Читать онлайн Застигнутые любовью, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Застигнутые любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Они уехали из Вэлли-Фордж в воскресенье под вечер. Добрые напутствия и нежные слова прощания еще долго отдавались в ушах Кэтрин. Мать, вероятно, решила, что Джошуа – завидный жених для любой незамужней женщины в Америке, и все время бормотала, что Кэтрин невероятно повезло. Миссис Грин ничуть не возражала против скорой свадьбы. И вообще, она заявила, что «в сложившихся обстоятельствах» это разумно, хотя и сочла за лучшее не уточнять, что это за обстоятельства, а Кэтрин решила не спрашивать. К сожалению, у нее возникло подозрение, что для матери гораздо важнее в этой ситуации социальный статус Джошуа, чем состояние собственной дочери…
Отец, как всегда, был более сдержанным, но Джошуа, кажется, понравился и ему.
– Ты нашла себе хорошего парня, – спокойно заметил он, прощаясь с Кэтрин. – На такого можно положиться.
Как ни странно, родительский энтузиазм лишь частично успокоил ее. Собственные же сомнения, пусть туманные и неуловимые, заставляли Кэтрин искать повод защитить свое решение выйти за Джошуа. Может, если бы ей пришлось убеждать домашних в том, что она поступает правильно, она заодно убедила бы и себя?
На этот раз Джошуа не обнаруживал своей обычной проницательности и чувствительности к ее состоянию духа. С предельным вниманием он вел машину в сплошном потоке, постоянно чуть превышая скорость, как будто стремился поскорей вернуться в город. На лице его застыла отрешенность, вокруг рта залегли от напряжения глубокие морщины. И Кэтрин никак не могла понять, почему их визит к ее родителям оказался для него в итоге таким нелегким. Ведь все время, пока они там гостили, он излучал свое обычное неотразимое обаяние.
Ближе к Манхэттену поток автомобилей сделался еще гуще. В трех кварталах от ее дома Джошуа неожиданно свернул к платному гаражу.
– Надеюсь, ты не станешь возражать, если мы пройдемся до дома пешком, – сказал он, и это было скорее утверждение, чем вопрос. – Я хочу подняться к тебе в квартиру, а поставить машину у дома невозможно. Да и не хочется на этот раз, чтобы нам помешал какой-нибудь полицейский.
Кэтрин сглотнула комок в горле.
– Нет, я не против прогулки.
Она прекрасно поняла подтекст слов Джошуа. Он недвусмысленно дал ей понять, что собирается лечь с ней в постель! Напряжение и без того пульсировало между ними весь день, маячило за обыденными разговорами с родителями, кололо ее кожу иголками боязливого ожидания – всякий раз, когда их глаза случайно встречались. И вот теперь надо было что-то решать.
Кэтрин молча смотрела, как служащий гаража уезжает на машине Джошуа, и удивлялась, почему она не придумала себе внезапный приступ мигрени или вывихнутую щиколотку – все, что угодно, лишь бы заставить его все же подъехать прямо к ее дому и поставить автомобиль в неположенном месте. Ведь она понимала, что не готова к окончательному шагу! Это только тело ее, зажившее в последнее время какой-то совершенно самостоятельной жизнью, жаждало любви, тогда как душа разрывалась от сомнений. Ей хотелось, чтобы Джошуа подхватил ее на руки, не требуя от нее согласия. Чтобы он любил ее отчаянно и жарко, пока не померкнет рассудок и она не покорится ему в экстазе слепой, нерассуждающей страсти. Ей не хотелось оказываться перед выбором, не хотелось ничего решать самой!
Принимая сумку из рук Джошуа, Кэтрин страшно злилась, что не умеет обманывать себя, что не способна отделить свои физические потребности от душевного состояния. Ну почему она не может просто заниматься с Джошуа любовью и наслаждаться ею, не задумываясь ни о чем, как это делают тысячи других женщин? Разве не к этому призывает сексуальная революция? И безумие с ее стороны цепляться за идею вечной любви. Ведь теперь, после смерти Роберта, она все равно не сможет вновь пережить все те прежние чувства!
Они молча шли по жарким, людным улицам. Кэтрин не сразу заметила, что Джошуа тоже погружен в себя. К чему бы это? Но мысль вылетела из головы так же быстро, как и влетела. «Ведь он мужчина! – подумала она с впезапной злостью. – А мужчины вообще гораздо легче относятся к сексуальным радостям».
Когда они вошли в квартиру, Кэтрин украдкой вздохнула, совершенно запутавшись в своих чувствах.
– Ну, наконец-то дома, – с нервным смешком произнесла она.
– Да. Мы добирались дольше, чем я ожидал.
Она знала, что они будут испытывать неловкость, но не предполагала, что настолько сильную. Обычная для Джошуа самоуверенность, казалось, на время покинула его; он беспокойно расхаживал по маленькой квартирке. Прохладный воздух заставил Кэтрин особенно явственно ощутить свое разгоряченное, липкое от пота тело и мятую одежду. «Почему реальная жизнь так не похожа на кино? – горько усмехнулась она про себя. – Когда там герои решают заняться любовью, они всегда оказываются поблизости от пустынного берега, о который с шумом бьются океанские волны. Или, в крайнем случае, удобно устраиваются на шкуре леопарда перед горящим костром. Героине никогда не приходится снимать помятую блузку или шорты, на которые был пролит лимонад…» И она невольно дотронулась до небольшого пятна, которое посадила во время семейного ленча с барбекю.
– Принимай душ, а я приготовлю что-нибудь выпить, – предложил Джошуа, наконец-то нарушив неловкое молчание.
– Неужели у меня такой помятый вид? – с кислым видом поинтересовалась она, подумав, что вся сцена быстро деградирует от плохого фарса до комедии черного юмора.
Джошуа быстро и как-то нерешительно взглянул на нее.
– У тебя вовсе не помятый вид. Ты выглядишь… очень соблазнительно.
Произнес он это сердито, словно ему хотелось, чтобы она была косоглазой или кривобокой, но Кэтрин была слишком взбудоражена, чтобы обратить на это внимание. И она направилась в ванную, а он – на кухню.
– Так я приготовлю нам выпить, – сказал он ей вдогонку.
– Ладно.
Она отбросила мысли о его настроении и поспешила в душ, Кэтрин сбросила одежду и встала под теплую воду с чувством огромного облегчения. Вся ситуация становилась просто смешной. Она понимала, насколько нелепо, что двое взрослых людей, готовых вступить в брак, ни разу не переспали друг с другом. И все же… Разумеется, ее останавливает не излишняя стыдливость. Если уж быть честной с собой, приходится признаться, что она просто боится обрекать себя на решение. Джошуа заставлял ее быть равным партнером, а она не хотела брать на себя ответственность!
Кэтрин вышла из-под душа и завернулась в большое полотенце. «Ты законченная обманщица! – сказала она своему отражению в запотевшем зеркале. – Ты всегда говоришь о равенстве полов, а если доходит до дела, то живешь все по тем же старым двойным стандартам. Ты – будто героиня из книги, которую читал Джошуа: хочешь, чтобы он любил тебя, но чтобы взял силой, и тогда бы ты не чувствовала ответственности за случившееся. Если Джошуа соблазнит тебя, тебе не придется винить себя за то, что ты предала Роберта и память о вашей совместной жизни».
Так вот в чем все дело! Если она ляжет в постель с Джошуа, то предаст этим Роберта! Наконец-то Кэтрин сформулировала для себя главную проблему, которая вылезла из глубины подсознания и терзала ее, не желая убираться обратно. «Я не люблю его, Роберт! – безмолвно кричала она, пытаясь избавиться от мысли об измене. – Я никогда не смогу никого любить так, как любила тебя! Но мне хочется иметь дом, детей и друга, с которым можно всем делиться… Вот почему я выхожу за него». А некий демон, сидящий у нее внутри, шептал ей: «Джошуа интересует тебя и как любовник».
Не в силах справится с этой правдой, Кэтрин прогнала ее подальше от себя, сняла с двери махровый халат и влезла в него, нетуго завязав пояс. Неторопливо причесалась. Ей не хотелось выходить из ванной! Когда же она наконец открыла дверь, то чувствовала себя как школьница на первом серьезном свидании. Ей казалось, что к ногам привязаны свинцовые гири, а душа пребывает в полном столбняке.
Джошуа стоял у окна гостиной и смотрел на яркие огни – так же, как в тот вечер, когда попросил ее стать его женой. Когда она прошла через комнату, он медленно повернулся, и внезапная вспышка неонового света превратила его волосы в золотой ореол, а резкий контраст света и тени подчеркнул суровую, мужественную силу его черт.
В этот момент Кэтрин вышла из столбняка. Она впитывала в себя все детали его внешности: широкие плечи, мощь бедер, крепость груди. Поза его выдавала сильное напряжение: одна рука сжимала стакан с матовым узором, другая вцепилась в ремень слаксов в пародии на непринужденность. Кэтрин увидела все это меньше чем за секунду и в ту же самую секунду поняла, что хочет его и что ее желание не зависит от рассудка. А он неторопливо обвел глазами все ее тело, и в тех местах, которых касался взгляд, ее кожа ощущала внезапное тепло.
Еще один высокий стакан стоял на кофейном столике. Джошуа взял его и без слов протянул ей; она сделала несколько глотков и поставила стакан на прежнее место. Впоследствии Кэтрин не могла бы сказать, что пила – апельсиновый сок или виски – хотя почувствовала головокружение, поскольку он продолжал смотреть на нее.
Кэтрин заметила, что он не зажег свет в гостиной; они глядели друг на друга в фантастическом мерцании неоновых отсветов. Постепенно Джошуа, казалось, заполнил собой все пространство комнаты, так как медленно обошел вокруг стола и обнял ее. Когда его руки замкнулись вокруг ее талии, Кэтрин показалось, что он вовремя поймал ее: иначе она могла бы упасть. Каким-то дальним уголком рассудка она отметила, что его рот не улыбается, а сложен в угрюмую линию. Однако чувственный, животный жар его тела явственно говорил, как он ее хочет, и она покорилась его объятиям с беспомощной дрожью желания.
Халат соскользнул с ее плеч, и Кэтрин затрепетала от его прикосновения. Джошуа запрокинул ее голову и начал покрывать поцелуями шею и голые покатые плечи. Его губы двигались вниз, пока не достигли ложбинки между грудями. В это же время он развязал пояс и распахнул полы ее халата. Кэтрин ахнула от удовольствия: она увидела темное желание в его глазах, услышала шум неровного дыхания… Джошуа легко поднял ее и понес в спальню.
Он осторожно положил ее на кровать, выпрямился и стянул с себя рубашку и слаксы. На Кэтрин это простое действие почему-то произвело гипнотическое впечатление. Ее руки и ноги утратили на время способность шевелиться, остались подвижными лишь глаза. Взгляд Кэтрин пробегал по жестким, твердым линиям тела Джошуа, и ей казалось, что собственное тело становится все более мягким и податливым. Отделавшись от одежды, он вытянулся рядом с ней на постели, и касания его рук и губ повергли ее в странную, плавающую невесомость. Его губы обожгли поцелуями ее живот, а рука двинулась ниже, скользнув между ног. И тут ее тело, только что мягкое и податливое, мгновенно превратилось в тугую струну.
Она крепко обхватила его за шею и подставила губы, в первый раз отзываясь на его поцелуй без всякого намека на нерешительность. И этот поцелуй был подобен взрыву, извержению вулкана…
Кэтрин едва заметила тот миг, когда Джошуа приподнялся, лег на нее и заполнил болезненную пустоту внутри, вызванную его ласками. Она застонала от удовольствия, открыла глаза и встретилась с его взглядом в тот миг, когда он входил в нее.
Его лицо пылало лихорадочным румянцем, а синие глаза подернулись сверкающей пеленой желания. Тело Кэтрин содрогалось в инстинктивном ответе на столь наглядное свидетельство его возбуждения, она выгнулась и еще теснее прильнула к нему, а пальцы конвульсивно вцепились в волосы на его затылке.
В какой-то момент Джошуа слегка отстранился от нее, опершись на напряженно вытянутые руки, и посмотрел ей в лицо.
– Я хочу тебя, Кейти, – хриплым голосом сказал он. – Боже мой, я правда тебя хочу!
Что-то в его резком возгласе насторожило Кэтрин, проникло сквозь жгучий туман ее желания. Волшебная сеть, которая сплетала их тела, порвалась. Она внезапно застыла, вся переполненная неожиданным отвращением к себе, и, когда Джошуа потянулся вновь к ее губам, резко отвернула лицо в сторону.
Кэтрин вспомнила, что это первые его слова с тех пор, как они вошли в квартиру и он предложил приготовить что-нибудь выпить. Не было никакого нежного, бессвязного бормотания, обычного спутника любовных ласк. Они познавали тела друг друга, не произнося слов любви, в наполненной страстью тишине…
Кэтрин ужаснулась, с какой готовностью она отзывалась на безмолвные и умелые ласки Джошуа, за которыми не стояло никакого чувства. И эта чисто физическая страсть вызвала в ней ответ, который превосходил все, что ей доводилось испытывать до сих пор! Ну что ж, она ведь выбрала Джошуа не в поисках новой любви, а чтобы он стал отцом ее детей, спутником на старости лет. Ее единственная любовь уже умерла…
Кэтрин понимала, что он должен был заметить вспышку ее внезапного неприятия, но Джошуа не делал попыток разобраться, что произошло. На какой-то миг в его глазах засветился холодный огонь, в котором смешались злость и желание, затем злость исчезла, уступив место какому-то не менее интенсивному, но более неуловимому чувству… Наконец, после нескольких резких движений его тела, все было позади.
Кэтрин безучастно лежала на спине, уставившись в потолок. Через какое-то время Джошуа укрыл ее простыней, и она заметила, что он старательно избегает прикосновений.
Она отчаянно размышляла, что бы ей такое сказать, но ничего не могла придумать и все еще смотрела в потолок, когда Джошуа заговорил.
– Спасибо, Кэтрин. Я… наслаждался… твоим телом.
Она прикусила губу, сдерживая слезы. Он как будто благодарил ее за вкусно приготовленный обед! Тем же ровным, вежливым голосом, каким благодарил ее за хорошую работу в его фирме. Вероятно, на его взгляд, любовные ласки и бухгалтерское искусство стоят в одном ряду…
– Не стоит благодарности. Всегда рада услужить, – ответила она, не скрывая иронии.
Кэтрин почувствовала, как он почти конвульсивно сжал кулаки, но ничего не сказал. Вместо этого, после краткой паузы, Джошуа переключил разговор на их планы на следующую неделю.
– Мне придется быстро слетать в Лос-Анджелес, – сообщил он. – Уеду во вторник, вернусь в четверг к вечеру. Если ты позаботишься о своем анализе крови, все остальные формальности, необходимые для бракосочетания, я улажу сам. Моя секретарша позвонит тебе, если возникнут какие-то неожиданные вопросы. Ты можешь дать мне номер телефона, по которому тебя можно будет найти днем?
– Я буду работать в главном офисе на Манхэттене, – вежливо ответила она. – Это первое мое задание в городе за три месяца.
– Что ж, это очень удобно. На всякий случай я дам твой телефон и Даниэле.
На Кэтрин нахлынуло почти истерическое желание расхохотаться. У нее был очень маленький опыт, и она не знала, как люди должны вести себя после того, как впервые занимались любовью. Но вряд ли, даже при самых современных взглядах, они могут лежать на разных сторонах кровати и говорить о рабочих планах и номерах телефона! Она отвернулась – и как раз вовремя: ей не хотелось, чтобы он заметил слезинки, скользнувшие по щекам.
Джошуа медленно встал с кровати.
– Что ж, уже поздно, пожалуй, мне пора ехать в Коннектикут. За завтраком у меня назначена встреча с одним весьма перспективным продюсером. А когда не выспишься, нелегко общаться с непризнанным гением; почти невозможно.
– Что ж, конечно.
Кэтрин спустила ноги с кровати, накинула халат и решительным жестом завязала пояс на двойной узел, направляясь за Джошуа к входной двери. «Интересно, так ли он жаждет уйти отсюда, как жажду я, чтобы он поскорей ушел?» – подумала она и все-таки вежливо предложила:
– Ты не хочешь выпить что-нибудь или перекусить? Мы ведь не обедали…
– Нет, спасибо.
Его рука уже потянулась к дверной ручке, но внезапно он резко повернулся, сжал ее лицо ладонями и погладил щеки, следуя невидимым дорожкам, только что проделанным слезинками. Так значит, он все-таки их заметил?
– Прости меня, Кейти, – прошептал Джошуа. – Но только не делай поспешных выводов! Все образуется. Поверь мне.
Она закрыла глаза, сопротивляясь желанию прижаться к нему, которое вызвали его слова. После такого сокрушительного поражения разве может она еще думать об их браке?!
Джошуа коснулся губами ее век, и в этот момент она ненавидела его всей душой, потому что он все еще обладал властью над ее чувствами. Ее тело уже готово было забыть неудачный финал их любовных ласк и помнить только тот потрясающий эффект, который они вызвали вначале! Кэтрин очень хотелось стать совершенно равнодушной к нему, но оказалось, что это невозможно. «Я просто-напросто скрытая мазохистка!» – уныло подумала она.
– Я позвоню тебе в четверг, когда вернусь из Лос-Анджелеса, – сказал Джошуа.
Ей показалось, что он колеблется и хочет добавить что-то еще, но он лишь торопливо поцеловал ее в губы и вышел.
Кэтрин поплелась назад в гостиную, взяла свой стакан, сделала глоток и сморщилась. Выпивка обожгла горло: почти чистый джин и лишь капелька тоника и лимонного сока, чтобы скрасить вкус. Секунду подумав, она резким движением поднесла стакан к губам и проглотила все его содержимое.
К несчастью, алкоголь не смог избавить ее от мрачных мыслей. Тогда Кэтрин отнесла стаканы на кухню и машинально принялась мыть их. И едва горячая вода обожгла пальцы, она наконец-то поняла, что больше всего омрачило ей этот неудачный вечер. Конечно, прежде всего то, что, несмотря на накал страсти, Джошуа ни разу не сказал, что любит ее. Для человека, утверждавшего, что влюбился в нее с первого взгляда, такое настойчивое стремление не выдать своих чувств выглядит довольно странно…
Но даже не это самая главная проблема! Кэтрин рассеянно выключила воду, вытерла руки о бумажное полотенце и заставила себя мысленно вернуться к тому моменту, когда Джошуа пробормотал, что хочет ее. Сколько бы раз она ни прокручивала в голове эту сцену, она все время слышала в его низком голосе нотку крайнего изумления. Как будто он совсем не ожидал, что она вызовет в нем такое сильное, всепоглощающее желание. Как будто он так же не решался до сих пор определить для себя их отношения, как и она сама! Кэтрин даже не могла отделаться от странной уверенности, что Джошуа испытал облегчение, когда она перестала отвечать на его ласки…
Впрочем, это наверняка ее фантазии. Он всегда излучал ауру сексуальности и еле сдерживаемой мужской силы. Почему бы ему не желать заниматься любовью с женщиной, на которой он намерен жениться? С женщиной, которую он, по его словам, любит?
Когда сон наконец-то одолел Кэтрин, ответы на все эти вопросы так и не были найдены. Но она поняла, что так и не решилась задать себе наиболее важный вопрос из всех – почему она все-таки собирается выйти замуж за Джошуа Ханта в ближайшую субботу? Ведь она больше не уверена, что он ее любит! Вообще больше не уверена ни в чем, что касается его…


Джошуа позвонил в четверг и сообщил, что его отец собирается устроить в пятницу вечером «мальчишник». Кэтрин не будет возражать, если он согласится? Ведь это будет означать, что они не увидятся до дня свадьбы…
Кэтрин весело засмеялась и заявила, что впереди у них вся жизнь, так что ей нет причин волноваться из-за одного вечера. Она пожелала ему приятно провести время – и проплакала целый час после того, как повесила трубку. А позже, уже ночью, заподозрила, что заразилась какой-то новой и странной болезнью, первые симптомы которой – ментальная неустойчивость и постоянное трепетание мотыльков в животе…
Ее родители и дед с бабкой вместе с Бет и Кеном, а также Анетта Грэхем – подруга по колледжу – прибыли из Пенсильвании в пятницу вечером. Едва устроившись в отеле, все они нагрянули к ней домой и повезли на предсвадебный обед в «Плазу». Когда она было запротестовала против такой экстравагантности, отец строго объяснил ей, что всему свое время и что сейчас нет необходимости экономить. Они привезли ее домой в одиннадцать часов и велели как следует выспаться. Отец обещал, что приедет за ней в девять утра и заберет в Коннектикут. Мать поедет с Бет и Кеном, Анетта же вызвалась ехать с дедом и бабкой Кэтрин.


Она проснулась в пять часов утра. Под ложечкой щемило, как бывало в школе перед экзаменом. Она съела сухарь, выпила стакан апельсинового сока, и неприятные ощущения в животе немного утихли, если не считать слабой тошноты, к которой она уже привыкла за последнюю неделю. Приняв душ и вымыв голову, Кэтрин старалась вести себя как всякая другая разумная женщина. К счастью, никто не мог прочесть ее мысли.
Свадебное платье висело в шкафу, завернутое в тонкую ткань. Она надела его, наслаждаясь нежным шелестом шелка, ниспадавшего мягкими складками, и покрутилась перед зеркалом. Ее охватила внезапно неодолимая дрожь восторга, когда платье заколыхалось вокруг ног с бледно-персиковым сиянием.
Кэтрин подошла к туалетному столику и достала косметический набор. За последние две недели она утратила привычку краситься, но сегодня испытывала острую потребность в защите, которую давала искусно наложенная косметика. Ей не хотелось, чтобы окружающие догадались, что творится у нее в голове. Впрочем… – слабая улыбка тронула губы Кэтрин – как они смогут прочесть ее мысли, если даже она сама не знает, что ей думать?
Кэтрин нанесла основной фон, румяна, обвела глаза и наложила тени, намазала губы и ресницы – и все это с ловкостью, приобретенной за восемнадцать месяцев регулярной практики. Теперь из зеркала на нее смотрела холодная, элегантная незнакомка. Лишь необычный блеск темных глаз выдавал внутреннее смятение.
Отец приехал ровно в девять, принаряженный с провинциальной тщательностью: серый костюм, ослепительно белая рубашка и галстук в полоску.
Кэтрин улыбнулась.
– Вижу, что мама приложила руку к твоему внешнему виду.
Мистер Грин смущенно улыбнулся.
– Я весь новый с ног до головы! – признался он. – В среду она напала на меня и заявила, что не станет кормить обедом, пока я не куплю всю эту чепуху. Я предупреждал ее, что проклятые туфли будут скрипеть! Она даже заставила меня купить новое нижнее белье…
– Ты выглядишь очень элегантно. Прямо-таки настоящий киноартист!
Отец порозовел от удовольствия и взял ее чемодан, уже стоявший у двери.
– А ты – просто прелесть, – пробурчал он. – Я никогда еще не видел тебя такой красивой, Кэтрин.
Его слова попали в больное место.
– Даже в день моей первой свадьбы? – спросила она.
– Даже тогда, – спокойно кивнул он, проверяя, хорошо ли закрыл за собой дверь квартиры. – Конечно, когда ты выходила замуж за Роберта, то была еще юной девушкой с присущей юности прелестью. Теперь же ты зрелая женщина. Научилась перебарывать горе и сделалась сильней после этого. Тогда ты была хорошенькая, а теперь стала красавицей.
На секунду Кэтрин растерялась, не зная, что ответить.
– Спасибо, – прошептала она, когда к ней вернулся дар речи, нажала кнопку лифта, а потом порывисто обернулась к нему. – Ах, папа, если бы ты знал, какой незрелой я себя чувствую! По-моему, даже более незрелой, чем пару лет назад!
– Это признак того, что ты становишься мудрей, – ответил он с веселой усмешкой, когда они входили в лифт. – Не помнишь, какой ты была в пятнадцать лет? Ведь ты тогда знала буквально все на свете! Белое – значит белое, черное – значит черное, и никаких оттенков. Ты сделала большой шаг вперед, раз понимаешь, что люди не могут быть уверены ни в чем, особенно если речь идет о глубоких чувствах.
Кэтрин засмеялась.
– И мои опасения, что я делаю нечто совершенно неразумное, на самом деле – симптом приближающейся зрелости? Ты это хочешь сказать?
– Милая моя, я инженер, а не философ, но считаю, что мы начинаем лучше понимать свои глубинные инстинкты, когда становимся старше. Пятнадцать лет мы узнаем в школе разные факты, которые пихают в нас учителя, чтобы к тридцати годам понять: там, где речь идет о человеческих существах, факты всегда составляют лишь десятую часть истины.
– По-моему, ты пытаешься дать мне какой-то отцовский совет. Только я не могу понять, какой именно…
– Пожалуй, что так. Мое нутро подсказывает мне, что Джошуа – замечательный парень. А к своим пятидесяти пяти годам я научился верить своей интуиции.
Лифт остановился, и отец повернулся к ней.
– Будь счастлива, Кэтрин, и не трать слишком много времени на опасения. Джошуа – подходящий муж для тебя. Я уверен в этом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин



Очень интересный роман! Странно, что нет комментов. Прочитала с удовольствием!
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛюдмила Кл.
10.09.2013, 12.37





это просто ужас! еле смогла дочитать до конца! Гг-ня раздражала практически все время! как можно умной женщине постоянно находить всякие оправдания ЯВНО НЕНОРМАЛЬНОМУ поведению Гг-ю? и концовка прям моментальная, на пол главы... разочарована. ..4/10
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛилия 89
11.09.2013, 14.53





Очень хороший роман! Прочитала с удовольствием!
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛисичка
6.12.2013, 18.05





Роман никакой. Г.героиня непроходимая дура, не заметить очевидное у себя под носом. Интриги нет, отношения развиваются между героями средненько. Примерно с 5 главы начала перелистывать страницы. Муть голубая.
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминАнна
6.12.2013, 21.56





очень и очень можно читать, и девочка хорошая и парнишка на славу... Сюжет незатасканный. Девчонки, смело читаем...
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминГалюша
6.12.2013, 22.34





Сюжет действительно не затасканный.Читать можно.. Но впечатление двоякое, 50 на 50. Врядли когда-нибудь перечитаю
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЕлена
1.01.2014, 23.57





Дааааа... героиня и так судьбой обижена, так нет же, герою нужна именно она, чтобы пользоваться ею,как ширмой. Очень неприятный осадок от прочтения
Застигнутые любовью - Крейг Джэсминзлой критик
21.10.2015, 11.23





Можно почитать.
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминКэт
19.11.2015, 17.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100