Читать онлайн Застигнутые любовью, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Застигнутые любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Насколько могла судить Кэтрин, свадьба удалась на славу – если не принимать во внимание состояние Даниэлы и ее собственное. Даниэла превратила просторную гостиную хантовского дома в беседку из живых цветов, а судья Баррис, старый друг отца Джошуа, торжественно и в то же время по-домашнему выполнил несложную церемонию. С того момента, когда Кэтрин вошла в дом, с лица Джошуа и его отца не сходили улыбки, а родные невесты просто сияли.
Кэтрин отметила, что на этот раз ни мать, ни бабушка не пролили сентиментальных слез. Быть может, они побаивались прежде времени плакать от счастья?
За краткой церемонией последовал праздничный ленч, и тут все единогласно признали, что Даниэла Хант просто превзошла самое себя в изысканности блюд. Она даже испекла и украсила свадебный торт – невероятное произведение искусства из золотистого теста и сахарной глазури, напоминавшее сказочный замок, на вкус же легкое, как суфле.
Кэтрин наблюдала за происходящим сквозь спасительную дымку, надежно отделявшую ее от добродушной болтовни окружающих. Видимо, она достаточно разумно отвечала отцу, пока они ехали, поскольку он, кажется, не замечал ничего особенно странного в ее поведении. Но к тому времени, когда она прибыла в дом Хантов, ее мозг сковал полный паралич, лишив дара речи. Она абсолютно не почувствовала поцелуя Джошуа, когда тот поздоровался с ней, а во время церемонии бракосочетания едва замечала его. Лишь рука Джошуа, обжигавшая ее кожу, напоминала о реальности происходящего, о том, что слова, которые она пробормотала, соединили ее с другим человеческим существом.
Кэтрин не знала точно, когда ее скорлупа стала тоньше, но вдруг ей бросилось в глаза, что Даниэла Хант изо всех сил старается весело улыбаться, хотя было ясно, что она крайне расстроена.
Вероятно, из-за всех хлопот, которые выпали на ее долю в прошедшую неделю, Даниэла казалась такой усталой, а ее обычный нежный румянец сменился мертвенной бледностью. Кэтрин захлестнуло чувство вины – достаточно сильное, чтобы прогнать прочь прежнюю отрешенность. Ведь Даниэла устроила всю эту свадьбу за одну-единственную неделю, не получая почти никакой помощи от Кэтрин и Джошуа! Ничего удивительного, что выглядела она бледной, почти на пределе сил.
Кэтрин решительно отодвинула в сторону собственные проблемы и быстрым шагом направилась в угол столовой, где у заставленного закусками буфетного стола стояла Даниэла.
– Даниэла, просто не знаю, как вас благодарить! – сказала она. – Я знала, что вы превосходный кулинар, но теперь понимаю, почему вы были лучшей ученицей в классе. Все приготовлено просто фантастически! Комнаты прекрасные, свадебный торт – само совершенство, а закуски восхитительные.
– Б-благодарю вас. – Бледные щеки Даниэлы стали еще белей. – Я с радостью занималась этим.
Она казалась такой неуверенной в себе, такой робкой, что Кэтрин снова попыталась успокоить ее.
– Все получилось просто замечательно. И при данных обстоятельствах вы поистине совершили чудеса!
– При данных обстоятельствах? – прошептала Даниэла.
Внезапно она приложила руку ко лбу и слегка пошатнулась, но тут же рядом с ней появился Джошуа, обнял мачеху за талию и поддержал ее.
– Что с тобой, Даниэла? – спросил он, и Кэтрин заметила, что на этот раз в его голосе не слышалось ни следа враждебности, лишь странная нежность.
– Нет-нет. Ничего, все в порядке, спасибо.
Она явно говорила неправду, и у Кэтрин появилась уверенность, что если Джошуа уберет руку, Даниэла просто упадет.
В этот момент подошел мистер Хант.
– В чем дело, Дэнни? Тебе снова нехорошо?
– У нее мигрень, – ответил неестественно сухим тоном Джошуа. – Кэтрин, ты не поднимешься с Даниэлой наверх? Нам уже вот-вот пора уезжать, так что ты можешь заодно переодеться там в дорожное платье.
– Да, конечно! Даниэла, обопритесь на мою руку. Мне стыдно, что вы настолько переутомились, готовя этот прием.
Даниэла не протестовала, когда Кэтрин вывела ее из столовой. Они поднялись наверх и остановились, когда Даниэла показала на дверь, окрашенную в красивый голубоватый цвет.
– Вот моя комната, – сказала она. – Мне уже лучше. – Она отвернулась, не глядя Кэтрин в глаза. – Спасибо за помощь. Я… простите за… за все.
– Да что вы! Это мне нужно просить у вас прощения! Честно говоря, я была немного раздосадована, что Джошуа так торопит события: меня беспокоило, что я не смогу помочь вам. Но Джошуа утверждал, что вы справитесь без всякого труда, и я ему поверила. Даже не подумала о том, что для вас это может стать тяжким трудом.
Уговоры Кэтрин не возымели желаемого действия и не успокоили Даниэлу. Она прижала руки к горлу таким жестом отчаяния, какого Кэтрин до этого никогда не видела – пожалуй, только в кино.
– Пойду прилягу, – еле выговорила Даниэла. – Увидимся с вами… с вами и с Джошуа, когда вы вернетесь после медового месяца.
Она открыла дверь в свою спальню и буквально убежала туда. Кэтрин все еще в растерянности стояла в коридоре, когда через минуту появился Джошуа.
– Твой чемодан у меня в спальне, – сказал он без всяких преамбул. – Ты помнишь, где она?
– Да, спасибо. – Кэтрин смущенно коснулась пальцем перил. – Что, нам уже пора?
– Да. Вообще-то тебе нужно поторопиться. В это время на дороге до аэропорта могут быть пробки.
– Да, я знаю.
Кэтрин хотела пойти, но ее тело не слушалось приказа. Она стояла в этом элегантном, обитом дубом коридоре, смотрела на Джошуа и думала: как странно выходить замуж за человека, который порой кажется тебе абсолютно незнакомым!
– Я просто хочу зайти к Даниэле, – сказал он наконец. – Удостовериться перед отъездом, что с ней все в порядке.
– Да, это было бы неплохо.
Он постучал в голубоватую дверь, и это наконец-то вывело Кэтрин из паралича. Она повернулась и торопливо пошла по коридору, а когда оглянулась, Джошуа уже вошел в комнату мачехи.


Они улетели в Сан-Франциско после шумного и веселого прощания с родными, нежных объятий отца Джошуа и сердечного рукопожатия судьи Барриса. Даниэла оставалась у себя – вероятно, ее все еще мучила мигрень.
Кэтрин испытывала благодарность Джошуа за врожденный такт, заставивший его выбрать Сан-Франциско, чтобы провести там медовый месяц. Не будет ни жарких тропических пляжей, которые напомнили бы ей о прошлом, ни нежного карибского ветра, ни ночей, полных ароматов и лунного света. Вместо этого, пока им придется привыкать к мысли о начале семейной жизни, перед ними будет сверкать огнями большой город, наполнять их дни и занимать ночи.
Номер в отеле, состоящий из небольшой гостиной, спальни и роскошной ванной комнаты, оказался красивым и комфортабельным. Несколько маленьких композиций из живых цветов придавали комнатам обжитой и уютный вид. Просто поразительно, сколько всего можно устроить за неделю! – подумала Кэтрин. Ведь на приготовления к их свадьбе с Робертом ушло полгода. Она вытащила из букета розу и понюхала, почувствовав, как в горле неожиданно встал непрошеный комок.
Служащий отеля ушел, как только поставил их чемоданы на специальную подставку. Джошуа обнял Кэтрин и поцеловал в кончик носа. Роза, оказавшаяся зажатой между их лицами, сломалась.
– Добро пожаловать в Сан-Франциско, миссис Хант! – с нежностью произнес он.
– Спасибо за то, что привезли меня сюда, мистер Хант. Я с нетерпением жду возможности осмотреть город.
Он прижался щекой к ее щеке.
– Не возражаешь, если я скажу тебе, что сегодня ты просто невероятно, потрясающе красива?
– Не возражаю, – беззвучно прошептала она. – Знаешь, ты тоже был сегодня вполне хорош.
Он наклонился и быстро поцеловал ее в губы, но отстранился еще до того, как она успела ответить. Затем взглянул на нее с еле заметным смущением.
– Кейти, я должен сделать признание, которое, на мой взгляд, может послужить основанием для развода. Так что надеюсь только на твое милосердие. Я понимаю, что это ночь нашей свадьбы, однако мне необходимо сделать пару деловых звонков в Австралию. И безотлагательно.
Она махнула рукой в сторону телефона:
– Чувствуй себя как дома. Ну что, разве я не образцовая жена? Ни тени жалобы!
– Ты определенно превосходная жена. – Он еще раз быстро поцеловал ее. – Однако эти звонки требуют сосредоточенности, Кэтрин, и я боюсь, что ты мне будешь мешать. – Он обезоруживающе улыбнулся и с нежностью посмотрел на нее. – Ты не могла бы побыть минут пятнадцать в спальне или ванной, чтобы я тут остался один? На восемь часов я заказал столик в «Маргарите». И когда эти… деловые звонки… будут позади, клянусь, что всю следующую неделю я ни разу не вспомню про фирму или дела, связанные с кабельным телевидением!
– Я это запомню, – сказала она, улыбаясь ему в ответ и направляясь к двери. – До конца недели всякое упоминание о делах строго воспрещается! Договорились?
– Договорились.
Она закрыла за собой дверь, на самом деле даже испытывая облегчение, что осталась хоть на несколько минут одна. После самолета Кэтрин всегда чувствовала себя усталой и вспотевшей, и ей хотелось быстрее принять душ. Путь даже их брак не был самым романтическим на свете, ей почему-то все равно хотелось казаться в этот вечер привлекательной. К тому же она пока еще слишком стеснялась переодеваться в присутствии Джошуа.
Она открыла чемодан и извлекла оттуда кое-что из своих нарядов. Несмотря на перегруженность работой, она нашла время и купила несколько новых платьев для медового месяца.
Она выбрала белое платье из полупрозрачной ткани, усеянное желтыми цветами, и положила его на кровать. На первый взгляд его фасон казался юношеским и невинным. Но если присмотреться еще раз, то убедишься в обманчивости первого впечатления. Сквозь тонкую ткань соблазнительно просвечивало тело, лишь полускрытое складками, а тонкие лямки и глубокий вырез на спине ясно говорили, что на этом теле нет ни бюстгальтера, ни грации.
Реакция Джошуа была такой, на какую Кэтрин и рассчитывала. Она убирала волосы в свободный узел кудряшек на макушке, когда он через пятнадцать минут вошел в комнату. Вошел и остановился как вкопанный. Их взгляды встретились в зеркале. По его лицу пробежала какая-то тень, которую она не смогла объяснить, но зато безошибочно заметила жаркий блеск желания, от которого наконец-то потемнели его глаза.
Ее сердце буквально заколотилось о ребра, руки будто приклеились к волосам.
– Закончил переговоры? – сумела выдавить из себя Кэтрин, стараясь говорить непринужденно.
– Да. – Он кашлянул. – Я еще быстро поговорил с отцом. И с Дани… с мачехой. Просто чтобы дать им знать, что мы благополучно добрались до места. Он, кстати, предложил твоим родителям переночевать у него в доме.
– Это очень любезно с его стороны.
Кэтрин заколола последнюю прядь, встала и повернулась к нему лицом, понимая, что свет над туалетным столиком горит за спиной и высвечивает ее фигуру сквозь тонкую ткань платья. Джошуа прерывисто и страстно вздохнул, и на нее нахлынула безоглядная волна восторга, закружившая голову.
– Как тебе нравится мое платье? – спросила она, медленно покружившись и нарочно позволяя свету подчеркивать неясные контуры ее тела.
Он ничего не ответил, и она повторила вопрос:
– Тебе нравится, Джошуа?
– Красивое. И ты красивая. Я уже говорил это сегодня дюжину раз, поэтому не могу сказать ничего нового. – На какой-то миг его губы плотно сжались. – Ты сама знаешь, какая ты соблазнительная женщина!
Кэтрин остановилась в нескольких дюймах от него.
– Я рада, что ты так считаешь, – хрипло произнесла она.
Ей показалось, что он собирается ее поцеловать, и ее губы раскрылись в невольном ожидании. В глазах Джошуа сверкал огонь страсти, ошибиться она не могла! Но он отошел от нее, взял с кровати легкую шаль и накинул ей на плечи.
– В ресторане долго не держат заказанное место, так что нам лучше поторопиться, – сказал он. – Ты голодна?
Она засмеялась, скрывая разочарование.
– Вероятно, я должна сказать: «Дорогой, не хлебом единым…» Но я действительно умираю от голода. Мне почему-то не удалось попробовать ничего из тех изумительных закусок, которые приготовила Даниэла на свадьбу.
– Мне тоже. – Наступила крохотная пауза. – Что ж, наверстаем… По-моему, в «Маргарите» самая лучшая в Сан-Франциско кухня, а поскольку этот город славится своими ресторанами, это кое-что значит.


Они заказали цыплячьи грудки, нашпигованные крабами и тушенные в вине, а затем – шоколадное суфле, которое подавалось с горячим шоколадом. После второй чашки кофе «эспрессо» Джошуа предложил отправиться в ночной клуб, находившийся рядом с «Маргаритой».
– Вот увидишь, ты никогда не слышала таких музыкантов! – воскликнул он с несколько преувеличенным воодушевлением.
– Что ж, прекрасная мысль – немного потанцевать, – неуверенно согласилась Кэтрин. – Вообще-то после такого пиршества нужно целую неделю заниматься спортом.
– Вкусно, правда?
– Хм… восхитительно, – пробормотала она, когда они направились к выходу.
Отрезвляюще прохладный воздух заставил Кэтрин понять, что вина она выпила значительно больше, чем намеревалась. Ее ноги ступали нетвердо, и она невольно оперлась на Джошуа, ища поддержки. После некоторых колебаний, показавшихся Кэтрин бесконечными, он обнял ее за талию и жестом пригласил положить голову ему на плечо. Дрожь в коленях тут же усилилась, и она наконец признала то, что в глубине подсознания поняла на много часов раньше. Ей на самом деле хотелось только одного: чтобы Джошуа снова занимался с ней любовью, чтобы он обнаженный лежал рядом с ней!
При входе в ночной клуб Кэтрин слегка споткнулась. И поняла, что не вино сделало ее такой неловкой…
Рука Джошуа крепче обняла ее за талию.
– Все в порядке? – спросил он.
– Все прекрасно!
Какое там «прекрасно», когда тело жаждало его прикосновения, его ласки.
Интерьер ночного клуба был погружен в темноту, если не считать танцевальной площадки, вибрировавшей под ярким, блуждающим сиянием многоцветных огней. Они заказали по бокалу вина, но не прикоснулись к ним. Джошуа вывел ее на площадку.
Он оказался великолепным танцором. Кэтрин растворилась в пульсирующих ритмах музыки. Через какое-то время музыканты сделали перерыв, яркие прожектора померкли до приглушенного розового накала. Музыка – теперь, вероятно, в записи – стала медленней и спокойней.
Неожиданно Кэтрин услышала, как из горла Джошуа вырвался какой-то невнятный звук. Он обнял ее и крепко прижал к себе, легко и чуть неуверенно гладя по волосам. Она положила голову ему на грудь и почувствовала, как пульсируют все ее нервные окончания. Напрягшаяся плоть Джошуа уперлась ей в бедра.
– Пожалуй, нам пора, – хрипло произнес он.
– Да, – она прижалась к нему, без слов говоря о своей капитуляции, не в силах больше сдерживать чувства.
В отель они возвращались на такси в полном молчании, усевшись как можно дальше друг от друга, как будто боялись того, что может произойти от малейшего соприкосновения их тел.
И даже оказавшись в номере, они старательно сохраняли дистанцию. Воздух казался наэлектризованным – пространство между ними зияло, как горная пропасть. У Кэтрин появилось странное ощущение, что если эта пропасть сомкнется, то уже никогда не сможет отверзнуться снова.
Напряжение все нарастало, разбухало в неестественной тишине, пока Кэтрин не поняла, что едва дышит. Она поднесла руку к горлу, и этого чуть заметного движения оказалось достаточно, чтобы вызвать взрыв, поглотивший их обоих. Ясная синева глаз Джошуа заволоклась серым туманом, рот молниеносно накрыл ее губы, не дав ей сделать вдох. В мгновение ока они оказались на кровати.
– Я хочу тебя, – бормотал он. – До боли хочу! Хочу твои губы, шею, груди… всю тебя. Хочу, чтобы ты стала мягкой от страсти, хочу тебя любить так, чтобы твое тело пылало для меня – для одного меня!
– Я тоже хочу тебя, – хрипло прошептала она.
Слово прозвучало, правда вышла на свет. Ее пальцы застыли в конвульсивной хватке на его плечах, губы разжались, с радостью принимая его язык. В каком-то темном уголке сознания она смирилась со своей полной капитуляцией, однако предпочитала считать, что отдает себя ему, потому что он не оставил ей воли на сопротивление. Его прикосновения, поцелуи, его сильное тело, горящее страстью, возбудили ее до такой степени, что она забыла обо всем, кроме яростной реальности собственного желания.
Она смотрела, как он снимает пиджак и галстук, как расстегивает рубашку почти с бешеным нетерпением. Джошуа вернулся к постели, его дрожащие пальцы нащупали заколки, сдерживающие ее волосы, и убрали их. Он погрузил лицо в пышную, густую массу, вдыхая их запах. Потом нашел застежку на платье, расстегнул и медленно стянул платье с ее тела. Его губы следовали по дорожке, проложенной руками. Когда одежда оказалась на полу, он жадно окинул Кэтрин взглядом, задержавшись на нежном изгибе ее бедер и полной груди. Даже не прикоснувшись, он заставил ее тело задрожать от всепоглощающего желания!
Она закрыла глаза, понимая, что нужно отгородиться от его пристального взгляда, хоть и не знала точно, что же старается защитить. От страсти путались мысли. Она услышала шорох одежды, которую снимал с себя Джошуа, услышала, как та падает на пол, затем раздался скрип кровати, когда он лег рядом с ней. Она потянулась к нему, снова открыла глаза, и он ласково погладил ее лицо трясущимися пальцами.
– О Боже, Кейти, – бормотал он. – И почему только ты так чертовски красива?!
– Для тебя, – прошептала она. – Только для тебя! Чтобы ты меня любил!
Не успела она договорить, как он накрыл ее губы своими. Вся пылая от страсти, она приоткрыла рот, с готовностью подчиняясь поцелую, требовательному и чувственному. Когда он наконец оторвался от нее, его прерывистое дыхание звучало в одном ритме с темным жаром, пульсировавшим внутри ее.
Воздух показался холодным, когда Джошуа чуть отодвинулся, и она протянула руки и привлекла его к себе снова, погрузив пальцы в густые и пружинистые волосы и направив его рот к своей груди. Он задрожал, нежно касаясь сосков губами, поочередно обвел каждый языком, и все ее тело расслабилось и раскрылось, готовое принять его.
Ее страсть к нему превратилась в пульсирующую пустоту, жаждущую быть заполненной, и она почувствовала, что дрожит, стоя на краю невероятного и нового мира наслаждения. Такого с ней еще никогда не было.
– Люби меня, Джошуа, – прошептала она. – Молю тебя, люби! Не медли!
Его жесткое, искаженное страстью лицо смягчилось и стало нежным.
– Поверь мне, дорогая, я просто не могу ждать дольше.
«Дорогая»! Скупая ласка этого слова эхом отозвалась во всем теле Кэтрин, когда он подложил ладони ей под бедра и приподнял их, чтобы она приняла его. Ей показалось, что он прошептал его снова, когда вошел в нее, заполнил ее жаждущую пустоту своей страстью. Она закрыла глаза, чтобы отгородиться от всего мира и ничего не чувствовать, кроме желания, которое обволокло их обоих мерцающим покровом; ничего, кроме жара, который сплавил их тела в одно совершенное целое.
«Дорогая»… Она опять услышала это ласковое слово, когда достигла последней, ослепительной вершины, и нежность усилила ее наслаждение до катарсиса, до ослепительного взрыва радости.
Но когда страсть улеглась и их тела наконец замерли, у него больше не нашлось для нее слов любви…
Джошуа слегка отодвинулся от нее, и она остро почувствовала это, хотя их тела остались сплетенными посреди огромной кровати. Он дотронулся до ее щек, погладил лицо ладонями.
– На этот раз слез нет. Я рад, – тихо произнес он и поцеловал ее в распухшие от страсти губы. – Спокойной ночи, Кейти. Хороших снов.
Кэтрин не понимала, почему ее сердце внезапно показалось слишком большим для тела. Она увернулась от раздражающего прикосновения его пальцев, перекатилась на живот и ответила:
– Спокойной ночи, Джошуа.
А потом дождалась, когда он заснул, закрылась в ванной и проплакала там безостановочно минут двадцать. Когда же наконец снова обрела над собой контроль, то печально подумала, что какой бы странной болезнью она ни заразилась, встретив Джошуа, брак определенно не кажется ей подходящим лечением…


Следующий день стал эталоном для всего остального медового месяца. Впрочем, это красивое название не соответствовало действительности: дела не позволили Джошуа взять отпуск больше, чем на неделю. Они поздно завтракали у себя в номере, затем отправлялись осматривать город. Джошуа бывал в Сан-Франциско и прежде, а Кэтрин попала сюда впервые. Погода, необычайно солнечная, но не слишком жаркая, им нравилась, и они с энтузиазмом разъезжали от Президио – района бывшего испанского гарнизона – до Рыбачьего причала и Китайского квартала. Как-то раз они проехали через цепочку рощ красного дерева, посаженных вдоль автомагистрали, пили вино в винодельческих хозяйствах Напа-Вэлли, ездили на юг до Сан-Хосе, самого старого города Калифорнии.
Взаимопонимание, возникшее между ними с самого начала, ни разу не покидало их во время этих поездок. Беседа текла легко и непринужденно, и Кэтрин знала, что Джошуа получает не меньшее удовольствие, чем она, болтая обо всем на свете. У них действительно оказалось много общего во взглядах на жизнь, и лишь две темы находились под запретом – их чувства друг к другу и то, что происходило каждую ночь в темноте их спальни.
Кэтрин освободила его от обещания не говорить о работе, и Джошуа постепенно рассказывал ей все больше и больше о своих профессиональных проблемах. Он объяснил, что отец только частично отошел от обязанностей президента «Консолидейтид вижн», – и то лишь когда обнаружил, что Даниэле трудно жить с мужем, который все время в разъездах. Однако он никогда не ослаблял активного финансового контроля за делами компании, и Джошуа до сих пор приходилось бороться за власть, которая соответствовала бы его звучному титулу.
Уже полгода он вел изматывающую борьбу, убеждая отца, что за последние пять лет рынок радио и телевидения резко изменился и что их компания нуждается в таких же кардинальных реформах.
Кэтрин без труда поняла, что он доведен почти до изнеможения своими постоянными и безуспешными спорами с отцом. Она давала ему советы, опираясь на свои познания в финансовых делах, и радовалась, если он находил их полезными. А Джошуа признался, что для него большое облегчение хотя бы поговорить с кем-то о своих делах.
– Твоего отца нужно чем-то отвлечь, – заявила Кэтрин, когда они в последний день медового месяца сидели за ленчем в прибрежном ресторане. Затем проглотила кусок устрицы и засмеялась от внезапно озарившей ее приятной мысли. – Знаешь, Даниэла – молодая женщина, да и твоему отцу всего лишь пятьдесят с небольшим. Может, у них родится ребенок? Заботы о нем определенно отвлекут мистера Ханта от дел фирмы!
Наступило такое долгое молчание, что она испугалась. Но, поразмыслив, решила, что Джошуа едва ли нравится перспектива приобрести сводного брата, который на тридцать пять лет моложе его. И – как всегда, слишком поздно – пожалела о сказанном. В течение последних шести дней она убедилась, что утратила привычку держать под контролем свои слова…
– В прошлом феврале у Даниэлы случился выкидыш, – произнес наконец Джошуа. – По-моему, я говорил тебе, что впервые увиделся с ней в тот день, когда она вышла замуж за отца, после чего они отправились в трехмесячную поездку по Европе. Когда же вернулись, отец стал непрерывно ездить по делам. Он, вероятно, пытался наверстать упущенное время, а может, хотел всем показать, что именно он стоит во главе компании, несмотря на то, что во время его поездки в Европу всеми делами заправлял я. Его не было уже три недели, когда у Даниэлы начался выкидыш. У нее нет родных в Коннектикуте, так что, хоть мы и совершенно чужие люди, мне пришлось везти ее в госпиталь и держать за руку, пока она лежала в реанимации, теряя ребенка. И пришлось ее утешать, когда все было позади…
– Почему же твой отец не приехал?
– Мы знали, что он в Токио, но он неожиданно поменял отель, и я не мог отыскать его почти сутки. А после этого ему восемнадцать часов не удавалось улететь. И прошло больше трех дней, когда он наконец-то вернулся домой. Даниэлу к тому времени уже выписали из госпиталя. Так что через все эти жуткие испытания она прошла без мужа.
– У нее был ты. А через несколько дней вернулся муж. Это лучше, чем остаться вообще одной…
Кэтрин казалось, что ей удалось справиться со своим голосом, но она забыла, как чуток Джошуа к ее настроению. Он тут же посмотрел на нее, и в его глазах промелькнуло странное выражение.
– У тебя тоже был выкидыш? Ребенок Роберта?
– Да. – Прозвучав, это признание словно открыло гнойную рану ее утраты, и слова полились из нее – плоские и свинцовые от боли. – Я носила ребенка Роберта, и только это поддерживало меня в первые несколько недель после его гибели. И потеряла нашего ребенка как раз накануне Рождества. – Она неожиданно услышала собственный горький смех и ужаснулась его безысходности. – Доктор, дежуривший в госпитале в ту ночь, был этакий добродушный здоровяк. Он похлопал меня по спине и сказал, что все к лучшему: природа просто исправляет собственные ошибки. И пообещал, что у меня будет еще много здоровых ребятишек…
Она едва расслышала проклятия, которые пробормотал себе под нос Джошуа.
– Надеюсь, твой отец сказал этому доктору все, что он о нем думает? – спросил он.
– Моя семья не знает о случившемся. Когда я приехала домой, все решили, что я расстроена только оттого, что встречаю первое Рождество без Роберта…
– И ты прошла через выкидыш совсем одна? Боже мой, Кейти, почему?! Почему ты не сказала своим родителям обо всем, что произошло?
– Они не знали о моей беременности: мне казалось, что не время говорить им об этом.
Кэтрин отвернулась, прогоняя набежавшие слезы, и уставилась на залив. «Восемнадцать месяцев без единой слезы! – подумала она. – А вот после встречи с Джошуа глаза постоянно на мокром месте».
– Тебе не следовало нести эту потерю одной, – сказал он.
– Не знаю, сможешь ли ты понять… Не знаю, в состоянии ли вообще кто-нибудь это понять! Но моя беременность была своего рода последней тайной, которую я делила с Робертом. Когда начался выкидыш… – Она всхлипнула. – Бывают вещи, о которых слишком больно говорить. Я не ощущала в себе столько силы, чтобы справиться с горем всей семьи. Ведь я едва справлялась со своим собственным!
Он накрыл ее руку своей – теплой и сильной.
– Я люблю тебя, Кэтрин, – сказал он. – И я всегда буду рядом с тобой.
Она хотела что-то ответить, но не смогла произнести ни звука. В душе нарастало волнение, которое немедленно превратилось в страсть, когда они посмотрели друг на друга. Не говоря ни слова, Джошуа встал, потянул ее за собой и бросил на стол два чека.
Возле ресторана он поднял руку, останавливая такси, и тут же из-за угла появилась машина, резко затормозив возле них.
– Я никогда еще не видела такого! – воскликнула Кэтрин, пытаясь разрядить напряжение. – В чем твой секрет?
– Вероятно, шофер понял, как мне невтерпеж. – Джошуа погрузил руку в ее волосы, но тут же резко отодвинулся. – До тебя опасно дотрагиваться: боюсь, что не выдержу! Слава Богу, что нам недалеко ехать.
Едва они вошли в номер, он обнял ее, поцеловал с мучительной жаждой и повалил на кровать, нетерпеливо пытаясь расстегнуть муслиновую блузку. Накрыв его руку своей, Кэтрин остановила его.
– Я сама, – шепнула она. – Ты просто смотри.
Она соскользнула с кровати, встала возле нее и медленно стала расстегивать пуговицы, после чего позволила блузке соскользнуть с плеч. Грудь Джошуа начала вздыматься и опадать неровными рывками, и Кэтрин нагнулась над ним, пощекотав сосками кожу.
– Расстегни мне бюстгальтер! – приказала она.
Его пальцы дрожали, когда он потянулся к застежке, а щеки стали пунцовыми. Он хотел повалить ее на кровать, но Кэтрин увернулась и принялась снимать с себя остальную одежду с такой же продуманной неторопливостью, с какой снимала блузку. Никогда в жизни она еще не раздевалась с намерением подразнить мужчину, и теперь обнаружила, что голодная страсть, вспыхнувшая в глазах у Джошуа, просто восхитительна.
Когда вся одежда валялась у ног, она освободила волосы от заколок, и они упали тяжелой волной на плечи.
С низким рычанием, похожим на звериное, Джошуа вскочил с кровати и обнял ее.
– Я больше не могу! – заявил он. – Неужели тебе не известно, что мужчина способен умереть от такой пытки?!
Она ласково прильнула к нему.
– Но ты только подумай, Джош! Какая славная смерть!
– Я знаю множество гораздо более славных вещей… – с этими словами он крепко прижал ее к себе.
Он целовал ее с почти жестокой страстью, когда она помогала ему раздеться. Потом положил с неожиданной нежностью на кровать, встал над ней на колени и стал ласкать рукой, пока она не ощутила предательскую дрожь во всем теле.
Джошуа убрал со лба ее вспотевшие волосы.
– Как хорошо, что сейчас день, – заметил он. – Мне нравится смотреть на тебя, когда мы любим друг друга.
Он слегка провел пальцами по внутренней стороне ее бедра и чуть улыбнулся, когда она снова задрожала в ответ.
– Знаешь, твои глаза приобретают удивительный фиолетовый цвет, когда я трогаю тебя вот здесь.
Она вспыхнула от смущения и удовольствия.
– У меня карие глаза, – возразила она. – Может, коричневые. Фиолетовых глаз не бывает!
– Ты не видела своих глаз, когда мы любим друг друга. Я хочу тебя, Кэйти!
Он крепче прижал ее к себе, и настойчивая страсть в его голосе вызвала в ней ответную страсть, мгновенно вырвавшуюся из-под контроля. Ее бедра выгибались навстречу его натиску, дыхание с шумом вырывалось из груди, и, наконец, наслаждение захватило ее целиком, погрузив сознание куда-то в теплую, манящую тьму.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин



Очень интересный роман! Странно, что нет комментов. Прочитала с удовольствием!
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛюдмила Кл.
10.09.2013, 12.37





это просто ужас! еле смогла дочитать до конца! Гг-ня раздражала практически все время! как можно умной женщине постоянно находить всякие оправдания ЯВНО НЕНОРМАЛЬНОМУ поведению Гг-ю? и концовка прям моментальная, на пол главы... разочарована. ..4/10
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛилия 89
11.09.2013, 14.53





Очень хороший роман! Прочитала с удовольствием!
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛисичка
6.12.2013, 18.05





Роман никакой. Г.героиня непроходимая дура, не заметить очевидное у себя под носом. Интриги нет, отношения развиваются между героями средненько. Примерно с 5 главы начала перелистывать страницы. Муть голубая.
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминАнна
6.12.2013, 21.56





очень и очень можно читать, и девочка хорошая и парнишка на славу... Сюжет незатасканный. Девчонки, смело читаем...
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминГалюша
6.12.2013, 22.34





Сюжет действительно не затасканный.Читать можно.. Но впечатление двоякое, 50 на 50. Врядли когда-нибудь перечитаю
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЕлена
1.01.2014, 23.57





Дааааа... героиня и так судьбой обижена, так нет же, герою нужна именно она, чтобы пользоваться ею,как ширмой. Очень неприятный осадок от прочтения
Застигнутые любовью - Крейг Джэсминзлой критик
21.10.2015, 11.23





Можно почитать.
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминКэт
19.11.2015, 17.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100