Читать онлайн Браки заключаются на небесах, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Браки заключаются на небесах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

— Входите, Ронни, мы и не надеялись, что вы придете так ра…
Модно одетая, безупречно причесанная молодая женщина, отворившая дверь, оборвала свое приветствие на полуслове, даже не сделав попытки скрыть свое недовольство от неожиданного появления на ступенях внушительного особняка Беннета Логана женщины-полицейского в форме и грязной девчонки.
— Я могу быть вам чем-нибудь полезна? — ледяным тоном осведомилась она.
— Надеюсь, что да, — ответила Лаура, выпрямляясь во весь свой невысокий рост и сопротивляясь желанию еще раз поправить форму. Она протянула свое служебное удостоверение. — Я сержант Форбс из Денверского полицейского управления. Мне хотелось бы поговорить с мистером Беннетом Логаном, если он дома.
На женщину не произвел никакого впечатления значок Лауры.
— Мистер Логан никогда не принимает посетителей без предварительной договоренности, — отчеканила она, готовясь закрыть Дверь.
— Дело не терпит отлагательств. И потом… Не хотелось бы вызывать мистера Логана в полицейское управление…
Женщина заколебалась, ее оценивающий взгляд задержался на форме Лауры.
— Пожалуй, я смогу вам помочь, сержант. Я Пруденция Датчер, личный секретарь мистера Логана.
Кристи внезапно издала озорной смешок.
— А я Кристи Логан, его дочь. Отведите нас к нему, будьте так любезны.
— Его дочь?
Маска холодного равнодушия на лице Пруденции Датчер дала трещину, и она уставилась на Кристи с недоверчивым изумлением. Однако быстро взяла себя в руки, слегка отступила и жестом показала, чтобы они следовали за ней.
— Вам лучше пройти в мой кабинет, пока я все выясню. Пожалуйста, следуйте за мной.
Быстрым шагом Пруденция провела их через огромный вестибюль с куполообразным потолком в просторную, элегантно обставленную комнату. Кабинет был оснащен современным компьютерным оборудованием, большой письменный стол и множество бумаг придавали ему деловую атмосферу.
— Присаживайтесь, пожалуйста, — предложила она, указывая на удобные кресла, но Кристи не вняла распоряжению секретарши и выбежала в вестибюль.
Из приоткрытой двери в конце коридора доносились звуки мужского голоса, и она, издав восторженный крик, бросилась туда.
— Папочка, это я! — крикнула Кристи, распахивая дверь. — Я приехала к тебе! Видишь, я смогла найти тебя! Мать собирается увезти меня в Канаду, вот я и убежала, когда она поехала с Эриком в Нью-Йорк, а сержант Форбс помогла мне отыскать тебя, она из полиции!
Лаура и секретарша остановились в дверях и увидели, как высокий блондин, сидевший за письменным столом, вскочил, уронив бумаги, которые читал в это время, и, опрокинув стул, бросился навстречу Кристи. Его синие глаза — самые синие, какие в своей жизни видела Лаура, — засветились радостью, когда он обнял дочь.
— О Боже, радость моя, как давно я тебя не видел! Как у тебя дела, пчелка? Как ты тут очутилась? Когда ты приехала в Денвер? Как я рад тебя видеть, родная ты моя! Я так долго пытался отыскать тебя!
— Я тоже очень рада тебя видеть, папочка. Я так скучала без тебя!
Несколько минут они стояли молча, обняв друг друга, потом Кристи шмыгнула носом и, отстранившись, вызывающе поглядела на отца.
— Ты заметил, какая я стала высокая? Во мне уже пять футов и три дюйма.
— Еще десять дюймов, и ты догонишь меня.
Кристи хихикнула.
— А как тебе моя прическа? Нравится? Мать просто терпеть ее не может.
Лаура видела, что Беннет Логан все еще не пришел в себя, чтобы в достаточной мере серьезно говорить с дочерью, но тут он нежно улыбнулся и провел пальцами по жестким кончикам лиловых волос, обрамлявших ангельское личико Кристи.
— Потрясная прическа, — одобрил он. — Лиловый цвет я вообще люблю больше всего, а лиловые волосы — это так оригинально. Да ты вообще выглядишь просто обалденно. — Беннет поцеловал ее в лоб. — Мне даже нравится эта черная гадость, которой ты намазала ресницы, хотя мне кажется, что без нее ты выглядела бы лучше.
Кристи наморщила нос.
— Это несмываемая тушь для ресниц, только на нее, наверное, налипло много пыли, потому что я уже не мылась сто лет, да еще плакала, когда обнаружила, что у меня украли сумочку с деньгами. И хотя в рекламе говорилось, что тушь несмываемая, она текла… — Внезапно девочка оборвала пулеметную болтовню, всхлипнула и погрустнела. — Ах, папочка, я так долго тебя искала! Я приехала в Денвер вчера, но денег у меня не осталось, а в справочной службе мне не давали твой номер телефона, потому что там его нет, и я не могла тебе позвонить. И если бы не сержант Форбс, которая меня едва не арестовала, то я просто и не знаю, как бы попала сюда.
Он тоже помрачнел и еще крепче обнял дочь, нежно погладив по плечу.
— Теперь ты в безопасности, радость моя, — нежно произнес Беннет. — Ты со мной, и, поверь мне, больше я тебя никуда не отпущу. Никто, слышишь, никто не заберет теперь тебя из этого дома. — Кристи потерла кулаками глаза, стараясь остановить слезы.
— И мне не придется возвращаться и жить с… ней?
Губы Беннета вытянулись в прямую, жесткую линию.
— Нет, и это я тебе обещаю, Кристи. Тебе не придется снова жить вместе с матерью, если, конечно, ты сама этого не захочешь.
— Я рада, — просто сказала она. — Мать не слишком меня любит. — Она неожиданно зевнула, слезы высохли у нее сами собой, когда она, довольная, прильнула к его груди. — Папочка, а я еще не познакомила тебя с сержантом Лаурой Форбс? Она не стала меня арестовывать, даже когда приняла за бродяжку. И возила меня по всему Черри-Хиллз, чтобы найти твой дом. Если бы не она, я бы никогда тебя не нашла.
Беннет Логан вскинул голову и впервые, с тех пор как Лаура вошла в комнату, в упор посмотрел на нее. Ее обдало жаром, когда она встретила направленный прямо ей в глаза этот сильный завораживающий взгляд. До нее наконец дошло, что имели в виду кинокритики, когда говорили о его сексуальном обаянии. Все вокруг померкло, она не ощущала ничего, кроме подавляющей силы, исходящей из его темно-синих глаз — и где-то под ложечкой у нее томительно засосало. После минутного пристального созерцания стоящей перед ним будто загипнотизированной Лауры он улыбнулся, и у нее пересохло в горле.
— Я в огромном долгу перед вами, сержант, — произнес он хрипловатым голосом, притягивавшим каждую неделю к телеэкрану миллионы зрительниц. — Я разыскивал Кристи почти четыре года и просто не в силах выразить, что означает для меня ее появление в этом доме. Я могу лишь искренне поблагодарить вас за любезность. Подозреваю, что, если бы ее нашел какой-либо другой сотрудник полиции, мы с Кристи сейчас не были бы вместе.
В его улыбке было столько сексуальности, что у любой особы женского пола, которая еще могла дышать, перехватило бы дыхание, а теплый, полный благодарности взгляд, казалось, специально был предназначен для того, чтобы плавить женские сердца. Лаура сказала себе, что сердце сотрудника полиции должно быть нечувствительным к подобным взглядам, но тело не желало подчиняться разуму.
Наконец она сумела оторвать взгляд от завораживающей улыбки, и через минуту-другую ее сердце перестало выделывать немыслимые кульбиты.
— Я рада, что мне удалось заметить Кристи еще до того, как она попала в серьезные неприятности, — чопорно ответила Лаура. — Работники полиции всегда стараются предотвратить несчастье и не ждут, когда оно произойдет. — Внезапно осознав, что говорит как начальник отделения перед новичками, она смущенно закашлялась. — Мистер Логан, прежде чем оставить вас наедине с дочерью, я должна кое-что уточнить.
— А вам не кажется, что мы могли бы начать приготовления к обеду, пока вы вдвоем будете обсуждать остальные вопросы? — заискивающим тоном произнесла Кристи. — Я уж и не помню, когда ела в последний раз, и, по-моему, мой желудок просто забыл, что такое еда. Мне грозит опасность в любой миг умереть от голода.
— Быть может, сержант согласится спасти тебя и от голодной смерти и сможет продолжить нашу беседу на кухне? — Беннет направил Лауре еще одну из своих неотразимых улыбок. — Когда я брал в холодильнике лед, то заметил там много всякой всячины на любой вкус. Надеюсь, твой пустой животик будет доволен.
— Просто божественно! — воскликнула Кристи, устремляясь к двери кабинета. — И, может, сержант Форбс согласится остаться и пообедать вместе с нами? Она только что закончила свою смену, а потом еще возила меня по городу.
— Разумеется. — Беннет нагнулся и начал подбирать разлетевшиеся страницы рукописи. — Пожалуйста, сержант, если вы достаточно проголодались, мы с дочкой будем рады видеть вас за нашим столом.
Лауре даже не понадобилось прибегать к опыту, накопленному за пять лет работы в полиции, чтобы увидеть, что Беннета вовсе не радует ее присутствие за столом. Более того, у нее появилось странное ощущение, что его вполне понятное желание остаться наедине с дочерью было не единственной причиной этого. Кристи же, однако, думала лишь о еде и не заметила столь тонких нюансов в приглашении отца.
— Пожалуйста, останьтесь, — затараторила она, и ее глаза заискрились смехом. — Честно говоря, мы с папой никудышные повара и надеемся, что вы поможете нам разогреть те полуфабрикаты, что есть в холодильнике.
Пруденция Датчер с упреком произнесла:
— Сержант Форбс — сотрудник полиции, а не повар на подхвате. Да к тому же я к вашим услугам и сумею присмотреть, чтобы ничего не подгорело.
Кристи вспыхнула и стала пунцовой от смущения.
— Простите меня Бога ради, сержант Форбс, я вовсе не хотела вас обидеть. Просто мне показалось, что вы тоже проголодались, да к тому же вы, наверное, прекрасная хозяйка.
Лаура была уже готова отказаться от менее чем любезного приглашения Беннета Логана, но смущенные извинения Кристи заставили ее переменить решение. Она подумала, что в конце концов сможет выяснить некоторые важные детали на кухне так же просто, как и в кабинете. Да и, черт побери, пообедать с Беннетом Логаном — даже если он и не слишком этому рад — уникальная возможность, упустить которую никак нельзя. Такой шанс пообщаться в непринужденной обстановке с известным актером выпадает раз в жизни. Не говоря уж о том, что сэкономить несколько долларов было для нее нелишне. Финансовое положение ее братьев было настолько неутешительным, что она уже много недель не позволяла себе такой роскоши, как наесться досыта. Да и будет ли вред, если она посидит за кухонным столом и позволит себе на полчаса предаться безобидным фантазиям?
Лаура улыбнулась Кристи, избегая укоризненного и хмурого взгляда секретаря и стараясь не думать про магическую привлекательность чеканного профиля Беннета Логана.
— Ты права, я обожаю готовить и с удовольствием похлопочу на кухне.
— Тогда все в порядке, — заявил Беннет, бросая страницы рукописи на стол. Он повернулся, причем на лице его не осталось ни тени прежней сдержанности, и непринужденно улыбнулся секретарше. — Вы ведь уже обедали, не так ли, Пру?
— Да, благодарю вас. Экономка приготовила для меня перед уходом печеную рыбу.
— Тогда позвоните, пожалуйста, Ронни и передайте ему, что наша встреча с ним ненадолго отодвигается. Сегодня вечером я явно не дочитаю сценарий, так что ему нет смысла терять даром время. Мне только жаль, что вы потратили большую часть вечера, ожидая меня. Вы уже не успеете съездить куда-нибудь, например, в кино? Ключи от «ягуара» находятся в верхнем ящике моего письменного стола, если вам понадобится машина.
— Благодарю вас, но я читаю превосходную биографию Авраама Линкольна, так что, пожалуй, пойду к себе в комнату. — Пруденция опустила глаза и некоторое время изучала носки своих бежевых туфель. Когда она снова посмотрела на хозяина, на лице ее играла бодрая улыбка. — Кстати, Бен, я не считаю этот вечер потраченным зря. Я разобрала пачку писем от ваших поклонников и отправила авторам те сценарии, которые вы уже прочли и забраковали.
— Просто не представляю, что бы я без вас делал, — ответил он, после чего быстро и равнодушно обнял ее за плечи, увлекая к выходу из своего кабинета. — Вы самая организованная личность из всех, кого я знаю, и мне посчастливилось встретить вас на своем пути. До завтра, Пруденция.
— Да, доброй ночи, Бен. — Лаура отметила, что прошла достаточно большая пауза, прежде чем секретарь добавила: — Доброй ночи, Кристи. Добро пожаловать домой.
— Спасибо. Доброй вам ночи, мисс … э…мисс Датчер.
— Вы можете называть меня просто Пруденцией, дорогая. Я даже настаиваю на этом. — Секретарша весело засмеялась. — Ведь я провожу столько времени рядом с вашим отцом, что превратилась практически в члена семьи.
Глаза Кристи погрустнели, когда за секретаршей закрылась дверь. Казалось, она вспомнила о чем-то неприятном. Через мгновение девочка стряхнула с себя грусть, откинула со лба жесткие пряди лиловых волос и радостно улыбнулась отцу.
— Есть хочу! — воскликнула она. — Веди нас на кухню. Ни минуты промедления. Мне необходимо хоть что-то съесть, пока я еще не упала в голодный обморок.
Кристи и ее отец непрерывно разговаривали, пока Лаура готовила соус для спагетти и резала зеленый салат.
— Я уже напал на твой след в прошлом году, — рассказывал дочери Беннет. — Нанятые мною агенты узнали, что ты находишься в Англии в частной школе, и я сразу же вылетел туда. Но директриса сообщила мне, что ты уехала за два дня до моего появления и что она не имеет ни малейшего представления, куда твоя мать могла тебя увезти.
— Мы поехали в Париж, — сумрачно ответила Кристи. — А после этого на Ривьеру. Это была жуть. Я догадалась, что ты узнал про школу. Мать уволокла меня так поспешно, что я даже не успела как следует попрощаться с подругами.
Лаура расслышала боль в голосе Кристи, и отец девочки тоже, видимо, уловил ее, так как в знак утешения стиснул дочери руку и поспешил задать другой вопрос:
— Ты согласилась поехать учиться в чужую страну? Ну, и как там все было?
— Знаешь, там часто шли дожди, школьные форменные платья были очень колючими, а еда ужасной, зато уроки — клевые и девочки просто чудо. А некоторые учителя вообще просто обалденные. Вот там я и научилась делать такую прическу, пользоваться косметикой и все прочее.
— В английской частной школе? — воскликнула Лаура, ставя миску с салатом в центр стола. — Так ты научилась красить волосы в лиловый цвет в частной школе для девочек в Англии?
— Точно. Большинство девочек там подражали панкам, а по выходным мы могли одеваться так, как нам нравится. Учителей не слишком волновало, какие мы делаем прически, если у нас все в порядке с уроками и нет серьезных нарушений дисциплины. Почти все мои подруги ходили с розовыми волосами, но только вот наши школьные платья были зелеными, и я подумала, что лиловый цвет тут будет более уместным — и выйдет просто полный абзац.
— Определенно абзац, — слабым голосом согласилась Лаура.
Существовавшие у нее до этого представления о жизни в британской частной школе претерпели довольно сильные изменения, и все-таки ей трудно было представить, как коридоры с дубовой обшивкой наполняются ордами учениц, волосы которых сияют всеми цветами радуги. К уже стоявшей на столе еде она добавила масленку и ломти разогретого французского хлеба.
— Вот, Кристи, это поможет тебе дожить до той минуты, когда спагетти будет готово.
Кристи помыла руки прямо на кухне, а затем набросилась на еду с такой жадностью, что Лаура могла бы испугаться, если бы не привыкла к своим племянникам того же возраста, которые со столь же устрашающей скоростью поглощали невероятные порции пищи. «Как мощные бульдозеры, расчищающие место для строительной площадки», — с улыбкой подумала она. Затем Лаура поставила на стол блюдо со спагетти и ананасным соусом. Кристи в полном восторге закатила глаза, а смеющийся взгляд Беннета Логана внезапно встретился поверх головы дочери с глазами Лауры. Ей показалось, что искорка смеха из его необыкновенных синих глаз угодила прямо в нее и согрела душу.
— Да вы просто повар высшего класса, — похвалил он, глядя, как Лаура раскладывает щедрые порции спагетти, острого соуса и золотистого расплавленного сыра. — Мне никогда не понять, как два человека могут следовать одинаковым инструкциям, изложенным на упаковке замороженного продукта, и получать два абсолютно разных результата. У меня всегда получается несъедобная гадость, обгоревшая по краям, но с замороженной серединой.
— Хоть вы и не произнесли это вслух, но, видимо, намекали на то, что у меня особый талант, присущий только женщинам. Беннет усмехнулся.
— Я не такой человек, чтобы бросаться подобными замечаниями, даже если они и пришли мне в голову.
Кристи перестала есть и выпила стакан молока, потом отодвинула от себя тарелку.
— Ах! — воскликнула она с трагическим выражением на лице. — У меня в животе не осталось места для второй порции.
— Пожалуй, лучше, если ты не будешь сегодня объедаться, — успокоил ее отец. — Почему бы нам не встать завтра утром пораньше и не испечь целое блюдо оладий?
— С кленовым сиропом?
— И с джемом тоже.
— Предложение кажется мне просто замечательным. — Кристи снова зевнула, затем робко улыбнулась отцу. — Теперь мне хочется лишь одного — принять очень горячий душ и завалиться спать. Разве не замечательно думать о том, что завтра в нашем распоряжении будет весь день и что мы проведем его вместе?
— Просто сказка, — согласился Беннет, крепко пожимая ей руку. — Я скоро приду к тебе, милая, чтобы пожелать спокойной ночи Ты не забыла, где находится твоя комната? Наверху в конце коридора, а потом…
— Потом первая дверь справа, — торжествующе договорила Кристи. — Ты видишь, папа, я никогда не забывала тех каникул, которые провела тогда у тебя! Я даже помнила, что ты всегда приезжаешь в Денвер в мае, во время перерыва в съемках «Империи». — Она отнесла грязную посуду в раковину, затем улыбнулась Лауре, но глаза ее были уже совсем сонные.
— Спасибо за то, что вы помогли мне отыскать моего отца. Как вы думаете, может, вы смогли бы в выходные сходить со мной поесть пиццу? Тут прямо за углом было потрясное место.
— С огромным удовольствием, — согласилась Лаура. — Однако, прежде чем ты пойдешь спать, Кристи, у меня к тебе остался последний вопрос. Как мне связаться с твоей матерью? Ты, вероятно, думаешь, что она сейчас не беспокоится, но скорее всего ошибаешься, и мой долг сотрудника полиции известить ее о том, что ты в безопасности. Ты обязана мне сказать, как с ней связаться, таков закон.
Кристи быстро взглянула на отца, снова отвела взгляд, ничего не сказав.
— Моя мать в Нью-Йорке, — призналась она в конце концов. — Она собиралась пробыть там еще неделю, и я знаю, что она не беспокоится обо мне, потому что думает, что я нахожусь у подруг на озере Тахо.
— А твои подруги? Уж они-то наверняка гадают, где ты?
— Нет, потому что думают, что я в Манхэттене с матерью, а в их домике нет телефона, так что никто и не договаривался звонить друг другу. Честно говоря, я долго все обдумывала, старалась устроить так, чтобы никто не смог забить тревогу, но вы, если хотите, можете позвонить матери домой и убедиться, что ее там нет. Она живет на Санрайз-драйв в Гринакре, а номер телефона 555-1212. Я предполагаю, что в Нью-Йорке она могла остановиться в «Плазе», но не уверена. Мне она не сказала, куда поехала.
Лаура молча записала всю эту информацию. Мать Кристи крайне небрежно относилась к своим обязанностям опекуна, и все же было приятно узнать, что эта женщина не провела всю прошедшую неделю, яростно названивая в пустой дом и воображая самые страшные картины того, что могло случиться с дочерью.
Лаура спрятала записную книжку в карман. — Спасибо за информацию, — сказала она, улыбаясь при виде сытой сонной Кристи. — Доброй ночи, юная леди. Поскорей беги в постель, пока не заснула на ходу. Я постараюсь не задерживать твоего отца больше, чем на несколько минут.
— Если он задержится дольше, я уже засну. — Кристи в последний раз обняла отца и поплелась наверх, еле передвигая ноги от усталости.
Беннет проследил взглядом, как дочь поднимается по ступенькам, затем уселся рядом с Лаурой за деревянным столом. Он взял ее руку, зажал между своими ладонями, и ее сердце сразу же бешено забилось, будто подражало вышедшим из-под контроля вагончикам аттракциона «Катание с горок».
— Мне хочется еще раз поблагодарить вас за то, что вы привезли мне дочь, — мягко произнес он. — Я просто не могу придумать, как мне лучше выразить свою благодарность, но если вам что-то пришло в голову, подскажите мне.
«Его улыбка наносит непоправимый ущерб моей нервной системе, — решила Лаура. Сколько времени пульс способен биться с удвоенной скоростью, пока не лопнет от перенапряжения?» Она высвободила руку и сосредоточилась на мыслях, типичных для сотрудника полиции, хотя ей страшно этого не хотелось делать. Но вот ее телу, к прискорбию, интересней было гадать, действительно ли широкая грудь Беннета Логана была такой мускулистой, какой казалась под тонким сетчатым трикотажем его рубашки. А его губы… Интересно, что ты ощущаешь, когда такие твердые, чувственные губы жадно касаются твоей кожи, бросая тело в дрожь жаркой страсти? Она резко встряхнулась, придя в ужас от собственных мыслей. И, пытаясь скрыть смущение, оживленно заговорила:
— Все, что я сделала, это взяла вашу дочь под свое покровительство, когда увидела, как она убегает от юного бандита на Кол-факс-авеню, мистер Логан. К несчастью, это весьма рутинная часть моей работы. В течение недели я подбираю по крайней мере одного беглеца или беглянку. На прошлой неделе Подобрала четверых, и младшему было всего десять лет.
Беннет нахмурился.
— Как вы думаете, не попала ли Кристи.. в переделку… пока пыталась добраться сюда?
— Все зависит от того, что вы имеете в виду под словом «переделка». Не думаю, что она подверглась непосредственно физическому насилию, однако ни один ребенок не может проехать автостопом по стране тысячу миль и не получить при этом эмоциональных травм. И хорошо бы в течение ближайших месяцев внимательно понаблюдать за ней.
— Как вы считаете, насколько быстро смогут затянуться эти раны, если ей будет позволено жить в нормальной, спокойной обстановке?
Она постаралась успокоить его.
— Не следует излишне тревожиться, мистер Логан. Ребята, с которыми мне приходилось работать, обнаруживают поразительную эластичность психики, если убеждаются, что не одиноки, что кому-то нужны. Только постарайтесь внушить Кристи, что побег из дома слишком опасное средство для решения проблем. Улица может оказаться жестоким учителем.
— У нее не будет причин убегать от меня, — сухо ответил он. Затем прошелся по комнате, худое, высокое тело излучало энергию. — Вы сказали, что должны решить со мной пару мелочей, сержант. Вы не объясните, в чем они состоят? Естественно, что мне не терпится подняться наверх и пожелать дочке доброй ночи.
— Разумеется. — Лаура одарила его профессиональной улыбкой, всячески стараясь не встречаться с ним взглядом. Она обнаружила, что, если не смотрит на него, тогда ее колени не дрожат, а сердце не проделывает акробатических кульбитов, отчего ей легче не забывать, что она сотрудник полиции, находящийся при исполнении служебных обязанностей, а не зардевшаяся девица, встретившая героя своих грез.
— Я не буду вас дольше задерживать, мистер Логан. — Внутренне она поморщилась, услышав свой бодрый тон. — Мне только нужно взглянуть на решение судьи по вашему бракоразводному процессу либо еще на какой-нибудь документ, который дает вам право на совместную с бывшей женой опеку над дочерью. Я уверена, вы поймете, что мне, как сотруднику полиции, приходится быть особенно осторожной и избегать нарушения любых судебных постановлений, касающихся благополучия Кристи.
Ее слова упали в глубокую яму молчания.
— Я не могу предъявить вам решение судьи, а также другие документы, касающиеся права опеки, — произнес наконец Беннет. — Мне жаль, сержант, но только все юридические бумаги хранятся у моего адвоката.
— Это не обязательно должен быть подлинник, — поспешно заверила Лаура. — Фотокопии мне было бы достаточно.
На его лице появилось ироническое выражение, и он внезапно сделался похож на своего телевизионного персонажа Гаррисона Бранда, уставшего от жизни миллионера, которого играл в «Империи».
— Сержант Форбс, — произнес он с преувеличенным терпением. — Мой развод с Рене произошел четыре с половиной года назад. С того дня и до настоящего времени никто и никогда не спрашивал у меня копию судебного решения, кроме моего адвоката и бухгалтера, один из которых живет в Нью-Йорке, а другой в Лос-Анджелесе. И завтра я первым делом позвоню им и попрошу прислать мне по почте все требующиеся документы. Пока же я не могу предъявить вам ни одной бумаги, касающейся права опеки над Кристи, поскольку их нет у меня с собой в Денвере. В этом доме я живу всего лишь четыре месяца в году, да будет вам известно.
Лаура была буквально готова рассыпаться в извинениях за то, что побеспокоила его, но одернула себя, напомнив самой себе о служебном долге. Да будь у Беннета Логана тело олимпийского атлета, а глаза самые потрясающие со времен Пола Ньюмена, все равно он обязан подчиняться закону. Она вздернула подбородок и сурово посмотрела на него.
— Простите, мистер Логан, но только если у вас нет соответствующих бумаг, я не могу оставить Кристи с вами. Таковы действующие правила, и они должны строго выполняться. Если вы подумаете над ними хорошенько, то поймете, что это хорошие правила, действующие в интересах ребенка.
Его губы плотно сжались.
— Вы всерьез утверждаете, что моей дочери будет лучше в полицейском управлении, чем тут, у меня дома? — не скрывая сарказма, спросил Беннет.
— Разумеется, нет, однако законы созданы не для того, чтобы их нарушали, и мы все обязаны…
— Что вы намерены сделать? Разбудить мою дочь, выдернуть ее из постели и оттащить в полицию? И что произойдет потом? Вы сострижете ее вызывающие лиловые космы и отправите в дом для несовершеннолетних преступников? И чем это, интересно знать, поможет ей, или мне, или кому-нибудь еще, имеющему отношение к этому делу?
Он говорил насмешливо и свысока, однако у Лауры имелось достаточно опыта, чтобы понимать, что вся его надменность — обычный механизм самозащиты. Он болезненно переживал за дочь и мучился от своей неспособности контролировать то, что с ней может случиться. Впервые Лаура посмотрела именно на Беннета Логана и увидела в нем не теле звезду и не символ мужской сексуальности, а всего лишь отчаявшегося и несчастного отца.
— Я не собираюсь тащить вашу дочь в полицию, — поспешно объяснила она. — Я хочу отвезти ее к себе домой. Не беспокойтесь, мистер Логан, она может переночевать у меня. Завтра у меня свободный день, так что я смогу побыть с ней дома, а вы мне позвоните, как только свяжетесь со своими адвокатами. И если вы сможете показать мне эти документы в течение двадцати четырех часов, тогда не будет никакой необходимости регистрировать Кристи в полицейском управлении.
Она увидела, как его фигура внезапно обмякла от нахлынувшего облегчения, но когда он заговорил вновь, голос его все еще звучал напряженно:
— Я признателен за ваше великодушное предложение, сержант, но моя дочь, вероятно, уже заснула. Она так устала и перенервничала в пути, зачем нам ее будить? Какая разница, если она проведет ночь здесь, а не в вашей квартире?
— С точки зрения закона — большая разница, мистер Логан. Если она будет под моим присмотром, я несу за нее ответственность. Если же я оставлю ее тут с вами, получится, что я передала ее вам без соблюдения необходимых формальностей. Мне жаль, но я никак не могу оставить здесь Кристи.
Беннет отвернулся, сжал кулаки и засунул их глубоко в карманы, явно пытаясь сдержать свой гнев. К ее удивлению, когда он наконец резко повернулся и снова посмотрел на нее, вся его злость пропала. Обаятельная, полная раскаяния улыбка заиграла на лице, а в темно-синих глазах мерцала ирония.
Если бы от его улыбки все не перемешалось в ее мозгах, Лаура могла бы припомнить, что именно так всегда выглядел на телеэкране Гаррисон Бранд за пять минут до того, как вовлекал какую-нибудь ничего не подозревающую особу женского пола в свои коварные сети, и за десять минут до того, как соблазнял ее в своей постели. Как бы то ни было, размягченные клетки мозга Лауры выдали ей лишь слабый сигнал тревоги, когда она заглянула в глубину глаз Беннета и ошалело улыбнулась в ответ.
— Послушайте, Лаура, — вы не возражаете, если я буду вас так называть, — давайте поищем вместе какой-нибудь приемлемый выход из создавшейся ситуации. — Его голос был низким и невыразимо ласковым, как бы намекавшим на существовавшую между ними особую интимность. — Поверьте мне, Лаура, я хочу лишь добра для Кристи и думаю, что и вы хотите того же.
— Конечно же, это так, однако…
— Никаких однако, — быстро перебил он. — По крайней мере, не раньше того, как я изложу вам свой план. Просто мне подумалось, что существует весьма простой выход из нашей проблемы. Вы должны провести ночь здесь, в моем доме, с моей дочерью. Таким образом вы не оставите ее без надзора за ней и закон не будет нарушен.
Лаура задумалась над его предложением.
— Это могло бы стать выходом, — осторожно признала она.
— Это и есть выход, — настаивал Беннет. — Подумайте о всех его преимуществах. Кристи не придется будить, я побуду вместе с дочерью, сотрудникам из управления не понадобится заполнять формуляры, а вы не нарушите ваших инструкций. — Он усмехнулся с явным нетерпением и стал похож на Гаррисона Бранда еще больше прежнего. — Прошу вас, Лаура, скажите, что вы так и сделаете. Останьтесь здесь на ночь.
Его лукавая усмешка была бы неотразимой, даже если бы ее способность мыслить разумно не потонула давным-давно в потоке гормонов. Инстинктивная осторожность все же заставила ее заколебаться, однако предложение Беннета показалось ей неплохим выходом из нелегкой ситуации. Два следующих дня были выходными, и она не могла привести никаких веских причин, которые мешали ей остаться здесь до тех пор, пока отсутствующие документы об опеке не прибудут из Нью-Йорка, Лос-Анджелеса либо откуда-нибудь еще. Да и вообще, ей не хотелось ради простой формальности снова вырывать Кристи из домашней обстановки. Однако в работе полицейского не бывает мелочей, и ей требовалось удостовериться, что Беннет Логан ясно понимал себе ее положение.
— Если я соглашусь здесь остаться, мистер Логан, вам придется терпеть мое присутствие не только одну эту ночь, Я должна буду находиться с Кристи до тех пор, пока копия решения суда не прибудет в Денвер.
Брови его чуть-чуть нахмурились, но морщинка между ними исчезла еще до того, как она ее заметила.
— Мои друзья называют меня Беном, — произнес он. — Я хочу, чтобы вы называли меня так же. А что касается того, что вы останетесь здесь завтра, то это просто будет удовольствием для меня, Лаура.
Он произнес это с такой обаятельной искренностью, что лишь одна клеточка ее мозга поинтересовалась, почему знаменитый актер может быть так доволен перспективой провести под одной крышей день с сержантом денверской полиции. Она без труда отогнала эту мысль и робко улыбнулась.
— Мне потребуются кое-какие вещи из своей квартиры…
— Никаких проблем. Я сам отвезу вас туда. Вы можете подождать до завтрашнего утра, чтобы нам не беспокоить Кристи? Я уверен, что мы сумеем найти новую зубную щетку и все необходимое, что вам может понадобиться для ночлега. У меня есть множество рубашек из хлопка, любая из которых может заменить вам пижаму.
Лаура только подумала о том, что наденет рубашку Беннета Логана, и дрожь удовольствия пробежала по ее телу. К счастью, на помощь к ней подоспело чувство юмора, прежде чем она окончательно растаяла в его обществе, и Лаура издала тихий смешок. Бен поднял бровь в молчаливом вопросе, но она покачала головой, отказываясь объяснить причину своего веселья.
— Давайте наведаемся к Кристи, хорошо? — предложила она. — Если девочка еще не спит, то, возможно, беспокоится, почему вы не идете к ней.
Однако Кристи крепко спала. Всю косметику с лица она смыла, и теперь оно казалось по-детски щемяще беззащитным. Торчащие в разные стороны волосы выглядели скорее трогательно, чем экстравагантно, и каким-то образом подчеркивали нежную хрупкость ее лица и глубокие тени под глазами. На одной щеке виднелся синяк, который прежде не был заметен под слоем пудры, и Бен нахмурился, когда протянул руку и легко коснулся багрового пятна. Кристи пошевелилась, прижалась к его руке, и глаза его потемнели, когда он погладил ее худые плечи. Глядя на них обоих, Лаура испытала огромное чувство облегчения оттого, что не настояла на своем и что не нужно было тащить Кристи в мрачные комнаты полицейского управления. В этот миг она была уверена, что поступила правильно, пусть немного и нарушив служебные инструкции.
Бен молчал, когда они вышли из комнаты девочки. Он прошел по длинному, отделанному дубовыми панелями коридору, думая о своем, словно забыл о том, что следом за ним идет Лаура. Наконец он остановился перед элегантной дверью белого цвета с позолотой.
— Располагайтесь здесь. Надеюсь, вам будет удобно, — произнес он, распахивая дверь настежь и включая свет. — А я сейчас принесу вам одну из своих рубашек и уверен, что все необходимое вы найдете либо в ванной комнате, либо в одном из ящиков комода. Пульт от телевизора прикреплен к изголовью кровати, на полке лежат журналы и прочее легкое чтиво. — Бен указал на низкий шкафчик. — Там есть посуда. Если почувствуете жажду, то в холодильнике содовая и фруктовые соки.
Она кивнула в знак признательности, потрясенная окружавшей ее роскошью. Комната была почти такой же величины, как вся ее квартира, и выглядела так, будто служила образцом для главной сцены из сериала «Дома для красивых». Ее ступни утопали в ворсе светлого ковра, когда она направилась к огромной кровати, покрытой атласным покрывалом.
Она откинула одеяло и уселась на кровать, плотно сжав колени.
— Кровать кажется слишком большой для одного человека, — произнесла она, затем густо покраснела, когда осознала, какой смысл Бен мог вложить в ее замечание.
Он промолчал. Вместо этого с минуту молча разглядывал ее, затем отвернулся, передернув плечами, как будто испытал мгновенную боль.
— Рене никогда по-настоящему не любила Кристи, — отрывисто заметил он. — Вы обещаете запомнить это, Лаура? И запомнить то, что я безумно люблю свою дочь.
Ее инстинкт полицейского подсказал ей, что Бен только что произнес нечто крайне важное, но даже ценой своей жизни она не смогла бы сообразить, что же именно. Не успела она задуматься над сказанным, как он прошел через комнату и непринужденно присел на кровать рядом с ней.
Он повернулся к ней, протянул руку с бессознательной уверенностью мужчины, который никогда не знал отказа у женщин. Взял Лауру за подбородок и нежно приподнял ее лицо кверху. Кончиком пальца медленно обвел контур ее губ, потом наклонился и коснулся ее рта целомудренным и легким поцелуем.
Никто из них не пошевелился после того, как этот короткий поцелуй прервался. Его глаза смотрели в ее, и на один миг ей показалось, что она заметила в его взгляде сожаление. Потом Беннет встал с кровати и быстрыми шагами направился к двери.
Взявшись за ручку двери, он задержался.
— Доброй ночи, Лаура, — мягко произнес он. — Спите спокойно, и еще раз спасибо вам за то, что вы помогли моей девочке в трудную минуту и привезли ее сюда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмин



стоит почитать,нескучный романчик...
Браки заключаются на небесах - Крейг Джэсмингалюша
7.12.2013, 11.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100