Читать онлайн Строптивая невеста, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая невеста - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая невеста - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая невеста - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Строптивая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

На следующее утро Эмиль, встретив Райдера после его прогулки по Монтего-Бей, сообщил ему последнюю новость: лорд Дэвид Локридж получил отставку. Он больше не является любовником Софии Стэнтон-Гревиль.
— Вот это да! — удивленно воскликнул Райдер. — Быстро же она с ним расправилась. Просто потрясающе. А что так? Вы же мне сами говорили, что видели его в домике пару дней назад.
Эмиль усмехнулся, подвинул себе кресло и уселся.
— А вдруг она делает это ради вас, Райдер? Очищает вам путь, так сказать. Как вы находите эту мысль?
Райдер задумался и долго не отвечал.
— Сначала, — сказал он наконец, — именно это и приходит в голову. Но, я уверен, причина здесь кроется в другом; если эта девушка так себя ведет, значит, на то у нее имеются серьезные причины. Она неглупа, у нее есть много недостатков, но умом ее Создатель не обделил.
— Да бросьте, Райдер, зачем вы усложняете? Она, наверное, спит и видит, как бы заманить вас к себе в постель. Почему вы не принимаете в расчет такую простую вещь, как женское тщеславие? Скорее всего, вы ей понравились и она не прочь пополнить вами свою коллекцию. Все очень просто.
— Наша многоуважаемая София Стэнтон-Гревиль особа не простая и уж тем более не бесхитростная. Я, разумеется, знаю, что нравлюсь женщинам и всегда имею успех у слабого пола, но в данной ситуации моя мужская привлекательность не может служить причиной странного поведения юной леди. Я буду считать себя дураком, если не приму в расчет ум и характер этой девушки, для которой внешность мужчины не имеет решающего значения. Нет, Эмиль, думаю, что вы ошибаетесь. Даже если София и желает видеть меня в числе своих любовников, то на это есть причина посерьезнее, чем моя красота и обаяние.
— Хорошо, но зачем ей было нужно избавляться от лорда Дэвида?
— Вполне вероятно, — задумчиво произнес Райдер, поглаживая своими тонкими длинными пальцами подбородок, — это произошло потому, что лорд Дэвид ей больше не нужен. Он уже выполнил какую-то свою, неизвестную нам миссию, и теперь его выбросили за ненадобностью.
Райдер, хотя и рассуждал уверенным тоном, далеко не был так уверен в своих словах, как хотел показать это Эмилю. Он отлично помнил свое заявление о том, что если и станет любовником Софии, то соперников не потерпит. А что, если она выполняет-таки его требование? Хотя… нет. Райдер решил не поддаваться соблазну и не придерживаться точки зрения, высказанной Эмилем.
— Но что конкретно вы имеете в виду, Райдер?
— Я имею в виду то, что в своих поступках люди руководствуются определенными целями. Если мисс София устраняет с дороги лорда Дэвида, то она делает это, преследуя некую цель. Понимаете? А если сравнить лорда Дэвида с остальными двумя, то у него гораздо больше шансов завоевать благосклонность женщины. Учтите, что он молод, хорош собой, строен, куда уж Оливеру Сассону и Чарльзу Грэммонду тягаться с ним? Однако именно его выставляют вон, и такой выбор не случаен, Эмиль.
— Лорд Дэвид трезвонит на каждом углу, что его возлюбленная ему надоела, но никто, конечно, ему не верит.
— Это понятно. Кто же поверит?
— А по пути домой я заехал на плантацию Чарльза Грэммонда и узнал одну интересную новость, правда, это произошло не раньше, чем его властная гренадерша-жена оставила нас одних за стаканом рома. Слух о том, что Грэммонд должен большую сумму денег лорду Дэвиду, верен. Мой отец, кстати, не рассказывал вам о том, что Дэвид Локридж никогда не проигрывает в карты? Ему потрясающе везет.
— Да, я слышал об этом, и не только от вашего отца, но и от других людей; они не советовали мне садиться с ним играть. Так или иначе, но перед нами складывается следующая картина: Чарльз Грэммонд проигрался в пух и прах и теперь вынужден продать плантацию, чтобы заплатить долг лорду Локриджу. Как нельзя кстати находится и покупатель — небезызвестный нам Теодор Берджес, чьи владения по счастливой случайности находятся рядом. Интересно, между прочим, какую цену предложил Берджес Грэммонду?
— Я могу это выяснить, — предложил Эмиль. — Я еще во время своего визита подумал об этом, но постеснялся спросить, к тому же вернулась супруга Грэммонда, а в ее присутствии я вообще робею.
— Ничего страшного, это не так уж важно. Время работает на нас, и скоро, я уверен, сойдутся все части головоломки. Господи, жара какая, дышать совершенно нечем.
Эмиль усмехнулся:
— Но ведь еще и полдень не наступил, Райдер. А я-то собирался просить вас проехать со мной до нашей ромоварни…
— Я лучше застрелюсь, Эмиль. Здесь такое пекло, как в аду, никогда я не находился ближе к преисподней, чем сейчас, будь я проклят. Не понимаю, как рабы выдерживают такой климат.
— Они привыкли. А потом, они же родом не с Северного полюса, а из Африки, а там будет пожарче, чем на Ямайке.
— И все-таки… — Райдер замолчал, услышав шум открывающейся двери. В дверном проеме показалась голова Коко.
— В чем дело, Коко? — недовольно спросил Эмиль. Девушка продвинулась вперед на дюйм и застыла, вперив взгляд в пол.
— Мне… мне нужно поговорить с вами, масса, — еле слышным голосом произнесла она. — Извините меня, но это очень важно.
Эмиль повернулся к Райдеру и сказал:
— Обычно она молчит и из нее слова не вытянешь, видимо, случилось что-то действительно важное. Я выйду к ней и выясню, в чем дело. Прошу прощения, Райдер, через минуту я вернусь.
Пока Эмиль отсутствовал, Райдер гадал, какую же новость хотела сообщить своему хозяину Коко. Потом мысли его отвлеклись на невыносимую жару, неподвижный и нагретый солнцем воздух, и вскоре он думал уже о том, как хорошо было бы оказаться сейчас в прохладной морской воде, без одежды, а еще лучше — где-нибудь в сугробе на вершине Бен-Невиса и катиться, катиться вниз до тех пор, пока не превратишься в снежный ком и не замерзнешь. Он с тоской вспоминал о лондонских туманах, промозглых, пронизывающих до костей, мечтая прогуляться пешком в таком тумане по Сент-Джеймс-стрит до Уайт-стрит. А уж как хорош был бы мелкий моросящий дождик! И чтобы обязательно его капли попали за воротник…
Райдер думал о Софии Стэнтон-Гревиль и о том, почему она внезапно отказала лорду Дэвиду Локриджу, и догадка раза два мелькнула перед его внутренним взором, но он с трудом мог в нее поверить, не располагая никакими фактами в ее пользу. Сильнее всего Райдера волновал вопрос, почему София избрала очередной жертвой своих чар именно его, а не кого-нибудь другого, и какой ей прок будет от того, что она заманит его к себе в постель и сделает своим любовником?..
Тео Берджес, вне себя от гнева, с бледным лицом, искаженным ненавистью, ворвался в спальню Софии.
— Ах ты, ленивая маленькая дрянь! — прошипел он. — Райдер сюда и носа не показывает, а ведь прошло уже два дня!
— Я знаю, — ответила София и медленно повернулась, чтобы посмотреть на дядю. — Он затеял со мной игру.
— Мне наплевать на то, что он там затеял! Немедленно отправляйся в Кимберли-холл и сделай так, чтобы в ближайшее время, как можно скорее, ты меня слышишь, он очутился в домике у моря.
Осмотревшись вокруг и увидев, что в комнате никого больше нет, Тео Берджес подошел к племяннице и влепил ей пощечину, да так сильно, что девушка не удержалась на стуле и упала.
— Ну-ка, вставай, да побыстрее. У меня создалось такое впечатление, что ты не понимаешь всей серьезности моих намерений.
— Я понимаю.
— Вставай сейчас же с пола, проклятая девчонка, или я позову твоего ненаглядного братца и он полюбуется на тебя.
София поднялась. Она знала, что последует удар, и, хотя была готова к этому, снова не удержалась на ногах и упала на колени. Боль и ярость охватили ее, и она сжала маленькие кулачки.
— Вот теперь я вижу, что до тебя немного дошел смысл моих слов. Оденься, подкрась лицо, а то ты бледна и выглядишь нездоровой. Это, наверное, от моей пощечины поблек твой румянец, но это не беда. Итак, собирайся, и поторопись.
— Райдеру Шербруку не нравится, когда я накрашена.
— Ну так не клади косметику слишком густо. Займись делом, София, а не лежи тут, словно побитая дворняга.
Полтора часа спустя, как раз, когда все трое — Райдер, управляющий и его сын — собирались рассесться за обеденным столом, в столовую вошел слуга и доложил, что прибыла мисс София Стэнтон-Гревиль.
Эмиль бросил на Райдера недоуменный взгляд; Райдер нахмурился: он не ожидал, что София сама приедет сюда, в Кимберли-холл, такой поступок был вовсе не в ее характере. Видно, что-то произошло, неспроста она заявилась. Кто-то заставил ее это сделать.
Сэмюель Грэйсон, услышав такое известие, широко улыбнулся и радостно потер руки.
— Проси, проси ее сюда, Джеймс. Вошла София, в бледно-желтом костюме для верховой езды, с почти не тронутым косметикой лицом. Райдер порадовался, что София все-таки уступила его требованию, пусть не до конца, но все же уступила.
За обедом она была непосредственна и очаровательна, блистала остроумием, умело подыгрывала Сэмюелю Грэйсону, с восхищением следившему за своей гостьей. На Райдера девушка бросала иногда загадочные, манящие взгляды, весело смеялась вместе с управляющим и практически не обращала внимания на Эмиля. Райдер с удовольствием наблюдал за Софией, не желая мешать ей, позволяя девушке играть первую скрипку. Он знал, что возьмет свое, когда останется с Софией наедине, и, как ни странно, ему этого страшно хотелось. Что касается Эмиля, то он был рассеянным и большей частью в разговоре не участвовал.
Обед близился к концу, и София, вдруг устремив смеющийся взгляд ярких серых глаз на Райдера, сказала:
— Должна сознаться, что визит мой вызван желанием пригласить мистера Шербрука на прогулку; наши рабы обнаружили несколько удивительно красивых пещер, больших по размеру, чем те, что я показывала мистеру Шербруку недалеко от пляжа Пенелопы, и не таких влажных, так как там шире вход и соответственно внутрь попадает больше солнца.
— Не сомневаюсь, что из вас получится отличный гид, моя дорогая, — сказал Сэмюель Грэйсон, — но дело в том, что Райдер в это время дня старается находиться в тени; он пока еще не успел привыкнуть к нашему климату.
— Возможно, мистер Шербрук все же рискнет выйти из дому в такую жару, а результат прогулки вознаградит его за все страдания.
Райдер понял, что ему бросили перчатку.
— Право, я затрудняюсь ответить, — задумчиво произнес он. — Может, как-нибудь в другой раз, мисс Стэнтон-Гревиль, я на самом деле неважно себя чувствую в такую жару.
— Для вас я — София.
— Так вот, София, я вовсе не так силен и вынослив, каким, наверное, вам кажусь. Я слаб и должен тщательно следить за своим здоровьем.
— Неужели вы не выживете после недолгой прогулки?
— А у вас есть зонтик от солнца? Мне бы зонтик пригодился.
— По-моему, вам хватило бы и шляпы.
— Меня также беспокоит мой конь, — продолжал Райдер. — Он на вид крепкий, а в действительности такой же слабый, как и я.
София вздохнула. Райдер выскальзывал из ее рук, словно угорь.
— Что ж, мистер Шербрук, мне, право, очень жаль, но придется отправляться на прогулку в одиночестве. До свидания, мистер Грэйсон, благодарю вас за вкусный обед и теплый прием.
— Но вы же ничего не ели! — крикнул вдогонку Софии Сэмюель Грэйсон и устремился вслед за юной гостьей.
На Эмиля внезапно напал приступ неудержимого хохота.
— Неплохо вы разделались с ней, Райдер, — прекратив наконец смеяться, сказал Эмиль. — Она никогда еще не получала такого отпора.
— Да уж, не по вкусу ей пришлись мои слова, но я не хочу перегибать палку и поэтому сейчас тоже поеду на пляж, к этим пещерам, только нужно нагнать ее. София получила очередной урок, а скоро я перейду в наступление.
— Как, уже? И вы не собираетесь больше обхаживать строптивицу?
— Вы становитесь слишком развязным, грубым, Эмиль, — усмехнулся Райдер и стремительно вышел из столовой.
* * *
Чернокожий слуга подсадил Софию в седло, и она какое-то время сидела молча, не зная, куда ехать и что делать. Возвращаться в Кэмил-холл ей не хотелось; там дядюшка Тео устроит ей взбучку за то, что она не выполнила его указания. Вспомнив о своем мучителе, София инстинктивно дотронулась рукой до щеки, еще болевшей после пощечины, и горько подумала: «Если бы ты знал, Райдер Шербрук, что я крашу лицо не для того, чтобы привлекать к себе мужчин, а для того, чтобы скрыть синяки от побоев, что бы ты тогда сказал?» Теодор Берджес, правда, считал, что с косметикой на лице его племянница выглядит эффектнее, кроме того, если бы не густой слой пудры и румян, он вряд ли мог бы позволить себе удовольствие бить Софию по лицу.
В конце концов София решила, что у нее нет другого выбора, как ехать в сторону пляжа и там побродить немного наедине со своими мыслями. «Может быть, надо солгать дяде? — размышляла девушка. — Сказать ему, что Райдер Шербрук целовал меня и соблазнял меня, но… Дядя спросит, почему я не пригласила Шербрука на ночное свидание в домик у моря, и что я отвечу? С точки зрения дяди, от поцелуя до постели один шаг, и в этом он, безусловно, прав. Мой опыт говорит мне то же самое». София тронула поводья и медленно поехала, стараясь ни о чем не думать. Направилась в сторону пляжа под названием Монмут-Бич, до которого было на милю дальше ехать, чем до пляжа Пенелопы. На его территории в беспорядке валялись камни, песок был грязно-коричневого цвета из-за множества водорослей и другого мусора, вынесенного на берег приливом. Но пещера там действительно имелась, ее нашел накануне один из мальчишек-рабов. Вступившую на пляж лошадь София направила в сторону пещеры, и животное, неторопливо выбирая дорогу среди обломков деревьев и камней, постепенно приближалось к цели путешествия. Однако, не доехав до пещеры, София остановила лошадь, спешилась и, бросив поводья на шею животному, посмотрела вокруг. Все было спокойно, ее окружало безмолвие, нарушаемое лишь шумом моря. Девушка сняла с лошади попону, расстелила ее под пальмой и улеглась под деревом лицом к воде. Она долго вглядывалась в необозримую морскую даль, ни о чем не думая, а потом ей почему-то вспомнились родители, такие, какими она их видела четыре года назад.
Матушку звали Коринна, она была женщиной волевой и упрямой, несколько располневшей, но достаточно привлекательной. Когда перед ней и ее мужем встал вопрос об отъезде в Америку, Коринна, будучи преданной и любящей матерью, не захотела брать детей в поездку и, несмотря на протесты мужа, сделала по-своему. А потом случилось несчастье, и София с братом неожиданно стали сиротами. Дядя Тео поехал за детьми своей сестры в Англию, в Корнуолл, и забрал их на Ямайку. В то время София испытывала чувство благодарности к дяде, взвалившему на свои плечи заботы о сиротах, и даже любила его. Сейчас же она содрогнулась при мысли о дядюшке Тео и, стараясь больше не вспоминать о нем, помолилась Богу о своих родителях. София устало закрыла глаза; свежий ветерок с моря приятно обдувал лицо. Она сняла жакет и расстегнула верхние пуговицы на льняной блузке, поверх жакета аккуратно положила шляпу с пером и через несколько мгновений крепко заснула.
Райдер, увидев спокойно стоявшую посреди пляжа лошадку Софии, довольно улыбнулся. Итак, упрямица все-таки поехала сюда. Наверное, пещера действительно оказалась неплохой, раз Софию к ней так тянет. Внимательно оглядевшись, Райдер вскоре заметил и Софию, мирно спавшую под тенью кокосовой пальмы. Он слез с коня, оставил его пастись поближе к морю, чтобы он мог поесть каких-нибудь водорослей, и пешком направился к спящей Софии. Пальма отбрасывала тень на ее лицо, с моря дул свежий ветерок.
Райдер подошел к девушке, наклонился, внимательно разглядывая ее лицо, казавшееся совсем юным, несмотря на оставшуюся на нем кое-какую косметику. «Странно, — подумал Райдер, — и эта молодая особа, совсем еще девочка, успела соблазнить трех мужчин, а теперь намеревается завлечь в свои сети и меня?»
Стараясь не шуметь, Райдер опустился рядом с Софией на колени и начал осторожно расстегивать ей блузку. Под блузкой оказалась белая рубашка из тончайшего батиста и более ничего, никакого корсета и прочих ухищрений женского туалета: кружев, оборок и других украшений. Он расстегнул блузку до пояса, но вытащить ее из-под юбки не смог, так как юбка плотно сидела на талии. Тогда Райдер, распахнув полы блузки, ножом разрезал нижнюю рубашку так, чтобы обнажить грудь. Девушка шевельнулась, но не проснулась.
София спала, прислонившись спиной к пальме. Райдер осторожно положил ее на спину, подождал немного, надеясь на то, что она не проснется, и та не проснулась, а лишь повернулась на бок, простонала что-то во сне, потом снова перевернулась на спину. Улыбнувшись, Райдер потихоньку, медленно задрал девушке юбку и увидел длинные, красивой формы ноги, обтянутые гладкими тонкими чулками, которые держались на ногах с помощью подвязок. По-прежнему улыбаясь и не сводя глаз с ног Софии, Райдер прилег с ней рядом и стал ждать, когда она проснется.
Он не имел никакого понятия о том, какой будет реакция девушки, когда она обнаружит себя в таком полуобнаженном виде, и вдобавок его рядом с ней. Возможно, она, справившись с первоначальным удивлением, протянет к нему руки и захочет обнять его? Райдер скользил взглядом по бедру Софии, представляя, как он будет ласкать его, гладить, подготавливая партнершу к более интимной ласке, а она, возбужденная его прикосновениями, станет умолять его о том, чтобы он любил ее прямо здесь, на песке.
Внезапно София проснулась, и из пухлого, очаровательного рта, которым он только что любовался, вырвался негодующий крик. В этом крике Райдер услышал также страх и даже ужас. Девушка изумленно оглядела себя с ног до головы и возмущенно крикнула Райдеру:
— Черт вас подери, чем вы тут занимались, пока я спала?
— Да ничем особенным, — спокойно ответил он. — Я поцеловал ваши маленькие грудки, и вы застонали и изогнули спину от удовольствия. Мне пришлось разрезать рубашку, чтобы освободить ваши грудки от плена и дать им то, что они так страстно желали. Но ваше тело захотело новых ласк, и вы, лежа на спине, подняли ноги, согнув их в коленях, а я задрал вверх юбку, чтобы она вам не мешала. Вот, собственно, и все.
— Неправда! Вы нагло лжете, будьте вы прокляты! София так разъярилась, что лицо ее налилось кровью, и она не замечала, что, говоря, брызжет слюной.
Райдер, ожидавший всего, чего угодно, но только не такой безумной вспышки гнева, продолжал сидеть рядом с Софией, но брови его недовольно сдвинулись к переносице. А где же обычное хладнокровие Софии, дразнящие улыбки и колкие замечания? Он был удивлен таким поведением и немного растерянно смотрел на девушку. Между тем она понемногу пришла в себя, и вот уже в глазах появилось знакомое ему холодное равнодушие, а на лице обычная маска, и губы растянулись в циничную улыбку. Поправив испорченную рубашку, София медленно стала застегивать пуговицы блузки, в смятении думая: «Видел ли он синяки и кровоподтеки? Господи, только не это, прошу тебя!» Закончив возиться с застежкой, София поднялась с земли, поправила юбку и, уперев руки в бока, сказала:
— Грязный ублюдок. Черт, зачем только ты сюда приехал?
— Мое мужское самолюбие не может смириться с вашей вызывающей наглостью.
— Ничего удивительного. Все вы, мужчины, возомнили себя центром Вселенной, все вы одинаковы.
— Вы в этом уверены?
— Вы не имели права делать то, что вы только что сделали.
— Мне хотелось застать вас врасплох и посмотреть на то, как вы будете реагировать. Признаться, вы меня изумили, разоравшись, словно старая дева, которую ущипнули за тощий зад. Что ж, в непредсказуемости ваших реакций нет ничего плохого, и я постараюсь обнаружить еще какие-нибудь черты вашего характера, если вы мне позволите, конечно.
— Достаточно, Райдер, хватит развлечений.
— Да что вы, София! Я даже еще и не начал развлекаться! У меня, кстати, имеется к вам вопрос: почему вы дали отставку лорду Дэвиду? Выгнали его из своего гарема?
— Гарема? По-моему, гаремы заводят себе мужчины.
— Не важно, смысл от этого не меняется. Так почему же, София?
Девушка не ответила, а, пожав плечами, отвернулась от него и стала смотреть на море. Наконец она произнесла тихим голосом:
— Он мне наскучил. У лорда Дэвида тело мужчины, а ум — мальчика. И он заботится только о себе, о своих удовольствиях. Я устала от него.
— Это неправда, София, и вы это знаете.
— Что заставляет вас так думать?
— Я проницательный человек. Может быть, вы намекаете на то, что расстались с лордом Дэвидом из-за меня, но не хотите говорить об этом прямо? Я, помнится, поставил вам условие: если между нами и возникнут какие-нибудь отношения, то только в том случае, если я буду единственным мужчиной в вашей жизни.
— Да, я помню ваше условие.
— Тогда что вы скажете насчет Оливера Сассона? Вы и его лишите вашего общества?
София не ответила, раздраженно передернув плечами.
— Повторяю, я не стану вашим любовником, пока вы не избавитесь от своих воздыхателей.
— Мне кажется, вы несколько перегибаете палку, Райдер, и требуете от меня чересчур многого. В конце концов почему вы требуете? Вы должны просить меня на коленях, чтобы я снизошла до вас, позволила вам любить меня.
Райдер рассмеялся, громко и весело.
— София, позвольте мне внести ясность в этот вопрос. Вы, спору нет, обладаете хорошеньким личиком, хотя и портите его этой мерзкой краской, но поймите меня правильно: среди женщин, которые отдавались мне, были такие красавицы, что ваша внешность, по сравнению с их внешностью, все равно что обычная стекляшка рядом с бриллиантом. В вашей внешности нет ничего выдающегося. Ваше тело, вернее, то, что я смог увидеть, достойно похвалы, однако это не значит, что вы, имея неплохие ножки и стройный стан, будете командовать мной. Красивые формы это, конечно, неплохо, но права властвовать они вам не дают. Я не собираюсь томиться в ожидании, пока вы спите чуть ли не с каждым мужчиной в округе. С другой стороны, я ведь уже не мальчик и не бегаю за каждой юбкой в надежде добиться благосклонности. Я взрослый человек, София, и я давно уже выработал определенные правила в отношении прекрасного пола.
— Давно? Сколько же вам тогда лет, Райдер? Двадцать пять или двадцать шесть?
— Свой первый сексуальный опыт я имел в возрасте тринадцати лет. А вы?
София молчала, и в глазах девушки Райдер заметил еле сдерживаемый гнев. Похоже было, что она раздумывает, стоит ли ей накинуться на него с кулаками, но вот гневное выражение исчезло, и ему на смену пришли равнодушие и ироничная, всезнающая улыбка, которую Райдер успел возненавидеть.
— Итак, мисс Стэнтон-Гревиль, — заявил он, — избавьтесь от своих старых любовных связей, в противном случае вам ни за что не удастся заманить меня к себе в постель. И учтите, у меня уже начинает пропадать к вам интерес.
— Хорошо, — сказала София, — будь по-вашему. Я больше не буду встречаться с Оливером, обещаю вам. Приходите сегодня в домик у моря в девять вечера, договорились?
— А как насчет других?
— А больше никого и не осталось.
— Вас следует понимать так, что Чарльза Грэммонда вы уже предупредили о разлуке?
— Да, предупредила.
Пока Райдеру никак не удавалось взять над Софией верх, она умело избегала его цепкой хватки, и единственный способ подчинить девушку себе состоял, с его точки зрения, в том, чтобы захватить ее врасплох, как он недавно сделал, поймать ее тогда, когда она этого меньше всего ожидает. Он поднялся и встал рядом с Софией. Ничего не говоря, он долго смотрел на нее, потом порывисто обхватил девушку за плечи и притянул к себе.
— А ты знаешь, София, здесь очень уютное местечко. Ты не боишься, что я захочу сейчас проверить, действительно ли ты такая сладкая на вкус, как говорят? Он наклонился к ней и хотел поцеловать в губы, но она неприязненно отстранилась, и поцелуй был запечатлен на подбородке. Райдера это ничуть не смутило; он весело улыбнулся и, обняв девушку за бедра, поднял ее высоко в воздух.
— Сейчас же отпусти меня, — потребовала София. Голос у нее был спокойный, глаза смотрели на Райдера равнодушно и холодно, но он продолжал улыбаться и в ответ на ее слова лишь крепче прижал ее к себе и сказал:
— Не бойся, я не собираюсь овладеть тобой здесь. Я вовсе этого и не хочу. Мое единственное желание — проучить тебя. Ты заслуживаешь наказания, и ты будешь наказана, не сомневайся. Тебе, между прочим, и хорошая порка не помешала бы.
Райдер решительно направился со своей ношей к берегу моря, и София, мгновенно догадавшись о намерениях своего мучителя, начала яростно брыкаться, пытаясь вырваться из его сильных рук, но безуспешно. Он зашел в воду по пояс и, не обращая ни малейшего внимания на истошные вопли, игнорируя маленькие крепкие кулачки, колотившие по его груди, поднял девушку над собой и бросил в море. София упала на спину, беспомощно взмахнула руками, и, прежде чем ее прелестная головка скрылась под водой, Райдер зло крикнул на прощание:
— Поплавай немного, чертова кукла! Когда София вынырнула, он добавил:
— И не серди меня, иначе последует очередное наказание. Ты меня поняла, София? Я всегда веду себя как положено джентльмену, если только обстоятельства не вынуждают меня отступить от правил. Поэтому советую тебе в моем присутствии держать себя скромнее, а не показывать характер, словно строптивая необъезженная лошадь.
Дав девушке этот добрый совет, Райдер развернулся и пошел туда, где стоял его конь. Вскочив в седло, он оглянулся на Софию: она, подобрав юбки и шатаясь, пробиралась по воде к берегу; вдруг девушка оступилась и упала, плюхнувшись лицом в воду, однако быстро встала и погрозила Райдеру кулаком. В ответ на ее молчаливую угрозу Райдер громко рассмеялся, тронул поводья и поехал в противоположную от Софии сторону. Отъехав несколько ярдов, он остановился, обернулся к девушке и громко прокричал следующие слова:
— Сегодня вечером в девять часов! Не вздумай опоздать и проветри как следует помещение!
* * *
София медленно шла по дорожке, ведущей к домику у моря. Недалеко от домика ее поджидал Тео Берджес, и девушка остановилась и пожаловалась:
— Я его боюсь.
— Не будь глупой гусыней, — ответил Тео Берджес. — Он обычный молодой человек, и в нем нет ничего страшного.
— Вы его совсем не знаете, дядя. Он напорист и смел, к тому же имеет опыт по части женского пола.
— Да что с того? — пожал плечами дядюшка Тео. — Напои его. Разве ты еще не научилась? Иди-ка скорее в дом, уже почти девять. Гость скоро должен прийти. Я буду поблизости, а ты давай действуй. Не в первый раз.
— Хорошо, — кивнула София, мечтая о том, чтобы провалиться сквозь землю, куда-нибудь подальше от этого кошмара, который ее ждал. «А, будь что будет, — подумала она. — Зато он оставит в покое Джереми».
София попыталась взбодриться, но страх перед предстоящей встречей не проходил. «Я должна справиться со своим страхом, — начала убеждать себя девушка. — Я обязана, я не могу позволить Райдеру командовать. Господи, помоги мне с ним управиться, как раньше ты помогал мне управляться с другими!»
Ровно в девять часов в дверь домика постучали. София открыла и увидела на пороге снисходительно улыбающегося Райдера. Она посторонилась, и он, проходя мимо нее, небрежно бросил:
— Я вижу, вы надеялись выглядеть соблазнительной в этом наряде, и должен признаться, что попытка ваша скорее удалась, чем нет, однако ярко-красный цвет вашего пеньюара довольно вульгарен. Вам бы подошел светло-зеленый, а вот белого вы должны избегать, иначе вы будете выглядеть смешной. Я заметил также, что вы не носите корсета, и это мне нравится; у женщины или есть грудь, или ее нет, и тогда никакие корсеты не спасут положения. Умного, опытного мужчину не проведешь, он все видит. Но ничего, вы еще научитесь, София. Встаньте-ка ближе к свету, я хочу разглядеть ваше лицо.
София беспрекословно выполнила, что он велел; страх перед Райдером снова охватил ее.
Райдер подошел к девушке и, взяв за подбородок, повернул ее лицо под нужным углом.
— Отлично! Никакой косметики или самая малость, а это не страшно. Я доволен вами, София, я рад, что вы постарались выполнить мою настоятельную просьбу. Итак, как насчет программы вечера? Вы сразу же разденетесь или мы сначала побеседуем? Скажите, кто из великих философов вам нравится? Ага, по вашим глазам я вижу, что вы начитаны и знаете многих. Давайте я не буду усложнять вам задачу, мы остановимся только на французских мыслителях второй половины прошлого века.
София отошла от Райдера на безопасное расстояние и встала за спинку старенького кресла.
— Мне нравится Жан-Жак Руссо.
— Ах, Руссо! Вы знаете такого! Вы читали его произведения на французском или на английском?
— И на том, и на другом.
София подошла к невысокому столику, взяла стакан и налила из кувшина ромового пунша, а затем предложила стакан с напитком своему гостю:
— Почему бы вам не выпить немножко, пока мы беседуем? Вечер выдался теплый, и пунш освежит вас.
— А вот мне этот философ не по душе, — сказал Райдер, приняв стакан из рук Софии и залпом осушив его. Пунш был холодный и вкусный. — Я нахожу философию Руссо довольно непоследовательной, а временами просто неумной, особенно когда он начинает рассуждать о путях улучшения мира и предлагает свои оригинальные способы переустройства общества. Абсурдные способы, с моей точки зрения.
София налила Райдеру еще пунша, и он с удовольствием выпил, подумав о том, что напиток действительно очень вкусный и ром в нем почти не чувствуется.
— А мне кажется, — возразила София, — что Руссо — человек тонкой души, он хочет, чтобы в этом мире всем было хорошо, и мужчинам, и женщинам, и нет ничего удивительного в том, что он предлагает отказаться от порочных благ цивилизации и вернуться к простой безыскусной жизни.
Райдер протянул Софии пустой стакан с просьбой налить ему еще пунша. Он чувствовал жажду, а пунш был такой вкусный, так приятно разливался по телу, что его хотелось пить все время.
— Не согласен с вами, София. Повторяю, Руссо глуп и философия его глупа. Вместо того чтобы уравнивать женщину в правах с мужчинами, лучше бы он предложил другое, а именно патриархат. Я имею в виду то, что женщин следует держать в узде и не давать им воли, иначе они забудут о том, кто они и какова их роль, и приобретут власть над сильным полом. А чем искуснее и умнее женщина, тем она опаснее. Взять, к примеру вас, София. Вы тоже в определенном смысле опасны, вы чего-то от меня хотите, но вот чего? Я понимаю, что вам нужно от меня нечто большее, чем мое тело, но что я могу вам дать, кроме него? Конечно, я знатного рода, и плантация принадлежит нашей семье…
Райдер внезапно прервал поток рассуждений, и если раньше он говорил, глядя прямо перед собой, то теперь взгляд его впился в Софию. Она казалась такой нежной, желанной, готовой услужить ему, а он чувствовал себя так хорошо! Девушка что-то начала рассказывать, забавно жестикулируя, протягивая к Райдеру руки, но он не мог разобрать ее слов и, даже не успев удивиться такому странному факту, забыл о нем; ему было все равно. Он допил пунш, остававшийся в стакане, встал и подошел к Софии. Обняв девушку, он стал покрывать страстными поцелуями ее лицо, раздвинул языком ее губы и нашел ее мягкий сладкий язычок. Скользнув руками вниз по телу Софии, он сжал ее ягодицы, крепко прижал девушку к себе, а потом поднял, застонав от удовольствия. Каждой клеточкой кожи он чувствовал ее крепкое, юное тело.
Подержав Софию на руках, Райдер поставил ее на пол и начал раздевать. Она ласково рассмеялась и мягко отвела его руки.
— Подожди, Райдер, я сама разденусь, иначе ты порвешь пеньюар, а я его сшила специально для тебя и из дорогой ткани. Мне очень жаль, что тебе не понравился цвет. Я обязательно закажу себе другой, такой, как ты скажешь. А теперь стой здесь и смотри, как я буду раздеваться, или лучше садись вот в это кресло. Сейчас я налью тебе еще пунша.
Райдер отхлебнул из стакана, откинулся на удобную спинку; глаза его слипались, его клонило в сон; София стояла перед ним и расстегивала лиф платья, но он видел ее словно в тумане. Потом наступила темнота — Райдер заснул.
— Он в забытьи, — сказала София.
— Прекрасно, — ответил Тео Берджес, заходя в дом. Он быстро подошел к Райдеру, осмотрел его и резюмировал: — Он находится в том состоянии, которое нам и нужно. Нет, София, постой, не уходи; ты должна посмотреть на него в деле, вдруг потом с его стороны будут какие-нибудь вопросы или комментарии. Да что там вдруг! Он обязательно станет тебя спрашивать об этой ночи, и ты должна быть во всеоружии. Обрати внимание, нет ли у него на теле родинок или других отметин, и потом ты расскажешь ему об этом.
София смотрела, как дядя тащил Райдера из кресла до кровати, как он положил его на свежие льняные простыни и умелыми привычными движениями раздел его догола, а раздевая, весело рассмеялся.
— Ну и ну! Он до сих пор возбужден! Взгляни-ка сюда, София, разве я не говорил тебе, что в лице Шербрука мы нашли великолепный экземпляр?
София нехотя взглянула на Райдера: тот лежал на спине, и она заметила густую поросль каштановых волос, покрывавших широкую грудь, мускулистое и стройное тело, но при виде возбужденного мужского естества она содрогнулась, его размеры привели ее в ужас.
Теодор Берджес перевернул Райдера, внимательно осмотрел гладкую кожу, сильную спину, руки и ноги, но не нашел ни родимых пятен, ни бородавок. Тогда он вернул его в первоначальное положение.
— Разумеется, он возбужден, потому что собирался любить тебя, это неудивительно! — сказал Тео Берджес и крикнул: — Далия! Иди сюда, моя крошка.
В комнату вошла красивая, не старше шестнадцати лет девушка с кожей светло-коричневого цвета. Подойдя к кровати, Далия долго смотрела на обнаженного мужчину.
— Хорошая плата, — наконец произнесла она и, дотронувшись до живота Райдера, провела по нему ладонью.
— Вот и замечательно, — ответил Берджес, — значит, я тебе пока ничего не должен.
— Я не уверена, что этой платы будет достаточно, — возразила девушка и ловко сняла с себя платье.
Под платьем у нее ничего не было, и София увидела большие груди Далии, ее широкие, крутые бедра. Отвернувшись, она хотела убежать из дома, но дядюшка Тео схватил племянницу за руку:
— Стой, негодная, и внимательно наблюдай, а когда будут вопросы…
София, не дослушав, вырвалась из рук дяди и бросилась вон из комнаты. Не успев убежать далеко от дома, София внезапно почувствовала сильное головокружение и тошноту и, не в силах стоять на ногах, упала на колени. До нее донеслись слова Далии: «Смотри, как он увеличился, а ведь я только погладила его рукой, — затем раздался низкий грудной смех и снова голос Далии: — О да, мой господин, этот красавчик будет вашей платой. Вы мне ничего не должны».
Потом она слышала крики Далии, ее сладострастные стоны, слышала, как она поощряла Райдера, просила его ласкать ее грудь, войти в нее поглубже и так далее. София вспомнила о дяде и подумала о том, что он в данный момент делает. Стоит ли рядом с кроватью и наблюдает всю сцену от начала и до конца, как он делал это обычно, или нет? И спит ли он сам с Далией?
С трудом поднявшись на ноги, София побрела прочь, и вслед ей неслись громкие крики и стоны Райдера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая невеста - Коултер Кэтрин



♥Это мой любимый роман♥
Строптивая невеста - Коултер КэтринМарианн
3.06.2012, 9.27





Захватывающее начало. Яркое описание жизни на плантации. Все эти негры-рабы, Вуду. Экзотический романю Советую.
Строптивая невеста - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 13.03





Самнителныи роман
Строптивая невеста - Коултер КэтринКет
18.10.2012, 13.45





легко и весело. немного несвязно, конечно. и напрягает подробное описание первой брачной ночи. ну что же это за романтика: она плачет, а он ее "любит". весь такой опытный, а сдержаться не может. да еще внебрачный ребенок, которого жена обязательно должна принять с распростертыми объятиями. для нормальных людей позитивность гг сильно зашкаливает в сторону ненормальности.
Строптивая невеста - Коултер Кэтринtina
6.06.2013, 12.06





легко и весело. немного несвязно, конечно. и напрягает подробное описание первой брачной ночи. ну что же это за романтика: она плачет, а он ее "любит". весь такой опытный, а сдержаться не может. да еще внебрачный ребенок, которого жена обязательно должна принять с распростертыми объятиями. для нормальных людей позитивность гг сильно зашкаливает в сторону ненормальности.
Строптивая невеста - Коултер Кэтринtina
6.06.2013, 12.06





Легкий веселый интересный роман легко читается
Строптивая невеста - Коултер Кэтринлюбовь
2.08.2013, 1.16





Ну снова "ляп". У автора детей нет, что-ли? То у нее ребенок 4,5 лет еле говорит "ПАПА", то неделю спустя №— Ой, мне нужно в кусты. Я поговорю там с госпожой Природой." Невероятно цивилизованная фраза для ребенка этого возраста. А вот "папа-мам" детки научаются говорить около года от роду... Впрочем, книга не об этом, а о любви. Не обращать внимание на глупости и читать всем!
Строптивая невеста - Коултер КэтринKotyana
28.09.2013, 16.53





Ну снова "ляп". У автора детей нет, что-ли? То у нее ребенок 4,5 лет еле говорит "ПАПА", то неделю спустя №— Ой, мне нужно в кусты. Я поговорю там с госпожой Природой." Невероятно цивилизованная фраза для ребенка этого возраста. А вот "папа-мам" детки научаются говорить около года от роду... Впрочем, книга не об этом, а о любви. Не обращать внимание на глупости и читать всем!
Строптивая невеста - Коултер КэтринKotyana
28.09.2013, 16.53





Книга очень понравилась ничего пошлого только жизнь. Жалко Софию с нелегкой судьбой и позитивная концовка happens!!!
Строптивая невеста - Коултер КэтринНаталья
17.11.2013, 18.01





Книга очень понравилась ничего пошлого только жизнь. Жалко Софию с нелегкой судьбой и позитивная концовка happens!!!
Строптивая невеста - Коултер КэтринНаталья
17.11.2013, 18.01





Можно почитать.
Строптивая невеста - Коултер КэтринКэт
4.02.2014, 15.47





Ну очень отстойный, роман. Все здесь не так.Она его на протяжении всей книги ненавидит,но стоило ему один раз сделать ей кунилингус так тут же проснулась любовь. Но так же не бывает. И не может женщина не ответить на такие ласки со стороны мужчины. Глупо, все глупо.
Строптивая невеста - Коултер КэтринАлександра
11.02.2014, 16.35





так себе
Строптивая невеста - Коултер КэтринКатюша
13.07.2014, 21.46





И мой любимый,перечитывала его много много раз,еще в 9 классе,много не поняла,но герои очень понравились,сейчас перечитываю снова спустя 6 летB-):-D
Строптивая невеста - Коултер Кэтриндиана
21.10.2014, 8.12





Не чтиво, а сплошное скучище((( еле дочитала
Строптивая невеста - Коултер КэтринЕлена
29.10.2014, 23.10





Какая хрень......
Строптивая невеста - Коултер КэтринМари
26.08.2015, 1.24





Мне этот роман особенно никогда не нравился. Не знаю, что именно меня в нем напрягает. Но особой любви я в нем не наблюдаю. Вся эта история в Южной Америке - бред! А потом еще и в Англии. Вся эта беготня в замке голой от мужа... Смешно. На мой взгляд все очень надуманно... Мой любимый роман у этого автора - "Невеста-обманщица". Вот его я читала раз 25. Его и посоветую.)))
Строптивая невеста - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100