Читать онлайн Застигнутые любовью, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Застигнутые любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Утром в понедельник, входя в помещение «Консолидейтид вижн», Кэтрин нервничала. Она не могла решить, как ей вести себя с Джошуа Хантом, и это не давало ей покоя. Впервые после смерти Роберта она не представляла, что ей делать с мужчиной, посягнувшим на ее вдовье одиночество! После восемнадцати месяцев полнейшего безразличия к противоположному полу такое открытие неприятно поразило ее, и Кэтрин злилась на Джошуа, сумевшего пробить броню, которой она отгородила душу от внешних посягательств. Он не имел никакого права заставлять ее вновь так остро почувствовать себя женщиной!
Впрочем, ее опасения и злость оказались излишними. Они действительно увиделись с Джошуа в конторе, но вокруг толпилось множество народу, а он ни разу не попытался остаться с ней наедине. Кэтрин не пришлось ломать голову, подыскивая благовидный предлог, чтобы отклонить его предложения, так как он их и не делал. Но раз уж она не собиралась продолжать их отношения, было совершенно нелепо чувствовать себя уязвленной из-за отсутствия интереса с его стороны! Кэтрин ничего не оставалось, как убедить себя, что никуда не пойдет с Джошуа, даже если он и попросит ее об этом.
В четверг, около шести часов вечера, Джим подписал последний документ их аудита. Сложив готовые бумаги в скоросшиватель, он потянулся с подчеркнутым облегчением.
– Господи, неужели мы закончили?! – воскликнул он, натягивая пиджак. Чемодан его уже стоял возле двери. – Я распрощался с мотелем сегодня утром и попытаюсь уехать поездом в семь пятнадцать. Жена уже жалуется, что чаще видит служащего химчистки, который приносит вещи, чем меня.
Кэтрин сочувственно улыбнулась.
– А что, ты в последнее время так часто ездил в командировки?
– Да я шесть месяцев не работал в Нью-Йорке! – со вздохом ответил Джим, заталкивая в портфель пачку бумаг. – Очень тяжело все время разъезжать… Но что поделаешь, такова специфика нашей работы. А ты вернешься сегодня тоже?
– Нет. Переночую в мотеле. Беги, Джим, а то опоздаешь на поезд. Не беспокойся, я перед уходом тут все приведу в порядок.
– Спасибо, Кэтрин. – Он торопливо направился к двери. – Надеюсь, что мы еще поработаем вместе с тобой. Ты хороший партнер.
Джим вышел в коридор, и вскоре звук его шагов поглотил толстый ковер.
Почти полчаса Кэтрин прибиралась в кабинете и складывала все конфиденциальные бумаги в спецальный стальной шкаф со сложным замком. Убедившись, что все важные документы убраны, она устало прислонилась к холодному металлу, но через секунду резко выпрямилась. Тут ей делать больше нечего. Пора возвращаться в мотель и перекусить.
Надевая легкий полотняный жакет, Кэтрин внезапно подумала о Джошуа Ханте. Интересно, он еще на работе? Если да, то, пожалуй, стоит поставить его в известность, что аудит успешно завершен. Ведь, в конце концов, он президент компании! Если бы Джим не спешил так на поезд, он бы наверняка постарался поговорить перед уходом с Джошуа Хантом. И она решила, что должна исправить ошибку Джима, поправшего азы профессиональной этики.
Кэтрин направилась в туалет и причесалась особенно тщательно – так, что волосы легли абсолютно гладко, не оставляя ни малейшего намека на легкомысленность. В помещениях фирмы работали кондиционеры, и, несмотря на стоявшую на улице жару, выглядела Кэтрин вполне свежей. Она смахнула с лацкана жакета случайную пылинку. Костюм цвета морской волны прекрасно гармонировал с бледно-голубой блузкой – элегантной, но весьма строгой. Кэтрин решила, что у нее вполне деловой вид, так что никто не сможет неправильно истолковать ее мотивы, если она зайдет к Джошуа Ханту.
Она посмотрела на часы. Почти половина восьмого. Можно не сомневаться, что он уже давно ушел. Подавив неуместное разочарование, Кэтрин все же решила заглянуть по пути в его кабинет. Если его не окажется на месте, она оставит вежливую записку, извещающую о том, что их официальное заключение будет прислано по почте на следующей неделе.
С внезапно нахлынувшей решимостью Кэтрин взяла портфель и быстро направилась в административный отсек. Дверь в приемную Джошуа была открыта настежь, там горел свет. Она легонько постучала по кленовым панелям и быстро вошла внутрь, опасаясь, что передумает.
Джошуа сидел за столом, окруженный несколькими стопками бумаг устрашающего вида. Первая ее мысль была, что он выглядит усталым. Вторая – что он несчастен, отчаянно несчастен: на лбу и вокруг рта залегли глубокие морщины. Кэтрин поразилась волне сочувствия, захлестнувшей ее, когда он поднял натруженные глаза от документа, который читал в это время, и заморгал, с явным усилием приводя зрение в фокус.
– Кэтрин! Я и не слышал, как вы вошли.
– Я постучала… – Ей вовсе не хотелось оправдываться, но так получилось само собой. – Вы просто слишком погрузились в работу. У вас усталый вид, Джошуа, – добавила она неосторожно, после чего тут же мысленно отругала себя за такое интимное замечание.
– Да, верно, но уйти пока не могу. – В его улыбке тоже сквозило утомление. – Мне кажется, что тут накопилось бумаг на месяц работы. Порой у меня закрадывается подозрение, что официальные бумаги сами размножаются на столе, пока я сплю.
– Конечно, какие могут быть сомнения?! На этот счет даже существует закон Морфея.
Джошуа показал ей длинный лист желтого цвета с убористым текстом.
– Вот что я читал, когда вы вошли. Это из федерального комитета по здравоохранению. Я должен сообщить – обратной почтой, – сколькими установками по охлаждению воды на каждого служащего располагает фирма, сколько шагов должен сделать каждый служащий, направляясь к такой установке, и сколько воды приблизительно выпивает каждый служащий за день. – Он помахал бумагой в воздухе. – Ответ надо выслать в семи экземплярах! Как вы думаете, что они будут с ними делать?
Кэтрин засмеялась.
– Не скажу, а то вы рассердитесь. Но ведь не лично же вы отвечаете на такую чушь?!
– Нет, конечно. Над ответом придется потрудиться какому-нибудь бедняге-клерку. Но я должен буду подписать – все семь копий! А это значит, что и прочесть тоже.
– Эти бумаги никуда не денутся до завтрашнего утра, – тихо сказала она. – И я могу поклясться, что правительство не подаст на вас в суд, если вы сегодня не подпишете какую-нибудь бумагу. Уже поздно, Джошуа. Разве вам не пора отдохнуть?
Кэтрин замолчала, а он пристально поглядел на нее. Теперь он улыбался, лицо его просветлело, так что Кэтрин решила, что уныние в его глазах ей просто почудилось. Усталым он был по-прежнему, но вот от несчастного вида не осталось и следа.
– Честно говоря, я втайне искал повод, чтобы закончить дела, – признался Джошуа. – И меня вовсе не трудно убедить закрыть на сегодня лавочку. А вы пришли пригласить меня пообедать?
– Нет! – Ответ прозвучал слишком поспешно и резко – полным диссонансом воцарившемуся было веселому настроению. Кэтрин с трудом проглотила комок в горле и кое-как ухитрилась изобразить улыбку. – Простите, Джошуа. С радостью пошла бы с вами в ресторан, но мне нужно еще сделать сегодня важную работу, которую я просто не могу отложить.
– Неужели вы – та самая молодая особа, которая только что убеждала меня идти домой?!
– Завтра к восьми утра я должна явиться в нашу контору на Манхэттене, – снова стала оправдываться Кэтрин. – Вообще-то я пришла лишь для того, чтобы попрощаться. Мы с Джимом закончили аудит, и он на следующей неделе пришлет вам официальное заключение.
Она наконец-то взяла свои эмоции под контроль и была в полном восторге от того, как звучал ее голос – холодно, вежливо, просто образец профессиональной этики! Ее уверенность в себе возросла, Кэтрин подошла к его столу и протянула руку.
– Я с удовольствием работала в «Консолидейтид вижн», – официальным тоном произнесла она. – У вас интересная фирма, Джошуа, и очень доброжелательные сотрудники.
Он ничего не ответил, только несколько дольше положенного задержал ее протянутую руку в своей руке. По телу Кэтрин пробежала волна необъяснимой дрожи, и она поскорее выдернула руку, не позволяя себе удивляться тому, что его прикосновение отразилось столь роковым образом на ее самообладании.
– Мы пришлем вам заключение на следующей неделе, – повторила она, поборов секундное замешательство. – До свидания, Джошуа.
– До свидания, Кэтрин.
Она была уже почти у двери, когда он окликнул ее:
– Постойте!
Она замерла на пороге, но в комнату возвращаться не стала. Джошуа вышел из-за стола и присел на его угол.
– Я собираюсь провести выходные в месте, именуемом Хамптон-Крик. Это неподалеку от Ньюпорта, в Род-Айленде. У отца там домик прямо на берегу, в эти дни он туда не собирается. Может, отправимся туда вдвоем?
За его небрежной манерой угадывались настойчивость и в то же время какая-то непонятная тревога.
У Кэтрин возникло впечатление, что в его приглашении, как бы небрежно оно ни было сделано, сквозит нечто странно серьезное. Она уже открыла рот, чтобы отказаться, – какими бы ни были его мотивы, у нее нет ни малейшего желания проводить уик-энд наедине с Джошуа Хантом! – однако вежливые слова отказа почему-то застряли в горле.
– Я с удовольствием поехала бы, – с удивлением услышала она собственный голос. – Но как я туда доберусь, Джошуа? Разве что найму самолет?
– У вас вовсе нет необходимости в этом.
Его голос звучал совершенно спокойно, без всяких подтекстов, и Кэтрин подумала, что с ее стороны смешно подозревать его в каких-то нечистых намерениях. Только из-за того, что сама она научилась скрывать свое глубокое горе, говоря одно, а чувствуя другое, нельзя предполагать, что все остальные люди на свете ведут себя точно так же.
– Я сам приеду в город в пятницу вечером и заберу вас, – пояснил Джошуа. – Вы сможете быть готовы к семи часам? К этому времени машин на шоссе будет гораздо меньше, и мы сможем доехать часа за три. Даже если мы сделаем где-нибудь остановку и поужинаем, все равно сумеем добраться на место до полуночи.
Кэтрин сделала вид, что колеблется, но себя обмануть не могла, даже если бы Джошуа и поверил ее лицедейству.
– Что ж, благодарю, – произнесла она после крошечной паузы. – Я с удовольствием принимаю ваше приглашение. Чудесно будет немного отдохнуть от города.
– Так что я заеду и, как обычно, попрошу швейцара позвонить вам в квартиру.
– В этом нет нужды. Я буду ждать вас внизу, в вестибюле, а то у вас опять возникнут проблемы с парковкой.
– Спасибо. – Его синие глаза взглянули на нее с искренним дружелюбием, и Кэтрин сказала себе еще раз, что сошла с ума, усматривая в его приглашении нечистые мотивы. Боязнь каких бы то ни было интимных отношений явно начинает превращать ее в параноика! – Приеду ровно в семь, – повторил он с обаятельной улыбкой. – И с нетерпением буду ждать выходных. Хорошо бы погода не испортилась.
– Да. Впрочем, я слышала, что прогноз благоприятный.
Она поскорей отвернулась, чтобы не видеть его улыбки, и торопливо пробормотала «До свидания», внезапно почувствовав желание сбежать, пока он опять не пригласил ее поужинать с ним в этот вечер.
Не успела Кэтрин добраться до мотеля, как уже сожалела о своем безумном импульсе, заставившем ее принять приглашение Джошуа. Что она будет делать два выходных дня, оказавшись в уединенном доме с мужчиной, которого едва знает?! Отражать все попытки заставить ее переспать с ним? А если он не захочет ее слушать? Ведь она не настолько сильна физически, чтобы оказать серьезное сопротивление! «Видно, на меня накатило временное затмение рассудка, – решила Кэтрин. – Либо взыграли гормоны таким вот нетипичным образом…» Эту мысль она поскорей прогнала от себя, опасаясь, что та приведет ее к нежелательным заключениям.


В пятницу утром она первым делом позвонила Джошуа в контору, полная решимости отменить поездку. Однако на месте оказалась только секретарша, которая рассыпалась в извинениях.
– К сожалению, у мистера Ханта совещание, ему нельзя мешать. Что ему передать?
Кэтрин долго молчала.
– Нет, ничего, – сказала она наконец и медленно повесила трубку.
А потом засомневалась, стала бы она и в самом деле отменять приглашение, если бы ей удалось дозвониться до Джошуа…


В тот вечер в семь часов Кэтрин, как и обещала, ждала его в вестибюле своего дома, одетая в старые джинсы и просторную рубашку из хлопка, завязав волосы в конский хвост. Она надеялась, что такой непритязательный и беззаботный облик заставит ее и внутренне расслабиться. Однако, судя по дрожи под ложечкой, этого не произошло. Кэтрин чувствовала, что нервы ее напряжены до предела, готовы просто лопнуть от напряжения!
Ровно в семь Джошуа остановился у края тротуара. Джинсы на нем были еще более старыми, чем у нее, а спортивная рубашка выцвела настолько, что сделалась бледно-серой. Он ничего не сказал по поводу их одинакового выбора одежды и вообще едва удостоил ее взглядом. Просто вежливо поздоровался и поздравил с необычайной пунктуальностью.
– Красивая женщина, умеющая смотреть на часы! Какое редкое сокровище!
Кэтрин решила, что лучше всего поддержать его шутливый тон.
– Какой у вас, однако, старомодный взгляд на женщин! – пробормотала она, вручая ему сумку с вещами. – Прямо-таки законченный мужской шовинизм!
Джошуа поставил сумку в багажник.
– Вы очень агрессивны, леди, – произнес он, захлопывая крышку.
Она одарила его слабой, осторожной улыбкой, говорящей о том, что ему не нужно всерьез принимать ее протест. До того, как она вышла замуж за Роберта, Кэтрин считала себя феминисткой, но за время их короткого брака пришла к выводу, что все это – выдумки для утешения несчастных и одиноких женщин. А после смерти мужа она просто-напросто не утруждала себя спорами по этому поводу, хоть и считала, что общество нередко числит женщин гражданами второго сорта. Ей совершенно не нужно было лишних эмоций, вызванных подобными «интеллектуальными» дискуссиями: ведь они могли разрушить спокойную нейтральность ее отношения к мужчинам. Поэтому она и удивилась, уловив в своем голосе ноту воинственности, когда заговорила снова:
– Большинство моих знакомых женщин весьма пунктуальны – по крайней мере, не меньше, чем знакомые мужчины.
Он усмехнулся.
– Я слишком разумен, чтобы удивляться такому сомнительному аргументу, – сказал он, приглашая ее сесть рядом с ним.
Кэтрин явно не намеревалась развивать эту тему и просто стала наблюдать, как он пытается вклиниться в поток машин.
– На этот раз вы приехали на «Корвете», а не на «Кадиллаке», – заметила она, желая направить разговор в более нейтральное русло.
– Да, я решил, что «Кадиллак» и легкомысленный уик-энд – не слишком удачное сочетание.
Кэтрин насторожилась, услышав про «легкомысленный уик-энд», не слишком понимая, что он имеет в виду.
– Приятный автомобиль, – вежливо сказала она. – Я никогда еще не ездила на таком.
Пока они выбирались из города, он объяснял ей преимущества «Корвета», а Кэтрин обронила несколько замечаний насчет гоночного автомобиля «Триумф», который был когда-то у ее зятя.
Такая вот вежливая беседа продолжалась почти всю поездку. Джошуа оказался образцовым спутником – о таком Кэтрин обычно могла только мечтать во время своих бесконечных командировок. Он постоянно менял магнитофонные кассеты, и неизбежные паузы в беседе сглаживались негромкой, приятной музыкой. Впрочем, такие паузы были очень редки: показывал ей разные достопримечательности, которые встречались по пути, говорил о благоприятном прогнозе погоды и вообще был чрезвычайно любезен. Поужинать они заехали в маленький морской ресторан.
– Тут неплохая кухня, – пообещал Джошуа.
Кэтрин же обнаружила, что он преуменьшил достоинства ресторана: как блюда, так и обслуживание оказались просто великолепными.
Впрочем, превосходный ужин не смог успокоить нараставшую у нее в душе тревогу. И когда они поехали дальше, Кэтрин обнаружила, что становится все раздражительней, несмотря на милые, остроумные замечания, которыми Джошуа пытается ее развлечь.
– Ну вот, мы почти приехали, – произнес он, когда они в конце концов свернули со скоростного шоссе на узкую дорогу. – Надеюсь, что вы не слишком утомились.
– Со мной все в порядке, – кратко ответила она.
– Вот и хорошо. А то ведь и неделя получилась тяжелой, и дорога долгой…
Эта фраза оказалась каплей, переполнившей чашу. Кэтрин почувствовала, что не может больше бороться со своим раздражением: слишком уж его тактика походила на ту, какую применяла она сама во время свиданий с мужчинами. К тому же он уже однажды вел себя так с ней, когда привез на ужин в «Таверну Независимости». Так что, она видела его насквозь и не собиралась больше все это терпеть!
– Бога ради, перестаньте меня развлекать! – произнесла Кэтрин тихим напряженным голосом. – Джошуа, уверяю вас, я не маленькая девочка, которая нуждается в уговорах во время скучной поездки.
Он не отрывал глаз от дороги.
– Я вовсе не развлекаю вас, Кэтрин. И вообще не понимаю, что вы имеете в виду.
– Я просто хочу, чтобы вы перестали притворяться! Если вы устали, если у вас позади трудная неделя, если голова у вас набита проблемами, то так и скажите. Только не чувствуйте себя обязанным развлекать меня! Я не настолько пустоголова, что рассыплюсь на кусочки, если в салоне на пять минут воцарится тишина.
Наступила недолгая пауза.
– Простите, – сказал он. – В последнее время я действительно приобрел скверную привычку говорить о пустяках, в то время как мозг занят другим. Но, надо сказать, большинство людей не так наблюдательны, как вы, и не замечают этого.
– Не такая уж я и наблюдательная, – спокойно призналась Кэтрин; вся ее злость внезапно улетучилась. – Просто узнала один из моих собственных трюков.
– Трюков?
Она отвернулась от него и уставилась в темноту.
– Когда Роберт… когда мой муж умер, я обнаружила, что люди стараются не оставлять меня одну и не дают мне возможности просто помолчать. Если я не говорила, все считали, что я снова погрузилась в свое горе. Более того, всем хотелось видеть меня смеющейся! – Она пожала плечами. – Вот я и привыкла смеяться, когда на душе слезы. И еще научилась говорить об одном, а думать о другом. То же самое делаете и вы, Джошуа, с тех пор как мы уехали из города.
Он молчал, подгоняя машину к дому, и лишь выключив мотор, повернулся и посмотрел на нее.
– Еще раз прошу прощения, – сказал он и еще немного помолчал. – Видите ли, у нас с отцом разные мнения по поводу того, как вести дела, и сейчас я как раз размышлял над разницей в нашей стратегии. Тяжко носить титул президента и не обладать в то же время властью претворять в жизнь свои решения.
– Что ж, хорошо понимаю вас.
– Давайте договоримся. В эти два дня… если вам захочется куда-то пойти и побыть одной, вы только дайте мне знать. Я не буду вам в этом препятствовать, не буду чувствовать себя обязанным развлекать вас вежливой болтовней только потому, что вы моя гостья. Вас устраивает такое предложение?
– Просто замечательно! – Голос у Кэтрин почему-то охрип, и она поспешно открыла дверцу. – Как тут сильно пахнет морем! Оно близко?
– В двадцати ярдах. Дом отделен от моря лишь этой площадкой для автомобилей да узкой полоской травы. Забирайте свою сумку, а я отнесу на кухню коробку с провизией. Думаю, что дом на вас произведет впечатление. Отец сам все здесь продумал пять лет назад и сделал это великолепно. Я ему часто говорю, что в нем погиб выдающийся архитектор.
Коттедж был и вправду хорош. Не очень большой, но оснащенный всем необходимым для комфорта, причем с явным намерением предельно упростить уход за домом.
Джошуа быстро провел небольшую экскурсию. На первом этаже располагались хозяйственные помещения, современная кухня и комфортабельная большая комната – столовая и гостиная одновременно. Пол был выложен мексиканской плиткой, высокий потолок-купол венчал голые белые стены. Стеклянный обеденный стол окружали четыре стула из черной кожи и хрома. Диван и кресла были обиты легкой тканью с ярким узором: желто-белыми ромашками на зеленом фоне. Наверху находились две спальни, в обеих – по широкой кровати и ряду встроенных шкафов. К каждой спальне примыкала небольшая ванная комната. В одной спальне покрывало и драпировки были ярко-желтого цвета, в другой – ярко-зеленого.
На Кэтрин все это произвело впечатление, в чем она сразу призналась.
– Декор придумала мачеха, – пояснил Джошуа. – До этого дом напоминал унылую холостяцкую берлогу, а она сотворила здесь чудо.
– Поистине чудо, – согласилась Кэтрин.
– Несомненно, – подтвердил он на удивление бесцветным тоном. – Моя мачеха – очень талантливая женщина…
Он отвернулся и предпринял безуспешную попытку подавить зевок.
– Да, должен признаться, кровать меня просто притягивает, – сказал он, бросая свою небольшую сумку на зеленое покрывало. – Не возражаете, если мы оба признаемся себе, что уже наступила ночь, и договоримся встать завтра пораньше?
– Не возражаю. Мне тоже хочется поскорей улечься спать, открыть окно и дышать целебным воздухом моря. – Она взяла свою сумку и с веселой улыбкой направилась к двери. – Спокойной ночи, Джошуа. Утром увидимся.
Он ответил ей не менее широкой улыбкой.
– Хорошего сна, Кэтрин. Вставайте, когда вам вздумается. Никакой спешки нет.
Но лишь только Кэтрин вышла из комнаты, как сразу почувствовала, что ей вовсе расхотелось улыбаться. Она успела принять душ, растянулась на свежих простынях большой кровати, и тут ее озарило, отчего на душе так тяжело. Она всегда считала: если мужчина приглашает молодую женщину провести с ним вдвоем уик-энд, значит, он рассчитывает в конце концов оказаться с ней в постели. А Джошуа, такой привлекательный и мужественный, даже и намеком не показал ей, что хочет этого! Что же с ней случилось? Неужели она выглядит настолько старой и блеклой после смерти Роберта, что уже не способна заинтересовать мужчину?!
Кэтрин перекатилась на живот и завернулась в простыню. Ее нисколько не волнует, что она подурнела, совершенно не волнует! Вообще вопрос о том, как она выглядит, не имеет никакого значения при ее теперешней жизни, поскольку у нее нет ни малейшего желания привлекать к себе мужчин. И уж тем более – Джошуа Ханта. Совершенно не ее тип! Ей никогда не импонировали светловолосые мужчины с развитой мускулатурой. Она уже убедилась, что чем больше бицепсы, тем слабее мозги и выше самомнение…
Кэтрин очень утешила мысль о том, что Джошуа Хант ее ничуть не привлекает. Она протянула руку, выключила ночник и почувствовала, что ей страшно хочется спать.


Проснувшись на следующее утро, Кэтрин осознала, что впервые за восемнадцать месяцев заснула без мыслей о Роберте. И не могла понять, радоваться ей или огорчаться.
Когда она спустилась вниз, Джошуа уже приготовил нехитрый завтрак, состоящий из каши и кофе. На безоблачном синем небе светило солнце, по дому витал запах кофе, и Кэтрин внезапно пронзила уверенность, что суббота и воскресенье окажутся замечательными. Она молча прихлебывала кофе, радуясь тому, что Джошуа не считает долгом непрерывно шутить за столом, и наслаждаясь бездельем.
Но приятная лень, которую Кэтрин испытывала, была вскоре безжалостно нарушена: Джошуа предложил ей отправиться в море под парусом.
Это было неожиданно. Кэтрин поставила чашку с кофе на блюдце, и чашка несколько раз звякнула – так сильно задрожали ее руки. Кэтрин крепко сжала их, и дрожь прекратилась, но ответить она смогла лишь через минуту-другую.
Какая же она недогадливая! Ведь Джошуа говорил ей, как он любит ходить под парусами. Гонки на кубок Америки проводились неподалеку от Ньюпорта, в Род-Айленде, и весь берег был испещрен лодочными станциями и причалами для яхт. Ей следовало бы предвидеть, что путешествие под парусом непременно окажется на повестке дня, но она почему-то вовсе не думала о том, что они с Джошуа будут делать во время этого «легкомысленного уик-энда». Ее слишком занимали мысли о том, чтобы избежать ночей в одной постели, чтобы еще думать о дне…
Кэтрин перевела дыхание, пытаясь набраться мужества и сказать, что согласна поехать с ним. Она не ходила под парусами с той самой фатальной прогулки, когда произошел несчастный случай с Робертом, и все это время даже помыслить не могла ни о чем подобном. Разумеется, она понимала, что пора покончить с поселившимся в ней страхом перед океаном, но эмоционально не была к этому готова.
– Кэтрин! – окликнул ее Джошуа, явно заинтригованный затянувшимся молчанием. – Какие-нибудь проблемы? Ведь вы как-то обмолвились, что еще подростком научились ходить под парусами. И я думал, что вы захотите выйти на пару часов в море на лодке. Впрочем, если вам не хочется, мы можем заняться чем-нибудь другим.
Неимоверным усилием воли Кэтрин выбросила из головы картины коварного Карибского моря и гибели Роберта.
– Да, я с удовольствием сплаваю с вами, – сказала она, гадая, заметит ли он дрожь в ее голосе, и заставила себя посмотреть в глаза Джошуа, хотя для этого ей пришлось схватиться за край стола. – А как называется ваша лодка, Джошуа?
– «Затмение». Я очень доволен ею. До этого у меня был 22-футовый гоночный «Танцор», а потом я выиграл пару соревнований и сказал себе, что заслуживаю теперь лодки покрупней.
– А вы часто участвуете в гонках?
– Довольно часто. Впрочем, то обстоятельство, что у меня летний дом находится возле Ньюпорта, помогает моей голове не закружиться от успехов. По сравнению с большинством спортсменов, плавающих в этих водах, я жалкий любитель. Еще хорошо, что мне позволяют посидеть в уголке эллинга и послушать, что говорят настоящие мореходы. – Он улыбнулся, встал и отнес посуду в раковину. – Что ж, если вы готовы, то можно прямо сейчас и отправиться.
Причал, где он держал лодку, находился в двух милях от дома. Но Кэтрин показалось, что они приехали туда слишком быстро. Она ничего не видела от страха, а в животе у нее похолодело, когда они поднялись на палубу. В первые несколько минут она подчинялась командам Джошуа, как марионетка, однако, к своему удивлению, вскоре обнаружила, что быстро припоминает былые навыки. Кэтрин изо всех сил старалась скрыть свой страх от Джошуа, пытаясь казаться смелой, и вдруг обнаружила, что самые худшие страхи и в самом деле исчезли.
Когда они вышли из дока, она убедилась, что Джошуа – опытный спортсмен, и ей стало еще спокойнее. Вскоре гавань осталась позади, а вокруг них раскинулся безбрежный океан. Солнце светило в лицо, в спину дул прохладный ветерок.
Они закрепили парус и помчались вперед, подгоняемые ветром. Океан был спокоен, и вскоре Кэтрин обнаружила, что ей совсем нечего делать.
– Вот это жизнь! – произнес Джошуа с довольной улыбкой и открыл банку содовой. – Хотите?
Жадно отпив, Кэтрин опасливо посмотрела в сторону берега.
– Дом уже не виден? – спросила она.
– Нет, мы отплыли на приличное расстояние. – Джошуа допил остатки содовой и положил пустую банку в сумку. – Мне хочется сплавать вокруг мыса в соседний залив. Вы не возражаете, если мы побудем на воде немного дольше, чем собирались? Если проголодаемся, то в холодильнике припасена еда.
– Я готова плавать хоть весь день, – храбро солгала Кэтрин. – Нас никто не ждет, в духовке ничего не подгорает…
Она осторожно подвинулась и прислонилась к борту лодки. Затем закрыла глаза и подставила лицо теплым лучам, легкий ветерок шевелил ей волосы, бросая пряди в глаза. Судорожный комок под ложечкой рассосался, и Кэтрин начала думать, что, возможно, – наконец-то! – она преодолела страх перед океаном, преследовавший ее полтора года. Она не представляла, сколько времени просидела вот так, с закрытыми глазами, уйдя с головой в горько-сладкие воспоминания о прошлом, но внезапно почувствовала, что похолодало. Солнце больше не обжигало ей веки, а плавное скольжение лодки сменилось рывками и скачками. Кэтрин взглянула на небо и увидела, что солнце скрылось за зловещей серебристо-черной тучей. Поднялся сильный порывистый ветер – тем более опасный, что он часто и беспорядочно менял направление.
Джошуа повернулся к ней.
– Держите румпель носом к ветру, – сказал он, – а я спущу грот.
Кэтрин еще сумела сделать три шага, чтобы сменить Джошуа у руля, но когда он протянул ей спасательный жилет, никак не могла сообразить, как его надевать. Нехорошо со стороны Джошуа заставлять ее делать две вещи сразу! Как она может одновременно надевать жилет и держать румпель? Кэтрин бросила жилет на палубу, и это оказалось ее последним осознанным действием перед тем, как мозг и тело сковала паника. Изо всех сил, так что побелели суставы пальцев, она вцепилась в румпель, но водила им в разные стороны вне зависимости от направления лодки.
– Наденьте спасательный жилет, черт вас возьми! – крикнул Джошуа. – И нос в самый ветер! А я займусь парусами!
Кэтрин вся промокла от брызг, а ее испуганным глазам казалось, что волны бьются о корпус лодки с сокрушительной силой. Лодка опасно накренилась вправо, и она машинально налегла на румпель, но повернула его совсем в другую сторону.
– Отпустите румпель, Бога ради! – закричал Джошуа. – Проклятье, Кейти, что с вами?! Вы хотите нас опрокинуть?
Она едва его слышала. Она больше не видела серую Атлантику. Вместо этого перед глазами возникла ослепительная синева Карибского моря. С пугающей отчетливостью Кэтрин вспомнила тропический шторм, который отнял жизнь у Роберта. Она мысленно видела, как потемнели аквамариновые волны, как лодку, которой она управляла, закрутил шторм. Роберт и человек, с которым он спустился под воду, оказались в сотнях футов от лодки…
– Нет! Он не может погибнуть! Я не позволю! О, Боже! Роберт!
Она совсем забыла, что плывет у побережья Род-Айленда, забыла про Джошуа Ханта. Но он, должно быть, услышал ее отчаянные слова, потому что внезапно прокричал ее имя так громко, что его голос прорвался сквозь кошмарные воспоминания Кэтрин. Она подняла голову, часто заморгала и увидела, как он бросился к ней через всю лодку, каким-то чудом увертываясь от канатов и снастей. Она совершенно потеряла ориентацию и не могла пошевелиться, так что ему пришлось больно схватить ее за руки и с силой оторвать от румпеля.
– Я постою тут сам. Займитесь помпой, – сухо велел он.
Кэтрин направилась вниз, безропотно подчинившись приказу, и увидела, что помпа работает изо всех сил. Она не сразу осознала, что шла к ней по воде глубиной в пару дюймов, но тут же нашла тряпку и стала убирать воду с мокрых ковров каюты. От напряжения заболели плечи; Кэтрин действовала совершенно механически, пока Джошуа не забрал из ее рук тряпку и не швырнул в ведро. Потом он обнял ее за талию и нежно прижал к себе.
Они долго стояли вот так молча. Джошуа обнимал ее, затем обхватил лицо Кэтрин ладонями и нежно провел пальцами по высоким скулам.
– Уже опять светит солнце, – сказал он наконец. – Шторм прошел.
– Да, – она слабо всхлипнула. – Я вижу.
– Что случилось, Кейти?
Она сделала вид, что не поняла его вопроса.
– Вы сами знаете, что случилось… Поднялся ветер, шквал…
– Но почему вы так испугались? – Его голос оставался ласковым, в нем вовсе не слышалось никаких обвинений.
– Наверное… из-за шторма.
– Кейти, вы как-то мне сказали, что ходили под парусом с четырнадцати лет. Вы должны понимать, что никакой серьезной опасности не было. Ветер едва ли превысил шестнадцать узлов, а течение тут тоже совсем не опасное.
– Я знаю…
– Прошу вас, скажите, что с вами случилось, Кейти. Мне показалось, что вы просто парализованы от страха.
Внезапно Кэтрин задрожала так сильно, что застучали зубы. Джошуа снял с нее спасательный жилет, а потом снова обнял. Она почувствовала тепло его рук, жар тела, и постепенно ее конвульсивная дрожь унялась.
Джошуа дождался, пока она окончательно успокоилась, потом взял ее за подбородок и посмотрел в глаза.
– Расскажите мне подробно, как погиб Роберт, – тихо попросил он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Застигнутые любовью - Крейг Джэсмин



Очень интересный роман! Странно, что нет комментов. Прочитала с удовольствием!
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛюдмила Кл.
10.09.2013, 12.37





это просто ужас! еле смогла дочитать до конца! Гг-ня раздражала практически все время! как можно умной женщине постоянно находить всякие оправдания ЯВНО НЕНОРМАЛЬНОМУ поведению Гг-ю? и концовка прям моментальная, на пол главы... разочарована. ..4/10
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛилия 89
11.09.2013, 14.53





Очень хороший роман! Прочитала с удовольствием!
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЛисичка
6.12.2013, 18.05





Роман никакой. Г.героиня непроходимая дура, не заметить очевидное у себя под носом. Интриги нет, отношения развиваются между героями средненько. Примерно с 5 главы начала перелистывать страницы. Муть голубая.
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминАнна
6.12.2013, 21.56





очень и очень можно читать, и девочка хорошая и парнишка на славу... Сюжет незатасканный. Девчонки, смело читаем...
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминГалюша
6.12.2013, 22.34





Сюжет действительно не затасканный.Читать можно.. Но впечатление двоякое, 50 на 50. Врядли когда-нибудь перечитаю
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминЕлена
1.01.2014, 23.57





Дааааа... героиня и так судьбой обижена, так нет же, герою нужна именно она, чтобы пользоваться ею,как ширмой. Очень неприятный осадок от прочтения
Застигнутые любовью - Крейг Джэсминзлой критик
21.10.2015, 11.23





Можно почитать.
Застигнутые любовью - Крейг ДжэсминКэт
19.11.2015, 17.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100