Читать онлайн Сомнительная репутация, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Сомнительная репутация

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Не сразу придя в себя, Тобиас понял, что карета еще движется и можно продлить мгновения сладкой истомы.
— Тобиас?
— М-м?
Лавиния слегка зашевелилась под ним.
— Думаю, мы вот-вот подъедем к моему дому.
— Я предполагал, что именно это ты и скажешь. — Он накрыл рукой ее грудь, упругую, совершенной формы, похожую на спелое яблоко.
«Нет, пожалуй, сегодня больше не стоит возвращаться к теме фруктов, — подумал Тобиас. — Лавиния права, мы, должно быть, уже рядом с ее домиком на Клермонт-лейн».
— Скорее, Тобиас. — Она обеспокоенно заерзала под ним. — Нам нужно привести себя в порядок. Только представь, как будет неловко, если лакей миссис Доув застанет нас в таком виде.
Тревога в ее голосе позабавила его.
— Успокойся, Лавиния. — Тобиас медленно и неохотно сел, задержавшись лишь для того, чтобы еще раз поцеловать ее обнаженное бедро.
— Тобиас!
— Я слышу, миссис Лейк. Кучер и лакей тоже услышат, если вы не понизите голос.
— Быстрее. — Сев, она судорожно возилась с корсетом. — Мы сейчас остановимся. Ах ты, Господи, надеюсь, мы не испортили подушки миссис Доув? Что она подумает?
— Меня не особенно волнует, что она подумает. — Тобиас вдохнул аромат их недавней страсти, ощущавшийся в небольшом пространстве кареты. — Миссис Доув ведь больше не ваша клиентка, помните?
— Господи, сэр, но она же элегантная леди. — Лавиния нервно поправила серебряный кулон. — Уверена, эта дама не привыкла к тому, чтобы ее прекрасную карету использовали как дешевый наемный экипаж.
Тобиас посмотрел на Лавинию с глубоким удовлетворением. Желтый свет лампы искрился в ее взлохмаченных золотисто-рыжих волосах. Щеки Лавинии раскраснелись. Она была словно озарена теплым светом.
И тут он заметил панику в ее глазах.
— Вы смущены, да? — спросил Тобиас. — Опасаетесь, как бы миссис Доув после того, что здесь произошло, не отказала вам в звании леди?
Лавиния все еще сражалась с корсетом.
— Она, вероятно, сочтет, что я ничем не лучше тех женщин, которые собираются на Ковент-Гарден ближе к ночи.
Тобиас пожал плечами.
— Почему вы так озабочены тем, что она подумает о вас?
— Не хочется производить на клиента впечатление легкомысленной женщины.
— На бывшего клиента.
— Да, но и то, что будут говорить о нас, важно в этой профессии. Ведь нельзя же предлагать свои услуги в газетах. Приходится рассчитывать на рекомендации удовлетворенных клиентов.
— Я лично совершенно удовлетворен в данный момент. Это вас успокаивает?
— Нет, разумеется. Ты — деловой партнер, а не клиент. Не дразни меня, Тобиас. Ты прекрасно знаешь, я не могу допустить, чтобы миссис Доув рассказывала своим аристократическим друзьям, будто я всего лишь…
— Ты вовсе не такая, — твердо возразил он. — И мы оба знаем это. Так зачем же толковать об этом?
— Это дело принципа.
Тобиас кивнул:
— Ты уже упоминала о принципах. Похоже, они важны для тебя. Но сейчас речь вовсе не о них. Речь о здравом смысле. Я не хотел бы, чтобы у тебя появилась привычка швырять в лицо клиентам их деньги. Если миссис Доув, несмотря на все то, что ты сегодня ей сказала, все же пришлет тебе гонорар, я настоятельно советую принять его.
Лавиния перестала сражаться с корсетом и сердито посмотрела на него.
— Как вы смеете насмехаться над этим, сэр!
— Прости меня, Лавиния. — Он расправил ей платье на спине. — Но ты, похоже, впадаешь в истерику.
— Не смей обвинять меня в истерике! Я забочусь о своей репутации. Вполне обоснованное беспокойство, на мой взгляд. Я не хочу снова менять род занятий. Это такая морока.
Тобиас улыбнулся:
— Миссис Лейк, уверяю вас, если кто-нибудь осмелится опорочить вас, я буду защищать вашу честь всеми способами, вплоть до дуэли.
— Ты намерен превратить все это в шутку, да?
— Твоя накидка, возможно, и пострадала, но думаю, что подушки в полном порядке. И даже если нет, я уверен, кучер позаботится о том, чтобы к утру они были безупречны. Он отвечает за то, чтобы карета была в идеальном состоянии.
— Моя накидка! — Лавиния так расстроилась, что даже побледнела. Неловко встав, она подхватила накидку с подушек. — О Боже!
— Лавиния…
Она села напротив и встряхнула накидку. Держа ее перед собой, Лавиния в ужасе уставилась на подкладку.
— О нет! Это ужасно. Совершенно ужасно.
— Лавиния, неужели потеря клиента так сказалась на твоих нервах?
Она оставила эти слова без ответа и, повернув накидку, продемонстрировала ему темное влажное пятно.
— Посмотри, что ты сделал, Тобиас. Ты погубил накидку. Как объяснить, откуда это пятно? Остается только надеяться, что мне удастся вывести его прежде, чем его заметят дома.
Тобиас подумал, что тревога Лавинии из-за подушек и накидки неминуемо испортит его настроение. Пережитые минуты любви были просто невероятны. Таких чувств он не испытывал очень давно. И мог поклясться, что и Лавиния испытала наслаждение. Кстати, изумление, прозвучавшее в ее голосе в момент наивысшего восторга, убедило Тобиаса, что до сегодняшней ночи она не чувствовала ничего подобного.
Но вместо того чтобы наслаждаться, Лавиния твердила об этом чертовом пятне.
— Ну что ж, Лавиния, хорошенько подумав, ты придешь к выводу, что лучше, если свидетельство наших недавних занятий останется на твоей накидке, нежели на чем-то ином.
Лавиния настороженно посмотрела на подушки рядом с ним.
— Конечно. Было бы ужасно, если бы мы запачкали сиденье. Но похоже, пятна нет.
Карета замедлила ход. Тобиас отодвинул занавеску на окне и увидел, что они прибыли на Клермонт-лейн.
— Я говорю не о подушках.
— А где же еще подобное пятно может иметь какое-то значение?
Тобиас встретился с ней взглядом и промолчал.
Лавиния нахмурилась. Растерянность промелькнула в ее глазах прежде, чем она поняла его.
— Да, — промолвила Лавиния и быстро свернула накидку.
— Между нами не должна возникать неловкость, Лавиния. Мы оба имели супружеский опыт. И мы отнюдь не юнцы.
Лавиния уставилась в окно.
— Верно.
— Давай говорить прямо. Это пятно — свидетельство небольшой предосторожности, необходимой в данных обстоятельствах. — Его голос смягчился. — Ведь надо думать о непредвиденных последствиях.
Она сжала свернутую накидку.
— Ты прав.
— Если они возникнут, ты обсудишь их со мной, хорошо?
— Да.
— Я слишком увлекся в минуту страсти. Но в следующий раз приму меры предосторожности, прежде чем мы снова займемся этим.
— Сэр, мы приехали! — с преувеличенной радостью воскликнула Лавиния, — Наконец-то я дома.
Коренастый лакей открыл дверь и опустил ступеньку для Лавинии. Она бросилась к двери так, словно дом был ее единственной надеждой на спасение.
— Доброй ночи, Тобиас.
Он взял ее за руку.
— Лавиния, с тобой все в порядке? Ты сама не своя.
— Разве?
Улыбка, которой она одарила его, блеснула, словно отполированная сталь. «Что ж, это в духе Лавинии», — решил он, не зная, хороший ли это знак.
— Вечер выдался утомительный, — осторожно заметил он. — У тебя шалят нервы.
— С чего бы это? Ведь я всего лишь потеряла единственного клиента и мне испачкали накидку. Кроме того, меня будет беспокоить весьма интимный вопрос в предстоящие несколько дней.
— Можешь винить меня во всех своих бедах.
— О, я так и делаю. — Она подала руку лакею. — Мне совершенно ясно, что все мои трудности исходят от вас, сэр. Вы вновь виноваты во всех моих проблемах.


Почему же все, что касается Лавинии, всегда так запутанно? Тобиас раздраженно вошел в свой кабинет, налил себе щедрую порцию бренди и опустился в любимое кресло. Когда он мрачно уставился на горящий огонь, перед глазами у него возник образ испачканной накидки.
Дверь позади него распахнулась.
— А, наконец ты вернулся. — Энтони, с развязанным галстуком и в расстегнутой рубашке, вошел в комнату. — Я заглянул сюда час назад по пути домой, чтобы узнать новости. Доел остатки пирога с лососиной, приготовленного Уитби. Я скучаю по его стряпне.
— Как ты можешь по ней скучать, если не пропускаешь ни одного обеда, да еще поздно ночью перекусываешь.
— Не хочу, чтобы тебе было одиноко, — хмыкнул Энтони. — ты что-то припозднился. На тебя это непохоже. Полагаю, вечерок выдался интересный?
— Нашел дневник.
Энтони тихо присвистнул:
— Поздравляю. Полагаю, ты вырвал страницы, которые важны для тебя, миссис Лейк и твоего клиента?
— В этом не было необходимости. Кто-то бросил чертов дневник в огонь до того, как я нашел его. Узнать его можно, но прочитать что-нибудь — уже нет.
— Понятно. — Энтони задумчиво провел рукой по волосам. — Тот, кто убил Феликса и забрал дневник, хотел показать тебе, что ты должен прекратить расследование?
— Наверное.
— Начиная это дело, ты говорил, что в дневнике упоминаются несколько человек. Любой из них мог убить Холтона Феликса и потом уничтожить записи.
— Конечно.
— Как Невилл отнесся к новости?
— Я еще не сообщил ему о последних событиях.
Энтони с любопытством посмотрел на него:
— И что дальше?
— Иду спать, вот что дальше.
— Я собирался отправиться к себе, когда услышал, что у наших дверей остановилась роскошная карета. — Энтони усмехнулся. — Поначалу я даже решил, что кто-то ошибся адресом. И тут увидел, что ты выходишь из нее.
— Карета принадлежит клиентке Лавинии. — Тобиас сделал несколько глотков бренди. — Бывшей клиентке.
— Потому что дневник найден?
— Нет. Потому что Лавиния отказала ей. Отказалась принять гонорар.
— Не понимаю. — Энтони встал перед камином. — Какого дьявола миссис Лейк отказалась от положенного ей гонорара?
Тобиас осушил бокал и поставил его на подлокотник кресла.
— Она сделала это из-за меня.
— Из-за тебя?
— Понимаешь, это дело принципа.
Энтони озадаченно посмотрел на него:
— Нет, не понимаю. Не обижайся, Тобиас, но ты как-то бестолково объясняешь. Ты сколько сегодня выпил?
— Мало. — Тобиас постучал пальцем по бокалу. — Лавиния отказалась от клиентки, обвинив ее в том, что та подвергла меня сегодня опасности.
— Объясни, пожалуйста.
Тобиас объяснил. Когда он закончил, Энтони долго смотрел на него.
— Так-так-так, — сказал он наконец.
— Лавиния вспыльчива, а клиентка вывела ее из себя.
— Это очевидно. Тобиас пожал плечами:
— Полагаю, моя партнерша уже жалеет о своем поступке.
Энтони вопросительно выгнул бровь:
— Почему ты так считаешь?
— Выходя из кареты, Лавиния сказала, что я опять виноват во всех ее проблемах.
Энтони кивнул:
— Довольно разумный вывод.
— Ты, кажется, говорил, что собирался домой.
— У тебя сегодня отвратительное настроение, да?
— Пожалуй, так.
Энтони осмотрел его с ног до головы.
— Ты сказал, что переоделся после потасовки в переулке?
— Да.
— Значит, твой растерзанный вид объясняется еще одной потасовкой?
Тобиас прищурился.
— Если, по-твоему, у меня сейчас плохое настроение, то продолжай свои расспросы и вскоре заметишь, что оно еще больше ухудшится.
— Вот мы наконец и добрались до сути дела. Ты поцеловал миссис Лейк, и она наградила тебя за это пощечиной.
— Миссис Лейк не дала мне пощечины.
Энтони широко раскрыл глаза:
— Черт побери, только не говори, что ты… что ты… С миссис Лейк? В карете? Но ведь она леди. Как ты мог?
Тобиас пристально посмотрел на него.
То, что Энтони увидел в глазах шурина, заставило его замолчать и поспешно заняться углями в камине.
Высокие напольные часы неумолимо отсчитывали последние часы перед рассветом.
Тобиас поудобнее устроился в кресле, раздраженный тем, что ему читает нотации молодой человек, никогда еще серьезно не увлекавшийся женщиной.
Спустя некоторое время Энтони кашлянул.
— Ты знаешь, что она собирается в театр завтра вечером? — Он бросил взгляд на часы. — Вернее, уже сегодня, да? В любом случае ты можешь тоже там появиться. Они с Эмелин приглашены в ложу леди Уортхэм. Будет вполне уместно, если ты посетишь их в ложе.
Тобиас усмехнулся:
— Неужели?
— Не беспокойся, — продолжил Энтони. — Я ни за что не оставлю тебя одного в таких обстоятельствах. Тебе явно нужен спутник. Буду рад составить тебе компанию.
— А, так вот в чем дело.
Энтони невинно посмотрел на него:
— Прошу прощения?
— Ты хочешь пойти завтра в театр, потому что там будет мисс Эмелин. И тебе нужен повод, чтобы зайти в ложу Уортхэмов.
Энтони напрягся:
— Эмелин завтра представят на рынок невест. Лавиния надеется завлечь достойного жениха, помнишь?
— В жертву этому принесен Аполлон. Как же, помню.
— Вот именно. Эмелин так очаровательна и так умна! Боюсь, план Лавинии принесет свои плоды.
Тобиас поморщился. Энтони встревожился:
— Нога сильно болит?
— Меня беспокоит не нога, а разговор о фруктах.
При этом Тобиас подумал, что нога-то как раз совсем не беспокоит его. Бренди, несомненно. Только теперь он вспомнил, что перестал чувствовать обычную боль еще раньше, когда предавался любви с Лавинией. «Ничто так не отвлекает мужчину от боли и неприятностей», — удовлетворенно решил Тобиас.
Энтони озадаченно смотрел на него:
— Ничего не понимаю. При чем тут фрукты?
— Не обращай внимания. На твоем месте я не стал бы беспокоиться о планах Лавинии. Эмелин — интересная молодая дама и, конечно, не останется без внимания. Но как только станет известно, что она не богатая наследница, алчные мамаши постараются отвлечь от нее своих сынков.
— Все это, возможно, и так, но как насчет волокит и профессиональных соблазнителей? Ты же знаешь, любая молодая дама может оказаться в опасности, когда они рядом. Соблазнять невинных девушек для них своего рода спорт.
— Лавиния убережет Эмелин. — Тобиас вспомнил о хладнокровии Эмелин в Риме. — А вообще-то мисс Эмелин сама способна позаботиться о себе.
— Тем не менее я предпочел бы не рисковать. — Энтони решительно ухватился за каминную полку. — И поскольку мои цели, похоже, сходны с твоими, нам стоит действовать заодно в этом деле.
Тобиас глубоко вздохнул:
— Мы с тобой пара дураков.
— Говори за себя. — Энтони, повеселев, направился к двери. — Утром я позабочусь о билетах.
— Энтони!
— Да?
— Я говорил тебе, что родители Лавинии занимались гипнозом?
— Нет, но мисс Эмелин упоминала об этом. А что такое?
— Ты некоторое время интересовался этой темой. Как по-твоему, опытный гипнотизер способен погрузить человека в транс так, что тот этого не осознает?
Энтони улыбнулся:
— Допускаю, что слабый человек уязвим перед опытным гипнотизером. Но уверен, нельзя погрузить в транс мужчину с сильной волей и острой наблюдательностью.
— Не сомневаешься в этом?
— Нет, только если он сам не захочет быть околдованным.
Энтони вышел.
Хохот шурина доносился до Тобиаса, пока тот не закрыл за собой парадную дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Сомнительная репутация - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100