Читать онлайн Счастье по контракту, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье по контракту - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье по контракту - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье по контракту - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Счастье по контракту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

В последующие недели кабинет Коринн стал неофициальным местом встреч всего персонала. Фрэнк, Уоррик и Дэн, наотрез отказавшиеся даже перекрасить стены в своих похожих на берлоги комнатах, всегда находили благовидный предлог провести совещание в светлом, сверкающем чистотой и свежестью кабинете Коринн, а не в плохо освещаемом и претенциозном конференц-зале.
Организация поставок мебели и наблюдение за работой декораторов требовали много сил, но не занимали весь рабочий день Коринн. В колледже она много времени посвятила изучению проблем страхования, и теперь, найдя применение своим знаниям, она искала более дешевые и эффективные системы страхования жизни и здоровья персонала «Дэнстед Корпорейшн».
Скотт Харрис, главный бухгалтер, пришел в восторг, узнав о новых пунктах, которые ей удалось включить в страховки. Их стоимость можно было погасить удержанием всего тринадцати процентов из премий служащих. Страхование здоровья всегда дорого обходилось компании, и даже Дэн немногословно похвалил Коринн за достигнутые успехи.
Для Коринн первые три недели работы в «Дэнстед» были полны триумфа. С одной стороны, во многом благодаря ей изменился общий настрой в офисе компании. У руководства всегда были хорошие отношения с подчиненными, но сейчас ко взаимному доверию и уважению добавились приветливость и готовность помочь.
Каждый раз, выходя из кабинета, Коринн обязательно слышала слова благодарности за обновление внешнего вида офиса и новую удобную мебель. Как она и предсказывала, несмотря на маленькие неудобства, доставляемые незакончившимся ремонтом, эффективность работы в целом заметно возросла.
Но с другой стороны, Коринн стало очевидно, что ее нововведения в компании не произвели на Дэна желаемого действия.
После первого взрыва недовольства он никак не выражал своего отношения к происходящему. Его губы сжимались в узкую полоску каждый раз, когда он натыкался на ведро с краской, оставленное малярами в коридоре, но на этом проявления чувств кончались.
Тем неожиданней была для Коринн его реакция, когда она показала ему счет, пришедший с мебельного склада. Дэн быстро пробежал его глазами и спокойно посмотрел на Коринн.
– Вы проверили указанные цифры?
Она кивнула.
– Да. Все правильно. – На самом деле она собиралась пересчитать сумму, так как сомневалась в ее справедливости, но с удивлением услышала собственный уверенный голос: – Мы закупили двадцать столов и стульев, четыре дивана и восемь шкафов. За такой большой заказ цена вполне разумная.
– Да? – переспросил он. – Впрочем, может быть. Я уже давно не покупал мебель. – Он задумчиво покрутил ручку. – Как главный акционер компании вы могли подписать счет, не показывая его мне.
– Я предпочитаю, чтобы вы были в курсе. Вы должны знать, сколько денег компании я трачу.
Дэн размашисто подписал счет.
– Дэбби безумно рада новым растениям, – вдруг сказал он, отдавая документ Коринн. В его глазах вспыхнули насмешливые искорки. – Мне не терпится узнать, во сколько обойдутся мне эти самодельные джунгли.
Коринн весело подмигнула Дэну.
– Не дороже мебели, если это вас утешит.


Ремонт был завершен в пятницу. По такому торжественному случаю Коринн пригласила Дэбби и Альму в небольшой уютный ресторанчик, где подавали дары моря. Они заказали омаров в масле, и вечер удался на славу. Но, лишь когда веселая компания разошлась по домам, Коринн перестала спрашивать себя, что же она празднует. У нее засосало под ложечкой, когда она поняла, что значительно отклонилась от поставленной цели. Ведь она совсем не стремилась к тому, чего достигла! Она хотела стать для Дэна постоянной угрозой его карьере и тем самым вынудить его жениться на ней.


На следующее утро Коринн проснулась рано, хотя была суббота, и она не заводила будильник. К тому же день выдался праздничный – Четвертое июля.
Она лежала в постели, стараясь снова заснуть, но сон не шел к ней. «Взгляни правде в глаза, – жестко сказала она себе. – Ты в Род-Айленде уже три с половиной недели, а твой план не сдвинулся с мертвой точки». Дэн не согласился на ее предложение и, кажется, примирился с ее присутствием в компании. «Перестань думать о нем», – раздраженно приказала она себе. В конце концов, он интересует ее лишь как мужчина, подходящий на роль отца ее будущего ребенка. Богатое воображение тут же начало рисовать перед ней образ обнаженного Дэна.
Коринн решительно вскочила, отгоняя непрошеные мысли, и направилась в ванную. Включив воду на полную мощность, она подставила тело бодрящим струям.
Когда Коринн покинула ванную комнату, ее сознание начало работать четко и ясно. Она вытащила из шкафа джинсы и ковбойскую рубашку, собираясь на пару часов съездить в офис. Вчера поздно вечером туда привезли заказанные ею картины для столовой, которая даже после обновления казалась Коринн недостаточно уютной. Она решила, что яркие натюрморты будут здесь к месту.
Спустя три четверти часа она уже парковала машину на служебной стоянке. Коринн никогда не бывала здесь в выходной день, и сейчас пустое здание казалось ей темным и гулким. Коринн поспешила через тускло освещенный коридор в столовую, при каждом шорохе испуганно оборачиваясь.
В углу столовой стояла оставленная малярами лестница-стремянка, а рисунки стопками лежали на полу. Сочные ярко-красные помидоры и покрытые капельками росы персики выглядели как настоящие, а упругие кочанчики капусты брокколи и аппетитную морковь хотелось попробовать на зуб.
Осмотревшись, Коринн прикинула, где лучше повесить натюрморты. Она подтащила стремянку к стене прямо напротив окна. Рисунки были легкими, и закрепить их на стене не составляло труда.
Напевая под нос, Коринн с рвением принялась за дело. Взяв одну из картин, она взобралась на стремянку, повесила ее на крючок и слегка отклонилась назад, проверяя, ровно ли она висит.
– Левый угол немного выше правого, – вдруг раздалось за спиной.
Она обернулась на звук голоса Дэна так стремительно, что потеряла равновесие и неминуемо оказалась бы на полу, если б с быстротой молнии Дэн не подбежал к лестнице и не подхватил Коринн.
Несколько мгновений она оставалась неподвижной в его объятиях. Дэн так крепко прижал ее к себе, что Коринн слышала удары его сердца. Рубашка Дэна была расстегнута на несколько пуговиц, и стоило ей протянуть руку, как она коснулась бы жестких курчавых волос на его груди. Коринн внезапно стало нечем дышать, как будто она находилась на горной вершине.
Дэн молча смотрел на нее сверху вниз. Коринн отметила, что его скулы залил румянец, а в глазах застыло странное напряженное выражение.
– Простите, – сказал он дрогнувшим голосом. – Я не хотел напугать вас.
– Все в порядке. Вы меня напугали, вы же меня и спасли.
Ее голос звучал ровно, тогда почему же тело больше не подчинялось ей? Казалось, разожми он объятия, и она расколется на мелкие кусочки.
– Коринн…
Она с трудом сглотнула застрявший в горле ком.
– Да?
– Останови меня, – едва слышно прошептал он. – Ты должна меня остановить.
Дэн медленно склонился к ней и легко, почти неуверенно коснулся ее губ.
Тело Коринн вдруг стало мягким и податливым, как воск. Сильными руками Дэн обвил ее талию, и ей показалось, что она растворяется в нем. Почувствовав игру упругих мышц под тканью рубашки, она прильнула к его груди, наслаждаясь близостью желанного тела. Кончиком языка Дэн раздвинул ее губы, и у Коринн вырвался вздох изумления. Она поняла, что мечтала об этом поцелуе со дня их знакомства. Коринн инстинктивно стремилась познать его и сама раскрывалась ему навстречу.
Вдруг Дэн резко схватил Коринн за запястья и отстранился от нее, долгим взглядом изучая ее лицо, пылавшее страстью.
– Это какое-то безумие, – выдохнул он.
– Да. – Она высвободила руку из стальных тисков и указательным пальцем легко коснулась его рта.
Он перевел дыхание, губами поймал ее палец и слегка прикусил его. От нахлынувшего наслаждения Коринн закрыла глаза и безотчетно потянулась к Дэну, как бы сдаваясь на милость победителя.
На этот раз его поцелуй был властным, настойчивым, полным страсти и огня.
Отдаваясь новым вспыхнувшим в ней чувствам, Коринн запустила пальцы в его густые волосы. Все исчезло, отступило, осталось лишь блаженство от близости этого мужчины, и на целом свете не было никого счастливее ее. Ее сознание, подобно маленькому кораблику, затерялось в бездонной пучине страсти.
Дэн неожиданно отпустил ее. Коринн поморщилась – на запястьях появились красные следы от его рук. Едва ли сознавая, что делает, она попятилась назад. Ее тело пронзала боль неутоленного желания.
– Коринн, я должен извиниться перед вами, – глухо сказал он.
Она подняла глаза на Дэна, поражаясь его холодному тону. Неужели еще минуту назад его глаза были полны такого жгучего огня? Коринн совсем растерялась, не зная, как истолковать произошедшую с ним перемену.
– Ваши губы – само искушение. – Дэн выдавил из себя подобие улыбки. – Однако это не повод набрасываться на вас, словно старшеклассник.
– Когда я училась в школе, весна у нас длилась целый год, – с иронией парировала Коринн. – Не делайте из мухи слона, Дэн. Это всего лишь случайный поцелуй.
Невероятно, но этот спокойный насмешливый голос принадлежал ей. Ее сердце все еще бешено билось при одном воспоминании о его прикосновениях, но скорее адский огонь превратится в ледяную пустыню, чем Дэн догадается, что с ней сейчас творится.
Его же лицо напоминало бесстрастную маску, если не считать странного блеска в глазах, и ничем не выдавало тщательно сдерживаемую страсть. Хотя откуда ей, черт возьми, знать, как выглядит тщательно сдерживаемая страсть?
– Благодарю за такт и понимание, Коринн.
Дэн, очевидно, считал, что все необходимое сказано и на этом инцидент исчерпан. Что ж, может быть.
– Прекрасные натюрморты, – отстраненно заметил он. – Вам понадобится моя помощь?
Коринн засунула руки в карманы и напустила на себя безразличный вид.
– Да, буду вам очень признательна. Мне никогда не удается повесить картину ровно.
– Без нивелира тут не обойтись. Он у меня в кабинете. Я сейчас принесу.
Как только он ушел, Коринн без сил опустилась на стул.
После поцелуя Дэна в ее душе что-то изменилось и все в ней восставало против неискренности произнесенных ими слов.
Дэн вскоре вернулся, неся внушительных размеров ящик с разными инструментами. Коринн поспешно вскочила, изображая энтузиазм.
– Вы хотите все развесить сегодня? – удивился Дэн.
– Да, хочу.
Коринн удавалось владеть собой, если она не смотрела на Дэна. Слава Богу, она не поставила себя и его в глупое положение, придав слишком большое значение случившемуся. Поцелуй Дэна так взволновал ее, потому что никто ее так не целовал, и не стоило воображать себе невесть что из-за мимолетного всплеска чувств.
Коринн взяла пару натюрмортов, приставила их к стене и окинула оценивающим взглядом.
– Ну как? – обернулась она к Дэну.
– По-моему, неплохо, – с полным ртом гвоздей пробубнил он.
Развешивание двенадцати натюрмортов заняло почти два часа, гораздо больше, чем предполагала Коринн. Но результат стоил потраченного времени. Отойдя от стены, они молча любовались своей работой.
– Вам удалось преобразить столовую, – наконец сказал Дэн. – Здесь было слишком уныло.
– Честно говоря, я преследовала определенную цель, – отозвалась Коринн. – От повара я узнала, что посетители чаще всего заказывают пончики, жареный картофель, бифштексы и сладости. И я подумала, что постоянно видя перед глазами нарисованные фрукты и овощи, у кого-нибудь возникнет желание брать на десерт свежий персик вместо рулета с персиковым джемом.
– Кроме таланта дизайнера, вы обладаете еще и способностями диетолога? – поддел ее Дэн. – Вы разносторонняя женщина, Коринн.
– В последние годы методы обучения бизнесу в колледжах значительно изменились. Наши преподаватели уделяли особое внимание тому, что здоровое питание и комфортная обстановка повышают производительность труда.
Дэн выкинул несколько погнутых гвоздей и начал аккуратно складывать инструменты в ящик.
– Я не очень-то умею просить прощения, Коринн, – сказал он, не отрывая глаз от нивелира, – особенно у одного и того же человека. Но я совершил ошибку, махнув рукой на офис нашей компании. Вы были абсолютно правы, настаивая на проведении ремонта. Мне следовало сделать его по крайней мере четыре года назад, когда у нас появились свободные деньги.
Дэн был упрям, но умел признавать ошибки. Щеки Коринн порозовели от удовольствия – она так хотела доказать Дэну свою правоту!
– Я восхищаюсь вашим талантом управлять компанией, и мне важно ваше одобрение. – В ее глазах заплясали веселые искорки. – Но вам придется пойти до конца: вы позволите отремонтировать ваш кабинет?
Он усмехнулся:
– Почему бы и нет? Теперь я могу сказать, что давно испытываю желание попросить вас помочь мне подобрать новую мебель. Меня терзает зависть каждый раз, когда я вижу, как удобно вы устроились за новым столом.
– Хорошо, я выберу что-нибудь строгое, подобающее мужчине, – пообещала Коринн.
– Боюсь, комитет равноправия полов арестует вас за такие слова.
Коринн звонко расхохоталась.
– Серьезно, Дэн, у меня много каталогов офисной мебели, таблиц сочетаемости цветов. Вы сможете посмотреть их, когда захотите.
Поколебавшись мгновение, Дэн сказал:
– У меня идея получше. У вас нет никаких планов на сегодня?
Прежде чем ответить, Коринн еще раз обвела взглядом развешанные ими натюрморты.
– Нет, – медленно ответила она. – Ничего, что не может быть отложено.
– Тогда разрешите пригласить вас ко мне домой. Я живу недалеко отсюда. Я собирался поджарить несколько цыплят и пообедать на террасе. А по дороге мы могли бы обсудить подробности ремонта. Идет?
У нее в мозгу тревожно зазвенел колокольчик, предупреждая, что разумнее будет не соглашаться на его предложение. Но какой-то первобытный инстинкт убеждал ее пойти ему навстречу. В конце концов инстинкт победил.
– Как я могу отказаться от пикника?
В полдень они уже были в Путнэме. В супермаркете они купили жареных цыплят и фунт картофельного салата, а затем, по требованию Дэна, остановились у киоска с мороженым, и к продуктам добавилась большая коробка шоколадно-кокосового лакомства. При виде мороженого Коринн ужаснулась, представив, сколько дней ей придется сидеть на диете после такого пиршества.
– Отсюда до моего дома всего десять минут езды, – сказал Дэн, когда они вернулись к его «Мазде» и завалили покупками заднее сиденье. – Ну как, мы договорились насчет цветового оформления моего кабинета?
– Думаю, да. Стены цвета слоновой кости, такие же, как у меня, бежевый ковер, сочетающийся со шторами, и в дополнение ко всему софа, обтянутая темно-коричневой кожей.
– И самый большой стол из каталога «Габкоу», – добавил Дэн.
– Я закажу его во вторник, – согласно кивнула Коринн. – Мы почти опустошили их склад, так что наши заказы будут приходить партиями.
– Что ж, придется потерпеть, хотя терпение – не самая сильная черта моего характера.
Они подъехали к небольшому, но внушительному дому, удаленному от шоссе и окруженному тенистым садом.
– Здесь я живу. Мэри Бет захотела оставить наш дом себе, поэтому после развода я подыскал себе квартиру. Этот дом показался мне очень удобным. За ним есть бассейн и ухоженный сад.
– Он выглядит великолепно, – признала Коринн.
Дэн поставил машину в подземный гараж.
– Вы возьмите мороженое, а я принесу все остальное. Лифт прямо здесь, а мои апартаменты – на последнем этаже.
Его квартира была просторной, как она и ожидала, и обставлена антиквариатом, что ее крайне удивило.
– Вы сами купили эту старинную мебель? – изумленно спросила она, следуя за ним в оборудованную всеми чудесами техники кухню.
– Некоторые вещи. Но большую часть действительно ценной мебели подарила мне мать. Она просто обожает ходить по антикварным магазинам, тогда как у меня нет ни времени, ни склонности к этому. Компания поглощает меня целиком, не оставляя возможности заиметь хобби. – Он открыл дверцу морозильника. – Можете положить сюда мороженое. Мне кажется, не стоит разогревать цыплят, они еще не остыли.
– Ни в коем случае! На настоящем пикнике еда всегда чуть теплая.
Дэн поставил бутылку лимонада и бокалы, положил бумажные тарелки, ножи, вилки и салфетки на большой деревянный поднос и легко поднял его.
– Пожалуйста, возьмите коробку с цыплятами и салат. Терраса находится прямо за гостиной. Я покажу вам дорогу.
Одна из стен в гостиной была полностью стеклянной. Большие раздвижные двери бесшумно разошлись в стороны, открывая взору огромную, заполненную цветами террасу.
Коринн едва удержалась, чтобы не захлопать в ладоши от восхищения.
– Дэн, какой отсюда замечательный вид! Конечно, не так красиво, как в Скалистых горах, но для Восточного побережья совсем неплохо!
Он поставил поднос на металлический столик со стеклянной крышкой.
– Прикусите язычок, леди, хотя бы на сегодня. Ведь это мы, янки, сражались за то, чтобы вы могли отмечать День Независимости вместе с нами.
Дэн разложил картофельный салат и мясо и с шутливым поклоном протянул тарелку Коринн. Она вдруг почувствовала ужасный голод. Расправившись с куриной грудкой и салатом, Коринн откинулась в кресле, откусывая маленькие кусочки от зажаристой ножки.
– На прошлое Четвертое июля я был в Англии, – заметил Дэн. – Американское посольство устроило пышный праздник, и меня тоже пригласили. Но английские подстриженные газоны как-то не подходят для пикников и фейерверков.
Коринн тоже вспомнила, как отмечала предыдущий День Независимости. Они с Чарли отправились в горы. Пока он ловил рыбу в быстрой прозрачной речке, она сидела рядом на залитой солнцем скале, лениво наблюдая за мужем, а когда сгустились сумерки, они развели костер и зажарили улов. Коринн представила этот счастливый день так ярко, что, казалось, почувствовала горьковатый запах дыма. Ее сердце пронзила острая боль, напоминая о потере.
Коринн выпрямилась в кресле, проглотив подступивший к горлу комок.
– Куриные окорочка были любимым блюдом Чарли, – сдержав подступившие слезы, сказала она. – Он сильнее переживал запрещение врачей есть жирную пищу, чем ограничение в никотине и алкоголе.
Дэн пристально взглянул на нее.
– Что вы имеете в виду? Чарли никогда не бросал ни пить, ни тем более курить. Мой дядя мог выпить больше, чем десять мужчин, вместе взятых, и во время каждого нашего обеда он курил сигары.
– Да? – Коринн слегка нахмурилась. – Он не должен был этого делать, но я догадывалась, что он нарушает режим. Каждый раз, когда он возвращался из Нью-Йорка, в его глазах было виноватое и в то же время довольное выражение кота, съевшего хозяйскую канарейку.
– Мой дядя умер от тромбоза сосудов, – медленно сказал Дэн. – Вы хотите сказать, Коринн, что он знал о своем слабом сердце? Поэтому ему нельзя было пить и курить?
Прежде чем ответить, Коринн вытащила из бокала с лимонадом листик мяты и пожевала его.
– Да, – наконец произнесла она. – Чарли знал, что у него больное сердце и очень высокое кровяное давление. Врачи предупредили его о необходимости соблюдать строгий режим. Но Чарли предпочитал полнокровную жизнь. Вообще, он протянул значительно дольше, чем предсказывали врачи.
– Но почему он ничего не сказал мне? – с оттенком обиды спросил Дэн. – Почему не известил родных?
– Чарли не хотел, чтобы вы знали, что его дни сочтены. Я думала, вам он доверится, но он не сделал этого. Я надеялась, что вы заметите неладное и заставите его честно во всем признаться, но вы даже не подозревали о его болезни. Полагаю, ему удавалось скрывать свой недуг в течение двух-трех часов в месяц, когда вы встречались. Чарли был человеком с сильной волей.
Дэн отставил пустую тарелку и глубоко вздохнул.
– Коринн, нам надо прояснить несколько моментов. Во-первых, это не я сделал наши встречи более редкими, а Чарли. С тех пор как мой дядя женился на вас, он, как мне казалось, не приветствовал мои визиты в Денвер. Он был всецело поглощен строительством нового дома, где хотел поселиться с вами, а когда я предлагал ему съездить на выходные на рыбалку или покататься на лыжах, у него находилась тысяча причин, чтобы отказаться. Время шло, ваш дом был построен, а мой брак с Мэри Бет рухнул, и я переживал такой период, когда никого не хотелось видеть. Позже, когда я немного пришел в себя, мне показалось, что в отношении Чарли ко мне что-то необратимо изменилось. Он ясно дал понять, что не потерпит моего вмешательства в вашу совместную жизнь, и мне ничего не оставалось, как смириться с этим.
– Наверное, теперь моя очередь извиняться. – Коринн как будто взглянула на прошедшие семь лет с другой стороны. – Мне надо было понять, что он намеренно препятствует нашей встрече. В своих похвалах Чарли превозносил вас до небес, и все же – с моей точки зрения – вы казались мне совершенно равнодушным к состоянию его здоровья, а он не хотел загружать вас своими проблемами. Чарли часто повторял, что насмотрелся таких душераздирающих сцен в семье, где умирали люди, что не хочет повторения этого кошмара в собственной жизни. Ему казалось, что скрыть болезнь будет легче, назначая встречи с вами в небольших тускло освещенных ресторанах. Согласись Чарли провести с вами выходные, вы бы без труда заподозрили, что с ним происходит что-то неладное. Ведь ему надо было принимать много лекарств. К тому же Чарли часто задыхался, и нам приходилось держать под рукой кислородную подушку.
– Вам, наверное, было очень тяжело, – мягко сказал Дэн. – Через сколько лет после свадьбы вы узнали правду?
Коринн встала и подошла к краю террасы. Невидящим взглядом она уставилась на казавшиеся маленькими с такой высоты деревья в саду, а потом медленно повернулась, держась за перила.
– Я знала о его болезни, когда выходила замуж, – без тени колебаний призналась она. – Мы оба считали, что он долго не протянет после венчания. Его приближающаяся смерть была основной причиной нашей свадьбы.
Дэн поднялся из-за столика и подошел к Коринн, остановившись в нескольких дюймах от нее.
– Я уже сделал много ошибочных выводов относительно вас, и мне не хотелось бы продолжать в том же духе. Поэтому объясните мне, почему вы вышли замуж за дядю Чарли, зная, что он находится на волосок от смерти?
Коринн гордо вздернула подбородок.
– Я уже говорила и повторяю – это был брак по расчету. Я вышла замуж за вашего дядю из-за денег.
– Может быть, – голос Дэна неожиданно смягчился. – Но, мне кажется, это лишь вершина айсберга. Я хочу знать все.
Коринн охватило волнение. Она безумно хотела рассказать Дэну правду. Почему ей было так важно, чтобы он знал, если она никогда не собиралась ни с кем делиться подробностями своего замужества?
Она потерла холодные, несмотря на буйство жаркого лета, пальцы.
– Коринн, – тихо, но настойчиво повторил Дэн. – Как вы познакомились?
– Мне было восемнадцать, – начала она, избегая его взгляда, пугавшего ее своей теплотой. – Я работала в баре на Колфакс-авеню, не в самом лучшем районе Денвера. В шестнадцать лет я сбежала из дома и с тех пор обосновалась здесь. Я была несовершеннолетней, и наниматель нарушил закон, принимая меня на работу, но я подделала документы, а хозяин бара не стал приглядываться к ним повнимательнее. Он платил мне жалкие гроши, но посетители всегда давали щедрые чаевые, и никто из нас не платил подоходный налог. У него не было причин увольнять меня, а мне не хотелось терять это место.
– Вы бросили школу, чтобы сбежать в Денвер?
Коринн откашлялась, безуспешно пытаясь избавиться от хрипловатых ноток в голосе. Когда она волновалась, то всегда говорила немного хрипло.
– Я бросила школу, учась в выпускном классе. Моя мать… заболела… и нуждалась в постоянном уходе, – слова с трудом давались ей, – она умерла вскоре после моего шестнадцатилетия.
– Мне очень жаль. Это слишком юный возраст для потери родителей.
– Она долго болела, – коротко сказала Коринн.
Она никогда никому не рассказывала о тяжелейших запоях, сопровождавших последний год жизни матери. Не намеревалась она этого делать и сейчас. К счастью, Дэн особо не настаивал на подробностях.
– Почему вы не вернулись в школу после ее смерти?
Коринн пожала плечами.
– Главным образом назло отцу я провела следующие полгода, сидя перед телевизором, гоняя с друзьями на мотоциклах и покрывая граффити [Авангардная уличная живопись. ] стены полицейских участков.
– Что заставило вас приехать в Денвер? – продолжал расспросы Дэн.
– Мы с отцом никогда не ладили. Он принадлежал к тому типу родителей, которые считают, что излишняя свобода портит детей, а строгое наказание – лучшая мера воздействия на ребенка. И в один прекрасный день я взбунтовалась.
Дэн помолчал, отлично понимая, как много недосказанного осталось в ее истории. Но Коринн не собиралась признаваться, сколько побоев отца ей пришлось вынести.
– Ваш отец жив?
– Да. После замужества я видела его пару раз. Вскоре после моего поступления в колледж Чарли настоял на том, чтобы я пригласила его приехать к нам. Отец привез с собой новую жену, и весь день они ворковали как голубки, не в силах оторваться друг от друга. Его жестокость не знала границ – ведь он приехал с ней лишь для того, чтобы унизить меня! Если бы вы видели мою мать после одной из их ссор!.. – Она запнулась, ее душили горькие слезы.
Дэн не проронил ни слова. Он вернулся к столу и до краев наполнил бокалы лимонадом.
– Успокойтесь, Коринн.
Он протянул ей освежающий напиток. Подождав, пока она немного отопьет, Дэн спросил:
– Вы встретили дядю в баре, где работали, да?
– Да. – Коринн была благодарна Дэну за перемену темы.
Лимонад был приятным на вкус и холодным, и постепенно образы родителей скрылись в тумане прошлого, где им и полагалось быть.
– Чарли, наверное, был завсегдатаем вашего заведения? Он любил ночную жизнь Денвера.
Одно воспоминание об их первой встрече вызвало у Коринн легкую улыбку.
– Нет, в тот вечер Чарли пришел к нам в первый раз. Он не был пьян, хотя и порядочно навеселе. Я следила за ним, потому что в мои обязанности входило вовремя подозвать вышибалу, когда кто-то из клиентов начинал шуметь или затевал драку. Но Чарли был из тех, кто с каждой выпитой рюмкой становится добрее и веселее, так что мне не было неприятно обслуживать его. Кроме того, за каждый заказ он давал мне по пять долларов чаевых, что сильно поднимало его в моих глазах.
– Вы всегда оценивали мужчин по размеру чаевых? – не сдержался Дэн.
В вопросе Дэна не было насмешки, лишь сочувствие, и Коринн честно ответила:
– Нет. За основу оценки людей я брала их поведение в пьяном виде. Чарли был самым милым посетителем бара из тех, кого я знала, и к тому же в то время пятидолларовые банкноты были для меня богатством. Когда я принесла ему последнее пиво, у меня в кармане лежало тридцать пять баксов. В моем бюджете эти деньги были не лишними, поэтому через три минуты я снова подошла к нему и спросила, не хочет ли он чего-нибудь еще. Чарли уже полностью отключился и, видимо, заснул. Когда я приподняла его голову, то увидела здоровую шишку, красовавшуюся на лбу, – он ударился о край стола. Мой босс проверил бумажник Чарли, но не нашел кредитной карточки с его адресом, поэтому мы не могли вызвать ему такси и отправить домой. Из чувства благодарности за хорошие чаевые я вызвалась отвезти его на ночь к себе.
– Это было довольно рискованно с вашей стороны, – покачал головой Дэн.
Коринн в упор посмотрела на него.
– Чарли был не первым, кого я привозила домой после того, как они перебрали в баре. Поверьте, Дэн, если бы вы знали меня в те дни, вы бы так не переживали. К семнадцати годам я уже побывала в сотнях мест, где молодой девушке появляться не положено. Когда я встретила Чарли, мне было восемнадцать, но под толстым слоем косметики выглядела на все трудно прожитые тридцать лет. Может, я мало повидала, но, честно говоря, даже не подозревала о существовании лучших мест.
– Чарли, наверное, причинил вам много неприятностей? – с сочувствием спросил Дэн.
– Нет, что вы! Он не просыпался до следующего утра. Когда же Чарли наконец перестал горестно вздыхать и стонать, я растолкала его, приказала не раскисать и направила прямиком в ванную. «Ты не умираешь, а лишь страдаешь от похмелья, – сказала я ему. – Кофе на столе, а аспирин в аптечке». Тогда он засмеялся и сказал, что я ошиблась. Он как раз умирает и напился оттого, что ведущий специалист-кардиолог Колорадо поставил ему страшный диагноз – не подлежащая операции болезнь сердца в сочетании с очень высоким давлением. Он добавил, что жить ему осталось самое большее два месяца.
Пальцы Дэна стиснули бокал – казалось, стекло вот-вот лопнет.
– Проклятие, Коринн! Вы утверждаете, что Чарли знал о состоянии своего здоровья уже семь лет назад! Почему же все эти годы он утаивал болезнь даже от родных? И не забивайте мне голову сказками о нежелании нас беспокоить! Если бы он действительно доверял мне и дорожил нашей дружбой, он бы обязательно рассказал мне.
Коринн увидела, как сильно он уязвлен, и ей инстинктивно захотелось утешить, успокоить его. Не сознавая, что делает, она положила руку ему на плечо и тут же почувствовала, как напряглись мышцы под ее ладонью. Коринн вспыхнула и поспешно убрала руку.
– Не надо так думать, Дэн, прошу вас. Попробуйте встать на место Чарли. Врачи вынесли ему смертный приговор, он считал, что ему осталось немного. Он не нуждался в материальной помощи и не хотел злоупотреблять вашей моральной поддержкой, ведь опасная операция ему не грозила. Ему оставалось лишь ждать своего часа. И он хотел, чтобы ваши последние встречи не были омрачены горечью прощания, а остались светлыми воспоминаниями.
– Может быть, – неохотно признал Дэн. Он все еще был поражен до глубины души повествованием вдовы его дяди и лучшего друга. – Но поделился же он с вами, хотя вы в то время были для дяди Чарли совершенно посторонней.
– Именно поэтому он и рассказал мне обо всем. Ему было страшно и хотелось излить душу незнакомому человеку, с которым он видится первый и последний раз. Чарли прекрасно разбирался в людях и с первого взгляда понял, что я из себя представляю. Он разглядел непробиваемую броню, которой я защищалась от мира, и догадался, что исповедь одинокого умирающего мужчины не вызовет во мне даже сострадания.
– Готов держать пари, вы никогда не были такой жестокой и бессердечной, какой хотели казаться.
– Вы проиграли, – сухо ответила Коринн. – Но мы говорим не об этом. Чарли рассказал о предписании врачей соблюдать постельный режим, строгую диету и нанять сиделку, которая ухаживала бы за ним круглосуточно. Но вместо этого он предложил мне место экономки в его доме.
– Удивлен принятым вами решением. Если хоть половина сказанного вами правда, то забота о старом, больном человеке – это на вас совсем не похоже.
– Как я уже говорила, у Чарли был особый дар понимать людей. – Коринн снова улыбнулась, вспоминая, как Чарли расхаживал по ее крохотной комнатке, мучаясь от похмелья. – Он сразу сообразил, что за приличную сумму я охотно соглашусь работать у него. Спросив о моем недельном заработке, включая чаевые, он предложил вдвое больше. Я немного поторговалась, добиваясь того, чтобы он платил за мою квартиру, ведь мне нужно было куда-то вернуться после его смерти. Он согласился, и сделка состоялась. Чарли отправился под душ, а я быстро собрала свои нехитрые пожитки. Выпив кофе, мы поехали к нему домой на Черри-хиллз. А в ту квартиру я уже не вернулась.
– У меня смутное чувство, что вы пытаетесь до предела упростить свой рассказ. Если моему дяде посоветовали готовиться к скорой смерти медицинские светила Америки, как ему удалось прожить еще семь лет? Что произошло?
– Доктора тоже не понимали, в чем дело. Кардиологи говорили, что болезнь Чарли – прямое следствие образа жизни, который он вел. Много лет он ел жирную пищу, дымил как паровоз и слишком много пил.
– Но именно эти вещи доставляли удовольствие Чарли, – сказал Дэн.
– Удивительно, как меняются ценности и ориентиры человека, когда врачи ставят ему безнадежный диагноз. Чарли не хотел умирать, и поэтому согласился изменить образ жизни. Так как я довольно долго ухаживала за своей больной матерью, я кое-что знала о правильном питании. Все молодые люди – идеалисты и пытаются изменить мир к лучшему.
Я взялась за его уход с энтузиазмом. Мне казалось, я могу своротить горы. Я представила себе, что мы с Чарли вступили в борьбу со смертью и должны победить! Я заперла спиртное в надежном месте и убедила Чарли бросить курить, и мы оба начали постепенно переходить к здоровой пище. Чтобы Чарли было легче делать это, я составила ему компанию. Наш рацион состоял из овощей, фруктов, отварной рыбы, пророщенных зерен пшеницы – все это вместо пиццы, чизбургеров и жареных цыплят.
Коринн целиком погрузилась в воспоминания, и лицо ее немного просветлело.
– В молодости у Чарли, должно быть, было здоровье быка – потому что однажды утром мы проснулись и обнаружили, что прошло уже три месяца, а он еще жив и чувствует себя небывало бодрым и энергичным. Он снова прошел обследование в клинике, и анализы показали, что давление стало близким к норме, но состояние сердца не изменилось. Врачи поздравили нас и сказали, что если он будет и дальше так заботиться о себе, то проживет еще полгода.
– Как давно это было? – перебил ее вопросом Дэн.
– Шесть с половиной лет назад. – На губах Коринн снова заиграла улыбка. – Узнав, что ему отпущено еще шесть месяцев жизни, Чарли убедил меня закончить образование. Он нанял репетитора, который помог мне наверстать упущенное и закончить школу, а когда я получила аттестат, предложил заплатить за мое обучение в Денверском университете. «Ты подарила мне надежду и шесть месяцев жизни, – сказал он, – и самое меньшее, что я могу для тебя сделать, – дать образование».
Дэн легким прикосновением вытер слезы в уголках ее глаз.
– Тогда он попросил вашей руки? – мягко спросил он.
Нежные прикосновения Дэна к ее лицу подняли в Коринн бурю чувств. Она с трудом удержалась от соблазна броситься в его объятия и выплакаться на сильном плече.
С тех пор как от алкоголизма умерла ее мать, безумно любившая отца, Коринн поклялась никогда не давать чувствам властвовать над собой. Чарли показал ей, что в мире есть благородные, заботливые люди и что она рождена для любви, а не для страдания. Но Коринн твердо знала, что, влюбившись в Дэна Мэтьюса, она не будет счастлива, а лишь причинит себе боль.
Отстранившись от Дэна, Коринн вернулась к столику и начала складывать куриные кости в пустую картонную коробку.
– Чарли хотел удостовериться, что у меня будет достаточно денег, чтобы закончить образование, – продолжила она. – Он мог просто открыть в банке счет на мое имя, но предпочел жениться на мне, чтобы никто не оспаривал мое право на его состояние. В день моего девятнадцатилетия мы обвенчались.
Лицо Дэна озарила светлая улыбка.
– Значит, добрый старый дядя Чарли обманул смерть!
– Да, это так. Врачи были поражены его волей к жизни. Кардиолог Чарли часто навещал нас и стал почти что другом семьи. Знаете, он написал научный доклад об уникальном случае Чарли. Однажды он признался мне, что, если бы все его пациенты были похожи на Чарли, он бы давно остался без работы.
Коринн слышала, как Дэн в возбуждении ходит по террасе. Потом его шаги внезапно прекратились за ее спиной. Дэн остановился так близко, что Коринн чувствовала его горячее дыхание на своем затылке. Как всегда, когда он приближался к ней, сердце ее учащенно забилось.
Дэн тронул Коринн за плечо, и от неожиданности она резко обернулась.
Коринн пристально вгляделась в его лицо.
В его глазах появился знакомый серебристый блеск, пугавший и одновременно завораживавший ее.
Дэн осторожно заправил выбившуюся прядь ей за ухо, затем наклонился к столу, накрыл крышкой остатки салата и кинул на поднос смятую салфетку.
– Приступим к десерту? – спросил он с обворожительной улыбкой.
Его голос звучал так спокойно, немного протяжно, что Коринн усомнилась, был ли такой момент, когда воздух между ними искрился от напряжения, или все это ей почудилось.
Дэн похлопал себя по плоскому животу.
– Несмотря на все достоинства вареной рыбы и пророщенных зерен пшеницы, моя извращенная душа жаждет шоколадно-кокосового мороженого. Как вы думаете, нам можно съесть по маленькой порции этой отравы?
Затаив дыхание, Коринн смотрела на него, словно загипнотизированная его сверхъестественной притягательной силой. Она не могла оторвать взгляд от его губ.
Опомнившись, Коринн улыбнулась ему в ответ.
– Что касается меня, я съем большую порцию, – заверила она его.
– Значит, такая же грешница, как и я.
Он провел ее в кухню.
– Сделать вам кофе? – спросил Дэн. – Это, можно сказать, единственное, что я могу хорошо делать на кухне, – похвастался он. – Старшая сестра подарила мне на день рождения прекрасную кофемолку, а кофейные зерна я покупаю самые лучшие.
Дэн распахнул дверцу буфета и показал на многочисленные баночки со специями и бутылочки, выстроившиеся в длинный ряд на верхней полке.
– С чем вы будете пить кофе – с гвоздикой, апельсиновым ликером, корицей или шоколадом?
– С шоколадом, – сразу выбрала Коринн. – Раз уж у нас шоколадное мороженое, почему бы не выпить и кофе с шоколадом?
Коринн наблюдала, как Дэн засыпает зерна в кофемолку. Лучи заходящего солнца, игравшие в его волосах, превращались в темно-золотистые искры, а отблески заката, проникающие сквозь полупрозрачные шторы, делали его руки красновато-коричневыми. Вырисовывавшиеся под рубашкой при каждом его движении мощные бицепсы ярко свидетельствовали о том, что он не проводил все свое время, склонившись над бухгалтерскими книгами и отчетами. Наверное, он активно занимался спортом и предпочитал подвижный отдых. Интересно, чем он занимался, когда хотел расслабиться и снять напряжение, – и с кем?
Звонок в дверь развеял образы, нарисованные слишком буйной фантазией Коринн.
– Я открою? – предложила она. – Что-то подсказывает мне, что вас нельзя отрывать от священнодействия над кофе.
Дэн рассмеялся:
– Вот попробуете мой чудо-напиток, и ваш сарказм мигом улетучится, – хвастливо заявил он.
В дверь снова настойчиво позвонили.
– Одну минуту! – крикнула Коринн, спеша в холл.
Посмотрев в глазок, она увидела на лестничной площадке загорелую брюнетку, одетую в обтягивающие шорты и слишком откровенную короткую футболку.
Коринн открыла дверь.
– Привет! – В ослепительной улыбке гостья обнажила все тридцать два жемчужных зуба. – Меня зовут Сьюзан, я живу этажом ниже. Дэн дома?
– Конечно, – в холле появился Дэн. – Привет, дорогая. Как твои дела?
– Было ужасно до тех пор, пока не увидела тебя.
Девушка бросилась к Дэну, и он крепко обнял ее. Сьюзан с готовностью подставила ему лицо для поцелуя, и Дэн, к досаде Коринн, не обманул ее ожиданий. Со стороны они напоминали встретившихся после долгой разлуки любовников.
Увидев, как Дэн целует Сьюзан в губы, Коринн поспешно отвела взгляд и стала сосредоточенно разглядывать узор на обоях.
– Куда ты пропала? – требовательно спросил Дэн. – Я не видел тебя по крайней мере два месяца. Мне так не хватало тебя на утренних пробежках.
– Я работала в Австралии над проектом новой больницы. Когда я уезжала, ты был в Китае.
– Очень рад видеть тебя снова. – Дэн повернулся к Коринн: – Знакомьтесь: это Сьюзан Макнелли, талантливый архитектор, работает в престижной фирме, где ее высоко ценят. Сьюзан, это Коринн Стеддон, вдова моего партнера. Недавно она переехала сюда из Колорадо, чтобы работать со мной в «Дэнстед Корпорейшн».
– Очень приятно, – приветливо улыбнулась Сьюзан, снова выставляя напоказ белоснежные зубы. – Вас интересует производство труб для водопровода и канализации?
Не успела Коринн открыть рот для ответа, как Сьюзан воскликнула:
– Дэн, я чувствую запах твоего божественного кофе! – Она принюхалась, ловя бодрящий аромат, доносящийся из кухни. – Я не ошиблась? Можно ли мне остаться на чашечку этого изумительного напитка?
Дэн довольно улыбнулся:
– Женщина, называющая мой кофе божественным, вправе оставаться здесь сколько пожелает. Мы с Коринн только что собрались приняться за десерт. Хочешь шоколадно-кокосового мороженого?
Сьюзан погладила полоску загорелой кожи между шортами и топом и состроила очаровательную гримасу.
– Только с условием, что ты обещаешь пробежать со мной лишнюю милю завтра утром.
– Договорились, – сразу же согласился Дэн. – Ты должна рассказать мне об Австралии. Я там никогда не был. Ты жила в Сиднее? Я всю жизнь мечтал увидеть этот город.
Сьюзан фамильярно взяла Дэна под руку и увела в кухню. Коринн уныло поплелась вслед за ними, чувствуя себя совершенно здесь чужой. К ее белой коже никогда не прилипал загар, и рядом с миниатюрной бронзовокожей Сьюзан она, должно быть, выглядела бледной поганкой. Внезапно она почувствовала себя такой непривлекательной в видавших виды джинсах и мешковатой рубашке.
Пока Дэн сервировал кофе и десерт, Сью развлекала компанию свежими анекдотами о жителях южного полушария, непринужденно откинувшись на подушки дивана. В доме Дэна она явно чувствовала себя уверенно.
– У меня всегда вызывала зависть твоя терраса, Дэн. Не правда ли, Коринн, она великолепна?
– Да, просто чудесная, – сухо согласилась Коринн.
Затем, разозлившись на собственную скованность, вежливо поинтересовалась:
– А разве в вашей квартире другая планировка?
– К огромному моему огорчению. Моя квартира намного меньше.
Сьюзан попробовала мороженое.
– М-м… как вкусно. Но я уже, кажется, забыла, зачем пришла сюда. У меня сегодня намечается вечеринка. Должна собраться весьма пестрая публика. Ты придешь, Дэн? – Она повернулась к Коринн и добавила: – Разумеется, вы тоже приглашены.
Не раздумывая ни секунды, Коринн отрицательно покачала головой.
– Спасибо за приглашение, но сегодня вечером я занята. У меня назначена встреча. Вообще, Дэн, после кофе я сразу же собиралась вернуться в отель.
Его взгляд стал тяжелым и пронзительным.
– Мне казалось, что у вас нет планов на сегодня.
Сьюзан с интересом переводила взгляд с одного на другого, и Коринн почувствовала, как предательский румянец начинает заливать щеки.
– На день у меня не было планов, – сказала она, делая ударение на слове день. – Но в полвосьмого вечера я приглашена на ужин.
Коринн не умела лгать. Пылающие щеки и опущенный взгляд выдавали ее.
Дэн удобно устроился на стуле, но его глаза продолжали сверлить Коринн. Ей хотелось поскорее уйти отсюда и больше никогда здесь не появляться.
– Жаль, что вы не сможете остаться, – немного растягивая слова, сказал он. – Вечеринки Сьюзан славятся остроумными людьми и прекрасными развлечениями. – Он повернулся к устроительнице веселых сборищ: – Спасибо за приглашение. Я с удовольствием пойду.
– Не представляешь, как я рада.
Сьюзан вся просто сияла, излучая жизнерадостность и обаяние. Она потянулась за чашкой кофе, и Коринн вдруг со злостью подумала, что, наклонись она на дюйм ниже, ее грудь полностью обнажилась бы. Конечно, этой уловкой она хотела приковать к себе внимание Дэна.
Не в силах больше выносить этот фарс, Коринн со стуком опустила чашку на стол.
Коринн ставила десертные тарелки в раковину, когда вернулся Дэн после затянувшегося прощания в холле с загорелой брюнеткой. Он остановился в дверях, наблюдая за ее действиями.
– Если вы хотите успеть к назначенному ужину, нам лучше поторопиться, – ровным голосом сказал он.
– Да, конечно.
Она намеренно не смотрела на его губы, хотя Сьюзан не была накрашена помадой, и никаких следов поцелуев Коринн бы не увидела при всем желании.
– Мне очень понравился ленч, Дэн, благодарю вас, – вежливо произнесла она. – Надеюсь, вы прекрасно проведете время у Сьюзан.
– Уверен в этом. Она очень обходительная и приятная молодая леди.
Коринн вовсе не находила Сьюзан приятной, однако она не собиралась оспаривать утверждение Дэна.
Через пять минут они покинули его квартиру. По дороге в Род-Айленд Дэн болтал о всяких пустяках, не затрагивая ни одной серьезной темы.
Не слушая его, Коринн напряженно думала, что произойдет, когда они будут расставаться. Поцелует ли он ее? Хочет ли она этого? Конечно, она не обладала таким опытом в любовных делах, как Сьюзан Макнелли, и, кроме того, долгие поцелуи при встречах и прощаниях вместо ни к чему не обязывающих рукопожатий казались ей неуместными.
Дэн припарковал машину у отеля.
– Еще раз спасибо за прекрасный день, – поблагодарила Коринн, когда он выключил зажигание. – Хорошо, что нам представилась возможность… поговорить.
– Я тоже рад этому.
Взяв Коринн за подбородок, он повернул ее лицо к себе, заставив взглянуть на себя. Он нежно провел пальцами по ее щеке, наслаждаясь прикосновением к молочно-матовой коже. Сейчас он ее поцелует…
Закрыв глаза, Коринн застыла в ожидании, не зная, хочет она этого или боится. Губы Дэна коснулись ее губ и на мгновение задержались на них, ловя ее прерывистое дыхание, а потом вдруг скользнули выше и по-отечески поцеловали ее в лоб.
Озадаченная и разочарованная, Коринн открыла глаза. Продолжения не последовало.
– Увидимся на работе, – произнес Дэн, и в его глазах вспыхнули насмешливые искорки.
Он вышел из машины и учтиво распахнул перед ней дверцу.
– Желаю приятно провести выходные, Коринн, – пожелал он на прощание.
– Спасибо, и вам тоже.
Почти бегом Коринн поспешила ко входу в отель.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Счастье по контракту - Крейг Джэсмин

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Счастье по контракту - Крейг Джэсмин



Неплохой сюжет .Но не хватает страсти.
Счастье по контракту - Крейг ДжэсминНаташа К
18.05.2012, 20.54





Отличный роман! Советую прочитать!
Счастье по контракту - Крейг ДжэсминКристина
29.11.2013, 19.35





Хороший роман. Читайте и наслаждайтесь!
Счастье по контракту - Крейг ДжэсминВалентина
29.11.2014, 20.54





ПРИКОЛЬНО
Счастье по контракту - Крейг Джэсмин1
29.11.2014, 22.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100