Читать онлайн Топ-модель, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Топ-модель - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Топ-модель - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Топ-модель - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Топ-модель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

— Спокойно, миссис Тэйлор, не дергайтесь. Вот так, осталось совсем немного.
«Миссис Тэйлор». Как это странно звучит! Линдсей попыталась сосредоточиться на своем муже и на том, что она теперь его жена, но так и не смогла. Все тело было сковано напряжением и страхом, что вот-вот наступит резкая боль. Это чувствовалось даже по реакции Тэйлора. Он держал ее за руку и нервно пожимал пальцы, как бы успокаивая ее.
— Все будет хорошо, — говорил он, внимательно наблюдая за тем, как доктор Перри осторожно снимает бинты. Незадолго до этого он спросил его в коридоре: — Вы уже знаете, каков будет результат, когда вы снимете все бинты?
— Достаточно точно. На лице, естественно, еще будут синяки и ссадины, но пусть вас это не пугает. Это все временное явление. В целом же картина более или менее ясна. Все будет нормально, не волнуйтесь, мистер Тэйлор. Я действительно неплохо поработал над ней.
Ее волосы прилипли к голове, от чего она стала какой-то маленькой. Тем более что она потеряла за это время не меньше десяти фунтов, что, естественно, не могло не сказаться на ее лице. Оно действительно было покрыто синяками и кровоподтеками, а там, где их не было, кожа стала неестественно бледной. И вообще она выглядела как очень больной человек, что, впрочем, соответствовало действительности. Больше всего его пугали швы, которые резко выделялись на фоне бледноватой кожи. Волосы над ее правым ухом были выбриты, и это бросалось в глаза. Это небольшое лысое пятно придавало ей вид очень уязвимого и жалкого существа, от чего даже плакать хотелось. Тэйлор наклонился вперед и смотрел на нее вместе с молчаливым доктором Перри. Ее глаза были закрыты, и он знал, что она не откроет их, пока ее не заставят это сделать.
Конечно, ее лицо было заметно опухшим, как и предполагал доктор Перри, но эта опухоль была не симметричной, а какой-то неравномерной. И вообще, если говорить откровенно, она выглядела не очень хорошо. Как Тэйлор ни всматривался в нее, так и не мог окончательно сказать, чем все это кончится.
— Ты выглядишь прекрасно, — без колебаний утешил он ее, крепко пожав руку.
— Да, он прав, — поддержал его доктор Перри, как будто ничего другого и не ожидал увидеть. — Все-таки я величайший хирург, — самодовольно заявил он. — Надеюсь, у вас неплохая страховка, так как эта операция стоит огромных денег.
— Серьезно? — Линдсей мгновенно открыла глаза и вопросительно посмотрела на Тэйлора, пытаясь понять по выражению его лица, правда ли все то, что говорит доктор. Оно не выражало ни малейшего отвращения. Ни малейшей брезгливости. Да и в голосе его не было ничего, что свидетельствовало бы о том, что он врет. Линдсей немного успокоилась и натянуто улыбнулась. — Могу ли я посмотреть в зеркало, которое подарил мне доктор Перри?
— Пока еще нет, — решительно обуздал ее порыв доктор. — Прежде я хочу снять все швы, а потом протереть ваше лицо спиртом, чтобы смыть засохшую кровь. А сейчас, дорогая моя, вам придется замереть на какое-то время и не пугаться, если будет немного покалывать.
Покалывать? Что это означает? Скорее всего он имеет в виду боль. Линдсей закрыла глаза и приготовилась к самому худшему, окаменев от дурных предчувствий. Вскоре она почувствовала приятную прохладу от спирта. Значит, швы уже сняты.
— Прекрасно! — продолжал восторгаться доктор Перри. — У вас не останется абсолютно никаких шрамов. Разумеется, ничего другого я и не ожидал. Вам повезло, что вы не курите. Если бы вы курили, то это непременно отразилось бы на лице. Кроме того, никаких витаминов С в течение как минимум трех месяцев. Это тоже может привести к появлению шрамов. Я дам вам список продуктов, которые вы ни в коем случае не должны включать в свой рацион до полного выздоровления. И конечно, в течение двух недель вы должны как можно больше отдыхать. Никакой напряженной активности, никаких пробежек, никакой физической нагрузки.
Пусть ваш муж поухаживает за вами в это время. Кроме того, вам нужно немного поправиться, набрать вес. Доктор Шэнтел сказала мне, что с вашими ребрами все в порядке, но мои рекомендации относятся также и к ним. По крайней мере, еще в течение двух ближайших недель. Договорились, Линдсей?
Она кивнула и осторожно прикоснулась кончиками пальцев к лицу. Почувствовав неприятный холодок как будто чужой кожи, она тут же отдернула руку.
— А теперь, перед тем как вы посмотрите на себя в зеркало, хочу предупредить, что там еще много синяков, кровоподтеков и ссадин, но пусть вас это не пугает. Это нормальное состояние на этом этапе. Через некоторое время все это исчезнет, уверяю вас. Самое главное, что ваш муж признал вас прекрасной, и вы непременно будете такой примерно через неделю-другую. Ну а сейчас посмотрите в зеркало.
Линдсей не была уверена в том, что ей хочется увидеть себя, в особенности после всех этих осторожных предупреждений доктора. Собравшись с силами, она все же поднесла к лицу зеркало и заставила себя посмотреть в него. В глаза бросились три широкие полоски темного цвета и темно-красное пятно под правым глазом, которое делало ее похожей на какую-то смешную лягушку из мультфильма. Оно было не просто темно-красным, а с каким-то бледно-зеленым отливом, и от него во все стороны расходились желтоватые лепестки, напоминающие по цвету созревший подсолнух. Это было так смешно, что она не выдержала и улыбнулась. Почему Тэйлор не рухнул на пол от смеха, когда увидел ее? Да, это действительно смешно и даже как-то нелепо. Сейчас она похожа на военнопленную, которую только что подобрали на поле боя. Линдсей долго смотрела на себя в зеркало, не зная, что сказать, как отреагировать на увиденное.
Тэйлор нервно заерзал на стуле, но промолчал. Доктор Перри напряженно ломал пальцы, тоже не решаясь нарушить тишину.
Переборов в себе совершенно неуместное желание рассмеяться, Линдсей подняла голову и посмотрела на обоих мужчин.
— Я настолько красива, что, полагаю, должна сразу же позвонить Демосу и назначить съемки на сегодняшний вечер.
— Но вначале тебе нужно вымыть голову, — со всей серьезностью предупредил ее Тэйлор и наклонился к ней, чтобы поцеловать в щеку. — У меня еще столько дел сегодня, а ты хочешь разрушить все мои планы.
Доктор Перри расплылся в широкой улыбке.
— Я уже проинструктировал вашу сиделку по поводу того, как помыть вас. Она знает, что нужно делать и как. А сегодня вечером вы с Тэйлором перейдете на свою привычную еду. Демос сказал, что доставит вам лучшие блюда из ресторана «Ла Вианде». — Он крепко пожал ей руку. — Я просто решил, что должен предупредить вас об этом.
— Значит, завтра я смогу вернуться домой?
— Конечно, — радостно отозвался Тэйлор. — Мисси поедет с нами. Мы разместим ее в третьей спальне. Знаешь, дорогая, я пока еще боюсь оставлять тебя без присмотра. А Барри согласился прислать к нам Фогела. Он, вероятно, больше будет присматривать за Мисси, но все же так будет надежней. Нельзя оставлять тебя одну, пока мы не найдем этого мерзавца и не раскроем все это дело.
— Но это не доктор Граска.
— Нет.
— И не моя семья.
— Да, похоже, что это так.
Линдсей облегченно вздохнула. Кто же тогда? Повернувшись к доктору Перри, она благодарно пожала ему руку.
— Большое спасибо, доктор. Когда я снова увижу вас? Они договорились встретиться в следующий понедельник.
Тэйлор привезет ее в его офис, что на углу Пятой авеню и Пятьдесят первой улицы.
— Третий этаж, — объяснил он, — кабинет 306.
Когда они остались одни, Линдсей умоляюще посмотрела на мужа:
— Тэйлор, пожалуйста, не притворяйся, что я выгляжу прекрасно.
— Ладно, — согласился тот и участливо улыбнулся. — Но все же должен сказать тебе со всей откровенностью, что очень часто смотрю по телевидению мультики про черепашек-ниндзя и очень люблю их. Ты сейчас похожа на одного из них.
— Ты очень исхудал.
— Ты тоже.
— Если я надену мешок на голову, ты согласишься спать со мной, когда мы вернемся домой?
Он так и не понял, что именно она имела в виду — просто спать или заниматься сексом, причем не просто заниматься, а заниматься как следует.
— Думаю, что мешок придется надеть мне, а не тебе, — отшутился он. — Знаешь, дорогая, нам нужно как можно быстрее распечатать ту коробку с презервативами, которую нам подарили медсестры.
Она имела в виду отнюдь не секс, и он очень быстро понял это. Но сейчас она думала именно о нем. Он пристально посмотрел на нее, изучая бесчисленное множество выражений, быстро промелькнувших на ее лице.
— Хорошо, — сказала Линдсей и широко зевнула. — Мне остается надеяться на то, что они будут достаточно большими, — добавила она, закрывая глаза.
Тэйлор, который уже успел отойти от кровати, резко повернулся и посмотрел на нее сверху вниз. На ее губах блуждала едва заметная улыбка. Он представил, как натягивает презерватив на причинное место, а она в это время лежит в постели, раздвинув ноги, и игриво улыбается. Эта мысль так возбудила его, что он чуть было не опростоволосился прямо здесь, в больнице, перед ее койкой.
— Пойду посмотрю, нет ли чего-нибудь попить, — сказал он и отвернулся.
На следующее утро Тэйлор забрал ее из больницы и отвез домой. Линдсей попросила привезти ей огромные солнцезащитные очки, чтобы хоть немного прикрыть лицо, но волосы у нее по-прежнему были бесподобными — густыми, волнистыми и необыкновенно блестящими. Так и хотелось запустить в них руки и зарыться лицом в эту плотную массу вздыбившихся волн.
Фогел привез Мисси к их дому в своей патрульной машине, которая, как он признался потом Тэйлору, должна была возбудить у нее определенное желание.
Для Линдсей этот переезд оказался не таким уж и легким делом. К тому моменту, когда она оказалась в своей спальне, все ее тело ныло от усталости.
— Нет каких-либо претензий к постели? Она покачала головой.
— Это было бы глупо.
— Нет, моя дорогая, это в целях скорейшего выздоровления.
— А как же наша первая брачная ночь?
— Наша что? Ах да, брачная ночь. Я уже забыл об этом. Линдсей изловчилась и шутливо ткнула его кулаком в живот. Она проспала почти всю первую половину дня и проснулась только к обеду. Мисси тут же принесла ей поесть и сообщила, что Тэйлора дома нет, а офицер Фогел сидит в гостиной и дожидается ее указаний. Линдсей сразу же догадалась, что он разрабатывает очередной план совращения Мисси.
Примерно в два часа зазвонил телефон. Мисси ответила на звонок, а потом позвала Фогела. Линдсей хорошо слышала его громкий голос, но так и не смогла разобрать ни единого слова. Через несколько минут он вошел к ней в спальню, широко ухмыляясь, от чего его моложавое лицо стало по-детски наивным и симпатичным.
— Это был капитан Брукс. Он сообщил, что этого мерзавца Освальда уже поймали, а я должен срочно вернуться в участок.
И только после этого он наконец-то осознал все значение сказанных им слов. Внезапно насупившись, он посмотрел на Мисси и в отчаянии взмахнул рукой.
— Черт возьми! Мне придется оставить вас. — Затем он немного помолчал и снова бросил на нее печальный взгляд. — Ты не хочешь проводить меня до патрульной машины?
— Подожди минутку, — остановила его Линдсей. — Разве этот капитан Брукс больше ничего не сообщил? Кто нанял этого Освальда?
— Нет, он ничего больше не сказал, миссис Тэйлор. Если хотите, я могу сейчас позвонить ему и спросить.
Линдсей видела, что Мисси уже приготовилась устроить ему настоящие проводы, и поэтому решила не портить им эти последние минуты.
— Нет, не стоит. Оставь мне телефон, и я сама позвоню ему. Благодарю за помощь и желаю всего наилучшего.
Он быстро нацарапал на бумажке номер телефона, а потом они с Мисси оделись и рука об руку вышли из квартиры.
Не долго думая Линдсей набрала номер полицейского участка. Трубку сняли после третьего звонка.
— Двенадцатый участок, Джонсон.
— Могу ли я поговорить с капитаном Бруксом?
— Одну минутку.
Линдсей стала терпеливо ждать, чувствуя, как волнение сдавливает горло. Они поймали его! Поймали Освальда! Слава Богу! Теперь остается выяснить, кто мог поручить ему это грязное дело. Скоро все закончится. Они непременно выбьют из него все необходимые сведения. У нее даже ладони вспотели от волнения. Очень скоро она наконец-то узнает, кто хотел убить ее.
— Алло, — послышался в трубке густой мужской голос. — Это вы хотели поговорить с капитаном Бруксом?
— Да, если можно, пожалуйста.
— Он уже четыре дня как в отпуске, мадам, и вернется на работу только в следующий понедельник. Он ваш друг?
Линдсей оцепенела от дурного предчувствия. Значит, все это было ложью? Все подстроено? Кто-то хотел убрать из квартиры охрану в лице офицера Фогела.
— Меня зовут Линдсей Фокс Тэйлор, — представилась она. — Капитан Брукс только что позвонил ко мне домой и сообщил, что вы поймали Освальда. А Фогелу он приказал немедленно вернуться в участок.
В трубке воцарилась гробовая тишина. Затем послышался нервный голос:
— О, черт возьми! Послушайте, миссис Тэйлор, немедленно проверьте, заперта ли ваша дверь! А я сейчас же пошлю человека к…
— Что? Вы хотите сказать, что… Что происходит?
Но связь внезапно прервалась. И наступила гнетущая тишина. Все произошло так быстро, что она не смогла опомниться. Линдсей несколько раз нажала на рычаг, но сигнал так и не появился. Полная тишина. Она отняла трубку от уха и какое-то время тупо смотрела на нее, а потом до нее вдруг дошло, что полицейский не бросил трубку. Просто кто-то перерезал линию, лишив ее возможности связаться с внешним миром. Линдсей с ужасом уставилась на дверь, надеясь в душе, что еще не поздно. Скорее всего Мисси не заперла ее, так как рассчитывала быстро вернуться. Неужели она оставила ее открытой? Где же она? Неужели все еще целуется с Фогелом в его патрульной машине? О Господи, только этого еще недоставало!
Она медленно поднялась с кровати, ощущая сильную боль под ребрами, но сейчас было не время обращать на это внимание. Страх привел к резкому выбросу адреналина в кровь, что, естественно, придало ей силы для решительных действий. В следующую секунду она уже бежала к двери, бежала изо всех сил, путаясь в полах длинного домашнего халата.
Дверь неожиданно распахнулась.
Линдсей резко остановилась и с ужасом уставилась в дверной проем. У нее не было сил двинуться с места. Страх парализовал ее волю, оставив лишь возможность тупо смотреть на дверь и молиться, смотреть и молиться.
Она ничуть не удивилась, когда на пороге появился этот человек. Не удивилась даже тому, что в его руке зловеще блеснул пистолет, уставившись на нее черным дулом. Да, это был тот самый человек из группы декораторов, которого она видела на съемках. Увидев ее, он ехидно ухмыльнулся, окинув оценивающим взглядом с ног до головы. Перед ним стояла не красавица модель, а жалкое существо в синяках и ссадинах, в каком-то огромном домашнем халате, бледная как смерть, больная древняя старушка, подавленная невыразимым ужасом.
— Привет, — глумливо ухмыляясь, произнес он. — Ты все еще жива, красотка. Везучая сучка, ничего не скажешь. — Он переступил порог и запер за собой дверь. — Ты не волнуйся насчет той девицы с огромными сиськами. Она не скоро заявится сюда, так как слишком занята тем молоденьким офицером из патрульной машины и, похоже, не успокоится до тех пор, пока не вытрахает из него всю душу. Этот молокосос загнал машину в аллею, чтобы им там никто не мешал развлекаться. Кто сказал, что полицейским чуждо плотское удовольствие? Так что теперь мы с тобой здесь совершенно одни. Боже мой, на кого ты похожа?! На какого-то гадкого утенка. Уж не лучше ли было умереть еще тогда, чем остаться с такой рожей?
Линдсей почти физически ощущала, как внутри у нее все оборвалось, а сердце громыхало, как тяжелый молот. Почему он не слышит этих оглушительных ударов? А если слышит, то чувствует ли при этом тот безумный страх, который сковал все ее тело? Он был тяжелым, каким-то омерзительно липким и прочным, как металл. А еще у этого страха был такой мерзкий запах, что ее чуть было не стошнило на нежданного гостя. Неужели ему это нравится? До ее затуманенного сознания донесся глуховатый голос, который был адресован гостю:
— Но почему? Почему вы хотите убить меня? Что я вам сделала плохого?
Берт Освальд лишь равнодушно пожал плечами.
— Жаль, что ты похожа сейчас на уродину, а то бы мы с тобой немного повеселились, прежде чем я отправлю тебя к праотцам. Сожалею, моя дорогая леди, но так случилось, что у меня очень мало времени. Тот полицейский выбежал со своей подружкой с такой бешеной скоростью, что я опасаюсь, как бы он не кончил раньше времени. Уж слишком он спешил насладиться этой толстозадой девочкой. Впрочем, как только она вернется, я могу тоже позабавиться с ней.
Линдсей резко повернулась и что есть силы метнулась в спальню. В ту же секунду прогрохотал выстрел, и над ее головой просвистела пуля, врезавшись в стену. Затем послышался топот ног и еще один выстрел. Ее правую руку обожгла резкая боль. Господи, она ранена! Не чувствуя боли и подчиняясь только одному лишь страху перед смертью, она успела влететь в спальню и повернуть ручку замка. В этот момент она вспомнила многочисленные фильмы, где было нечто подобное, и мгновенно отскочила в сторону от двери. Именно это и спасло ее. Очередная пуля прошила дверь и со свистом врезалась в стену, рассыпая по всей комнате мелкие осколки штукатурки.
Она судорожно прижалась к стене, оцепенев от ужаса. Нужно было что-то делать, думать, искать выход, но, Боже правый, она не могла даже пошевелиться! Сколько еще пройдет времени, пока он не сорвет очередной пулей замок и не ворвется в спальню? Сколько ей осталось ждать, а следовательно, жить? Когда пробьет ее час?
Линдсей открыла глаза и окинула спальню ничего не видящим взглядом. Какое-то внутреннее чутье подсказывало ей, что здесь нет ничего такого, что могло бы помочь ей. Она метнулась в ванную и заперла дверь дрожащими руками. Еще одна дверь, еще один замок, еще одна преграда, но вместе с тем это еще и западня, так как выбраться отсюда она уже не сможет. Выхода больше нет. Скоро все кончится.
К счастью, дверь ванной была намного крепче той, которая была в спальне, более массивной, толстой, лишенной внутренних пустот. Только сейчас она вспомнила, что нужно было бы забаррикадировать дверь в спальне, подперев ее хоть какой-то мебелью. Это дало бы ей несколько дополнительных минут. Поздно. Слишком поздно. Она включила свет, невольно посмотрела в зеркало и не узнала себя в отражении. На нее смотрела обезображенная женщина с безумными глазами и побелевшим от страха лицом, на котором еще ярче проступили следы от недавних ран.
Оружие. Ей непременно нужно отыскать оружие для защиты. Когда он в конце концов ворвется в ванную, она не будет ждать смерти сложа руки. Нет, она не позволит ему просто так убить ее. Но что можно здесь использовать в качестве оружия самозащиты? Линдсей распахнула аптечный шкафчик, но там не было ничего подходящего. Одни лишь бутылочки, пузырьки с лекарствами, бинты да вата. У нее так дрожали руки, что все эти предметы с грохотом посыпались на пол. В этот момент она услышала жуткий треск взломанной двери. Он уже проник в спальню! Она беспомощно огляделась вокруг. Слава Богу, что все это происходит в старомодном доме с высокими потолками и прочными стенами. По крайней мере у нее есть простор для передвижения. Что же делать? Здесь нет практически ничего, что можно было бы использовать для самозащиты!
Окончательно отчаявшись, Линдсей опустилась на колени и открыла ящик под раковиной. Какие-то тряпки, бутылки, банки и все такое прочее, что необходимо для чистки раковины и ванны. Туалетные щетки, губки, несколько рулонов туалетной бумаги… А вот бутылка с химическим очистителем. Нет, она уже почти пуста. Господи, какой ненужный хлам! Она со злости швырнула все это на пол и в самом дальнем углу ящика заметила большую банку чистящего средства «Лисоль» с распылителем. Она вспомнила, что когда-то имела дело с этим средством. Оно было сильнодействующим и предназначалось для чистки всех загрязненных поверхностей в ванной комнате. При нажатии кнопки из банки под сильным давлением вылетала плотная густая пена белого цвета, причем настолько ядовитая, что пользоваться этим средством можно было только в специальных перчатках. К счастью, она была почти полная. Линдсей несколько раз встряхнула банку, а потом осторожно брызнула в сторону раковины. Из банки ударила мощная струя белой пены. Прекрасно. Этого ему будет вполне достаточно.
За дверью послышался приглушенный голос Освальда. Видимо, он прижался лицом к двери, чтобы она могла услышать его.
— Послушай, дорогуша, я уже здесь, рядом с тобой, и у меня совершенно нет времени на подобные игры. Я и так слишком долго вожусь с тобой. Телефон, к твоему сведению, отрезан, а работники телефонной станции появятся здесь нескоро. Что же касается твоей нянечки с огромными сиськами, то мне очень не хотелось бы делать ей больно. Так что, красавица моя, открывай поскорей дверь, если хочешь умереть тихо, спокойно и без мучений. Обещаю, что все для тебя кончится быстро и безболезненно, если ты будешь умной и послушной девочкой. Клянусь, ты ничего не почувствуешь. В противном случае… — Он замолчал, надеясь своей недосказанной фразой еще больше испугать ее, подчинить своей воле. Но Линдсей уже обрела уверенность в себе и даже злорадно ухмылялась, помахивая перед собой банкой с чистящим средством. Теперь ей оставалось лишь выбрать самый удачный момент для самозащиты. Другими словами, нужно было добраться до его мерзкой рожи и брызнуть в нее этой пеной.
Линдсей медленно поднялась на ноги и осторожно подошла к двери, стараясь не оказаться напротив нее, если он вдруг выстрелит. На ее израненном лице проступила дьявольская ухмылка.
— Ну давай же, выходи! — закричал из-за двери Освальд и несколько раз стукнул по ней пистолетом.
Господи, неужели он так безнадежно глуп, что действительно надеется, что она откроет ему?
В этот момент прогрохотал еще один выстрел. Пуля пробила дверь и с визгом вонзилась в кафельную плитку над ванной. Десятки мелких осколков разлетелись во все стороны, а некоторые из них больно вонзились в ее тело, но Линдсей не обратила на это никакого внимания. Все ее мысли были заняты подготовкой к отражению нападения.
Пора. Она каким-то особым чувством поняла, что настало время действовать.
Медленно приблизившись к двери, она протянула к замку правую руку, почти полностью залитую кровью. Она сочилась из раны, постепенно впитываясь в толстую ткань халата, но это ее совершенно не волновало в данный момент. Просто было как-то странно видеть эти красные пятна на белоснежном халате. Странно и гадко, омерзительно, не более того. Слава Богу, что она не ощущала при этом никакой боли. Снова прогрохотал выстрел. Пуля прошла в миллиметре от дверного замка, и в это же время Линдсей осторожно щелкнула ручкой. Остался лишь один поворот. За дверью послышалась грязная ругань. По всему было видно, что Освальд потерял всякое терпение и решил как можно быстрее довести свое дело до конца.
Как только он выстрелил еще раз, Линдсей резко повернула ручку дверного замка и мгновенно распахнула дверь. Он стоял перед ней с пистолетом в руке и от неожиданности вытаращил помутневшие от злобы глаза. Дверь ударила его по руке, и он непроизвольно сделал шаг назад, не опуская оружия. Этой доли секунды оказалось вполне достаточно, чтобы она сделала резкий выпад вперед и брызнула ему в лицо густой ядовитой пеной. Первая же струя залила ему глаза и покрыла нос, а потом она направила ее в рот. В считанные секунды все его лицо было покрыто толстым слоем жгучей пены. Он дико заорал, пытаясь свободной рукой протереть глаза, но от этого ему стало еще хуже. Выронив на пол пистолет, Освальд закрыл лицо обеими руками и повалился на колени, все еще пытаясь избавиться от ядовитой пены.
Линдсей отшвырнула в сторону банку, наклонилась вперед и изо всей силы нанесла ему удар кулаком в живот. Тот охнул и еще ниже опустился на пол. Тогда она немного отступила назад, подняла ногу и с разворота врезала ему промеж ног. Освальд заорал диким голосом и рухнул на пол. Линдсей сделала еще один разворот и что есть мочи пригвоздила его к полу ударом пятки по шее.
Теперь он лежал на полу, скрючившись от боли и держась обеими руками за живот. С этой пеной, выползавшей тонкой струйкой из его рта, он был похож на чудовище из фантастического триллера. Линдсей тяжело дышала, склонившись над ним, и раздумывала над тем, что делать дальше. Освальд поднял голову, посмотрел на нее обезумевшими от боли и ненависти глазами, и ее снова охватил страх. Она отпрянула назад, всеми фибрами души ощутив этот мерзкий запах ужаса. Но на сей раз он исходил не только от нее, но еще в большей степени от корчившегося на полу человека.
— Ну я тебе покажу, сука проклятая! — выдохнул из себя Освальд. — Ты у меня еще завоешь от боли! — Он свернулся клубком, а потом медленно привстал на колени. Боковым зрением он приметил неподалеку на полу свой пистолет и метнулся к нему.
Линдсей изготовилась и нанесла ему еще один мощный удар ногой по почкам. Освальд дико вскрикнул и рухнул лицом вниз.
В этот момент в комнату ворвался Тэйлор с двумя полицейскими. Сделав несколько шагов, он оторопело посмотрел на лежавшего на полу Освальда, затем перевел взгляд на изрешеченные пулями двери спальни и ванной. Он видел, как его жена врезала бедняге по почкам, после чего тот стал тихо скулить, катаясь по полу. Линдсей снова занесла ногу для удара, но Тэйлор бросился к ней:
— Не надо, Линдсей! Достаточно! Прекрати!
Она почувствовала, что все ее тело наливается праведным гневом и необыкновенной злостью. Она ощутила в себе прилив сил и была намерена покончить с этим подонком раз и навсегда. Слова Тэйлора до нее просто не доходили в этот момент.
— Я убью его!
Ее нога уже была занесена над его головой, но в этот момент Тэйлор перехватил ее и резко потянул на себя. Линдсей потеряла равновесие и шлепнулась ему на грудь. Тэйлору оставалось лишь крепко прижать к себе ее дрожащее от ненависти и ярости тело. Только сейчас до него дошло, что пришлось пережить за эти минуты его любимой жене.
— Ты наказала его, дорогая, — повторил он несколько раз ей на ухо. — Так наказала, что он будет помнить это до конца своей гнусной жизни. А сейчас успокойся, Линдсей. Все кончено. Все позади, любовь моя.
Она еще долго вырывалась из его крепких объятий, пытаясь любыми средствами добраться до лежавшего на полу Освальда. Тэйлору понадобилось добрых пять минут, чтобы хоть немного успокоить ее.
Через некоторое время она подняла голову и посмотрела на мужа.
— Я почистила его самым эффективным средством. «Лисоль» действительно очищает всякую грязь. Когда он начал стрелять, я осторожно подкралась к двери ванной, быстро открыла ее и брызнула в его поганую рожу этой пеной. Теперь он похож на бешеного пса, исходящего пеной. — После этих слов она неожиданно рассмеялась, но это был нездоровый смех, граничащий с истерикой. — А еще он напоминает мне меренговый пирог. Я так обильно разукрасила его, что он долго пытался выковырять пальцами эту гадость. Не знаю, будет ли он видеть после всего этого. Вряд ли. — Она вдруг скорчилась от боли и застонала. — О Боже, моя рука!
Пол спальни был залит кровью. Линдсей посмотрела на окровавленный рукав халата, как бы пытаясь понять, откуда она течет. Перед глазами поплыли темные круги, и она впервые в жизни потеряла сознание, повиснув на руках мужа.
— О Господи! Не двигайся, ублюдок!
Тэйлор резко повернулся на голос и увидел, что Освальд уже успел схватить пистолет. Один из полицейских вскинул руку с револьвером и снова угрожающе заорал:
— Брось пистолет, черт бы тебя побрал!
Освальд посмотрел на него — лицо перекошено от боли и ненависти, — а потом направил ствол пистолета на Линдсей.
Полицейский прицелился и выстрелил.
Освальд глухо охнул, повернулся к полицейскому, попытался что-то сказать ему, а потом беззвучно повалился на бок.
— Теперь нам понадобятся две машины «скорой помощи», — подытожил Тэйлор, все еще удерживая на руках Линдсей. Его утешала мысль, что жена не видела последнего акта этой затянувшейся драмы. Подхватив ее на руки, он подошел к кровати и осторожно уложил ее на покрывало. — Освальд мертв? — спросил он через плечо.
— Нет, но рана весьма серьезная. Дэйв прострелил ему башку, но, по-моему, это не смертельно. По крайней мере есть надежда, что он выкарабкается.
— Хорошо. Нам он нужен живой. Хотя бы до того момента, когда он выложит, кто его подослал и почему.
— А как миссис Тэйлор?
— Пуля, слава Богу, прошла мимо кости, задев лишь мышечную ткань. Конечно, она потеряла много крови, но я думаю, что все будет в порядке. — Тэйлор посмотрел на ее обескровленное лицо и слабо улыбнулся. — Она сама спасла себя. А если бы мы не появились здесь своевременно, то этот подонок был бы уже трупом. Вы, парни, постарайтесь, чтобы он выжил.
Один из полицейских подошел к Освальду и обернул его голову полотенцем.
Тэйлор склонился над женой и поцеловал ее в губы.
— Я люблю тебя, — шепнул он, убирая со лба ее густые волосы.
— Мне бы очень не хотелось оказаться на пути этой леди, — прокомментировал один из полицейских. — Ты только взгляни, что она сделала с этим парнем!
— Меня достали эти проклятые журналисты, — проворчал Демос, вваливаясь в больничную палату. — Просто цирк какой-то! Слава Богу, что Глен сообразил, что к чему, и мгновенно впихнул меня в служебный лифт.
— Да, они просто безумствуют, — согласился с ним Тэйлор. «И все это неизбежно выйдет наружу», — подумал он и посмотрел на Линдсей. Она в этот момент не спала, но ее так накачали лекарствами, что она практически ничего не понимала и не чувствовала.
— Тэйлор, мне очень неприятно говорить тебе об этом, но…
— Что там еще, Демос?
— Я имею в виду ее отца, этого судью. Он снова здесь и, судя по его виду, намерен устроить нам очередной скандал.
Тэйлор какое-то время тупо смотрел на Демоса, не понимая, о чем тот ведет речь.
— О нет, нет, только не это! Что ему нужно?
— Глен остался с ним внизу и отвлекает его разговорами. Но он долго не продержится. Он ждет нас, Тэйлор. Я краем уха подслушал, как он что-то мямлил насчет того, что она с детства любила пококетничать и делала это даже в Париже, когда соблазнила мужа своей сестры. Дескать, она любит играть на публику, выставлять себя напоказ. Она, дескать, модель и готова снять с себя всю одежду, чтобы только оказаться на обложке журнала и чтобы ее все видели. А еще он говорил, что, где бы она ни появилась, за ней тотчас же следуют неприятности. Господи, можно подумать, что она сама подстрелила себя! Не знаю, дорвался ли он сейчас до репортеров. Представляешь, что он им там наговорит? Думаю, что он, естественно, не упустит случая поделиться своими мыслями с журналистами.
Тэйлор медленно поднялся со стула и грозно осклабился.
— В том-то все я дело. Думаю, что пора прекратить это раз и навсегда. Мне плевать, что он ее отец. Сейчас я спущусь вниз и сверну ему башку.
Демос не сделал ни единой попытки остановить Тэйлора. Более того, он вознамерился помочь ему, если тот, конечно, не станет возражать.
За дверью палаты стоял полицейский, но уже другой, не Фогел.
— Не отходи от двери ни на шаг, Демпси, — строго-настрого приказал Тэйлор. — И не позволяй сюда входить никому, даже самому Богу или его архангелам. Ты понял меня?
— Да, сэр, — отчеканил тот, вспомнив историю, приключившуюся с Фогелом. Он уже и сам понял, что в эту дверь не должна проникнуть даже муха.
Тэйлор был необыкновенно спокоен. В конце концов, он все равно должен сделать то, что должен сделать. Просто невероятно, что отец может так ненавидеть свою родную дочь. Это невозможно понять, а тем более оправдать. Но сейчас это уже не важно. Плевать он хотел на все условности. Он должен остановить этого мерзавца, остановить раз и навсегда. Когда он спустился в холл, там уже творилось черт знает что. Репортеры обступили его со всех сторон, и повсюду щелкали фотоаппараты и жужжали телекамеры. А посреди всей этой беснующейся толпы стоял судья Ройс Фокс во всем своем судейском величии, но, правда, молчал, что было очень странно. Рядом с ним находилась Сидни. Она горделиво вскинула голову и всем своим видом давала понять, что полна решимости внести ясность во все это дело. Затем она стала подталкивать отца к выходу, не забывая при этом мило улыбаться журналистам. Увидев Тэйлора, она кивнула и что-то резко сказала отцу.
Не говоря ни слова, Тэйлор последовал за ними, постоянно отталкивая от себя липнувших как мухи репортеров. Кто-то из журналистов узнал его и стал приставать с расспросами, но Тэйлор отмахнулся от него и продолжал пробираться к Сидни, стараясь не терять ее из виду. Конечно, если бы на его месте оказалась какая-нибудь женщина, то она просто не смогла бы отделаться от навязчивых газетчиков, но Тэйлор не церемонился с ними.
Сидни тем временем направилась в административный сектор больницы. Через несколько минут Тэйлор проскользнул в кабинет главного администратора больницы, а за ним последовали Ройс Фокс и Демос. После этого какой-то расторопный служащий захлопнул дверь перед носом репортеров и запер ее на ключ.
— Благодарю вас, — вежливо сказала Сидни, обращаясь к администратору и его помощникам. — А сейчас оставьте меня, пожалуйста, с отцом. Ему не очень хорошо, и я должна поговорить с ним.
Подобное заявление, естественно, не вызвало у них восторга. Тэйлор решительно поддержал ее:
— Да, боюсь, что вам придется покинуть свой кабинет, иначе эти чертовы репортеры разнесут в щепки вашу больницу. И не думайте, что их остановят какие-то там правила или инструкции.
После этого администраторов как ветром сдуло. Они наконец-то поняли, что дело здесь нешуточное, и мигом выскочили в коридор. Демос быстро среагировал и запер за ними дверь.
— Все нормально, Тэйлор, — сказала Сидни, поворачиваясь к зятю. — Он не сказал репортерам ничего такого, что могло бы обидеть Линдсей. Это слышали только Демос, Глен да еще пара человек из медперсонала. К счастью, я вовремя остановила его. А сейчас я хочу как можно быстрее выбраться отсюда и улететь в Калифорнию. Демос, ты не мог бы помочь мне? — Почему же ты остановила его, Сидни? Почему?
— Потому что он просто сошел с ума от ненависти и злобы… Тэйлор вперился в нее, дожидаясь продолжения:
— И…
Сидни сокрушенно покачала головой:
— Ах да, ну конечно, если бы он высказал им все, что думает, то это разрушило бы все твои надежды на получение вожделенного наследства. Разве не так? Ведь именно поэтому ты заткнула ему рот.
— Нет!
— В таком случае ты просто испугалась, что на этот раз скандал испортит тебе карьеру и в конечном итоге обернется против тебя, а не против Линдсей. Господи, ну ты и штучка, должен тебе сказать!
Сидни изловчилась и влепила ему пощечину. Тэйлор сжал кулаки, но при этом даже не пошевелился. Он просто усмехнулся, глядя на нее сверху вниз.
— Побыстрее увози своего драгоценного папашу, пока я не смешал его с грязью.
— Боже мой, надеюсь, что она скоро вытурит тебя взашей и не пожалеет об этом!
Тэйлор ехидно ухмыльнулся и покачал головой.
Линдсей сидела на кровати, уставившись на темные окна и размышляя о том, как ей крупно повезло. Последнее сканирование с помощью компьютера, на котором настоял испугавшийся до смерти доктор Перри, дало неплохие результаты. Все потихоньку заживало, и сейчас остались лишь три темные полоски на том самом месте, где еще недавно были швы. Что же до ребер, то они заживали не так быстро, как хотелось бы, но все же с каждым днем ей становилось все лучше и лучше. Да и рана от пули оказалась, к счастью, сквозной, хотя при этом она потеряла немало крови. Повезло ей также и в том, что у Тэйлора оказалась та же группа крови и он без промедления предложил ей свою помощь.
Но самое удивительное для медперсонала заключалось в том, что у нее не было ни малейших признаков шока. Очнувшись, она просто посмотрела на зашитую рану на руке и слабо улыбнулась Тэйлору.
— Боже мой, у меня и здесь останется шрам?
Его очень позабавило такое отношение к происшедшему. Слава Богу, что она восприняла это легко и беззаботно. На сей раз ее поместили в другую палату. Она была примерно такой же, что и первая, но выходила окнами на реку, а не к стене; напротив койки красовалась репродукция Дега.
— Давайте оставим ее здесь на ночь, — предложила доктор Шэнтел Тэйлору, когда ее рана на руке была надлежащим образом обработана и перевязана.
Линдсей поначалу удивилась этому и все никак не могла понять, почему ей нельзя отправиться домой. Ведь она не викторианская барышня, в конце концов, чтобы падать в обморок. А с другой стороны, с ней уже происходило нечто подобное. Нет, придется смириться с этим неудобством. Трудно поверить в то, что она так подкачала. Впервые в жизни она потеряла сознание.
— Она пережила целый ряд серьезных травм, — донесся до нее голос доктора Шэнтел из коридора, где она продолжала беседовать с Тэйлором. — Советую вам проконсультироваться у хорошего психиатра. Знаете, все может быть. Вам нужен специалист, который помог бы ей побыстрее справиться со своим недугом.
— Мне не нужен психиатр, — громко крикнула Линдсей из палаты. — Мне нужно только одно — знать, кто и зачем нанял Освальда. Если мы не докопаемся до этого в самое ближайшее время, то я точно сойду с ума и проведу остаток жизни в дурдоме.
— Она права, — поддержал ее Тэйлор. — Послушайте, доктор Шэнтел, я буду внимательно присматривать за ней. В конце концов, она мужественная женщина и может постоять за себя, в чем мы все уже убедились. Не волнуйтесь, все будет хорошо. Даже если что-нибудь случится, я всегда буду рядом с ней. Договорились?
Когда они остались одни, впервые после нападения Освальда, Тэйлор нежно поцеловал ее.
— Я только что разговаривал с Барри, — сказал он через минуту. — Освальд находится в хирургическом отделении и имеет шансы выжить. Примерно пятьдесят на пятьдесят. Нет, ты не волнуйся, это не имеет отношения к твоим ударам. Главная опасность для него проистекает от раны, которую нанес ему полицейский выстрелом в голову. Ну, как ты себя чувствуешь, женушка?
— Мне заплатят за участие в боевых действиях?
Тэйлор был очень доволен, что она в состоянии шутить. Конечно, это слегка смахивало на легкомысленную браваду, но теперь это уже сущие пустяки. Она пребывает в хорошем расположении духа и не стесняется демонстрировать свою храбрость. А это очень многое значит для них обоих. Он улегся на койку рядом с ней и повернулся на бок, чтобы можно было видеть ее лицо.
— Похоже, что твоя физиономия останется на том самом месте, где она была раньше. Доктор Перри настроен весьма оптимистично. Он сказал, что припухлость еще сохранится на какое-то непродолжительное время, а шрамы от швов рассосутся чуть позже. Ты довольна?
Линдсей кивнула и слегка прижалась к нему.
— Да, очень довольна. Для меня это приятная новость. Я действительно выгляжу ужасно?
— Да, но я настолько близорук, что это не имеет абсолютно никакого значения.
— Знаешь что, Тэйлор?
— Что? — встрепенулся он и провел носом по ее шее.
— Я ни разу не скучала с тех самых пор, как мы познакомились с тобой. С другой стороны… А что, если я снова окажусь мишенью для маньяка и… мое тело перестанет привлекать тебя? К тому же заодно можешь пострадать и ты.
Он внезапно застыл, остановившись на полпути к поцелую.
— Тэйлор?
Он приподнялся на локтях и посмотрел на нее сверху вниз.
— Господи, почему эта мысль не пришла мне в голову раньше? — неожиданно произнес он, медленно выговаривая каждое слово. — Дорогая, ты, кажется, попала в самую точку.
Линдсей удивленно взглянула на мужа, но ничего не сказала, так как ничего ровным счетом не поняла. Ее пробитая пулей рука все еще обжигала резкой болью, но сейчас все ее внимание было сосредоточено на нем.
— Не могу поверить, что не додумался до этого сам, — продолжал говорить загадками Тэйлор. — Не исключено, что мы смотрим на все это дело с совершенно неправильной стороны. Ты сама только что сказала, что я могу пострадать из-за следующего покушения. А что, если все эти покушения на тебя связаны не с тобой непосредственно, а со мной?
Линдсей уставилась на него, ничего не понимая.
— Как это может быть?
— За многие годы я нажил себе массу врагов. В особенности когда работал полицейским в течение нескольких лет. Да, похоже, мы ищем разгадку там, где ее нет и быть не может. Надо срочно связаться с Барри.
Барри сказал, что приедет к ним сразу после обеда. А они вдвоем даже забыли о том, что настало время обедать.
— Ну так вот, — воодушевился Тэйлор, когда снова уселся к ней на койку. — Я хочу задать тебе один вопрос.
— Валяй.
— Нет, это не то, что ты думаешь, Линдсей. Скажи мне, пожалуйста, почему твой отец так ненавидит тебя?
Она посмотрела на него ясными и чистыми глазами.
— Не знаю, Тэйлор. Действительно не знаю. Я уже много лет пытаюсь понять это и ничего путного не могу придумать. Я часто спрашивала об этом свою мать и бабушку, но они отмахивались от меня, говоря, что я все это придумала, что это плод моего воображения. Правда, иногда они говорили, что отец просто устал и из-за этого становится раздражительным. В конце концов бабушка вынуждена была признать, что Сидни он больше любит, чем меня или кого-либо другого на этом свете. А еще она сказала, что он относится к тому типу людей, которые способны любить только одного человека. Похоже, что он навсегда привязался к ней, и поэтому надеяться мне фактически не на что.
— А он всегда так плохо относился к тебе?
Она покачала головой:
— Нет, это началось незадолго до свадьбы Сидни, то есть до того, как мне исполнилось шестнадцать. Думаю, что именно в этот момент он резко отошел от меня. Все лучшее шло моей сестре, все внимание, вся отцовская любовь, хотя большей частью ее даже дома не было. Сейчас я припоминаю, что именно в этот момент у него начались постоянные ссоры с моей матерью. Она стала много пить и набирать лишний вес, что всегда безумно раздражало его. Другими словами, она вела себя примерно так, как сейчас ведет себя Холли.
— Сидни на девять лет старше тебя.
— Да. Кстати сказать, когда все это началось, она была уже в юридической школе в Гарварде и в Сан-Франциско появлялась лишь от случая к случаю.
— А ты не можешь вспомнить, что именно вызвало такое отношение к тебе? Почему он стал таким озлобленным и жестоким?
— Нет. А ты что думаешь по этому поводу, Тэйлор?
Он нежно поцеловал ее.
— Думаю, что скоро мы получим ответы на все наши дурацкие вопросы. Что же до этого ублюдка Освальда, то он скоро зачирикает, как канарейка. Подождем, пока он слегка оклемается. Не волнуйся, все будет хорошо.
— А чего мне волноваться? — неожиданно спросила она и подмигнула. — У меня есть еще одна рука, которой я могу пожертвовать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Топ-модель - Коултер Кэтрин



Эта книга мне очень понравилась. В ней есть все: любовь и страсть, боль и страх, доверие и понимание. Роман дает возможность задуматься над жизненными проблемами людей. Я прочитала его на одном дыхании. Эту историю я никогда не забуду. Читайте и вникайте в суть романа и поймете многие вещи. Спасибо автору.
Топ-модель - Коултер КэтринЮлия
19.04.2012, 21.51





не сомневаюсь,что такое вполне возможно в жизни, знаю что эту книгу я точно не забуду, это стоит читать
Топ-модель - Коултер Кэтринарина
27.05.2012, 22.27





супер ...... всем читать!!!!!!!
Топ-модель - Коултер КэтринВика
25.06.2012, 20.50





СУПЕР!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Топ-модель - Коултер Кэтринкенуль
6.10.2012, 11.28





Бесподобно.Не хуже Д.Макнот.Читать обязатально!!!
Топ-модель - Коултер КэтринЕлена
24.10.2012, 15.19





так себе книга....вначале классная,потом не очень.....средняя.
Топ-модель - Коултер КэтринЭкстрим
5.12.2012, 22.16





Книга мне не очень понравилась. Много какой то лишней информации, главная героиня амеба бесхребетная. Только в конце немного проявила характер. И уж конечно этот роман рядом не стоял с романами Дж.Макнот. Еле дочитала. 5 из 10
Топ-модель - Коултер КэтринЛилия
10.10.2013, 12.23





Роман сильный, мне понравился.
Топ-модель - Коултер КэтринЕ
9.02.2014, 15.14





Хороший роман))) Начало так себе, а потом читала до 5 утра
Топ-модель - Коултер КэтринНюта
4.06.2014, 20.38





Прочитала роман и меня почему то не сильно зацепило.ясно что автор хотела прказать гг как мягкую добрую девушку,но на мой взгяд получилась какая то совсем бесхребетная амеба.перед прочтением хотелось страсти,запутанной истории,а получилось жестокое изнасилование,семья уродов гг,ее терзания,вобщем тяжело все как то,хотя возможно ромае просто попал не под настроение..7 из 10
Топ-модель - Коултер Кэтринaleksa
16.07.2014, 11.04





Прочла, понравилось. Полностью не согласна с Алексой, которая оставила последний комментарий. Гг не амеба, автор именно показал, как из закомплексованного ребенка выросла восхитительная женщина, которой достался главный приз- Любовь замечательного человека. Самое главное, что роман не похож на сказку, на фантазию, все очень жизненно.
Топ-модель - Коултер КэтринТатьяна
18.07.2014, 8.24





Очень понравился роман!!!
Топ-модель - Коултер КэтринМарина
20.08.2014, 9.06





цвксмприотл ьдб.гшоваепирольджюваепнргошлдк5аенргошьлбчсемнпигртшоьлщбдздвапролджвапролджэrnэпролджэrnпролнпнгршльбьиьхщшгрнгшрнпролор
Топ-модель - Коултер Кэтринпааенпгрш
11.09.2016, 15.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100