Читать онлайн Обольщение, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Уэйкот приставал к ней не в первый раз. Софи злилась все сильнее, Она слегка нахмурилась, оглядывая зал из-за плеча лорда Аттериджа, который выводил ее в круг танцующих, и с облегчением вздохнула, увидев, что Уэйкот направился в сад.
Наконец-то он оставил ее в покое! И Софи удалось познакомиться с первым мужчиной в списке, некогда красивым, а теперь весьма потрепанным Аттериджем. Но это оказалось совсем не просто. С того момента как она появилась на вечере, Уэйкот неотступно следовал за ней: в последние две недели он бывал в любом доме, где появлялась Софи.
Да и Аттериджа ей было нелегко найти в толпе, чего они с Энн и Джейн явно не ожидали. А тут еще Уэйкот привязался. Энн в самую последнюю минуту сумела выяснить список гостей. Софи не хотелось самой тратить время и силы на то, чтобы попасть в этот список.
О лорде Аттеридже было почти ничего не известно.
— Мне сказали, что он промотал за игорным столом почти все свое состояние и теперь ищет богатую невесту, — сообщила Энн днем. — Сейчас он пытается привлечь внимание Корделии Билл, она тоже появится вечером у Даллиморов.
— Леди Фанни поможет мне с приглашением, — сказала Софи.
И была права. Леди Фанни немного удивилась, что Софи хочет попасть на скучнейший вечер, тем не менее поговорила с хозяйкой.
— Мне не составило труда, дорогая. — Фанни понимающе посмотрела на Софи. — В последние дни твое появление в зале — подарок для любой хозяйки.
— Я понимаю, это из-за титула Джулиана, — насмешливо отвечала Софи, подумав, как Энн была права, утверждая, что обладание титулом поможет ей наказать обидчика Амелии.
— Да, конечно, титул Рейвенвуда помогает. Но не секрет, моя девочка, что тебя охотно принимают не только благодаря титулу графини, но и потому, что ты становишься популярной в этом сезоне, — заметила Генриетта.
Софи вздрогнула от ее слов и засмеялась:
— К чему подробности, Генриетта. Я очень хорошо знаю причину своей популярности. Я уже привыкла, что и в высшем свете страдают от головной боли, пищеварения, печени. Где бы ни появилась, сразу начинаю писать рецепты, как аптекарь.
Генриетта и Фанни обменялись взглядами.
Софи получила сердечное приглашение от очаровательной хозяйки вечера, которая и не мечтала увидеть на своем приеме графиню Рейвенвуд. А после этого оставалось лишь выследить лорда Аттериджа. И если бы не приставания Уэйкота с приглашениями на танец, все прошло бы просто отлично.
— Осмелюсь заметить, что Рейвенвуд нашел себе жену, совсем не похожую на первую, — пропел сладким голосом Аттеридж.
Софи, которая с волнением ожидала подобного начала беседы, ободряюще улыбнулась:
— А вы хорошо ее знали, милорд?
Он ответил с неприятной улыбкой:
— Ну… скажем так: я имел удовольствие несколько раз побеседовать с ней с глазу на глаз. Это была самая очаровательная женщина — завораживающая, таинственная, пленительная. Одной улыбкой она могла сбить мужчину с толку, лишить покоя на несколько дней. Она была очень опасна.
Демон в образе женщины. Софи вспомнила странный рисунок на черном кольце. Не один мужчина, вероятно, чувствовал необходимость защищаться от такой женщины, как Элизабет, даже если он добровольно сдавался в плен ее чар.
— А вы часто посещали моего мужа и его первую жену в Рейвенвуде? — небрежно спросила Софи. Аттеридж усмехнулся:
— Рейвенвуд с женой редко устраивали у себя приемы. Во всяком случае, не в первые месяцы совместной жизни. Помнится, в те несколько месяцев они всех очень забавляли.
— Забавляли? — По спине Софи пробежал холодок.
— Да, да, — с удовольствием продолжал вспоминать Аттеридж. — Сколько сцен они подарили публике в первый год! И свет развлекался. Но потом Рейвенвуд стал жить своей жизнью. По слухам, Элизабет умерла, когда граф собирался оформить развод.
Джулиан, видимо, не мог вынести эти позорящие его публичные сцены. Неудивительно, что он был так тверд со своей новой женой и требовал, чтобы она не давала повода для слухов. Софи попыталась вернуться к своему первому вопросу:
— Так вы часто бывали в аббатстве Рейвенвуд, милорд?
— Насколько я помню, нет… раза два, — сказал он задумчиво. — Но никогда не задерживался надолго, хотя Элизабет была очаровательна. Я не люблю деревню. Люди моего склада не выносят сельский стиль жизни. Мне гораздо удобнее в городе.
— Понимаю.
Софи внимательно вслушивалась в голос Аттериджа, в ритм его речи, пытаясь понять, не он ли тот самый человек в черном плаще и маске, предупредивший ее на маскараде насчет кольца. Ей показалось, что это не он.
И если Аттеридж говорит правду, вряд ли он был соблазнителем Амелии. Любовник Амелии появлялся гораздо чаще в Рейвенвуде. Три месяца она встречалась с ним. Возможно, Аттеридж просто лжет, что он редко бывал в аббатстве. Но зачем это ему могло понадобиться?
Да, выследить соблазнителя Амелии не так-то легко, призналась себе Софи.
— Скажите, мадам, вы собираетесь идти по стопам предшественницы? Если да, надеюсь, вы включите и меня в свое расписание? Я даже мог бы решиться еще раз отправиться в Хэмпшир и стать вашим гостем, получив приглашение разумеется, — сказал Аттеридж опасно ласковым голосом.
Ничем не прикрытое оскорбление заставило Софи резко выйти из задумчивости. Она остановилась и сердито вскинула голову:
— На что вы намекаете, милорд?
— Ни на что, моя дорогая, Я спросил просто из любопытства. Мне показалось, вы заинтересовались образом жизни предыдущей графини, и, возможно, вам хочется того же безрассудства, какое нравилось ей.
— Вовсе нет! — заявила Софи. — И я не могу понять, почему у вас сложилось такое впечатление.
— Успокойтесь, мадам. Я не хотел вас обидеть. До меня дошли кое-какие слухи, и, признаюсь, они возбудили мое любопытство.
— Какие слухи? — требовательно спросила Софи, вдруг обеспокоившись.
Если сплетни касаются ее попытки стреляться с Шарлоттой Физерстоун, Джулиан будет в ярости.
— Ничего существенного. — Аттеридж холодно улыбнулся и аккуратно поправил выбившийся из прически Софи искусственный цветок. — Просто говорят об изумрудах Рей-венвуда.
— Ах вот вы о чем. И что о них говорят, милорд?
— Все удивляются, почему вы не носите их на публике. — Его глаза пристально следили за ней.
— Как странно, — отозвалась Софи. — Не могу понять, зачем люди тратят время, думая о таких пустяках. Мне кажется, танец закончился, милорд.
— Надеюсь, вы простите меня, мадам. Следующий танец я уже ангажировал.
— Да, конечно.
Софи проследила, куда направился Аттеридж. Он пробирался сквозь плотную толпу к молодой голубоглазой блондинке в бледно-голубом шелковом платье.
— Корделия Бидл, — сообщил Уэйкот, внезапно возникший за спиной Софи. — Никаких мозгов в голове, но взамен — наследство.
— Сомневаюсь, что мужчины ценят мозги женщин.
— Вы правы. У самих мужчин не всегда достаточно мозгов, чтобы по достоинству оценить это качество в женщинах. — Уэйкот напряженно всматривался в ее лицо. — Осмелюсь заметить, Рейвенвуд один из таких застигнутых врасплох мужчин.
— Ошибаетесь, милорд, — ответила Софи с вызовом.
— Тогда извините. Просто у меня мало доказательств того, что Рейвенвуд ценит проницательный ум, присущий его жене, и это приводит меня в замешательство.
— Ради Бога, скажите, как ему себя вести, чтобы все поняли, как он ценит мой ум? — усмехнулась Софи. — По утрам усыпать лепестками роз пол перед нашей парадной дверью?
— Лепестками роз? — Уэйкот поднял брови. — Разумеется, нет. Рейвенвуд не тот мужчина, который способен на романтические жесты. Но он должен преподнести вам изумруды Рейвенвудов.
— Боже мой! Я просто не могу понять почему? — резко ответила Софи. — Мои цвета не подходят для этих камней. Я выгляжу гораздо лучше в бриллиантах. Не правда ли? — И она изящно изогнула руку, чтобы он заметил браслет, подарок Джулиана. Камни играли на ее запястье.
— О, вы ошибаетесь, Софи, — сказал Уэйкот. — Вы прекрасно выглядели бы в изумрудах. Но мне интересно: неужели Рейвенвуд доверит их другой женщине? Те камни, наверное, вызвали бы в нем болезненные воспоминания.
— Простите, милорд, мне надо поговорить с леди Фрэмптон. Я хочу узнать, помогло ли ей мое средство для желудка.
Софи поспешила покинуть общество виконта. Уэйкот бывал почти на всех приемах, что и она.
Пробираясь сквозь толпу, она пожалела, что так скоро отпустила Аттериджа. Даже если он не тот, кого она ищет, он много знает о жизни Элизабет и с удовольствием поговорил бы об этом. И наверняка он мог бы рассказать о двух других мужчинах из списка Шарлотты. Она увидела в конце зала Корделию Билл, которая отклонила очередное приглашение Аттериджа на танец. Лорд направился в сад, поэтому Софи тоже стала пробираться к открытым дверям.
— Оставьте Аттериджа. — Уэйкот снова оказался рядом с ней. — Вы могли бы рассчитывать на кое-кого получше. Даже Элизабет флиртовала с ним совсем недолго.
Софи повернула голову, и ее глаза гневно сощурились. Совершенно очевидно, Уэйкот преследовал ее.
— Я не понимаю вашего намека, милорд, но я даже не хочу слушать никакого объяснения. Я считаю, было бы гораздо умнее с вашей стороны прекратить обсуждать мои знакомства.
— Почему? Вы боитесь, что, узнав о ваших знакомствах, Рейвенвуд утопит вас в том же проклятом пруду, что и Элизабет?
Софи бросила на него яростный взгляд, потом повернулась к нему спиной и поспешила через открытую дверь в прохладный ночной воздух сада.


— В следующий раз, когда ты затащишь меня играть в карты в какое-нибудь проклятое место, будь любезен, проследи, чтобы у меня был шанс хоть что-то выиграть. — Джулиан говорил тихо и раздраженно, отходя от стола вслед за Дарегейтом.
На лицах игроков застыло заученное выражение небрежности, но оно не могло скрыть лихорадочного возбуждения в глазах. Кости мягко стукнули — и новая игра началась. Ставки сделаны. Целые состояния будут проигрываться сегодня ночью. Фамильные имения, которыми владели несколько поколений, обретут новых хозяев. Удача в бросании костей способна изменить все.
Джулиан едва мог подавить свое отвращение. Земли, привилегии, ответственность — и все остальное, что вытекало из владения землей. Можно ли рисковать этим в глупой игре в кости? Он не понимал мужчин, которые на такое способны.
— Перестань жаловаться, — успокаивал его Дарегейт. — Я же тебе говорил, победитель всегда пребывает в хорошем настроении и расскажет больше, чем проигравший. Ты ведь получил то, что хотел, правда?
— Да, черт побери! Но это мне стоило полутора тысяч фунтов!
— Чепуха по сравнению с тем, что сегодня потеряют Крэндон и Масгроув. Ты, Рейвенвуд, всегда жалеешь денег, если они потрачены не на нужды твоего имения.
— А ведь и твое отношение к игре может завтра измениться, если ты унаследуешь земли и титул дяди. Ты будешь не большим игроком, чем я.
Джулиан подозвал экипаж, когда они вышли в ночную прохладу. Была почти полночь.
— У меня нет такой уверенности. Я сажусь за игорный стол, поскольку это единственный источник моих доходов, и боюсь, все так и останется.
— Твое счастье, что у тебя несомненный талант к игре.
— Хоть чему-то полезному я научился в Итоне.
Дарегейт вскочил в остановившийся перед ним экипаж. Джулиан последовал за Дарегейтом и уселся напротив друга:
— Очень хорошо. Я потратился достаточно. Давай теперь подсчитаем, что я получил за свои полторы тысячи.
— Как говорит Эггерс — а он очень сведущ в таких делах, — по крайней мере три или четыре человека все еще носят свои черные кольца, — сказал задумчиво Дарегейт.
— Но мы смогли вытянуть только два имени — Аттеридж и Варлей. — Джулиан подумал о человеке, которому он только что проиграл деньги. Выиграй Эггерс больше, может, с большей охотой посплетничал бы с Дарегейтом и Джулианом. — Мне интересно, не один ли из них подарил кольцо подруге Софи? Аттеридж бывал в аббатстве. Варлей тоже, я почти уверен в этом. — Рука Джулиана сжалась, когда он заставил себя вспомнить имена из бесконечного списка побед Элизабет.
Дарегейт притворился, будто не обратил внимания на скрытый смысл его слов, и вернулся к сути предмета.
— По крайней мере начало положено. Или Аттеридж, или Варлей могли быть теми, кто подарил кольцо подруге твоей жены.
— Проклятие! Мне все это не нравится, Дарегейт. Я знаю одно: Софи ни в коем случае не должна надевать кольцо. Мне надо непременно уничтожить его.
Но это, как подсказал ему внутренний голос, создаст еще больше проблем между ним и Софи. Она очень привязана к черному кольцу.
— Вот с этим я полностью согласен. Теперь, когда мы понимаем его значение, она не должна его больше надевать. Но Софи даже не догадывается, что означают символы перстня. Для нее это просто кольцо на память. А ты собираешься ей рассказать, какая жуткая тайна заключена в нем?
Джулиан мрачно покачал головой:
— Тот, кто носил кольцо, состоял в тайном клубе, члены которого заключали пари, кто сможет наставить рога самым высокопоставленным членам общества. Нет уж, черт побери, она и так нелестного мнения о мужчинах.
— Неужели? — с интересом спросил Дарегейт. — Тогда вы с женой очень подходите друг другу. Твое мнение о женщинах тоже, прямо скажем, не восторженное. И кажется, ты женился именно на той, которая отвечает тебе взаимностью.
— Довольно, Дарегейт. У меня есть дела поважнее, чем препираться с джентльменом, чье мнение о женщинах полностью совпадает с моим. В любом случае Софи совеем не похожа на других дам.
Дарегейт посмотрел на друга, слегка улыбнувшись в темноте:
— Да, конечно. Я уже начал сомневаться: понимаешь ли ты это сам? Охраняй ее как следует, Рейвенвуд. В нашем кругу целая свора волков, жаждущих получить наслаждение, сожрав ее.
— Этого никто не понимает лучше меня. — Джулиан выглянул в окно кареты. — Где ты хотел бы выйти?
Дарегейт пожал плечами:
— У Брука. Признаюсь, у меня появилось желание выпить сразу после того, как мы покинули этот притон. А ты куда направишься?
— На поиски Софи. Сегодня вечером она должна быть у леди Даллимор.
Дарегейт засмеялся:
— И вне всякого сомнения — в центре внимания. Твоя жена стала законодательницей мод. Прогуляйся по Бонд-стрит или загляни в любую гостиную, и ты увидишь, что половина молоденьких женщин, которые попадутся тебе на глаза, очаровательно небрежны — или ленточка висит, или шляпка набекрень, или шаль тащится по полу. Это весьма мило, но я должен сказать, что никому, кроме Софи, не идет такая небрежность.
Джулиан улыбнулся:
— Потому что она не делает этого нарочно. Этот стиль для нее естественный.
Через четверть часа Джулиан уже пробирался сквозь толпу бального зала леди Даллимор в поисках Софи. Дарегейт был прав. Он с удивлением заметил, что большинство молодых женщин поработали над своим туалетом: у каждой было что-то не в порядке — цветы в прическе съехали под опасным углом, ленты распущены до пола, шарфы вот-вот готовы упасть с плеч…
И он сам едва не наступил на веер, болтавшийся на длинной тонкой нитке, привязанной к запястью владелицы…
— Привет, Рейвенвуд! Ты ищешь графиню?
Он оглянулся и увидел барона, мужчину средних лет, с которым когда-то обсуждал военные новости.
— Добрый вечер, Тарп. Да, я ищу леди Рейвенвуд. Ты не видел ее?
— Как ее не увидеть, мой мальчик, только посмотри. — Осанистый барон повел рукой в сторону переполненного танцевального зала. — Невозможно шагу сделать, чтобы не наступить на шарф, ленту или прочие финтифлюшки. Кстати, я и сам перебросился парой слов с твоей женой. Она дала мне рецепт стимулирующего средства, которое, по ее мнению, поможет моему желудку. Тебе дьявольски повезло с женой, Рейвенвуд. Она до старости сохранит тебе здоровье. А может, подарит дюжину сыновей.
При этом замечании Джулиан сжал губы. Он не был уверен, что Софи родит ему столько сыновей по доброй воле. Она вовсе не торопится оказаться привязанной к детской кроватке.
— А где ты видел ее в последний раз, Тарп?
— Она танцевала с Аттериджем. — Добродушное лицо Тарпа сморщилось. — Кстати, это повод для размышления. Не очень-то хорошая компания для твоей графини, смею заметить. Не тебе объяснять, кто такой Аттеридж. Настоящий повеса. Я на твоем месте сразу бы пресек его ухаживания.
Джулиан почувствовал, как внутри у него все похолодело, Как Аттериджу удалось привлечь внимание Софи? Но еще важнее, зачем ему это понадобилось.
— Я прослежу. Спасибо, Тарп.
— Пожалуйста. — Лицо барона посветлело. — Поблагодари свою графиню за рецепт, хорошо? Я хочу попробовать ее средство. Один Бог знает, как мне надоело питаться картошкой и хлебом. Так хочется снова зубами вцепиться в отменный кусок мяса.
— Я передам.
И Джулиан направился к танцующим, пытаясь найти Аттериджа. Но увидел не его, а Софи. Она как раз собиралась выйти в сад. Уэйкот явно намеревался последовать за ней.
Когда-нибудь — и очень скоро, пообещал себе Джулиан, — придется разобраться с Уэйкотом.


Сад был прекрасен, Софи слышала, что это гордость лорда Даллимора. В других обстоятельствах она любовалась бы им при свете луны. И этими тщательно постриженными зелеными изгородями, и террасами, и клумбами…
Но сегодня вся эта зелень будто нарочно мешала ей найти Аттериджа. Всякий раз, обойдя заросли, она обнаруживала себя в тупике. И чем дальше она уходила от дома, тем труднее было что-то различить в темноте. Софи попадались парочки, оставившие танцевальный зал, чтобы уединиться.
«И куда подевался этот Аттеридж?»— раздраженно спрашивала она себя. Сад не так уж и велик, чтобы заблудиться в нем. Потом Софи подумала, почему он искал уединения. Ответ явился сам собой. Мужчины типа Аттериджа наверняка назначают в саду тайные свидания. Какая-нибудь неопытная девица наслушалась его гладких льстивых речей и решила, что влюблена. Если Аттеридж соблазнил Амелию, уж она постарается, чтобы ему не удалось поймать в свои сети Корделию Бидл или другую столь же невинную наследницу.
Она подхватила юбки, приготовившись обойти маленькую статую Пана, гордо стоявшего посреди цветочной клумбы.
— Не слишком-то благоразумно бродить здесь в одиночестве, — выходя из темноты, сказал Уэйкот. — Женщине нетрудно заблудиться в таком саду.
Софи вздрогнула и повернулась. Неподалеку стоял виконт. Ее невольный испуг сменился гневом.
— Милорд, прекратите преследовать меня.
— Но ведь это единственная возможность поговорить с вами наедине.
Уэйкот шагнул вперед, его белокурые волосы серебрились в свете луны, а черная одежда, которую он так любил, придавала его облику загадочность.
— Сомневаюсь, что нам есть о чем поговорить наедине, — сказала Софи, стискивая веер. Ей не хотелось оставаться с глазу на глаз с Уэйкотом, Предупреждение Джулиана звучало у нее в ушах.
— Вы ошибаетесь, Софи, нам как раз есть о чем поговорить. Я хочу, чтобы вы знали правду о Рейвенвуде и Элизабет. Я поведаю вам правду.
— Мне уже известно все, что должно быть известно, — ровным голосом ответила Софи.
Уэйкот покачал головой. Его глаза блестели в темноте.
— Никто не знает всей правды. А вы меньше всех. Если б вы хотя бы догадывались обо всем, вы не вышли бы замуж за графа. Вы такая милая, нежная, — и добровольно отдались в лапы такого чудовища, как Рейвенвуд?!
— Я прошу вас немедленно прекратить этот разговор, лорд Уэйкот.
— Пусть поможет мне Бог, но я не могу остановиться. — Голос Уэйкота стал резче. — Не думайте, что я начал бы разговор, если бы мог сдержаться. Если бы все было так просто… Я не могу не думать о случившемся с Элизабет. Видения преследуют меня. Это съедает меня живьем. Я мог бы ее спасти. Но она мне не позволила. ~~ Впервые Софи начала понимать, что, каковы бы ни были чувства Уэйкота к Элизабет, они не были столь легкомысленны или поверхностны, как казалось на первый взгляд. Уэйкот явно страдал, и естественный порыв — выразить ему свое сочувствие — заставил ее шагнуть к нему и дотронуться до его руки.
— Тише, не надо себя обвинять. Элизабет была легковозбудимой. И все жители Рейвенвуда знали об этом. И что бы ни случилось — все в прошлом. Не терзайте себя.
— Он погубил ее! — Голос Уэйкота звучал глухо. — Именно он сделал ее такой. Элизабет не хотела выходить за него замуж. Ее заставила семья. Ее родители думали только о титуле Рейвенвуда и его деньгах. И совсем забыли о ее чувствах. Они не понимали ее нежной натуры.
— Пожалуйста, милорд…
— Он убил ее! — Голос Уэйкота стал громче. — В самом начале это было не очень заметно… Он делал ей мелкие пакости. А потом вел себя с ней все хуже. Она говорила мне, что несколько раз он бил ее плеткой, точно она лошадь, а не хрупкая женщина.
Софи торопливо покачала головой и подумала, что хотя частенько она сама вызывала гнев мужа, но он никогда не применял силу, чтобы отомстить.
— Нет, я не могу в это поверить.
— Однако это правда. Вы же не знали ее, какая она была раньше. И как изменилась после замужества. Он всегда пытался запереть в клетку ее дух и погасить ее внутренний огонь. Она боролась единственным возможным способом — не поддавалась ему. Но, стараясь освободиться, она сходила с ума и порой казалась совсем дикой.
— Но все говорят, она была не просто дикая, а сумасшедшая, — тихо сказала Софи. — А если это и правда, то очень печальная.
— Он сделал Элизабет такой.
— Однако вы не можете осуждать Рейвенвуда за ее болезнь. Сумасшествие — это в крови, милорд.
— Нет, — стоял на своем Уэйкот. — Ее смерть — дело рук Рейвенвуда. Она могла бы жить, если бы не он. И он заслуживает мести за свое преступление.
— Какой вздор! — возмущенно проговорила Софи. — Ее смерть — случайность. Вы не должны бросаться такими обвинениями. Вы знаете, что подобные заявления способны принести вам неприятности.
Уэйкот покачал головой, будто хотел освободиться от тумана. Казалось, его глаза потухли. Он провел рукой по волосам:
— Послушайте меня, Софи. Я, конечно, выгляжу глупо, распинаясь тут перед вами.
Сердце Софи потянулось ему навстречу, когда она догадалась, что заставляет его бросать эти дикие обвинения.
— Вы, наверное, очень-очень любили ее, милорд.
— Больше жизни, — проговорил Уэйкот усталым голосом.
— Мне очень жаль вас, милорд. Очень жаль. Это все, что я могу вам сказать.
Виконт слабо улыбнулся:
— Вы добры, Софи, очень добры. Я начинаю верить, что вы действительно понимаете меня. Я не заслужил вашей доброты…
— Да, Уэйкот, ты, конечно, не заслужил. — Голос Джулиана, точно лезвие ножа, прорезал ночь.
Он вышел из-за кустов, снял руку Софи с рукава Уэйкота. Бриллиантовый браслет блеснул на запястье, когда он властным движением взял свою жену под руку.
— Джулиан, пожалуйста! — воскликнула Софи, испуганная его грозным видом.
Он не обратил на нее никакого внимания. Кроме виконта, для него сейчас никого не существовало.
— Моя жена питает слабость к тем, кто, по ее мнению, испытывает боль. Но я больше никому не позволю воспользоваться этой слабостью. И тем более тебе, Уэйкот. Ты понял меня?
— Да. Спокойной ночи, мадам, благодарю вас. — Уэйкот грациозно поклонился Софи и крупными шагами удалился в темноту сада.
Софи вздохнула:
— Джулиан, не было никакой необходимости устраивать сцену.
Джулиан выругался про себя, увлекая ее к дому:
— Нет необходимости устраивать сцену? Софи, ты не понимаешь, что я вот-вот потеряю терпение. Я, кажется, ясно сказал, что не хочу видеть тебя рядом с Уэйкотом.
— Он вышел за мной в сад. А что я должна была делать, по-твоему?
— А почему ты, черт побери, одна выходишь в сад? — вопросом на вопрос ответил Джулиан.
Софи молчала. Не могла же она сказать, что хотела выудить из лорда Аттериджа побольше информации.
— Было очень жарко в зале, — нашлась она, пытаясь сочинить что-то правдивое, чтобы не краснеть от собственной лжи.
— Ты должна знать, что нельзя уходить одной. Где твой здравый смысл, Софи?
— Ох, милорд, я начинаю подозревать, что брак может оказать неблагоприятное воздействие на удивительную способность мыслить здраво.
— Это не Хэмпшир, чтобы свободно бродить, где тебе вздумается.
— Да, Джулиан.
Он застонал:
— Когда ты говоришь таким тоном, я понимаю, что кажусь тебе занудой. Софи, я понимаю также, что читаю тебе слишком много нотаций. Но ты сама вынуждаешь меня делать это. Почему ты всегда попадаешь в такие ситуации? Может, хочешь доказать мне, что я не имею права контролировать поступки своей жены?
— Да, нет нужды контролировать меня, милорд, — проговорила отчужденно Софи. — Но я начинаю верить, что вам никогда этого не понять. Не сомневаюсь, вы чувствуете необходимость так поступать, исходя из печального опыта с вашей первой женой. И я не могу вас убедить, что никакой контроль с вашей стороны не в состоянии был спасти ее от собственных страстей. Она была неподвластна ни вашему контролю, ни любому другому. Насколько я понимаю, ей никто не в силах был помочь. И вы, милорд, не должны осуждать себя за то, что не справились с ней.
Сильная рука Джулиана сжала ее пальцы.
— Черт побери, я не хочу обсуждать Элизабет. И один Бог знает, что это я не сумел ее спасти. И ни один мужчина не сумел бы защитить ее от того, что привело ее к сумасшествию. Не сомневайся, Софи, я сумею защитить тебя.
— Но я не Элизабет, — отрезала Софи. — И пока не собираюсь в сумасшедший дом.
— Мне это известно, — спокойно ответил Джулиан. — И благодарю Бога за это. Но тебе нужна защита, Софи, ты слишком уязвима.
— Я в состоянии постоять за себя, милорд.
— Если ты такая умная, почему же тогда купилась на трагическую сцену, разыгранную Уэйкотом? — нетерпеливо спросил Джулиан.
— Он не лгал. Я уверена, у него были глубокие чувства к Элизабет. Он, конечно, не должен был влюбляться в чужую жену, но его чувства к ней были искренними.
— Я не оспариваю: он обожал ее. Поверь, он был не одинок в своем горе. Но вне всякого сомнения, сегодня он пытался вызвать у тебя сочувствие.
— А что в этом плохого? Мы все иногда нуждаемся в сочувствии.
— Уэйкот не впервые отправился за добычей в открытое море. При малейшей возможности он сбросит тебя на дно. Для него главное — соблазнить тебя и швырнуть свой успех мне в лицо. Ты хочешь, чтобы я выразился еще яснее?
Софи была в ярости:
— Нет, милорд! Вы очень ясно все изложили. Но вы ошибаетесь относительно чувств виконта! В любом случае я вам торжественно обещаю: никто не сумеет соблазнить меня! Ни он, ни кто другой. Я уже клялась вам в своей преданности. Почему вы не верите мне?
Джулиан помолчал, потом тихо сказал:
— Софи, ты можешь попасться на его уловку.
— Милорд, — продолжала Софи, не обращая внимания на его попытки загладить свою резкость. — Самое меньшее, что вы можете сейчас сделать, — это принять мою клятву.
— Софи, я не имел в виду…
— Хватит! — Софи резко остановилась посреди дорожки. Он тоже вынужден был остановиться. Она посмотрела на него с горячей решимостью. — Поклянитесь честью, что вы уверены в том, что я не позволю соблазнить себя Уэйкоту или кому-то другому. Я должна получить от вас слово чести, милорд, прежде чем сделаю еще один шаг.
— Неужели? — Джулиан долго всматривался в ее лицо в свете луны. Его лицо, как всегда, было непроницаемо.
— Вы меня очень обяжете, милорд. Неужели так трудно произнести эти слова? Когда вы дарили мне браслет и книгу Калпепера, вы сказали, что я должна их хранить как знак вашего уважения. Я хочу иметь доказательства вашего уважения и имею в виду не бриллианты или изумруды.
Что-то блеснуло в глазах Джулиана, когда он поднял руки и взял в ладони ее лицо.
— Ты приходишь в бешенство, когда затрагивается твоя честь.
— Так же как и вы, если подвергается сомнению ваша честь.
Его брови поднялись.
— А ты собираешься подвергнуть сомнению мою честь, если я оставлю твою просьбу без ответа?
— Конечно, нет. Я не сомневаюсь, что ваша честь не запятнана. Я просто хочу быть уверенной, что вы в равной степени уважаете и мою честь. И если уважение — это все, что вы чувствуете ко мне, милорд, дайте мне хоть какое-то значительное свидетельство своего уважения.
Он еще некоторое время постоял молча, глядя ей прямо в глаза.
— Ты слишком много просишь, Софи.
— Не больше, чем вы от меня, милорд.
Он медленно наклонил голову и нехотя сказал:
— Да, ты права. Я не знаю другой женщины, которая отстаивала бы свою честь таким образом. И я не знаю других женщин, которые вообще беспокоились бы об этом.
— Может быть, потому, что мужчины не обращают внимания на чувства женщины. Кроме тех случаев, когда появляется угроза их собственной чести.
— Больше не надо. Прошу тебя. Сдаюсь. — Он поднял руки, желая прекратить спор. — Отлично, мадам, я торжественно клянусь, что целиком и полностью доверяю вашей женской чести.
Софи почувствовала глубокое облегчение. Она трепетно улыбнулась, зная, как трудно далось ему это признание.
— Благодарю, Джулиан. — Она вдруг встала на цыпочки и коснулась его щеки губами. — Я никогда не предам тебя, — прошептала она горячо.
— Ну тогда вместе мы справимся со всеми неурядицами. Ты и я.
Он обнял ее, привлек к себе, его губы прижались к ее губам с требовательной жаркой страстью. А когда Джулиан поднял голову, то прочел в ее глазах ожидание.
— Джулиан?
— Пожалуй, моя самая верная жена, нам пора ехать домой. У меня есть кое-какие планы на вечер.
— Правда, милорд?
— Совершенно точно. — Он снова взял ее под руку и повел в зал так быстро, что Софи едва поспевала за ним. — Мы поедем сейчас же.
Но когда они вошли в парадное своего дома, встречавший их Гаппи выглядел озабоченным, что случалось с ним крайне редко.
— А вот и вы, милорд. Я только что собирался послать за вами в клуб. Ваша тетушка, леди Синклер, заболела, и мисс Раттенбери уже дважды посылала к нашей мадам за помощью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение - Кренц Джейн Энн



Побольше бы таких мужчин в современном мире, а не только в романах, чтобы слюной исходить
Обольщение - Кренц Джейн ЭннЕлена
18.05.2012, 10.24





Чушь
Обольщение - Кренц Джейн Энннатали
18.05.2012, 12.33





Ничего нового...гг. дурнушка,которую во время первого сезона никто не замечал...но после того как она вышла замуж...О ЧУДО!все от нее ввосторге...Прочла и забыла.
Обольщение - Кренц Джейн ЭннНика
18.05.2012, 20.24





можно сказать что прочла с удовольствием, бывает нааамного хуже.
Обольщение - Кренц Джейн Эннарина
10.07.2012, 21.01





Мне понравился роман, единственное не пойму,ее сестра сама выбра свой путь,она знала,что он играет с ней!
Обольщение - Кренц Джейн Эннsveta
28.03.2013, 18.29





Читайте.
Обольщение - Кренц Джейн ЭннКэт
27.07.2016, 9.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100