Читать онлайн Червовый валет, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Червовый валет - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Червовый валет - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Червовый валет - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Червовый валет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Когда Линда вышла из-под душа, завернувшись в пушистое полотенце, у нее окончательно испарились остатки эйфории, вызванной шампанским. Как ни странно, ни похмелья, ни головокружения она не испытывала. Вместо этого ее сковало странное напряжение. Линде казалось, будто от одного неосторожного слова либо неуместного жеста ее тело разлетится на тысячи кусочков.
Она взяла полотенце для рук и протерла им зеркало в ванной. Оттуда на нее глянуло собственное отражение, бледное и слегка размытое по краям, там, где пар вновь затуманил отражение.
«Моя жизнь напоминает это отражение, – подумала она. – Такая же расплывчатая, неясная, туманная».
Двадцатипятилетняя вдова с двумя детьми, и все-таки она не способна взять инициативу в свои руки и плывет по течению жизни, потому что это не согласуется с воззрениями родителей и жителей города Карсона.
Даже выйдя замуж за Джима, она просто сделала то, чего от нее все ожидали. И только после медового месяца поняла, как необдуманно поступила. Интимная сторона брака показала то, о чем ей могла бы поведать любая ученица старших классов: Джим Петри был больше, чем священник и приятный парень. У него имелись свои потребности и чувства, о которых совершенно не думала Линда, когда решила выйти за него замуж.
Он любил ее. Она его не любила. После гибели Джима, вспоминая об их совместной жизни, Линда просто ужаснулась своей несостоятельности в роли жены. Только близнецы спасали ее от безумия. Слава Богу, что она подарила Джиму близнецов! По крайней мере в их жизнь вошла какая-то радость, иначе она была бы просто невыносимой.
Нетерпеливым жестом Линда сорвала с головы шапочку для волос. Выдернула заколки, удерживавшие строгую прическу, и стряхнула на плечи тяжелую волну волос. Двенадцать часов прошло с тех пор, как она соорудила себе прическу этим утром, и ни единая прядь волос не сдвинулась с места.
«Даже мои волосы ведут себя безукоризненно, – с горькой усмешкой подумала Линда. – Миссис Совершенство от безупречной прически до розовых ноготков».
Сегодня днем Линда почти поверила на несколько мгновений, что ей удастся наконец-то вырваться из клетки, которую она позволила соорудить вокруг себя горожанам Карсона. Подобно ветру, который проносится по тоннелю и уносит мусор, ее внезапно поразила мысль о том, что мнения других людей совершенно ее не волнуют.
Никто не может решить, что для нее правильно, поскольку никто больше не знает, какие чувства она испытывает к Мэтту. Набравшись храбрости после нескольких бокалов шампанского, Линда в конце концов призналась себе, что ей очень хочется утолить в его объятиях любовное томление, изводившее ее тело.
Конечно же, грандиозная сцена соблазнения с треском провалилась. Непривычная к алкоголю, она практически отключилась после нескольких бокалов, а Мэтт – будь проклята его независимость! – отказался воспользоваться этой ситуацией. А вот теперь благоприятный момент упущен, она снова трезва, как холодный камень. Все бы ничего, вот только вместе с парами шампанского улетучилась и ее бесшабашность.
Схватив зубную щетку, Линда атаковала зубы с яростным рвением. Как ей хотелось снова стать немножко пьяной, чтобы бездумно скользнуть в постель к Мэтту и притвориться, что не отдает отчета в своих поступках! Разве что Мэтт не захочет участвовать в обмане.
У нее зашевелилось подозрение, что ей придется раздеться и прийти к нему голышом, сказав: «Вот я тут, возьми меня», и лишь тогда он на что-то решится.
Линда снова протерла зеркало полотенцем и взглянула на свое отражение. Неужели и в самом деле так трудно честно заявить о своих потребностях? Почему бы ей не сказать Мэтту, что она жаждет его любви? Разве не так полагается поступать современным женщинам, лишенным предрассудков?
Отражение в зеркале настолько поразилось таким дерзким мыслям, что Линда рассмеялась бы, если бы не тяжесть на душе. Ей подумалось, что в сложившейся ситуации заключена изрядная доля иронии. Если она настолько опьянеет, что сможет перешагнуть через сковывающие запреты, ее тут же сморит сон. А без алкоголя, который придает ей ложную храбрость, она останется слишком скованной и не сможет сделать первого шага.
Линда нервно провела пальцами по волосам и подумала, что будет, если она все-таки наберется храбрости, выйдет из ванной и скажет:
«Я хочу лечь с тобой в постель, Мэтт, хочу твоей любви. Все мое тело до боли жаждет тебя и помнит о том, что мы когда-то пережили вместе».
Ее отражение покрылось густой краской, и Линда еле сдержала готовый вырваться смех отчаяния. Господи, она настолько зажата, что даже мысленно не может произнести эти слова, не то что вслух!
Раздался стук в дверь, она резко обернулась, и полотенце соскользнуло на пол. Линда подхватила его, пытаясь завязать узел покрепче, когда в узкую щель проник голос Мэтта.
– Линда, ты там еще жива?
«Я не буду думать, – решила она в отчаянии. – Только чувствовать». Набрав в грудь воздуха, Линда открыла дверь.
– Еще жива. Прости, если заставила ждать.
Улыбка, которую она хотела выдать за веселую и кокетливую, получилась натянутой и искусственной, как у клоуна.
– Я думал, что шампанское свалило тебя с ног, – сказал Мэтт, вглядываясь в ее лицо.
– О нет, со мной все в порядке, спасибо. Никаких проблем.
И губы Линды растянулись в еще более фальшивую улыбку. Она переступила с ноги на ногу и уставилась на туфли так, как будто никогда их прежде не видела.
«Что же мне делать дальше?» – лихорадочно думала она.
Бездумное поведение, возможно, прекрасная стратегия для опытных женщин, но оно не поможет той, чье знание методов совращения уместится в наперстке.
Наконец-то ей удалось взять себя в руки, и Линда подняла глаза. Мэтт смотрел на нее так, что в ее венах забурлила кровь.
– Линда? – пробормотал он, не сводя с нее глаз.
– Я скучала без тебя, – ответила она поскорей, не давая себе времени на сомнения. – Очень сильно.
– Я тоже скучал без тебя. Больше даже, чем мог догадываться, пока не вернулся домой в Карсон. У нас ведь все было необыкновенно тем летом, правда?
– Мы любили друг друга, – просто сказала она.
– Да, любили, пока добрые жители Карсона все не испортили.
Он протянул руку и провел кончиками пальцев по краю полотенца, его глаза потемнели от воспоминаний. Сердце Линды учащенно забилось, когда она ощутила полузабытый прилив теплоты, последовавший за его прикосновением.
Когда пальцы Мэтта оказались на узле, который удерживал полотенце на месте, он заколебался.
– Линда? – опять нерешительно произнес он.
Едва смея перевести дух, Линда шагнула вперед, и их тела соприкоснулись, а его рука легла к ней на грудь.
Его пальцы оказались холодными, однако жар, который исходил от него, разжег в ней желание, пронзившее ее томительной болью.
– Мэтт, – прошептала она. – О да, Мэтт, пожалуйста.
Он прерывисто вздохнул, но, к ее разочарованию, даже не попытался снять полотенце.
Его свободная рука легко провела по ее распущенным волосам и в нерешительности замерла.
– Линда, Господь свидетель, как я тебя хочу, но только не уверен, что для нас это время самое подходящее. Ты выпила сегодня пять бокалов шампанского. Да еще весь день ничего не ела...
– Я не пьяна, Мэтт, если ты это имеешь в виду, – обиженно прервала Линда. – И знаю, что делаю.
– Так ли это? Быть может, в эмоциональном плане сейчас все для нас еще опасней, чем семь лет назад. Ты уже побывала замужем, а я пару раз тоже едва не попался в сети. Опыта у нас достаточно, чтобы причинить друг другу боль. Причем боль нешуточную. Взвесь все как следует, Линда.
– А разве семь лет назад мы не причинили друг другу боль? Мне всегда казалось, что это так, – с горечью сказала она.
Он промолчал, а Линда улыбнулась, несмотря на подступившие к глазам слезы.
– Ты лишил меня невинности, Мэтт, теперь же я прошу дать мне что-нибудь взамен. Люби меня. Заставь меня снова почувствовать себя женщиной. Поверь, это так мне необходимо.
Его щеки залила густая краска, когда он взглянул на нее сверху вниз. Потом схватил руками за бедра и грубо привлек к себе.
– Смотри, Линда, что ты со мной делаешь, – глухо произнес он. – Ты красива, соблазнительна, а мне свойственны все обычные мужские желания. Если ты не собираешься отступать, я дам тебе все что хочешь. Последний шанс, Линда. Ты точно знаешь, что тебе это нужно? Когда мы проснемся завтра утром, мне не хотелось бы, чтобы ты пожалела о случившемся.
Она удивила себя, непринужденно засмеявшись.
– Мэтт, ты украл мою реплику. Разве не женщина должна произносить такие слова и не соглашаться лечь в постель?
Линда прижала палец к губам. Она чувствовала, что дразнит его, провоцирует совершенно по-женски. – Обещаю, Мэтт, что утром не буду жалеть ни о чем и буду уважать тебя по-прежнему.
Мэтт не отозвался на ее улыбку. Взгляд его оставался мрачным, когда он глядел на нее, хотя она видела, как напряглось его тело, а лицо выражало неприкрытое желание.
– Ты не поняла меня, Линда. Вопрос не в том, будешь ли ты уважать меня. Все дело в том, будешь ли ты уважать себя?
Ей не хотелось вникать в смысл его слов, принимать сложные моральные решения. Она просто ждала, что он обнимет ее и скажет, что любит. Хотела разжечь его страсть жаркими словами и пылкими поцелуями. О Боже, хоть бы он солгал! Хоть бы сказал, как мечтал все эти годы о ней, помнил ее, несмотря на множество других женщин!
Но почему ей так нужно услышать эту ложь? Почему ей все время хочется, чтобы кто-то еще взял на себя ответственность за ее действия? Ведь самое главное для нее то, что чувствует сама Линда, а она прекрасно знает про свое отношение к Мэтту, хотя и не может себя заставить даже в мыслях признаться в этом.
Неужели все опять кончится ничем и она опять пожертвует своими чувствами, своими желаниями ради каких-то непонятных высших ценностей?
И совершенно неожиданно для себя Линда привстала на цыпочки и заглушила вопрос Мэтта своим поцелуем.
Какую-то долю секунды он еще пребывал в нерешительности, но потом приник к ее рту губами с такой жадностью и ненасытностью, что сам поразился своему порыву.
Его язык ласкал ее рот с настойчивостью и одновременно с нежностью, умело возбуждая желанную женщину.
– Тебе хорошо? – пробормотал он, слегка прикусив зубами ее губу.
– Да, – только и сумела сказать она.
Из гордости ей хотелось бы скрыть сокрушительное действие его поцелуев, однако жажда его ласк перевесила все аргументы, которые могли бы еще остановить ее, и Линда полностью растворилась в своих ощущениях.
Мэтт улыбнулся, довольный ее реакцией, небрежным движением развязал узел на полотенце, и оно упало у ее ног на мокрый пол. Его рука прошлась по ее обнаженной груди, и все ее тело затрепетало в ответ на это прикосновение.
– У тебя теперь такая красивая грудь...
– Это... после рождения близнецов... Его руки возобновили свои ласки.
– Благодаря им ты стала еще красивей, чем раньше, – пробормотал Мэтт.
Он наклонился и потрогал губами соски, провел по ним языком, и они напряглись и запульсировали.
Линда закрыла глаза, подчиняясь его волшебным касаниям. Вот о чем мечтала она все эти семь лет. Она провела руками по его спине, потрогала мышцы, которые появились у него за эти годы, превратившие его из угловатого юноши в зрелого мужчину.
Он поцеловал ее еще раз, и она приникла к его губам, словно была не в состоянии утолить мучившую ее жажду. Потом снова оказалась в его объятиях, и ничто с того далекого лета не доставляло ей такого блаженства, как те мгновения, когда он накрывал ее тело своим собственным и дарил неведомые ощущения.
Когда Мэтт понес ее на кровать, она уже ничего не замечала вокруг от охватившего ее блаженства.
Из-под полуприкрытых век Линда наблюдала, как он снимает с себя одежду, узнавала сильные очертания его тела. Он выглядел теперь старше, сильнее... и бесконечно желанней.
Когда Мэтт оказался рядом с ней в постели, ее бедра изогнулись навстречу его ласкам старым как мир инстинктивным движением и в то же время новым, как вспыхнувшая в этот вечер страсть. Их обнаженные тела слились в жарком объятии, и Линда ощутила мощь его мужской плоти. На нее нахлынула волна ликования женщины, которая понимает, что по-прежнему может зажечь неистовое желание в мужчине.
Он прижал ее голову к подушкам и поцеловал в губы, а его руки в это время беспрерывно блуждали по тонкой талии и плоскому животу. Когда его пальцы наконец-то скользнули между ее бедер, Линда и не пыталась сдержать легкий стон восторга.
Несмотря на темноту, она поняла, что Мэтт улыбается. Он ласково дотронулся губами до ее уха.
– По-моему, я обнаружил еще одну вещь, которая тебе нравится.
Она уткнулась лицом в его шею.
– Не знаю, – пробормотала она, едва ворочая языком. – Попробуй еще раз, и тогда я скажу точно.
– Научный эксперимент, да?
Его пальцы возобновили ласки, и она задохнулась от блаженства. Мэтт тихо засмеялся.
– Что ж, ты подтвердила, что тебе хорошо. Будем продолжать эксперимент или остановимся?
– Будем. – Это все, что она могла сказать, но вот рука ее погладила его сильный живот, сжала напрягшееся орудие любви и стала ласкать его так же нежно, как он ласкал ее.
– Ну а ты, Мэтт? – спросила Линда, напуганная своей смелостью. – Ты хочешь присоединиться к эксперименту? Что ты ощущаешь, когда я вот так тебя трогаю?
Пот выступил у него на лбу, и он решительно разжал ее пальцы.
– Линда, сладкая моя, ты все делаешь просто чудесно, только больше не трогай, а то я не выдержу.
После стольких лет воздержания ее тело тосковало о скорейшем освобождении, однако Линда испытывала такую благодарность за страсть, которую пробудил в ней Мэтт, что ей было почти все равно, сможет ли он привести ее к вершине блаженства или нет.
Супружеские отношения во время ее замужества оказались такими безнадежно унылыми, что она начала задумываться, не страдает ли клинической фригидностью. И сознание того, что она все же способна испытывать такое сильное возбуждение, настолько было утешительным для ее души, что ее почти не волновала перспектива остаться неудовлетворенной физически.
– Если ты не можешь сдерживаться, Мэтт, то не жди меня, – тихо сказала Линда.
Он обжег ее рот неистовым поцелуем.
– Ну нет, этого не будет, милая. Мне не нужны от тебя никакие жертвы. Я хочу, чтобы сегодня тебе было так же хорошо, как и мне.
Мэтт завел ее руки за голову и надвинулся на нее, горячий, сильный, жаждущий. Она с восторгом ощущала на себе его тело. Глаза Линды сияли от радости, ее переполняла гордость, что ее тело способно дарить ему такое наслаждение. Тонкая испарина покрыла кожу, дыхание участилось.
Сознание того, что она нравится Мэтту, только усилило ее стремление к удовлетворению собственного желания. Она извивалась в его руках, стараясь слиться с ним в порыве страсти, однако он не торопился овладеть ею, продолжая ласкать ее рукой, пока Линда не затрепетала, чувствуя приближение кульминации.
– Вот теперь я твой, моя радость. Он вошел в нее сильным движением, унося их обоих к вершинам блаженства. И все же Мэтт сдерживал себя и двигался медленно, пока она не выгнулась дугой, выкрикивая его имя и лихорадочно умоляя неизвестно о чем.
Наконец он перестал себя удерживать и ускорил темп движений.
Линда спрятала лицо у него на плече, прильнула к нему, когда ее тело сотрясли волны экстаза. Кровать, гостиничный номер, вселенная погрузились в черноту, когда Мэтт, застонав, достиг той же вершины, на которой уже пребывала она. Так Линда и не поела на ужин крабов.
На какое-то время ее ощущения времени сделались несколько расплывчатыми.
После короткого отдыха они вновь потянулись друг к другу, и обоим показалось, что новая близость была еще более полной и сладостной.
Мэтт заказал в номер гамбургеры, мясо по-французски и охлажденный чай. Все это им привезли на передвижном столике, накрытом накрахмаленными салфетками, и изысканно сервированном.
Мэтт отпустил официанта, одарив его щедрыми чаевыми, и подкатил столик к кровати.
– Я умираю от голода, – призналась Линда, когда они лежали рядом, потом откинулась на подушки и принялась ловить зубами мясо, которое держал перед ней Мэтт.
– Мясо тут не хуже, чем у «Макдоналдса», – заметил он, ловко вытирая салфеткой капельку кетчупа.
– Х-м-м... – Линда оторвалась от подушек и наклонилась, чтобы посмотреть на представленный счет.
– Господи, Мэтт! – воскликнула она, едва не подавившись булочкой с маком. – Да это самый дорогой ужин, который я когда-либо ела! Разве ты не видишь, сколько они тут нам насчитали?
Мэтт взял счет и небрежно швырнул его на свою одежду, валявшуюся на полу.
– Я угощаю, – заявил он. – Ешь и не думай о цене, Линда.
Она поморщилась.
– Сила привычки, вероятно. Только позволь мне самой заплатить, ведь это на меня сегодня свалилось богатство...
Мэтт старательно намазывал горчицу на очередной ломтик мяса и, казалось, весь ушел в это занятие.
– Послушай, Линда, пожалуй, нам пора прояснить ситуацию. Это миссис Виттмейер сообщила всему городу, что я безработный и нищий. Как и множество других вещей, которые миссис Виттмейер преподносит как истину в последней инстанции, эти новости абсолютно не соответствуют действительности. Я не таскаю в кармане последний пенни, Линда, и даже не последние несколько сотен долларов. И могу без проблем заказать нам любой ужин, который только захочется. Она недоверчиво улыбнулась.
– Даже если французское жаркое стоит по доллару за кусок?
– Даже в этом случае. Если даже они стоят по два доллара.
Мэтт облокотился на подушки и поглядел на нее из-под лениво прищуренных век.
– Давай больше не будем говорить о деньгах. Лучше нарисуй мне двух Урчалок, которые только что занимались любовью.
– Урчалки не занимаются любовью, – заявила она, стараясь скрыть довольную улыбку.
– А как же у них получаются маленькие Урчалки? – с лукавой улыбкой поинтересовался Мэтт.
– Разумеется, их приносит аист. Урчалки очень степенные существа.
Он усмехнулся.
– Только не в то время, когда они занимаются любовью. Я только что убедился в этом. Когда Урчалки занимаются любовью, они обо всем забывают.
Линда вспыхнула.
– Кто их придумал, Мэтью Дейтон? Я, вот кто. И уверяю тебя, что Урчалки совсем не занимаются любовью.
Он перекатился на бок и подул ей на грудь.
– Раньше не занимались, а теперь занимаются, – заявил он, дождавшись, когда у нее напряглись соски, а потом окинул ее насмешливым взглядом. – За семь лет они все позабыли, но вот теперь волшебное очарование вновь восстановилось. Нарисуй лично для меня пару Урчалок, Линда. Прошу тебя!
– Уговорил!
Она соскочила с кровати, нашла стопку бумаги для писем с изображением отеля и подходящий карандаш скорее для того, чтобы оказаться подальше от Мэтта, чем по какой-либо другой причине. Однако, начав рисовать, Линда вся отдалась игре воображения. Минут десять она увлеченно работала, затем положила получившийся рисунок на живот Мэтта.
– Ну, что скажешь? Последовала долгая пауза.
– Скажу, что ты необычайно талантлива, – вымолвил он наконец. – А также благодарю тебя за комплимент.
Линда выхватила рисунок и с вызовом посмотрела на него.
– Комплимент? – переспросила она. – Разве ты не заметил, какой самодовольный вид у мистера Урчалки? Глупое существо, вероятно, считает, что он дар Божий для всех женщин.
– Я заметил, – тихо ответил Мэтт. – Но еще заметил ошеломленное выражение на лице миссис Урчалки. Пусть мистер Урчалка самодовольный тип, но, по-моему, он доставил своей подружке немало приятных минут. Или я ошибаюсь?
Линда нахмурилась, смущенная тем, что невольно рассказала своим рисунком слишком о многом.
– Она просто вежливая особа. Урчалки-женщины всегда вежливые. Даже в присутствии самодовольных типов.
– Неужели?
Мэтт раздвинул полы халата Линды и начал чертить узоры на ее коже.
– Знаешь что? Мне кажется, что вежливость у миссис Урчалки чисто напускная. Под ней скорее всего скрывается невероятно страстная и независимая женщина, мечтающая вырваться на волю.
Линда положила руки ему на грудь и невесело улыбнулась.
– Если это так, тогда ничего хорошего ее не ждет. Тебе ведь известно, что в Карсоне очень не любят страстных женщин, а уж независимых вообще терпеть не могут.
Миссис Урчалке придется взять себя в руки и скрыть свою истинную натуру, прежде чем она отправится домой.
– Может быть, – сказал Мэтт неопределенно, и по его лицу трудно было сказать, о чем он думает. – Но сегодня тут только ты и я, Линда. Не думай о завтрашнем дне и о том, что скажут жители Карсона. – Он нагнулся к ее губам. – Думай только о сегодняшнем вечере, дорогая. Сейчас для нас больше ничего не существует.
Она потянулась и страстно ответила на его поцелуй. Его руки, не останавливаясь, двигались по ее телу, гладили грудь, живот, бедра. Тело Линды ожило, расцвело под его ласками, и он накрыл ее бедра своими, соединив их тела в сладостном объятии. Линда обхватила его руками за плечи, потом запустила пальцы в волосы и крепко прижалась к губам Мэтта.
Целую вечность они плыли, слившись в единое существо, среди бушующего шторма, затем страсть взорвалась, и бурные волны захлестнули их, унося, опустошенных и лишенных сил сопротивляться, в тихую гавань.
Линда не вспоминала о своей скучной однообразной жизни, пока она не вернулась в Карсон и не обнаружила миссис Виттмейер, сгорающую от нетерпения увидеть возвращение «блудного дитя» в родной дом.
Мэтт проводил Линду прямо до дверей. Нора открыла после первого же звонка, кратким кивком поздоровалась с Мэттом, потом поцеловала дочь.
Не в силах сдержаться, она разразилась взволнованной тирадой:
– Грета Виттмейер здесь, Линди Бет. Она ждет тебя. Привет, Мэтт, как поживаешь? Прости, Линди Бет, но близнецы только что ушли с твоим отцом за мороженым. Ты задерживалась, и они стали капризничать.
– Самолет опоздал на полчаса, – объяснил Мэтт. – Извини, Нора. Телефоны в аэропорту были все заняты, и мы решили не задерживаться, пытаясь дозвониться, а сразу поехать домой.
– Я не сомневаюсь, что ты сделал так, как считал правильным, Мэтт. Заходи в дом. Я уже сказала, что к нам пришла Грета Виттмейер? Проходи в гостиную, дочка. Как все прошло? Гладко? – Вопросы сыпались у нее словно из дырявого мешка.
Линда улыбнулась.
– Более чем гладко.
– Тебе... удалось продать свои рисунки?
– Только представь себе, мама, у меня подписан контракте фирмой «Плейбрит»! Они приступят к производству первой партии Урчалок, как только закончат с выпуском рождественских игрушек. А я еще буду рисовать костюмы для них, иллюстрировать детские книги!
– Ах ты, Господи! Я хочу сказать, что это чудесно, Линди Бет. Поздравляю.
Однако вид у Норы был такой несчастный, словно ее дочь объявила о грядущем крахе цивилизации. Она изо всех сил старалась улыбаться.
– Проходи в гостиную, Линди Бет, там мы подождем отца. И ты тоже входи, Мэтт. Если только не спешишь домой.
– Я думаю, что могу выкроить несколько минут и поздороваться с такой моей давней и хорошей знакомой, как миссис Виттмейер, – чопорно ответил Мэтт.
Линда с благодарностью посмотрела на него, когда они вслед за Норой входили в дом.
Миссис Виттмейер пристроилась на своей любимой софе, вся подобравшись и настроив свои антенны, готовая зарегистрировать любой намек на скандал.
– Ну, здравствуй, Линди Бет!
Миссис Виттмейер поздоровалась таким величественным кивком, которому позавидовала бы сама английская королева.
– А мы все гадали, когда вы с Мэттом вернетесь из Денвера. Должна отметить, что у вас обоих вполне довольный вид, – многозначительно констатировала она.
Мэтт прислонился к дверному косяку.
– А мы и в самом деле необычайно довольны собой, – холодно ответил он. – Вы разве не слышали, о чем мы сейчас говорили в коридоре, миссис Виттмейер? Линда продала свои рисунки главному производителю игрушек в Нью-Йорке.
– Подумать только! Как тебе повезло, дорогая! Эти люди из Нью-Йорка иногда делают странные вещи, правда?
Было очевидно, что миссис Виттмейер явно не интересовал такой скучный предмет, как успех Линди Бет в качестве художницы.
– Вчера вы улетели ранним рейсом. Так что же, вам понадобились целый день и вся ночь, чтобы обговорить все условия контракта?
– Нет, – ответил Мэтт, улыбнувшись с деланной невинностью. – Мы закончили переговоры вчера во второй половине дня, а потом просто решили остаться в Денвере и отпраздновать успех Линды.
– Не желаете ли кофе? – вмешалась Нора, чувствуя опасный поворот в разговоре. – Ну а вы, Грета? По-моему, вы говорили, что собираетесь домой, потому что к вам должны прийти чистильщики ковров.
Миссис Виттмейер сверкнула зубами, изобразив подобие улыбки.
– Я уверена, что могу задержаться еще на пару минут, чтобы поболтать с милой малышкой Линди Бет, которая вернулась из такой восхитительной поездки. Ты просто светишься от счастья, дорогая моя. Куда делась та печальная вдова, которую мы видели всего лишь пару недель назад? Воздух Денвера, вероятно, способен творить чудеса. Или, может, все дело в попутчике? Боже, я никогда не видела, чтобы на твоих щеках сиял такой румянец, даже в тот день, когда ты вернулась после медового месяца с бедным Джимом Петри!
Она перевела дух и театральным жестом воздела вверх руки.
– Такой герой покинул нас совсем молодым!
В Линде вскипело негодование и внезапно прорвалось наружу, словно подземный родник.
– Миссис Виттмейер! Скажите прямо, на что вы намекаете? – требовательно спросила она.
– Берите пирожные, – с отчаянной решимостью вмешалась Нора. – Попробуйте мои новые пирожные. Рону они очень понравились.
– Нет, благодарю вас, Нора, дорогая моя. Слишком много сладкого вредно. Вам следовало бы посоветовать Рону есть больше фруктов и не увлекаться домашней выпечкой. Ах, Линди Бет, о чем ты спрашиваешь? На что я намекаю? Я вовсе не намекаю ни на что. Сказала только, что ночь, проведенная в Денвере, пошла тебе на пользу.
Гнев Линды искал выхода. Обычная кротость, казалось, исчезла в черной дыре, чтобы никогда не возвращаться.
Она с вызовом посмотрела на миссис Виттмейер.
– Вообще-то вы совершенно правы, – сказала она. – Мы с Мэттом и в самом деле замечательно провели время в Денвере, и мне оно и впрямь пошло на пользу. Поездка оказалась просто потрясающей.
– А где же вы ужинали, дорогая? По-моему, вы еще не рассказали об этом.
– В постели. – Линда изобразила лицемерную улыбку, типичную для миссис Виттмейер. – Мы поужинали в постели, а потом всю ночь занимались безумной, страстной любовью. Представьте себе, Мэтт показал мне столько способов, о которых я и не подозревала. Получилась настоящая оргия.
– Линди Бет!..
Линда оставила без внимания сдавленный возглас матери. Она почувствовала, как с нее спадает тяжесть, многие годы давившая на нее.
– Вам это хотелось услышать? – резко спросила она у миссис Виттмейер. – Может быть, мне рассказать подробно, как мы с Мэттом занимались любовью, или я дала вам достаточно информации, которую вы еще долго будете мусолить на своих сборищах за чашкой кофе? Поверьте мне, если вы не удовлетворены, то я могу поведать вам еще о многом!
Нора Оуэн уставилась на дочь так, словно видела ее в первый раз. Тарелка с пирожными дрожала в ее руке.
Тем временем миссис Виттмейер вскочила на ноги, прижала к животу сумочку и приняла оскорбленный вид.
– Линди Бет, ты меня просто удивляешь. Твои претензии на юмор, по-моему, не отличаются хорошим вкусом. Помимо всего прочего, мне казалось, что в тебе больше здравого смысла и ты никогда не станешь болтать подобные глупости. Разумеется, я понимаю, что ты шутишь, но ни одна женская репутация не бывает в полной безопасности, и те, кто не обладает таким знанием жизни, как я, могут поверить в ту чепуху, которую ты говоришь. Теперь проводите меня до двери, Нора, я хотела бы перемолвиться с вами парой слов. Я считаю, что кое-кто оказывает весьма нежелательное влияние на Линди Бет.
– Да, конечно, Грета. Я провожу вас до калитки.
Нора бросила на дочь растерянный взгляд и поспешила из комнаты.
– Линди Бет, подожди меня здесь, – умоляющим тоном попросила она. – Я сейчас вернусь.
Мэтт едва дождался, когда обе женщины удалятся, и расхохотался.
– Славно ты их напугала, милая! Просто потрясающе. Никогда не думал, что мне доведется увидеть, как миссис Виттмейер немеет от изумления!
Линда прижала ладони к пылающим щекам.
– Мэтт! Мне самой не верится, что я сделала!
– Ты сказала миссис Виттмейер, чтобы та не совала нос в чужие дела, вот и все. И в этом нет ничего ужасного.
– Но ведь я грубо разговаривала с гостьей в доме матери!
Мэтт взял ее за руки и нежно сжал.
– Это миссис Виттмейер вела себя грубо, Линда. Ты просто ответила ей тем же, а она к таким вещам не привыкла.
Он легонько поцеловал ее в кончик носа.
– Дорогая, мне надо идти. Я должен сделать несколько срочных звонков в Нью-Йорк. Береги себя. Завтра я к вам зайду.
Сердце Линды сжалось от неприятного холодка, но она сумела изобразить улыбку. Ведь она и без того понимала, что их ночь любви мало что значит для Мэтта, так что у нее было достаточно времени, чтобы приготовиться к неизбежной разлуке.
– Конечно, я понимаю, что у тебя слишком много дел, – вздохнула она. – Вообще-то у меня их тоже предостаточно.
Мэтт обхватил ладонями ее лицо и нежно поцеловал.
– Завтра я зайду, – пообещал он. – И срочных дел у меня не будет. По крайней мере для тебя.
Мэтт, казалось, никак не мог заставить себя уйти.
– Спасибо за прекрасную ночь, – тихо шепнул он. – Ты была обворожительна, Линда. Я испытал с тобой нечто совсем особенное.
Он взъерошил ей волосы и, беззаботно насвистывая, направился к машине.
Линда все еще стояла в дверях, глядя ему вслед, когда в кухню вошла мать.
– В чем дело? – резко спросила Нора. – Что случилось? Ты плачешь?
Линда протянула руку за платком.
– Видно, просто устала.
– Устала? Ты не спала ночь? А почему ты не спала?
Линда не ответила, и на этот раз у матери хватило ума не задавать больше никаких вопросов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Червовый валет - Крейг Джэсмин

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Червовый валет - Крейг Джэсмин



Роман понравился. Читайте!
Червовый валет - Крейг ДжэсминВалентина
19.04.2015, 1.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100