Читать онлайн Обольщение, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

— Значит, ты пошла к этой старой ведьме, как и Элизабет в свое время, да? Но есть только одна причина, по которой женщины ищут эту старуху. — Уэйкот говорил веселым голосом, поставив Софи на ноги и сняв плащ с ее лица. Он стянул с себя маску и наблюдал за ней со странной радостью в глазах. — Я очень рад, дорогая, сравнять счет с Рейвенвудом, сказав ему, что его новая графиня решила избавиться от наследника. Так же как пыталась это сделать первая графиня.
— Добрый вечер, милорд. — Софи грациозно склонила голову, как будто встретилась с ним в одной из гостиных Лондона. Она все еще была в плаще и связана, но притворилась, что не придает этому значения. Она не напрасно провела последние недели, изучая, как подобает себя вести графине. — Откровенно говоря, не ожидала вас здесь встретить. Необычное место, не правда ли? Но мне оно всегда казалось довольно живописным.
Софи оглядела каменные комнаты, пытаясь скрыть дрожь страха. Она ненавидела это место. Уэйкот привез ее на развалины нормандского замка, которые она когда-то любила рисовать, пока не поняла, что это именно то место, где соблазнили ее сестру.
Разрушенный старый замок, который ранее казался ей таким живописным, теперь словно явился из кошмарных снов. Послеполуденные тени старых деревьев виднелись в узких проемах окон, света было мало, и это не позволяло различить что-то внутри. Голые стены и потолок потемнели от дыма, поднимающегося над огнем в массивном очаге. Место было сырое и мрачное.
В очаге горел огонь, на столике стоял чайник и немного еды. Но самым устрашающим казалось убогое ложе у стены.
— Вам знакомо мое местечко для свиданий? Прекрасно. Оно может оказаться полезным в будущем, когда вы начнете постоянно изменять своему мужу. И я схожу с ума от мысли, что буду одним из тех, кто познакомит вас с этими удовольствиями. — Уэйкот направился в угол и бросил маску на пол. Улыбаясь, он повернулся к Софи:
— Элизабет любила приходить сюда. Она говорила, что эти посещения вносят в ее жизнь приятное разнообразие.
У Софи возникло мрачное предчувствие.
— И только она приходила сюда, лорд Уэйкот?
Уэйкот бросил взгляд на маску, его лицо словно окаменело.
— О нет. Время от времени, когда Элизабет витала в своих странных фантазиях, я развлекался с хорошенькой малюткой из деревни.
Софи ощутила ярость. Она все поняла.
— И кто же эта хорошенькая малютка? Как ее звали?
— Она была обыкновенной деревенской потаскушкой. Ничего особенного. Я использовал ее, когда Элизабет была в мрачном настроении. — Уэйкот отвел глаза от маски. — Но плохое настроение Элизабет длилось недолго. Когда она хандрила, была не похожа сама на себя. И в то же время у нее были другие мужчины. Я не мог выносить ее постоянный флирт, когда она приглашала гостей в свою спальню. Она призывала меня присоединиться к ним. Но для меня это было невыносимо.
— Значит, вы приходили сюда с невинной маленькой девушкой из деревни.
У Софи закружилась голова от гнева, но она отчаянно пыталась скрыть свои чувства, ибо судьба ее зависела от того, насколько она справится со своими эмоциями.
Уэйкот захихикал:
— Но она недолго оставалась невинной, уверяю вас. Я считаюсь в свете непревзойденным любовником, Софи, и вы в этом сами скоро убедитесь. — Его глаза сощурились. — Кстати, дорогая, я вспомнил, о чем обязательно должен вас спросить. Каким образом кольцо оказалось у вас?
— Ах да, кольцо. Но, разрешите узнать, где и когда вы его потеряли, милорд?
— Пожалуй, не припомню. Не исключено, что девчонка стащила его у меня. Хвасталась мне, будто она из местных дворян, но скорее всего была дочкой какого-нибудь деревенского лавочника. Вероятно, она и украла у меня кольцо, пока я спал. Она всегда требовала от меня что-то в знак любви. Глупая дрянь! Но как кольцо попало к вам?
— Я говорила вам на маскараде. Осмелюсь спросить, а как вы узнали меня в цыганском костюме?
— Очень просто. Я попросил слугу выведать у одной из ваших горничных, в чем отправится леди Рейвенвуд на вечер. Чепуха. Но кольцо было для меня сюрпризом. Теперь припоминаю… Вы, кажется, сказали, что вам его подарила подруга. — Уэйкот раздраженно поджал губы. — Но как же объяснить, что леди вашего круга дружила с дочерью лавочника? Или она работала у вас?
— Так получилось… — Софи заставила себя дышать глубоко и ровно. — Мы прекрасно знали друг друга.
— Но она ничего не говорила мне о вас. И вы ни словом не обмолвились во время нашей встречи в Лондоне, что знаете меня.
— Нет. Она никогда не называла своего любовника по имени. — Софи посмотрела ему прямо в глаза. — А сейчас она мертва, милорд. Кстати, вместе с вашим ребенком. Она приняла смертельную дозу опиума.
— Глупая девка. — И он элегантным движением плеча как бы сбросил с себя эту проблему. — Боюсь, мне придется попросить вас вернуть кольцо. Оно вам не нужно.
— А вам?
— Мне оно очень нравится, — улыбнулся Уэйкот. — Оно символизирует победы в прошлом и настоящем.
— У меня уже нет кольца, — спокойно ответила Софи. — Я недавно отдала его Рейвенвуду.
Глаза Уэйкота на миг вспыхнули.
— Какого черта! Зачем вы отдали ему?
— Мой муж проявил к нему интерес. — Она следила, не насторожит ли это сообщение Уэйкота.
— Он ничего не узнает о кольце. Те, кто носят такие кольца, обязаны молчать. Но я все же настаиваю, чтобы вы вернули его мне. Заберите перстень у Рейвенвуда.
— У моего мужа нелегко что-то забрать, если он по доброй воле не желает отдать.
— Ошибаетесь, — произнес с триумфальным видом Уэйкот. — Я уже однажды воспользовался собственностью Рейвенвуда и собираюсь сделать это еще раз.
— Вы имеете в виду Элизабет?
— Элизабет никогда не принадлежала ему. Я о другом. — Он подошел к корзине у очага. Нагнулся над ней, а когда выпрямился, у него в руках сияла пригоршня зеленых огней. — Я захватил их сюда с собой, полагая, что вы ими заинтересуетесь. Рейвенвуд не может подарить их вам, только я.
— Изумруды, — едва не задохнулась искренне удивленная Софи. Она посмотрела на каскад зеленых камней, потом на Уэйкота. Ее глаза лихорадочно блестели. — Так они у вас?
— Да, с той самой ночи, когда моя красавица Элизабет умерла. Рейвенвуд и не догадывается. Он обыскал весь дом, посылал гонцов ко всем ювелирам в Лондоне, надеясь, что кто-то попытается их продать, а ваш граф обещал за них двойную цену. В результате один или два торговца попытались сделать копии, чтобы получить денежки. Но, к сожалению, Рейвенвуда не так легко обмануть. А жаль. Иначе мы сказали бы: ирония судьбы! Правда? Представьте себе, у Рейвенвуда все поддельное, даже жены.
Софи расправила плечи, не в силах сдержаться, хотя понимала, что в ее положении лучше промолчать.
— Я настоящая жена Рейвенвуда. Не поддельная. И никогда его не обману.
— Обманете, моя дорогая, еще как обманете. И самое интересное, вы сделаете это в изумрудах. — Он перекатывал зеленые камни из ладони в ладонь. Казалось, его гипнотизировал блеск изумрудного водопада. — Элизабет любила вот так играть с ними. Они воспламеняли в ней страсть, и она надевала их, прежде чем лечь со мной в постель. И для меня она тогда была самая желанная любовница. — Вдруг Уэйкот поднял глаза. — И вы почувствуете неземное наслаждение, когда займетесь в них любовью.
— Я? — Ладони Софи вспотели.
Нет-нет, надо молчать, чтобы не провоцировать его. Пусть утвердится в мысли, что она беспомощная жертва, робкий кролик, у которого и в мыслях нет оказать сопротивление насилию.
— Ну это чуть позднее, Софи. Позднее… Я покажу, как хороши изумруды Рейвенвудов на неверной жене Рейвенвуда. Вы увидите, Софи, как они запылают зеленым огнем на вашей коже. Элизабет в них была точно расплавленное золото.
Софи отвернулась от его странного взгляда и перевела глаза на корзину с продуктами.
— Насколько я понимаю, нам предстоит длинная ночь, милорд. Вы, надеюсь, не будете возражать, если я что-нибудь съем и выпью чашку чаю? Я чувствую слабость.
— Почему бы нет? Разумеется, дорогая. — И он указал на корзину. — Как видите, я сделал все, чтобы вы чувствовали себя хорошо. Я захватил еду в гостинице неподалеку. Мы с Элизабет почти всегда ужинали, перед тем как заняться любовью. Все должно быть точно так, как с ней. Абсолютно все.
— Понимаю.
«Может, он такой же сумасшедший, как Элизабет? — мелькнуло в голове Софи. — Или у него помутился разум от ревности, и это сумасшествие нечто иное, возможно, следствие утраченной любви?» Но в любом случае, говорила себе Софи, у нее одна надежда, что он будет спокойным и расслабленным.
— Вы не так красивы, как она, — оценивающим взглядом окинул ее фигуру Уэйкот.
— Да, понимаю, она была необыкновенно хороша.
— Но изумруды помогут вам стать похожей на нее. — И он опустил драгоценности в корзину.
— А как насчет ужина, милорд? — осведомилась Софи. — Вы не против, если я приготовлю еду для нашего пикничка? Уэйкот высунулся в открытую дверь:
— Темнеет.
— Совсем темно.
— Тогда я разведу огонь. — Он улыбнулся, весьма довольный собой.
— Превосходная мысль, иначе мы замерзнем. И если вы снимете с меня плащ и веревки, я быстро приготовлю трапезу.
— Развязать вас? Сомневаюсь, что это было бы правильным, моя дорогая. Рановато. Наверняка вы кинетесь в лес при первой же возможности. А этого я допустить не могу.
— Ну, пожалуйста, милорд. — Софи кротко опустила глаза, изо всех сил пытаясь казаться испуганной и павшей духом. — Я только приготовлю по чашке чаю да немножко хлеба с сыром.
— Пожалуй, мы с этим справимся.
Все тело Софи напряглось, когда Уэйкот приблизился к ней. Она стояла не шелохнувшись, пока он-развязывал веревки и снимал с нее плащ. Она глубоко вздохнула, когда последний виток упал, но так и не двинулась с места.
— Спасибо, милорд, — спокойно сказала она и шагнула к очагу, бросив взгляд на открытую дверь.
— Не спешите, моя дорогая. — Уэйкот встал на одно колено, просунул руку под кайму ее тяжелой юбки и схватил Софи за лодыжку. Он быстро обвязал одним концом веревки ногу над ботинком, затем поднялся на ноги, держа второй конец веревки в своей руке.
— Ну вот, я себя обезопасил, теперь вы у меня как собачка на поводке. А сейчас к делу: я буду наблюдать, как жена Рейвенвуда обслуживает меня, готовя чай.
Софи сделала несколько осторожных шагов к очагу, проверяя, не собирается ли Уэйкот развлекаться, дергая за веревку и желая уронить свою пленницу. Но он только подошел к очагу и развел огонь. Потом плюхнулся на ложе, держа конец веревки в руке и опершись подбородком о кулак.
Софи чувствовала на себе его пристальный взгляд, когда изучала содержимое корзинки. С радостью затаила дыхание, достав чайник, и облегченно вздохнула: он с водой.
Тени за дверью становились гуще, Вечерняя прохлада проникала внутрь. Софи провела руками по складкам юбок, пытаясь вспомнить, в каком пакете травы, которые так ей нужны сейчас. Она сделала шаг к двери и сразу почувствовала, как веревка дернула ее за ногу.
— Кажется, пора закрыть дверь, — решил Уэйкот, вставая с ложа и пересекая комнату. — Мы же не хотим, чтобы вы простудились.
Когда дверь на свободу захлопнулась, по телу Софи пробежала волна ужаса. Она закрыла глаза и повернулась к пламени очага, чтобы скрыть от Уэйкота свой страх. Этот человек виноват в смерти ее сестры. Она не позволит страху овладеть ею. Только сохранив спокойствие, она сможет отомстить.
— Чувствуете слабость, дорогая? — удивленно спросил Уэйкот.
Софи снова подняла глаза и посмотрела невидящим взором на пламя:
— Немного, милорд.
— Элизабет не дрожала бы, как кролик. Она всегда относилась к нашим свиданиям как к занятной игре. Элизабет любила такие игры.
Софи не обратила внимания на его слова и, повернувшись спиной к своему пленителю, занялась пакетиком чая из корзины. Она благодарила небеса за столь пышные фалды юбок. Они служили ширмой, за которой ее руки искали пакетик с травой.
Но Софи охватила настоящая паника, когда, бросив взгляд вниз, обнаружила, что вместо нужных ей трав вынула цветы фиалки. Она торопливо запихала их обратно в карман.
— А почему вы не продали изумруды? — поинтересовалась Софи, стремясь отвлечь внимание Уэйкота. Она уселась на скамеечку перед очагом, расправила юбки, а пальцы уже вцепились в другой пакетик.
— Это было бы довольно трудно сделать. Я же говорил вам, что каждый хороший ювелир в Лондоне был предупрежден и следил за появлением изумрудов на рынке. Даже продавая камни по одному, я шел бы на риск. Их огранка уникальна и легко узнаваема. Но, откровенно говоря, Софи, у меня нет никакого желания продавать их.
— Понимаю. Вам нравится то, что вы стащили их у графа Рейвенвуда. — Софи уже возилась с другим пакетиком, открыла его, смешала с чаем, после чего занялась чайником.
— Вы весьма прозорливы, Софи. Странно, но я почувствовал, что вы, и только вы, по-настоящему поймете меня. И напрасно потратили время на Рейвенвуда, как и Элизабет.
Софи налила кипяток в чайник и молилась, чтобы из заваренной ею смеси получилось крепкое снотворное. Она, вся напрягшись, сидела на скамейке, ожидая, когда заварится чай. Подумав, что чай будет горчить, она лихорадочно соображала, как смягчить горечь трав.
— Не забудьте сыр с хлебом, Софи.
— Да, конечно.
Софи потянулась к корзине, взяла булку грубого хлеба, потом обнаружила маленькую сахарницу. Руки задрожали, когда она коснулась изумрудов.
— Но здесь нет ножа для хлеба, милорд.
— Вы считаете, я настолько глуп, чтобы дать вам в руки нож, Софи? У вас есть руки.
Она наклонилась и разломила хлеб руками. Затем, аккуратно снабдив каждый кусок хлеба большим куском сыра, разложила на тарелки. Налила в чашки чай и сказала:
— Все готово, лорд Уэйкот. Вы желаете трапезничать у огня?
— Принесите еду сюда. Обслужите меня, точно своего мужа. Представьте, что мы в гостиной Аббатства. Покажите мне, какой гостеприимной хозяйкой вы можете быть.
Собрав все свои силы, Софи понесла ему чашку чаю.
— Боюсь, я много положила сахару. Надеюсь, чай не будет слишком сладким.
— Я люблю сладкий чай. — Уэйкот выжидающе смотрел на нее, пока она раскладывала перед ним еду. — Садитесь рядом, моя дорогая. Сегодня нам понадобятся силы. У меня есть приятные планы для нас обоих.
Софи медленно села, пытаясь, насколько возможно, отдалиться от Уэйкота.
— Скажите мне, лорд Уэйкот, а вы не боитесь того, что сделает с вами Рейвенвуд, когда узнает, как вы меня оскорбили?
— Ничего не сделает. Ни один человек, находясь в здравом уме, не осмелится мошенничать с Рейвенвудом в карты или обманывать его в бизнесе. Но все знают, что он и пальцем не пошевелит, чтобы рисковать своей шеей из-за дамы. Он уяснил, что нет ни одной женщины, ради которой стоит схлопотать пулю. — Уэйкот прожевал кусочек сыра и отхлебнул чаю. Поморщился:
— Слишком крепкий.
Софи на миг закрыла глаза.
— Я всегда завариваю такой для Рейвенвуда.
— Да? Ну что ж, в таком случае я выпью.
— А почему вы сомневаетесь, что мой муж может вызвать вас на дуэль? Он ведь дрался из-за Элизабет.
— Даже с двумя. Ну, во всяком случае, так говорят. Но это было в первые месяцы после свадьбы, когда он еще верил, что Элизабет любит его. После второй дуэли, должно быть, понял, что никогда не сможет ни завладеть духом Элизабет, ни драться из-за нее с каждым мужчиной. И оставил попытки мстить за честь женщины.
— И вы поэтому не боитесь его? Поскольку твердо знаете, что он не вызовет вас на дуэль из-за меня?
Уэйкот еще отхлебнул чаю. Его взгляд не отрывался от пламени очага.
— А почему он должен вызвать меня из-за вас, если он не сделал это ради Элизабет?
Софи почувствовала в голосе Уэйкота неуверенность. Похоже, он пытался убедить себя, как и ее, что ему нечего бояться Джулиана.
— Любопытное мнение, милорд, — тихо отозвалась Софи.
— А почему, спрашивается, он должен меня вызвать? Вы даже сравниться не можете с Элизабет.
— Это мы уже выяснили. — Софи наблюдала за ним и чувствовала, как от напряжения у нее живот словно стянулся в узел.
Уэйкот еще отпил чаю из чашки. Он делал это механически, не чувствуя вкуса, погрузившись в воспоминания.
— В вас нет ее стиля и очарования.
— Совершенно верно.
— Нет, он не пошлет мне вызов. — Уэйкот медленно улыбнулся. — Но он не дрогнув способен убить вас, как и ее. Да, пожалуй, именно так он и поступит, когда обнаружит, что сегодня произошло.
Софи молчала, пока Уэйкот допивал чай. Ее собственная чашка оставалась нетронутой. Она держала ее в ладонях, не отпив ни глоточка, и ждала.
— Чай был великолепный, дорогая. Теперь позвольте отведать хлеба с сыром.
— Да, милорд. — Софи поднялась.
— Но сначала, — проговорил медленно Уэйкот, — вы начнете раздеваться и наденете на шею изумруды Рейвенвуда. Так всегда поступала Элизабет.
Софи молчала, ожидая, что вот-вот подействуют травы.
— Я не собираюсь раздеваться перед вами, лорд Уэйкот.
— Нет, разденешься! — Неизвестно откуда он вынул небольшой пистолет, не больше ладони. — Ты будешь делать то, что я велю. — И он радостно улыбнулся. — И во всем будешь повторять Элизабет. Я буду руководить каждым твоим шагом, Софи. Даже тем, как ты должна раздвинуть ножки, дорогая.
— Ты такой же сумасшедший, как и она, — прошептала Софи.
Она отступила к огню. Уэйкот ослабил веревку, и она сделала еще шаг, потом еще. Он позволил ей пройти через всю комнату — и вдруг с грубой жестокостью дернул за веревку.
Софи неуклюже шлепнулась на каменный пол и лежа пыталась собраться с силами. Она со страхом посмотрела на Уэйкота. Он все еще улыбался, но его глаза были совсем сонными.
— Ты должна делать так, как я говорю, Софи. Или я причиню тебе боль. Она осторожно села.
— Точно так же, как вы сделали больно Элизабет в ту ночь у пруда. Рейвенвуд ее не убивал. Не так ли? Вы убили ее. И вы убьете меня, как и свою неверную красавицу Элизабет.
— Что за глупости? Я не трогал ее. Это Рейвенвуд убил ее. Сколько можно повторять.
— Нет, милорд, все эти годы вы пытались убедить самого себя, что Рейвенвуд виноват в ее смерти. Вы не хотите признать, что вы убили женщину, которую боготворили. В ту ночь вы преследовали ее, когда она ходила к старой Бесс. Вы подкараулили ее у пруда, когда поняли, куда и зачем она ходила. Вы разгневались на нее. Вы больше не владели собой.
Уэйкот с трудом поднялся. Его красивое лицо исказилось от ярости.
— Она пошла к старой ведьме за ядом, чтобы избавиться от ребенка, как и ты сегодня.
— А ребенок был ваш, верно?
— Да, мой. И она издевалась надо мной, смеясь, что хочет моего отпрыска не больше, чем ребенка Рейвенвуда. — Уэйкот сделал два нетвердых шага к Софи. Пистолет плясал у него в руке. — Она же всегда говорила, что любит меня. Но почему она хотела избавиться от моего ребенка, если любила меня?
— Элизабет никого не могла любить. Она вышла замуж за Рейвенвуда ради положения в обществе и ради денег. — Софи отползала от него на четвереньках, не осмеливаясь встать: он мог снова дернуть за веревку. — И использовала вас как куклу на нитке, она просто забавлялась вами.
— Черт побери! Нет! Я был самым лучшим любовником, который побывал в ее постели. Она мне сама так говорила. — Уэйкот покачнулся и остановился. Выпустив веревку из рук, он потер глаза пальцами. — Что такое со мной?
— Ничего, милорд.
— Что-то не так. Я себя не очень хорошо чувствую. — Он отнял пальцы от глаз, попытался сфокусировать взгляд на Софи. — Что ты со мной сделала, дрянь?
— Ничего, милорд.
— Ты отравила меня! Ты что-то подсыпала в чай! Я убью тебя!
Он дернулся в сторону Софи. Она вскочила, споткнулась. Уэйкот налетел на каменную стену возле очага. Он не заметил, как пистолет выскользнул у него из руки и с легким стуком упал в корзинку с продуктами.
Уэйкот повернулся к Софи. Его взгляд был диким и яростным, — очевидно, травы оказали свое действие.
— Я убью тебя, как и Элизабет. Ты заслуживаешь того, чтобы умереть, как и она. О Бог мой, Элизабет! — Он привалился к каменной стене, тряхнул головой, тщетно пытаясь прояснить ее. — Элизабет, как ты могла сотворить со мной такое? Ты же любила меня!.. — И он со стоном медленно сполз на пол. — Ты же всегда говорила, что любишь меня!..
Софи с ужасом наблюдала, как Уэйкот, судорожно плача, беседовал сам с собой, погружаясь в глубокий сон.
— Убийца! — выдохнула она. Ее сердце колотилось от гнева. — Ты убил мою сестру, так же, как если бы собственноручно приставил пистолет к ее виску.
Она посмотрела на корзину. Она умела стрелять, и Уэйкот заслуживал пули. Мучительно всхлипнув, Софи подбежала к корзине. Пистолет лежал поверх сверкающих изумрудов. Она наклонилась и достала оружие. Схватив пистолет обеими руками, Софи повернулась и направила его на лежавшего без сознания Уэйкота.
— Ты должен умереть! — повторила она громко, снимая пистолет с предохранителя.
Спусковой крючок, утопленный для безопасности в небольшую выемку, переместился в положение стрельбы, и палец Софи лег на курок. Она подошла к Уэйкоту совсем близко, в памяти возникла Амелия на кровати с пустым пузырьком из-под настойки опия.
— Я тебя убью, Уэйкот! И это будет справедливо.
Софи показался бесконечно долгим миг, когда она держала палец на курке. И все-таки она не могла убить безоружного человека, хотя он этого и заслуживал. У нее не хватило мужества выстрелить — с криком отчаяния она опустила пистолет и поставила на предохранитель.
— Боже мой! Неужели я такая слабая?!
Она бросила пистолет в корзину и опустилась на колени, чтобы отвязать веревку от ботинка. Пальцы дрожали, но она справилась. Софи решила не брать ни изумруды, ни пистолет. Она все равно ничего не смогла бы объяснить Рейвенвуду.
Не оборачиваясь, Софи открыла дверь и выскочила в ночь. Лошадь Уэйкота тихо заржала.
— Слушай, друг мой, у меня нет времени тебя седлать, — прошептала Софи, схватив уздечку. — Надо спешить. В аббатстве наверняка все уже в полной панике.
Она провела лошадь через груды камней, которые были когда-то стеной крепости. Обернула юбку вокруг колен и забралась на лошадь. Животное захрапело, потанцевало под ней и смирилось.
— Не волнуйся, дружок. Я знаю дорогу в аббатство., — Софи пустила лошадь шагом, а потом перевела в легкий галоп.
Дорогой она лихорадочно пыталась сообразить, как все объяснить перепуганным слугам. Она вспомнила, как услышала стук копыт убегающего мерина, когда Уэйкот захватил ее. Без сомнения, ее конь дома.
Конь, вернувшийся без хозяйки в аббатство, означает только одно — Софи упала, с ней случилось несчастье. Ее, наверное, уже давно ищут в лесу.
Она, конечно, никому не может рассказать о ее похищении Уэйкотом. Она не осмелилась бы рассказать Джулиану эту историю, зная, как виконт ошибался в том, что граф не вызовет никого на дуэль из-за женщины. Если бы Джулиан узнал о невероятном поступке виконта, он в то же мгновение вызвал бы его на дуэль.
«Проклятие! Я должна была убить Уэйкота сама, ведь у меня же был шанс. А теперь никто не знает, что еще произойдет. И мне придется лгать Джулиану».
Софи не умела лгать. И она это прекрасно знала. Но по крайней мере сегодня у нее есть время выдумать что-то и выучить свою версию наизусть. Джулиан все еще в Лондоне, а значит — в безопасности.
Так размышляла Софи, пока не увидела огни аббатства за деревьями. И поняла, что следует немедленно избавиться от лошади Уэйкота, чтобы представить все так, будто она шла пешком, очнувшись после падения со своего мерина. Не может же она появиться верхом.
Бог ты мой, сколько надо всего предусмотреть, когда собираешься обмануть. Одна ложь невольно тащит за собой другую.
Нехотя Софи соскользнула с лошади на землю. Отпустила животное, хлопнув его по крутому боку, направляя обратно по дороге. Софи подобрала край юбок и поспешила к аббатству. Она ломала голову, пытаясь сочинить правдоподобную историю для слуг. Каждую частичку своего вымысла она должна поставить на свое место, иначе — пропала.
Но, выбравшись из леса, окружавшего большой дом, Софи поняла: перед ней задача гораздо серьезнее, чем думалось раньше.
Свет лился сквозь парадную дверь, слуги суетились, готовя факелы. В свете луны Софи увидела несколько оседланных лошадей — их выводили из конюшни.
Знакомая темноволосая фигура в сапогах и узких бриджах стояла на лестнице. Джулиан холодным ровным голосом отдавал приказы. Похоже, он только что появился, а следовательно, выехал из Лондона еще до зари.
Софи охватила настоящая паника. Ей было нелегко сочинить историю для слуг, которые и так должны были верить каждому ее слову. Но Софи сомневалась, что она в состоянии придумать что-то убедительное для мужа.
Джулиан не раз повторял, что всегда знает, говорит ли она правду. Но выбора не было, и, подбадривая себя, она пошла вперед. Главное, не допустить, чтобы муж стрелялся из-за нее на дуэли.
— Вот она, милорд!
— Ах, слава Богу! Она в безопасности!
— Милорд, милорд, посмотрите! Там, на краю леса! Это леди!
Громкие крики искренней радости неслись со всех сторон, когда Софи вышла из-за деревьев. Она с изумлением обнаружила неподдельное ликование слуг, увидевших ее. Да, они, безусловно, оказались в крайне затруднительном положении, когда Джулиан потребовал отчета о том, где находится его жена.
Граф Рейвенвуд увидел в лунном свете Софи. Ни слова не говоря, он спрыгнул с лестницы, пересек выложенный камнями двор и сильной рукой схватил ее:
— Софи! Бог ты мой! Я чуть не умер от беспокойства! Где ты была? С тобой все в порядке? Ты не ранена? Я должен наказать тебя за то, что ты меня так испугала. Что случилось?
Хотя Софи напомнила себе о тяжелом испытании, которое ее ждет, она почувствовала облегчение. Джулиан здесь, она в безопасности, а все остальное не имеет значения. Софи прижалась к нему, опустила голову ему на плечо. Ее руки судорожно обхватили мужа за талию. От него пахло потом, и она поняла, как быстро он мчался сюда из Лондона на своем Ангеле.
— Я так испугалась, Джулиан.
— Но не так, как я: твой мерин вернулся к вечеру, но без хозяйки. Слуги искали тебя повсюду. Я собирался снова отправить их на поиски. Так где же ты была?
— Это… это моя вина, Джулиан. Я возвращалась от старой Бесс, но мой бедный мерин чего-то испугался, а я не обратила внимания, и лошадь меня сбросила. Я ударилась головой… потеряла сознание. И я мало что помню, почти ничего. — Она говорила бессвязно, торопливо.
— И рана сильно болит? — спросил Джулиан, запуская пальцы в ее растрепанные волосы, пытаясь нащупать рану или шишку. Никаких ушибов.
Софи поняла, что она где-то потеряла свою шляпку.
— О нет, нет. Со мной все в порядке. У меня просто головная боль, не о чем беспокоиться. И… с ребенком все в порядке, — быстро добавила она, желая отвлечь внимание мужа от несуществующих ушибоЪ.
— Ах да, ребенок. Я рад слышать, что с ним все в порядке. Больше не езди верхом, пока ты в положении, Софи. — Джулиан отступил на шаг, внимательно изучая ее лицо в лунном свете. — Ты совершенно уверена, что все в порядке?
Софи почувствовала чрезвычайное облегчение от того, что, кажется, он поверил ей и всего лишь посоветовал не ездить верхом. Она попыталась изобразить улыбку и ужаснулась, почувствовав, что губы дрожат. Она быстро заморгала.
— Со мной правда все в порядке, милорд. А вы почему здесь? Я думала, вы пробудете в Лондоне еще несколько дней. И даже не сообщили, что так быстро вернетесь.
Джулиан изучающе смотрел на нее, потом взял за руку и повлек к взволнованной толпе слуг:
— У меня изменились планы. Софи, я отведу тебя к горничной, она приготовит ванну и накормит тебя. Когда ты придешь в себя, мы поговорим.
— О чем, милорд?
— Как «о чем»? О том, что на самом деле произошло сегодня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение - Кренц Джейн Энн



Побольше бы таких мужчин в современном мире, а не только в романах, чтобы слюной исходить
Обольщение - Кренц Джейн ЭннЕлена
18.05.2012, 10.24





Чушь
Обольщение - Кренц Джейн Энннатали
18.05.2012, 12.33





Ничего нового...гг. дурнушка,которую во время первого сезона никто не замечал...но после того как она вышла замуж...О ЧУДО!все от нее ввосторге...Прочла и забыла.
Обольщение - Кренц Джейн ЭннНика
18.05.2012, 20.24





можно сказать что прочла с удовольствием, бывает нааамного хуже.
Обольщение - Кренц Джейн Эннарина
10.07.2012, 21.01





Мне понравился роман, единственное не пойму,ее сестра сама выбра свой путь,она знала,что он играет с ней!
Обольщение - Кренц Джейн Эннsveta
28.03.2013, 18.29





Читайте.
Обольщение - Кренц Джейн ЭннКэт
27.07.2016, 9.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100