Читать онлайн Волшебный дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Волшебный дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— Мне это дело не нравится, Лавиния.
— Да, вижу, что вы меня не одобряете, сэр. Собственно говоря, вы выразили свое отношение достаточно ясно. Только что не грубили бедному Говарду.
Лавиния вплыла в маленький кабинет и уселась за стол. По каким-то непонятным причинам ей куда легче было обсуждать неприятные темы с Тобиасом, если их разделяла широкая столешница красного дерева.
Она отказывалась признаться себе самой, что временами побаивается его, но нельзя было не заметить, что Тобиас был вполне способен проявить столь неукротимую силу воли и способность убеждать, что любому благоразумному человеку не мешало бы держаться настороже. А вот здесь, в своем кабинете, восседая за большим письменным столом, она берет бразды правления в свои руки. Почти всегда.
— Буду откровенен. — Опираясь на каминную полку, он опустился на корточки. — Я не доверяю Хадсону.
Лавиния наблюдала, как он разводит огонь, стараясь оберегать ногу. Похоже, рана его по-прежнему беспокоит, даже в хорошую погоду. Она уже открыла рот, чтобы осведомиться, как он себя чувствует, но тут же опомнилась. Он не поблагодарит ее за участие, особенно сейчас, в таком настроении.
Положив руки на стол, она с горечью заметила:
— Ты позволил своей нелюбви к гипнотизерам повлиять на мнение о Говарде. Как все-таки вы узко мыслите, сэр!
Тобиас не поднял головы.
— Хадсон не сказал нам всей правды.
Лавиния красноречиво закатила глаза в молчаливой молитве. Но помощи с небес не дождалась.
— Да, да! — бросила она, не скрывая нетерпения. — Я уже слышала, что, по твоему профессиональному мнению, клиент всегда лжет, но не понимаю, зачем применять эту смехотворную и ничем не подтвержденную теорию к Говарду! Несчастный, измученный человек, единственное желание которого — найти убийцу жены.
— А вот я как раз так не считаю.
Лавиния потрясенно уставилась на него.
— О чем это ты? Разумеется, он жаждет разыскать и наказать злодея!
— А мне так не кажется. Хадсон, вероятнее всего, желает заполучить пропавший браслет.
Лавинии вначале показалось, что она не так расслышала.
— Прошу прощения?! Ты хочешь сказать, что не веришь, будто Говард пытается разоблачить убийцу Селесты?!
— Нисколько не сомневаюсь, что ему не терпится выведать имя ее любовника, — прокряхтел Тобиас, налегая на доску и поднимаясь. — Ибо Хадсон уверен, что браслет именно у него.
— Тобиас, ты мелешь вздор. Любовник и есть убийца.
— Не обязательно.
Он подошел к окну стал разглядывать крошечный садик.
— По моему профессиональному мнению, вполне возможно, что доктор Говард Хадсон — и есть та личность, которая задушила Селесту.
Лавиния была так поражена уверенностью, звучавшей в его голосе, что не сразу обрела дар речи.
— Вы рехнулись, сэр? — с трудом выговорила она наконец.
— Понятно, что ты считаешь его старым другом семьи. Но отрешись на минуту от своих личных чувств и выслушай другое изложение событий.
— Чье именно?
— Мое, — обронил Тобиас, не оборачиваясь. — Представь себе такое: Хадсон узнает, что его молодая и крайне привлекательная жена изменяет ему с другим мужчиной. Он не может ни есть, ни спать, пока не узнает его имя. Однажды вечером он заявляет, что отправляется на демонстрацию опытов, проводимую другим гипнотизером, но уходит с нее пораньше, чтобы вернуться домой и выследить, куда идет жена. Находит Селесту на складе, одну, предположительно в ожидании любовника, и в ярости уличает ее в адюльтере. Между ними разгорается ужасная ссора, и он, вне себя от гнева, душит ее собственным галстуком.
Лавиния глубоко вздохнула.
— А любовник?
Тобиас пожал плечами:
— Возможно, явился на место в самый разгар взаимных обвинений, понял, что вот-вот будет разоблачен, и бежит, прежде чем Хадсон успевает его увидеть. Или вообще не приходил.
— Но зачем Хадсону убивать Селесту? Ведь он ее любил!
— Мы оба знаем, что любовь может молниеносно превратиться в ненависть, особенно в тигеле, подогретом пламенем бешенства и оскорбленного самолюбия.
Она попыталась было возразить, но, вспомнив некоторые подробности последнего дела, осеклась.
В наступившей тишине громко тикали напольные часы.
— Я понимаю твою тревогу, — кивнула она наконец. — И хотя ни за что не поверю, будто Говард убил Селесту, ясно, что профессиональный сыщик, не знакомый с ним, может рассматривать такую возможность.
— А я вполне проникся твоим желанием доказать, что Хадсон искренен и чистосердечен. И знаю, как много, для тебя значит новая встреча с ним. Ведь что ни говори, а именно его твои родители считали другом. Он делит с тобой воспоминания о счастливых, беспечных временах. Напоминает о тех днях, когда ты была не так одинока.
Лавиния неохотно признала его правоту. Она так обрадовалась Говарду именно потому, что он был единственной связью с прошлым. Его присутствие словно возвращало полузабытое тепло и спокойную надежность того безмятежного существования в кругу семьи, которым она наслаждалась при жизни родителей. Тогда будущее казалось ясным и розовым, а на небе не было ни малейшего облачка.
— Я, разумеется, была рада снова видеть Говарда после стольких лет, — согласилась она. — Но не думаю, что удовольствие от встречи со старым другом настолько меня ослепило, что я за деревьями леса не вижу. Я знаю Говарда куда лучше, чем ты. Он никогда не отличался вспыльчивостью и не был человеком сильных страстей. Наоборот, неизменно старался держать себя в руках. Он по натуре скорее ученый, книжный червь, закопавшийся в своих исследованиях. Никогда не замечала в нем ни малейшей склонности к насилию.
— Ты встречалась с ним исключительно в родительском доме. По моему опыту, люди в подобных обстоятельствах стараются безупречно себя вести, — заметил Тобиас, по-прежнему не сводя глаз с маленького сада. — Откуда тебе знать его тайные мысли? В конце концов, ты ему не жена, да и она вряд ли могла проникнуть в его душу.
— Что же, логично, — немного подумав, кивнула Лавиния.
Он наконец оглянулся, и она увидела насмешливо вскинутые брови.
— Вы поражаете меня, мадам. Не ожидал, что вы так легко согласитесь с моим мнением.
— Я этого вовсе не сказала. Наоборот, считаю его совершенно неверным. Просто теперь поняла, почему ты считаешь именно так, а не иначе. Но довольно ходить вокруг да около! Предпочитаешь не помогать мне в этом расследовании, Тобиас?
— Ад и проклятие! — прошипел он, поворачиваясь так молниеносно, что она отпрянула. — Я откажусь от этого расследования только в одном случае: если ты тоже не захочешь его проводить. Насколько я понимаю, надежды на это нет.
— Никакой.
Он двумя шагами перекрыл разделявшее их пространство и оперся своими ручищами на стопки бумаг, громоздившиеся на столе.
— Лавиния, давай выясним все до конца. Я не собираюсь оставлять тебя одну в таком деле, где речь идет об убийстве.
— Извини, но вряд ли у тебя есть право определять, за какое дело мне можно браться, а за какое нет.
— Черт возьми, если ты воображаешь, что я позволю тебе рисковать головой…
— С меня хватит! — крикнула Лавиния, вскакивая с кресла. — Я не желаю мириться с твоими претензиями и вечным стремлением отдавать приказы! А с того злополучного дела в музее восковых фигур ты стал положительно несносен! Постоянно стараешься взять верх, и должна сказать, что это не самое привлекательное достоинство в мужчине!
— Но я вовсе не стараюсь взять верх, — процедил он сквозь зубы.
— Ну да, сплошное смирение! Позволь тебе сказать, что подобное поведение стало для тебя настолько естественным, что ты даже не замечаешь, как в очередной раз пробуешь меня согнуть!
— Скорее, стараюсь немного прояснить ситуацию и внести в нее немного здравого смысла.
— Ты пытаешься мной командовать, и мне это не нравится. Послушайте меня внимательно, сэр, — велела она, подавшись вперед, так что их лица оказались на одном уровне. — Либо в этом деле мы равные партнеры, либо я расследую его сама. Выбор за вами.
— Ты, вне всякого сомнения, самая упертая, своевольная и упрямая женщина из всех, которых я когда-либо встречал.
— А вы, сэр, донельзя высокомерны, спесивы и к тому же настоящий диктатор!
Они долго и злобно таращились друг на друга через темно-красное пространство стола.
— Дьявол и все присные его! — прошипел Тобиас, резко выпрямившись. В глазах его все еще бурлило раздражение. — Ты не оставляешь мне выхода. Я не допущу, чтобы ты подвергала себя опасности, в одиночку гоняясь за убийцей!
Лавиния едва успела скрыть облегченный вздох. Неприятная правда заключалась в том, что у нее был весьма ограниченный опыт расследования убийств. Всего один случай: вряд ли достаточно, чтобы приобрести репутацию опытного сыщика. Ей еще многому предстоит учиться, и Тобиас — единственный, кто смог бы наставить ее во всех тонкостях.
— Значит, решено, — кивнула она. — Мы снова будем партнерами.
— Да.
— Превосходно.
Лавиния села.
— Думаю, прежде всего нужно составить план. Твое любимое занятие, кажется?
Тобиас не шевельнулся.
— Совершенно верно. Хотелось бы только иметь план, который позволял бы лучше тебя понять.
Лавиния ответила спокойной улыбкой.
— Да что ты? А ведь совсем недавно ты считал меня истинным средоточием женских добродетелей, образцом для подражания, которому Эмелин не мешало бы во всем следовать.
— Понять не могу, что заставило меня нести такую чушь. Должно быть, временное помрачение рассудка, — признался Тобиас, рассеянно запустив пальцы в волосы. — Я обнаружил, что в твоем присутствии это случается довольно часто.
Лавиния предпочла проигнорировать укол.
— Насчет нашего плана, сэр. Я считаю, что к этой загадке нужно подходить с нескольких сторон.
Тобиас задумчиво потер подбородок.
— Ты права. Нужно заняться этой вещицей. Попытаться обнаружить личность владельца, у которого она была украдена.
— У меня есть некоторый опыт в торговле антиквариатом. Я знакома с людьми, которые этим живут. Слухи о краже столь необычного предмета, как Голубая Медуза, наверняка уже разлетелись по всему Лондону. Почему бы мне не начать работу в этом направлении?
— Прекрасно. Объезди все легальные лавочки и антикваров. Я же займусь подпольными, — решил Тобиас. — Улыбчивый Джек имеет немало связей в преступном мире. Он уж точно знает таинственную особу, называющую себя мистером Найтингейлом. Я попрошу его устроить нам встречу.
Лавиния посчитала, что настал самый подходящий момент заговорить о вопросе, мучившем ее уже несколько дней. Она деликатно откашлялась.
— Теперь, когда ты сам затронул тему своих знакомств с преступниками, должна сказать, что было бы совсем неплохо познакомить меня с Улыбчивым Джеком.
— Ни за что! Никто в здравом рассудке не поведет леди в «Грифон».
Лавиния напомнила себе, что ожидала сопротивления.
— Я могла бы пойти туда переодетой, как и вы, сэр.
— И кем же ты переоденешься? — осведомился Тобиас, кривя губы в мрачной улыбке. — Трактирной подавальщицей?
— Почему бы нет?
— Ни в коем случае!
Тобиас, перестав улыбаться, зловеще прищурил глаза.
— Я ни за что не познакомлю тебя с Улыбчивым Джеком.
— Но когда-нибудь мне могут понадобиться его связи. Только подумай, как будет удобно, если мы оба сможем с ним связаться! Вдруг у тебя в нужный момент окажутся другие дела — тогда я сумею тебя заменить.
— Не трать зря силы, Лавиния. Никаких знакомств.
Должно быть, он заметил, как она открыла рот, чтобы продолжить спор, потому что повелительно поднял руку:
— Предлагаю вернуться к делу. Если ты действительно намерена взяться за расследование, сейчас не время для оживленных дискуссий.
— Вы пытаетесь сменить тему, сэр.
— Не пытаюсь, а меняю, мадам.
Как ни неприятно признаваться в этом, но Тобиас прав. У них нет времени ссориться.
Лавиния неохотно отступила и облокотилась на стол, подперев руками подбородок.
— Помощь нам не помешала бы, — размышляла она вслух. — Не хотелось бы казаться настойчивой, но я чувствую себя обязанной указать, что это дело дает нам идеальную возможность показать нашим возможным ученикам, какова суть их будущей работы.
Тобиас на мгновение замер и встретился с ней глазами. Оба молчали, но Лавиния почему-то была уверена, что точно знает, о чем он думает. Глубочайшее чувство ответственности по отношению к молодым людям, оставленным на их попечение, присуще им обоим.
Она сухо улыбнулась.
— Ты не более стремишься наставлять Энтони в своей профессии, чем я — вводить Эмелин в бизнес, не так ли?
— Энн не хотела бы такой карьеры для мальчика, — вздохнул Тобиас.
— Но ведь не ей принимать решение, верно? — мягко спросила она. — Все зависит от Энтони.
— То же самое можно сказать о тебе и Эмелин. Она сама должна выбирать путь, которым пойдет по жизни.
— Знаю. Просто я хотела дать малышке ту жизнь, о которой мечтали ее родители. Они, естественно, хотели видеть ее замужем за хорошим, надежным человеком. — Лавиния нахмурилась. — Хотя, должна признать, встреча с Оскаром Пеллингом стала печальным напоминанием о том, что замужество — не всегда безопасное прибежище для женщины.
Тобиас молча спокойно смотрел на нее. Под его упорным взглядом ей отчего-то стало неуютно.
— Что же, значит, наши надежды не оправдаются. Дети пойдут своей дорогой, — заявила Лавиния, решительно уселась и, отодвинув листок бумаги, на котором делала наброски объявления, потянулась за пером.
— Пожалуйста, садитесь, сэр. Неплохо бы составить наш план, не так ли?
— Возможно, — кивнул он, устраиваясь напротив. — Значит, установить личность владельца браслета и узнать побольше о Селесте Хадсон.
Лавиния задумчиво постучала кончиком пера о чернильницу.
— Можно задать несколько вопросов Говарду.
— Не обижайся, Лавиния, но я не уверен, что мы можем полагаться на его ответы.
— Намекаешь, что он солжет? Но зачем это ему?
— Если, как ты считаешь, убийство не его рук дело, значит, все это время он был настолько слеп, что не разглядел истинную природу жены.
— В этом ты, пожалуй, прав, но не он первый, не он последний, не так ли? — усмехнулась она.
— Так, — буркнул Тобиас. — Сомневаюсь, что большинство мужчин из высшего общества знают своих жен намного лучше. И наоборот.
— В таком случае каким образом ты предлагаешь узнать прошлое Селесты?
Тобиас нехотя улыбнулся.
— Поступлю именно так, как ты советовала в тех случаях, когда кому-то требуется выбрать компетентного гипнотизера. Потребую ее рекомендации.
— Какие рекомендации?
Она неожиданно припомнила позавчерашний разговор на улице.
— Ты имеешь в виду тех джентльменов из Бата, о которых упоминала Селеста? Лорда Ганнинга и лорда Нортхемп-тона?
— Именно.
— Ты с ними знаком?
— Нет, но Крекенберн наверняка их знает. Если же и нет, знаком с кем-то из их друзей.
— Кстати, ты несколько раз упоминал о лорде Крекенберне. Похоже, он весьма тебе полезен.
— Да. Знает практически всех, кто вращается в обществе, и достаточно многих из тех, кто стремится туда попасть.
— Неплохо бы представить меня ему, — с нестерпимо сладкой улыбкой заметила Лавиния. — Надеюсь, ты не станешь возражать? Как ты только сейчас указал, он джентльмен.
— Не стану, но этому вряд ли бывать, — покачал головой Тобиас. Лавиния мгновенно перестала улыбаться.
— После смерти своей жены Крекенберн почти не покидает клуба и именно поэтому имеет возможность так много для меня делать. Все слухи и сплетни доходят до него раньше других.
— Но когда-нибудь он должен возвращаться домой! — фыркнула Лавиния.
— Что-то не заметил.
— Но, Тобиас, человек не может жить в клубе.
— Может, если пожелает. Клуб — это второй дом джентльмена.
— Но…
Тобиас многозначительно глянул на часы.
— По-моему, у нас не так много времени, чтобы отвлекаться на посторонние рассуждения.
Лавиния сжала кулаки, хотя понимала, что Тобиас прав. Поэтому она неохотно приступила к делу.
— Прекрасно, сэр. Если вам угодно грубить, я ничего не могу поделать.
— Разумеется, я предпочитаю казаться грубияном. В этом у меня настоящий талант.
Он вытянул шею и принялся рассеянно разглядывать бумаги, отодвинутые Лавинией в сторону. Вдруг лицо его вытянулось.
— Что это? — удивился он. — «Секретные и эксклюзивные услуги для знатных особ, желающих провести частное расследование».
— Хм-м… О да, кажется, я упоминала, что намереваюсь поместить в газете объявление с предложением своих услуг. Вот и составляю список наиболее броских слов и выражений из других объявлений.
Она потянулась за листком, который изучал Тобиас.
— Кстати, то, что напечатано в сегодняшней газете, просто бросается в глаза! Нужно записать, пока я не забыла.
Она принялась писать. Тобиас неодобрительно покачал головой.
— По-моему, я достаточно ясно дал понять, что не рекомендую помещать объявление в газетах. Этим ты привлечешь нежелательных клиентов. В нашей работе лучше полагаться на устные рекомендации.
— Ты, если хочешь, можешь вести свои дела в прежней, старомодной манере, но я собираюсь попробовать более современный способ привлечения заказчиков. Нужно же что-то делать, в конце концов!
Тобиас наклонил голову, чтобы прочитать очередную строку.
«Конфиденциально! Новые надежные устройства для джентльменов, готовых рискнуть».
Лавиния, довольно улыбаясь, изучала написанное.
— Звучит весьма заманчиво, особенно «джентльмены, готовые рискнуть». В этом есть нечто интригующее, не так ли?
— Весьма.
— Я, естественно, не желаю намекать на то, что мои услуги предназначены исключительно для джентльменов.
— Естественно.
— Я хочу включить в круг клиентов не только мужчин, но и женщин. Думаю заменить слово «джентльмены» на «особы». Или нет? — Она чуть помедлила, пораженная новой мыслью. — Как это звучит? «Личные и конфиденциальные услуги, предлагаемые леди и джентльменам, готовым рискнуть»?
С другого конца стола не донеслось ни звука. Лавиния резко вскинула голову. Уголок губ Тобиаса подозрительно подергивался. Этот признак ей был хорошо знаком. Не слишком добрый признак.
— Итак? — допытывалась она. — Что ты об этом думаешь?
— Могу почти гарантировать, что любое объявление, подобное тому, что ты сегодня прочитала, приведет к тебе множество чрезвычайно интересных клиентов, — пообещал Тобиас.
— Значит, ты видел объявление?
— Видел. Мало того, очень внимательно прочел.
— Это только доказывает, что его составлял человек талантливый, — заявила Лавиния и, поколебавшись, нерешительно добавила:
— Хотя должна признать, что, несмотря на необычный оборот фразы, я затрудняюсь определить точную природу тех устройств, которые предлагаются для продажи. А ты?
— Видишь ли, Лавиния, это реклама кондомов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный дар - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Волшебный дар - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100