Читать онлайн Строптивая невеста, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая невеста - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая невеста - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая невеста - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Строптивая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Проснувшись утром, Райдер с трудом разомкнул веки и долго соображал, где он находится. Он все еще был немного пьян и не мог собраться с мыслями. Он чувствовал удовлетворение и ощущал опустошенность, как будто из него выжали все соки. Райдер ничего не понимал. Неужели он так много выпил вчера, что к утру у него не прояснилось в голове? Такого с ним не случалось никогда, до сих пор он ни разу в жизни не напивался.
Он сел в кровати, сжал голову руками и неожиданно заметил, что на нем нет никакой одежды. И тут только он вспомнил, где он и чем занимался в этой чужой постели большую часть прошедшей ночи. Итак, он занимался любовью с Софией Стэнтон-Гревиль, причем до полного изнеможения. Девушка оказалась чрезвычайно опытной и вытворяла такое, с чем он нечасто сталкивался.
Райдер встал, потянулся, тряхнул головой, тщетно стараясь прогнать остатки хмеля. В этот момент входная дверь открылась, в дом вошла старая негритянка и одарила Райдера широкой беззубой улыбкой.
— Доброе утро, масса, — сказала старуха. — Вы все хорошо?
Райдер инстинктивно потянулся за одеждой, чтобы прикрыть наготу, но, заметив его движение, старуха покачала головой, давая понять, что церемонии излишни. Негритянке было совершенно все равно, голый он или нет; она предложила ему принять ванну и позавтракать.
Итак, София, не изменяя сложившейся привычке, исчезла, а заботы о нем поручила старой карге. Видно, так было заведено в этом доме, и с Райдером обошлись точно так же, как и с его предшественниками. От этих неприятных раздумий Райдер разозлился, одновременно он чувствовал себя уязвленным, потому что София вела себя с ним, как и с другими мужчинами, и, значит, ему, Райдеру, не было оказано никакого предпочтения. Он — один из многих, и не более.
Он погрузился в ванну и, сидя в воде, попытался вспомнить прошедшую ночь в подробностях, но это ему не удалось. Он, конечно, что-то помнил, помнил, как поцеловал Софию и она ответила ему долгим сладким поцелуем, который показал, что она знает толк в этом деле. Вкус того поцелуя Райдер не забыл, и при воспоминании о нем почувствовал, как по телу пробежала сладкая дрожь. Он помнил также, что лежал на спине, а партнерша энергично работала сверху, сидя лицом к нему, и он ласкал большую полную грудь девушки, а потом кричал, словно безумный, когда произошло извержение семени. Девушка тоже кричала и стонала и подбадривала партнера, объясняла ему, как ей нравится больше, хвалила его, восхищалась его мужской силой. Райдер помнил это довольно хорошо, слова Софии до сих пор звучали у него в ушах, и голос у нее был низкий и глубокий.
К своему удивлению, Райдер не помнил, чтобы он ласкал девушку так, как привык это делать. Он на самом деле был опытным, умелым и неутомимым любовником, и никогда еще ни одна женщина не оставалась в его объятиях неудовлетворенной. На этот раз он почему-то отступил от правил и не ласкал партнершу языком, не целовал ее, а ведь он никогда не скупился на поцелуи, ему нравилось целовать и ласкать женское тело. Так что же с ним, Райдером, случилось? Или девушка легко достигала кульминации, когда он был внутри нее, и ей не требовалось дополнительных ласк, как большинству женщин? Возможно, так оно и было, но Райдер даже не ласкал Софию руками, не гладил ее нежную кожу, во всяком случае, этого он не помнил. Ночь любви оказалась полна загадок.
Вымывшись, Райдер вылез из ванны, а негритянка протянула ему полотенце. Старуха никак не реагировала на обнаженного молодого мужчину, стоящего перед ней, и Райдер сообразил, почему она равнодушна к голым мужчинам: она просто-напросто успела к ним привыкнуть за то время, что прислуживала мисс Софии Стэнтон-Гревиль. От этой мысли он разозлился, волна негодования, уязвленного самолюбия и гнева захлестнула его, и Райдер, забыв о головной боли, которая мучила его с тех самых пор, как он проснулся, проклинал Софию самыми страшными словами, какие только знал.
Райдер насухо вытерся, и старая служанка подала ему свежевыстиранную и отутюженную одежду (неужели эта чертовка София настолько предусмотрительна, что не забыла и о его одежде?). Покончив с одеванием, он сел за стол завтракать свежими фруктами и теплым хлебом. От предложенного ромового пунша Райдер отказался и, наблюдая за старухой, приложившейся к стакану — негритянка улучила момент, когда масса, как ей показалось, на нее не смотрел, — подивился привычке местного населения пить спиртное в огромных, очень далеких от разумных пределов дозах. Сказать по правде, он и сам вчера вечером хватил лишку.
После завтрака Райдер покинул «любовное гнездышко», испытав при этом смешанное чувство облегчения и недоумения. На пороге он оглянулся на кровать, уже застеленную свежим бельем, и невольно поежился. В ту минуту он ненавидел себя за то, что позволил Софии играть первую скрипку; именно девушка, а не он, Райдер, контролировала ситуацию, а ведь должно было быть наоборот. Он снова вспомнил сладострастные крики и стоны Софии, и ему пришла в голову мысль о том, что, может быть, девушка притворялась? У него никогда не возникало подобных вопросов, потому что он знал наверняка, удовлетворил он женщину, вступившую с ним в связь, или нет. Ни одной женщине еще не удалось обмануть его, и вот теперь, после ночи, проведенной с этой чертовкой Софией, он даже не знает точно, достигла ли она пика наслаждения.
Райдера также удивлял тот факт, что он в тот памятный вечер так много выпил ромового пунша, показавшегося ему необыкновенно вкусным, и напиток так приятно холодил внутри, а потом на смену этому приятному ощущению пришла жаркая близость женщины, и он любил эту женщину до полного изнеможения, пока не сдался и не лежал бездыханным, как солдат, достойно павший смертью храбрых в битве с врагом.
Конь стоял привязанный к манговому дереву, а под деревом Райдер увидел сидящего на земле Эмиля, шляпа юноши была сдвинута на затылок.
— Ну что ж, — сказал Эмиль и поднялся, отряхивая от пыли бриджи, — вы готовы ехать домой?
— Готов — это не то слово, — ответил Райдер. Они молча тронулись в путь; Эмиль не задавал вопросов, а Райдер снова погрузился в размышления, стараясь воссоздать в памяти полную картину загадочной «ночи любви», но чем дольше он об этом думал, тем труднее ему становилось вспоминать детали, хотя некоторые моменты он помнил довольно ясно. Например, что он разрядился партнерше в рот и извержение было необыкновенно сильным; что девушка, сидя на нем верхом, без устали, энергично двигалась, пока он, не в силах сдерживать себя, не испытал оргазм вторично. Что-то во всем этом было не так, неправильно, Райдер это понимал; его поведение было нетипично, да и многое другое тоже, и теперь, по дороге в Кимберли-холл, под монотонное пение рабов, трудившихся на плантациях, Райдер пытался найти ответы на мучившие его вопросы и не находил их. Наконец, устав от бесплодных попыток, он спросил у Эмиля:
— Послушайте, вы когда-нибудь встречали на дороге через мангровые заросли крокодила?
— Да, и должен вам доложить, что это зрелище пренеприятное, просто омерзительное.
— И все-таки что-то здесь не так, — проговорил Райдер.
— Что вы хотите сказать, Райдер, я вас не понял?
Эмиль не хотел напрямик спрашивать о Софии Стэнтон-Гревиль, а тем более отпускать какие-либо замечания в ее адрес, раз уж она так сильно заинтересовала Райдера; он старался быть дипломатичным.
Райдер не отвечал. Он молчал, потрясенный внезапной и неожиданной догадкой: женщина, с которой он провел ночь, была не София! Он теперь был готов поклясться в этом! Он знал это наверняка, потому что у той, неизвестной ему женщины, грудь была большой и полной, а у Софии — и он лично в этом убедился дважды — грудки небольшие, помещающиеся в ладони. Как же он сразу-то не догадался! Вот, оказывается, в чем дело! Кто-то нагло им попользовался, не спрашивая его согласия!
— Я хотел сказать, что в ром, которым меня вчера угощали, была подмешана какая-то гадость. Думаю, София положила туда наркотик или что-то в этом роде.
Райдер не стал объяснять, что он пришел к такому выводу лишь благодаря знанию размера груди Софии. Зачем посвящать Эмиля в такие подробности?
— Вы считаете, что она подмешала в ром наркотик? — недоверчиво переспросил Эмиль. — Но зачем?
— Суди сам: я проснулся в одиночестве, ее уже и след простыл; в голове у меня до сих пор не прояснилось, а утром я чувствовал себя слегка пьяным и не мог толком вспомнить, что было ночью. Я никогда не напиваюсь до такой степени, чтобы ничего не помнить, и тем не менее события прошлой ночи представляются мне нечетко, будто в тумане. Напрашивается единственный вывод, и я его тебе уже сообщил. Мне непонятно только, почему другие любовники Софии не заподозрили обмана? И не обратились за разъяснениями к своей милой?
— Вероятно, из всех ее любовников вы оказались самым опытным, Райдер. Те, другие, искали лишь удовольствий и получали их, о чем же тогда спрашивать?
— Может, и так, — ответил Райдер и подумал о том, что другие никогда не видели и не ласкали грудь Софии, а поэтому не смогли обнаружить обмана. Вряд ли они ласкали и другую женщину, и уж тем более не обращали внимания на ее грудь, вот их и дурачили. Райдеру показалась забавной мысль, что на этот раз София потерпела фиаско только потому, что позволила ласкать свою грудь. Он весело рассмеялся.
В пять часов дня он вспомнил, что той ночью в комнате находился мужчина, он слышал мужской голос, но ни единой фразы не разобрал. Зачем нужно было какому-то мужчине присутствовать во время любовной сцены? И кто, кстати, его, Райдера, раздел и положил на кровать, ведь сам он был не в состоянии этого сделать, раз его одурманили наркотиком? Не этот ли неизвестный мужчина? И кто он?
София скорее всего не раздевала его, Райдер этого не помнил. Она лишь заманила его в домик у моря, позволила целовать, а потом передала его другой женщине, которая выполнила основную часть задуманного плана. Вот как все было. А неизвестный мужчина — не кто иной, как дядюшка Тео, кто же еще?
Райдер решил ехать в Кэмил-холл, и немедленно. Он покажет этим негодным людишкам! Они ответят за свои гнусные действия, или он перестанет себя уважать! Умывшись и тщательно одевшись, Райдер быстрым шагом вышел из дома, вскочил на коня и ускакал в направлении Кэмил-холла, хозяева которого, он был уверен в этом, вряд ли обрадуются его неожиданному визиту и уж тем более не предложат незваному гостю остаться у них на обед.
У Софии не было никакого желания находиться в обществе дяди, и она сказала ему, что отобедает наверху, у себя в комнате. Буквально через несколько минут к ней в спальню ворвался взволнованный Джереми со словами:
— Что случилось, Софи?
Мальчик боялся, что сестра может внезапно заболеть или, что еще хуже, умереть и оставить его одного на всем белом свете. Потеряв родителей, Джереми стал очень болезненно относиться к самочувствию сестры, и малейшее нарушение обычного распорядка, как, например, сейчас, когда София отказалась обедать вместе со всеми, пугало его.
— Не волнуйся, я прекрасно себя чувствую, мой дорогой, — постаралась она успокоить брата. — Я передумала есть в одиночестве; подожди минутку, пока я причешусь, и мы вместе спустимся в столовую.
Джереми уселся в кресло и принялся рассказывать:
— Дядя Тео поручил Томасу свозить меня на северное поле, и мы поехали и пробыли там часа два, не больше, пока не началась жара, и это было так здорово, Софи! Наблюдать за работами, ну и так далее. Только Томас несколько раз подгонял рабов кнутом, хотя они вроде бы ничего особенного не сделали; Томас говорит, что это необходимо, иначе негры перестанут работать. Он называет их ленивыми бездельниками.
София ненавидела Томаса всем сердцем; она считала его жестоким, мерзким негодяем, однако девушка не стала говорить о своих чувствах брату, а спокойно продолжала расчесывать волосы под болтовню Джереми, а расчесав, стянула их в хвост на затылке черной бархатной лентой. Закончив причесываться, София встала из-за туалетного столика проглядела себя в зеркале: вроде бы все было в порядке, если не считать синяка на щеке, правда, он был едва заметен; чтобы увидеть его, следовало как следует приглядеться. А накладывать на лицо толстый слой пудры и румян София не собиралась — зачем? В неярком сумеречном свете синяка никто не увидит, разве что наблюдательный дядя Тео, но ему это доставит удовольствие. Не глядя на Джереми, она спросила:
— А если бы ты был здесь хозяином, оставил бы надсмотрщиком Томаса? Или нанял бы другого вроде него, чтобы он держал рабов в страхе?
Джереми задумался, покусал нижнюю губу, поерзал в кресле и только потом ответил на вопрос сестры:
— Не знаю. Дядя Тео считает Томаса хорошим надсмотрщиком, он ему доверяет, разрешает Томасу делать так, как тот хочет, вот только…
— Что?
— Ну, я ведь знаю многих рабов давно, уже четыре года, как мы здесь живем, я считаю этих людей своими друзьями, а они считают своим другом меня, понимаешь? Для чего, спрашивается, мне стегать их кнутом? И на плантациях такая жарища, Софи! Я, пока ездил с Томасом, устал, а они-то работают весь день!
София подошла к брату, погладила его по волосам и, не в силах сдерживаться, поцеловала в лоб, хотя и боялась напугать мальчика таким неожиданным проявлением материнских чувств. Джереми, не обратив на нежности сестры особого внимания, вскочил с кресла и потянул Софию за руку:
— Пойдем!
И они весело выбежали за дверь и начали спускаться на первый этаж. Внезапно София остановилась как вкопанная: в холле у подножия лестницы стоял Райдер Шербрук. Молодой человек выглядел настоящим денди; рядом с ним суетился Тео Берджес, изображая радушного хозяина.
Райдер увидел Софию и от изумления долго не мог прийти в себя — вместо вульгарной развращенной особы в ярко-красном пеньюаре перед ним предстала девушка, выглядевшая не старше шестнадцати лет в своем нежно-желтом муслиновом платье. На ее личике застыло выражение безграничного ужаса, словно перед девушкой появился дьявол, собирающийся без промедления утащить ее живьем в четвертый круг ада. Теодор Берджес, заметив изумленный взгляд Райдера, обернулся к племяннице и при виде ее сжал кулаки от ярости:
София выглядела невинным, бесхитростным созданием, а так выглядеть ей было не положено. Черт бы побрал эту проклятую девку! Берджес был готов избить ее до полусмерти за то, что она не накрашена, а тот факт, что Райдер Шербрук нагрянул неожиданно, без всякого предупреждения, его абсолютно не волновал.
— Здравствуйте, София, — поздоровался Райдер. — Ваш дядя предложил мне остаться на обед, я принял приглашение, так что придется вам терпеть мое общество. О, а это кто?
Джереми, хромая, подошел к гостю и протянул ему руку:
— Меня зовут Джереми, сэр. Я брат Софи. Райдер приветливо улыбнулся мальчику и дружески пожал его руку.
— Очень приятно познакомиться, Джереми. Я и не подозревал, что у Софии такой взрослый брат!
— Мне уже девять лет, сэр. Сестра говорит, что я расту быстрее, чем осока на болотах.
— Джереми — чудесный мальчуган, — подал голос дядюшка Тео.
Во время этого разговора София со страхом искала в глазах Райдера выражение жалости или презрения; девушка привыкла, что именно так — или с жалостью, или с презрением — люди смотрят на ее брата, но не могла смириться с этим; такое отношение оскорбляло ее до глубины души. Райдер Шербрук, без сомнения, получил отличное воспитание и знал, как следует вести себя, но она его немного побаивалась, потому что была не в состоянии предугадать его поступки.
Джереми, в отличие от сестры, ничуть не взволновался и не испугался, а наоборот, радостно просиял, сразу распознав в госте настоящего джентльмена; кроме того, этот джентльмен был молод, хорош собой, со вкусом одет и приветливо ему улыбался. Мальчик сразу угадал, что гость появился в доме из-за Софии, и восторженно обратился к сестре:
— Как здорово, Софи! Он будет обедать вместе с нами!
— Да, конечно, — ответила девушка и выдавила из себя улыбку, более похожую на досадливую гримасу.
Райдер отметил несомненное сходство между братом и сестрой; заметил он также и физический недостаток мальчика, скорее всего, хромота была врожденной, однако Джереми казался вполне жизнерадостным, ни в коей мере не комплексующим из-за своего увечья. Райдер даже нашел его умным и забавным. Джереми напомнил ему Оливера, и Райдер незаметно вздохнул: он так скучал по Оливеру и другим детям.
Весь путь из холла в столовую Джереми был занят разговором с мистером Шербруком, и даже дядюшке Тео не удавалось оттеснить мальчика от гостя и сделать так, чтобы Джереми хоть на минутку замолчал. Приказать ему Берджес не мог и поэтому только снисходительно улыбнулся, как бы говоря: «Что же я могу сделать?» А Райдер слушал мальчика с видимым удовольствием.
— Моя сестра считается лучшей наездницей здесь, — похвастал Джереми, — я думаю, она даже на Ямайке самая лучшая, правда, я ни разу не был в Кингстоне и ручаться за это не могу.
— Спасибо за похвалу, Джереми, — сказала София; до этого она не вымолвила ни слова.
Райдер мельком взглянул на девушку и снова изумился, потому что лицо Софии осветилось такой нежной, любящей улыбкой, какой он никогда у нее не видел. Эта улыбка сделала девушку необыкновенно привлекательной и милой, и Райдер понял, что она впервые улыбнулась по-настоящему. Что за дьявольщина творится в этом доме?
За обедом Райдера угощали креветками под соусом карри с гарниром из ананасов. Блюдо было необыкновенно вкусным, и он медленно, смакуя каждый кусочек, прожевывал пищу, а Джереми в это время рассказывал о своей прогулке на северное поле в сопровождении Томаса. Правда, о том, что надсмотрщик бьет рабов кнутом, мальчик умолчал.
В общем, обед прошел хорошо; на десерт подали пирог с манго, украшенный взбитыми сливками, после десерта последовал кофе, как и положено, а потом Джереми сказали, что уже пора идти спать, и мальчик с сожалением распрощался с так понравившимся ему мистером Шербруком. Надо сказать, что сожаление было обоюдным: за то короткое время, что длился обед, Райдер успел полюбить славного мальчугана.
Теодор Берджес, видя, что гость находится в хорошем расположении духа, предложил выпить рома на веранде, на что Райдер с готовностью согласился. Настало время приступить к осуществлению задуманного плана и постараться выполнить все как следует.
София извинилась и хотела оставить дядю с гостем наедине, чему Райдер ничуть не удивился, однако Теодор Берджес крикнул вслед племяннице:
— Нет-нет, София, проводи Джереми в спальню и после этого непременно возвращайся сюда. Не забудь, дорогая, мы тебя ждем с нетерпением.
— Не забуду, дядя, — ответила София, и в ее голосе прозвучала какая-то странная, непонятная Райдеру интонация. — Я скоро вернусь.
Оставшись вдвоем с Тео Берджесом, Райдер приложил все усилия к тому, чтобы занять хозяина остроумным разговором; при желании Райдер мог быть замечательным собеседником, и Тео заливисто хохотал над его шутками и анекдотами.
А как только Теодор Берджес начал сам рассказывать анекдоты, Райдер, изображая внимание, целиком отдался мыслям о своем плане.
Вскоре к ним присоединилась София; она принесла на веранду поднос со стаканами, наполненными ромовым пуншем.
— Превосходно, моя дорогая, — сказал Тео Берджес. — Я рад, что ты не забыла о моей просьбе, детка. Надеюсь, ты приготовила пунш в лучших традициях нашего дома? Не отведаете ли пунша, мистер Райдер, в это время дня нет ничего лучше, чем ромовый пунш.
— Конечно, с удовольствием, — ответил Райдер. Итак, началось.
Хозяин предложил тост, Райдер чокнулся с Берджесом и притворился, что пьет из стакана. Сделав якобы пару глотков, Райдер встал с удобного кресла и отошел со стаканом в руке к деревянной балюстраде веранды; там он облокотился на перила и сделал вид, что любуется раскинувшимся вдалеке от дома морем. С веранды действительно открывался чудесный вид, но Райдер его не замечал. Постояв немного в раздумье, он повернулся лицом к Тео Берджесу и его племяннице, предложил выпить за местные красоты и опять притворился, что пьет, а потом, улучив удобный момент, перегнувшись через перила, вылил содержимое стакана на землю, вернее, в усыпанный розовыми цветами куст ибискуса.
Первый пункт плана был выполнен: Райдер не выпил ни капли рома, но хозяина, то есть Тео Берджеса, и Софию убедил в обратном. Что ж, Райдер был доволен, пока все шло так, как он задумал. Посмотрев на Софию, он обратился к ней с предложением:
— Сегодня такой прекрасный вечер, мисс. Почему бы нам не прогуляться по саду?
— Разумеется, моя дорогая, — поддержал Тео, — иди-ка прогуляйся, развлеки нашего гостя.
— И кстати, София, не принесете ли вы еще пунша, вкуснее я в жизни не пробовал, — как бы между прочим попросил Райдер.
— Отличная идея, я тоже выпью, — сказал Тео Берджес. Он испытывал чувство радостного подъема, уже торжествовал свою победу. София наверняка ошиблась насчет мистера Шербрука, не такой уж он особенный, обычный молодой человек, и предугадать его поведение, оказывается, не так уж трудно. Тео даже почувствовал легкое разочарование: он-то думал, что встретил достойного противника!
Племянница, не в пример дяде, многим бы пожертвовала, лишь бы Райдер поскорее ушел из их дома, она с ужасом представляла себе ночную сцену и желала всей душой, чтобы подобное не повторилось и она никогда в жизни больше не видела Далию, ласкающую Райдера, сладострастно склоняющуюся к нему, никогда не слышала его стонов и криков.
София сходила за новыми стаканами и наполнила их пуншем. Протянула один Райдеру, другой взяла себе.
— Что ж, пройдемся? — спросил Райдер.
— Да.
— Вы расскажете мне что-нибудь интересное из истории острова, хорошо?
— Да, конечно.
Райдер увел Софию в дальний конец сада, где было темнее, чем в других местах, и откуда их никто не мог увидеть. Каждый держал в руке стакан с пуншем.
— А вы сегодня вовсе не выглядите вульгарной, София.
— Да, я знаю.
— Прошлая ночь была просто ошеломляющей, неповторимой. Она должна бы врезаться в мою память, но я не все хорошо помню. Странно, не правда ли?
— Я не вижу в этом ничего странного, мы же люди, и, естественно, память иногда нас подводит. Насколько я могу судить, вы приятно провели время.
— А вы, София? Вы наслаждались так же, как я?
— Разумеется. Зачем же мне было вступать с вами в связь, если бы я не получила от нее удовольствия? Вы опытный любовник, Райдер.
— А ты издавала громкие крики от восторга. София ничего на это не ответила.
Райдер взял у девушки стакан и поставил рядом со своим на каменную скамью неподалеку.
— Я нахожу, что ты достаточно искусна в любви, — продолжал Райдер как ни в чем не бывало. — Кстати, как ты себя чувствовала, когда взяла мой член в рот? Тебе это нравится? Я вошел так глубоко, что даже испугался, как бы ты не задохнулась. Но вроде бы обошлось; ты не поперхнулась, хотя у меня размер не маленький.
— Давайте оставим эти разговоры на потом, мы обсудим разные детали в домике у моря, вы не против?
— А не остановиться ли нам вон там, у куста с желтыми цветами? — не отвечая Софии, спросил Райдер.
София посмотрела в ту сторону, куда указывал Райдер, а тот тем временем вынул из кармана пакетик с каким-то порошком и высыпал его содержимое в стакан Софии, стоявший слева. Райдер заметил, что она постаралась запомнить, прежде чем отвернулась, где находится ее стакан, а где — Райдера.
— Это не куст, а дерево, один из местных видов, и пока это дерево маленькое. А цветы скоро осыпятся, где-то через неделю.
Райдер с восхищением рассматривал диковинное дерево, а София между тем придвинулась поближе к скамье и быстренько схватила свой стакан, не перепутав его со стаканом Райдера. «Да, — подумал Райдер, — я был прав. Она уверена в себе и умна и не собирается рисковать, запоминает все как следует».
— Давай выпьем за сегодняшний вечер, — предложил Райдер. — Ты доставила мне наслаждение, и надеюсь, та чудная ночь еще не раз повторится.
— Я тоже на это надеюсь, — ответила София и чокнулась с ним, потом пригубила напиток и, довольная его вкусом, сделала несколько больших глотков.
— Пей до дна, София, а затем мы еще немного пройдемся, если ты не против.
Девушка допила пунш, а Райдер, как и раньше, незаметно вылил напиток на землю.
— У тебя красивые грудки, София, и я тебе уже об этом, помнится, говорил, но, знаешь, вчера ночью мне показалось, что грудь у тебя увеличилась. Ты не находишь это странным? Может быть, у меня случился обман зрения из-за того, что я так страстно тебя желал?
— Может быть.
— Что значит «может быть»?
— Я хочу сказать, что вы выпили намного больше, чем следовало, но вам так понравился пунш, что я не стала возражать. Зачем я буду запрещать вам делать то, что вам нравится?
— Очень мило с твоей стороны.
София молча шла по садовой дорожке. «Почему ром не действует? — недоумевала девушка. Ведь Райдер выпил целых два стакана! Этого более чем достаточно. Да еще дядя сегодня сделал напиток крепче…» София ненавидела Райдера Шербрука, ненавидела себя. Если бы не Джереми, она бы… нет, она не знала, что стала бы тогда делать.
— Я хочу поцеловать тебя, София, — сказал он. — Прошлой ночью я почему-то совсем не целовал тебя; я помню только один наш поцелуй, в самом начале… А потом ты отстранилась от меня и пошла в центр комнаты, чтобы раздеться, снять с себя тот ужасный красный пеньюар. А в поцелуях я неутомим, София… Почему же мы все-таки совсем не целовались, ты не знаешь?
— Ты был возбужден и думал об одном: как скорее овладеть мною. Ты не хотел ждать, сгорал от нетерпения… Как будто у нас было мало времени.
— Ничего, зато теперь у нас время есть, правда?
Он наклонился к Софии и поцеловал ее. Она не противилась и даже попыталась ответить на поцелуй, но так и не смогла себя заставить это сделать, потому что боялась Райдера. А он, будучи человеком опытным, сразу почувствовал, что его ласка не нашла отклика в сердце девушки — она позволяла ему целовать ее, но сама не испытывала ни малейшего желания. Райдер, слегка задетый тем, что ему никак не удается растормошить Софию, сначала рассердился, но потом гнев его неожиданно быстро прошел, и, мягко отстранив ее от себя, Райдер спросил:
— Как вы себя чувствуете, мисс Стэнтон-Гревиль? София удивленно взглянула на него.
— А почему так официально? Мы же стали любовниками, Райдер, не так ли? Я дала отставку другим своим поклонникам, и ты теперь единственный, кому я дарю свою любовь. Надеюсь, та памятная ночь не последняя?
— О нет, дорогая София. Ты — восхитительная женщина, и я ни на что не променяю твои ласки. Стоит закрыть глаза, и я сразу начинаю испытывать сладостное чувство, вспоминая то наслаждение, которое ты мне дала, лаская меня языком; я снова ощущаю волнующие движения твоих мягких нежных губ, и вся ты такая теплая… Не каждая любовница умеет доставить партнеру такое наслаждение, и поэтому, София, мне бы хотелось отблагодарить тебя, подарить тебе что-нибудь вроде ювелирной безделушки, какие вы, женщины, любите. Когда я поеду в Монтего-Бей, я обязательно куплю тебе подарок. Что бы ты хотела, любовь моя?
«Ничего удивительного, — с горечью подумала София, — шлюхам платят за их услуги, чем же я лучше? Вот и мне предлагают плату». В эту минуту София чуть не рассказала Райдеру, что ночь любви он провел не с ней, а с другой женщиной по имени Далия и ей должен по праву принадлежать подарок, но сдержалась, решила, что лучше скрыть правду.
— Что ж, — сказала девушка, лукаво стрельнув глазами в сторону Райдера, — подари мне что-нибудь, я не против.
— Я рад слышать это. Скажи, что именно ты хотела бы получить, и я немедленно исполню твое желание. Колечко, брошку с алмазом или рубином? Я подарю их тебе сегодня ночью, когда ты придешь в домик у моря.
София ничего не ответила, еле слышно вздохнула и упала на грудь Райдеру, потеряв сознание. Он подхватил девушку и отнес ее в укромное местечко, под цветущий жасминовый куст, аккуратно положил на траву, оправил на Софии юбку и полюбовался на дело рук своих. Послав девушке прощальный салют, которого она так и не увидела, он быстрым шагом пошел к дому, где на веранде отдыхал Тео Берджес. «Теперь твоя очередь, старый негодяй, — думал Райдер, — и с тобой у меня не будет много хлопот».
Теодор Берджес, действительно, не доставил Райдеру хлопот и вскоре был перенесен в свою спальню; единственным свидетелем, который видел, как Райдер нес Берджеса на плече, был чернокожий слуга.
София проснулась утром, ее разбудили яркие лучи солнца, проникавшие в комнату через окно. Она чувствовала легкое головокружение, а мысли были какими-то расплывчатыми, неясными. «Странно, — удивилась София, — в моей комнате не бывает солнца по утрам. Где же это я нахожусь?» Она села в кровати, свесила ноги и покрутила головой, стараясь стряхнуть с себя непонятное опьянение, что само по себе было необычно. Разве она выпила вчера большое количество спиртного? Обычно она пила очень мало, если вообще пила.
Девушка встала и тут только заметила, что она абсолютно голая и что кровать, где она спала, была не ее кроватью. В ужасе София закричала, а когда пришла в себя, оглянулась по сторонам, как затравленный зверек. Она узнала наконец место, где проснулась, это был домик у моря. Осознав этот факт, София не нашла ничего лучше, как замотаться в простыню и сесть на кровать. Так она долго сидела в каком-то оцепенении, не зная, что делать, что думать, не понимая, почему она оказалась здесь, а не у себя в спальне, как должно было быть. Уставившись в одну точку, София смотрела в никуда; внезапно ей в голову пришла мысль, что Райдер Шербрук отомстил ей. Он догадался, что она и ее дядя сделали с ним, и отплатил им той же монетой. А что, если Райдер вел себя этой ночью подобно Далии? От этой мысли Софии стало дурно. И почему, собственно, он должен был вести себя как-то иначе? Он — мужчина, и наверняка он взял ее, пока она лежала без сознания. София медленно встала, уронив простыню на пол, но не заметила этого, она не могла думать ни о чем, кроме одного: неужели Райдер был с ней близок? Что он с ней делал?
Девушка оглядела себя с ног до головы и не нашла никаких изменений; она выглядела так же, как и прежде. Потом она вспомнила, как дядя Тео уверял ее, что она останется девственницей, а о ее любовниках позаботится Далия и он сам, бояться ей нечего. Но как узнать, является ли женщина девственницей или нет? София не имела об этом никакого понятия, а спрашивать тогда у дяди ей не хотелось. Как же теперь быть? Как ей проверить, потеряла она свою честь или нет?
Недалеко от кровати София увидела свою аккуратно сложенную одежду; значит, Райдер принес ее в домик и раздел, а потом положил на кровать и занимался с ней… Чем? Или не занимался? София сходила с ума, не зная ответов на мучившие ее вопросы. Она решила во что бы то ни стало, любыми правдами и неправдами узнать, что происходило здесь этой ночью, она обязана была выяснить у Райдера, что он с ней сделал, иначе не будет ей больше покоя. В смятенном мозгу Софии на мгновение мелькнула мысль о дяде и о его реакции на случившееся; Райдер хорошо посмеялся над ним, и Тео Берджес просто так этого не оставит. София отогнала мысль о дяде прочь, что толку сейчас раздумывать о последствиях? Она быстро оделась, причесалась, связав волосы в хвост на затылке, и посмотрелась в зеркало: изменилось ли ее лицо? Нет, она выглядела как обычно, разве что немного бледнее, чем всегда, но ведь не может бледность быть признаком утраты девственности?
Выйдя из домика, София побежала через сад к Кэмил-холлу, а прибежав, не нашла внутри никого, кроме слуги, который сообщил ей, что масса еще не проснулся, ведь еще очень рано, семь часов утра. Однако, несмотря на ранний час, девушка велела привести ее лошадь и, когда животное привели, села в седло и ускакала прочь. Она не могла ждать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая невеста - Коултер Кэтрин



♥Это мой любимый роман♥
Строптивая невеста - Коултер КэтринМарианн
3.06.2012, 9.27





Захватывающее начало. Яркое описание жизни на плантации. Все эти негры-рабы, Вуду. Экзотический романю Советую.
Строптивая невеста - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 13.03





Самнителныи роман
Строптивая невеста - Коултер КэтринКет
18.10.2012, 13.45





легко и весело. немного несвязно, конечно. и напрягает подробное описание первой брачной ночи. ну что же это за романтика: она плачет, а он ее "любит". весь такой опытный, а сдержаться не может. да еще внебрачный ребенок, которого жена обязательно должна принять с распростертыми объятиями. для нормальных людей позитивность гг сильно зашкаливает в сторону ненормальности.
Строптивая невеста - Коултер Кэтринtina
6.06.2013, 12.06





легко и весело. немного несвязно, конечно. и напрягает подробное описание первой брачной ночи. ну что же это за романтика: она плачет, а он ее "любит". весь такой опытный, а сдержаться не может. да еще внебрачный ребенок, которого жена обязательно должна принять с распростертыми объятиями. для нормальных людей позитивность гг сильно зашкаливает в сторону ненормальности.
Строптивая невеста - Коултер Кэтринtina
6.06.2013, 12.06





Легкий веселый интересный роман легко читается
Строптивая невеста - Коултер Кэтринлюбовь
2.08.2013, 1.16





Ну снова "ляп". У автора детей нет, что-ли? То у нее ребенок 4,5 лет еле говорит "ПАПА", то неделю спустя №— Ой, мне нужно в кусты. Я поговорю там с госпожой Природой." Невероятно цивилизованная фраза для ребенка этого возраста. А вот "папа-мам" детки научаются говорить около года от роду... Впрочем, книга не об этом, а о любви. Не обращать внимание на глупости и читать всем!
Строптивая невеста - Коултер КэтринKotyana
28.09.2013, 16.53





Ну снова "ляп". У автора детей нет, что-ли? То у нее ребенок 4,5 лет еле говорит "ПАПА", то неделю спустя №— Ой, мне нужно в кусты. Я поговорю там с госпожой Природой." Невероятно цивилизованная фраза для ребенка этого возраста. А вот "папа-мам" детки научаются говорить около года от роду... Впрочем, книга не об этом, а о любви. Не обращать внимание на глупости и читать всем!
Строптивая невеста - Коултер КэтринKotyana
28.09.2013, 16.53





Книга очень понравилась ничего пошлого только жизнь. Жалко Софию с нелегкой судьбой и позитивная концовка happens!!!
Строптивая невеста - Коултер КэтринНаталья
17.11.2013, 18.01





Книга очень понравилась ничего пошлого только жизнь. Жалко Софию с нелегкой судьбой и позитивная концовка happens!!!
Строптивая невеста - Коултер КэтринНаталья
17.11.2013, 18.01





Можно почитать.
Строптивая невеста - Коултер КэтринКэт
4.02.2014, 15.47





Ну очень отстойный, роман. Все здесь не так.Она его на протяжении всей книги ненавидит,но стоило ему один раз сделать ей кунилингус так тут же проснулась любовь. Но так же не бывает. И не может женщина не ответить на такие ласки со стороны мужчины. Глупо, все глупо.
Строптивая невеста - Коултер КэтринАлександра
11.02.2014, 16.35





так себе
Строптивая невеста - Коултер КэтринКатюша
13.07.2014, 21.46





И мой любимый,перечитывала его много много раз,еще в 9 классе,много не поняла,но герои очень понравились,сейчас перечитываю снова спустя 6 летB-):-D
Строптивая невеста - Коултер Кэтриндиана
21.10.2014, 8.12





Не чтиво, а сплошное скучище((( еле дочитала
Строптивая невеста - Коултер КэтринЕлена
29.10.2014, 23.10





Какая хрень......
Строптивая невеста - Коултер КэтринМари
26.08.2015, 1.24





Мне этот роман особенно никогда не нравился. Не знаю, что именно меня в нем напрягает. Но особой любви я в нем не наблюдаю. Вся эта история в Южной Америке - бред! А потом еще и в Англии. Вся эта беготня в замке голой от мужа... Смешно. На мой взгляд все очень надуманно... Мой любимый роман у этого автора - "Невеста-обманщица". Вот его я читала раз 25. Его и посоветую.)))
Строптивая невеста - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100