Читать онлайн Застигнутые любовью, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Застигнутые любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

На какой-то миг Кэтрин показалось, что ее сердце перестало биться.
– Выйти за вас?! – наконец произнесла она, и лишь после этого сделала спасительный глоток воздуха. – Но ведь мы знакомы всего пару недель! Мы почти не знаем друг друга!
Пролепетав эти жалкие банальности, она удивилась, почему не подняла его на смех, не возмутилась, наконец – просто немедленно и решительно не отказала…
– Неужели вы думаете, что это так важно? – спокойно поинтересовался Джошуа. – Кэтрин, мы ведь не подростки. Мы оба умеем мгновенно оценивать людей – этого требует наша работа. Мы оба наверняка встречались с дюжинами потенциальных претендентов и из собственного опыта знаем, что гармония, которая возникла между нами, вещь довольно редкая.
– Суббота и воскресенье – не такой большой срок, чтобы делать подобные выводы. Тем более если речь идет о браке, который, по идее, заключается на всю жизнь. А вдруг наша замечательная гармония рассыплется, как карточный домик, едва мы поженимся?
– Ну, по-моему, мы с вами достаточно беседовали, чтобы понять: наши взгляды на жизнь, наши интересы во многом совпадают. Разве не так? Вы ведь тоже много сил и времени отдаете работе и считаете, что это очень важно. Каждый из нас способен интересоваться делами другого, и, кажется, мы прекрасно понимаем друг друга. А то, что у нас разные сферы деятельности, даже хорошо, поскольку мы никогда не станем соперниками. От приятелей я слышал, что соперничество в профессии плохо отражается на браке.
Кэтрин почему-то разочаровало столь педантичное перечисление практических преимуществ их предполагаемого брака.
– По-моему, у вас создалось ложное представление обо мне, – заявила она. – Верно, я всегда вкладывала душу в свою работу, а в последнее время трачу много сил на то, чтобы чего-нибудь добиться, сделать карьеру. Но ведь после смерти Роберта работа – это все, что у меня осталось! Джошуа, если я когда-либо выйду замуж, мне захочется немедленно создать самую настоящую семью. Мне уже двадцать восемь лет, и я хочу иметь двух, а то и трех детей. И уж тогда мне придется несколько лет просидеть дома. А это едва ли входит в ваши планы. Судя по сказанному вами, вы хотели бы жениться на деловой женщине, которая по-настоящему озабочена карьерой и даже в глубине души не мечтает о ребенке.
– А вы мечтаете о ребенке, Кэтрин? – мягко поинтересовался он.
Она вспыхнула, рассердившись на то, что невольно выдала себя.
– Я сейчас говорю не о себе, а о вас, – ответила она. – Я принадлежу к тому типу женщин, который вам, вероятно, мало подходит. Мне показалось, что вы ищете себе женщину делового склада.
– Вовсе нет! Мне просто не хотелось, чтобы вы подумали, что после свадьбы вам придется забыть про все свои амбиции в отношении карьеры. Кроме того, если работать буду один я, вам придется взять на себя воспитание детей. А я тоже хочу играть важную роль в жизни своих детей, даже когда они будут еще совсем крохами. Ведь дети заслуживают двух любящих родителей! Вряд ли их устроит измотанная домашними хлопотами мать и вечно отсутствующий отец, одержимый своей работой. Хотя, если уж говорить начистоту, я все-таки предпочел бы, чтобы вы сидели дома и занимались детьми, пока они совсем маленькие. Если хотите, можете считать меня шовинистом, но я не могу отказаться от старомодной убежденности, что детям все-таки лучше, если их мать не уходит на целый день на работу. Конечно, я понимаю, что во многих семьях и отец и мать вынуждены работать по финансовым соображениям, но у нас этой проблемы не будет.
Кэтрин разозлилась, хотя только что сама убеждала его, что мечтает оставить работу ради детей. В ней проснулся дух противоречия, захотелось спорить, хотя спорить, собственно говоря, было не с чем.
– Я согласна, что кто-то из родителей должен оставаться дома, – вкрадчиво сказала она. – Безусловно, рядом с маленькими детьми необходим любящий человек, способный их защитить. Только я не понимаю, почему вы решили, что от карьеры должна отказаться именно я. Почему вы не можете сидеть дома с детьми?
– Я уверен, что мы придем к какому-нибудь разумному решению – мне кажется, что вся эта дискуссия не стоит выеденного яйца. – Он вдруг провел ладонью по волосам и весело рассмеялся. – Надо сказать, я в восторге от такого быстрого прогресса в наших отношениях. Вот мы уже и спорим о том, кто должен будет сидеть с детьми! Можно ли понимать это как ваше согласие на брак? Теперь остается уточнить, будете ли вы настаивать на том, чтобы сначала свершилась официальная церемония, или мы начнем прямо сейчас с приятной стороны брака? Я с нетерпением жду возможности сотворить тех двух или трех детей, о которых мы оба мечтаем. У меня даже появилось предчувствие, что дети у нас с вами получатся замечательные!
Кэтрин слишком испугалась, чтобы рассмеяться вместе с ним. Боже, о чем, в самом деле, они говорят?! Если даже отбросить все разумные соображения, ей было как-то не по себе от мысли, что его шутливые замечания так близки к фантазиям, которым она предавалась по дороге домой.
– Джошуа, все эти разговоры – сплошное безумие! – прошептала она. – Пятнадцать минут назад у нас речи не было даже о следующем свидании. А теперь мы обсуждаем проблемы воспитания детей в нашей будущей семье! Пора нам притормозить и начать разговор сначала. В какой-то момент мы сильно сошли с колеи. Я просто-напросто не могу выйти за вас замуж, Джошуа! Я… как же можно без любви?!
Джошуа схватил отставленный стакан, как утопающий хватается за соломинку.
– Вы все-таки уверены, что брак без любви невозможен? В этом вся проблема? Вы нарушите свои моральные принципы, если вступите в брак, который не основан на любви?
– Я не знаю… – промямлила Кэтрин и отошла чуть подальше, стараясь успокоиться.
Если уж быть абсолютно честной, ей пришлось бы признаться, что сейчас она сама не способна разобраться в своих чувствах. Каждый раз, когда Джошуа ей улыбался, ей хотелось растаять в его объятиях и забыть обо всем, только слушать успокаивающее биение его сердца, чувствовать волшебные прикосновения его пальцев… Однако элементарный здравый смысл говорил Кэтрин, что нереализованное сексуальное влечение – опасный фундамент для брака. Она сделала последнюю, отчаянную попытку взять себя в руки и пробормотала слова, которые должна была сказать с самого начала и которые – она была в этом уверена – означали решительный отказ:
– Джошуа, я не буду ничего говорить про других людей; что же касается меня, то я никогда не смогу добровольно вступить в брак, не основанный на любви. Я просто не верю, что из него получится что-то хорошее и что он окажется прочным.
Он снова поставил стакан, медленно направился к окну и повернул планки венецианских жалюзи. В комнату хлынуло мерцание городских огней, окрасившее бежевые подушки дивана в тускло-оранжевый цвет и стершее естественные краски с лица Джошуа. Кэтрин показалось, что вокруг рта у него залегли горькие складки, но он тут же отвернулся и стал смотреть в залитую неоном тьму.
– Я не собирался говорить вам этого, зная ваши чувства к Роберту, – наконец произнес он, засунул руки в карманы джинсов и, казалось, набрал полную грудь воздуха, прежде чем продолжить. – Я… я люблю вас, Кэтрин! Я полюбил вас с первой же минуты, как только увидел. Я очень хочу, чтобы вы стали моей женой!
Голос его сделался хриплым и мало походил на голос любящего мужчины, однако Кэтрин не обескуражило это явное противоречие. Ей казалось, что она понимает причину его неловкости. Не так-то легко говорить про свою любовь! Немногие мужчины найдут в себе мужество обнажить свои глубочайшие, сокровеннейшие чувства перед женщиной, которая утверждает, что все еще любит своего первого мужа. Кэтрин тут же поправила себя: она не просто утверждает, что любит Роберта; она действительно его любит! Ее любовь к нему остается такой же сильной и прочной, как прежде.
– Джошуа, вы мне нравитесь, – нерешительно произнесла она. – И меня влечет к вам, как к мужчине…
– Но вы никогда не сможете меня полюбить? Вы это хотите сказать?
– Да. – Она ответила ему быстро и твердо, не позволяя даже намеку на неуверенность окрасить ее слова. – Я никогда не смогу вас полюбить, Джошуа.
Его плечи поникли, но на миг Кэтрин показалось, что ее ответ принес ему облегчение. Однако она прогнала эту странную мысль, решив, что разговор настолько взволновал их обоих, что ей уже начинают мерещиться всякие небылицы.
Джошуа покинул свой пост у окна, подошел к ней и обнял.
– Разве моей любви будет недостаточно для нас обоих, Кэтрин? Раз я вас люблю… – Он запнулся, но сделал еще одну попытку. – Теперь, когда я сказал, как сильно люблю вас, можете оставить свои сомнения насчет аморальности нашего брака. Теперь вам известно, что это не будет брак без любви. Вы признались, что я вам нравлюсь. И наш брак наверняка будет прочным, пока вы будете испытывать ко мне приязнь, а я… а я буду вас очень любить.
– Ах, Джош, я не знаю… Просто не знаю!
Кэтрин не сумела скрыть неуверенности в голосе и поняла, что ее сопротивление самой идее замужества слабеет. Видимо, известие о том, что сестра ждет ребенка, обнажило пустоту и безысходность ее собственной жизни. И тут как раз произошла встреча с Джошуа… В конце концов, так ли уж нехорошо, если она выйдет за него замуж? Ведь он может стать таким замечательным другом… хорошим отцом… чудесным любовником!
И тут Кэтрин спохватилась. Ее любимым мужчиной был Роберт! Разве может кто-то другой занять его место и стать ее любовником?!
– Прошу вас, соглашайтесь, Кейти! – Голос Джошуа задрожал от сдерживаемого волнения. – Я хочу видеть вас своей женой. Хочу каждый вечер приходить домой и встречать там вас. Хочу, чтобы мы делили все трудности и успехи друг друга. – Голос его упал до шепота. – А больше всего я хочу, чтобы мы делили постель!
Кэтрин снова почувствовала, что ее сопротивление слабеет, и смущенно поежилась в его объятиях.
– Это особый вопрос, Джошуа, – произнесла она еле слышно. – Как вы можете утверждать, что мы подходим друг другу в постели, если мы ни разу… ни разу не занимались любовью?
В смехе Джошуа прозвучало искреннее веселье. Он легко провел большим пальцем по губам Кэтрин, и они тут же приоткрылись. Тогда он нагнулся и поцеловал ее, уверенно и умело. Забыв обо всем на свете, она прижалась к нему, бесстрашно погрузив пальцы в его волосы.
Взгляд Джошуа потеплел, когда он увидел ее затуманенные страстью глаза.
– К счастью, на этот счет у меня нет сомнений, – прошептал он. – Но я готов соблазнить вас прямо здесь и сейчас, если вам требуются доказательства того, что мы способны творить чудеса в постели. – В его голосе появилась легкая усмешка. – На мой взгляд, это стало бы достойным завершением уик-энда!
– Я не это имела в виду…
– Или вы сомневаетесь в том, что я способен быть хорошим любовником? – ласково спросил он. – Уверяю вас, мне нетрудно доказать это, но как-то не хочется ничего специально доказывать…
– Вы меня не поняли… – пробормотала Кэтрин, даже не пытаясь разобраться в сумятице собственных чувств. Джошуа обнял ее за плечи и осторожно опустил на диван. Она не сопротивлялась, и он ласково погладил ее.
– Знаете что, Кейти? Я начинаю думать с тоской о тех старых добрых временах, когда мужчины пользовались брачным предложением как способом подкупить женщину и заманить ее в постель. К сожалению, я не такой крутой. Черт побери, вы только подумайте, что случится с моим мужским самолюбием, если после занятий любовью вы отвергнете мое предложение! Пожалуй, оно никогда не оправится от такого удара.
Она невольно улыбнулась и решила, что нет смысла скрывать от него правду.
– Я нисколько не сомневаюсь в ваших способностях любовника, – произнесла она внезапно охрипшим голосом. Потом неподвижно уставилась на пуговицу на его рубашке и договорила: – Мы оба знаем, что я практически взрываюсь всякий раз, когда вы прикасаетесь ко мне!
Когда она решилась поднять на него глаза, то обнаружила, что он смотрит на нее серьезно и строго.
– Да, я это знаю. И вы наверняка знаете, что я хочу вас, Кейти, хочу не меньше, чем вы хотите меня. Вы должны были давно уже догадаться об этом: мужчине не так-то просто скрыть свое возбуждение… Однако мне хочется, чтобы у нас все получилось на высшем уровне, когда мы в первый раз ляжем в постель. И я не уверен, что сейчас самый подходящий момент. Во-первых, мой автомобиль стоит прямо у подъезда, и швейцар в любой момент может нам позвонить. Заниматься любовью в таких условиях едва ли достойно наших чувств. Во-вторых, я не хочу, чтобы вы согласились выйти за меня замуж только из-за того, что нам хорошо в постели. Мне все-таки хотелось бы стать вашим мужем, а не играть роль жеребца-соседа!
Внезапно Кэтрин охватило отчаянное желание. Ей хотелось, чтобы Джошуа овладел ею немедленно, захотелось снова стать женщиной! Но Джошуа лишь ласково и заботливо провел ладонью по ее запылавшим щекам, и она закрыла глаза и откинулась на подушки. Его руки лежали на ее груди, а губы медленно опускались от края щеки к шее.
– Пожалуйста, скажите, что не отвергнете меня! – жарко прошептал он ей на ухо. – Кэтрин, давайте оставим позади прошлое. Начнем все сначала. У нас может неплохо получиться, я в этом уверен! Когда у нас появится свой собственный дом…
В золотистом тумане наслаждения прозвучал тоненький звоночек тревоги. Медленно, нерешительно она высвободилась из его рук.
– Джошуа, а вы не для того все это затеяли, чтобы иметь удобный повод уйти из отцовского дома? Вы ведь говорили, что у вас там все становится слишком сложно: споры насчет ведения дел, проблемы с мачехой и прочее…
Кэтрин произнесла все это, не задумываясь, а когда взглянула на него, поняла, насколько бестактно прозвучали ее вопросы. С лица Джошуа исчезли все следы эмоций, а вместо них появилась холодная, бесстрастная маска. Слишком поздно она сообразила, что тридцатичетырехлетний президент корпорации не станет предлагать брак из-за того, что не в состоянии придумать более простого способа покинуть отцовский дом!
– Да, с отцом у меня сейчас действительно сложные отношения, – наконец сказал он. – Что же касается мачехи… Поверьте, я не из-за этого попросил вас стать моей женой.
Он отвернулся от нее и протянул руку к стакану. Лед уже весь растаял, но Джошуа быстро проглотил водку. Когда же он вновь взглянул на нее, Кэтрин с облегчением отметила, что лед растаял и в его глазах. Теперь там была только легкая насмешка.
– Брак – слишком кардинальное средство для решения жилищной проблемы, вам не кажется? Особенно если подумать о том, что я, не мудрствуя лукаво, мог бы просто снять себе квартиру.
– Простите, – пробормотала она. – Пожалуй, я ляпнула изрядную глупость.
– Не беспокойтесь. – Насмешка звучала и в его голосе. – Итак, теперь, когда вы понимаете, что я не предлагаю вам брак в качестве альтернативы поискам квартиры, вы можете принять мое предложение?
– Нет! То есть… О Господи, я не знаю! – Кэтрин вскочила с дивана и подошла к книжным полкам, словно на расстоянии было легче принять решение. – Джошуа, послушайте, неделю я буду работать в Северной Каролине. Можно я дам вам ответ к следующим выходным?
– Что ж, если уж вы уверены, что не можете дать его раньше…
Не успела она ответить, как их разговор был прерван звонком домофона. Когда Кэтрин ответила, швейцар сообщил, что вокруг дома кружит полиция, проверяет автомобили и увозит на тягаче те, что оставлены вне зоны парковки.
– Вам лучше поторопиться, – сказала она Джошуа.
– Пожалуй, что так. – Он с сожалением улыбнулся. – Хотя грустно сознавать, что разговор, имеющий для меня жизненно важное значение, прерван каким-то неизвестным копом.
– Простите, что заставляю вас ждать ответа, Джошуа. Вы уверены, что готовы взять в жены такую нерешительную особу, как я?
Он быстро поцеловал ее в полураскрытые губы.
– Вполне уверен. Когда вы вернетесь из Северной Каролины?
– Мой самолет прибывает в «Ла Гуардию» в пятницу в пять тридцать.
– Буду ждать у ваших дверей в шесть часов. – Он поцеловал ее опять, на этот раз в щеку, и быстро направился к двери. – Берегите себя, Кейти.
Джошуа уже ушел, когда она наконец нашла в себе силы пошевелиться. Несколько секунд Кэтрин тупо глядела на закрывшуюся дверь, затем взяла стаканы и отнесла их на кухню. Стук посуды о раковину эхом отозвался в пустой квартире. Она вздохнула. И вдруг ей показалось, что до пятницы – целая вечность.


В понедельник Кэтрин вылетела в Северную Каролину и от аэропорта Рейли проехала двадцать миль на такси до правления «Силктекса», огромной текстильной фирмы. Это была ее первая самостоятельная командировка. К счастью, работа оказалась привычной, иначе бы у нее ничего не получилось. Мысли Кэтрин постоянно блуждали, аккуратные ряды компьютерных строк, обычно так много для нее значивших, теперь расплывались перед глазами. Несколько раз в день она ловила себя на том, что застыла, мечтательно уставившись вдаль и представляя, как они будут жить вместе с Джошуа. К середине недели фантазии стали настолько соблазнительными, что у нее уже не оставалось сомнений в том, какой ответ она даст ему. Лишь жалкие остатки гордости да глубоко въевшаяся осторожность, появившаяся у нее после смерти Роберта, не позволяли ей снять трубку и немедленно сообщить ему, что она хочет стать его женой.
И все-таки только вернувшись в пятницу вечером домой, Кэтрин окончательно осознала, как ей хочется выйти замуж за Джошуа. Когда она нажала на кнопку лифта, ее охватил страх. А вдруг он передумал? Вдруг он решил, что не стоит жениться на женщине, которая так цепляется за память о первом муже? Кэтрин никак не ожидала, что на нее нахлынет такое уныние при мысли о том, как она будет дальше жить без Джошуа, и почувствовала, что под ложечкой от нервного напряжения собрался тугой ком. Вдруг Джошуа размышляет, как бы ему повежливей сказать ей, что он передумал? А может, он вообще не появится сегодня?
Когда лифт остановился на ее этаже, Кэтрин вышла из него с какой-то опаской и осторожно посмотрела в сторону своей квартиры. Сердце ее дрогнуло, когда она увидела, что Джошуа уже сидит у двери на обшитом полотном табурете, погрузившись в чтение какой-то книги в бумажном переплете. А рядом с прислоненным к стене огромным букетом красных роз стоит «Магнум» – большая бутылка шампанского.
Он улыбнулся, увидев ее, встал и повернул книгу так, чтобы Кэтрин смогла разглядеть обложку. На ней красовалась дама с огромной грудью и очень тонкой талией, одетая в нечто похожее на пеньюар из розового атласа. Ее обнимал мускулистый герой с черными глазами и светлыми, как солома, волосами. Одежды героя и героини оставляли открытыми большие участки загорелой, блестящей кожи, хотя на заднем плане были изображены покрытые снегом деревья и горы. Название книги – «Неувядающая страсть» – полыхало ярко-красными буквами по бедрам героя и юбке героини.
– Привет, – кивнула Кэтрин, испытывая необычное волнение и даже робость. Она улыбнулась, бросив взгляд на книжку, и незаметно для себя отбросила формальный тон. – Освежаешь свои познания?
– Тут нечто поважней! – Он слегка провел ладонью по ее щеке и усмехнулся. – В этой книге масса полезных советов. Я уже знаю, что делать, если ты откажешься выйти за меня замуж.
– Ну, и что же ты будешь делать?
– Разумеется – увезу тебя в свое логово и там соблазню! Если первые попытки не увенчаются успехом, я их продолжу, и ты в конце концов согласишься. Правда, некоторых героинь приходится убеждать довольно долго, но надеюсь, что ты уступишь быстрей, чем вот эта дама. Уверен: мне удастся уговорить тебя еще до рождения нашего второго ребенка!
– Джош, ты собираешься уподобиться герою бульварного романа?!
– Дорогая Кейти, смирись с неизбежным! Либо выходи за меня замуж, либо готовься к похищению. Четыре миллиона читателей не могут ошибаться!
От его улыбки у Кэтрин бешено забилось сердце.
– Что ж, придется согласиться, пока ты меня не соблазнил, – хрипло прошептала она, не зная, чего ей хочется больше – засмеяться или заплакать. – Ах, Джош, я так скучала без тебя всю неделю! Давай поскорей поженимся!
– Мне самому не терпится, – сказал он, и из его голоса исчезли все следы насмешки.
Швырнув книгу на пол, Джошуа обнял ее, прижал к себе и поцеловал с неудержимой страстью. Прошло много времени, а они никак не могли оторваться друг от друга.
– Пожалуй, я совершил стратегическую ошибку, – пробормотал он наконец, тяжело дыша, хотя тон его по-прежнему оставался нарочито веселым. – Мне следовало сначала соблазнить тебя, а уж потом объяснить, зачем я это сделал. Я лишил себя блестящей сцены!
Он снова приник к ее губам, и желание пронзило тело Кэтрин. Она обняла Джошуа за шею и нежно прильнула к нему, чувствуя, как он дрожит. Кэтрин охватила внезапная, радостная уверенность в своей способности возбуждать его, и она позволила своим рукам ласково пробежать по груди Джошуа. Его тело сразу откликнулось на это легкое прикосновение. Он обнял ее так крепко, что она оказалась притиснутой к стене коридора и даже не смогла пошевелиться, когда его руки распахнули ее жакет и раздвинули тонкий шелк блузки.
Большими пальцами Джошуа легко надавил на ее соски, и Кэтрин захлестнула волна желания – такая сильная, какую она еще никогда не испытывала. Она крепко прижалась к нему, упиваясь контрастом между холодом стены за спиной и жаром его сильного тела. «Роберт никогда не делал подобных вещей!» – подумала Кэтрин. Она никогда еще не испытывала такого бешеного, пьянящего желания слиться с другим человеческим существом в неистовой страсти!
Кэтрин была так поглощена новыми ощущениями, что не сразу осознала значение своих мыслей. А когда осознала – пришла в ужас. Ее тело застыло в ледяной неподвижности, затем конвульсивным движением протеста она вырвалась из рук Джошуа, оцарапав спину о шершавую стену.
В течение нескольких секунд они разглядывали друг друга в напряженном молчании, потом Джошуа спокойно произнес:
– Что случилось, Кейти?
– Ничего. Совершенно ничего. – Она торопливо заправила блузку за пояс юбки и нервно пригладила волосы. – Просто мы зачем-то стоим тут в коридоре, да еще такие взъерошенные… Может, зайдем в квартиру?
– Где нам никто не помешает заниматься любовью? – спросил он с легкой насмешкой.
– Да-да. Я именно это имела в виду… именно это имела в виду, – залепетала Кэтрин, но голос ее был лишен искренности.
Джошуа поднял розы и вручил ей, затем нагнулся и запечатлел на ее губах беглый, холодный поцелуй.
– Все образуется, Кейти, вот увидишь.
Она спрятала лицо в цветы, отвергая его сочувствие.
– Спасибо за розы, – сказала она. – Очень красивые. Разве я говорила тебе, что розы – мои любимые цветы? А у этих такой чудесный аромат! Сейчас многие оранжерейные розы совсем не пахнут…
Джошуа нежно прикоснулся пальцами к ее губам, прекращая этот смущенный лепет.
– Не беспокойся ни о чем, – произнес он. – Пошли и выпьем шампанского.
В квартире она тут же занялась поисками подходящей вазы для букета, а он открыл «Магнум».
– Час назад оно было охлажденным, – сказал Джошуа, доставая два высоких бокала, – но думаю, что лучше поставить его ненадолго на лед. Шампанское вкусней, когда оно по-настоящему холодное.
– В последний раз я пила шампанское во время медового месяца, – заметила Кэтрин и сама удивилась, зачем сказала это.
По какой-то причине – вероятно, чтобы напомнить себе, что она не может любить Джошуа, – ей захотелось ввернуть в разговор упоминание о своем первом замужестве.
– Знаю, – спокойно сказал он. – Разве не помнишь? Ты ведь говорила мне, что оно вызвало у тебя икоту.
– Нет, не помню.
Кэтрин поставила вазу с розами на стол. Ее тело все еще дрожало от ласк Джошуа, и она сердилась на него: ведь его опыт любовника опять заставил ее предать память Роберта! Она испытывала неодолимое желание помучить его. Пусть не забывает, что Роберт был ее первым любовником и что она всегда будет любить Роберта!
– Нам не потребуется много шампанского, чтобы почувствовать праздник, – заявила она. – Мы сделаем лишь пару глотков. Когда я была с Робертом, у меня и без вина кружилась голова!
– Я рад, что ваш медовый месяц прошел так хорошо, – кивнул он. – У тебя остались замечательные воспоминания, которыми ты сможешь утешаться до конца жизни.
Кэтрин была слишком взвинчена, чтобы обратить внимание на старательную бесстрастность его голоса, и, когда он сходил на кухню и вернулся, ее злость на него еще усилилась. Она молча наблюдала, как он спокойно ставит на кофейный столик бокалы. Неужели Джошуа даже не ревнует ее к Роберту? Неужели ему безразлично, что она постоянно упоминает о своей любви к другому мужчине?
Но на его лице не было заметно ни следа ревности, когда он протянул ей шампанское, зато, к своей досаде, Кэтрин убедилась, что дрожит ее собственная рука.
– Если обнаружится, что ты по-прежнему не переносишь шампанское, мы придумаем что-нибудь еще, – сказал он. – Но, возможно, твой вкус успел перемениться за прошедшие восемнадцать месяцев. – Он чуть улыбнулся, его глаза потеплели и сделались темными. – Я пью за нашу золотую свадьбу! – добавил он, поднимая бокал.
Его улыбка, как всегда, подействовала на Кэтрин сокрушительно; у нее сразу исчезло желание уколоть его побольнее. Она осторожно попробовала шампанское, не сомневаясь, что начнет икать, но этого не произошло. Обрадовавшись, она сделала еще глоток, а затем сбросила туфли и с ногами уселась на диван.
– В пятницу вечером, после такой тяжелой недели, я не в силах задуматься над перспективным планом на пятьдесят лет вперед, – улыбнулась она ему. – Ты не мог бы как-нибудь изменить этот тост? Прошу тебя!
– Ну, а если – за наши первые семь лет? Я слышал, что они бывают самыми тяжелыми.
– Это звучит уже более скромно. С первыми семью годами, пожалуй, можно справиться.
С поразительным энтузиазмом Кэтрин выпила шампанское и не стала протестовать, когда он предложил ей еще. В самолете она перекусила, так что опасность захмелеть ей не грозила.
Джошуа сел на диван и дружески обнял ее за плечи.
– Когда мы поженимся? – спросил он.
Кэтрин прильнула к нему, но, когда его рука коснулась ее груди, снова вспомнила о Роберте и слегка отстранилась. Она ведь любила мужа! Конечно, любила! Но ласки Роберта никогда так не будоражили ее, как ласки Джошуа…
– Что, если в сентябре? – торопливо предложила Кэтрин. – Нет смысла ждать больше двух месяцев, верно?
– Совершенно никакого смысла. Кстати, ты хочешь, чтобы мы устроили торжественную церемонию и пригласили всю твою семью и друзей?
– Я не настаиваю на этом.
Кэтрин отвернулась и сделала большой глоток шампанского, пытаясь избавиться от живых воспоминаний о свадьбе с Робертом. Местная церковь была тогда украшена осенними цветами; специально прилетела из Хьюстона бывшая однокурсница, чтобы стать подружкой невесты. Бет была такой красивой в шелковом платье бронзового цвета; мать и бабушка улыбались сквозь слезы, когда Кэтрин шла по церковному проходу под руку с отцом… «Ох, Роберт! – безмолвно закричала она. – Я правда любила тебя!»
Кэтрин так захотелось поскорее отбросить эти мучительные воспоминания, что она даже не поняла, что снова отнесла свою любовь к Роберту в прошлое.
– Я предпочла бы тихую, неформальную свадьбу, – сказала она, когда вновь обрела контроль над своим голосом. – Ты будешь очень возражать против этого?
– Я согласен, – лаконично ответил Джошуа и повернул ее лицо к себе, взяв за подбородок. – А что скажешь насчет следующей субботы? – тихо спросил он. – Раз уж ты не хочешь шумного торжества, то нет никакого смысла ждать два месяца. Вообще тогда не надо ждать!
Кэтрин резко выпрямилась.
– В следующую субботу?! – воскликнула она. – Но это же невозможно!
– Отнюдь. Это даже не очень сложно.
Кэтрин заставила себя говорить разумно и убедительно.
– Конечно, это так, Джошуа. Но ты не учел всех проблем. Господи, да моей матери требуется неделя даже для того, чтобы устроить обыкновенный пикник! А уж для свадьбы ей понадобится по меньшей мере два месяца…
– Думаю, что ты недооцениваешь ее готовность пойти навстречу нашим планам, – сказал он. – Но мы можем устроить свадьбу и в доме моего отца. Ты видела Даниэлу. Она за день способна подготовить нехитрую свадебную церемонию.
– Но я говорю не только про церемонию, Джошуа! Я имею в виду все те проблемы, о которых нам предстоит подумать. Что будет с нами после свадьбы? Где мы будем жить? Как быть с работой? Представь себе: мы поженимся в субботу, а в понедельник нам придется разъехаться в деловые поездки и, возможно, встретиться снова лишь через месяц.
– Тем больше причин как можно скорее устранить формальности! – Он ласково погладил хмурую морщинку, залегшую между ее бровей. – Мы можем сделать эту квартиру нашей главной базой, а за выходные подыщем дом в Коннектикуте. В пригороде вроде Гринвича, к примеру, есть прекрасные семейные дома, и место, я думаю, устроит нас обоих. Ты сможешь ездить на поезде в Манхэттен, а я – на машине к себе на фирму. Оттуда мне езды не больше тридцати минут: ведь я буду ехать против основного потока машин.
Он снова наполнил ее бокал шампанским. Кэтрин отметила, что гигантская бутылка уже опустела более чем наполовину.
Джошуа быстро поцеловал ее в лоб и ободряюще улыбнулся.
– Не понимаю, почему ты еще хмуришься. Я же объяснил, как легко можно решить все эти так называемые проблемы.
Она промолчала, хотя не могла отделаться от впечатления, что Джошуа вновь умело направил беседу не туда, куда хотелось ей. Его аргументы звучали настолько логично, что возражать казалось нелепым. Тем не менее Кэтрин не покидали сомнения. Где-то в подсознании таилась мысль, что нерешенные проблемы в их отношениях остаются. И они гораздо серьезнее и глубже, чем неясности насчет жилья и работы…
– Джошуа, я боюсь! – внезапно заявила она.
– Не бойся. Для боязни нет причин, Кейти. Я все улажу, обещаю тебе!
Его поцелуй оказался более жестким, чем она ожидала, а его слова, когда она их обдумала, вовсе ее не убедили. Между тем Джошуа поспешно – словно опасаясь, что она передумает, – направился к телефону.
– Что нам нужно сделать немедленно, так это сообщить своим семьям о наших планах, – сказал он. – У них вся неделя уйдет на то, чтобы привыкнуть к мысли о нашем браке.
– Не знаю, как насчет семей, но лично мне и вправду нужно немного больше времени, чем неделя!
Она попробовала засмеяться, но у нее не получилось. Жесткие морщинки, залегшие возле глаз Джошуа, растворились в усмешке.
– Кейти, к концу недели ты будешь удивляться, почему мы ждем так долго! Ты ведь знаешь, как тянутся последние несколько дней перед свадьбой.
– Да, – признала она.
Он уже был готов набрать номер, но вдруг положил трубку и сел рядом с ней.
– Кейти, давай посмотрим в лицо фактам. Ты никогда не сможешь смириться с тем, что Роберта больше нет. И что изменится, если мы подождем, допустим, месяц? Ты только сильнее будешь переживать.
Кэтрин знала, что он говорит правду, но что-то в его словах не понравилось ей. Вообще временами ее почти пугала чуткость Джошуа. Откуда, например, ему известно про ее лихорадочную неделю перед первым браком?
– Вероятно, ты прав, – сдержанно сказала она, стараясь не смотреть на него.
– Знаю, что прав.
Кэтрин не ответила, и в глубине его глаз замерцали непонятные огоньки.
– Мне в голову пришла замечательная мысль, – сказал он. – После того, как я позвоню отцу, почему бы нам не прокатиться до Вэлли-Фордж и не сообщить твоим родителям эту новость лично? Мне бы хотелось увидеть их до свадьбы, а это единственная возможность.
Что ж, если она познакомит Джошуа со своей семьей, это внесет в идею их брака существенный элемент реальности. Кроме того, Кэтрин призналась себе, что у нее нет желания провести весь вечер наедине с ним. Она поразмыслила о возможности интимного ужина на двоих в уютном уединении ее квартиры – с большой кроватью, ожидающей в спальне, – и поняла, что будет намного лучше, если они поедут в Пенсильванию. Конечно, она пока не готова объявить эту новость родителям, но еще меньше готова к своей страстной реакции на его ласки…
– Мои родители будут рады, – произнесла она наконец. – Пока ты звонишь своему отцу, я соберу вещи. А ты? У тебя ведь ничего нет с собой.
– Мы остановимся по дороге и купим зубную щетку и бритву. Думаю, что там найдется и кое-что из одежды.
– Тебя определенно не волнуют мелочи жизни! – воскликнула Кэтрин. Эти слова прозвучали язвительнее, чем ей хотелось, но она до сих пор боролась с неприятным ощущением, что во всей их беседе что-то не так. Ее по-прежнему смущала излишняя торопливость Джошуа.
Пауза, казалось, длилась целую вечность.
– Ты права, – сказал он наконец, – мелочи жизни меня мало волнуют.


Когда Кэтрин объявила родителям, что скоро выйдет замуж, мать тихо заплакала от счастья, и даже отцовский голос внезапно задрожал, когда он произносил поздравления. Несмотря на поздний час, вызвали Бет и ее мужа, чтобы те выслушали восхитительное известие, и они явились и приняли участие в импровизированном торжестве. Кен принимался трясти руку Джошуа по меньшей мере полдюжины раз, а Бет, сославшись на привилегию сестры, поцеловала его с искренним энтузиазмом. Джошуа с улыбкой легонько похлопал ее по животу и предложил повторить этот эксперимент, когда он сможет подобраться к ней поближе и получить от объятий большее удовольствие.
В самом деле, Джошуа так легко вписался в их семейный круг, что через час после их приезда миссис Грин заявила, что ей кажется, будто она знает его уже сто лет. Что же касается отца и зятя Кэтрин, то как только они узнали, что Джошуа уже давно болеет за «Пиратов», место в их сердцах было ему гарантировано. Мужчины вскоре увлеклись жаркой дискуссией о бейсболе. Все сходились во мнении, что нынешние судьи никуда не годятся, но тем не менее долго и шумно спорили. Очевидно, хуже, чем заранее условленный исход игры, были только судьи, отмерявшие количество смолы на бите игрока.
После того, как убрали остатки позднего ужина, мать Кэтрин с нежностью посмотрела на троих мужчин, все еще сидевших за кухонным столом, заставленным множеством банок из-под пива. Они говорили все разом и явно получали большое удовольствие от собственных речей. Миссис Грин пожала плечами со смирением пожизненной «бейсбольной вдовы», затем рассмеялась и позвала дочерей в свою спальню. Ей срочно требовалась помощь в выборе платья, которое она наденет на свадьбу.
Кэтрин и Бет послушно поднялись вслед за матерью наверх. Вскоре они увлеклись серьезным обсуждением каждого наряда, который хотя бы отдаленно мог годиться для торжественной церемонии, хотя все знали заранее, что миссис Грин ни за что не наденет в честь такого грандиозного события ношеную вещь.
– А ты что наденешь? – спросила Бет у Кэтрин, когда мать исчезла в большом стенном шкафу, разыскивая какой-то шелковый костюм.
– Ах, я еще не знаю. Все случилось так быстро, что не было времени подумать о таких мелочах, как свадебное платье.
– Тебе нужно купить что-нибудь обалденное! – заявила Бет. – К твоим глазам и волосам лучше всего подойдет персиковый цвет. Давай сходим завтра вместе и поищем платье здесь? Или ты хочешь купить его на Манхэттене? Думаю, там выбор побольше.
– Мне бы хотелось выбрать платье вместе с тобой и мамой, – ответила Кэтрин. – На следующей неделе я буду слишком занята, чтобы бегать по городу.
Бет недоверчиво закатила глаза, но ничего не сказала. А когда мать снова нырнула в шкаф, разыскивая еще один летний костюм, она добавила доверительным тоном:
– Вот уже не думала, что ты влюбишься снова, Кейти! Я почти перестала на это надеяться, но сейчас страшно рада, что ошибалась. Джошуа просто замечательный, и всякий раз, когда ты на него смотришь, видно, как сильно ты его любишь.
У Кэтрин открылся рот от удивления. Она хотела что-то сказать, но не могла вымолвить ни слова. Как Бет такое пришло в голову?! Ведь обычно они читают мысли и чувства друг друга с поразительной точностью.
Она пробормотала что-то невнятное и почувствовала явное облегчение, когда мать предстала перед ними в сиреневом льняном костюме. Как вовремя! – подумала Кэтрин. Еще секунда – и она могла ляпнуть что-нибудь такое, о чем потом стала бы жалеть. Она не хотела говорить родным, что не любит Джошуа, иначе пришлось бы объяснять слишком многие вещи, о которых ей вообще не хотелось упоминать.
Кэтрин пришлось слегка потрясти головой, чтобы отвлечься от своих не слишком веселых мыслей. К этому времени миссис Грин уже показала им почти все свои наряды. Отвергнутые платья и костюмы кучей лежали на кровати, на полу валялось несколько пар туфель, а на спинке стула висела шляпа, которую мать надевала три года назад на свадьбу кузины. Миссис Грин со счастливой улыбкой на лице созерцала разгром в своей обычно безупречной спальне.
– Ну, что вы думаете? – спросила она, демонстрируя дочерям сиреневый костюм.
Бет и Кэтрин в один голос сказали именно то, что ей хотелось услышать: необходимо купить нечто совершенно новое, красивое и, вероятно, дорогое. Повесив отвергнутые наряды в шкаф, они решили, что провели этот час с пользой. Никто не проявил отсутствия такта и не сказал, что вывод, к которому они пришли, был ясен еще до того, как мать сняла первое платье с обитых тканью плечиков.
Кен и Бет уехали домой после полуночи, а в два часа ночи Джошуа обнял Кэтрин и с нежностью сказал:
– Ты сейчас заснешь на стуле, если мы не пойдем наверх спать.
Родители тут же засуетились.
– Мы так увлеклись беседой о ваших планах, что совсем забыли, какая у вас была трудная неделя! – воскликнула миссис Грин. – Тебя ждет твоя спальня, Кэтрин. А вы, Джошуа, можете спать в комнате Бет. К счастью, я только что постелила там чистые простыни. Словно знала, что вы приедете!
Мать засмеялась собственной шутке – сейчас ее вообще все радовало – и тепло обняла Джошуа. Отец сердечно похлопал его по спине. После этого каждый из них поцеловал Кэтрин.
– А мы сейчас тут все уберем, – сказала миссис Грин. – Не люблю утром спускаться в грязную кухню.
Кэтрин и Джошуа отправились вместе наверх, оставив родителей хлопотать с уборкой. Она отвела его в бывшую комнату Бет, оставила дверь открытой, но не стала зажигать свет. Их окружило молчание, словно замкнув в сфере спокойной доверительности.
Джошуа зажег лампу возле кровати, обнял Кэтрин и нежно коснулся губами ее век.
– У тебя темные круги под глазами, – сказал он. – Но от этого ты стала еще красивей.
– Это звучит не слишком правдоподобно, – еле слышно произнесла она.
Кэтрин чувствовала, как бешено колотится ее сердце; все тело ожило от прикосновения Джошуа, от близости его тела. Ей безумно захотелось, чтобы он поцеловал ее! И он действительно поцеловал ее полураскрытые губы, но легко и бегло, а когда она тесней прижалась к нему, решительно отстранился.
– Не нужно, Кейти! У меня не такая уж сильная воля. – Его слова прозвучали жестко, он явно боролся с собой, но все-таки попробовал пошутить: – Как много времени прошло с тех пор, когда я целовал девушку с оглядкой на ее родителей, которые в любой момент могут прийти и постучать в дверь! Кейти, нам обоим трудно с этим смириться, но ты ведь знаешь, что здесь мы не можем спать вместе. Иначе получится, что мы злоупотребляем гостеприимством и доверием твоих родителей.
Она невольно согласилась с ним. Моральные устои ее родителей твердо коренились в традициях их среды и церкви. Конечно, они прекрасно знали о том, что происходит вокруг, но в их доме люди спали вместе лишь тогда, когда состояли в браке.
Кэтрин неохотно отошла от Джошуа.
– Я уверена, что ты найдешь в комнате все необходимое, – сказала она. – Дверь справа ведет в ванную. Она у нас с тобой общая.
Он проводил ее до двери.
– На следующей неделе в это время мы уже поженимся. И у нас все будет общее.
При мысли об этом ее сердце забилось с такой мощной смесью восторга, трепета и желания, что она едва ли обратила внимание на странно спокойный тон, которым он произнес эти слова.
– Кейти… – На какое-то мгновение Кэтрин показалось, что его дыхание внезапно сделалось таким же учащенным, как у нее, и она обернулась, затрепетав. Но Джошуа решительно подтолкнул ее к двери. – До завтра. Спокойной ночи, Кейти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин



Очень интересный роман! Странно, что нет комментов. Прочитала с удовольствием!
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛюдмила Кл.
10.09.2013, 12.37





это просто ужас! еле смогла дочитать до конца! Гг-ня раздражала практически все время! как можно умной женщине постоянно находить всякие оправдания ЯВНО НЕНОРМАЛЬНОМУ поведению Гг-ю? и концовка прям моментальная, на пол главы... разочарована. ..4/10
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛилия 89
11.09.2013, 14.53





Очень хороший роман! Прочитала с удовольствием!
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛисичка
6.12.2013, 18.05





Роман никакой. Г.героиня непроходимая дура, не заметить очевидное у себя под носом. Интриги нет, отношения развиваются между героями средненько. Примерно с 5 главы начала перелистывать страницы. Муть голубая.
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминАнна
6.12.2013, 21.56





очень и очень можно читать, и девочка хорошая и парнишка на славу... Сюжет незатасканный. Девчонки, смело читаем...
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминГалюша
6.12.2013, 22.34





Сюжет действительно не затасканный.Читать можно.. Но впечатление двоякое, 50 на 50. Врядли когда-нибудь перечитаю
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЕлена
1.01.2014, 23.57





Дааааа... героиня и так судьбой обижена, так нет же, герою нужна именно она, чтобы пользоваться ею,как ширмой. Очень неприятный осадок от прочтения
Застигнутые любовью - Крейг Джэсминзлой критик
21.10.2015, 11.23





Можно почитать.
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминКэт
19.11.2015, 17.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100