэр. Я счастлива сказать вам, что помогаю миссис Лейк и мистеру Марчу в их расследованиях.
Эти слова произвели на Вейла действие необычайное. Она в жизни не поверила бы, что он способен на такие сильные эмоции, если бы не видела его потрясенного лица. Дикая, торжествующая радость обуяла ее.
— Помогаете? — тупо повторил он. — Черт возьми, Джоан, о чем вы толкуете?
— Успокойтесь, милорд, — хмыкнула она. — Это всего лишь мое увлечение. — Она, непонятно почему, была рада, что до такой степени его расстроила. — И притом очень, забавное.
— Не понимаю.
— Все очень просто. У меня есть связи в таких местах, куда им нет доступа. И если эти связи могут оказаться нужными, я не задумываюсь ими воспользоваться.
Его губы дернулись в безрадостной усмешке.
— И я — одна из таких связей? Именно поэтому вы согласились со мной танцевать? Чтобы вытянуть из меня сведения для Марча и миссис Лейк?
— Вовсе нет, сэр. Я танцевала с вами, потому что вы меня пригласили и потому что мне так захотелось.
В его глазах блеснуло раздражение, но он все же учтиво наклонился над ее рукой.
— Надеюсь, вам не было скучно, мадам.
— О, ни в коем случае, хотя я прекрасно понимаю, что вы здесь только потому, что охотитесь за браслетом и пожелали узнать роли, мою и моих друзей, во всем этом деле. И как? Вы удовлетворены результатами собственного следствия?
Вейл выпрямился, по-прежнему сжимая ее руку.
— Позвольте все же предупредить вас: эта история с Медузой может быть опасна.
— Буду иметь в виду, сэр.
Он снова поморщился, но оба знали, что никакие убеждения не поколеблют ее решимости.
— Доброй вам ночи, мадам, — пожелал он.
— Доброй ночи, милорд, — кивнула она, приседая. — Счастлива, что вы решили возобновить наше знакомство, даже если при этом руководствовались скрытыми мотивами.
Он уже хотел отойти, но, помедлив, ответил:
— Для меня великая честь числиться вашим другом. Однако позвольте сказать, что в одном вы не правы. Я пригласил вас на танец не только потому, что хотел побольше разузнать о браслете.
— Неужели?
— Я пригласил вас, — терпеливо повторил он, — потому что очень хотел танцевать с вами.
И прежде, чем она успела ответить, исчез в толпе.
Джоан еще долго не двигалась с места, размышляя о том, как наслаждалась короткими мгновениями в объятиях Вейла.


Тобиас открыл глаза и залюбовался игрой лунного света на листочке. Он лежал на мягкой скамье, упершись одной ногой в пол. Лавиния оседлала его: юбки сбились вокруг талии, мягкие холмики прижаты к его груди. Он глядел на ночное небо, видневшееся в окнах на противоположной стороне оранжереи, и жалел, что рано или поздно придется встать.
Интересно, находит ли и Лавиния, что тайная любовь связана со множеством неудобств? О, чего бы не отдал Тобиас за теплую постель!
Лавиния пошевелилась, попыталась было прижаться к нему, но внезапно застыла.
— Господи Боже, — пробормотала она, упираясь ладонями в его плечи и пытаясь подняться. — Уже очень поздно. К этому часу Джоан или Энтони с Эмелин непременно заметили наше отсутствие. Представляешь, какой конфуз, если кто-то пойдет нас искать и застанет в таком виде!
Тобиас медленно сел, не отрывая взгляда от луны, медленно плывущей в стеклянных переплетах крыши.
— Нас не было всего лишь полчаса. Сомневаюсь, что нас хватятся.
— Но мы не можем тут больше торчать, — раздраженно бросила Лавиния, сражаясь с лифом своего платья. — Волосы сильно растрепались?
— По-моему, ничуть, — заверил Тобиас, наблюдая, как она приводит себя в порядок.
— Слава небесам.
Она поправила рукавчики, встала и отряхнула юбки.
— Не могу представить ничего более позорного, чем появление в бальной зале леди Стиллуотер в таком виде, словно… словно…
— Словно мы только что любили друг друга?
Тобиас поднялся и заправил рубашку в брюки.
— Не думаю, чтобы кто-то из присутствующих особенно удивился.
— Что?!
Лавиния круто развернулась, краснея от возмущения.
— Хочешь сказать, что все знают… знают… — взвизгнула она, заикаясь.
— Что мы любовники? — ухмыльнулся Тобиас, наслаждаясь выражением ужаса на лице возлюбленной. — Подозреваю, что именно так.
— Но как это может быть? Я ни единой душе не проговорилась. Неужели… — Она гневно всплеснула руками. — Тобиас, клянусь, если окажется, что это ты обсуждал с кем-то подробности наших отношений, я собственноручно задам тебе трепку.
— Вы оскорбляете меня, мадам! — воскликнул Тобиас, протягивая ей руки. — Я джентльмен. Мне и в голову бы не пришло нечто подобное! Но должен сказать, что наши друзья и родственники должны быть чрезвычайно глупы и слепы, если не замечают очевидного.
— О, какой кошмар! — сокрушенно ахнула Лавиния. — Ты в самом деле так считаешь?
— Успокойся, Лавиния. В конце концов, мы с тобой не зеленые юнцы, которым нужно заботиться о репутации. И прожили достаточно, чтобы несколько утратить излишнюю чувствительность. Никому и в голову не придет нас осуждать, разумеется при условии, что мы не будем выставлять напоказ наши отношения. Поверь, обществу нет дела до того, чем мы занимаемся, оставаясь наедине.
— Но как насчет Эмелин и Энтони? Разве мы не обязаны подавать им благой пример?
— Нет, — коротко бросил Тобиас, натягивая фрак. — Совершенно не обязаны. Для людей нашего возраста и опыта правила совершенно иные. И Эмелин с Энтони знают это не хуже нас.
— Да, — нерешительно протянула Лавиния, — кажется, ты прав. Но тем не менее осторожность не помешает и на будущее мы должны быть более осмотрительны в таких делах.
— Допускаю, что твои опасения имеют под собой вполне реальную основу. Я и сам заметил, что необходимость прятаться имеет немало недостатков. Возьми хотя бы то, что приходится постоянно искать уединения, и, поскольку под крышей нам встречаться негде, остается лишь следить за погодой.
— Верно. Но я совсем недавно тоже думала об этом и считаю, что преимуществ тоже немало.
Почему ему вдруг стало не по себе?
— Каких же именно?
— Я опасаюсь разоблачения и умираю от ужаса, когда в очередной раз едва не оказываюсь на волосок от гибели. Да и необходимость соблюдать правила приличия тоже угнетает. Зато когда удается выйти сухими из воды… признаюсь, это так щекочет нервы!
— Щекочет, — бесстрастно повторил он.
— В самом деле! — с энтузиазмом продолжала она. — Как ни странно, но мне начинает казаться, что именно риск попасться вызывает определенного рода возбуждение.
— Возбуждение?
— Да. И должна сказать, что частая смена мест свидания добавляет нашим встречам привкус новизны.
— Привкус новизны?
Боже, она привыкла наслаждаться тайными свиданиями в самых неподходящих уголках! И это все его вина! Он сам, подобно доктору Франкенштейну, герою нового романа ужасов Мэри Шелли, о котором ходило столько слухов, создал чудовище!
— Интересно, сколько парочек, по-твоему, проделывали это в оранжерее? — продолжала Лавиния с подлинным интересом исследователя.
— Понятия не имею, — буркнул он, рывком открывая дверь. — И совершенно не стремлюсь узнать ответ.
— А знаешь, — жизнерадостно продолжала она, — некоторые самые дерзкие наши выходки напоминают мне сцены из романтических поэм. Сразу приходят на ум сочинения лорда Байрона.
— Проклятие! — прошипел Тобиас, неожиданно оказавшись лицом к лицу с Лавинией. — Не знаю, как ты, но я не собираюсь провести остаток дней своих в грязных кебах и укромных уголка парка! Подумать только, каждый раз, когда я хочу тебя…
Скрежет гравия под сапогами не дал ему договорить. Тобиас быстро отскочил, толкнув Лавинию себе за спину.
— Кто здесь? — громко спросил он. — Выходите!
По другую сторону изгороди раздался шорох. Маленькая сгорбленная фигурка выскользнула из-за куста и остановилась в лучах лунного света. На незнакомце было пальто с многоярусными пелеринами, скрывавшее его от шеи до щиколоток. На лоб надвинута бесформенная шляпа. В руках трость.
— Простите, если помешал, — прохрипел человечек, — но предполагаю, что вы уже закончили свое дельце в оранжерее.
Лавиния, возмущенно поджав губы и заглядывая через плечо Тобиаса, попыталась разглядеть незваного гостя.
— Кто вы, сэр?
— Мистер Найтингейл, полагаю? — вмешался Тобиас. — Мне говорили, что вы предпочитаете разговаривать под покровом темноты.
— Совершенно верно, сэр. Мрак служит надежным плащом, под которым можно укрыться, ничего не опасаясь, — подтвердил мистер Найтингейл, слегка кланяясь — Рад познакомиться с вами обоими.
— Как вы проникли в этот сад? — удивилась Лавиния. — У леди Стиллуотер целая армия слуг. Представить невозможно, что вы ухитрились обвести вокруг пальца столько народа!
— О, в ночь такого блестящего бала, когда в доме полно гостей, ничего не стоит незаметно пройти мимо швейцара у парадной двери. Но не волнуйтесь, я не намереваюсь здесь задерживаться. Да и танцы меня не особенно интересуют, — весело, словно наслаждаясь известной одной ему шуткой, хмыкнул Найтингейл.
— А что вам нужно от нас? — поинтересовался Тобиас.
— Ходят слухи, что вы ищете одну затейливую вещицу.
— Точнее, человека, который убил женщину, чтобы украсть эту самую вещицу, — поправила Лавиния.
Мистер Найтингейл неуклюже дернул плечами, что, вероятно, следовало истолковать как небрежное согласие.
— Так или иначе, вам нужна Голубая Медуза, верно?
— Абсолютно, — кивнула Лавиния. — Если мы обнаружим ее, значит, узнаем, кто убийца. А вы можете нам помочь?
— Мне нет дела до убийц, хотя желаю вам удачной охоты, — выговорил Найтингейл. — Собственно говоря, убийства вредят моему бизнесу. О да, признаю, преступление всегда добавляет остроты при заключении сделки, а бывает, и взвинчивает цену до небес. Но к сожалению, настолько же часто и сбивает. Видите ли, очень многие клиенты начинают нервничать, когда речь заходит об убийстве.
— А почему вас так интересует браслет? — спросил Тобиас.
— Знаете ли вы маленький эксклюзивный клуб, члены которого называют себя ценителями? — тихо спросил Найтингейл.
Лавиния испуганно ахнула, но тут же прикусила язык.
— Слышали, — кивнул Тобиас. — Какое отношение он имеет к этому делу?
— Количество членов ограничено. Вакансии случаются редко, и только тогда, когда кто-то умирает или выходит из клуба добровольно или по принуждению. Вы даже не представляете, какая борьба разгорается среди претендентов!
— Продолжайте, — попросил Тобиас.
— Случилось так, что такая вакансия открылась год назад, и стало известно, что прием наконец объявлен.
— Насколько мне известно, кандидаты должны представить экспонат для коллекции музея, — добавил Тобиас, — и тот, чье приношение окажется наиболее достойным, будет принят в клуб.
— Вы хорошо осведомлены, мистер Марч, — одобрительно проворчал Найтингейл. — Окончательное решение выносит хранитель музея, и до рассмотрения всех просьб осталось меньше двух недель.
— И вы считаете, что Голубая Медуза понравится хранителю больше остальных даров? — допытывался Тобиас.
— Всем известно пристрастие хранителя к британско-римским древностям. Он питает к ним настоящую страсть. — Мистер Найтингейл недоуменно качнул головой. — Сам я этого не понимаю. Большинство коллекционеров с истинно тонким вкусом предпочитают экспонаты, найденные в других странах. Трудно сравнивать камею, найденную на поле английского фермера, с прекрасной статуей, обнаруженной в Помпее. Но полагаю, о вкусах не спорят. Каждому свое.
— Учитывая предпочтения хранителя, — вставила Лавиния, — можно сказать, что Голубая Медуза позволит своему обладателю стать членом клуба.
— Да.
Глаза мистера Найтингейла жадно блеснули.
— Думаю, будет справедливо сказать, что тот, кто подарит ее музею, станет одним из ценителей.
— А какова природа вашего интереса к браслету? — полюбопытствовал Тобиас. — Хотите вступить в клуб?
— Я?
Мистер Найтингейл издал нечто похожее на хриплый лай и, очевидно, долженствующее считаться смехом.
— Зачем мне модные клубы со всякими причудами да вывертами? Мне нужны деньги! И ничего больше! Я намереваюсь устроить закрытый аукцион, куда приглашу только избранных!
— Таких, кто рвется стать ценителем и заплатит все, что ни попросите, лишь бы заполучить браслет, так ведь? — спросил Томас.
— Истинная правда, — кивнул Найтингейл.
— Ну, предположим, мы его найдем. За каким чертом должны отдавать вам?
— Я слышал, что вы человек деловой, сэр. Поэтому и делаю вам предложение. Если вы и ваша помощница передадите мне браслет, я готов заплатить кругленькую сумму.
— Боюсь, это будет невозможно, — коротко объяснила Лавиния.
Тобиас откашлялся:
— Э-э… Лавиния…
— Если нам повезет найти браслет, — перебила она, — наш долг — вернуть его законному владельцу.
— Который, если верить слухам, стоит одной ногой в могиле, — фыркнул мистер Найтингейл. — Там, куда он собрался, вряд ли понадобятся драгоценности.
— Это еще не означает, что у вас есть право красть чужую собственность! — рассвирепела Лавиния.
Тобиас снова попробовал ее успокоить:
— Лавиния, думаю, ты уже высказалась. Теперь пусть говорят другие.
— Никакого воровства! — прорычал Найтингейл. — Мы обсуждаем деловую договоренность!
Лавиния вздернула подбородок и высокомерно воззрилась на коротышку, одного из немногих, чей рост позволял ей смотреть на него сверху вниз.
— Мой коллега и я не занимаемся незаконными сделками подобного рода, — холодно бросила она. — Я права, мистер Марч?
— Думаю, существует возможность выполнить данное нам поручение и в то же время провернуть вполне законное дельце, — осторожно предложил Тобиас. Остальные дружно него уставились.
— Каким же это образом? — спросила Лавиния.
— Пока еще сам не знаю, — вздохнул он. — Но, учитывая, насколько высоки ставки, вдохновение не заставит себя ждать.
— Вот это да! Ничего не скажешь, вы мне пришлись по душе, сэр! — прокаркал Найтингейл. — Уж вы-то своего шанса не упустите!
— Делаю все, что могу, — скромно заявил Тобиас. — Но раз уж вы просите о помощи, у меня к вам есть несколько вопросов.
— Каких именно?
— До вас доходили слухи о гибели жены гипнотизера?
— Той леди, которую задушили?
Мистер Найтингейл задумчиво покачал головой.
— Говорят, она стакнулась с любовником, чтобы украсть браслет. Кое-кто считает, что потом они не смогли его поделить, парень задушил дамочку и забрал чертову штуку. Другие утверждают, что это муж их выследил и расправился с изменницей. Но так или иначе, а браслет пропал. Вот и все, что мне известно.
— Но Медуза не появлялась ни у одного перекупщика, иначе вы не стали бы искать нашего содействия, — заключил Тобиас.
— В самую точку, сэр, — кивнул собеседник. — Проклятый браслет как в воду канул.
— Вам не кажется это странным? — поинтересовался Тобиас.
Мистер Найтингейл сосредоточенно прищурился:
— Странным?
— Но почему? — удивилась Лавиния.
— Судите сами: убийца наверняка пожелал бы избавиться от такой дорогой улики, и как можно скорее. Он наверняка бы обратился к опытному антиквару, такому, как, скажем, мистер Найтингейл. Всякому ясно, что злодей постарается нажиться на плодах своего преступления.
— А если он попросту выжидает, пока уляжется шум? — предположила Лавиния.
— Но, держа браслет у себя, он очень рискует, — возразил Тобиас. — Разве можно хранить такую предательскую улику?! За одно это его пошлют на виселицу!
Лавиния, немного поразмыслив, согласилась.
— В этом есть смысл. Мало того, убийца, вне всякого сомнения, знает, что мы на него охотимся. Ему действительно следует немедленно избавиться от Медузы.
— Убийство — это по вашей части, — отмахнулся от них Найтингейл. — Я уже говорил, мне до него дела нет. Я обычный деловой человек и забвчусь только о прибьши, которую вполне могу получить, если все будет сделано как полагается. Итак, сэр, по рукам?
— Миссис Лейк права, — медленно выговорил Тобиас. — Браслет следует вернуть законному владельцу.
— Но послушайте, — запальчиво начал Найтингейл. — Я думал… вы сами только что сказали…
Тобиас повелительно поднял руку, оборвав его на полуслове.
— Однако, как вы отметили, владелец отнюдь не пышет здоровьем, а законная наследница, очевидно, не слишком интересуется древностями. Думаю, что за соответствующее вознаграждение я могу передать ей вашу просьбу, но не гарантирую, что она согласится на переговоры. Зато вы по крайней мере получите шанс завладеть Медузой.
— Ха! — Найтингейл погрузился в глубокие размышления. — Но прибыль окажется далеко не так высока, если я сначала приобрету Медузу у наследницы Бэнкса! Ей придется дать справедливую цену за проклятую безделушку! А если еще к этому прибавить ваш гонорар…
— Что-то подсказывает мне, что вы внакладе не останетесь, — весело усмехнулся Тобиас. — Ваша клиентура не из тех, кто трясется над каждым пенни! Им всем нужно одно: заполучить Медузу.
— Во всем следует видеть светлую сторону, сэр, — вмешалась Лавиния. — Всякая сделка с наследницей Бэнкса будет законной и без малейшего риска.
Мистер Найтингейл небрежно отмахнулся скрюченной рукой:
— Нет риска — нет удовольствия. Сплошная тоска.
— Тем не менее, — объявил Тобиас, — это все, что мы можем предложить. Соглашайтесь или распрощаемся.
— Черт возьми, Марч, неужели не понимаете, что мы с вами получим меньше, если припутать сюда еще и наследницу?
— К сожалению, нам нужно думать о своей репутации. Нельзя же, чтобы люди злословили, будто Марч и Лейк стараются надуть наследников? Плохо для бизнеса.
— Хм-м… — Найтингейл постучал тростью по гравию. — Ладно, так и быть, согласен. Но учтите, если Медуза попадет ко мне из других рук, я расторгаю договор и не буду должен ни вам, ни наследнице Бэнкса ни единого пенни.
С этими словами он повернулся и, тяжело волоча ногу, исчез в тени.
— Понимаю, — тихо бросил Тобиас ему в спину. — Но если дела обернутся подобным образом, не удивляйтесь, если наследница наймет нас для поисков пропавшего браслета. В этом случае мы будем точно знать, где искать.
Мистер Найтингейл замер и обернулся:
— Это угроза, Марч?
— Скорее, совет профессионала, — мягко поправил Тобиас.
— Ба! Я отвечу другим советом. Если вы и ваша дама намереваетесь попытать удачи в деле частного сыска, лучше приучитесь более практично смотреть на дела финансового свойства, — прошипел Найтингейл и, не дожидаясь ответа, направился к кустам.
Убедившись, что они снова остались одни, Тобиас взял Лавинию за руку и повел к дому.
— Я кое в чем хотела признаться, — выдавила Лавиния.
— Каждый раз при этих словах, мадам, меня охватывает дрожь ужаса.
— Насчет миссис Раштон, наследницы Бэнкса.
— А в чем дело?
— Подозреваю, что она каким-то образом тоже в этом участвует.
Тобиас остановился, повернул ее к свету, лившемуся из окон бального зала, и внимательно вгляделся в лицо.
— О чем это ты толкуешь?
— Я, кажется, забыла упомянуть, что, вытянув из Тред-лоу имя Бэнкса, мы с Эмелин поехали к нему домой.
— Да, ты, несомненно, забыла упомянуть эту маленькую деталь, — сухо согласился Тобиас. — Почему?
— Если хочешь знать, собиралась сделать сюрприз, — с гримасой ответила Лавиния.
— Позволь уведомить тебя, — процедил он сквозь никак не желавшие размыкаться зубы, — что больше всего на свете я ненавижу сюрпризы во время расследования.
— Да, но этот совсем маленький, — пробормотала она. — Наверное, я хотела произвести на тебя впечатление. Или просто доказать…
— Что именно?!
В глазах Лавинии блеснуло раздражение.
— Вечно ты строишь из себя наставника и эксперта! То и дело убегаешь посоветоваться со своими личными консультантами. С которыми, кстати, наотрез отказался меня познакомить.
— Черт побери, Лавиния…
— Я хотела показать, что вполне способна проводить свою часть расследования.
Тобиас молчал.
— И не нужно так смотреть на меня! Мы ведь равные партнеры, не так ли? И я имею полное право узнать все необходимое, если представится возможность.
— Черт побери!
— Визит в особняк Бэнкса — вполне логичный поступок. В конце концов, миссис Раштон вполне могла оказаться подозреваемой.
— Подозреваемой? Миссис Раштон?
— Ты сам не раз твердил, Что наследники иногда готовы потерять терпение! — торжествующе объявила Лавиния. — Далее. Если она и не подозреваемая, то может стать нашей клиенткой. Как жертва грабежа, она наверняка захочет вернуть Медузу. Мало того, ее можно убедить нанять нас вести розыски.
Что ж, с этим трудно спорить. Но настроение Тобиаса ничуть не улучшилось.
— И как? Ты говорила с миссис Раштон? — выдавил он.
— Нет. Ее не было дома.
— Понятно.
Тобиас чуть расслабился.
— Ушла к гипнотизеру. На очередную процедуру, — как ни в чем не бывало продолжала Лавиния. — Похоже, леди страдает от чересчур чувствительных нервов.
Судя по всему, она донельзя собой довольна!
— Это и есть твой великий сюрприз? Известие о том, что миссис Раштон исповедует месмеризм?
Восторг Лавинии мигом померк.
— Но ты должен признать, что подобные факты о многом говорят.
— Лавиния, половина Лондона лечит у гипнотизеров расстроенные нервы и ревматизм.
— Вовсе не половина! — возмутилась она. — И ты не можешь не видеть определенной связи! Посмотри сам: убита жена гипнотизера, а возможная подозреваемая лечится гипнозом! Я намереваюсь поближе познакомиться с миссис Раштон.
— Когда?
— Завтра утром.
— Значит… значит, я пойду с тобой, — заявил он, немного поразмыслив.
— Спасибо, но это вряд ли необходимо, — пренебрежительно обронила Лавиния, поводя плечиком. — Я и сама справлюсь.
— Нисколько в этом не сомневаюсь, мадам, — безрадостно улыбнулся Тобиас. — Но я не могу упустить возможность понаблюдать вас за работой. Возможно, вы правы и я недооцениваю ваше участие в расследовании. Пора узнать, не могу ли и я кое-чему у вас научиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный дар - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Волшебный дар - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100