Читать онлайн Избранница, автора - Крамер Элли, Раздел -
***

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Избранница - Крамер Элли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.23 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Избранница - Крамер Элли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Избранница - Крамер Элли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крамер Элли

Избранница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница


***

Марк закончил макет для очередного выпуска «Лоукал Таймс» еще накануне и во вторник целый день прождал статью Берни об участии футбольной команды Ишбери в областных соревнованиях. Иногда Прайд занимался освещением разнообразных спортивных событий.
– Неужели он забыл отдать рукопись? Я звонил ему, но к телефону никто не подходит. – Марк прошелся из угла в угол. – Однако газета не может выйти без статьи о матче. В первый раз со времени существования городской команды ей удалось дойти до финала.
Тот факт, что в итоге команда проиграла и заняла лишь третье место, не умалял важности события в глазах жителей Ишбери. Джессика раздраженно взглянула на свои изящные часики. Но что это меняло? Прайд вообще не носил часов. Казалось, он жил в каком-то обособленном пространстве, время в котором не соответствовало ни одному часовому поясу земли.
Но почему именно сегодня он так задержался? Джессика была не в настроении для таких игр. Луис разбудил ее в шесть часов утра. Он залез к ней под одеяло и пожаловался, что у него болит голова. Потрогав его пылающий лоб, Джесс поняла, что у сына жар. Потом мальчика стошнило. Утро можно было бы назвать отвратительным, если бы потом все не стало еще хуже.
Джессика умыла и успокоила ребенка, дала ему аспирин, чтобы сбить температуру, а сама решила простирнуть испачканное постельное белье. Но неудачи продолжались. Машина, поначалу работавшая исправно, вдруг запрыгала и стала крутить барабан в другую сторону. Мыльная вода залила весь пол ванной комнаты.
Дедушка успокоил внучку, пообещав, что к ее приходу вызовет мастера. И еще он настоял на том, что сам поухаживает за мальчиком. Но Джессике от такого поворота событий не стало легче. На прежней работе она могла отпроситься, чтобы присматривать за больным малышом. Здесь же об этом не могло быть и речи.
Собираясь ехать в редакцию, она не смогла найти ключи от машины. После долгих поисков их удалось обнаружить у Луиса в комнате. Попытка наверстать потерянное время окончилась штрафом за превышение скорости. Она немного сильнее нажала на педаль газа и тут же была остановлена щепетильным блюстителем порядка.
В итоге Джессика приехала на работу с огромным опозданием и нуждалась в изрядной дозе кофеина. Она направилась прямиком к кофеварке, по пути заглянув в свой почтовый ящик. Но и там и там ее ждало разочарование. Залив кофеварку, Джессика заметила на своем столе остатки вчерашней трапезы Марка. Скинув мусор в корзину для бумаг, она наконец-то принялась за работу, постоянно подкрепляясь кофе, чтобы чувствовать себя бодрее и четче соображать.
Шел уже пятый час вечера. Джессика не могла больше ждать. Ей не терпелось вернуться домой, надо было кормить и лечить Луиса. Если через полчаса не появятся последние страницы, газету не успеют отпечатать к завтрашней рассылке. Такого не должно случиться! Если она позволит произойти подобному инциденту, ей можно будет окончательно уходить из журналистики и уезжать на необитаемый остров.
– Как думаете, что нам делать? – Марк тоже был на пределе. – Через два часа номер должен попасть в типографию.
Черт! Больше ждать было нельзя. И она приняла решение. Выяснив у секретаря окончательный счет и ключевые моменты матча, Джессика набросала краткий и очень поверхностный обзор игры.
– И это все? – спросил Марк, недоуменно повертев в руках небольшой текст.
– Думаю, да. – Черт бы побрал Прайда за то, что он поставил ее в такое дурацкое положение. Его халатное отношение к срокам подачи материала превращалось в серьезную проблему.
Интересно, можно уволить внештатного корреспондента?
– Придется напечатать очень длинную версию о праздновании столетнего юбилея Сьюзан Браун. Ту, которую принесла ее внучка. Она должна заполнить пустующее место.
– Вы босс, вам и решать. – Марк сел за свой рабочий стол.
Джессика постаралась выкинуть из головы мысли о безответственном поступке Берни. Она позвонила домой, и дедушка передал ей, что Луис чувствует себя намного лучше. Он поел немного супа и выпил сок, который она привезла ему в обеденный перерыв. Сейчас он спит на диване в гостиной, и ей не стоит так переживать.
Она старалась, но не могла не волноваться о сыне. Раньше дети не были частью ее великого плана. Джессика была убеждена, что у нее несколько недоразвито чувство материнства. Но потом в ее жизни появился Луис и все изменилось. Теперь она не могла представить свое существование без этого мальчика.
Чарльз был недоволен, когда она забеременела, и обвинил ее в беспечности. Доктор предположил, что зачатие могло произойти в тот момент, когда она болела гриппом и не принимала противозачаточные таблетки.
Потом ее муж все-таки снизошел до сына. Но, будучи еще большим карьеристом, чем Джессика, он ухватился за шанс поработать в Ливане начальником отдела, когда Луису еще не исполнилось и года. Его не было с ними около полутора лет. К тому времени их брак умер, и получить развод не составило труда.
Они оказались слишком заняты работой и поглощены собой, чтобы усугублять процесс взаимными претензиями и оскорблениями, как это происходило у родителей Джессики. Супруги Лейн могли обвинить друг друга лишь в том, что и пальцем не пошевелили, чтобы сделать свой брак удачным. Каждый из них с головой ушел в свою работу, соревнуясь по части продвижения по карьерной лестнице. Их брак держался только на сексе, и развод стал почти закономерным.
На следующий день от недомогания Луиса не осталось и следа. Джессика отвезла его к няне Питерсов, которая сообщила, что Кэрол и Джон вчера тоже немного приболели. Вирус быстро распространился среди детей.
Недовольство среди читателей городской газеты, как оказалось, тоже распространялось со скоростью эпидемии. Особенно среди тех, чьи сыновья играли в футбольной команде.
Когда Джессика появилась в офисе, Марк доложил ей, что Лилиан уже выслушала несколько жалоб на репортаж игры, который они напечатали.
Секретарша в очередной раз положила телефонную трубку, когда Джессика подошла к ее столу.
– Рассказывай, – мрачно приказала она, приготовившись к самому худшему.
– Ну, звонила мама Джефри Роулинга, – доложила Лилиан. – Ее возмутило, что мы даже не упомянули о том, сколько опасных моментов образовал ее сын у ворот противника.
– И что ты ей ответила?
– То же, что и всем остальным, кто звонил в редакцию с претензиями. Что я – просто секретарь и не имею отношения к содержанию газеты. Вежливо объяснила, что ей придется поговорить с редактором. Она ответила, что обязательно свяжется с тобой. То же самое сказали и мама Питера Смита, и папа Томаса Кидса, и дядя Роберт Лоуренса Стерна…
– О, замечательно!
– …и несколько человек из группы поддержки. Они сильно разозлились, почему мы не похвалили их новую программу выступлений.
– В следующий раз, когда кто-то позвонит с претензиями, ответь, что ночью меня похитили пришельцы, когда я охраняла от зайцев урожай капусты.
– Но сейчас нет капусты. Сейчас зима.
– Я пошутила, Лилиан.
– О, точно. Хорошая шутка, Джесс. – Улыбнувшись для приличия, женщина углубилась в свои записи.
Джессика села за свой рабочий стол и откинулась на спинку стула. Опять она наступала на одни и те же грабли. Ну и пусть! К черту Берни Прайда! Это все его вина. Если бы он серьезно относился к своим обязанностям, а не забывал о них в угоду какой-нибудь очередной своей идее, ей не пришлось бы сейчас сидеть здесь, как на раскаленных углях. Стоило хорошенько отделать Прайда, когда его поджарая задница появится поблизости от ее колена.
Долго ждать ей не пришлось. В десять часов он ворвался в редакцию, возмущенно тряся зажатой в руке газетой.
– Какого черта вы тут понаписали? Что произошло с моей статьей?
– Хороший вопрос, Прайд. Я бы тоже хотела услышать на него ответ. И вместе со мной разъяренные футбольные фанаты Ишбери.
– О чем ты говоришь? – Он снял пальто и бросил его на ближайший стул.
– Где ты был вчера во второй половине дня? Мы не могли с тобой связаться.
– А что случилось вчера такого, что меня вдруг потребовалось разыскивать?
– Сущий пустяк. Мы всего лишь ждали до пяти часов вечера твою статью о финальном матче футбольной команды Ишбери. – Джессика находилась на взводе, и ей совершенно неважно было то, как отлично он выглядел в своей синей рубашке и отглаженных брюках. Прайд запятнал ее репутацию и поплатится за это.
– Зачем было ждать мою статью до вечера, если я оставил ее на твоем столе уже с утра! Ты еще не пришла, а я торопился в школу на встречу с родителями учеников.
– Не морочь мне голову. На моем столе ничего не было.
Берни непонимающе оглянулся. Гнев Джессики в этот раз изливался явно не по адресу. Его обвиняли напрасно, и он должен был доказать это.
Похоже, никакие слова не в состоянии были убедить Джессику, что он в данной ситуации ни в чем не виноват. Прайд перебрал аккуратную стопку бумаг, лежащих на ее столе. Не найдя того, что ему было нужно, стал рыться в корзине для мусора.
– Что ты делаешь? – воскликнула Джессика. – Думаешь, я способна выбросить твою статью, чтобы нажить себе лишние неприятности?
– Нет. Но всему виной могла стать твоя одержимость порядком.
– Да уж, конечно! – Ядовитый сарказм ее голоса мог убить наповал, как яд кобры.
Ее глаза удивленно расширились, когда Прайд высыпал на пол содержимое корзины и с победным кличем извлек из кучи мусора драгоценную находку.
– Ага! Вот и моя статья! – Он развернул по разорванному шву помятый стакан из-под попкорна и осторожно расправил его. Внутренняя сторона была сплошь исписана его четким каллиграфическим почерком.
– Что это такое? – воскликнула Джессика, когда он протянул ей свою находку.
– Мой репортаж о футбольном матче. Я же сказал, что оставил его на твоем столе. А ты выбросила мою работу в мусорное ведро.
– Ты написал свой репортаж на этом! – Она недоверчиво потрогала мятый стакан. – Но почему? Какой репортер додумается писать статью на стакане из-под попкорна?
– Я пролил сок на записную книжку. Ничего другого у меня под рукой не оказалось.
– А я подумала, что Марк снова ужинал за моим столом, – ответила Джессика. – Мне бы никогда и в голову не пришло заглянуть внутрь.
– И ты предпочла поверить, что я настолько безответственный, что могу тебя подвести? – Он пристально вглядывался в ее лицо. Какие только эмоции не успели отразиться на нем, прежде чем она заговорила!
– Извини. – По крайней мере, Джесс попыталась сказать это искренне. – Я должна была знать, что ты не мог бы бросить нас на произвол судьбы. Но стакан из-под попкорна? Честное слово, Прайд, это уж слишком!
– Он просто оказался под рукой. Я хотел описать происходящее прямо с места событий. Чтобы передать реакцию толпы.
Она погрузилась в чтение злополучной статьи. Дочитав, Джессика подняла голову и посмотрела на Берни с примирительной улыбкой.
– Хороший материал. Намного интересней, чем рассказ о юбилее Сьюзан Браун. И о группе поддержки ты не забыл.
– Но у них же новая программа и костюмы красивые. А Джейсон Дэвис забил головой такой гол, что просто сказка.
Джессика закрыла лицо руками.
– Боже! Теперь все в городе возненавидят меня.
– Не расстраивайся, ведь ты не виновата. Расскажи честно, что произошло со статьей.
Она закатила глаза.
– Свалить все на тебя и поставить черное пятно на твоей безупречной репутации? Я не могу так поступить. Придется мне самой отбиваться от яростной разъяренной толпы.
Берни пододвинул стул и сел рядом с ней. Потом взял Джессику за руку и, к его удивлению, она не выдернула ее.
– Можешь доверять мне. Пойми, я бы никогда ничего не сделал, чтобы расстроить или разочаровать тебя. Это просто не в моем стиле.
– Хорошо. – Она попыталась осторожно высвободить ладонь, но он не отпустил ее.
– Почему вчера ты не попыталась разыскать меня?
– Тебе звонил Марк, но не застал. Принести репортаж было твоей обязанностью. И я подумала…
– Что я забыл это сделать?
– Что-то вроде того.
Он приподнял ее подбородок и заставил посмотреть в свои глаза.
– Поспешные выводы – неблагодарное занятие.
– Бог мой! Люди действительно на меня сердятся.
– И тебе не все равно?
– Ну конечно же нет! Мне больше подходило, когда все думали, что я богиня журналистики.
– Если тебя это немного утешит, то я все еще именно так и считаю.
Она освободила свою руку и взяла карандаш, чтобы предотвратить другие подобные попытки с его стороны.
– Как ты предполагаешь, жители уже вышли с вилами на улицы, пока мы тут разговариваем?
Он покачал головой.
– Сомневаюсь. Здесь предпочитают смолу и перья.
По ее глазам Берни заметил, как сильно она устала. Он обошел ее и помассировал напряженные плечи.
– Как бы это ни называлось, прекрати сейчас же! – Он мог бы послушаться приказа, не звучи ее голос так слабо.
– Твои мышцы как камень. Расслабься!
Она пыталась бороться, но он оказался упорней. Ее скованность постепенно исчезла.
– Что происходит с моими мышцами – не твое дело, Прайд. Мне все равно, зажаты они или нет.
Не очень убедительный протест. Особенно если учесть, как изящно склонилась ее голова, открывая великолепный изгиб шеи. Берни представил себе теплую гладкую кожу ее груди и живота, упругость нежного тела. Он почти ощущал сладость ее рта, с восторгом вдыхая терпкий аромат ее волос. Прочь наваждение!… Ему пришлось торопливо заканчивать свой массаж, пока он не наделал глупостей под впечатлением буйных фантазий. Это могло все испортить.
– Сколько повторять, что я достаточно взрослая и сама в состоянии отвечать за свои поступки. – Она избегала смотреть на него, перекладывая бумаги на столе. – Но поскольку ты прирожденный мастер по советам, подскажи, как мне поступить в сложившейся ситуации?
Он улыбнулся, догадавшись, что Джессика больше на него не сердится. Она растаяла под его пальцами. Если такую реакцию спровоцировал легкий массаж плеч, то что же могла сулить серьезная любовная прелюдия?
– Проще простого, – беззаботно ответил он. – Сообщи, что по недосмотру статья не вошла в номер. Читатели поймут. Все люди совершают ошибки. И даже богини журналистики. А репортаж опубликуй на следующей неделе.
– Но к тому времени эти новости уже устареют, – возразила Джессика.
– В мировом масштабе – да. Но горожане вырежут статью на память, и все будут счастливы.
– И моя профессиональная честь будет восстановлена?
– Она и не была под сомнением.
Вечером того же дня, вернувшись домой и пройдя в гостиную, Джессика удивленно остановилась в дверях.
– Почему у вас на столе стоят четыре тарелки? – спросила она деда. – Ты пригласил на ужин гостя?
– Вообще-то да. – Опираясь на костыль, Тиллинг подошел к плите и убавил газ. – Срочно требуется твоя помощь.
Джессика надела фартук и вздохнула.
– Только под твоим чутким руководством. Что мы готовим?
– Курица уже в духовке, осталось потушить картофель и сделать салат. Ням-ням, надеюсь, получится вкусно.
– А кто приедет к нам? – Луис играл с Зевсом, дразня его тонким шелковым шнуром. – Берни? Да? Скажи, что это будет Берни!
Пожалуйста, не говори, что это будет именно он! – Джесс затаила дыхание. Воспоминания о потрясающем массаже и о реакции на него ее собственного тела до сих пор не давали ей покоя.
– Что ж, ты прав. Это Бернард. – Дедушка помог внучке выложить в плетеную корзину булочки, купленные к ужину. – Я попросил его посмотреть стиральную машину. А за это мы должны угостить его вкусным ужином. Представляешь, как холостяки устают все время готовить себе еду?
– Здорово! Здорово! – Луис захлопал в ладоши. – Я приготовлю книгу, чтобы он почитал мне продолжение сказки про мальчика-волшебника.
– Дедушка позвал Берни, чтобы он отремонтировал стиральную машину. Это может занять немало времени, дорогой. А потом ему надо будет торопиться домой. – По крайней мере Джессика на это надеялась.
Дед бросил на нее странный взгляд.
– Он сказал мне, что сегодня совершенно свободен.
– О Боже, – пробормотала Джессика.
– И по моим сведениям, он может появиться здесь с минуты на минуту. Думаю, у тебя времени в обрез, чтобы привести себя в порядок.
Джесс оглядела себя и одернула строгую черную юбку.
– Разве у меня есть проблемы с внешностью?
– Просто наш ужин – не деловая встреча. Почему бы тебе не надеть что-нибудь такое… Ну не мне же тебя учить всяким там женским штучкам.
– Дедушка, прекрати сейчас же, – рассмеялась она. – Разве Бернард Прайд мой гость?
– Я этого и не говорил. – Старик озорно подмигнул Луису. – Но он наш гость, правда, чемпион?
– Угу, – кивнул мальчик. Он повернулся к матери и шутливо вытолкал ее из кухни. – Мамочка, надень свою лохматую рубашку. Ты в ней такая красивая!
Некоторое время спустя Джессика уже сидела за столом напротив Бернарда, не смея поднять глаз от тарелки, и проклинала себя за то, что поддалась на провокацию с переодеванием. И дернуло же ее нарядиться в эту полупрозрачную блузку со множеством оборок спереди и на рукавах? Ах, да, она же так нравилась ее сыну! Зачем же тогда было прибавлять к своему наряду большие сверкающие сережки из капельного серебра? И узкие черные брюки? Даже волосы она постаралась заколоть по особенному. А зря! Теперь их тянуло на макушке, а красивые металлические шпильки пребольно врезались в кожу.
Уф! Сейчас она чувствовала дикое отвращение, осознав, что прихорашивалась умышленно.
– Очень вкусная курица, мистер Тиллинг, – похвалил Бернард хозяина дома. – В чем секрет ее приготовления?
– О, мясо в нашей семье всегда готовили мужчины! – радостно воскликнул Луис-старший. – Сегодня я учил этому правнука. – Старик потрепал мальчика по кудрявой голове. – А особого секрета нет. Просто хороший подбор специй в маринаде. Вот и все.
– Очень вкусно, – повторил Бернард Прайд. – Как считаешь, Джесс?
– Что? – Черт! Он застал ее врасплох за всякими малопристойными мыслями. – Курица? Да, конечно, она очень вкусная. – И для наглядности отправила в рот очередную порцию мяса.
– Как продвигается подготовка спектакля? – спросил Тиллинг.
– Как всегда. Сначала мне кажется, что нас ждет самое большое фиаско, потом, ближе к премьере, я становлюсь более оптимистичным. В конце концов спектакль проходит на ура.
– Обязательно приду посмотреть. – Дедушка стал объяснять Джессике, что на базе школы уже давно существует театральный кружок, в котором играют и дети, и взрослые. Берни писал сценарии. В прошлом году его пьеса восхитила зрителей и обсуждалась ими несколько месяцев подряд.
Но Прайд стал отмахиваться от комплиментов. Он не переставал удивлять ее. Теперь еще и сценарист? Вдобавок к психологу, романисту, репортеру, добровольцу-пожарному и мастеру по ремонту стиральных машин. Чем именно он увлекался в качестве хобби? Медициной? Или космическими сигналами?
Джессика вызвалась помыть посуду, пока дедушка отдыхал, а Берни читал Луису книжку. Когда сонного мальчика уложили в постель, Луис-старший объявил, что тоже собирается лечь спать.
– Но еще совсем рано, – возмутилась Джессика. Ее вовсе не привлекала перспектива остаться наедине с Прайдом, пока тот будет чинить машинку.
– Обязанности няни и повара, возложенные сегодня на мои старые плечи, истощили запас жизненной энергии, – важно произнес старик. В глазах его плясали лукавые огоньки. – Поэтому я нуждаюсь в дополнительных часах отдыха. Ох-хо-хо. – Он притворно вздохнул, пожелал всем спокойной ночи и степенно удалился в свою комнату.
Джессике не оставалось ничего другого, как проводить Берни в ванную комнату, где стояла злополучная стиральная машина. Он поставил на пол чемодан с инструментами, который привез с собой, и засыпал ее вопросами по поводу поломки, попутно снимая толстый шерстяной джемпер.
У Джессики перехватило дыхание, когда она увидела его накачанные бицепсы, выступавшие из-под коротких обтягивающих рукавов спортивной рубашки. И тихо выдохнула, когда он одним движением легко отодвинул машинку от стены.
Берни проверил соединения, что-то сделал со шлангами, открыл свой чемодан, достав из него большой гаечный ключ и металлический фонарь на длинной ручке. Потом она держала этот фонарь, пока Берни закручивал что-то там такое. Она не запомнила, что именно, потому что перестала обращать внимание на окружающее. Она забылась в тот момент, когда он снял джемпер. Боже! Она и не подозревала, как сексуально мог выглядеть мужчина в обтягивающей рубашке поло с большим инструментом в руке, которым он умело орудовал.
– Что? – Он спросил о чем-то, но она не услышала. Мысль о больших инструментах увела ее воображение по другой дорожке.
– Передай мне вон ту катушку ленты, пожалуйста, – повторил он.
Его пальцы коснулись руки Джессики, когда она передавала моток изоляции, и ее словно пронзило электрическим разрядом. От неожиданности девушка отступила назад. Наваждение. Ее снова одолевали эти низкие похотливые порывы. Стоило найти предлог, чтобы убежать к себе в комнату, укрыться за закрытыми дверями и крепкими засовами. Если она этого не сделает, произойдет что-то ужасное.
Но ничего такого не последовало. Она не пошевелилась. Черт! Она едва могла дышать.
Берни отложил инструменты и поднялся с колен.
– Готово. Но лучше проверить, чтобы убедиться наверняка. Ты не против? – Он посмотрел на корзину с грязным бельем, стоящую в углу.
Он что, еще собирался и стирать? Неужели талантам этого мужчины не было предела?
– Принимаю молчание как знак согласия. – Берни открыл воду, которая стала набираться в машинку, туда же полетело и содержимое корзины. Джессика слишком поздно вспомнила, что там лежало и ее нижнее белье. Она выхватила корзину, но опоздала. Крышка стиральной машинки захлопнулась.
– Буду откровенным. В своих фантазиях о тебе, признаюсь, их было очень много, я всегда представлял Джессику Лейн в шелковом белье. Теперь я убедился, что ты предпочитаешь хлопчатобумажный трикотаж.
Она хотела разозлиться, но для этого не осталось сил. Она могла думать только о том, как эротично он выглядел в этой рубашке. Может, пора было сдаться глупым, но таким навязчивым порывам?
Да. Пора.
Джессика прекрасно понимала, что делала. Двумя руками она вытащила его тонкую рубашку из-за пояса джинсов и воплотила в жизнь свою собственную маленькую фантазию. Запустив ладони под ткань, она прошлась по округлым твердым мышцам на его груди.
Берни застонал и притянул ее к себе. Прежде чем она успела о чем-либо подумать, их губы слились в еще одном горячем поцелуе. Но на этот раз Джессика была готова. Она отвечала. Ее губы приоткрылись, и его язык устремился внутрь. От его чувственного исследования и интимности прикосновений у нее захватило дыхание.
Он углубил поцелуй и почувствовал, что Джессика прижалась к нему всем телом. Объятия в ванной Луиса Тиллинга не входили в его планы, но в спонтанности не было ничего плохого. Джессика провела руками по его плечам, притягивая к себе. Не прерывая поцелуя, он подхватил девушку, подсадил ее на стиральную машинку и включил программу стирки. Их поцелуи были такими жадными и голодными, что не прерывались, пока в машинке бурлила вода. Но режим стирки перешел в режим отжима, и агрегат затрясся самым провоцирующим образом. Джессика застонала. Берни протяжно вздохнул. Он не думал, что сможет долго это выносить.
Не отрывая губ, он прошелся пальцами по ее спине снизу вверх и, прикоснувшись к шпилькам, быстрым движением вытащил их из волос. Тугой замысловатый пучок рассыпался по плечам шелковым каскадом. Он запустил в него руки и обнял ладонями ее изящный затылок.
Джессика ответила тем же, взъерошив его макушку. От него так чертовски приятно пахло, а его тело было таким большим и горячим, что ее кровь превратилась в расплавленный металл. Джессику охватило желание и мысли о возможности его удовлетворения. Какого черта! Она никогда не считала себя легкодоступной. Но в тот момент в ее сознании не было сомнений. Она хотела быть такой.
И именно на стиральной машине! Берни ощущал ту же острую потребность, что и Джессика. Он точно не понял, как перешел от пункта А к пункту С, минуя пункт В, потому что сильно увлекся. Но время было неподходящим, а место тем более.
Чувствуя себя самым большим мучеником, он разомкнул свои губы и, тяжело, прерывисто дыша, зарылся лицом в ее волосы на шее. В стиральной машинке раздался щелчок, и она застыла.
– Вот это да, – произнес Берни через несколько секунд. Его тело отказывалось воспринимать приказ, что веселье закончилось.
– Не могу поверить, что мы это делали. – Ее смех прозвучал довольно неловко.
– Мне понравилось. Готов бросить психологию и наняться в мастера по ремонту стиральных машинок на полный рабочий день.
Он сказал это так серьезно, что Джессика расхохоталась. Но потом она вдруг стала серьезной. Оправив оборки на блузке и одернув ее, она подумала, что не стоило забываться. Через несколько недель она уедет отсюда навсегда.
– Надеюсь, ты не думаешь, что произошедшее сейчас что-то меняет.
– О, но ведь это действительно кое-что меняет, – сказал он, тяжело вздохнув и заправляя рубашку в джинсы. – Я больше не смогу смотреть на стиральные машинки так, как раньше.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Избранница - Крамер Элли

Разделы:
Пролог
***


***


***


***


***


***


***


***


***


***

Эпилог

Ваши комментарии
к роману Избранница - Крамер Элли



Как же приятно прочитать роман, где мужчина ведет себя как мужчина, а не как истеричка! Я сама влюбилась в этого Барни:-) Роману 10 баллов
Избранница - Крамер ЭллиНаталья
20.02.2014, 21.07





В реальной жизни таких мужчин не бывает -это факт. Чувство как будто сказку про единорога прочитала. Ну на то это и любовный роман, вымысел. А вообще в начале затянуто, а под конец скомкано
Избранница - Крамер ЭллиЮлиана
15.07.2014, 19.47





Какой неестественно идеальный г.герой и тупая г.героиня. Роман я не дочитала. Не хватило меня.
Избранница - Крамер ЭллиАниса
12.09.2015, 17.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100