Читать онлайн Обольщение, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Леди Дорринг, не покидавшая с утра постель из-за мигрени, к обеду совершенно ожила, получив известие, свидетельствующее, что к ее внучке вернулся здравый смысл.
— Не могу понять, Софи, почему тебе взбрело в голову отказать графу, — произнесла леди Дорринг, изучая шотландский суп, принесенный дворецким Хиндли. Он прислуживал и за столом. — Нет, не понимаю. Слава Богу, в конце концов ты выбрала правильное решение. Я тебе скажу, мы все должны быть чрезвычайно признательны Рейвенвуду за его снисходительность к твоему странному поведению.
— Но его предложение не совсем понятно, не правда ли? — пробормотала Софи.
— Почему?! — удивленно воскликнул Дорринг, восседавший во главе стола. — Что ты имеешь в виду?
— Только то, что я не понимаю причины, по которой граф захотел просить моей руки.
— Боже праведный, но почему он не мог предложить тебе выйти за него замуж? — подняла брови леди Дорринг. — Ты привлекательная, хорошо воспитанная молодая леди из уважаемой семьи.
— Но меня же вывозили в город, бабушка, разве ты не помнишь? Я видела, сколько там красавиц, со многими из них мне не сравниться. И если я не составила им конкуренцию пять лет назад, то о чем говорить сейчас? И у меня нет приданого, которое часто служит приманкой.
— Рейвенвуд не нуждается в деньгах, — с глубокомысленным видом заметил лорд Дорринг. — Брачный контракт, который он предлагает, весьма щедр.
— Разумеется, ему не нужно жениться ради земли или денег, и у него уже была красавица, — упорствовала Софи. — Вопрос в том, почему он остановил выбор на мне. Вот что странно.
— Софи, пожалуйста, — решительно вмешалась леди Дорринг, — не задавай глупых вопросов. Ты очаровательна и вполне подходящая для него партия.
— «Очаровательна, подходящая партия…»— такое можно сказать про многих девушек в свете. Большинство из них к тому же гораздо моложе меня. Наверное, есть во мне нечто способное привлечь воинственного графа Рейвенвуда. Мне очень хотелось догадаться, что же именно. Однако все объяснилось достаточно просто, стоило только поразмыслить об этом.
Лорд Дорринг посмотрел на нее с искренним любопытством:
— Так ради чего он остановил выбор на тебе? Я, конечно, хорошо тебя знаю и люблю, ведь ты моя внучка. Но, откровенно говоря, даже я удивлен: почему граф именно на тебя обратил внимание?
— Тео!
— Извини, моя дорогая. Извини, — смешался Дорринг, переводя глаза на негодующую супругу. — Просто очень любопытно, понимаешь?
— И мне любопытно, — быстро проговорила Софи. — Кажется, я разгадала его намерение: у меня есть три качества, которыми, по его мнению, должна обладать жена. Во-первых, я первая подвернулась под руку из тех местных девушек, кто, по словам бабушки, получил достойное воспитание. Скорее всего он просто не хотел тратить время на поиски второй жены, у него ведь есть дела поважнее.
— Например? — спросил Дорринг.
— Выбор новой любовницы, новой лошади, новой земли. И еще тысячи мелочей, которые стоят на первом месте и гораздо важнее жены.
— Софи!
— Увы, бабушка, но это так. Рейвенвуд потратил немного времени, чтобы выбрать жену. Согласись, ведь не было ничего, даже отдаленно напоминающего ухаживание.
— Ну вот, — резко прервал ее лорд Дорринг. — Ты, конечно, не можешь смириться с тем, что мужчина не приносил тебе цветов, не читал любовных сонетов. Рейвенвуд, похоже, не относится к романтическим натурам.
— Думаю, ты прав, дедушка. Он совершенно неромантичен. Он заезжал сюда, в Чесли-Корт, всего несколько раз и раза два приглашал нас в аббатство. И все.
— Я тебе уже говорил, он не любит тратить время попусту. — Лорд Дорринг чувствовал себя обязанным защищать другого мужчину. — Ему надо заниматься многочисленными имениями, к тому же, по слухам, он начал новое строительство в Лондоне. Он очень, очень занят.
— Именно так, дедушка. — Софи едва сумела скрыть улыбку. — Но я продолжаю. Вторая причина, почему выбор графа пал на меня, — мой возраст. На его взгляд, любая незамужняя женщина моих лет должна быть чрезвычайно благодарна человеку, столь великодушно снявшему ее с пыльной полки. А благодарная жена — жена управляемая.
— У меня большие сомнения на сей счет, — задумчиво протянул лорд Дорринг. — Конечно, он рассчитывал, что женщина твоего возраста окажется более разумной и уравновешенной, чем юная особа с романтическим вздором в голове. Он говорил сегодня что-то в этом роде.
— Правда, Тео? — Леди Дорринг внимательно посмотрела на мужа.
— Да-да, — быстро кивнула Софи. — Он полагает, что я более уравновешенна, чем семнадцатилетняя девица, только что выпорхнувшая из детской. Но в любом случае мой возраст имеет важное значение для графа. И последняя, на мой взгляд, самая главная причина его выбора — я совсем не напоминаю его бывшую жену.
Леди Дорринг едва не поперхнулась вареной рыбой, которую ей только что подали.
— А какое отношение это обстоятельство имеет к вашему браку?
— Не секрет, что граф пресытился красавицами: они заставили его поволноваться. Все знали о привычке леди Рейвенвуд приглашать своих любовников в аббатство. Если даже мы это знали, то его светлость тем более. В таком случае какую жизнь она вела в Лондоне?!
— Это точно, — проворчал Дорринг. — Если она в деревне так себя вела, то в городе наверняка превратила его жизнь в сущий ад. Говорят, из-за нее он пару раз подставлял свою голову на дуэли. Так что трудно осудить его за желание иметь жену, которая не станет гоняться за мужчинами. Не обижайся, Софи, но ты не относишься к тем женщинам, которые доставляют беспокойство по этой причине. И у него нет никаких сомнений на сей счет.
— Я бы хотела, чтобы вы оба прекратили неприличный разговор, — заявила леди Дорринг. Но было совершенно ясно, что она не надеялась на их послушание.
— Но, согласись, дедушка прав. Я буду самим совершенством в качестве графини Рейвенвуд. В конце концов, я воспитана в деревне, и можно ожидать, что с радостью буду все время проводить в аббатстве. И не стану возить за собой любовников, если куда-нибудь отправлюсь. Я ведь вообще провалилась на брачном базаре в Лондоне и вряд ли решусь появиться в свете еще раз. Лорд Рейвенвуд это прекрасно понимает, как и то, что ему не придется отбиваться от моих назойливых поклонников по той простой причине, что их вообще не будет.
— Софи, — произнесла леди Дорринг с чувством собственного достоинства. — Довольно. Я больше не потерплю столь неприличного разговора.
— Да, бабушка, но неужели ты не заметила, что неприличные разговоры всегда самые интересные?
— Больше ни слова, девочка. Предупреждение распространяется и на тебя, Тео.
— Да, дорогая.
— Не знаю, — угрожающе продолжала леди Дорринг, — насколько точны ваши умозаключения относительно лорда Рейвенвуда и его мотивов, но в одном я с ним полностью согласна. Софи, ты должна быть чрезвычайно признательна графу.
— У меня уже был случай испытать благодарность к его светлости, — печально вспомнила Софи. — Во время моего выезда в свет. Он был очень галантен со мной на балу. Кстати, то был единственный раз, когда я танцевала весь вечер. Сомневаюсь, что он помнит об этом, поскольку из-за моего плеча все время ревниво высматривал, с кем танцует его несравненная Элизабет.
— Постарайся забыть о первой леди Рейвенвуд. Она умерла, и все кончено, — как обычно, без обиняков заявил лорд Дорринг. — Послушай моего совета, девочка. Не дразни Рейвенвуда, и тебе будет с ним хорошо. Не жди от него больше, чем он может дать, и у тебя будет достойный муж. Мужчина, который хорошо относится к своей земле, будет хорошо относиться и к жене. Он умеет заботиться о том, чем владеет.


Дедушка, конечно, прав, размышляла Софи ночью, лежа в постели без сна. Она не сомневалась, что, если бы ей удалось не раздражать, не перечить ему, Рейвенвуд был бы не хуже других мужей. К тому же вряд ли они часто будут видеться. За время своего сезона в Лондоне Софи уяснила, что большинство мужей и жен в свете живут каждый своей жизнью.
«И это в моих интересах», — сказала себе Софи. Как жена графа Рейвенвуда, она сумела бы расследовать дело бедняжки Амелии. Однажды Софи поклялась, что отыщет человека, соблазнившего и бросившего сестру.
Вот уже три года Софи следовала совету старой Бесс и почти смирилась со смертью сестры. Гнев и ярость, которые она испытывала первое время, постепенно улеглись.
Она почти безвыездно жила в деревне, поэтому у нее не было шансов найти соблазнителя и бросить ему вызов. Но теперь, когда она выйдет замуж за графа, все переменится.
Софи откинула одеяло, встала с кровати. Босоногая прошла по мягкому ковру к туалетному столику, отыскала маленькую шкатулку с драгоценностями. Без труда открыла ее и в темноте нашла черный перстень. Она не раз держала его в руках, поэтому теперь на ощупь распознала его. Пальцы Софи сомкнулись вокруг кольца. Холодный и тяжелый перстень. Софи чувствовала, как в кожу вдавливается странный символический треугольник, выгравированный на его поверхности.
Софи ненавидела перстень. Его нашли в кулаке Амелии в ту злосчастную ночь, когда она выпила слишком большую дозу настойки опия. Позже Софи выяснила: черный перстень принадлежал человеку, который соблазнил ее белокурую красавицу сестру и наградил ее ребенком. Амелия наотрез отказалась назвать имя соблазнителя. Только одно удалось узнать Софи: мужчина был одним из любовников леди Рейвенвуд.
Софи была также почти уверена, что ее сестра тайно встречалась с ним в развалинах старого нормандского замка во владениях Рейвенвуда. Софи нередко бывала там, делая наброски древних камней, и однажды ей попался на глаза платочек Амелии — всего через несколько недель после смерти сестры. С того времени Софи даже близко не подходила к руинам замка.
Как же еще найти человека, виновного в смерти Амелии, если не стать новой леди Рейвенвуд? Софи на миг сжала кольцо в кулаке, а потом бросила в шкатулку. Только ради этого она выйдет замуж за графа, а что касается остальных доводов в пользу брака, они ей казались нелепыми.
Софи собиралась научить дьявола любить.


Джулиан, небрежно развалившись в карете с мягкими рессорами, критически разглядывал новую графиню Рейвенвуд. В последнее время он редко встречался с Софи, ибо не видел необходимости для постоянных поездок из Лондона в Хэмпшир. У него были дела в городе. Теперь же ему представилась возможность оценить женщину, выбранную им для рождения наследника.
Он изучал свою невесту, которая всего лишь несколько часов назад, к своему удивлению, стала графиней.
Как обычно, в ее одежде и прическе царил беспорядок. Несколько рыжеватых локонов выбились из-под новой соломенной шляпки, а перо торчало под странным углом. Джулиан присмотрелся — стебель пера надломлен. Скользнув взглядом чуть ниже, он обнаружил, что от ленточки, украшавшей сумочку, оторвался хвостик, а подол платья в пятнах от травы. Видимо, Софи испачкалась, высовываясь из кареты, когда принимала букет цветов от немытого деревенского паренька. Почти все жители деревни захотели пожелать Софи счастливого пути. Оказывается, его жена весьма популярна в этих местах.
Он с удовольствием вспомнил, что не услышал от нее жалоб, когда сообщил о своем намерении сделать медовый месяц рабочим. Недавно он купил имение в Норфолке, и, по его мнению, свадебное путешествие — прекрасная возможность осмотреть новое приобретение.
Он не мог не признать, что леди Дорринг с блеском провела свадебный прием. Большинство гостей были местными жителями. Джулиан не пригласил своих многочисленных знакомых из Лондона: пройти еще раз через свадебную церемонию в присутствии тех же лиц оказалось ему не под силу.
Когда объявление о предстоящем браке появилось в «Морнинг пост», Рейвенвуда закидали вопросами, но он сумел отбиться от наиболее назойливых приятелей. Правда, не всегда его тактика имела успех, и теперь он сжал губы, вспомнив об этом. Некую леди с Тревор-сквер не обрадовало известие о женитьбе Джулиана. Но Марианна Харвуд была слишком хитра и прагматична, чтобы устроить кое-что посерьезнее, чем небольшая сцена. Он знал, как ее успокоить. Серьги, оставленные ей Джулианом в свой последний визит, помогли разгладить скорбные черты на лице красавицы Харвуд.
— Что-то не так, милорд? — осведомилась Софи, выводя Джулиана из задумчивости.
Он быстро вернулся к действительности:
— Все хорошо. Я просто вспомнил одно дело, которым пришлось заняться на прошлой неделе.
— Должно быть, очень неприятное дело. Вы казались весьма раздраженным. Я даже предположила, что вам достался плохой кусок мясного пирога.
Джулиан слабо улыбнулся:
— Да, именно мясной пирог довольно плохо переваривается мужским желудком. Но, уверяю вас, мое здоровье вне опасности.
Софи посмотрела на него спокойным открытым взглядом:
— Понятно. — Она отвернулась к окну. Джулиан нахмурился:
— А теперь моя очередь спросить: что-нибудь не так, Софи?
— Все хорошо.
Скрестив руки на груди, Джулиан принялся рассматривать кисточки на своих отполированных ботфортах, а потом его глаза насмешливо блеснули.
— Полагаю, нам лучше прийти к взаимопониманию по некоторым небольшим вопросам, мадам жена.
Она бросила на него быстрый взгляд.
— Да, милорд?
— Несколько недель назад вы предъявили мне список своих требований.
— Именно так, милорд.
— Какое-то время я был занят и пренебрег тем, что у меня тоже есть список требований к вам.
— Я знаю ваши требования, милорд. Во-первых, наследник, во-вторых, безмятежная жизнь.
— Я намерен воспользоваться представившейся возможностью, чтобы кое-что уточнить.
— Вы хотите что-то добавить к своим требованиям? Но вряд ли это честно.
— Но я не сказал, что хочу что-то добавить. Я просто хочу уточнить… — Джулиан прервался, заметив беспокойство в ее бирюзовых глазах, и, слегка улыбнувшись, продолжил:
— Зачем так волноваться, моя дорогая? Первый пункт в списке без изменений — наследник. Что касается второго…
— Чтобы жизнь ваша была спокойной? Требование довольно простое.
— Так оно и будет, как только вы поймете, что я под этим подразумеваю.
— Объяснитесь, пожалуйста.
— Полагаю, нам удалось бы избежать многих неприятностей, если бы вы взяли за правило никогда мне не лгать.
Ее глаза расширились.
— У меня и в мыслях не было ничего подобного.
— Прекрасно. Будьте уверены, вам это все равно не удастся. Ваши глаза, Софи, всякий раз выдают вас, и меня будет чрезвычайно раздражать ложь в них. Вы меня хорошо поняли?
— Вполне, милорд.
— Тогда вернемся к моему вопросу. Мне кажется, я вас спросил: что-то не так? И вы сказали, что все хорошо. А ваши глаза — совершенно обратное.
Она теребила оторванную ленточку на сумочке.
— Я не имею права на собственные мысли, милорд?
Он сердито сдвинул брови:
— А у вас настолько личные мысли, что о них не должен знать муж?
— Нет. Я просто предположила, что вам не понравится, если я выскажу вслух свои мысли, поэтому и оставила их при себе.
Джулиан хотел разразиться гневной тирадой, но внезапно почувствовал любопытство:
— Я все же хотел бы узнать, если можно.
— Ну что ж, хорошо. Я попытаюсь логически поразмышлять, милорд. Вы проговорились, что занимались одним делом на минувшей неделе перед нашим браком, и я осмелилась предположить, какое дело вам следовало уладить.
— И к какому заключению вы пришли?
— Конечно, трудная задача — сообщить своей любовнице о предстоящей женитьбе. Но кто осудит бедную женщину? В конце концов, она выполняла обязанности жены, а теперь ей объявлено, что вы намерены передать ее «титул» другой претендентке. Кстати, весьма неопытной претендентке, смею заметить. Наверняка она устроила трагическую сцену, сильно огорчившую вас. Ну скажите, она актриса или балерина?
Джулиан едва не рассмеялся. Но он, как добропорядочный муж, подавил это желание.
— Вы превзошли самое себя, мадам, — процедил он сквозь зубы.
— Так вы же сами потребовали рассказать о моих мыслях? — Перо на шляпке заколыхалось. — Теперь вы согласны, что иногда мне лучше держать некоторые глубоко личные мысли при себе?
— В первую очередь, вы не должны размышлять на такие темы.
— Я совершенно уверена в вашей правоте, но, к несчастью, я не способна контролировать работу своего ума.
— Может быть, вас надо научить некоторым способам контроля? — предложил Джулиан.
— Сомневаюсь. — Софи вдруг улыбнулась, и так тепло и обворожительно, что Джулиан растерялся. — Скажите мне, — порывисто продолжала Софи, — я правильно отгадала?
— Дело, которое я улаживал перед отъездом из Лондона на прошлой неделе, не касается вас, мадам.
— А, теперь понятно. Я не имею права оставаться наедине со своими мыслями, а вы имеете на это все права. Вряд ли справедливо, милорд. В любом случае, если мои дурные мысли вас так волнуют, может, мне лучше держать их при себе?
Джулиан подался вперед и без лишних слов взял ее пальцами за подбородок. Он почувствовал, какая шелковистая и мягкая у нее кожа.
— Ты дразнишь меня, Софи?
Она не пыталась отстраниться.
— Признаюсь, да, милорд. Вы настолько высокомерны, что искушение слишком велико, и ему трудно противостоять.
— Да, я понимаю, что такое — испытывать непреодолимое искушение, ибо сам почти не в силах ему противостоять.
Джулиан придвинулся к ней ближе и обнял ее за тонкую талию. Потом поднял сильными уверенными руками и посадил к себе на колени. В его взгляде она прочла холодное удовлетворение, и ее глаза тревожно расширились.
— Рейвенвуд! — Она почти задохнулась от изумления.
— Итак, мы подошли еще к одному пункту в моем списке требований, который нуждается в уточнении, — пробормотал он. — Когда мне хочется вас поцеловать, будет лучше, если вы станете называть меня по имени. Почему бы вам не называть меня Джулианом? — И вдруг он почувствовал, как ее упругие крепкие ягодицы придавили его бедра, а складки юбок накрыли его бриджи.
Она уперлась руками ему в плечи.
— Неужели мне надо снова напоминать вам о данном слове чести, о том, что не… что вы не будете применять ко мне силу?
Софи дрожала. Он ощутил, как дрожь сотрясает ее тело, и это раздражало его.
— Не глупите, Софи. Я не собираюсь применять к вам насилие, как вы это называете. Я просто хочу вас поцеловать. Нет ничего предосудительного в поцелуях.
— Милорд, вы обещали!
Поддерживая ее одной рукой за затылок, он осторожно прильнул к ее устам. Ее губы раскрылись с новыми словами протеста, как только он их коснулся. Поэтому поцелуй сразу оказался более интимным, чем ожидал Джулиан, и внезапно его охватил огонь желания. Рот Софи был мягким, влажным и пряным.
Софи вздрогнула и тихо застонала, когда он сжал ее еще крепче. Она попыталась высвободиться, но он не отпускал, и она затихла в его объятиях.
Джулиан почувствовал ее осторожную податливость, и его поцелуй стал более страстным. Боже, как она была хороша! Он и не ожидал, что она окажется такой теплой и такой сладкой. В ней было достаточно женской силы, чтобы он мгновенно осознал в себе превосходящую силу мужчины, и эта мысль оказала на него удивительно возбуждающее действие. Он почти сразу почувствовал, как проснулась его плоть…
— А теперь назовите меня по имени, — тихо приказал он, не отрывая своих губ.
— Джулиан, — отозвалась она дрожащим голосом, но вполне отчетливо.
Он провел ладонью по ее руке и уткнулся головой в ее шею:
— Еще раз.
— Джулиан, прекратите, пожалуйста. Это слишком далеко заходит. Вы же дали мне слово.
— А разве я применяю насилие? — насмешливо спросил он и нежно поцеловал за ухом. Рука скользнула вниз по ее руке, к колену. Джулиану вдруг захотелось большего, чем просто раздвинуть ее колени, ему хотелось исследовать всю Софи. Если его там ожидает такой жар и сладость, как и во рту, он вполне бы удовлетворился выбором жены. — Софи, именно это вы называете насилием?
— Я не знаю.
Джулиан тихо рассмеялся — так жалобно и неуверенно прозвучал ее голос.
— Позвольте мне уверить вас, что мои действия не имеют ничего общего с насилием.
— Но как иначе расценить ваши действия?
— Я занимаюсь с вами любовью, мадам. Подходящее занятие для мужа и жены.
— Вы не занимаетесь со мной любовью, — вполне серьезно ответила Софи.
Джулиан поднял голову и встретился с ней взглядом:
— Разве нет?
— Конечно, нет. Как же можно заниматься любовью, когда вы не любите меня?
— Тогда скажем так: я вас обольщаю. А муж имеет полное право обольстить свою жену. Я дал слово не применять насилие, но никогда не обещал отказаться от попыток обольстить вас.
«И не будет нужды нарушать данное слово чести по тому глупому соглашению, — удовлетворенно подумал он. — Она только что выказала свою готовность отвечать мне».
Софи отстранилась, в ее бирюзовых глазах зажегся гнев.
— Насколько я знаю, обольщение — одна из форм насилия по отношению к женщине. Это просто мужской способ скрыть истинные намерения.
Джулиана поразила воинственность ее голоса.
— Видимо, у вас был опыт? — холодно спросил он.
— Результат обольщения для женщины тот же, что и после применения силы. Вы думаете иначе?
Она неловко сползла с его колен, шерстяные юбки дорожного платья небрежно закрутились вокруг ног, сломанное перо продолжало падать со шляпки, пока не свесилось над ее настороженным глазом. Она потянулась, чтобы выдернуть его и воткнуть снова.
Джулиан схватил ее за руку:
— Я не услышал ответа, Софи, вас уже пытались обольстить?
— Ваш вопрос, милорд, немного запоздал, не правда ли? Следовало выяснить это раньше, до того как сделать мне предложение.
И вдруг он понял, что она никогда еще не была в объятиях мужчины. Он видел желанный ответ в ее глазах. Но он чувствовал, что должен заставить ее признаться. Софи должна знать, что он не потерпит уклончивых ответов, полуправды и миллиона других женских уверток.
— Я жду ответа, Софи.
— Тогда вы ответите мне на все мои вопросы о бывших любовницах?
— Конечно, нет.
— Какая несправедливость, милорд!
— Я ваш муж.
— Это дает право быть несправедливым?
— Это дает мне право и обязывает меня делать то, что я считаю для вас самым лучшим. Обсуждение с вами моих прошлых связей не приведет ни к чему хорошему. Мы оба это понимаем.
— Лично я не разделяю вашу уверенность. Несомненно, ваш рассказ помог бы мне лучше узнать ваш характер.
Он рассмеялся:
— Думаю, вы уже достаточно его изучили. Иногда мне кажется, что даже слишком. Теперь расскажите мне о своем опыте в таком прекрасном деле, как соблазнение, Софи. Может быть, какой-то деревенский ухажер пытался позабавиться с вами на лесной полянке?
— А если да? Что вы тогда сделаете?
— Постараюсь, чтобы он за это заплатил, — просто ответил Джулиан.
— То есть вызовете его на дуэль за дела минувших дней?
— Вы уходите от разговора, Софи. — Его пальцы еще сильнее сжали ее запястье. Он чувствовал, какие хрупкие и нежные у нее косточки, и ослабил хватку.
Она отвела взгляд:
— Нет нужды беспокоиться. Некому мстить за мою поруганную честь, милорд. Я вела чрезвычайно тихий образ жизни… можно сказать, меня вообще не было. Честно говоря, я жила очень скучно.
— Я так и думал. — Он отпустил ее руку и откинулся на подушки. — А теперь скажите мне, почему вы ставите на одну доску обольщение и насилие?
— По-моему, не стоит вести такой неприличный разговор, — глухо проговорила она.
— У нас впереди еще много неприличных разговоров. Кстати, иногда, дорогая моя, вы сама походите на неприличную молодую даму. — Он потянулся и выдернул остаток пера из ее шляпки.
Она посмотрела на обломок пера с покорным видом.
— Ну, тогда вам следовало обратить внимание на мои неприличные наклонности до того, как настаивать на браке.
Джулиан вертел между пальцами остатки пера.
— А я решил, что все поправимо. Но прошу вас не отвлекаться. Расскажите наконец, почему вы боитесь соблазнения не меньше насилия?
— Это слишком личное, милорд, такие вопросы не обсуждают.
— Боюсь, мне придется настаивать на этом. Не забывайте, я ваш муж.
— Сколько можно это повторять, пряча за своими вопросами праздное любопытство, — резко проговорила Софи.
Он искоса посмотрел на нее и увидел, как упрямо вскинулся ее подбородок.
— Вы оскорбляете меня, мадам.
Она почувствовала неловкость и принялась расправлять юбки.
— Вы очень обидчивы, милорд.
— Ах да, моя чрезмерная надменность! Видимо, вам придется смириться с этим недостатком, Софи, так же как и с моим чрезмерным любопытством. — Джулиан рассматривал сломанное перо.
В карете воцарилось молчание. Стук колес, скрип кожи, цоканье лошадиных подков казались не правдоподобно громкими.
— Обольщение не касалось меня лично, — очень тихо отозвалась Софи.
— Дальше? — Джулиан был нетерпелив.
— Это касалось моей сестры. Она стала жертвой соблазнителя. — Софи отвернулась к окну. — И никого не нашлось, кто отомстил бы за нее.
— Насколько я помню, ваша сестра умерла три года назад.
— Да.
Что-то в напряженном голосе Софи насторожило Джулиана.
— Так, по-вашему, причина ее смерти кроется в соблазнении?
— Она оказалась беременной, милорд, и мужчина, посодействовавший этому, бросил ее. Она не могла вынести ни позора, ни предательства. И выпила большую дозу настойки опия. — Софи стиснула руки на коленях.
Джулиан вздохнул:
— Извините, Софи. Мне очень жаль…
— Она могла бы не делать этого, — пробормотала Софи. — Бесс бы спасла ее.
— Старуха Бесс? А как? — нахмурился Джулиан.
— Есть способы. И если бы сестра доверилась мне, я отвезла бы ее к Бесс. И никто бы ничего никогда не узнал.
Джулиан уронил обломок пера, подался вперед, схватив жену за руки. На этот раз он намеренно сдавил ее хрупкие косточки.
— Что вам известно о таких вещах? — тихо, но настойчиво спросил он.
Элизабет знала…
Софи быстро заморгала в явном смущении от гнева, который он едва сдерживал.
— Бесс прекрасно разбирается в лекарственных травах. И многому меня научила.
— И она научила вас, как избавиться от нежеланного ребенка? — был настойчив он.
Софи, казалось, поняла наконец, что рассказала слишком много.
— Она… Она называла травы, которые может принимать женщина, если забеременеет, — нехотя призналась Софи. — Но такие травы бывают опасными, и ими надо пользоваться очень умело и осторожно. — Софи в смущении потупилась. — Увы, я не настолько искусна…
— Черт побери! Лучше бы вы вообще о них ничего не знали! Клянусь, если старая ведьма Бесс занимается такими делами, я немедленно сгоню ее со своих земель!
— Правда, милорд? А позвольте спросить, ваши друзья в Лондоне все кристально чистые? Неужели никто из ваших любовниц не прибегал к подобного рода помощи? Из-за вас же?
— Нет, — зло заскрежетал Зубами Джулиан. — Да будет вам известно, мадам, есть определенные средства предохранения от беременности, как и от некоторых заболеваний, связанных… Впрочем, не важно.
— Определенные средства, милорд? Какие? — В глазах Софи зажегся явный интерес.
— Бог мой! Нам не стоит это обсуждать.
— Вы, ваша светлость, сами начали разговор. Но вы не расскажете мне об этих средствах, чтобы не возникало проблем, я права?
— Нет, конечно.
— Понятно, еще одна привилегия мужчин — права на информацию.
— Вам незачем это знать, — сердито отозвался он.
— Но есть женщины, которым известны подобные вещи, — настаивала она.
— Все, довольно, Софи.
— И вы близко знакомы с такими женщинами? Почему бы вам не познакомить меня хотя бы с одной? Я бы с удовольствием с ней поболтала. Очевидно, она поведала бы мне много интересного, о чем нельзя вычитать из книг.
У Джулиана мелькнула мысль, что Софи снова его дразнит, он уже готов был совсем потерять терпение, но вдруг понял, насколько невинен и искренен ее интерес и само ее поведение. Он застонал и откинулся на спинку сиденья.
— Больше мы не будем обсуждать эту тему.
— К сожалению, вы очень похожи на мою бабушку. И признаюсь, это сходство меня очень огорчает, Джулиан. Я надеялась, что буду жить с человеком, который окажется интересным собеседником.
— Я буду развлекать вас иными способами, — пробормотал он, закрывая глаза.
— Если вы снова имеете в виду обольщение, Джулиан, запомните — это для меня не развлечение.
— Из-за того, что произошло с вашей сестрой? Я понимаю, случившееся оставило след в вашей душе, но уверяю, муж и жена — совсем другое, между ними не может быть того соблазна, которому поддалась ваша сестра, Софи.
— Правда, милорд? А когда вы научились находить различия? Во время своего первого брака? Или с любовницами?
Терпение Джулиана иссякло. Он не шевелился и не решался открыть глаза.
— Я уже объяснил, что мой первый брак не подлежит обсуждению. Как и то, о чем вы сейчас ведете речь. Лучше помолчите, Софи.
Что-то в этом тихом голосе произвело на нее впечатление, она умолкла. Джулиан снова овладел собой и, поняв, что способен контролировать свои эмоции, открыл глаза и посмотрел на жену:
— Рано или поздно вы должны ко мне привыкнуть, Софи.
— Вы обещали мне дать время. Три месяца, милорд.
— Черт побери, женщина! Я же не применяю насилия! Но не рассчитывайте, что я не попытаюсь изменить ваше отношение к занятию любовью. Во-первых, три месяца — слишком большой срок, а во-вторых, об обольщении ничего не говорилось в нашем соглашении.
Она резко повернулась к нему:
— Значит, вот что вы имели в виду, когда предупреждали меня: слово чести мужчины не слишком надежно, когда дело касается женщины? Я вас правильно поняла, милорд, то есть я не могу положиться на слово джентльмена?
Слишком сильное оскорбление — оно бросило Джулиана в холод.
— Никто из моих знакомых не рискнул бы сказать мне такие слова, мадам.
— Вы собираетесь вызвать меня на дуэль? — продолжала она с неподдельным интересом. — Дедушка научил меня обращаться с пистолетом. Можете мне поверить, я неплохо стреляю.
Джулиан только вздохнул: честь джентльмена не позволяла ему побить собственную жену в день свадьбы. Но он понял, что новый брак не обещает быть гладким и спокойным, как он рассчитывал.
Он взглянул на сияющее лицо жены, размышляя, как бы достойнее ответить на выпад Софи.
В этот момент кусочек ленточки, свисающий с ее ридикюля, совсем оторвался и упал на пол кареты. Софи нахмурилась и быстро наклонилась, чтобы подобрать его. И Джулиан нагнулся за ленточкой, его большая рука коснулась ее маленькой. —
— Позвольте мне, — холодно произнес он, поднимая ленту за кончик.
— Спасибо. — Чуть смутившись, она попыталась сразу же пристроить ленточку к ридикюлю.
Джулиан с удивлением наблюдал, как лента распускается еще больше. Все, что было сделано на ридикюле из ленты, расползалось на глазах. Она смущенно подняла глаза на мужа:
— Я никогда не пойму, отчего со мной всегда происходят подобные неприятности.
Джулиан молча взял ридикюль с ее колен и, открыв, засунул внутрь распустившуюся ленту. Возвращая ей ридикюль, он внезапно осознал — он только что открыл ящик Пандоры.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение - Кренц Джейн Энн



Побольше бы таких мужчин в современном мире, а не только в романах, чтобы слюной исходить
Обольщение - Кренц Джейн ЭннЕлена
18.05.2012, 10.24





Чушь
Обольщение - Кренц Джейн Энннатали
18.05.2012, 12.33





Ничего нового...гг. дурнушка,которую во время первого сезона никто не замечал...но после того как она вышла замуж...О ЧУДО!все от нее ввосторге...Прочла и забыла.
Обольщение - Кренц Джейн ЭннНика
18.05.2012, 20.24





можно сказать что прочла с удовольствием, бывает нааамного хуже.
Обольщение - Кренц Джейн Эннарина
10.07.2012, 21.01





Мне понравился роман, единственное не пойму,ее сестра сама выбра свой путь,она знала,что он играет с ней!
Обольщение - Кренц Джейн Эннsveta
28.03.2013, 18.29





Читайте.
Обольщение - Кренц Джейн ЭннКэт
27.07.2016, 9.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100