Читать онлайн Сомнительная репутация, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Сомнительная репутация

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

В доме было пусто и тихо, когда Тобиас прошел вслед за Лавинией через небольшой холл. Тем лучше для строгой нотации, которую он намерен прочитать ей.
— Миссис Чилтон сегодня у дочери, — пояснила Лавиния, повесив шляпку на крючок. — Эмелин отправилась с Присциллой и Энтони на лекцию о предметах старины.
— Знаю. Энтони что-то упоминал о намерении сопровождать их. — Тобиас положил шляпу на стол и посмотрел на Лавинию. — Я хочу поговорить с тобой.
— Не пройти ли нам в кабинет? — Она уже почти миновала холл. — Мы можем разжечь камин. Такая прелестная, уютная обстановка для наших небольших стычек, ты не находишь?
— Проклятие!
Тобиас последовал за ней в кабинет. Она оказалась права. Небольшая комната была куда более приятным местом для ссоры, чем прихожая. Ему подумалось, что он начинает привыкать к уюту этой небольшой комнаты с ее книжными полками вдоль стен. Войдя туда, Тобиас вдруг почувствовал себя так, будто пришел домой.
Это, конечно, полный вздор!
Он наблюдал, как Лавиния устраивается в кресле за своим письменным столом. Исходящее от нее удовлетворение было столь очевидным, что казалось почти осязаемым.
Тобиас присел перед камином, поморщившись от боли в ноге, и разжег дрова.
— Ты ведь очень довольна своим беззастенчивым манипулированием, да? — спросил он.
— Будет тебе, Тобиас. Предложение, сделанное миссис Доув нам с Эмелин сопровождать ее на бал у Колчестеров, по-моему, весьма разумное решение сложной дилеммы. Ведь было ясно: она ни за что не пропустит бал. А теперь я смогу присмотреть за ней.
Тобиас усмехнулся:
— Как тебе повезло, что у миссис Доув не возникло никаких проблем с получением дополнительных приглашений для своих «друзей из Бата», которые гостят у нее.
— Ты сам слышал, что она сказала. Даже если Джоан и не получит дополнительные приглашения, ей не составит труда привести с собой еще двух человек. Бал у Колчестеров — такое грандиозное мероприятие, что никто не заметит нас.
— Постарайся не источать такое самодовольство. Это ужасно раздражает.
Лавиния невинно посмотрела на него:
— Я делаю все это лишь затем, чтобы защитить мою клиентку.
— Только не делай вид, будто учтиво предложила это, руководствуясь исключительно интересами Джоан Доув. — Нога Тобиаса снова заныла, когда он встал. — Я знаю вас слишком хорошо, мадам. Вы воспользовались возможностью получить приглашение на бал для своей племянницы.
Лавиния самодовольно улыбнулась:
— Невероятное достижение, правда? Только представь! Сегодня Эмелин посетит одно из важнейших событий сезона. Подожди, пока леди Уортхэм услышит об этом. Такова маленькая месть за ее прозрачные намеки на то, что она оказывает Эмелин неоценимые услуги.
Тобиас едва не рассмеялся:
— Да, никогда не надо вставать на пути женщины, стремящейся получить приглашение на важное светское мероприятие.
— Ну ладно тебе, Тобиас. По крайней мере так мы будем знать, что миссис Доув сегодня будет вне опасности. — Лавиния помолчала. — Хотя Невилл, конечно, не стал бы пытаться убить ее в разгар самого роскошного бала сезона.
Тобиас задумался:
— Да, ситуация действительно не совсем подходящая для совершения убийства. Тем не менее, учитывая склонность миссис Доув к отшельничеству и зная, что она всегда покидает дом в сопровождении своих лакеев-великанов, отчаявшийся убийца может счесть эту ситуацию единственной возможностью.
— Не волнуйся, Тобиас. Я буду постоянно держать ее в поле зрения на балу у Колчестеров. — Лавиния подалась вперед и оперлась подбородком на ладонь. Глаза ее стали серьезными. — Ты не лукавил, сообщая ей о плане обыскать сегодня дом Невилла?
— Нет. Нам нужны ответы, и немедленно, а я не знаю, где еще их искать.
— А если он окажется дома?
— Сейчас самый разгар сезона. Положение в обществе Невилла и его супруги заставляет их почти каждый вечер выезжать. Я точно знаю, что Невилл редко возвращается домой до рассвета, даже когда сезон заканчивается.
Лавиния поморщилась:
— Совершенно очевидно, что Невилл и его супруга не испытывают восторга, находясь вместе.
— В этом отношении они напоминают другие великосветские пары. Но как бы то ни было, опыт подсказывает мне: когда слуги в большом особняке узнают, что их хозяева будут отсутствовать весь вечер, они и сами исчезают на несколько часов. Скорее всего особняк сегодня будет почти пуст, а несколько оставшихся слуг займутся неотложными делами. Мне не составит труда проникнуть в дом незамеченным.
Лавиния промолчала.
Тобиас посмотрел на нее:
— Ну? Что такое?
Взяв перо, она нервно постукивала им по ладони:
— Мне не нравится твой план.
— Почему же?
Лавиния положила перо, встала и посмотрела на Тобиаса. Ее глаза выражали тревогу.
— Это совсем не то, что обыскивать маленький домик Салли Джонсон. Мы ведь фактически пришли к выводу, что Невилл — убийца. Мысль о том, что ты будешь расхаживать по его дому один, ночью, глубоко беспокоит меня.
— Твоя забота очень трогательна, Лавиния, и весьма неожиданна. Я понятия не имел, что тебя так волнует моя безопасность. У меня сложилось впечатление, что я, скорее, раздражаю тебя.
— Сейчас не до шуток. Мы имеем дело с человеком, убившим нескольких женщин.
— И вполне возможно, заказал убийство Беннета Рукланда, — тихо добавил Тобиас.
— Рукланда? Того, что был убит в Италии?
— Да.
— Но ты сказал, что это Карлайл подстроил его убийство.
— Невилл и Карлайл хорошо знали друг друга, поскольку состояли в «Голубой палате». Подозреваю, что Невилл заплатил ему большие деньги за то, чтобы Рукланд никогда не вернулся в Англию.
— Стремясь найти нужную тебе информацию, ты готов пойти на глупый риск. Почему бы тебе не взять с собой Энтони? Он будет тебе вместо телохранителя.
— Нет. Пусть Энтони отправится на бал к Колчестерам. Он поможет тебе присматривать за Джоан Доув.
— Я вполне способна сама присмотреть за ней и считаю, что Энтони должен пойти с тобой. Тобиас слегка улыбнулся:
— Очень мило с твоей стороны, Лавиния, что ты так тревожишься обо мне. Но утешайся мыслью о том, что если что-нибудь случится, то исключительно по моей вине. Как и всегда, с твоей точки зрения.
— Проклятие, ты снова пытаешься уклониться от ответа!
— Потому что не вижу никакой пользы в таком разговоре.
— Тобиас, прошу, перестань дразнить меня, иначе я за себя не ручаюсь.
Сжатые кулаки и гнев в глазах Лавинии свидетельствовали о том, что его неуклюжая попытка разрядить обстановку не удалась.
— Лавиния!
— Вопрос не в том, кто виноват. Речь только о благоразумии.
Тобиас обхватил ее лицо руками.
— Неужели ты не заметила, что, когда дело касается нас с тобой, благоразумие — чрезвычайно большая редкость?
Она нахмурилась:
— Пообещай мне, что будешь очень осторожен сегодня, Тобиас.
— Даю тебе слово.
— Обещай, что не войдешь в дом, если заподозришь, что Невилл там.
— Уверен, Невилл сегодня совершенно точно будет отсутствовать. Кстати, весьма вероятно, что он с супругой появится на балу у Колчестеров. Так что скорее его увидишь ты, а не я.
— Нет, этого мало. Пообещай, что не войдешь в дом, если в нем кто-то будет.
— Лавиния, я не могу этого сделать.
Она застонала:
— Я боялась, что ты это скажешь. Обещай мне…
— Хватит с меня обещаний. Я предпочел бы поцеловать тебя.
Ее глаза вспыхнули — то ли от ярости, то ли от страсти. Тобиас предпочел бы последнее.
— Я пытаюсь серьезно поговорить с тобой, — сказала Лавиния.
— Хочешь меня поцеловать?
— Речь не об этом. Мы говорим о том, что ты рискуешь жизнью.
Тобиас провел подушечкой большого пальца по линии ее скулы. Нежная, гладкая кожа завораживала его.
— Поцелуй меня, Лавиния.
Она положила руки на плечи Тобиаса, заставив его гадать, что же она намерена сделать — оттолкнуть или притянуть к себе.
— Пообещай, что будешь благоразумен, — попросила Лавиния.
— Нет. — Тобиас слегка прикоснулся губами к ее лбу, потом поцеловал в нос. — Не проси об этом. Не в моей власти давать такие обещания.
— Вздор! Ты можешь это сделать.
— Нет. — Тобиас покачал головой. — Я утратил способность быть благоразумным с тех пор, как повстречал тебя на одной из улиц Рима.
— Тобиас! — Она задохнулась. — Это безумие. Мы ведь даже не особенно нравимся друг другу.
— Говорите за себя, мадам. Что до меня, то я начинаю привыкать к вам.
— Привыкать? — Ее глаза расширились. — Вы начинаете привыкать ко мне?
Тобиас вспомнил, как Энтони отчитывал его за неучтивость.
— Возможно, слово «привыкать» не совсем подходит к данной ситуации.
— Так обычно называют свои чувства к другу, или к заботливой тетушке, или к домашней собачке.
— Ну тогда это точно неверное слово, — согласился Тобиас. — Потому что мои чувства к тебе ничуть не походят на мое отношение к друзьям, тетушкам или собакам.
— Тобиас…
Он прикоснулся к ее нежной шее, где несколько непокорных завитков высвободились из плена шпилек.
— Я хочу тебя, Лавиния. Не помню, чтобы я так сильно когда-нибудь желал женщину. У меня все внутри горит от этого желания.
— Прекрасно! Оказывается, я еще и вызываю у тебя жжение в желудке. — Лавиния прикрыла глаза, и дрожь пробежала по ее телу. — Я всегда мечтала о том, чтобы вот так воздействовать на мужчину.
— Энтони говорит, что я неумел в общении с женщинами. Может, все станет гораздо проще, если ты прекратишь разговаривать и поцелуешь меня?
— Нет, ты просто невозможен, Тобиас Марч!
— Ну тогда мы действительно подходим друг другу. Потому что ты самая невозможная женщина из всех, кого я встречал. Так ты поцелуешь меня?
Что-то сверкнуло в ее глазах — не то возмущение, не то возбуждение, не то страсть. Руки Лавинии обвились вокруг шеи Тобиаса, она привстала на цыпочки и поцеловала его.
Он приник к ее губам, надеясь, что она вновь выкажет такое же безудержное желание, как и тогда, в карете. Лавиния задрожала и крепче обвила его шею руками. Ее страсть зажгла безудержный огонь в его крови.
— Тобиас! — Лавиния зарылась пальцами в его волосы и горячо поцеловала.
— Что-то в тебе заставляет меня чувствовать себя так, словно я под воздействием сильнейшего наркотика, — прошептал он. — Боюсь, я уже не смогу обойтись без него.
— О Тобиас!
Его имя вырвалось из ее груди сдавленным стоном.
Он обнял Лавинию и слегка приподнял. Она издала мягкий, чувственный возглас, еще больше возбудивший его.
Держа Лавинию на весу, Тобиас пошел к столу. А она, обхватив плечи Тобиаса, осыпала его влажными, жаркими поцелуями.
Тобиас усадил ее на край стола. Одной рукой поддерживая ее, другой он начал расстегивать брюки. Едва его плоть вырвалась на свободу, как Лавиния потянулась и обхватила ее своими тонкими пальцами.
Тобиас закрыл глаза и стиснул зубы, подавляя желание, захлестывающее его. С трудом совладав с собой, он открыл глаза и увидел, что Лавиния раскраснелась от возбуждения и трепещет от предвкушения.
Тобиас раздвинул ей ноги и положил руки на шелковистую кожу бедер. Опустившись перед Лавинией на одно колено, он поцеловал внутреннюю поверхность бедра. Его губы скользили все выше, неотвратимо приближаясь к цели.
— Тобиас! — Она напряглась всем телом. — Что ты… Нет! Нет, ты не можешь поцеловать меня там. Тобиас, ты не должен…
Он не обратил внимания на ее смущение. Когда Тобиас прикоснулся кончиком языка к чувствительному бутону, Лавиния умолкла. Ее протесты сменились сдавленным возгласом. Его пальцы скользнули в лоно Лавинии, а поцелуй стал еще настойчивее. Освобождение пришло к Лавинии, но она не издала ни звука, словно у нее перехватило дыхание. Тобиас почувствовал, как пружина внутри ее разжалась, и по телу Лавинии прокатилась волна дрожи.
Когда она пришла в себя, он встал и крепко обнял ее. Лавиния бессильно прижалась к нему.
— Ты научился этому в Италии? — пробормотала она. — Говорят, ничто так не расширяет кругозор, как поездка по Европе.
Тобиас счел, что этот вопрос не требует ответа. Оно и к лучшему, потому что сейчас ему вряд ли удалось бы вести столь двусмысленный разговор.
Встав между ногами Лавинии, он обхватил руками ее округлые ягодицы. Она подняла голову и улыбнулась. Ее глаза были как бездонное море, теплое и манящее. Тобиас не смог бы отвести взгляд, даже если бы и попытался.
— Глаза, погружающие человека в гипноз, — прошептал он. — Ты действительно заворожила меня.
Лавиния коснулась пальцем мочки его уха, потом — уголка рта. Она снова улыбнулась, и Тобиас, охваченный неистовой страстью, приготовился войти в нее.
Звук открывающейся парадной двери и приглушенные голоса остановили его как раз в этот момент.
Лавиния замерла в его объятиях.
— О Боже! — встревоженно воскликнула она. — Тобиас…
— Гром и молнии! — Он прижался лбом к ее лбу. — Только не говори мне…
— Наверное, Эмелин вернулась домой несколько раньше. — Паника зазвучала в голосе Лавинии, и она безуспешно заколотила по груди Тобиаса кулачками. — Мы должны немедленно привести себя в порядок. Она может войти в любой момент.
Очарование было разрушено.
Тобиас отступил и застегнул брюки.
— Успокойся, Лавиния. Едва ли Эмелин заметит что-то необычное.
— Нам нужен свежий воздух.
Лавиния соскочила со стола, оправила юбки и, бросившись к окну, распахнула его. Холодный, сырой ветер ворвался в кабинет, и огонь в камине затрепетал.
Тобиасу стало смешно.
— На улице дождь, разве ты не заметила?
Она обернулась и осуждающе посмотрела на него:
— Я прекрасно это вижу.
Он улыбнулся и тут услышал знакомый голос, доносящийся из коридора.
— По-моему, часть лекции, посвященная мистером Халкоумом развалинам Помпеи, была довольна слаба, — сказал Энтони.
— Я согласна. И очень сомневаюсь, что он побывал где-нибудь, кроме Британского музея, чтобы собрать свои данные.
Лавиния насторожилась:
— Что эта они делают? Господи, если кто-нибудь из соседей видел, как они вместе вошли в пустой дом, Эмелин пропала. Ее репутация будет совершенно погублена.
— Гм, Лавиния…
— Сама разберусь. — Она решительно направилась к двери кабинета и распахнула ее. — Так, что здесь происходит?
Энтони и Эмелин остановились на полпути к ней.
— Добрый день, мистер Марч, — сказала Эмелин.
— Мисс Эмелин, — поклонился Тобиас. Энтони удивленно посмотрел на Лавинию:
— Что-то случилось, миссис Лейк?
— Вы что, совсем лишены благоразумия? — гневно воскликнула Лавиния. — Эмелин, конечно, ты права, позволяя мистеру Синклеру провожать тебя до парадных дверей, но приглашать его войти, когда никого нет дома! О чем ты только думаешь?
Эмелин растерялась:
— Но, Лавиния…
— А что, если соседи видели вас?
Энтони обменялся взглядом с Эмелин.
— Позвольте мне убедиться, что я правильно понял вас, — сказал он. — Вы обеспокоены тем, что кто-то мог видеть, как я провожаю мисс Эмелин в дом, когда в нем никого нет?
— Разумеется. Двое не состоящих в браке молодых людей входят в дом вместе. Что подумают соседи?
— Разреши мне указать на небольшой изъян в твоей логике, — возразила Эмелин. Лавиния вспыхнула:
— И что же это за изъян?
— Дом не пустой. Ведь здесь ты и мистер Марч.
Последовало напряженное молчание.
Тобиас подавил смех и взглянул на Лавинию, гадая, когда же она осознает, что слишком бурно отреагировала на невинный поступок Энтони и Эмелин.
«Хорошо, — подумал он, — если в последнюю секунду удастся избежать неловкой ситуации».
Лавиния ухватилась за последний аргумент.
— Все это прекрасно, но ты же не знала, что мы здесь, Эмелин.
— Мы знали, — почтительно ответил Энтони, — что вы дома. Лакей леди Уортхэм проводил мисс Эмелин до двери. Открыв ее своим ключом, она увидела шляпу и перчатки Тобиаса и вашу накидку. Мисс Эмелин заверила леди Уортхэм, что вы оба здесь, и с одобрения милой дамы я вошел в дом с мисс Эмелин.
Лавиния растерялась.
— Судя по всему, вы не слышали, как мы подъехали в карете леди Уортхэм. И того, как я сказала ей, что вы дома, — заметила Эмелин.
— Гм… — пробормотала Лавиния. — Мы ничего не слышали, поскольку были заняты в кабинете.
— Вы, вероятно, занимались чрезвычайно важным делом, — заметил Энтони, невинно улыбнувшись. — Мы ведь вошли довольно шумно, правда, мисс Эмелин?
— Да, и я даже не представляю, как можно было не услышать нас.
Лавиния залилась румянцем.
Озорные огоньки сверкнули в глазах Эмелин.
— Видимо, вы с мистером Марчем обсуждали что-то захватывающее, если не слышали, как мы приехали.
Лавиния вздохнула:
— Поэзию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100