Читать онлайн Топ-модель, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Топ-модель - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Топ-модель - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Топ-модель - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Топ-модель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

ЛИНДСЕЙ
Был конец октября, и листья на деревьях стали желтеть и опадать. Именно в это время года Центральный парк в Нью-Йорке был наиболее красивым. Линдсей медленно прогуливалась по парку, направляясь с Ист-Сайда на Вест-Сайд, где она условилась встретиться с Гэйл Верт в одном из мексиканских ресторанчиков на Семьдесят первой улице.
Воздух был уже довольно прохладным, и она ускорила шаг, разметая во все стороны плотный слой пожелтевших листьев.
Неподалеку от нее громко закричали дети, споря из-за какого-то игрушечного грузовика. Линдсей огляделась вокруг и увидела, что рядом с ними стояли две мамаши, увлеченно болтая на только их интересующую тему. Они не обращали на крик детей никакого внимания, и Линдсей улыбнулась, удивляясь такой беспечности. Хорошие детишки, подумала она и загрустила. Да и было отчего, — ей уже двадцать шесть лет, а впереди никаких перспектив, только страх перед мужчинами. Видимо, она никогда не выйдет замуж и не будет иметь вот таких замечательных малюток.
В ту же секунду она одернула себя, сердито отшвырнув ногой целую кипу листьев на тротуаре. Сколько можно об этом думать! И вести себя как дура набитая! Ведь жизнь прекрасна. Есть замечательная работа, неплохие перспективы, никаких проблем, достаточное количество денег. Что еще надо для счастливой жизни? Да и на работе все нормально. Все это время она прекрасно справляется со своими нелегкими обязанностями, а самое главное — за последние пару лет у нее не было никаких серьезных столкновений с сестрой, если, конечно, не обращать внимания на отдельные мелочи.
Сидни, которая получила известность под именем Княгиня, сейчас пользовалась огромной популярностью и всеобщей любовью зрителей, читателей и прессы. Ее фотографии то и дело мелькали на обложках дорогих журналов, ее часто показывали по телевизору, а уж об ее участии во всех великосветских тусовках Нью-Йорка и говорить не приходится. К счастью, около нее никогда не было самого князя. «Он в Милане и занимается семейным бизнесом, — спокойно отвечала Сидни, когда ее спрашивали о муже. — Я отправлюсь к нему, как только позволят обстоятельства. Вы же знаете, что я нарасхват и у меня нет ни единой свободной минуты. Но при первой же возможности я непременно поеду навестить мужа и дочь. Может быть, даже на следующей неделе». Несмотря на все эти слова, Линдсей была уверена, что Сидни не собирается в Италию и вряд ли навещает дочь. Правда, это ее мало интересовало, так как она практически не общалась с сестрой.
При этом Линдсей не могла не признать, что несколько раз испытывала легкое чувство зависти к сумасшедшему успеху Сидни. Однажды она купила какой-то журнал и увидела там на обложке свою сестру во всем ее великолепии. Каждый дюйм ее совершенного тела был насыщен невыразимым очарованием, которое нисколько не поблекло с возрастом. Ведь ей уже было тридцать пять лет, но это совершенно не отразилось на ее внешнем виде. Оставалось лишь удивляться тому, что эта женщина стала моделью в тридцать лет и быстро обошла своих более юных соперниц. Казалось, что никакая сила не могла остановить Сидни, когда она упрямо продвигалась к своей цели. Почти все произошло так, как она и предполагала несколько лет назад. Правда, Линдсей была рада, что ее сестра ошиблась в главном — Сидни так и не удалось оттеснить сестру, отодвинуть ее на задний план и превратить в бывшую модель. Линдсей продолжала сниматься, имела множество заказов, пользовалась популярностью в определенных кругах и не претендовала на большее. Конечно, она и не мечтала стать топ-моделью, как Сидни, но и не жаловалась на свою судьбу. Да и на что она могла жаловаться? Режиссеры и фотографы добивались ее расположения, с удовольствием работали с ней, а она, в свою очередь, могла сделать все то, что им было нужно для рекламы своих товаров.
Что же до ее настоящего имени, то оно по-прежнему оставалось тайной для посторонних. Никто даже представить себе не мог, что известная нью-йоркская модель по имени Иден на самом деле является Линдсей Фокс, то есть той самой Лолитой, о которой так много писали когда-то парижские газеты. Сидни твердо придерживалась своего обещания, данного в обмен на крупное вознаграждение со стороны бабушки. Линдсей подумала о приятном вкусе черепашьих чипсов и острых блюд, и у нее потекли слюнки. Она уже два дня голодала, но игра стоила свеч.
ТЭЙЛОР
Винни долго смотрел на этого человека, не понимая, зачем Глен притащил сюда именно его. Он узнал его с первой минуты, с того самого момента, как тот переступил порог его офиса. Это тот самый частный детектив, бывший полицейский, который выслеживал Кастера почти три года назад. Конечно, он просил Глена подыскать ему какого-нибудь крутого телохранителя, но кто мог предположить, что он приведет именно этого Тэйлора. Неужели Глен сделал это специально, чтобы наказать его? Такую возможность исключать нельзя. Глен скурвился за последнее время и с каждым разом становился все более наглым. Винни сделал несколько глубоких вдохов и попытался взять себя в руки. В сущности, ничего страшного пока не произошло. Он уже давно выработал умение справляться с подобными проблемами и выходить из сложных ситуаций. Этот парень ни о чем не подозревает и вряд ли сможет докопаться до истины. Собственно говоря, в той самой записке не было ничего, кроме упоминания его имени. Да и помнит ли он эту записку после стольких лет? И все же… Черт возьми! Винни снова оказался по уши в дерьме, да что там по уши — полностью. А Глен снова начал орать на него и обвинять во всех смертных грехах, но…
— Зачем вам нужен телохранитель, мистер Демос?
Винни задумчиво почесал за ухом.
— Собственно говоря, мистер Тэйлор, телохранитель нужен не только мне лично. Дело в том, что в эту пятницу у нас будут очень важные съемки в Центральном парке. Речь идет о коммерческой телевизионной рекламе нового шампуня. Если день будет солнечный, то операторы постараются снять настоящий ветерок, развевающий волосы нашей модели. В общем, что-нибудь в этом роде. Вы слышали когда-либо об Иден?
Тэйлор недовольно сдвинул брови и покачал головой.
— Кто она такая?
— Модель. Довольно известная, кстати сказать. Так вот, ей постоянно угрожают, а вместе с ней угрожают и всем нашим планам.
— Что она сделала?
Винни нервно заерзал на стуле, делая вид, что наводит порядок на столе. Стоит ли ему упоминать хотя бы часть той правды, которую так бережно хранит его модель? Нет, пока можно этого не делать. Пусть думает что хочет. Винни не любил выслушивать глупые лекции, но больше всего ему не хотелось навлечь на себя внимание полицейских.
— Здесь все очень запутанно, и я, собственно говоря, пригласил вас, чтобы вы просто обеспечили нам надлежащую безопасность, вот и все.
Тэйлор сразу понял, что подобный бред ничего не объясняет, но решил не обострять обстановку и немного подождать. Он обеспечит защиту этой Иден и всем участникам съемки, а потом посмотрит, что к чему.
— Вам угрожали сорвать только одну эту съемку?
— Да, — резко отрезал Винни.
Пока еще, к счастью, только одна угроза, но он нисколько не сомневался в том, что за ней последуют другие. Надо во что бы то ни стало обезопасить себя, иначе не избежать насилия. Но как этого избежать? Конечно, ему нужно было отправить Сидни в другое агентство еще пару лет назад, но он этого не сделал, черт возьми, и вот сейчас приходится расплачиваться за свою легкомысленность. Да, тогда еще можно было что-нибудь сделать, а сейчас слишком поздно.
— Ну так что, мистер Тэйлор, вы беретесь за это дело?
Тот кивнул, сообщил Демосу причитающийся ему гонорар, пожал руку и ушел.
— Глен, сукин сын, немедленно тащи свою глупую задницу ко мне!
Тот появился на пороге через несколько секунд, широко ухмыляясь.
— Да, босс?
— Почему ты выбрал именно его?
— Кого? — удивленно переспросил Глен, энергично пожав плечами. — Ах да, этот сыщик. Просто я навел справки, и знающие люди сообщили мне, что это один из лучших детективов в нашем городе. В этом не может быть никаких сомнений. Я лично все проверил, босс. Да ты сам видел его. Мощный торс, крепкое тело, длинные ноги, мужественный подбородок. — Глен даже губы облизал от восторга. — Крутой мужик, и к тому же абсолютно уверенный в своих силах. А какая у него улыбка! Меня так и подмывало спросить, можно ли пощупать мышцы его живота, но потом я подумал, что он не поймет меня.
— О нет, он бы все прекрасно понял, безмозглый ты кретин. Это же тот самый частный сыщик, который обнаружил тело Кастера. Господи, когда же это было? Три года назад?
Глен замер на какое-то мгновение, а от его ухмылки не осталось и следа.
— Да, я знаю, Винни. Он действительно бывший полицейский.
— Зачем же ты пригласил его?
Глен скорчил серьезную мину, слегка подался вперед и положил руки на стол, широко раздвинув пальцы с короткими желтоватыми ногтями.
— Ты должен любой ценой справиться с этим делом, Винни, должен собраться с силами и довести его до конца. Хватит юлить с этими людьми. Если ты не станешь придерживаться условий сделки, тебя ожидает жестокая кара. Они не любят шутить. Хочешь знать, почему я пригласил этого парня? Я скажу тебе откровенно: чтобы немного подстегнуть тебя, заставить хоть что-то предпринять. Я сделал это потому, что в следующий раз угрозы падут и на меня. Рассчитайся с ними, ради всего святого. — После этого Глен решительно направился к двери, но у самого порога снова повернулся к Демосу. — Не могу поверить, что ты так обеспокоен судьбой Иден.
— Они угрожают не только ей персонально. Под угрозу поставлены все наши съемки, поэтому не надо обвинять меня в том, что я вмешиваюсь в ее личную жизнь. Если ты считаешь, что нашел очень крутого телохранителя, пусть он поработает с ней. Ведь он, по-твоему, такой сексуальный, такой очаровательный, вот пусть и позаботится о ней. Почему это так волнует тебя?
— Ты бессердечный мерзавец, Винни.
— Да? Ну что ж, может быть, он приучит ее к сексу. Ей уже давно пора заняться этим делом.


До дома Валери, что на углу Лексингтон-авеню и Пятнадцатой улицы, Тэйлор доехал на такси. Он познакомился с этой женщиной в начале июля во время праздничных спортивных соревнований, и с тех пор они регулярно встречались в ее квартире, упоенно предаваясь любовным утехам. Тэйлор был в восторге от ее пышных форм, но это были далеко не единственные ее достоинства. Валери была достаточно умной женщиной, веселой, жизнерадостной, а самое главное — необыкновенно сексуальной. Да и красотой ее Бог не обделил. Ее густые светлые волосы сверкали огнем, оттеняя ее белоснежную кожу, а глаза, огромные, зеленые, были настолько глубокими, что в них можно было погрузиться без остатка. Ему нравилось разговаривать с ней часами, забывая обо всем на свете и наслаждаясь ее простыми и вместе с тем очень приятными манерами. Правда, она была чуть старше его, но какая, в сущности, разница. А вчера ночью, когда они немного успокоились после очередного любовного порыва, который посетил их еще дважды, он даже рассказал ей о Дайане, своей первой жене, а также о своем неудачном браке.
— Мы оба были слишком молодыми, — пояснил он, поудобнее устраиваясь на постели Валери. — Разумеется, это никак не может служить оправданием нашего развода.
Валери протянула ему чашку с чаем, и он сделал несколько глотков.
— Дайана была очень богатой женщиной, и я думаю, что ей нужен был нормальный муж, который находился бы у нее под каблуком. А я был не совсем нормальным. Со временем она пришла к выводу, что моя работа полицейского слишком опасна и беспокойна. Ей хотелось иметь живого мужа, а не покойника. Эта неприязнь к моей работе усиливалась с каждым днем и незаметно превратилась в неизбывную ненависть. Дело в том, что она вышла за меня замуж против родительской воли, но тогда я ничего не знал об этом. И только когда мы расстались, она высказала мне все это. Наш брак продолжался два года, и сейчас, оглядываясь назад, я очень удивляюсь, что мы прожили с ней так долго.
— Детей не было?
— Нет. Когда мы познакомились, ей было всего лишь двадцать два года, а мне — двадцать четыре.
— Как она выглядела?
Тэйлор посмотрел на Валери и ухмыльнулся. Ее роскошные волосы завивались колечками и спадали каскадом на белоснежные плечи. Она была голой, а простыня прикрывала ее только до пояса. Он протянул руку к ее левой груди и легонько сжал ее пальцами.
— Зачем тебе это нужно?
Валери пожала плечами.
Наклонившись, Тэйлор прижался губами к ее груди и пощекотал кончиком языка сосок. Валери томно вздохнула, а он опустился на подушку, хитро усмехаясь.
— Она была светлокожей, с черными как смоль волосами и светло-голубыми глазами. Другими словами, это была красивая женщина, маленькая, аккуратная, но при этом сварливая до невозможности. Она могла обложить меня, как самый заурядный портовый грузчик. Во время наших многочисленных ссор мне никогда не удавалось переспорить ее. Никогда. А когда она все-таки прислушивалась к моим аргументам, моему удивлению не было предела.
— Что и привело в конце концов к окончательному разрыву?
— Да, я так и не ушел из полиции, а однажды меня слегка подстрелили. Так, ничего особенного, легкое ранение в мякоть бедра. Но этого было вполне достаточно, чтобы она разоралась на меня и довела до белого каления. Вообще говоря, она давно хотела, чтобы я занялся антиквариатом — семейным бизнесом ее отца, но я совершенно не разбирался в этом деле и не мог отличить шератона от чиппендейла. И вообще мне было наплевать на все это старье. — Он задумчиво пожал плечами и посмотрел куда-то поверх ее головы, погрузившись в далекие воспоминания. — Я никогда не шел на компромиссы, а она поступала точно так же.
— Но ты же все-таки оставил полицию.
Тэйлор почувствовал некоторую неловкость и даже заерзал на кровати.
— Да, оставил, но это случилось чуть позже, уже после того как мы разошлись. Для этого были особые причины.
— Почему ты это сделал?
— На это были свои причины, — снова повторил он и поставил пустую чашку с блюдцем на столик. — У тебя прекрасная грудь, — ушел он от неприятного вопроса. — Просто изумительная.
— Но ты и сам недурен собой, Тэйлор.
— Правда?
За этим последовал еще один акт страстной любви, после чего они утомленно распластались на широкой кровати и мирно уснули. Наутро Тэйлор с огромным сожалением вылез из ее теплой постели и отправился на встречу с этим Винсентом Демосом.
Такси остановилось прямо перед ее домом — огромным старым зданием, построенным еще в двадцатых годах, с громадными квартирами, по две на каждом этаже. В холле он молча кивнул консьержу и подумал, что у Валери примерно такая же по площади квартира, как и у Дайаны. Видимо, ему на роду написано нравиться красивым и состоятельным женщинам. Если это судьба, то вряд ли стоит с ней бороться. Тем более, что у него сейчас нет абсолютно никакого желания связывать себя узами нового брака, хотя потребность быть отцом все-таки, порой донимает его. Скорее всего это обычная потребность всех мужчин его возраста. Семья, дети, собака и все такое прочее — непременный атрибут любого представления о счастье. Тэйлор удрученно покачал головой, вспомнив Инока и его мать Шейлу. Да, его старый приятель производит впечатление вполне счастливого человека, имеющего все необходимое для нормальной жизни. Но при этом Тэйлор понимал, что в корне отличается от Инока, как по жизненному опыту, так и по основным привычкам. Он еще молод, тридцать два года — это еще не тот возраст, когда нужно подводить итоги. А Валери — самая лучшая женщина из всех, которые попадались ему за последнее время. Она обожает секс, совершенно не зациклена на браке и вызывает к себе искреннее уважение. Конечно, он не успел узнать ее достаточно хорошо, но и этого вполне хватает для радостного общения с этой замечательной женщиной. Иногда ему казалось, что она чересчур умна для женщины, но на этот недостаток можно было просто не обращать внимания, так как она пользовалась им крайне осторожно и только в самых необходимых случаях. Короче говоря, она во всем и полностью удовлетворяла его, и он надеялся в душе, что вызывает у нее подобные чувства.
Дайана тоже была умна и трепетно относилась к сексу, но ему этого было явно недостаточно. Хотелось чего-то большего — простого человеческого понимания. Откровенно говоря, он редко вспоминал о своей бывшей жене в эти дни. По самым последним слухам, она проживала сейчас в Бостоне, всецело отдаваясь своему антикварному бизнесу, который достался ей в наследство от отца. Поговаривали, что у нее все прекрасно, а семейный бизнес процветает как никогда. Он пожелал ей в душе всяческого успеха и вновь вспомнил о Валери Бэлок. Интересно, на самом ли деле она богата и каким образом досталось ей это состояние.
ИДЕН
Утро выдалось на редкость ясным, столбик термометра не поднимался выше шестидесяти градусов, и только слабый ветерок продувал открытое пространство Центрального парка.
Джордж Хадсон был режиссером коммерческой рекламы фирмы «Джезерелл» и глубоко ненавидел свою работу. А сегодня он пребывал в особенно отвратительном расположении духа и часто покрикивал на фотографа, который, впрочем, не обращал на него никакого внимания. И это обстоятельство злило Джорджа еще больше. Ведь, в конце концов, именно он отвечает за съемки, а не этот кретин-фотограф, который не может отличить камень от куска дерьма, но при этом строит из себя великого мастера. Вообще говоря, подготовка этого рекламного сюжета шла не очень хорошо, но это были легкие деньги, и к тому же немалые. Именно поэтому он не намерен был терпеть упреки от людей, которые ничего не смыслят в этом деле.
Джордж Хадсон всегда требовал для своих съемок хороших технических специалистов, отличных гримеров и самых лучших фотографов и операторов и всегда получал их. Но сейчас его выводило из себя то обстоятельство, что приходилось тратить драгоценное время на эту взбалмошную модель, которая к тому же была на целых шесть дюймов выше его, да на это дурацкое телевидение, которое отнимает у него целых сорок секунд. К тому же эти людишки из рекламного агентства и из фирмы «Джезерелл» постоянно маячат у него перед глазами и со свойственной им наглостью вмешиваются в его дела, лезут со своими предложениями и пытаются поучать его. Он поднял голову и увидел приближающуюся Иден — высокую, стройную, с необыкновенно длинными ногами. Она шла к нему широким, размашистым шагом, а ее волосы разлетались во все стороны. Да, волосы у нее были просто великолепные — густые, жесткие, длинные, глубокими волнами спадающие на плечи, с целой гаммой самых разнообразных оттенков, которые при этом выглядели, вполне естественными. Конечно, с ней уже немного поработали парикмахеры, слегка оттенив волнистые локоны, но во всем остальном ее волосы имели природный цвет и вполне естественную волнистость. Джордж Хадсон отдавал помощнику последние распоряжения, но все его внимание было приковано к ней. Только сейчас он заметил, что она чем-то расстроена. Только этого еще недоставало! Кто мог испортить ей настроение? Ему еще никогда прежде не приходилось работать с этой моделью, но он уже много слышал о ее прекрасной репутации, хотя и не понимал до конца, что это в данном случае означает. Может быть, это значит, что она спит со всеми подряд?
— Мистер Хадсон? Меня зовут Иден. — Она протянула ему руку, и он крепко пожал ее, не переставая с любопытством разглядывать ее лицо.
— Вы не шутите? — насмешливо спросил он, пытаясь подавить в себе только что зародившееся подозрение. — Что случилось? У вас возникли проблемы? Как и у всех остальных?
— Нет, ничего страшного. Во всяком случае, я надеюсь на это. Просто я хотела сказать вам, что Демоса все еще нет, а тут к нам затесался какой-то человек. Я не знаю, кто он такой и что ему нужно. Может быть, вы что-нибудь знаете о нем?
Джордж посмотрел в ту сторону, куда только что указала Иден. Неподалеку от съемочной группы действительно переминался с ноги на ногу какой-то незнакомый мужчина, одетый в темно-коричневые слаксы, белую рубашку и светло-коричневый кожаный пиджак. Он был коротко подстрижен и на первый взгляд производил впечатление аккуратного и весьма респектабельного человека. Правда, в Нью-Йорке это еще ни о чем не говорило.
— Джина, — повернулся он к своей помощнице, молодой толстушке лет двадцати, не сводившей с него восторженного взгляда, — узнай, пожалуйста, что здесь нужно этому парню, и немедленно доложи мне.
Та нервно облизала губы, недовольно кивнула и направилась выполнять поручение босса.
— Сейчас узнаем. Вы говорите, никогда раньше не видели его?
Линдсей решительно покачала головой:
— Нет. Просто я уже давно приучилась быть осторожной. Тем более что никто из присутствующих здесь людей его не знает.
Джина тем временем подошла к незнакомцу мелкими шажками и остановилась перед ним, напоминая чем-то маленького толстенького щенка, постоянно виляющего хвостиком. Незнакомец добродушно улыбнулся и что-то ответил ей, похлопав при этом по плечу.
Джина радостно побежала обратно, не скрывая своего облегчения.
— Он сказал, что его зовут Тэйлор и что он пришел сюда по требованию мистера Демоса.
— Зачем? Что он собирается здесь делать? — поинтересовалась Линдсей.
— Он сказал, что скоро сюда приедет сам мистер Демос и поговорит с тобой, Иден.
— Ясно, — задумчиво протянула Линдсей, так ничего и не поняв. — Ну что ж, может быть, мы приступим к съемке сцены на дороге?
— Мы начнем примерно минут через сорок, — раздраженно отреагировал Джордж и показал взмахом руки, что она может быть пока свободна. — Пусть займутся вашим лицом, прической и подберут подходящую одежду.
Линдсей молча кивнула и отправилась к парикмахеру и гримеру, которые вместе с остальными попивали кофе и грызли подсоленные орешки.
Тэйлор внимательно наблюдал за ней. Значит, это та самая Иден, с которой ему придется работать. Впервые в жизни он видел перед собой живую модель. Очень высокая, почти шесть футов. И тоненькая как тростинка. А волосы! Как можно снимать для рекламы шампуня девушку с такой дикарской гривой? С ней, должно быть, придется немало потрудиться, чтобы привести в соответствующий вид. Собственно говоря, всю ее нужно переделать, кроме, естественно, роста. В противном случае у этой рекламы будет совершенно обратный эффект. Она была одета в потертые джинсы, мешковатого вида майку с короткими рукавами и простенькие кроссовки. Тэйлор проводил ее взглядом до трейлера, куда она вошла переодеваться, и подумал, что во всем этом есть какая-то тайна. Почему именно она первая обратила внимание на присутствие постороннего человека? Неужели эта женщина ожидает каких-либо неприятностей? Может быть, он не совсем правильно понял Демоса и охранять нужно не всю съемочную группу, а только ее?
Тэйлор окинул быстрым взглядом всю площадку и зафиксировал в сознании положение каждого человека. Затем он погрузился в изучение списка всех участников этого шоу, отметив попутно про себя, что список этот был весьма внушительным. Сколько же, интересно, денег нужно, чтобы оплатить труд всей этой толпы? Проверив все фамилии, он убедился, что на съемочной площадке нет ни одного постороннего человека, не внесенного в список.
Покончив со списком, он поднял голову и встретился взглядом с Джиной, этой пухленькой голубкой, которая стояла неподалеку и мило улыбалась ему. Тэйлор ответил ей такой же улыбкой и весело подмигнул.
Ему очень не нравилось, что съемки будут проходить в Центральном парке. Здесь было столько кустов и деревьев, что и пересчитать невозможно, не говоря уже том, чтобы следить за ними. Кроме того, совсем рядом нескончаемым потоком шли по тротуару люди. Конечно, они спешили по своим делам, но все же иногда замедляли шаг и таращили глаза на съемочную группу. Да и всяких бездельников было полно вокруг. Тэйлор обвел взглядом окружавшее его пространство, но ничего подозрительного не заметил. Все было в порядке. Во всяком случае, пока.
За многие годы работы в полиции он привык ждать, умел ждать, и ему всегда хватало терпения стоять совершенно неподвижно, прислушиваясь к посторонним звукам. Позади послышался какой-то шум, и он мгновенно обернулся. По тропинки шли два чернокожих подростка с наушниками и плейерами. Он пристально следил за ними до тех пор, пока они не скрылись за деревьями. Немного успокоившись, Тэйлор прислонился к стволу огромного дуба, ощущая приятную тяжесть своего девятимиллиметрового автоматического пистолета в наплечной кобуре. Минут через тридцать дверь трейлера отворилась и оттуда вышли три человека. Один из них повернулся к двери, отвесил грациозный поклон и протянул руку.
В ту же секунду на пороге выросла высокая фигура совершенно бесподобной женщины. Она оперлась на протянутую руку и величественно сошла со ступенек на землю. Ее тело было облачено в белоснежное, развевающееся на ветру платье, из-под которого виднелись босые ноги. А волосы были настолько потрясающие, что невозможно было глаз оторвать. Они спадали на ее плечи настоящим каскадом переливающихся на солнечном свете волн, поражающих воображение множеством самых разнообразных оттенков. Это было поистине изумительное зрелище. А самое удивительное, что это была та самая модель, та Иден, которая некоторое время назад не вызывала у него никаких чувств, кроме легкого недоумения. Превращение было настолько разительным, что в это просто невозможно было поверить. Тэйлор вытаращил на нее глаза, понимая при этом, что ведет себя глупо, и вместе с тем не находя в себе достаточно сил, чтобы отвести взгляд.
Иден слегка повернулась в его сторону, и их глаза встретились. Тэйлор почувствовал себя глупым и неопытным подростком, неожиданно для себя оказавшимся во власти взбунтовавшихся гормонов. Он сдержанно кивнул ей, а потом вдруг вспомнил, что ему заплатили деньги не за то, чтобы он таращил глаза на красивых женщин. На съемочной площадке все было тихо и спокойно. Среди многочисленных прохожих тоже не было ничего подозрительного, хотя некоторые из них останавливались и глазели на происходящее. Все его внимание было сконцентрировано на их руках и лицах. Многолетний опыт сыскной деятельности позволил ему выработать удивительное чутье на людей; замышлявших что-либо недоброе. Убедившись в отсутствии непосредственной опасности для съемочной группы, он снова посмотрел на Иден. Демос сказал, что ей может угрожать опасность, и выразил пожелание, чтобы он был поближе к ней на всякий случай. Ну что ж, это, пожалуй, самая приятная часть его работы в данный момент.
А режиссер тем временем носился по всей площадке, отдавая распоряжения и громко выкрикивая команды Тэйлор слышал, как он бесцеремонно отчитывал Иден, причем не единожды, а по меньшей мере раз пять-шесть. То она улыбается не так, как надо, то двигается не очень грациозно, то ведет себя очень скованно перед камерой, как кукла-марионетка. Тэйлора так и подмывало подойти к нему и дать пинка под зад. Но сама Иден относилась к замечаниям режиссера весьма сдержанно, часто кивала головой, выражая свое согласие с ним, или просто выясняла его творческие замыслы. Все, что он ей говорил, она выполняла без тени колебаний и абсолютно ничем не выказывала своего неудовольствия. Раз за разом меняя позу, она сохраняла полное спокойствие и замирала, когда нужно было позировать фотографу. При этом вокруг нее мелькали гримеры, парикмахеры и костюмеры, все время поправляя прическу, накладывая грим или одергивая платье. Фотограф и режиссер не переставали ожесточенно спорить по каждому случаю, что совершенно сбило Тэйлора с толку. Он никак не мог понять, кто же здесь главный. Хаотичное перемещение людей на съемочной площадке чем-то напоминало ему сумасшедший дом.
Съемки всех эпизодов заняли почти два с половиной часа. За это время Тэйлор засек около двух десятков людей, вызвавших у него легкое подозрение, но, к счастью, каждый раз тревога оказывалась ложной. И все это время он не спускал с нее глаз, автоматически фиксируя в сознании всех тех людей, которые подходили к ней. Она была великолепна. В особенности когда к ней подошел какой-то ассистент и феном распушил ее густые волосы. Иден выгнулась дугой, выпятила вперед упругую грудь и кокетливо выставила полуобнаженную ногу. А потом был эпизод, когда она уселась верхом на лошадь, обнажив ноги почти до бедер. Захватывающее зрелище! Лошадь была терпеливой и очень спокойной, как, впрочем, и все лошади, которые находились в распоряжении администрации парка.
Тэйлора больше поразила ее невозмутимость и выносливость. Он вообще не мог понять, как можно так долго позировать и при этом еще улыбаться. А режиссер? С ним просто невозможно было работать. Откуда только у нее столько терпения? Он все время ждал, что вот-вот разразится скандал, что она не выдержит в конце концов и заорет на него, но этого, к его удивлению, не произошло. Когда съемки подошли к концу, Тэйлор облегченно вздохнул, но тут же вдруг заметил какого-то человека, который делал вид, что ищет в траве потерянную вещь. Причем он рыскал там так долго, что Тэйлор уже было направился к нему, но тот быстро ушел прочь. Иден тем временем перебросилась с режиссером парой фраз, благодарно пожала руку фотографу и скрылась за дверью трейлера.
Когда минут через двадцать она снова появилась на пороге, все чары исчезли. Она была в своих потертых джинсах и майке, а ее шикарные волосы были туго стянуты на затылке и не производили того магического впечатления, которое можно было испытать некоторое время назад. Тэйлор пристально вгляделся в нее и неожиданно пришел к выводу, что сейчас она выглядит намного привлекательнее, чем во время съемок в своем дорогом одеянии. Странно, скорее всего причина кроется в необузданной, неукротимой копне волос.
Он отошел от дерева, под которым коротал время, и направился к ней.
— Демос так и не появился сегодня, — сказал он, протягивая ей руку. — Поэтому я считаю себя вправе представиться вам без его помощи. Меня зовут Тэйлор.
— Тэйлор? А дальше?
— Это моя фамилия, но все зовут меня именно так, употребляя ее в качестве имени.
Ее бровь медленно поползла вверх, подчеркивая удивление. Тэйлор пожал плечами.
— Ну хорошо, полностью меня зовут С. К. Тэйлор, но, как я уже сказал, все предпочитают называть меня просто Тэйлор.
Линдсей неохотно пожала его руку, не находя абсолютно никакого повода, чтобы этого не делать.
— Иден. Что вы здесь делаете?
— Меня нанял Демос, чтобы охранять вас персонально, а заодно и всю съемочную группу.
Линдсей так и застыла с открытым ртом, ее удивлению не было предела.
— Что?
— Он сам должен был появиться здесь и объяснить вам, кто я такой и почему нахожусь с вами. Он попросил меня не отходить от вас ни на шаг в течение нескольких дней.
— Но это же безумие! Защищать меня? От кого? Кто может…
— Да, я недавно подумал о том же самом. Полагаю, что ваш друг Демос кому-то задолжал определенную сумму денег и вот сейчас очень волнуется по этому поводу.
— Он любит лошадей.
— Как долго вы уже работаете с ним?
— Около четырех лет.
— Может быть, вы хотите позвонить ему прямо сейчас и все выяснить?
Она вздохнула и помотала головой.
— Не поймите меня превратно, но я не могу так просто довериться совершенно незнакомому человеку. Хотя, конечно, это похоже на Винни. Меня в данном случае удивляет другое: почему Глен не удосужился предупредить меня?
— Может быть, мы перекусим где-нибудь?
Линдсей долго молчала, не зная, что сказать. Она смотрела на него и думала о том, что было бы крайне глупо довериться этому незнакомому человеку. Тем более что он казался ей слишком самоуверенным, слишком самонадеянным и очень старался показать, что держит все под контролем. Но это еще не все. Помимо всего прочего, он был еще и довольно симпатичным, что вселяло в нее дополнительную тревогу. Огромного роста, широкоплечий, мускулистый. Все это не могло не настораживать ее. Князь был поменьше и вообще худощавый, и тем не менее он сумел повалить ее на кровать и сделать все то, что хотел сделать. А этот громила был гораздо выше шести футов, примерно такого же роста, что и ее отец. В этот момент она пожалела, что была обута не в туфли на высоких каблуках, а в какие-то спортивные кроссовки на плоской подошве. Хорошо бы сейчас быть на уровне его глаз.
— Мой обед состоит исключительно из йогурта. Вчера я была в мексиканском ресторане, а сегодня должна выдержать диету. За все приходится расплачиваться.
— Нет проблем, — спокойно отреагировал Тэйлор. — Вы уже готовы?
Линдсей кивнула и с ужасом обнаружила, что они оказались в самой гуще толпы.
— А вам не кажется, что прогуливаться по тротуару среди всей этой толпы может оказаться опасным для нас?
— Не волнуйтесь. Все будет нормально. Ведь я рядом с вами, и к тому же у меня есть оружие. Конечно, я не хочу, чтобы вы чувствовали себя заключенной в четырех стенах вашей квартиры и с ужасом поднимали трубку всякий раз, когда зазвонит телефон, или вздрагивали, когда раздастся звонок в дверь. В этом нет ничего приятного, уверяю вас. Просто нам нужно проявлять максимальную сдержанность и элементарную осторожность, вот и все. А самое главное, чтобы я не отставал от вас ни на шаг, как собачка, которая всегда следует по пятам за своей хозяйкой.
Линдсей кивнула и подумала, что непременно устроит взбучку Демосу. Неужели ей в самом деле угрожает опасность? Вот негодяй. Убить его мало! Как он посмел втянуть ее в подобную заварушку?! Да еще пристегнул к ней этого человека, которого она раньше и в глаза не видела.
— Может, мне не следовало быть столь откровенным с вами, — продолжил свою мысль Тэйлор, — или по крайней мере придумать что-либо более правдоподобное, но Демос не пришел сегодня, как обещал, вот мне и показалось, что не остается ничего другого, кроме как сказать вам чистую правду.
— Да, в этом вы совершенно правы, — согласилась с ним Линдсей, шагая так быстро, что Тэйлору приходилось все время догонять ее. — Я устрою этому мерзавцу самый настоящий скандал за все то, что он со мной сделал.
— Может быть, я просто не так его понял, — пошел на попятную Тэйлор. — Конечно, он не давал мне никаких клятвенных обещаний.
Линдсей повернула голову и настороженно посмотрела на своего телохранителя.
— Да, конечно, я представляю для него такую ценность, что он вдруг решил, будто меня хочет похитить какой-нибудь сказочно богатый ближневосточный шейх.
— Я был бы польщен.
Линдсей ушла в себя. Это было очень странно, но в этот момент она совершенно отключилась. Внешне все было по-прежнему: она даже шаг не ускорила, просто забылась на какое-то мгновение. Увидев неожиданную перемену в ее настроении, он нахмурился и решил сгладить допущенную оплошность.
— Прошу прощения, это было бестактно с моей стороны.
Она молча кивнула, принимая его извинения, но возвращаться к действительности ей вовсе не хотелось. Ее шаги стали еще тверже и шире, чем прежде.
— Здесь неподалеку есть неплохое кафе, где продают йогурт, — попытался он сменить тему разговора. — Это совсем рядом, на углу Шестой авеню и Пятьдесят седьмой улицы. Если хотите, можем зайти туда.
Линдсей снова кивнула, не проронив ни слова. Тротуары были забиты спешащими по своим делам людьми, а улица запружена множеством машин, которые сигналили и дергались, безуспешно пытаясь обогнать друг друга. Она вдруг поняла, что невольно вглядывается в лица прохожих, оценивает их и уделяет им такое внимание, которого никогда не уделяла раньше. Где-то в глубине души медленно зарождался страх и поднимался вверх, перехватывая дыхание и сковывая привычные движения.
— Нет-нет, не надо напрягаться, — неожиданно одернул ее Тэйлор, который пристально следил за каждым ее движением. — Все будет нормально, поверьте мне. Я неплохо знаю свои обязанности и могу сказать, если, конечно, это поможет вам успокоиться, что в течение нескольких лет работал офицером полиции.
— Хорошо, — согласилась она и попыталась хоть немного отвлечься от страха перед прохожими.
Кафе было переполнено, и им пришлось ждать около десяти минут, пока подошла их очередь. Линдсей заказала среднего размера стакан бананового обезжиренного йогурта и уселась за освободившийся круглый столик у окна. Тэйлор взял то же самое и присоединился к ней.
Линдсей ела очень медленно, наслаждаясь каждым глотком, он все это время не спускал с нее глаз.
— Вы всегда такая голодная?
Она выдержала приличествующую паузу, а потом облегченно вздохнула и поставила стакан на столик.
— Нет, не всегда. Просто сейчас мне нужно сбросить лишние пятнадцать фунтов. Все дело в том, что на фотографии все люди выглядят немного полнее. Поэтому приходится постоянно следить за собой. — Она замолчала, а потом быстро добавила, увидев, что он хочет что-то сказать: — Таковы правила. Если я хочу заниматься этим делом, приходится неукоснительно выполнять их.
— Думаю, что вполне могу понять вас. А как, интересно, ваша семья относится к тому, что вы не можете нормально питаться?
— Нет, они… Скажите, где Демос отыскал вас?
— Собственно говоря, меня нашел не Демос, а этот парень с целым рядом бриллиантовых звездочек в ухе. Как там его, Глен, что ли? Да, Глен Флэминг. Это он позвонил мне домой и попросил явиться в его офис по поводу работы. Он что, всегда ходит только в черном?
Линдсей улыбнулась, снова почувствовав некоторое успокоение. Этот парень немного поостыл и перестал донимать ее неприятными расспросами. Она была благодарна ему за это и стала ему больше доверять. Но все равно от него нужно отделаться как можно быстрее. Надо только переговорить с Демосом, и тогда она сможет послать его ко всем чертям.
— Глен Флэминг — очень крепкий орешек. Он носит только черную или в крайнем случае фиолетовую одежду и постоянно напоминает о том, что именно эти цвета больше всего подходят к цвету его глаз. Вам еще повезло, что он был в черном. В данный момент он почему-то очень разозлился на Демоса. Кстати, во что он был одет, когда вы впервые увидели его?
— В плотно обтягивающие черные джинсы, черный свитер и черные итальянские мокасины. Да, на нем еще был широченный кожаный ремень черного цвета с огромной серебряной пряжкой.
— Да, это его любимый наряд. А вы очень наблюдательны, должна вам сказать. Знаете, я стараюсь держаться подальше от офиса, так как каждый из них хочет привлечь меня на свою сторону.
— Ну что ж, а я частный сыщик и в свободное от работы время превращаюсь в компьютерного хакера. Надеюсь, вы не будете возражать, если я стану надоедать вам своим присутствием. Во-первых, это будет длиться всего лишь несколько дней, а во-вторых, Демос именно за это платит мне деньги.
— Надоедать? Как это будет выглядеть? Вы хотите сказать, что будете указывать мне, что я должна делать, а что нет?
Тэйлор пожал плечами, озадаченный ее вопросом. Когда Демос позвонил ему домой вчера вечером, то был заметно взволнован и очень настойчиво просил не отпускать Идеи ни на шаг во время съемок и в особенности после их окончания. Причем он повторил свою просьбу несколько раз, утверждая, что это очень серьезно.
По ходу этого разговора Тэйлор резко взвинтил плату за свои услуги, но Демоса это нисколько не смутило. Он так быстро согласился, что у Тэйлора возникло подозрение, не надует ли он, часом, его. В тот же вечер он позвонил Глену и потребовал, чтобы тот заплатил наличными, и к тому же вперед. Тот тоже довольно легко пошел на уступки и в тот же вечер рассчитался с ним.
— Как это все будет выглядеть? — снова повторила свой вопрос Линдсей и даже испугалась, когда Тэйлор загадочно ухмыльнулся. Правда, ухмылка держалась на его губах всего несколько секунд, после чего его лицо стало таким же серьезным, как и прежде.
Он откинулся на спинку стула и пристально посмотрел ей в глаза:
— Я не знаю, леди, что с вами стряслось, но я не собираюсь тратить свое время на размышления по поводу того, как вы на меня реагируете и как воспринимаете каждое мое слово. Меня наняли для выполнения вполне конкретной работы, и этой работой являетесь именно вы. И все это время я буду вашей тенью. Во всяком случае, до тех пор, пока Демос будет исправно оплачивать мою работу. Если вам это не по душе, звоните ему и выясняйте все ваши проблемы. Ну так что, вы будете звонить ему или мы пойдем? Кстати сказать, у меня неплохой вкус, поэтому, если вы хотите прогуляться по магазинам и прикупить кое-что из одежды, я в вашем полном распоряжении.
Несколько секунд Линдсей напряженно молчала, а потом виновато потупилась.
— Простите.
Тэйлор молча кивнул, продолжая смотреть на нее.
— Нью-Йорк иногда пугает меня до смерти.
— Вы правы.
— У меня через час занятия по карате.
— Ну и как, есть какие-то успехи?
— Третий разряд.
— И сколько вы уже занимаетесь?
— Почти год. В прошлом году мне довелось видеть ограбление на улице, и вот после этого я записалась на эти курсы. — Она слегка поморщилась от того, что приходилось врать, и еще больше из-за того, что врать становилось все легче и легче с каждым годом.
— А вам известно, что говорят по этому поводу полицейские? Они говорят, что это мало что дает при отражении нападения.
— Значит, вы рекомендуете просто лежать и ждать, когда тебя изнасилуют или ограбят?
— Нет, я рекомендую всегда сохранять спокойствие, шевелить мозгами и правильно оценивать обстановку. Страх — это самый худший враг, потому что он парализует волю и в большинстве случаев заставляет вас допускать глупые ошибки. Кстати сказать, пренебрежение опасностью тоже не приводит ни к чему хорошему.
Линдсей медленно поднялась со стула.
— Вы служили в нью-йоркском департаменте?
— Да, было дело.
— А почему ушли оттуда?
Он улыбнулся и предусмотрительно распахнул перед ней дверь.
— Где ваш тренировочный зал?
— Вниз по Сорок четвертой улице до пересечения с Мэдисон-авеню. Ничего страшного, если мы пройдемся пешком?
— Да, все будет в порядке. Не волнуйтесь. Думаю, что нам уже пора, так как идти туда довольно далеко. Мне кажется, что вы привыкли много ходить, чтобы поддерживать себя в нормальной форме.
Линдсей подтвердила его догадку кивком головы.
Тэйлор внимательно наблюдал за ней во время занятий в гимнастическом зале «Лин Хо» и пришел к выводу, что она действительно в прекрасной форме. Ее тело было легким, подвижным и достаточно сильным для женщины ее возраста и комплекции. Единственный ее недостаток заключался в том, что противник мог легко видеть по выражению ее глаз, что она предпримет в следующий момент. Ее намерения были такими же ясными, как и удивительная синева ее глаз. Может быть, ему стоит немножко позаниматься с ней, чтобы устранить этот совершенно очевидный и в высшей степени непростительный недостаток. Если же она не избавится от него, то любой серьезный противник на темной улочке превратит ее в кусок окровавленного мяса. Надо узнать, действительно ли она знакома с повадками грязного дна в отвратительном чреве Нью-Йорка. Он даже вздрогнул от одной этой мысли. Он, С. К. Тэйлор, многоопытный полицейский, ревностный сторонник закона и порядка, страстно веривший в справедливость и неизбежность правосудия, вынужден был бездействовать почти два месяца после того ужасного случая, когда юная Элли выпрыгнула из окна своей школы и разбилась насмерть. Точнее говоря, после трагической гибели этой девочки он ждал ровно один месяц три недели и два дня. Боже правый, эти жуткие похороны!.. Там были ее родственники, включая даже дядю Бэнди. Он так трогательно обнимал ее мать, проливал слезы, а потом этот проклятый подонок набрался наглости и швырнул горсть земли в ее могилу. В тот момент Тэйлор чуть было не набросился на него с кулаками и только невероятным усилием воли заставил себя не делать этого на кладбище.
Впрочем, вскоре Тэйлор поквитался с ним. Некоторое время спустя он вытащил этого мерзавца из его богатого кирпичного дома и расквасил его гнусную рожу. Самое странное, что от этого ему легче не стало. Этот подонок угрожал ему всевозможными карами, кричал во всю глотку, что это он, Тэйлор, виноват в смерти девочки. Конечно, он сделал из него отбивную, но бедную Элли к жизни уже не вернуть. Ее похоронили на кладбище в Маунтин-Вью, и Тэйлор частенько захаживал туда. Что же до ее матери, то он никогда не интересовался тем, что с ней произошло после смерти дочери. А дядя Бэнди быстро поправился и, насколько ему было известно, успешно предавался своим многочисленным порокам, в числе которых деньги, власть и совращение малолетних.
Когда они выходили из гимнастического зала, все его мысли все еще были заняты размышлениями о судьбе несчастной Элли. Линдсей не могла не обратить внимания на его отрешенный взгляд и безуспешно пыталась понять причину столь внезапной перемены в его настроении. Находясь в раздевалке, она не выдержала и позвонила в офис.
— Босс уже ушел, — вяло ответил Глен. — Уехал на весь уик-энд, как он сказал.
— Зачем вы приставили ко мне Тэйлора, Глен? Кто-то угрожает Демосу?
— Да, дорогуша. Не надо злиться на Демоса и тем более на этого парня. Пусть он сопровождает тебя повсюду и не отстает от тебя ни на шаг. У него прекрасная репутация, и он самый лучший специалист в этом деле во всей округе. Да и весьма симпатичный, ты не находишь? Ты видела его грудную клетку? А эта очаровательная ямочка у него на подбородке?
— Да, ты прав, Глен. Ну ладно, увидимся на следующей неделе.
— Береги себя, Иден. И не вздумай затащить его в постель, а то я тебе глаза выцарапаю.
Линдсей отреагировала на эту глупую шутку вялым дежурным смехом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Топ-модель - Коултер Кэтрин



Эта книга мне очень понравилась. В ней есть все: любовь и страсть, боль и страх, доверие и понимание. Роман дает возможность задуматься над жизненными проблемами людей. Я прочитала его на одном дыхании. Эту историю я никогда не забуду. Читайте и вникайте в суть романа и поймете многие вещи. Спасибо автору.
Топ-модель - Коултер КэтринЮлия
19.04.2012, 21.51





не сомневаюсь,что такое вполне возможно в жизни, знаю что эту книгу я точно не забуду, это стоит читать
Топ-модель - Коултер Кэтринарина
27.05.2012, 22.27





супер ...... всем читать!!!!!!!
Топ-модель - Коултер КэтринВика
25.06.2012, 20.50





СУПЕР!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Топ-модель - Коултер Кэтринкенуль
6.10.2012, 11.28





Бесподобно.Не хуже Д.Макнот.Читать обязатально!!!
Топ-модель - Коултер КэтринЕлена
24.10.2012, 15.19





так себе книга....вначале классная,потом не очень.....средняя.
Топ-модель - Коултер КэтринЭкстрим
5.12.2012, 22.16





Книга мне не очень понравилась. Много какой то лишней информации, главная героиня амеба бесхребетная. Только в конце немного проявила характер. И уж конечно этот роман рядом не стоял с романами Дж.Макнот. Еле дочитала. 5 из 10
Топ-модель - Коултер КэтринЛилия
10.10.2013, 12.23





Роман сильный, мне понравился.
Топ-модель - Коултер КэтринЕ
9.02.2014, 15.14





Хороший роман))) Начало так себе, а потом читала до 5 утра
Топ-модель - Коултер КэтринНюта
4.06.2014, 20.38





Прочитала роман и меня почему то не сильно зацепило.ясно что автор хотела прказать гг как мягкую добрую девушку,но на мой взгяд получилась какая то совсем бесхребетная амеба.перед прочтением хотелось страсти,запутанной истории,а получилось жестокое изнасилование,семья уродов гг,ее терзания,вобщем тяжело все как то,хотя возможно ромае просто попал не под настроение..7 из 10
Топ-модель - Коултер Кэтринaleksa
16.07.2014, 11.04





Прочла, понравилось. Полностью не согласна с Алексой, которая оставила последний комментарий. Гг не амеба, автор именно показал, как из закомплексованного ребенка выросла восхитительная женщина, которой достался главный приз- Любовь замечательного человека. Самое главное, что роман не похож на сказку, на фантазию, все очень жизненно.
Топ-модель - Коултер КэтринТатьяна
18.07.2014, 8.24





Очень понравился роман!!!
Топ-модель - Коултер КэтринМарина
20.08.2014, 9.06





цвксмприотл ьдб.гшоваепирольджюваепнргошлдк5аенргошьлбчсемнпигртшоьлщбдздвапролджвапролджэrnэпролджэrnпролнпнгршльбьиьхщшгрнгшрнпролор
Топ-модель - Коултер Кэтринпааенпгрш
11.09.2016, 15.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100