Читать онлайн Браки заключаются на небесах, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Браки заключаются на небесах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Экспресс-почта прибыла из Нью-Йорка на следующее утро в девять тридцать. Бен вышел в гостиную, открывая на ходу конверт.
— Вот, — отрывисто произнес он, вытащил пачку документов и вручил их Лауре, не потрудившись даже взглянуть на них сам.
Пробежав глазами сопроводительное послание от адвоката, отдал и его. — Аарон как всегда на высоте. Надеюсь, он прислал все, что вам требуется.
Голос его звучал отрывисто, холодно, с подчеркнутой вежливостью — и в нем сквозило явное желание поскорее от нее изба — виться. Конечно же, Лаура не могла винить его за это. С его точки зрения, она была тут посторонним человеком, мешающим ему взять Кристи в свой дом, ради соблюдения I каких-то юридических формальностей, которые, несомненно, казались ему пустячными. И если глядеть на происходящее с его точки зрения, то Беннет еще был необыкновенно любезен. Он обращался с ней с неукоснительной вежливостью, а порой и вовсе дружески. Даже одарил ее парой голливудских поцелуев, чтобы ей было потом что вспомнить, когда она станет рассказывать про эти счастливые эпизоды своей жизни исполненным зависти коллегам. Лаура почувствовала, как вспыхнули ее щеки, когда она вспомнила чувственную реакцию своего тела на снисходительные объятия Бена, поскорее наклонила голову, пытаясь скрыть пылающее лицо, и стала внимательно изучать полученные документы.
Сопроводительное письмо адвоката, напечатанное на плотной кремовой бумаге, ограничивалось лишь тремя предложениями:
«Дорогой Бен.
Направляю затребованные тобой документы. Надеюсь, ты приятно проводишь время в своих диких краях, хотя я никогда не мог понять, зачем тебе требуется окружать себя всей этой жестокой, неукрощенной природой. Когда ты намереваешься вернуться в цивилизацию?
С приветом, Аарон П. Шренк».
— Не обижайтесь на его слова о Колорадо, — заметил Бен, когда она положила письмо на секретер. — Аарон убежден, что Дикий Запад начинается с середины реки Гудзон и тянется до самого Сан-Франциско. Скорее всего он думает, что хозяйственные лавки в Денвере ведут бойкую торговлю луками и томагавками.
Она понимающе улыбнулась.
— Я знаю, что он чувствует. Мои братья искренне уверены, что Америка заканчивается на границе штата Айова.
Лаура стала просматривать документы. Сверху лежала заверенная у нотариуса копия судебного решения по бракоразводному процессу Бена. Как он и говорил, право на Кристи Аннабел Логан было отдано в равной степени обоим родителям. Не было составлено никакого специального графика посещений, но суд призвал разведенных супругов отбросить в сторону свои разногласия и выработать разумное соглашение, которое могло бы обеспечить их ребенка максимальными удобствами.
Следующий документ оказался несколько более неожиданным. Он гласил, что Бен не обязан платить бывшей жене какие-нибудь алименты. Однако требовал весьма щедрых денег на содержание ребенка в то время, когда Кристи жила у матери.
«Судьи и адвокаты не всегда оказываются на высоте», — подумала Лаура. Любой сотрудник полиции или социальных служб немедленно сообразил бы, что громадное финансовое пособие в совокупности с неопределенным решением о праве опеки неизбежно приведет к неприятным последствиям. И в самом деле, решение судьи означало, что доходы Рене резко взлетали вверх, если Кристи жила с ней, и иссякали совсем, когда девочка жила с отцом. Загадка, почему Рене не хотела отдавать дочь, нашла логическое объяснение. Видимо, хлопоты с непокорным подростком в доме были вполне оправданы ежемесячным поступлением крупных сумм на банковский счет.
Однако финансовые отношения Бена и Рене не входили в круг служебных обязанностей Лауры, и раз Бен предъявил доказательство своего неограниченного права на опеку, не было причин, мешающих оставить Кристи у него. Короче, итог оказался лучше, чем она могла и мечтать, когда выскочила из служебной машины возле «Галактики» и взяла под свою опеку испуганную усталую беглянку с лиловыми волосами.
Все в порядке. Она познакомилась со знаменитым актером и приятно провела время, уверяла себя Лаура. Только вот почему-то у нее тоскливо сосет под ложечкой каждый раз, когда она смотрит на документы. Интуиция, выработавшаяся у полицейского за годы службы, подсказывала Лауре, что что-то тут не так.
Она провела пальцем по четкой печати нотариуса и в последний раз проверила судебное решение. Кажется, нет сомнений, документы подлинные. Ей пришла в голову оскорбительная мысль, что она подсознательно ищет, к чему бы придраться, лишь бы подольше побыть в обществе Бена. И как только мысль эта оформилась у нее в голове, Лаура с преувеличенной деловитостью собрала документы и решительным жестом захлопнула папку.
Она вернула все бумаги Бену, улыбнулась с холодной, профессиональной вежливостью.
— Мне кажется, все в полнейшем порядке. Простите, что я сразу не могла поверить вам на слово, но вы ведь понимаете, что мы, полицейские, обязаны следовать букве закона.
— Разумеется, понимаю. — Его ответная улыбка лучилась теплом, обаянием — и было в ней что-то еще, чего она не могла сразу понять. Он небрежно бросил документы на секретер и дружески пожал ей руку. Выражение его лица стало слегка насмешливым и абсолютно неотразимым. — Вы преподали мне хороший урок, я сделаю для себя выводы и стану образцовым гражданином, Лаура. Впредь обещаю, что буду хранить копии своих важных личных бумаг не только у адвоката, но и дома.
— Определенно это не помешает. Ведь никогда не знаешь, когда они могут понадобиться. — Она повернулась и уже собралась уходить, сознавая, что ведет себя очень чопорно, но ничего не могла с этим поделать. Она никогда не умела блеснуть остроумным, находчивым ответом.
— Ну, Пруденция уже приготовила для меня длинный перечень дел, так что с вашего разрешения я пойду и займусь ими. Я уже попросил Хуана подать автомобиль к парадной двери. Не сомневаюсь, что вы соскучились по дому и хотите поскорей там оказаться.
«Почти вышвыривает меня из дома», — кисло подумала Лаура, но в глубине души понимала облегчение Бена и не обиделась на него.
— Мои вещи уже в вестибюле, — ответила она. — Если Хуан готов, я могу ехать сию же минуту.
— Конечно, он будет рад отвезти вас. После забитых транспортом автомагистралей Лос-Анджелеса езда в Денвере кажется ему отдыхом.
Они оба одновременно направились к двери и в какой-то миг оказались друг от друга всего лишь в нескольких дюймах. Бен посмотрел на нее с высоты своего роста, и в его синих глазах мелькнуло выражение, похожее на сожаление.
— Вчера был замечательный день для нас с Кристи, — произнес он после небольшой паузы. — С вами приятно ходить в горы.
— Спасибо. — Она откашлялась, пытаясь скрыть замешательство, вызванное его словами. — Мы втроем составили неплохую команду.
Он поднес руку ко лбу в шутливом салюте.
— Спасибо за все, Лаура. Будьте осторожны, когда вам снова придется наводить на улицах порядок ради спокойствия честных граждан. — Больше не оглядываясь, он направился через вестибюль к кабинету секретарши.
— Эй, подожди минуту, папочка, не уходи! Что тут происходит? — Кристи выскочила из библиотеки, где после завтрака разбирала отцовскую коллекцию видеозаписей.
— Лаура уезжает. Попрощайся с ней, дочка, — тепло сказал Бен.
— Уезжает?
— Я и так у вас задержалась, пора домой, — пояснила Лаура. — Завтра утром мне выходить на работу, а у меня еще куча дел. — Она торопливо обняла Кристи и почувствовала, как напряглись худенькие плечи девочки. К глазам прихлынули предательские слезы, и она с преувеличенным изумлением воскликнула: — Ох! У тебя все косточки торчат. Прямо не знаю, куда девается вся пища, которую ты съедаешь, детка. Кристи нехотя улыбнулась.
— Папа говорит, что я комплекцией вся в него. И потом, я трачу много нервной энергии.
Взгляд Лауры потеплел.
— Может, тебе удастся расслабиться, раз ты будешь жить здесь в Денвере с отцом. Желаю тебе весело провести лето, Кристи. Я рада, что у тебя все так хорошо закончилось.
— Но зачем вам уезжать прямо сейчас? Ведь у вас до завтрашнего дня столько времени. Останьтесь по крайней мере на ленч.
Конечно, она могла бы остаться, если бы действительно этого хотела. Если бы этого хотел Бен. Лаура скосила глаза на Бена, который, казалось, ведь ушел в созерцание неба за окном. Его подчеркнутое безразличие укрепило ее решимость.
— Прости, детка, но у меня пара срочных дел, которые нельзя отложить. Я уверена, что вы с папой придумаете что-нибудь замечательное, когда он закончит с делами. — Она нагнулась и взяла свои вещи. — Желаю тебе с пользой ходить в летнюю школу, Кристи. Надеюсь, что скоро у тебя появится много новых друзей.
Рот Кристи упрямо сжался.
— Если вы сегодня не можете остаться на ленч, тогда почему бы вам не приехать завтра к нам на обед?
— Завтра я работаю полторы смены, — мягко сказала Лаура. Увидев приунывшее лицо Кристи, она попыталась пошутить: — Кому-то ведь надо ловить беглецов на Колфакс-авеню, сама понимаешь.
Кристи даже не улыбнулась.
— Тогда приезжайте в конце недели, — настаивала она. — Пожалуйста, Лаура, мне правда хочется вас увидеть снова. А может быть, мы как-нибудь снова выберемся вместе в горы, мы с папой и вы? Я-то думала, что мы вам понравились.
— Вы мне понравились, конечно, понравились. — Лаура вздохнула. Она достаточно долго работала с подростками, чтобы понимать, почему Кристи такая настойчивая. Лаура была для нее единственным связующим звеном между ее прежней жизнью и новой, которую она и пыталась найти, когда убежала из дома. Более неуверенная в себе, чем ей хотелось это признать, Кристи цеплялась за нее с упорством, вовсе не соответствовавшим той роли, которую Лаура на самом деле играла в ее жизни.
При других обстоятельствах Лаура не колеблясь приняла бы настойчивые приглашения Кристи, понимая, что девочка забудет про нее, как только попадет в школу и встретится с ровесниками. К несчастью, поведение Бена слишком явственно давало понять, что ему не очень хочется видеть Лауру у себя в доме. Это означало, что она оказалась перед нелегким выбором — либо вызвать своим присутствием раздражение у Бена, либо разочаровать Кристи.
Наконец Бен оторвался от изучения небосклона и направился к ним. Лаура вопросительно взглянула на него, ясно давая ему понять, что не примет приглашения Кристи без его одобрения.
Бен остановился в шаге от них и засунул руки в карманы. Заговорил отрывисто, его слова падали как камни.
— Приглашаю вас в воскресенье вечером на пиццу, Лаура. Вы облегчите жизнь всем нам, если сразу согласитесь. Если моя дочь что-то задумала, то она уж все равно не отстанет.
В его приглашении не слышно было особого энтузиазма, и если бы у нее была хоть крупица здравого смысла, она бы отказалась. Лаура перевела взгляд с каменного лица Бена на острое личико Кристи, ее умоляющие глаза и почувствовала, как тает ее решимость. Кристи была еще ребенком, напуганным ребенком, который испытывал крайнюю неуверенность в себе. Неужели она — взрослая, зрелая женщина, которая наверняка сможет не обращать внимания на некоторую холодность своего телекумира, не поддержит девочку, не станет ей поддержкой в нелегкую минуту? Лаура не понимала, почему Бен держится так подчеркнуто напряженно? Неужели он думает, что она будет преследовать его и ожидать продолжения отношений после того поцелуя у водопада? Если да, то она сможет вскоре его успокоить. Пожалуй, она не меньше, чем он, желала свести их отношения к формальности, боясь развития романа. Ведь в конце концов Лаура относилась к числу тех ранимых женщин, которые не так просто справляются со своими чувствами.
— Что ж, ладно, Кристи, — произнесла она наконец. — Если ты и впрямь хочешь, чтобы я пришла, и если вы не возражаете, Бен…
— Почему я должен возражать? — Он издал странный смешок. — Пицца всегда была мне по вкусу, еще с тех пор, когда я учился в колледже и сбрызгивал мескалином и мозареллой знаменитую пиццу Джино.
Лаура почему-то испытывала неловкость и постаралась поскорее завершить разговор. — В воскресенье я работаю неполную смену, так что к восьми часам могу быть у вас, если это устроит вас обоих. Кристи была в восторге. — Нас устроит любое время, правда, папа? А вы точно не можете приехать раньше? — Не дожидаясь ответа, она, пританцовывая от радости, последовала за Лаурой до входной двери. — Мы закажем огромную пиццу с поджаристой корочкой и всякой всячиной наверху, только, пожалуй, без анчоусов и маслин. А что вы скажете о двойной порции сыра? Вам нравится, когда в пицце много сыра?
— Звучит заманчиво. У меня уже потекли слюнки.
— Здорово! Тогда мы будем ждать вас в воскресенье. Все будет отлично, вот увидите. — Кристи распахнула дверь настежь. Стесняясь, подобно большинству подростков, проявлять свои чувства, она торопливо стиснула руку Лауры. — Спасибо за все, — шепнула она. — Я правда благодарна вам за все, что вы сделали.
Проявив сверхчеловеческую самодисциплину, Лаура ухитрилась не задать Хуану ни единого вопроса про его хозяина, пока они добирались до ее дома. Вместо этого они обсуждали неудачи денверских бейсболистов и несправедливость судейской коллегии, которая вновь отказалась направить бейсбольную команду большой лиги в Майл-Хай-Сити.
Вскоре Лаура уже пожалела, что выбрала эту тему, поскольку Хуан оказался столь страстным поклонником бейсбола и так горячо переживал все нюансы игры, что всю дорогу непрерывно размахивал руками, почти не держась за руль. Зажмурив глаза, чтобы не видеть мелькающих обочин, она сказала ему, что, хотя дороги Денвера и кажутся спокойными по сравнению с Лос-Анджелесом, машин на них все-таки достаточно и попасть в аварию совсем несложно.
Хуан равнодушно пожал плечами, заверяя ее, что с ним никогда не случались даже незначительные дорожные происшествия.
— Все мои пассажиры приезжают домой целехонькими, — сказал он, бросив взгляд в зеркало заднего вида, и немедленно возобновил свои яростные нападки на несправедливых судей в бейсбольной лиге.
Он расстался с Лаурой после множества комплиментов, даже заявил, какое удовольствие общаться с женщиной, которую бейсбол интересует больше, чем интимная жизнь егохозяина.
Если бы только он знал правду, уныло подумала Лаура, входя в свою квартиру. Она бросила на софу в гостиной свои вещи и приказала своему мозгу заблокировать все мысли о Беннете Логане. Минувшие два дня стали приятной интерлюдией, но уже пора было возвращаться в реальный мир. Если она сосредоточится на разумных мыслях в течение следующих семидесяти лет, то ей, возможно, удастся забыть синие глаза Беннета Логана и благополучно отметить свой сотый день рождения.
Письмо от брата Дэвида по-прежнему лежало на постели, куда она его бросила. Лаура подняла листок, и сердце ее защемило от чувства беспомощности, когда она начала его перечитывать. Как тяжело жить с мыслью о том, что твоя семья вот-вот лишится дома и любимого дела. А еще хуже то, что она находится здесь, в Денвере, так далеко от них и ничем не может помочь в обрушившемся на ее родных несчастье.
Уже не имело никакого смысла экономить на мелочах, и Лаура сняла трубку и набрала домашний номер. Родные очень обрадовались ее звонку и все хотели поговорить с ней. Братья делали вид, что ничего страшного не произошло, но Лаура не смогла долго поддерживать спокойный добродушный тон разговора.
— Что у вас происходит, Джим? — напрямик спросила она. — Неужели банк не пошел навстречу и не может подождать с выплатами до конца месяца?
Наступило молчание, и Лаура ощутила, как по шестисотмильному телефонному проводу к ней просачивается отчаяние.
— Банк назначил срок платежа на конец месяца, — признался в конце концов брат. — Мы с Дэви разговаривали с управляющим и просили его дать нам отсрочку, пока не уберем урожай, но он говорит, что у него связаны руки. Директора настаивают на том, что долги банка слишком высоки, и отзывают все ссуды свыше тридцати тысяч.
— Ты знаешь, я скопила тысячу долларов….
— Даже и не говори о ней, — оборвал ее Джим. — Ты и так уже прислала нам намного больше, чем мы должны были бы от тебя взять. Не беспокойся, милая сестренка, все как-нибудь уладится.
У нее перехватило дыхание.
— Джим, я не вижу никакого выхода из этой ситуации! По крайней мере позволь мне прислать вам что-нибудь, чтобы помочь с переездом и прочими делами.
Она почти физически ощутила усилия, с которыми он заставил свой голос звучать бодро.
— Мы не нищие, сестренка, а всего лишь банкроты! Управляющий банка сказал мне, что это вовсе не одно и то же.
— Но мне сейчас не нужны эти деньги…
— Послушай меня, девочка. Ты скопила деньги для своих нужд, и, когда выйдешь замуж за какого-нибудь молодца из Денвера, эти деньги тебе очень и очень пригодятся.
Ее лицо исказилось от отчаяния, она с трудом удерживалась от слез.
— Верно, мы уже планируем будущую семейную жизнь, Джим. Где-то к концу лета уж точно.
— Неужели ты нашла себе кого-то? Эй, мама, ты слышишь? Лаура нашла себе парня и собирается вскоре выйти за него замуж!
Лаура с трудом сглотнула и собрала остатки самообладания, о которых и не подозревала. Если мог в такой ситуации радоваться Джим, сможет и она, даже если подобное напряжение едва не свалило ее с ног.
— Ты не знаешь и половины всего. Скажи маме, что я в эти дни просто места себе не нахожу от радости. Ты никогда не догадаешься, где и, главное, с кем я провела конец этой недели.
— Сгораю от любопытства, сестренка!
— Поднималась на гору вместе с мистером Беннетом Логаном. Тем самым Беннетом Логаном!
Как она и рассчитывала, ее сообщение вызвало шквал вопросов, и Лаура пустилась излагать свою намеренно комическую версию о том, как встретилась с Беном, выжимая до миллиграмма все хорошее из того краткого времени, которое они провели вместе. Вся семья смеялась над ее рассказом, хотя смех казался порой довольно напряженным, а мать взяла трубку, чтобы сообщить, что у нее все еще цела шляпка, купленная ко дню свадьбы Джима, имевшей место пятнадцать лет назад, так что она уже готова, если Лаура захочет назначить день свадьбы с Беннетом Логаном на более ранний срок.
Когда Лаура наконец-то повесила трубку, она испытывала такую гордость за семью и так всех жалела, что даже сама не понимала, чего ей хочется — смеяться, плакать или метаться по квартире, сокрушая все, что подвернется под руку, чтобы дать выход накопившемуся отчаянию. В конце концов, будучи разумной, хорошо владеющей собой женщиной, она не сделала ни единой из этих вещей. Вместо этого Лаура полила поникшие цветы и аккуратно сложила белье в ящики комода, стерла пыль с мебели, а потом сходила в магазин за продуктами.
После такого образцового проявления самодисциплины она сочла за подлый удар судьбы тот факт, что, удобно устроившись перед телевизором, сообразила, что сегодня, как обычно по четвергам, демонстрировалась последняя в этом сезоне серия «Империи».
Издав тяжелый вздох, Лаура откинулась на подушки и с замиранием сердца уставилась на экран, где потрясающе красивый Гаррисон Бранд переживал исчезновение своей любовницы, роскошной Сапфиры Стед-дон. Он знал, что его любимая исчезла в гареме злого и воинственного шейха Драбуана. И вот теперь официальные лица из вашингтонского правительства усиленно совещались и спешно составляли отчаянные планы по спасению Сапфиры. Поскольку Сапфира, как не без пышной витиеватости поведали сценаристы, была обладательницей не только самого чувственного тела, украсившего бы обложку журнала «Плейбой», но и самого блестящего ума со времен Альберта Эйнштейна. Ее исчезновение грозило отбросить американские исследования в области высоких технологий по крайней мере на десять лет назад, и в Пентагоне считали Гарри-сона Бранда лично ответственным за ее похищение.
— Сапфиру никогда не удалось бы захватить, если бы этот проклятый сексуальный маньяк не заморочил ей голову, — посетовал генерал с четырьмя звездочками на погонах. — Какого дьявола, что он с ней сделал? — Затащил ее в постель и всю ночь занимался с ней любовью, — с готовностью подсказала женщина-агент.
Усы генерала ощетинились от ярости. — Какое это имеет отношение к делу? Сапфира как-никак опытный ученый, а с тех пор как встретилась с этим Гаррисоном Брэндом, ведет себя будто самая обыкновенная женщина. Могу поклясться, что ее просто околдовали.
«Я готова подписаться под этими словами», — криво усмехнулась Лаура, когда в фильме уже показывали кадры Каира, куда Гаррисон Бранд прилетел, выполняя свою миссию по спасению Сапфиры.
Лаура с иронией воспринимала нелепую историю о том, как в отеле два сотрудника Пентагона пробираются в гостиничный номер Бранда, намереваясь его арестовать.
Авторы сериала использовали все возможности операторского искусства и сделали несколько долгих кадров крупным планом, показывающих восхитительно сложенного — и явно обнаженного — Гаррисона Бранда. Агенты пересекали комнату, а тем временем Гаррисон медленно поднимался с постели, и камеры с разных ракурсов демонстрировали миллионам зрительниц великолепие его отливающих бронзовым загаром грудных мышц и плоского живота, удерживаясь тем не менее на строго регламентированной границе телекодекса приличий.
Гаррисон, спокойный и уверенный в себе, улыбнулся с насмешливой вежливостью, приветствуя агентов. Агенты, которые выглядели нелепо и явно казались избыточно одетыми в своих серых костюмах в мелкую полоску, объявили, что он арестован. Гаррисон не проявил никаких признаков недовольства, хотя улыбка сделалась чуть более насмешливой. Ветеран дюжины головокружительных побегов из различных спален, он всем своем высокомерным видом показывал, что едва ли паре чиновников, только что соскочивших с пентагоновского конвейера, удастся его поймать. Лаура смотрела, как он небрежно накинул на себя простыню на манер римской тоги. На секунду ее сердце перестало биться. Потом рванулось вперед с удвоенной скоростью. Наивный сюжет показался вдруг далеко не таким забавным. Острое, пронизывающее воспоминание о поцелуе Бена наложилось на нелепые телевизионные кадры, и она ощутила настолько сильную волну желания, что кулаки ее сами собой сжались среди диванных подушек.
Опомнившись, Лаура немедленно разжала пальцы, отвернулась от экрана и стала энергично взбивать подушки. Пытаясь отвлечься от нежелательных мыслей, она прошла на кухню и проверила запас кофе на утро, затем выпила стакан воды, хотя пить вовсе и не хотелось. Вернувшись в гостиную, она потеряла нить происходящего на экране, но все-таки глядела завороженно, как Гаррисон, теперь уже в джинсах и незастегаугой рубашке, все-таки умудрился совершить побег. Он ловко перепрыгнул через поставленное на его пути кресло, в последний раз сверкнул нахальной усмешкой увальням из Пентагона и сиганул из окна спальни.
В последних кадрах сериала непобедимый герой спустился на парашюте во двор гарема шейха Драбуана. В то время как он боролся с шелковым полотнищем, отряд закутанных в черное стражников молча и зловеще окружал его со всех сторон.
— Смешно и нелепо, — пробормотала Лаура, переключая программу. — И зачем только я потратила столько времени на этот глупый сериал? — Она прошла в спальню и поставила будильник на пять часов, потом нырнула в постель и легла на живот, готовая уснуть.
Прошел час, прежде чем она поняла, почему сон никак не шел к ней. Ей не давала покоя улыбка Гаррисона Бранда! Лаура резко села, уставилась в темноту, и у нее улетучились все остатки сна. Победоносная улыбка, которой он сверкнул в сторону агентов Пентагона, которых без труда перехитрил, была копией той, что Беннет Логан послал Лауре, когда она признала правомочность документов о праве опеки над Кристи.
Ей так хотелось надеяться, что это сходство носит чисто случайный характер. Однако инстинкт полицейского предупреждал ее, что тут дело нечисто.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин



стоит почитать,нескучный романчик...
Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмингалюша
7.12.2013, 11.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100