Читать онлайн Червовый валет, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Червовый валет - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Червовый валет - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Червовый валет - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Червовый валет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

На следующее утро, когда Мэтт открыл калитку их дома, Линда сидела в саду в шезлонге и читала Кейт книжку. Дрю сосредоточенно копал ямки в углу двора. На Мэтте, как всегда, были линялые джинсы, обрезанные внизу, забрызганная краской футболка и видавшие виды кроссовки. Выцветшая картинка на майке рекламировала «Легенду о колдунье» – мюзикл, который покорил Бродвей два сезона назад. Несмотря на его невзрачную одежду, Линда подумала, что никогда еще ей не доводилось встречать более уверенного в себе и привлекательного мужчину.
Кейт проявила недовольство, когда любимая история оборвалась на полуслове. Бросив небрежное «Привет!» в сторону гостя, она заерзала на коленях матери.
– Читай дальше, мамочка, – потребовала девочка и ткнула пальцем в книжку.
– Я тоже хочу послушать, – сказал Мэтт, придвигая стул. – Можно мне посидеть с вами, Кейт?
Девочка несколько секунд смотрела на него, потом неохотно разрешила.
– Слушай, – сказала она. – Только не разговаривай.
Линда закончила читать историю про Сэма, который обнаружил, что любит зеленые яйца с ветчиной, когда наконец-то согласился их попробовать.
Как только прозвучало последнее слово, Кейт схватила книжку и снова открыла на первой странице.
– Читай еще раз, мамочка! – потребовала она.
– Кейт, мы уже прочитали ее три раза, – запротестовала Линда и вздохнула с облегчением, когда к ним подошел Дрю и предложил Мэтту посмотреть на его находку. Тут даже Сэм отступил на задний план.
– На, – сказал Дрю, протягивая ему испачканную землей ладошку.
– Большое спасибо.
С довольным видом Мэтт принял от малыша подарок – двух дохлых жуков.
– Как интересно! – кивнул он. – Ты нашел их в саду?
– Да. – Дрю бесцеремонно залез на колени к Мэтту. Робеющий с большинством взрослых, он, казалось, видел в Мэтте приятное исключение. – Почему они не улетают? – поинтересовался он.
– Их крылышки спрятаны под этими блестящими черными чехлами. Жуки сначала открывают их, а уж потом могут летать.
– А почему они так не делают? – не унимался Дрю. – Не хотят летать?
– Они больше не могут, – будничным тоном объяснил Мэтт. – Эти жуки умерли, Дрю.
Дрю нахмурился. Он забрал жуков с ладони Мэтта и сердито понес их к изгороди.
– Это плохо, – сказал он. – Мой папа тоже умер. Он ушел от нас навсегда.
– Он на небе, – поправила братишку Кейт.
– Но он не может вернуться назад, – возразил Дрю, на этот раз не позволив сестре сказать последнее слово. – Он ушел навсегда.
Сердце Линды сжалось от боли. Ее всегда выводило из равновесия, когда близнецы повторяли как попугаи объяснения, которые слышали от взрослых, не понимая толком, что говорят. Джим был таким замечательным отцом, и она горько сожалела, что у детей не останется собственных воспоминаний, которые они могли бы хранить в сердце.
Мэтт бросил на нее взгляд, согревший ее сочувствием, и чуть крепче прижал к себе Дрю.
– Твой папа был очень добрым и смелым человеком. В Карсоне все его уважали. Он очень любил тебя и Кейт. Ты ведь это знаешь? И он не хотел оставлять вас.
Всегда практичная Кейт, казалось, не могла питать интереса к отцу, которого не помнила, но вот к матери – другое дело. Она заерзала, оглянулась и с беспокойством взглянула на Линду.
– Ты ведь не умрешь, мамочка, правда?
– Нет, – поспешила ответить Линда, решив, что сейчас тот случай, когда полуправда более предпочтительна, чем полная честность. – Нет, я буду с тобой и Дрю все время, пока буду вам нужна. Обещаю вам.
– Ты уезжала, – с обидой заявил Дрю. – Ты уезжала от нас в Денвер.
– Но я быстро приехала, верно? Денвер ведь близко от нас. Когда-нибудь, когда вы немного подрастете, я возьму вас с собой.
Обеспокоенное личико Дрю просветлело, и он спрыгнул с коленей Мэтта.
– А в Денвере есть мороженое?
– Очень много. И все разное. Больше, чем у нас в павильоне «Сластена».
– И шоколадное?
– И шоколадное с помадкой. И клубничное с орехами тоже есть.
Дрю был более чем удовлетворен таким ответом.
– Ты поедешь в Денвер, Кейти?
– Нет. – Кейт совершенно не собиралась поддаваться на предложение брата и поспешила закрепить свое превосходство. – Мы останемся здесь. Мы хотим пить. Мы будем пить лимонад.
– Я не хочу пить, – запротестовал Дрю.
– Мы оба хотим пить, – тоном, не терпящим возражений, заявила Кейт. – Пойдем, Дрю. Бабушка даст нам лимонаду.
Дрю вздохнул, затем послушно потопал за сестрой.
– Я надеюсь, что не сказал ничего лишнего, – вопросительно взглянул на Линду Мэтт, когда близнецы отошли достаточно далеко.
– Спасибо, ты сказал хорошие слова. Детский психолог говорил мне, что малышам можно говорить почти все, что нам кажется правильным, если мы при этом наводим детей на разговор об отце. Вообще-то они редко вспоминают о нем. И я была рада узнать, что они по крайней мере иногда о нем думают.
– Думаю, что они зададут много вопросов, когда подрастут. Ведь пока что они слишком маленькие.
Мэтт откинулся на спинку кресла и вытянул длинные ноги.
– Вечером звонила Дженнифер, – сообщил он. – Просила передать тебе привет.
– Я смотрела утренний выпуск новостей. Она выглядит потрясающе, – сказала Линда, радуясь перемене темы.
– Да, она довольна работой, хотя, на мой взгляд, не работа занимает ее голову в настоящий момент, – покачал головой Мэтт.
– Что с ней происходит? – спросила Линда. – Она так странно выглядела, когда я отвозила ее в аэропорт.
– Всему виной Даг Хочкисс, – с усмешкой ответил Мэтт. – Дженнифер рассказывала десять минут о своей программе и около часа о том, какой Даг замечательный. И при этом каждые две минуты уверяла, что больше не скажет о нем ни слова.
Линда улыбнулась.
– На прошлой неделе в аэропорту они буквально таяли в объятиях друг друга. Как тебе кажется, у них и вправду все серьезно?
– Дженнифер что-то пробормотала о том, что сентябрь – подходящий месяц для свадьбы. Потом спохватилась и стала яростно все отрицать. Но мне все это показалось весьма серьезно.
– Здорово! Я так рада за них. Как ни странно, мне кажется, что они на самом деле подходят друг другу.
– Мне тоже, а родители просто в восторге. Мать закрылась в своей студии и рисует для них картину в качестве свадебного подарка.
Линда рассмеялась.
– Спорим, что она станет настаивать на венчании в церкви с подружками невесты и всем прочим! Мне кажется, что любая, самая прогрессивная мать свято соблюдает традиции, когда приходит время свадеб.
– Не возьмусь с тобой спорить. Мама старается изо всех сил шокировать Карсон, но в душе она консерватор.
– А ты не теряй бдительности, Мэтт! Выдав замуж дочь, она начнет точить тебя, чтобы ты нашел себе «приятную девушку» и остепенился.
Он беззаботно усмехнулся.
– Да она занята этим уже много лет. Постоянно твердит, что я не найду себе подходящую женщину, если буду и дальше вращаться в прежней компании. Подозреваю, что в глубине души моя мать смотрит на Нью-Йорк почти с таким же предубеждением, как и твоя.
Линда в притворном испуге закатила глаза.
– Только, Бога ради, не говори об этом матери! – попросил Мэтт. – А то она никогда тебе этого не простит. Она лелеет свою репутацию бунтаря.
Он засмеялся, но вскоре его лицо сделалось серьезным.
– Я уезжаю на несколько дней, Линда. Даг Хочкисс предложил мне снять на время его дом в Гранд-Джанкшене, поскольку он будет находиться в Денвере поблизости от Дженнифер. Проект, над которым я сейчас работаю, требует спокойствия и свободного пространства, – пояснил Мэтт.
– Я слышала, что у Дата просто великолепный дом. Миссис Виттмейер знакома с племянником человека, руководившего постройкой дома, и она рассказывала, что на заднем дворе есть бассейн с гротом и водяным каскадом. На жителей Карсона это произвело большое впечатление, они сразу поняли, как хорошо идут дела у бывшего неудачника.
– Верно, Даг что-то говорил про бассейн, а также про джакузи в спальне. Но меня больше всего привлекает то, что дом достаточно просторный. Я не умею рисовать в тесных помещениях.
Мэтт в первый раз после возвращения домой упомянул про свои занятия живописью. Линда с интересом взглянула на него.
– Ты начал работать над новой картиной?
– Да, даже не над одной, а над серией.
– Мэтт, что же ты молчал? Это заказ?
– Да, пожалуй, можно назвать и так. Ее рот растянулся в улыбке до ушей.
– Ого, эта неделя просто фантастическая! Сначала я, а теперь ты. К концу года мы оба станем известными коммерческими художниками и заработаем кучу денег! Мэтт, я так счастлива за тебя! Поздравляю!
Он смерил ее довольно странным взглядом.
– Тебя и впрямь это интересует? Но ведь ты никогда не спрашивала меня про мои работы, Линда. Почему?
– Мне не хотелось затрагивать предмет, который мог оказаться для тебя болезненным, – призналась она. – Когда я упомянула о твоей работе, у тебя был такой странный вид, что я побоялась развивать эту тему.
Мэтт по-прежнему пристально смотрел на нее, но не говорил ничего, и между ними внезапно возникло напряжение. Тяжелое молчание наполнилось треском цикад, доносящимся из сада, и отдаленным гулом автомобилей с шоссе.
– Поедем со мной, Линда, – вдруг предложил он. – Проведешь несколько дней в Гранд-Джанкшене. Надеюсь, нам будет там неплохо вдвоем.
У нее перехватило дух от одного только предвкушения такой возможности, и она чуть было сразу же не согласилась. Небо свидетель, у нее появилось искушение принять его приглашение, позволить себе вновь испытать радость от любви Мэтта перед неизбежной разлукой с ним.
На этот раз от скоропалительного решения ее удержала не тревога за то, что скажут родители или горожане. Это был страх перед Мэттом. В стиле его богемной жизни не находилось места для жены, да еще с двумя чужими ему детьми. А в ее жизненном укладе не было места для случайных связей. Мэтт уедет из Карсона через несколько дней, и если она не хочет после их расставания погрузиться в глубокую депрессию, ей придется набраться мудрости и сохранить в себе крошечные остатки здравого смысла.
«Но ты можешь сохранить с ним любовную связь, – нашептывал внутренний голос. – Ты можешь видеться с ним в Нью-Йорке. И на этот раз тебе не придется ждать семь лет, чтобы он вернулся в Карсон. Благодаря контракту ты можешь каждый месяц находить предлоги, чтобы летать на Восточное побережье».
Мысль показалась Линде настолько соблазнительной, что это ее напугало.
– Нет, – быстро сказала она. – Спасибо за приглашение, Мэтт, но я, правда, не могу поехать. Ты ведь слышал, что Дрю сказал насчет моей поездки в Денвер? Я мать-одиночка, поэтому в особенной ответственности перед близнецами. И мне нужно остаться с ними дома.
– Это отговорка, Линда, а не причина. Если ты никогда не будешь уезжать, даже на пару дней, близнецы не смогут убедиться, что ты всегда возвращаешься назад.
– Близнецы только одна из причин, – согласилась Линда, удивив себя сравнительной легкостью, с которой признала правду. Она подняла глаза, не пытаясь скрыть свое внутреннее смятение. – Мне неразумно отправляться в эту поездку, Мэтт. Я понимаю, что это старомодно, но не могу продолжать случайную связь. И даже не уверена, что мне этого хочется. Мэтт нагнулся и сорвал травинку. – У нас вовсе не случайная связь. Мы слишком дороги друг другу.
Казалось, он готов был сказать что-то еще, и она затаила дыхание, надеясь против всякого здравого смысла, что Мэтт как-то намекнет на более длительные отношения. Конечно, он этого не сделал. Только рассеянно жевал травинку и весь был поглощен созерцанием летящего в небе облачка.
Линда вздохнула и упрекнула себя за несбыточные фантазии. В реальном мире мужчины подобные Мэтту не отказываются ни с того ни с сего от вольной жизни и не обременяют себя семьей.
Когда Мэтт уедет из Карсона, ему едва ли будет интересно продолжать связь с нею. Разве что она совсем потеряет голову и поставит себя в такую ситуацию, которая причинит ей одну лишь боль.
Линда понимала, что поступает правильно, однако, когда она ответила ему, горло перехватило от близких слез.
– Мэтт, прости, но я не могу поехать с тобой.
Травинка разорвалась, и он отшвырнул ее в сторону.
– Позавчера ночью между нами произошло нечто особенное, – спокойно заметил он.
– Мне тоже так показалось. – Линда тяжело вздохнула. – Разве ты не видишь, Мэтт? Я должна защитить себя. Семь лет назад мы позволили своей страсти овладеть нами и причинили друг другу боль. Теперь мы повзрослели, и тебе не кажется, что мы сделались немного мудрей? Если я поеду с тобой... если мы снова будем близки... я знаю, что мне будет больно.
Ее голос упал до шепота.
– Я не смогу выжить, если полюблю тебя снова, Мэтт.
Его губы сжались.
– Что тебе нужно, Линди Бет? Гарантий того, что тебя не ждет в будущем никакая боль? Неужели тебе никто не говорил, что такого в жизни не бывает?
Она поморщилась от сарказма, с которым он употребил ее уменьшительное прозвище. Зря только я пыталась объяснить ему ту правду, которую ощущаю, с грустью подумалось ей. Разве она не открыла для себя, будучи еще ребенком, что никому не интересно слушать правду о ее ощущениях?
– Ты неправильно меня понял, Мэтт, – безжизненным тоном сказала она. – Я пытаюсь вести себя разумно. И больше мне ничего не нужно.
– Даже обручальное кольцо? – поинтересовался он по-прежнему жестким тоном. – Забавно. Судя по прошлому, я мог бы подумать, что сверкающая полоска золота, сулящая женщине респектабельность, сможет уговорить тебя буквально на все, Линди Бет.
Она поднялась с шезлонга и выпрямилась, глядя ему в глаза. – Обручальное кольцо, предложенное тобой, это последняя вещь, которая может меня соблазнить, – спокойно заявила она. – Брак без взаимной любви невыносим. Я это уже пережила. Прощай, Мэтт. Желаю приятно провести время в Гранд-Джанкшене.
Линда повернулась и быстрым шагом направилась к задней двери дома, обходя ящики с цветами и садовую утварь скорее по привычке, чем осознанно.
Мэтт догнал ее, схватил за руку и остановил, не давая войти в кухню.
– Извини, Линда. Мои замечания просто нелепы. Мне хотелось провести с тобой выходные дни, и я был так разочарован твоим отказом, что наговорил глупостей. Ты простишь меня? А то ведь я слишком стар и неисправим, чтобы меня можно было наказать как ребенка, заперев в детской, – с подкупающей улыбкой закончил он.
– Уже простила, – сказала она, улыбнувшись дрожащими губами. – Хотя мне все-таки кажется, что тебе не мешало бы посидеть немного под замком, чтобы ты остыл.
Две маленькие одинаковые мордашки прижались к стеклу двери.
– Почему ты тянешь мою мамочку за руку? – поинтересовалась Кейт, выходя во двор.
Мэтт слегка ослабил хватку.
– Я не обижаю твою маму, – ответил он. – Просто с ней беседую. Мы старые друзья, и нам нравится разговаривать друг с другом.
Дрю остался на кухне и поинтересовался из-за двери:
– Почему?
– Потому что это приятно. Вам же приятно, когда мама вас обнимает?
Дрю молча обдумал ответ.
– Хочешь лимонада? – спросил он наконец. – Он красный.
Мэтт сверкнул глазами.
– Я вижу это по твоим усам. Спасибо за предложение, Дрю, но мне пора домой. Я собираюсь уезжать, и мне нужно собрать вещи.
– Мамочка, а ты не уедешь? – поспешно спросила Кейт. – Ты ведь ее не увезешь, правда, Мэтт?
– Нет, – ответил он после небольшой паузы. – Ваша мамочка не едет со мной, хотя мне хочется этого.
Дрю вышел из кухни и нерешительно посмотрел на сестру. Как бы ощущая что-то необычное в атмосфере, они с Кейт бочком приблизились к Линде и вцепились ей в шорты, словно демонстрируя свои права на нее.
Мэтт с сожалением смотрел на их встревоженные лица.
– Меня победили младенцы, – пробормотал он.
Не успела Линда ничего сказать, как он нагнулся над головами близнецов и поцеловал ее жадными губами прямо в губы. К счастью для нее, все произошло слишком быстро, чтобы она успела отреагировать. Положив ей руки на плечи, он тихо произнес:
– Я буду один в доме Дага Хочкисса до следующего понедельника. И если ты передумаешь, то приезжай, прошу тебя. Не позволяй близнецам держать тебя в заложницах.
В ней все отозвалось на страстный зов, прозвучавший в его голосе. Как ей хотелось забыть про благоразумие и осмотрительность и принять его приглашение! Пожалуй, если бы близнецы не прилипли к ней так прочно, она бы согласилась. Как бы то ни было, Линда нашла в себе силы для сопротивления.
– Мэтт, ничего не получится, – пробормотала она. – Все это не для меня.
– Осторожность не всегда себя оправдывает, Линда. Иногда она заводит в тупик, прежде чем ты успеешь найти выход на широкую дорогу.
– Возможно, – печально согласилась она. – Но если у тебя сохранился рассудок, ты не станешь съезжать с края скалы в пропасть, которая разверзлась перед тобой.
– Не думаю, что нам это грозит, ведь нам вместе так хорошо.
Не дожидаясь ее ответа, Мэтт наклонился и обнял каждого из близнецов.
– Прощайте, детки. Увидимся на следующей неделе. – Выпрямившись, он торопливо погладил Линду по щеке. – Не убегай из дома с красивыми незнакомцами, пока я буду в отъезде.
– А с некрасивыми можно? – сумела шуткой ответить она.
– Нет!
Казалось, он сам поразился ярости, прозвучавшей в его голосе. С минуту Мэтт колебался, очевидно, собираясь сказать что-то важное, но в это время Нора позвала близнецов.
Он нахмурился, прикоснулся пальцем к губам Линды, повернулся и быстро пошел к калитке.
Остаток дня Линда изо всех сил старалась выбросить из головы мысли о Мэтте. Самым действенным средством для этого была работа. К ее облегчению, родители уехали на банкет, устроенный в честь присуждения ежегодных наград победителям в лиге боулинга, так что ей удалось избежать разговоров с ними. Как бы благожелательно они ни были настроены, именно теперь ей не хотелось слушать едкие комментарии о том, какой Мэтт безответственный и какое благо для Карсона, что он в скором времени наконец-то вернется в свой Нью-Йорк.
Сон ночью не шел, и она оставила всякую надежду подремать хотя бы немного. Присев к рабочему столу, Линда вскоре занялась разработкой эскизов одежды для своих игрушек. В тиши летней ночи эти существа казались более живыми, более реальными, чем прежде, и постепенно в ее мозгу стал принимать очертания сюжет сказочной истории. Линда так ярко представила себе персонажей, что взялась за работу и рисовала до рассвета.
Когда взошло солнце, перед ней возник на бумаге маленький город, спрятавшийся среди деревьев и травы в Центральном парке Нью-Йорка. Она придумала целую историю о том, как там поселились Урчалки.
Примут ли в «Плейбрите» ее иллюстрации и сам сюжет? Ведь юрист дал ей понять, что «Плейбрит» планирует заключить контракт с профессиональным писателем. Тем не менее, посмотрев свои рисунки при безжалостном утреннем свете, Линда поняла, что в иллюстрациях чувствуется настрой, которого ей редко приходилось достигать в прошлом.
С воспаленными глазами, все еще погруженная в свой вымышленный мир, Линда вышла из комнаты только тогда, когда наступила пора кормить близнецов завтраком.
Когда они поели, ей не сиделось на месте, и вместо того, чтобы играть с ними на заднем дворе, она усадила их в машину и повезла в местный парк. Там Линда промучилась несколько часов, стараясь не думать о Мэтте, а вот близнецы были наверху блаженства, объевшись сладкой ваты и накатавшись на каруселях до головокружения.
Когда домой вернулась мать, уходившая играть в бридж с соседками, Линда стояла в ванной и смотрела, как плещутся близнецы, кидаясь друг в друга пеной.
– Я слышала, что Мэтт Дейтон усвистал в Гранд-Джанкшен, – заметила Нора, вставая на колени рядом с дочерью и отыскивая губку в мыльной воде.
Линде удалось подавить вздох. Она стерла слой грязи и липкого розового сахара с щеки Дрю.
– Да, он собирался пожить в доме Дата Хочкисса пару дней. И как только мой сын ухитрился измазаться за ушами сладкой ватой?
– Не знаю. Тебе я никогда не позволяла ее есть, – назидательно сказала Нора. – Этими сладостями ты испортишь им все зубы.
– Да, мама.
– У тебя утомленный вид, – забеспокоилась мать. – Ты не выспалась?
– Я работала всю ночь.
– Над своими уродцами?
– Да, над Урчалками.
Линда вытащила Кейт из ванной и завернула в полотенце.
– Мама, ты не могла бы вытереть Дрю?
Нора взяла другое полотенце и протянула руки за внуком. Она не обнимала его, не целовала, однако любовь светилась в каждой черточке ее грубоватого лица.
– Так когда Мэтт вернется в Карсон? –спросила она, вытирая Дрю.
– Не знаю. Скорее всего в понедельник или вторник, – пожала плечами Линда.
– Ничего хорошего из этого не выйдет, Линди Бет. Ты сама это прекрасно понимаешь. Так что перестань сохнуть по нему. Никогда он на тебе не женится. Не такой он человек.
Линда протянула руку за ночной рубашечкой Кейт.
– Ты забыла свою роль, мама. Почему ты мне не напомнила в десятый раз, что у него нет за душой ни пенни?
Нора застегивала в это время пуговицы на пижаме Дрю. Руки ее застыли. Она бросила на дочь странный взгляд, потом возобновила свое занятие.
– Да будь у него хоть миллион долларов, мое отношение к нему все равно бы осталось прежним. Он не подходит тебе, Линди Бет. Он дикий и... и...
– Сексуальный? – подсказала Линда. Нора вспыхнула от гнева.
– Красив тот, Линди Бет, кто красиво себя ведет. Тебе нужен такой муж, как Джим. Постоянный и надежный. Ты же не хочешь выйти замуж за человека, который... ну... такой, как ты только что сказала?
Нора даже боялась произнести вслух это грязное, по ее мнению, слово. Линде показалось, что она поражена как ударом грома разговором с ней.
– А мне хочется именно такого мужа, как Мэтт, – тихо возразила она. – Я внезапно поняла, что это как раз то, что мне нужно. Мне нужен мужчина, рядом с которым я ощущала бы себя желанной, кто заставил бы меня вспомнить, что я женщина. Я хочу Мэтта. Я люблю его, мама. И всегда любила.
У Норы вспыхнули щеки.
– Дети, пора спать, – резко сказала она. – Марш в постель! Дедушка ждет вас, он прочитает вам сказку. Не забывайте, завтра вам рано вставать. Пойдем в воскресную школу, а потом на пикник.
– Постойте минутку!
Линда поймала на бегу близнецов и обняла их за плечи.
– Дети, прежде чем вы пойдете спать, я хочу вам кое-что сказать. Меня завтра не будет с вами на пикнике. Ведите себя хорошо с бабушкой и дедушкой, пожалуйста!
– А куда ты пойдешь? – поинтересовалась Кейт.
– Мэтт мой очень старый друг, и мне хочется побыть с ним несколько часов. Нам нужно... поговорить.
– Ты уже с ним говорила много раз. – В голосе Дрю звучало недовольство.
– Да, знаю. Но Мэтт работает в Нью-Йорке, далеко от нас, и мы с ним потом, возможно, долго не увидимся.
– О'кей. Передай ему привет, – вежливо сказал Дрю словно взрослый.
Казалось, он совершенно забыл свои прежние опасения о том, что мама может уехать. А Кейт уже вывернулась из материнских объятий, ей явно было скучно слушать про планы Линды.
– Я хочу, чтобы дедушка почитал нам «Зеленые яйца с ветчиной», – поспешила заявить она.
– Ты всегда выбираешь эту книжку, – скривился Дрю. – А мне хочется сказку «Король, мышка и сыр».
Линда подтолкнула близнецов в сторону детской, где их уже ждал Рон.
– Если вы как следует попросите дедушку, то он, может, прочитает вам обе истории, – подсказала она. – А я через минуту поднимусь к вам и пожелаю спокойной ночи.
Нора закончила уборку ванной комнаты и уже ждала Линду на лестничной площадке.
– Мне хотелось бы поговорить с тобой, если ты не против. Пойдем на кухню.
Не дожидаясь от дочери ответа, она резко повернулась и зашагала вниз по ступенькам.
– Неужели в твоей голове не осталось ни крупицы здравого смысла? – резко спросила Нора, когда они оказались на кухне. – Мэтт Дейтон уже показал себя семь лет назад, когда бросил в трудной ситуации Сюзанну Маккензи...
– Верно, Мэтт Дейтон доказал семь лет назад, что он за человек. Что он слишком добрый, в ущерб себе. Сюзанна несла невесть что, потому что обезумела от страха, а весь Карсон подхватил ее слова, словно это были доказанные факты. Всем хотелось, чтобы Мэтт оказался злодеем. Слишком часто он утирал нос всему городу, и все наши благопристойные граждане кружили вокруг него как акулы, прикидывая, как бы его поскорее сожрать.
– Тебе всегда хотелось верить, что он тут ни при чем.
– У меня имелись все причины утверждать, что он не был с Сюзанной в ту ночь, когда поднялся весь этот скандал, – твердо произнесла Линда.
– Отец Сюзанны вернулся домой и увидел, как Мэтью вылезает из окна ее спальни.
– Нет, все было не так. Ее отец пришел домой и увидел, что кто-то вылезает из окна. И тренер Маккензи предпочел обвинить Мэтта, потому что невзлюбил его и потому что Мэтт благодаря своей репутации был подходящей кандидатурой для подобной цели.
Линда набрала в грудь воздуха, чтобы продолжить:
– Думаю, что ты тоже знаешь правду, мама. Думаю, что ты подозревала об этом много лет. В ту ночь Мэтт был со мной. Всю ночь. И поэтому никак не мог находиться у Сюзанны Маккензи.
Нора побледнела и начала нервно теребить посудное полотенце, чтобы не встречаться глазами с Линдой.
– Если он был с тобой, тогда почему ничего не сказал, когда дело передали в полицию? – глухо спросила она.
– Частично оттого, что защищал меня, а частично, как мне кажется, надеялся, что я найду в себе мужество и сама в этом признаюсь. Кроме того, он защищал еще одну семью из нашего города. Видишь ли, Мэтт знал, кто именно отец ребенка Сюзанны.
– И кто он?
Казалось, Нора не выдержит открытий, обрушившихся на нее одно за другим.
– Мистер Бекворт, директор школы. Но ведь Бекворт был женат и имел троих детей, поэтому Мэтт не хотел выставлять его на всеобщий позор и разрушать его семью. Он просто пошел к директору, сказал ему, что он все знает, и попросил его уйти из школы и уехать, если он хочет избежать огласки этой грязной истории.
– Директор школы? – Нора смяла полотенце и вытерла им уже и без того сиявшую чистотой кухонную доску. – Верно, Бекворт вскоре уехал из города. По-моему, примерно на неделю раньше Мэтта. Не помнишь точно?
– Нет. В то время мне было не до директора.
Нора достала из холодильника упаковку куриного салата.
– Он не женится на тебе, Линди Бет.
– Я знаю, мама, – спокойно ответила она. – Это меня и беспокоит, честно говоря. Мне хочется удачно выйти замуж. Но я начинаю понимать, насколько часто люди мирятся с тем, что далеко от их идеала. Я люблю Мэтта, мама, и готова согласиться на ту его часть, которую он может мне выделить.
– Когда я была молодой девушкой, я никогда бы не осмелилась говорить такие аморальные вещи своей матери, – с ноткой сожаления произнесла Нора.
– Молодой девушкой я бы тоже не сказала такого, мама. А теперь я уже взрослая женщина и хочу правильно распорядиться своей жизнью, чтобы потом не жалеть об этом.
Нора неожиданно фыркнула.
– Догадываюсь, что ты сейчас пригрозишь оставить детей с этой жалкой Салли Дейтон, если я откажусь сидеть с ними.
– Нет. Разве что в крайней ситуации. Близнецы слишком малы, чтобы их оставлять на ночь с кем-нибудь еще, кроме тебя и папы. И если ты не хочешь, чтобы я провела выходные с Мэттом, тебе достаточно просто отказаться смотреть за детьми. В твоих силах удержать меня от поездки в Гранд-Джанкшен. Все в твоих руках.
Нора швырнула упаковку с салатом на кухонный стол, не обратив внимания на лист салата, упавший на пол, что было на нее так непохоже.
– Ты могла бы по крайней мере сделать вид, что ты не собираешься... спать с ним, – только и смогла сказать она.
– Зачем? Мы же обе знаем, что я собираюсь это делать.
– Что ты собираешься делать, девочка? – спросил Рон Оуэн, входя на кухню. – О чем идет разговор?
– Линда намеревается провести выходные с Мэтью Дейтоном в Гранд-Джанкшене, – раздраженно выпалила Нора.
Отец испытующе посмотрел на Линду.
– Ты уверена, что это тебе нужно, девочка?
– Я никогда еще не была так уверена в своих намерениях.
Рон посмотрел на жену.
– А она знает про него всю правду? – поинтересовался он. – Ты говорила ей, Нора, что удалось узнать миссис Виттмейер?
Линда с досадой вздохнула.
– Не надо, папа, прошу тебя. Миссис Виттмейер абсолютно нечего сказать про Мэтта, особенно того, что было бы мне интересно.
– Нет, я ей ничего еще не говорила. – Нора многозначительно поглядела на мужа. – И думаю, что ей лучше не знать об этом.
– Как хочешь, любовь моя, – неохотно согласился Рон. – Когда ты едешь, Линди Бет?
– Как только соберу сумку и попрощаюсь с близнецами, – ответила она, выбрасывая из головы многозначительные намеки родителей.
Какую бы скандальную информацию ни откопала миссис Виттмейер, она не могла быть особенно страшной, иначе Нора давно бы ее выложила.
– Желаю приятного ужина, папа. Я еще загляну, чтобы попрощаться.
Поколебавшись мгновение, Линда поцеловала морщинистую щеку матери.
– Спасибо, мама, что присмотришь за детьми. Завтра я вам позвоню, а вернусь вечером в воскресенье.
Нора отвернулась, сгорбила узкие плечи и сказала еле слышным от смущения голосом:
– Я люблю тебя, Линди Бет. Ты ведь знаешь это, правда?
Линда уткнулась лицом в плечо матери.
– Да, мама, я всегда это знала. Я тоже люблю вас с папой.
Рон Оуэн откашлялся, смущенный необычайной для них сценой.
– Не приступить ли нам к ужину? – предложил он. – А то весь салат зальем слезами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Червовый валет - Крейг Джэсмин

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Червовый валет - Крейг Джэсмин



Роман понравился. Читайте!
Червовый валет - Крейг ДжэсминВалентина
19.04.2015, 1.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100