Читать онлайн Обольщение, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Джулиан, спокойный и умиротворенный, замер, ощущая под собой нежную и податливую мягкость любимой женщины. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким расслабленным. Он понимал, что ему надо встать и погасить свечи. Но сейчас ему не хотелось ничего, кроме как лежать вот так и наслаждаться сладким покоем.
Атмосфера любви окутывала их, и в ней как будто еще звенели слова Софи: «Я люблю тебя, Джулиан!»
Она не осознавала, что говорит, объяснял он себе. Просто женщина впервые открыла в себе страсть благодаря мужчине, который научил ее чувственным наслаждениям.
И он не очень-то верил словам любви, произносимым в подобных обстоятельствах. Но тем не менее они ласкали его слух и наполняли ликованием.
Целуя Софи, он впервые почувствовал, что она отвечает ему. Он и не ожидал от нее такого страстного порыва. И, ощущая себя героем, только что испытавшим радость победы, он был доволен собой. Но вместе с чувством обладания пришло сознание необходимости защищать свою драгоценную Софи.
Софи шевельнулась. Ее веки дрогнули и лениво приоткрылись, а он, опираясь на локти, смотрел на жену очарованно и задумчиво.
— Джулиан…
Он нежно коснулся ее губами и сказал:
— Вот так и должно быть между мужем и женой. И так всегда будет между нами. Тебе было хорошо, малютка?
Она улыбнулась и обняла его за шею:
— Ты прекрасно знаешь, что да.
— Я знаю, но мне хочется услышать от тебя.
— Ты доставил мне огромное удовольствие, — прошептала Софи. — Это не похоже ни на что другое, что я знала до сих пор.
Он целовал кончик ее носа, щеки, уголки рта.
— Тогда мы с тобой в расчете. Ты мне тоже дала огромное наслаждение.
— Это правда? — Она напряженно всматривалась в его лицо.
— Правда.
«Ничего и никогда в ее жизни не было более искренним и настоящим, чем только что происшедшее», — подумал он.
— Я очень рада. Попытайся не забывать об этом и в будущем, что бы ни случилось. Хорошо, Джулиан?
Неожиданная тревога послышалась в ее словах и вызвала в нем беспокойство, но он мысленно отмахнулся и слабо улыбнулся:
— Едва ли я смогу об этом забыть.
— Хотелось бы верить. — И она очень печально улыбнулась.
Джулиан слегка нахмурился, не понимая перемены ее настроения. Сегодня Софи была какой-то необычной. Он никогда не видел ее такой и заволновался:
— Что с тобой, Софи? Ты боишься, что чем-то рассердишь меня и я забуду, как хорошо нам было в постели? Или тебе не нравится, что я умею заставить тебя почувствовать желание, даже когда ты сердишься на меня?
— Не знаю, — нерешительно произнесла она. — Все это… ну, все это обольщение довольно странное.
Услышав, что происшедшее между ними она называет обольщением, он почувствовал внутренний протест. Впервые Джулиан понял, что он не хочет, чтобы Софи считала их супружеские отношения чем-то вроде связи любовников. Обольщение? Неприятная история, что случилась с ее младшей сестрой. А он не хотел, чтобы Софи сопоставляла их любовь с подобным тайным романом.
— Это не обольщение, Софи. Мы занимались любовью. Ты и я.
— Да? — Глаза ее посерьезнели. — Ты действительно любишь меня, Джулиан?
Все его чувства в ту же секунду взорвались и вскипели гневом, когда он наконец начал понимать, куда она клонит. Какой же он дурак! Женщины так ловки и искусны! Стоило ей ответить на его ласки и сказать о любви, как она решила, что теперь имеет право крутить им как хочет. Джулиан почувствовал близость знакомой ловушки, уже готовой захлопнуться, и подсознательно приготовился к сражению.
Он еще не нашел что сказать, но, видя его волнение, Софи улыбнулась своей странной печальной улыбкой и прижала палец к его губам:
— Нет. Ничего не отвечай. Все хорошо. Я понимаю.
— Что ты понимаешь? Софи, послушай меня…
— Я думаю, лучше не обсуждать это. Простите, милорд, у меня случайно вырвалось, я не подумала. — Она приподняла голову в беспокойстве. — Должно быть, уже поздно.
Он простонал.
— Да, очень поздно. — И неохотно скатился с нее, лег на спину, властно обнял за талию.
— Джулиан.
— Что, Софи?
— А тебе не пора возвращаться к себе?
Он вздрогнул.
— Я и не собирался, — сказал он грубо.
— На этот раз тебе лучше уйти, — тихо попросила Софи.
— Почему? — Раздраженный, он поднялся на локте. Джулиан намеревался провести ночь в ее постели.
— Но в прошлый раз ты именно так и поступил.
Он поступил так в ту ночь, поскольку не мог бы устоять и занялся бы любовью с ней во второй раз, тем самым причинив ей физическую боль, а он не хотел, чтобы она думала о нем как о диком бычке. Он хотел показать, как беспокоится о ней.
— Да, но это вовсе не означает, что я намерен возвращаться к себе каждую нашу ночь.
— Ох, — она смутилась, — сегодня я предпочла бы остаться одна, Джулиан. Пожалуйста. Я настаиваю.
— Мне кажется, я начинаю понимать, — сказал он, откидывая одеяло. — Ты хочешь остаться одна, потому что тебе не понравился мой ответ на твой вопрос минуту назад. Но я не позволю манипулировать мной, заставляя давать бесконечные уверения в вечной любви, чтобы ты решила, что можешь наказывать меня свойственным только вам, женщинам, способом.
— Нет, Джулиан, это не правда.
Он не обратил внимания на мольбу в ее голосе. Крупными шагами пересек комнату, схватил халат и направился в свою спальню. Вдруг он остановился, резко обернулся и посмотрел на Софи.
— Лежа в своей постели и наслаждаясь одиночеством, подумай об удовольствии, которое мы могли бы доставить друг другу. Нет такого правила, утверждающего, что мужчина и женщина могут делать это только один раз за ночь, моя дорогая.
Он с силой захлопнул дверь, подчеркивая этим свое раздражение. Что она о себе воображает, пытаясь диктовать ему, как он должен себя вести! И почему она считает, что ей удастся держаться с ним так и дальше? У него есть опыт общения и с более искушенными дамами, способными управлять мужчинами. И они делали это гораздо искуснее, чем неопытная Софи.
Он едва не расхохотался над ее наивной попыткой проучить его, отказав в близости. Если бы не его злость, он повеселился бы вволю.
Она глупая и зеленая девчонка в отношениях с мужчинами, несмотря на двадцать три года. Да Софи и в пятьдесят лет не будет старше и мудрее Элизабет, какой та была, едва выпорхнув из детской.
Джулиан швырнул халат на спинку кресла и лег в постель. Закинув руки за голову, он не спал, уставившись в темный потолок и надеясь, что жена уже пожалела о своем поступке. Если она думает, что может наказывать его таким образом и держать под каблуком, употребляя подобную женскую тактику, то она очень ошибается. Ему приходилось выдерживать гораздо более трудные и сложные в стратегическом отношении битвы с женщинами.
Но Софи не Элизабет и никогда ею не будет. И у нее есть причина опасаться обольщения. Он подозревал, что глубоко в душе его новая жена натура весьма романтическая.
Джулиан потер глаза, чувствуя, как утихает его гнев. Возможно, он сам виноват, что заставил жену сомневаться в нем. Она ведь действительно пыталась уговорить его признаться в любви, и правда состоит в том, что у нее есть основания бояться страсти без любви.
У нее же не было собственного опыта любви, а все, что она узнала, — это жестокое бессердечное обольщение, в результате которого ее сестра забеременела. Софи, естественно, хотелось быть уверенной, что ее не соблазняют ради того же. Ей хотелось быть любимой, а не опасаться, что она повторяет судьбу сестры.
Но ведь она замужняя женщина и делит постель со своим законным мужем, у нее не должно быть подобных опасений. Но черт побери, он ведь хочет наследника, — это просто необходимо. И разве его поведение не напоминает обольстителя, который способен покинуть ее, как только она забеременеет?
Софи защищена законом и личной клятвой графа Рейвенвуда, что он будет уважать ее и заботиться о ней. И навязчивый страх повторить судьбу сестры похож на обычную женскую причуду. Джулиан решил, что пора во всем разобраться. Он должен заставить ее понять, что ничего общего в ее судьбе с участью сестры нет и быть не может. И он не собирается проводить ночи в своей постели.
Джулиан не помнил, сколько он пролежал, думая, как лучше убедить жену. Но потом задремал. Он спал неспокойным чутким сном. Тихий стук двери в спальне Софи разбудил его. Джулиан пошевелился и недовольно подумал: «Неужели пора вставать?» Он открыл один глаз и посмотрел в окно — кромешная темнота. Никто, даже Софи, не встает в Лондоне ради верховой прогулки на заре. Джулиан повернулся, собираясь заснуть, но что-то не позволило ему снова погрузиться в сон. Он вдруг удивился: кто же мог открыть дверь Софи в столь ранний час?
Не в силах больше сдерживать любопытство, он выбрался из постели и пошел к двери. Тихонько приоткрыл ее.
Постель Софи пуста. И, поняв это, он в ту же секунду услышал стук колес за окном. Прислушался и понял, что какой-то экипаж встал перед крыльцом.
Джулиан ощутил прилив совершенно непонятного, но сильного страха. Он подскочил к окну, раздвинул шторы но успел увидеть лишь изящную фигурку в мужских бриджах и рубашке, впрыгнувшую в закрытый экипаж. Рыжеватые волосы Софи были спрятаны под шляпку с вуалью. В руках был деревянный ящик. Кучер, тонкий рыжеволосый парень в черном, стегнул лошадей, и экипаж быстро понесся вдоль улицы.
— Будь ты проклята, Софи! — Джулиан вцепился пальцами в ткань штор, едва не сорвав их с карниза. — Будь ты проклята! Убирайся к черту! Ты — сука!
«Ты действительно любишь меня, Джулиан?»
Милая лживая сука!
— Но ты моя! — прошипел он сквозь стиснутые зубы. — Ты моя и принадлежишь мне. И я скорее увижу тебя в аду, чем позволю уйти к другому!
Джулиан задернул шторы и бросился в комнату. Он надел рубашку, натянул бриджи, подхватил сапоги и выбежал из комнаты. У лестницы чуть задержался, чтобы обуться, и кинулся к черному ходу. Ему надо взять лошадь из конюшни и спешить, если он не хочет потерять экипаж из виду.
В последний момент он повернулся и ринулся в библиотеку. Ему понадобится оружие. Он убьет любого, кто бы это ни был, с кем захотела уйти Софи. А потом подумает как следует, что сделать с обманщицей-женой. Если она надеется, что он готов терпеть от нее то, что терпел от Элизабет, то ее ждет глубочайшее разочарование.
Но пистолетов на стене не было. Джулиану некогда было обдумывать пропажу, поскольку он снова услышал стук лошадиных копыт. Он подбежал к входной двери, распахнул ее. Женщина в черном и в черной вуали легко соскочила с высокого серого мерина. Он заметил, что на коне мужское седло.
— О, слава Богу! — проговорила она, увидев его в дверях. — Я боялась, что придется разбудить весь дом, прежде чем увижу вас. Так-то гораздо лучше. Может быть, вообще удастся избежать скандала. Они на Лейтон-Филд.
— Лейтон-Филд? — Он ничего не понял. Только коровы и дуэлянты могут быть на Лейтон-Филд.
— Поторопитесь, ради Бога. Возьмите моего мерина. Как видите, на нем мужское седло.
Схватив мерина под уздцы, он вскочил в седло.
— А кто вы? — спросил Джулиан женщину в вуали. — Его жена?
— Нет, вы ничего не понимаете. Но скоро поймете. Поспешите.
— Идите в дом! — приказал Джулиан, когда мерин принялся танцевать под ним. — Можете подождать внутри, а если кто-нибудь из слуг спросит о чем-то, скажите только, что я вас пригласил.
Джулиан тронул мерина, и тот мгновенно понесся галопом. «Непонятно, почему Софи и ее любовник бежали в Лейтон-Филд», — в ярости думал Джулиан. Но вскоре он перестал задавать этот вопрос, пытаясь понять, кто из мужчин света захотел подписать себе приговор, допытавшись в одно прекрасное утро увезти от него Софи.


На Лейтон-Филд в такой ранний час было холодно и сыро. Печальные мрачные деревья с тяжелыми мокрыми ветками раскачивались от ветра под все еще темным небом. Туман стелился над землей и висел, густой и серый, не поднимаясь выше уровня колен. Маленький экипаж Энн, закрытая желтая коляска неподалеку и лошади — все выглядело как бы парящим в воздухе.
Когда Софи сошла со ступеньки кареты на землю, ее ноги скрылись в сыром тумане. Она взглянула на Энн, которая привязывала лошадь. Ее мужской костюм был безукоризненным, и, если бы Софи не знала правды, она не усомнилась бы, что этот смуглолицый рыжеволосый человек — юноша.
— Софи, ты уверена, что готова на все? — взволнованно спросила Энн, подойдя к ней.
Софи посмотрела на экипаж, стоящий в нескольких ярдах. Женщина под вуалью, одетая в черное, еще не вышла. Шарлотта Физерстоун приехала одна.
— У меня нет выбора, Энн.
— Удивительно, но где же Джейн? Она заявила, что стоит посмотреть на тебя в тот момент, когда ты добровольно выставишь себя полной идиоткой.
— Может, Джейн передумала.
Энн покачала головой:
— На нее не похоже.
— Ну что ж, — сказала Софи, распрямляя плечи. — Надо быстрее все кончать. Скоро рассвет, а я думаю, такое всегда совершается на рассвете. — Она двинулась в сторону окутанного туманом экипажа.
Женщина в черном медленно повернулась и посмотрела на Софи, когда та приблизилась. Шарлотта Физерстоун, в красивом черном костюме для верховой езды, вышла. Хотя куртизанка была в вуали, Софи увидела, что ее волосы аккуратно уложены, а в ушах блестят прекрасные жемчужные серьги. Взглянув на безукоризненно одетую даму, Софи почувствовала себя неловкой и неуклюжей деревенщиной. Ясно, что у великолепной Физерстоун отличное чувство стиля. Даже для дуэли она выбрала такой костюм, в котором выглядела полным совершенством.
Энн пошла вперед, чтобы успокоить лошадь.
— Знаете, мадам, — сказала Шарлотта, приподнимая вуаль и холодно глядя на Софи, — вообще-то я не думаю, что кто-то из мужчин достоин подобной чести с нашей стороны: столь ранний подъем — это такое неудобство для дам.
— Тогда почему вы себя так обеспокоили? — парировала Софи, почувствовав в ее словах вызов, и тоже подняла вуаль.
— Да я не знаю, — пожала плечами Шарлотта. — Но не ради графа Рейвенвуда, хотя он и был со мной очень мил. Может, потому, что ваш вызов — новые впечатления в моей жизни.
— Могу себе представить: после осуществления вашей авантюрной карьеры сюрпризы в вашей жизни случаются весьма редко.
Шарлотта устремила взгляд прямо на Софи. Ее голос утратил насмешливые нотки и стал серьезным.
— Смею вас уверить, что случай, когда графиня сочла меня достойным противником в борьбе за честь, действительно редкий. Вы должны, конечно, понять, что ни одна из женщин вашего круга еще не снисходила даже до того, чтобы обмолвиться со мной словом, не говоря уже о том, чтобы выказать мне подобное уважение.
Софи вскинула голову, изучающе глядя на свою соперницу:
— Вы можете не сомневаться, что я испытываю к вам глубочайшее уважение, мисс Физерстоун. Я читала ваши мемуары и, думаю, в состоянии оценить, чего вам стоило подняться до сегодняшнего положения.
— Неужели можете? — спросила Шарлотта. — Вы обладаете хорошим воображением.
Софи вспыхнула, моментально смутившись при мысли, какой наивной она должна казаться столь искушенной женщине.
— Извините, — сказала она тихо. — Я не уверена, что способна понять все сложности и испытания вашей жизни, но это не значит, будто я не могу уважать то, что вы шли своим путем и действовали в соответствии с вашими собственными принципами.
— Понятно. И именно благодаря вашему уважению ко мне сегодняшним утром вы собираетесь пробить пулей мое сердце.
Софи сжала губы:
— Я могу понять, почему вы решили написать мемуары. Могу даже понять, что вы предлагаете бывшим любовникам выкупить свое имя в публикации. Но когда вы избрали моего мужа следующей жертвой, вы зашли слишком далеко. Я не позволю, чтобы его любовные письма попали в печать и сделали его посмешищем.
— Тогда гораздо проще было бы заплатить, мадам, чем устраивать такую суматоху.
— Нет. Я не могу так поступить. Я не признаю шантаж. Это нечестный путь. Я не унижусь до того, чтобы потворствовать шантажистам. Мы сегодня разберемся и покончим с нашим делом.
— Вы уверены в этом? А почему вы считаете, что, если мне так повезет выжить, то я не напечатаю письма вашего мужа, как и хотела?
— Вы же приняли мой вызов: раз вы пришли, значит, согласились уладить вопрос о публикации с помощью пистолетов.
— Вы надеетесь, дорогая леди, что я выполню наше соглашение? Вы считаете также, что проблема решится, несмотря на исход встречи?
— Но вы, мадам, не явились бы сюда, если бы не собирались честно покончить с делом.
Шарлотта кивнула:
— Да, вы правы. Именно так и трактуется глупый мужской кодекс чести. Не так ли? И мы с вами все решим здесь с помощью пистолетов.
— Да. И будем считать вопрос закрытым.
Шарлотта с удивлением покачала головой:
— Бедняжка Рейвенвуд. Интересно, хорошо ли он понимает, какую жену себе выбрал? После Элизабет вы должны повергнуть его в полный шок.
— Мы здесь не для того, чтобы обсуждать моего мужа и его первую жену, — процедила Софи сквозь зубы.
Утренний воздух был холодным, но она вдруг почувствовала, что вся горит. Нервы натянулись до предела. Она хотела закончить все поскорее.
— Нет, конечно. Мы здесь потому, что так велит ваше чувство чести. Оно требует удовлетворения. И вы думаете, что я разделяю вашу концепцию чести. Интересное вообще-то предложение, Забавное. А вы хорошо сознаете, что такое понимание чести — чисто мужское?
— Но нет другого понимания чести, которое внушало бы такое же уважение. Еще нет, — заметила Софи. Глаза Шарлотты засветились.
— Да, понятно. И если не остается ничего другого, то таким образом вы рассчитываете заслужить уважение Рейвенвуда. Да, мадам?
— Мне кажется, мы уже достаточно обсудили эту тему, — ответствовала Софи.
— Уважение хорошее дело, мадам, — задумчиво продолжала Шарлотта. — Но я посоветовала бы не тратить слишком много времени, заставляя Рейвенвуда влюбиться в вас. После опыта с Элизабет он никогда, не рискнет полюбить. И во всяком случае я должна признаться — ни один мужчина не стоит того, чтобы подниматься в такой ранний час, и нет такого мужчины, чья любовь достойна того смертельного риска со стороны женщины.
— Мы явились сюда не для того, чтобы обсуждать мужскую честь и любовь.
— Да, я, конечно, понимаю. Мы здесь только из-за вашей чести и вашей любви, — слегка улыбнувшись, сказала Шарлотта. — А это, я могу согласиться, не пустяки. Ваши чувства, разумеется, достойны того, чтобы пролить кровь.
— Так, может, мы начнем? — требовательно предложила Софи. Страх сковал ее, когда она повернулась к Энн, прохаживающейся неподалеку с ящиком в руках, в котором лежали дуэльные пистолеты. — Мы готовы, незачем тянуть время.
Энн перевела взгляд с Софи на Шарлотту:
— Я навела необходимые справки и знаю теперь, как надо улаживать споры такого рода. Кое-что мы обязаны сделать до того, как я заряжу пистолеты. Во-первых, я обязана сказать, что у вас есть возможность выбора. И я прошу выслушать меня.
Софи нахмурилась:
— Это еще что?
— Вы, леди Рейвенвуд, вызвали противника на дуэль. Если, однако, мисс Физерстоун извинится за те действия, которые предшествовали вызову, то вопрос можно считать решенным и нет нужды стреляться.
Софи заморгала:
— Как, все можно решить простым извинением?
— Я должна подчеркнуть, что извинение считается достойным исходом для вас обеих.
Энн взглянула на Шарлотту Физерстоун.
— Как мило, — пробормотала Шарлотта. — Подумать только, мы обе можем уйти отсюда, даже капелькой крови не запачкав одежду. Но я не очень уверена, что готова извиниться.
— Это ваше право, — напряженно сказала Софи.
— Ну что же, в общем-то рановато для такого насильственного спорта. И я считаю, что всегда по возможности надо выбирать разумное решение. — Шарлотта слегка улыбнулась. — Вы совершенно уверены, что ваша честь будет удовлетворена, если я просто извинюсь?
— Да, если вы пообещаете, что любовные письма моего мужа не будут опубликованы.
Но прежде чем Шарлотта успела ответить, в тумане раздался топот копыт.
— Это, должно быть, Джейн, — воскликнула Энн с явным облегчением. — Я знала, что она приедет. Надо подождать ее. Она — наш второй секундант.
Софи оглянулась как раз в тот миг, когда большой мерин возник из тумана. Животное галопом неслось к ним и казалось призраком, который копытами вспенил туман. «Конь-призрак, — подумала Софи, — принес на спине дьявола».
— Джулиан, — прошептала она.
— Вообще-то я ничуть не удивлена, — заметила Шарлотта. — Наша маленькая драма с каждой минутой становится все забавнее.
— А почему он взял мерина Джейн? — сердито спросила Энн.
Мерин резко вздыбился перед тремя женщинами. Джулиан бросил сверкающий взгляд на Софи, потом на Шарлотту и Энн. Он увидел в руках последней ящик с пистолетами:
— Какого черта! Что здесь происходит?
Софи еле подавила в себе желание немедленно исчезнуть, провалиться или раствориться в тумане.
— Вы вмешались в частное дело, милорд.
Джулиан смотрел на нее как на помешанную. Он соскочил с коня, кинул поводья Энн, которая машинально поймала их свободной рукой.
— Частное дело, мадам? Вы осмеливаетесь называть это так? — Лицо Джулиана походило на маску ярости. — Вы моя жена! И я хочу знать, что здесь происходит.
— А разве не ясно, Рейвенвуд? — Было понятно, что из троих присутствующих дам только Шарлотта не чувствовала себя особенно смущенной. Ее прекрасные глаза цинично разглядывали всех, забавляясь ситуацией. — Ваша жена вызвала меня на поле битвы за честь. — Она сделала жест рукой в сторону ящика с пистолетами. — Видите, мы как раз собирались уладить этот вопрос традиционно мужским способом.
— Я не могу поверить. — Джулиан уставился на Софи. — Ты бросила вызов Шарлотте? Ты собираешься драться с ней на дуэли?
Софи не хотелось говорить, она просто наклонила голову.
— За что, Бога ради?
Шарлотта мрачно улыбнулась:
— Рейвенвуд, ты вполне сам можешь догадаться, каков ответ на твой вопрос.
Джулиан шагнул в ее сторону:
— Проклятие! Ты ей послала одну из своих дьявольских записок!
— А я не смотрю на них как на шантаж, — спокойно объяснила Шарлотта. — Я считаю, что это мой бизнес. Твоя жена, однако, решила взглянуть на дело с другой стороны. Она убеждена, что платить мне бесчестно. Тем не менее, понимаешь ли, она не может допустить, чтобы твое имя появилось в моих мемуарах. Поэтому она выбрала единственно возможное решение, которое оставалось благородной леди: вызвала меня драться на пистолетах на восходе солнца.
— На пистолетах на восходе солнца… — повторил Джулиан, как будто не мог поверить в то, — что видел своими глазами. Он сделал еще один шаг к Шарлотте. — Убирайся отсюда! Немедленно! Возвращайся в город и молчи! Если я услышу хоть слово о случившемся, я прослежу, чтобы твой маленький коттедж в Бате, о котором ты так мечтаешь, никогда не достроили! Я добьюсь, чтобы у тебя отняли аренду на дом здесь, в городе. И я так надавлю на твоих кредиторов, что они выживут тебя отсюда. Ты поняла меня, Шарлотта?
— Джулиан, ты заходишь слишком далеко, — сердито произнесла Софи.
Шарлотта как-то подобралась, холодная насмешка почти исчезла с лица. Она не казалась испуганной. Просто отступила.
— Я поняла тебя, Рейвенвуд. Ты очень ясно выразил свои мысли.
— Одно слово о случившемся, и я найду способ разрушить все, ради чего ты столько трудилась, Шарлотта. Я клянусь. И ты прекрасно знаешь, что я сдержу слово.
— Нет нужды угрожать, Рейвенвуд. Я не собираюсь болтать лишнее. — Она повернулась к Софи. — Это наше личное дело — мое и твоей жены. И оно никого больше не касается.
— Я совершенно согласна, — твердо подтвердила Софи.
— Я хочу, мадам, чтобы вы знали, — тихо произнесла Шарлотта, — что касается меня, то я считаю дело законченным, хотя ваши пистолеты и не были использованы. И вы можете не бояться, что письма появятся в моих мемуарах.
Софи облегченно вздохнула:
— Спасибо.
Шарлотта слегка улыбнулась и чуть поклонилась Софи:
— Нет, мадам, я думаю, мне следует благодарить вас. Я сегодня развлеклась, как никогда. Мой мир полон мужчин вашего круга, так много говорящих о чести. Но их понимание чести очень ограничено. Те же самые мужчины и пальцем не пошевельнут, чтобы вести себя достойно с женщиной или с тем, кто слабее их самих. Так что было большим удовольствием встретить наконец человека, понимающего истинный смысл слова «честь». И в общем-то не очень удивительно, что им оказалась женщина. Прощайте.
— До свидания, — сказала Софи, отвечая ей таким же легким и грациозным наклоном головы.
Шарлотта вскочила в экипаж и тронула лошадей. Маленькая желтая коляска растворилась в тумане.
Джулиан наблюдал за отъездом Шарлотты, потом повернулся и мрачно уставился на Энн. Он взял пистолеты из ее рук.
— А ты кто такой, парень?
Энн откашлялась и надвинула шляпу поглубже на глаза. Тыльной стороной руки утерла нос и шмыгнула.
— Леди понадобились лошади и экипаж, чтобы рано утром ехать сюда. Ну я и занял у отца его клячу, решив, что немножко заработаю на карманные расходы. Вы понимаете, о чем я.
— Я дам тебе достаточно на карманные расходы, если поклянешься, что будешь держать язык за зубами. Но если я хоть что-то услышу, то позабочусь, чтобы твой отец остался и без лошадей, и без экипажа, и вообще без всего, что у него есть. Более того, он узнает, что потерял все из-за тебя. Ты понял меня, парень?
— Да, милорд. Совершенно ясно, милорд.
— Прекрасно. Ты повезешь мою жену домой, а я поеду следом. У меня дома ждет женщина — отвезешь ее, куда она скажет. А потом навечно исчезнешь из моего поля зрения.
— Да, сэр.
— Но, Джулиан, — начала Софи, — нет необходимости угрожать всем вокруг.
Джулиан посмотрел на нее ледяным взглядом:
— А от вас я вообще не хочу слышать ни слова, мадам. Я не уверен, что буду в состоянии говорить с вами спокойно. — Он подошел к экипажу, отворил дверь. — Быстро в экипаж, — сказал он.
Она молча залезла, ее шляпка с вуалью съехала на ухо. Джулиан наклонился и раздраженно поправил шляпку, а потом швырнул коробку с пистолетами ей на колени и захлопнул дверцу.
«Без сомнения, это самая длинная дорога в моей жизни», — думала Софи, сидя в качающемся экипаже. Джулиан клокотал от ярости. Она могла лишь надеяться, что Энн и Джейн не испытают на себе последствия его гнева.
Прислуга еще только просыпалась, когда Энн остановила карету перед входом. Джейн, все еще в черной вуали, в нервном напряжении ожидала в библиотеке развязки событий, когда Джулиан вошел, ведя за руку Софи. Джейн быстро взглянула на свою подругу.
— С тобой ничего не случилось? — шепнула она.
— Как видишь. Но было бы куда лучше, если б ты не вмешалась.
— Извини, Софи. Но я не могла позволить…
— Хватит, — прервал их Джулиан. Вошел Гаппи, торопливо оправляя свой камзол. Он ошарашенно уставился на бриджи Софи.
— Все ли в порядке, милорд?
— Мои утренние планы неожиданно расстроились, Гаппи, но не беспокойся, я полностью владею ситуацией.
— Конечно, милорд, — ответил Гаппи с величайшим чувством достоинства. Выразить свое мнение по поводу странной сцены на рассвете значило бы потерять работу, и Гаппи об этом знал.
Было ясно, что хозяин чем-то весьма разъярен. Но лорд Рейвенвуд владеет ситуацией. Быстро взглянув на Софи, Гаппи благоразумно удалился из комнаты на кухню.
Джулиан повернулся к Джейн:
— Мадам, я не знаю, кто вы. Но, судя по вуали, вы не хотите открыть свое имя. Знайте, я ваш вечный должник. Вы оказались единственной, проявившей во всем этом деле благоразумие.
— Да, это правда: я обладаю здравым смыслом, — печально согласилась Джейн. — Но, боюсь, многим друзьям я кажусь ужасно скучной.
— Если у ваших друзей есть капля разума, они должны ценить в вас это качество. До свидания, мадам. Внизу мальчик с закрытым экипажем, он отвезет вас домой. Хотите, чтобы вас сопроводили? Я могу послать кого-нибудь из слуг.
— Нет, кареты и мальчика вполне достаточно, — смущенно поглядев на Софи, сказала Джейн. — Спасибо, милорд. Я полагаю, все благополучно разрешилось.
— Да, да, не сомневайтесь. И надеюсь, я могу положиться на ваше молчание.
— О да, на меня можно положиться, милорд.
Джулиан проводил ее к карете, вернулся и медленно, тихо закрыл за собой дверь. Он посмотрел на Софи долгим пристальным взглядом.
Софи не дышала, ожидая взрыва.
— Идите наверх и переоденьтесь, мадам. Вы сегодня достаточно поиграли в мужские игры. Мы обсудим все в библиотеке в десять часов.
— А обсуждать нечего, милорд, — выпалила она. — Вы уже все знаете.
Зеленые глаза Джулиана сверкали от гнева, но было в них и что-то иное. Очевидно, решила Софи, это чувство облегчения.
— Вы не правы, мадам. Нам есть что обсудить. И если вы не спуститесь ровно в десять, я сам приду за вами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение - Кренц Джейн Энн



Побольше бы таких мужчин в современном мире, а не только в романах, чтобы слюной исходить
Обольщение - Кренц Джейн ЭннЕлена
18.05.2012, 10.24





Чушь
Обольщение - Кренц Джейн Энннатали
18.05.2012, 12.33





Ничего нового...гг. дурнушка,которую во время первого сезона никто не замечал...но после того как она вышла замуж...О ЧУДО!все от нее ввосторге...Прочла и забыла.
Обольщение - Кренц Джейн ЭннНика
18.05.2012, 20.24





можно сказать что прочла с удовольствием, бывает нааамного хуже.
Обольщение - Кренц Джейн Эннарина
10.07.2012, 21.01





Мне понравился роман, единственное не пойму,ее сестра сама выбра свой путь,она знала,что он играет с ней!
Обольщение - Кренц Джейн Эннsveta
28.03.2013, 18.29





Читайте.
Обольщение - Кренц Джейн ЭннКэт
27.07.2016, 9.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100