Читать онлайн Сомнительная репутация, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Сомнительная репутация

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

В таверне «Грифон» было сухо и тепло, но этим исчерпывались все ее достоинства. Тем не менее, пробираясь сквозь толпу, Тобиас думал, что даже это очень приятно в сырую, пронизанную туманом ночь.
Огонь в массивном камине неистово плясал, освещая заведение неровным, призрачным светом. Все служанки были крупными и грудастыми, как на подбор. Улыбчивый Джек, хозяин таверны, любил именно таких.
Тобиас переоделся для визита сюда. В поношенных рабочих штанах, куцем сюртуке, бесформенной шапке и тяжелых башмаках он не привлекал внимания, когда проходил мимо грубоватых завсегдатаев «Грифона». Раздражающая его легкая хромота на сей раз оказалась удачным дополнением к этому маскараду. Большинство завсегдатаев «Грифона» зарабатывали на жизнь незаконными делами, влекущими за собой неизбежные травмы. Такая хромота, как у Тобиаса, была вполне привычной в этой среде, как и многочисленные шрамы и отсутствие пальцев. Черные повязки на одном из глаз и деревянные култышки также часто встречались здесь.
Полногрудая служанка преградила путь Тобиасу и, призывно улыбнувшись ему, спросила:
— Ну, красавчик, чего будешь сегодня?
— У меня дело к Улыбчивому Джеку.
Тобиас придерживался правила как можно меньше обмениваться словами с прислугой и завсегдатаями «Грифона». Грубый рабочий говор докеров давался ему довольно легко, но не долго. Он сомневался, что продержится при затянувшейся беседе.
— Джек у себя. — Служанка кивнула головой в сторону коридора, ведущего в заднюю часть таверны, и подмигнула. — Только лучше постучи, а потом уж дверь открывай.
Она исчезла в толпе, высоко подняв над головой поднос с кружками.
Тобиас пробирался вдоль столов и скамеек. В дальнем углу таверны находился обшарпанный коридор. Он вел к комнате, которую Джек называл своим кабинетом. Тобиас прошел по коридору и остановился перед дверью.
Приглушенный женский хохот донесся из-за тяжелой деревянной двери. Тобиас громко постучал.
— Убирайся, кто бы ты ни был! — Голос Джека прогрохотал словно телега, груженная углем. — У меня тут дело.
Тобиас повернул ручку. Дверь подалась и распахнулась. Прислонившись к притолоке, Тобиас посмотрел на Улыбчивого Джека.
Владелец «Грифона» сидел за видавшим виды столом, уткнувшись лицом в большую обнаженную грудь женщины, устроившейся верхом на его бедрах. Юбки женщины, задранные до пояса, обнажали пышные ягодицы.
— Я получил твою записку, — сказал Тобиас.
— А, это ты, Тобиас? — Улыбчивый Джек поднял голову и прищурился. — Что-то рановато, нет?
— Нет.
Джек застонал и игриво хлопнул девицу по голым ягодицам.
— Иди, девочка. Мой друг спешит, и вижу, сегодня он очень уж нетерпелив.
Женщина хихикнула:
— Не обращай на меня внимания, Джек. — Она поерзала у него на коленях. — Я тут посижу и буду продолжать то, что мы с тобой начали, пока вы обсуждаете ваше дело.
— Это невозможно, милашка. — Джек с сожалением вздохнул и ласково снял ее со своих колен. — Ты меня отвлекаешь. Я не могу сосредоточиться на делах, когда ты тут колдуешь надо мной.
Женщина снова засмеялась, встала и отряхнула юбки. Игриво подмигнув Тобиасу, она неторопливо направилась к двери. Ее пышные бедра плавно покачивались, завораживая мужчин.
Наконец дверь закрылась, и из коридора послышался ее смех.
— Новая служанка. — Джек застегнул штаны. — Думаю, она придется ко двору.
— У нее, кажется, действительно веселый нрав. — Тобиас оставил рабочий выговор. Они с Джеком отлично знали друг друга.
Например, Тобиасу была известна история уродливого шрама, из-за которого Джек получил кличку Улыбчивый. Швы на ножевой ране были наложены неумело, и, когда рана зажила, на лице Джека навечно застыла ухмылка, от края рта до самого уха.
— Да уж, это точно. — Джек распрямил свое грузное тело и указал Тобиасу на стул у очага. — Садись, парень. Погода сегодня отвратительная. Я налью тебе бренди, чтобы ты согрелся.
Тобиас сел на массивный стул, стараясь не обращать внимания на боль в ноге.
— Бренди будет очень кстати, — сказал он. — Так какие у тебя новости для меня?
— Есть одна, которая может заинтересовать тебя. Во-первых, ты просил меня разузнать о прошлом кое-кого из женщин Невилла. — Джек налил бренди в два бокала. — Я нашел кое-что интересное.
— Слушаю.
Джек подал Тобиасу бокал и снова опустился в свое кресло за письменным столом.
— Ты говорил мне, что Невилл подбирает себе любовниц в борделе, а не среди модных куртизанок. Это так.
— И что с того?
— Не скажу, почему он предпочитает более дешевых девиц, но знаю одно. Когда женщины, взятые из борделя, топятся в реке, власти не обращают внимания. — Джек поморщился, и шрам приобрел жуткое подобие улыбки. — Есть даже такие, кто сочтет, что это и к лучшему. Одной шлюхой меньше.
Тобиас сжал бокал.
— Значит, и другие девицы Невилла закончили жизнь в реке?
— Мне неизвестно, сколько его женщин утопились после того, как он бросил их, но две по меньшей мере, похоже, не сумели смириться с этим. Женщина по имени Лиззи Пратер покончила с собой полтора года назад. Несколько месяцев назад некую Элис также вытащили мертвой из воды. Ходят слухи, что еще трое или даже больше наложили на себя руки.
Тобиас потягивал согревающее его бренди.
— Трудно поверить, что так много женщин впали в жестокое уныние после того, как наскучили Невиллу.
— Точно. — Кресло Джека заскрипело, когда он вольготно раскинулся на нем. Джек сложил руки на большом животе. — Однако это случается время от времени. Всегда находятся глупые девчонки, которые действительно верят, что нашли настоящую любовь с богатым мужчиной, а потом остаются с разбитым сердцем. Но большинство девиц знает, чего ждать от мужчин вроде Невилла. Они вытягивают из богачей как можно больше побрякушек и принимаются за следующего, обнаружив, что им не на что жить.
— Деловое соглашение с обеих сторон.
— Да. — Джек сделал большой глоток бренди, поставил бокал и вытер рот рукой. — А сейчас слушай хорошо, потому что речь пойдет о самом интересном в этом деле.
— Да?
— Последняя милашка Невилла, Салли, тоже исчезла. Никто не видел ее со вчерашнего дня.
Тобиас замер.
— Река?
— Слишком рано говорить. Я не слышал, чтобы ее вытащили из воды, да это и не сразу происходит. Сейчас я только знаю, что она исчезла. И если мои ребята не найдут ее, то и никто не найдет.
— Будь все проклято! — Тобиас потер ногу. Улыбчивый Джек подождал, пока Тобиас переварит эту новость.
— Есть еще кое-что.
— О Салли?
— Нет. — Джек понизил голос, хотя в комнате никого не было. — Это касается «Голубой палаты». Появились слухи.
Тобиас прищурился:
— Я тебе говорил, с «Голубой палатой» покончено. И Азур и Карлайл мертвы. Третий человек на время исчез. Но ненадолго. Я найду его.
— Твои слова, возможно, верны. Но на улице поговаривают, что идет небольшая война.
— И кто участники?
Джек пожал плечами:
— Понятия не имею. Однако слыхал, будто победитель намерен взять контроль над тем, что осталось от «Голубой палаты». Некоторые считают, что он собирается восстановить империю, рухнувшую после смерти Азура.
Тобиас долго смотрел в огонь, переваривая эту новость.
— Я твой должник, — наконец сказал он.
— Да. — Джек улыбнулся своей жуткой улыбкой. — Должник. Но я не волнуюсь. Ты всегда исправно платишь по счетам.


Пока Тобиас был в таверне, туман еще больше сгустился. Он остановился на крыльце. Фонари у таверны горели ярко, но не могли пробить царивший вокруг мрак.
Через минуту Тобиас зашагал через улицу, противясь желанию поднять воротник старого пальто до ушей. Толстая шерсть, конечно, согреет, но ограничит боковой обзор и заглушит ночные звуки. В таком районе разумнее быть начеку.
Он быстро миновал улицу, слегка освещенную фонарями, и скрылся в густой тьме. Вокруг вроде никого не было. «И неудивительно в такую-то ночь», — подумал Тобиас.
Отойдя подальше от таверны, он различил небольшой тусклый кружок света где-то высоко над землей. Решив, что это фонарь кареты, Тобиас направился туда, старательно держась середины улицы, подальше от темных переулков и неосвещенных парадных.
Однако, несмотря на все его предосторожности, он услышал скользящий звук стремительно приближавшихся сзади шагов. Разбойник.
Тобиас подавил желание повернуться и встретить преследователя лицом к лицу, прекрасно зная, что грабитель скорее всего лишь отвлекающий маневр. Лондонские разбойники часто работали парами.
Он быстро шагнул в сторону, ища укрытия у стены. Резкая боль пронзила левую ногу, но внезапное изменение направления оправдало себя, застав преследователя врасплох.
— Черт, я потерял его.
— Зажги фонарь, парень. Зажигай же! Живей, а то мы никогда не найдем его в этом чертовом тумане.
Все стало ясно. Здесь явно было два разбойника. Злобные голоса выдавали их намерения.
Тобиас вытащил пистолет и замер.
Первый разбойник громко выругался, мучаясь с фонарем. Когда фонарь «чихнул»и зажегся, Тобиас использовал его как мишень и нажал на курок.
Грохот пистолетного выстрела эхом разнесся по улице. Фонарь разлетелся вдребезги.
Разбойник завопил и бросил осколки. Масло, пролившееся на мостовую, полыхнуло огнем.
— Гром и молния! У этого негодяя пистолет, — удивился второй разбойник.
— Ну и что? Он же уже выстрелил, так что больше от него нету пользы.
— У некоторых парней и по два пистолета бывает.
— Только если они ожидают неприятностей. — Он вошел в круг света, отбрасываемый горящим маслом, дьявольски ощерился и закричал:
— Эй ты, не прячься в тумане! Мы пришли кое-что передать тебе.
— Это займет немного времени, — громко сказал второй мужчина. — Только хотим убедиться, что ты понимаешь, как это серьезно.
— Где он? Ни черта не вижу.
— Тихо! Эй ты, дурак чертов, слушай.
Однако карета в конце улицы уже начала двигаться. Стук колес и цокот копыт по мостовой звучали очень громко в ночи. Тобиас воспользовался шумом, чтобы заглушить свои движения.
Сбросив с плеч потрепанную накидку, он обернул ее вокруг ближайшего железного столба.
— Проклятие, чертов мусорщик едет сюда! — прорычал один из грабителей.
«Только бы не повозка мусорщика, — подумал Тобиас, стремясь перехватить приближающуюся карету. — Пожалуйста, пусть это будет не повозка мусорщика. Все, что угодно, только не она».
Покачивающийся фонарь был уже почти рядом. Сидевший на козлах человек крикнул и хлопнул поводьями по крупу лошади, понукая ее. Когда повозка поравнялась с Тобиасом, он ухватился за ручку.
Отвратительный запах в повозке ударил ему в нос. Мусорщик явно потрудился, опустошая уборные и собирая мусор у домов.
Тобиас задержал дыхание, взбираясь на козлы.
— Неужели не мог найти другой экипаж? — сердито сказал он, опускаясь на сиденье.
— Извини. — Энтони еще раз огрел лошадь, поторапливая ее. — Когда я получил твою записку, уже почти не оставалось времени. Мне не удалось найти наемную карету. В такую ночь они все заняты.
— Вот он! — услышал Тобиас крик одного из разбойников. — Вон там, у перил! Я вижу его накидку.
— Пришлось сначала идти пешком, — объяснил Энтони. — Потом наткнулся на мусорщика и предложил ему денег за его повозку. Я обещал ему вернуть ее через час.
— Теперь мы поймали тебя! — послышался крик разбойников, а потом шаги по мостовой.
— Какого черта? Он сбежал, наверное, на той чертовой повозке мусорщика.
Раздался грохот выстрела. Тобиас нахмурился.
— Не переживай, — сказал Энтони. — Уверен, ты найдешь еще одну столь же немодную накидку.
Второй выстрел прогрохотал в тумане, и терпение лошади, очевидно, лопнуло. Она, прижав уши, рванулась вперед и перешла на галоп.
— Он сейчас смоется, говорю же тебе! Нам не заплатят за работу, если мы не поймаем его.
Когда слова разбойников затихли вдали, Тобиас сказал:
— Мне казалось, что мой план прост и разумен. Я всего лишь попросил тебя найти экипаж и подождать на улице у «Грифона», если вдруг у меня возникнет необходимость поспешно ретироваться.
— Отличная предосторожность, учитывая особенности этого района. — Энтони дернул поводья, с энтузиазмом играя роль кучера. — Только подумай, что произошло бы, если бы ты не попросил меня встретить тебя здесь.
— Мне почему-то даже в голову не приходило, что для этого ты выберешь повозку мусорщика.
— Иногда приходится работать с тем, что под руками. Ты сам учил меня этому, — ухмыльнулся Энтони. — Поскольку я не достал экипаж, пришлось довольствоваться тем, что попалось по пути. Я считал, что проявил инициативу.
— Инициативу?
— Да. Куда мы сейчас?
— Прежде всего вернем эту восхитительную карету ее законному владельцу и заплатим за пользование ею. А потом направимся домой.
— Еще не так поздно. Разве ты не хочешь поехать в свой клуб?
— Швейцар ни за что не впустит меня. Неужели не ясно, что нам обоим необходимо принять ванну.
— Пожалуй, ты прав.


Через час Тобиас поднялся из лохани, вытерся перед огнем полотенцем и надел халат. Спустившись вниз, он увидел Энтони, уже вымывшегося и одетого в сорочку и брюки, которые он держал в своей старой комнате наверху.
— Итак? — Энтони развалился в кресле, вытянув ноги к камину. Он даже не повернул головы, когда Тобиас вошел в комнату. — Рассказывай. По-твоему, это были настоящие разбойники?
— Нет. Они упомянули о том, будто им заплатили за то, чтобы доставить послание. — Тобиас засунул руки в карманы халата.
— Предупреждение?
— Очевидно.
Энтони слегка склонил голову набок.
— От того, кто не хочет, чтобы ты продолжал расследование?
— Я не успел поинтересоваться. Вполне возможно, что их послал тот, кто не желает, чтобы я продолжал расследование. Но есть и другой подозреваемый.
Энтони понимающе посмотрел на него:
— Помфри?
— Я не придал особого значения предостережению Крекенберна насчет него. Но Крекенберн, возможно, был прав, сказав, что Помфри попытается отомстить мне за стычку в театре.
— Разумно. Помфри не из тех, кто поступает достойно. — Энтони помолчал. — А миссис Лейк ты расскажешь о том, что произошло сегодня?
— Черт побери, за кого ты меня принимаешь? За идиота? Конечно, я не собираюсь информировать ее о сегодняшних приключениях.
Энтони кивнул:
— Я так и предполагал. Конечно, ты оставишь ее в неведении, поскольку не желаешь, чтобы она слишком тревожилась за тебя.
— Это не имеет никакого отношения к делу. Я не расскажу ей о встрече с этими двумя мужчинами, так как уверен, что она, воспользовавшись возможностью, прочитает мне утомительную нотацию.
Энтони позабавили слова Тобиаса.
— В духе той, что ты прочитал ей, когда обнаружил, что она отправилась к Хаггету, вырядившись уборщицей, и попала в переделку?
— Именно. Мне не хотелось бы, чтобы теперь она отчитывала меня.


Лавиния сидела за завтраком, когда услышала голос Тобиаса в холле:
— Не трудитесь, миссис Чилтон. Я знаю дорогу, и нет необходимости представлять меня.
Эмелин улыбнулась:
— Похоже, у нас ранний посетитель.
— Он явно чувствует себя здесь как дома. — Лавиния подхватила вилкой кусочек яичницы. — Какого дьявола ему нужно в такой час? Если Тобиас намерен заставить меня выслушать еще одну нотацию о том, что я не должна и шагу ступить, не сообщив ему об этом, пусть как следует подумает.
— Успокойся.
— Как сохранить спокойствие, когда речь идет о мистере Марче? У него талант будоражить всех. — Лавиния застыла с вилкой в руке, ибо внезапная мысль осенила ее — Боже, неужели случилось что-то ужасное?
— Вздор! Мистер Марч, похоже, вполне здоров и бодр.
— Я имела в виду что-то ужасное в связи с нашим расследованием.
— Уверена, он сообщил бы, если бы дело было в этом.
— Напрасно ты так уверена, — мрачно заметила Лавиния. — Как я говорила еще в Италии, мистер Марч любит темнить.
Дверь открылась, и Тобиас вошел в столовую, внеся с собой в маленькую, уютную комнату атмосферу энергии, силы и бодрости. Лавиния поспешно проглотила яичницу, стараясь не задумываться о причинах легкого возбуждения, которое охватило ее при виде Тобиаса.
Что же в нем вызывает в ней такой трепет? Он не высок, и никто бы не назвал его красивым. Тобиас крайне редко бывает учтив, как подобает джентльмену, и ему определенно пора сменить портного.
Хотя Лавиния, похоже, физически привлекала его, но она вовсе не была уверена, что нравится ему. В их отношениях не было ничего поэтического; напротив, их соединяли деловые отношения и вместе с тем невероятно чувственные. «По крайней мере с моей стороны», — подумала Лавиния. Она сомневалась, что для Тобиаса в них было что-то особенное.
Может, странное ощущение, возникающее у нее при виде Тобиаса, только нервная реакция? В этом нет ничего удивительного, поскольку последние дни были для нее очень напряженными.
Раздраженная таким выводом, она ожесточенно скомкала салфетку на коленях и сердито посмотрела на Тобиаса:
— Что привело вас сюда в столь ранний час, мистер Марч?
Он насмешливо поднял брови:
— И тебе добрый день, Лавиния.
— Не обращайте на нее внимания, мистер Марч, — смутилась Эмелин. — Тетя плохо спала этой ночью. Не хотите ли кофе?
— Благодарю вас, мисс Эмелин. Чашка кофе была бы весьма кстати.
Лавиния проследила за тем, как осторожно Тобиас опускается в кресло, и нахмурилась:
— Вы опять перетрудили ногу, сэр?
— Слишком много движений пришлось сделать прошлой ночью. — Он улыбнулся Эмелин и принял у нее чашку кофе. — Не тревожьтесь.
— Я вовсе не тревожусь, — надменно заверила его Лавиния. — Просто полюбопытствовала. Меня совершенно не касается состояние вашей ноги.
— Вы совершенно правы, мадам.
Внезапно Лавиния вспомнила о том, как его ноги устроились между ее ногами в ту ночь в карете. Она встретилась с Тобиасом взглядом и тут же поняла, что он тоже думает о той пылкой встрече.
Опасаясь, что краска зальет ее лицо, Лавиния поспешно занялась яичницей.
Эмелин, пребывающая в полном неведении, мило поинтересовалась:
— Вы танцевали прошлой ночью, сэр?
— Нет, — ответил Тобиас. — Моя нога плохо реагирует на танцы. Я занимался другим родом деятельности.
Лавиния сжала вилку так, что побелели костяшки пальцев. Уж не был ли он с другой женщиной этой ночью?
— У меня сегодня насыщенный день, — отрывисто сказала она. — Не объясните ли, что привело вас сюда?
— У меня, кстати, тоже много планов на сегодня. Возможно, нам стоит их сверить.
— Что касается меня, то я намерена спросить миссис Воэн, не выскажет ли она свое мнение по поводу восковых фигур в верхней галерее Хаггета, — сообщила Лавиния.
Тобиас одарил ее учтивой улыбкой:
— И как же вы собираетесь провести ее в ту комнату, если даже она согласится? Вы что, нарядите ее уборщицей?
Его снисходительный тон разозлил Лавинию:
— Нет, я придумала другой способ попасть в галерею. Полагаю, можно подкупить юношу, продающего внизу билеты.
— Вы настроены серьезно?
— Конечно, сэр. — Она лучезарно улыбнулась ему. Тобиас поставил чашку на блюдце.
— Проклятие, Лавиния, ты прекрасно знаешь: я не желаю, чтобы ты шла в галерею одна.
— Я пойду туда не одна, а с миссис Воэн. — Она помолчала. — Приглашаю и вас, если пожелаете.
— Принимаю приглашение.
Последовала короткая пауза. Тобиас взял себе тост.
— Вы так и не сказали, зачем пришли, — напомнила ему Лавиния.
— Заехал узнать, не согласитесь ли вы сопровождать меня в поисках некоей Салли Джонсон.
— Что это за Салли Джонсон?
— Последняя любовница Невилла. Исчезла позавчера.
— Не понимаю. — Лавиния заинтересовалась. — Считаешь, это связано с нашим расследованием?
— Пока не могу сказать, однако боюсь, что такая связь существует.
— Что ж. — Лавиния слегка оттаяла. — Очень хорошо, что ты заехал и проинформировал меня о своих планах.
— Да, мое поведение отличается от той таинственности, которой ты обставила вчера свой визит к Хаггету. Возможно, я ближе к сердцу принимаю наше сотрудничество.
— Чертовски маловероятно! — Лавиния постучала вилкой по тарелке. — Так в чем дело, Тобиас? Почему вы просите меня присоединиться к вам сегодня?
Съев еще один тост, он посмотрел на нее:
— Потому что если мне повезет и я найду Салли, то захочу поговорить с ней. И не сомневаюсь, она будет более откровенна с женщиной, нежели с мужчиной.
— Я так и знала, — заметила Лавиния с мрачным удовлетворением. — Тебя привели сюда вовсе не партнерские обязательства. Просто я нужна тебе для проведения твоих собственных расследований. Чего ты от меня ожидаешь? Что я погружу Салли в гипнотический транс и заставлю говорить откровенно?
— Почему ты всегда сомневаешься в моих мотивах?
— Там, где дело касается вас, сэр, я предпочитаю действовать с крайней осторожностью.
Тобиас слегка улыбнулся, глаза его блестели.
— Не всегда, Лавиния. Несколько раз вы нарушали это правило.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100