Читать онлайн Строптивая невеста, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая невеста - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая невеста - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая невеста - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Строптивая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Кровати в спальне не было. Комната была совершенно пуста, и Райдер, стоя на пороге, тупо смотрел на голые стены. Сюда он заглянул в последнюю очередь, потому что эта спальня никогда ему не нравилась, она раздражала его низкими потолком и тем, что в ней всегда темно; он взглянул на окна и увидел, что тяжелые, залоснившиеся от старости портьеры висят на прежнем месте. «Какая досада! — подумал он. — Лучше бы этот негодяй Дьюбуст забрал их с собой, будь он проклят». Итак, кровати не было и спать было не на чем. Миссис Смизерс и Кори устроили в комнате для шитья, где ничего тронуто не было: Дьюбуст почему-то не стал забирать мебель и вещи из тех комнат, которыми пользовалась прислуга. Сзади к Райдеру подошла София, в руках она держала постельное белье. Увидев пустую спальню, она воскликнула:
— О Господи, этого нам еще не хватало!
— Дьюбуст забрал всю приличную мебель, а знакомым и прислуге говорил, что отправляет мебель в Нортклифф-холл. Какой мерзавец! Знаешь, Софи, я до сих пор не могу прийти в себя от всего, что здесь увидел. Прости, что по моей вине ты терпишь такие неудобства. Нам, видимо, придется спать на одеялах. Все равно где-то же надо спать, мы оба устали за сегодняшний день.
— Какая неуютная комната. Она мне не нравится.
— И мне она никогда не нравилась. Миссис Смизерс сказала, что здесь спал Дьюбуст, считая, наверное, что если он спит в господской спальне, то он господин. А я-то хорош, выбрал себе управляющего! Пойдем вниз, поищем более приятную комнату.
— Знаешь, Райдер, я бы даже выпила бренди, но боюсь тяжелого похмелья.
— Тебе вовсе не обязательно выпивать целую бутылку, — улыбнулся Райдер. — Соблюдай меру, и голова на следующий день болеть не будет.
— И это ты говоришь мне об умеренности? А как же тот табун женщин, который бегает за тобой?
— Табун? — переспросил Райдер. — Ничего не знаю ни про какой табун. У меня есть одна замечательная, выносливая лошадь, стройная и красивая, и ей, бедняжке, нелегко приходится, потому что ее муж — болван и привез ее в пустой, разрушенный дом. Ладно, Софи, шутки в сторону, пока ты не напилась, давай устроим себе хоть какую-нибудь постель, хорошо? Слава Богу, Дьюбуст не забрал с собой все одеяла и подушки.
— Нет, он, судя по всему, интересовался главным образом мебелью. Миссис Смизерс говорила мне, что мебель здесь стояла чудесная, времен короля Георга Второго.
— Миссис Смизерс сказала тебе сущую правду, Софи. Пошли, пора начинать поиски, наши слабые, бренные тела настоятельно требуют отдыха.
Поиски были недолгими, и скоро измученные хозяева Чедвик-хауса лежали на расстеленных на полу одеялах, крепко прижавшись друг к другу. София, положила свою руку на руку Райдера и сказала:
— Потихоньку все образуется. Сегодня только первый день наших трудов.
Райдер поднес руку жены к губам, нежно поцеловал изящные пальчики и маленькую ладонь и ответил:
— Да, сегодня только начало. Нам будет нелегко, любимая моя. А я заслуживаю порки за свою непредусмотрительность.
— О, раньше я мечтала о том, чтобы кто-нибудь хорошенько выпорол тебя, но в данной ситуации… Ты не виноват в случившемся.
— А кто виноват? Миссис Смизерс? Или доктор Прингл?
— Не вешай на себя чужую вину, Райдер. Ты жестоко ошибся в Алане Дьюбусте, но от ошибок никто не застрахован. Перестань обвинять себя.
Райдер понимал справедливость слов жены, но в душе все равно продолжал ругать и корить себя за то, что перед поездкой не проверил, готов ли дом к их приезду, и так далее. Но… Что случилось, то случилось, и теперь нужно было приложить максимум усилий к тому, чтобы наладить нормальный быт. Софи была права: сегодня только начало, и впереди их ждет много дел. В Лоуэр-Слотере он случайно встретил двух женщин, которые раньше служили в Чедвик-хаусе и горели желанием вернуться к своей работе. Завтра, на рассвете, они обещали приехать. Значит, будет еще двое помощников. Райдер оглядел комнату, в которой они устроились на ночлег, и чертыхнулся про себя.
— Эта комната раньше называлась Голубой гостиной, — сказал он, — но я думаю, мы смело можем поменять слово «голубая» на слово «черная», ведь Господь свидетель, здесь не осталось ни клочка голубой обивки.
Он выругался, уже вслух, и со злости ударил кулаком по подушке, потом прижал жену к себе.
— Наша первая ночь здесь получилась не очень удачной, — сказал он, — мне, право, искренне жаль, что все так вышло. Мне страшно неудобно перед тобой, прости меня.
София не отвечала, но Райдер не ждал ответа. Он продолжал говорить, выплескивая накопившуюся за день досаду и усталость:
— Я найду этого негодяя, Алана Дьюбуста, он ответит за свое воровство. Вся мебель, которую он украл, внесена в опись имущества, а он даже не подозревает об этом. Спасибо дядюшке Брэндону, он был аккуратен до мелочности, дотошен до ненормальности, мне кажется, он и умер от своего педантизма. Я не сомневаюсь в том, что мы вернем всю мебель, и без особого труда, а Алану Дьюбусту не уйти от меня, я ему устрою…
Райдер замолчал и взглянул на жену. Она спала. Он ласково поцеловал ее в лоб и, улегшись поудобнее и обняв Софи, закрыл глаза. Заснул он с мыслью о том, что жизнь постоянно преподносит сюрпризы, приятные и неприятные, и иногда не знаешь, что ждет тебя за очередным поворотом пути.
* * *
Следующие несколько дней, помимо непрекращающихся ни на минуту хлопот, принесли Софии несказанную радость. Впервые в жизни она почувствовала себя значительной, нужной, она с утра и до позднего вечера занималась хозяйством, отдавала распоряжения, проверяла, помогала, ощущая себя военачальником на поле битвы, причем почти все время ей приходилось сражаться на передовой. Она ходила грязная, к полудню буквально валилась с ног от усталости и была счастлива как никогда.
Как-то раз, когда София, в замызганном платье и таком же замызганном платке, повязанном вокруг головы, трудилась в поте лица, ее окликнула Дорис, полная, добродушная женщина:
— Миссис Шербрук! Пришел какой-то джентльмен.
София едва успела поставить в угол метлу, как оказалась лицом к лицу с красивым юношей, похожим на Райдера.
— О, вы, должно быть, Тони Пэриш! — радостно вскричала она.
—Совершенно верно, мэм. А вы — жена моего кузена, не так ли? — Гость обернулся и весело позвал: — Входи, любовь моя, не стесняйся, здесь наша новая кузина!
В холл медленно вошла, а вернее, вплыла, едва касаясь ногами пола, молодая женщина такой неописуемой красоты, что София застыла, молча уставившись на чудесное, волшебное видение. Она долго смотрела на принцессу из сказки, каким-то необыкновенным образом оказавшуюся в Чедвик-хаусе, и наконец, придя немного в себя, спросила:
— Вы сестра Аликс?
— Да, — ответила Мелисанда Пэриш, леди Рэтмор, — а вы, должно быть, Софи? Тони говорил мне, что вы сводите с ума всех Шербруков без исключения. Никто не ожидал, что Райдер… Вам, наверное, уже известно, что Райдер пользуется успехом у женщин и все такое, но Тони считает, что после женитьбы… что ваш муж перестанет видеться со своими любовницами и…
— О, моя дорогая, оставим эту неинтересную тему, — вмешался Тони Пэриш и, наклонившись, поцеловал жену в губы.
София едва могла поверить своим глазам. Мелисанда вспыхнула и капризным голосом возразила:
— Ты сам начал этот разговор в карете, а теперь вдруг… — Она замолчала, тряхнула прелестной головкой и продолжала: — Мой муж такой непоследовательный… Я не вижу, где мы могли бы сесть. Как странно. Что же нам делать?
София не знала, что на это ответить. В этот момент вошел Райдер, такой красивый, мужественный, в распахнутой на груди белой рубашке, еще больше подчеркивающей его привлекательность, что София, увидев его, захотела броситься ему на шею от радости, но это было не ко времени. Он сильно изменился за эти дни, не внешне, конечно. Белозубая открытая улыбка, ясные синие глаза, загорелое лицо остались прежними, но вот выражение лица стало другим. В Нортклифф-холле Райдер находился в тени своего брата, здесь же он был хозяином, на нем лежала ответственность за дом, за семью, за прислугу, хозяйство. И роль хозяина оказалась ему по плечу.
Кузены радостно обменялись рукопожатием, похлопали друг друга по спине, обнялись, перекинулись дружескими насмешками и шутливыми замечаниями. София с замиранием сердца ждала, что вот-вот Райдер обернется к красавице Мелисанде и упадет к ее ногам, как и подобает восторженному поклоннику.
Как ни странно, Райдер не сделал ничего подобного, он просто приветливо улыбнулся жене своего кузена и сказал:
— Добро пожаловать в Чедвик-хаус, дорогая кузина. Осторожнее, не испачкайтесь, у нас довольно грязно.
— Я не отличаюсь особенной брезгливостью, — успокоил кузена Тони. — В твоем распоряжении, Райдер, двое послушных рабов, готовых на любую работу.
— Мы собираемся в Лондон на следующей неделе, — сообщила Мелисанда, оглядываясь вокруг. — Тони считает, что, пока у нас есть время, мы должны вам помочь. Я, разумеется, не против, но у вас в Чедвик-хаусе такой разгром… Я и не представляла себе, насколько здесь все не устроено. Я еще ни разу в жизни не была грязной, а грязь под ногтями… Фу, какая гадость.
София непроизвольно сжала руки в кулаки, пряча грязные ногти. «Какая до боли красивая женщина, — подумала она, — и какая бестактная!»
— Я не позволю вам ничего делать, Мелисанда, — сказала она, — или идите переоденьтесь. В вашем платье…
София посмотрела на мужа, но он в этот момент был занят разговором с Тони, а виконт, в свою очередь, повернулся к Мелисанде и весело заметил:
— А я помню, как ты была и потной и грязной, любовь моя. Тогда, в Нортклиффе, когда мы осматривали статуи…
Мелисанда шлепнула мужа по руке.
— Что-то в нашей жизни никогда не меняется, — задумчиво произнес Райдер, — а что-то меняется так резко и неожиданно, что нам, бедным смертным, остается только развести руками. Слова тут не помогут.
— О, слова, слова, — подхватил виконт. — Чем меньше слов, тем лучше, но моя дорогая жена… Она невоздержанна на язык, хотя иногда и старается помалкивать.
— А вы хорошенькая, Софи, — сказала Мелисанда, — несмотря на эту ужасную тряпку у вас на голове, а платье ваше… оно более чем ужасно. Да, вы хорошенькая, но назвать вас красавицей нельзя. Как странно, право. Я не совсем понимаю…
— Понимать тут особенно нечего, дорогая кузина, — вмешался в разговор Райдер, — выбор мужчины зависит от его вкуса. А вкусы у всех разные. — Он наклонил голову к уху Софии и зашептал: — Она не возьмет в толк, почему я предпочел тебя ей.
— Мне кажется, я догадываюсь, что именно ее задевает, — прошептала София в ответ и сказала громко: — Вы потрясающе красивая женщина, Мелисанда. От вашей красоты захватывает дух.
— О да, я знаю, — согласилась Мелисанда, — но Тони учит меня относиться к комплиментам и похвалам как к пустой болтовне… И он прав, конечно. Однако вы, Софи, были совершенно искренни, когда похвалили меня, я вижу это, и потом, вы же не мужчина, поэтому я с удовольствием принимаю ваш комплимент. Разве я не права, Тони?
— Пожалуй, да, в твоих рассуждениях есть определенная логика, — ответил жене виконт и повернулся к Райдеру. — Итак, дорогой кузен, чем я могу помочь? Кстати, я привез с собой шестерых мужчин и четырех женщин из нашей прислуги, они не будут лишними.
София, услышав эту новость, чуть не бросилась виконту на шею от избытка чувств, но сдержала свой порыв и вместо этого наградила Тони сияющей, счастливой улыбкой. Он, заметив эту улыбку, удивленно приподнял брови и пробормотал себе под нос:
— Я, кажется, начинаю понимать, почему Райдер на ней женился.
На то, чтобы навести в Чедвик-хаусе чистоту и порядок, понадобилось четыре дня. Мебели, правда, еще не было, обставлены были только комнаты для прислуги, а в гостиной стояла огромная кровать, и больше ничего. Миссис Смизерс не переставала радоваться тому, что дом начинает приобретать нормальный вид, и без устали проклинала Алана Дьюбуста. Негодяя поймали в одной из пивных Бристоля, где он отдыхал за кружкой пива, готовясь через несколько часов отплыть в Америку. Дьюбуста случайно увидел в пивной дядя Райдера Альберт Шербрук, а тетя Милред, будучи женщиной смелой и предприимчивой, быстро нашла каких-то молодых людей и, заплатив им три гинеи, попросила задержать мошенника и покараулить его до прихода полицейских.
Мебель была быстро найдена, занятые Аланом Дьюбустом у соседей деньги обещали незамедлительно вернуть, а самого его отправили в Ньюгейтскую тюрьму. Миссис Смизерс, узнав эти новости, чуть не плакала от счастья, а Райдер, хотя и не показывал своих чувств, радовался не меньше ее. Удача не оставила его, и все закончилось как нельзя лучше.
Все фермеры, арендующие у Райдера земли, нанесли ему визиты, и с каждым из них хозяин Чедвик-хауса подолгу разговаривал, с интересом обсуждая их проблемы, доходы, выслушивая жалобы и давая советы. И он был немало удивлен, обнаружив, что такое времяпрепровождение ему нравится. Он чувствовал себя на своем месте и старался исправить все недочеты и промахи, все недостатки, которые возникли из-за того, что раньше он был нерадивым хозяином и подолгу отсутствовал. Он написал Дугласу длинное письмо, в котором в подробностях обрисовал события последних дней, рассказал о первой встрече Софи с Мелисандой и даже похвалил кузину, заметив, между прочим, что она довольно мила и снизошла до того, что предложила присмотреть за прислугой, полирующей новое столовое серебро, которое Тони купил им в подарок в магазине Миллсома в Ливерпуле.
Во вторник, где-то после полудня, небо затянуло тучами, стало прохладно. Пологие окрестные холмы были безмятежно прекрасны, и София пожалела, что не может просто отправиться на верховую прогулку и вдосталь на них полюбоваться. Вместо этого ей пришлось поехать в Лоуэр-Слотер, где ей нужно было заказать необходимые для дома занавески и портьеры. Она ехала с легким сердцем, довольная тем, что у нее столько дел — не переделать, она думала о Джереми и о том, как он приедет погостить к ним в Чедвик-хаус.
И посреди дороги она столкнулась нос к носу с лордом Дэвидом Локриджем. В немом изумлении они уставились друг на друга.
— Силы небесные, — первым нарушил молчание лорд Дэвид, — кого я вижу! София Стэнтон-Гревиль! Хотя нет, теперь София Шербрук, правильно?
София кивнула. Внутри у нее все сжалось от неприятного предчувствия.
— Так ты вышла за него замуж или он держит тебя в качестве своей наложницы?
— Мы женаты.
Лорд Дэвид рассмеялся и сказал:
— У меня есть для тебя одна интересная новость, моя дорогая София. Чарльз Грэммонд живет недалеко от Аппер-Слотера. Он некоторое время провел в колониях, в Виргинии, но ему там не понравилось, и он с семьей переехал в Англию, к тетке, которая довольно богата и согласилась помочь ему содержать семью, эту его ужасную жену с лошадиной физиономией и четверых бездарных и ленивых детей. Ему нелегко приходится, и он надеется только на то, что богатая родственница внесет его имя в свое завещание. Ну, как тебе моя новость? Ты рада, что двое твоих бывших любовников оказались твоими соседями?
— Мне нужно ехать, — сказала София и натянула поводья.
— Не торопись, Софи, нам ведь есть о чем поговорить. Я, разумеется, сообщу Чарльзу о нашей встрече, интересно, что он скажет по этому поводу. А я, кстати, собираюсь жениться на одной местной красавице, приданое за ней такое огромное, что даже мне, при всех моих способностях, понадобится, наверное, не менее десяти лет, чтобы истратить эти деньги. Надеюсь, что ты и твой муж не будете болтать обо мне лишнего, иначе, обещаю, вам не поздоровится.
В эту минуту София внезапно вспомнила слова, которые сказало ей привидение: «Даже если они появятся здесь, все будет в порядке». Неужели оно говорило о лорде Дэвиде и Чарльзе Грэммонде? И как все может быть в порядке, если они — ее соседи? София, не попрощавшись и не глядя в сторону лорда Дэвида, поехала своей дорогой, торопясь как можно скорее отдалиться от него. В Лоуэр-Слотере она зашла к драпировщику мистеру Маллигану и отдала необходимые распоряжения, а когда вышла из мастерской, мистер Маллиган покачал головой, сочувствуя бедному мистеру Шербруку, женившемуся на полоумной женщине. Какая жалость!
Вернувшись в Чедвик-хаус, София поднялась на второй этаж и прошла в спальню, которая благодаря усилиям хозяев превратилась из мрачного, угрюмого помещения в светлую, красивую комнату. Стены, выкрашенные в бледно-желтый цвет, сияли свежей краской и радовали глаз, на полу лежал огромный пушистый обюссонский ковер бежево-голубых тонов, окна сверкали чистотой. София подошла к окну, посмотрела вниз, на аккуратно подстриженную лужайку, на окружавшие ее кусты и деревья. Все было недавно так хорошо, так чудесно, она обрела свой дом, стала хозяйкой и вдруг… София опустилась на колени, закрыла лицо руками и горько зарыдала.
Миссис Чиверз, недавно приступившая к исполнению обязанностей экономки, случайно увидела, как хозяйка прошла к себе в спальню, а потом услышала доносившиеся оттуда глухие рыдания. Не раздумывая ни секунды, миссис Чиверз отправилась разыскивать хозяина. Райдер, услышав сообщение экономки, не поверил ей, но немедленно пошел к жене. В дверях спальни он остановился от неожиданности, услышав рыдания Софии, а потом подбежал к ней.
— Что такое, Софи? Что произошло?
София подняла заплаканное лицо и ничего не сказала. Да и что она могла ему сказать? Что все кончено для нее? Что по ее вине имя Шербруков покроется позором?
Райдер встал рядом с женой на колени, повернул ее к себе, вытер ей слезы.
— Не плачь, не плачь, — сказал он и прижал голову Софии к своему плечу. — В браке есть одно большое преимущество: человек не один. И ты не одна, Софи, рядом с тобой есть человек, на которого ты можешь опереться в беде, который готов тебе помочь в любой ситуации. Не плачь, успокойся и расскажи мне, любимая моя, что случилось.
София покачала головой, не в силах вымолвить ни слова. Райдер нахмурился; все то время, что он провел вместе с женой в Чедвик-хаусе, он был счастлив, и в этом была заслуга Софии. Она отдавала распоряжения слугам, она следила за меню, собственноручно подметала, чистила, драила полы и стены, мыла окна и делала еще уйму всяких дел, и с ее лица не сходила улыбка. Довольная, радостная, светлая улыбка, потому что и она, так же как и Райдер, была счастлива.
Она перестала плакать, но продолжала прижиматься к Райдеру, он чувствовал ее крепкие грудки, ее горячее тело и внезапно ощутил жгучее желание обладать этим телом, любить его, пока хватит сил. Дни, проведенные в Чедвик-хаусе, были наполнены работой, бесконечными хлопотами, и София страшно уставала, поэтому он, щадя ее, давал ей ночью выспаться и не надоедал своими ласками.
— Софи, ответь мне, не молчи, — попросил он мягко.
— У меня болят ноги.
— Отдохни тогда, вон кровать. Пойдем, я уложу тебя.
София посмотрела на кровать, перевела взгляд на мужа и все поняла. Он хотел ее, она видела желание в его глазах. На мгновение вместо мужа перед ее мысленным взором предстал лорд Дэвид, голый, пьяный, самодовольный, поглаживающий рукой свой мужской орган; будто наяву она почувствовала, как этот человек впивается ей в губы, проталкивает вперед язык, обнимает ее… Она вспомнила, как он раздевался, а потом с гордым видом прохаживался перед ней, похвалялся своим мужским достоинством, его твердостью и размером, рассказывал, как он будет заниматься с ней любовью.
София вспомнила и Чарльза Грэммонда, пожилого и пузатого, и, в сущности, не очень противного, таким, во всяком случае, он был сначала. Он вежливо поблагодарил Софию, когда она сообщила ему, что берет его в любовники, а потом, несколько дней спустя, он подкараулил ее в саду и, навалившись на нее своим грузным телом, прижал ее к какому-то дереву, так что ей пришлось отчаянно отбиваться от него, а он, отойдя от нее, расстегнул бриджи и, вытащив свою штуковину, сказал, что хочет, чтобы она взяла ее в рот. София вся содрогнулась от отвращения и убежала, но впоследствии, следуя советам дяди, она постоянно хвалила Чарльза Грэммонда, говорила ему, что он замечательный любовник, и тот, довольный, с готовностью соглашался, приводя как доказательство своих четверых детей.
И вот теперь оба этих человека случайно — или нет? — оказались рядом с ней;; судьба сделала так, что их пути пересеклись. Они, эти люди, считали Софию женщиной легкого поведения. Они не задумываясь причинят ей зло и будут рады этому. София не забыла, с какой жадностью лорд Дэвид и Чарльз Грэммонд смотрели на нее, провожали жадными, похотливыми взглядами, шептались за ее спиной, обсуждали ночи любви, проведенные в домике у моря…
София как ужаленная отстранилась от Райдера, вскочила и, не говоря ни слова, выбежала из спальни.
Райдер успел изучить свою жену и понял, что она почему-то вспомнила свою жизнь на Ямайке, возможно, тех мужчин, которых она была вынуждена соблазнять. Он так надеялся, что она рядом с ним забудет обо всех своих прошлых несчастьях, а она не забыла. Райдер стиснул зубы. Он будет упорен. Он покончит со всеми ее страхами.
Остаток дня прошел без особых происшествий; дел было невпроворот, скучать было некогда и выяснять отношения тоже. Даже во время обеда, когда София и Райдер остались наедине, они не касались неприятных тем и не ссорились. В десять часов вечера Райдер решил, что пора и отдохнуть, и пошел в спальню. София сидела в кресле, на коленях у нее лежала раскрытая книга. Райдер подошел, посмотрел, кто автор книги. Им оказался Джон Локк.
— Откуда у тебя эта книга? — спросил Райдер.
— Ее оставил твой неподражаемый Дьюбуст.
— А-а. Бог с ним, с этим Дьюбустом. Вот послушай.
Райдер раскрыл книгу и начал читать:
— «Я считаю латынь бесполезным языком, абсолютно не нужным джентльмену». Какая категоричность, ты не находишь, Софи? Мой младший брат, Тайсон, не согласился бы с этим утверждением. Он, наверное, неплохо освоил латынь, ведь без нее будущему священнику не обойтись. Он как-то сказал мне, что его будущая паства будет понимать смысл проповеди не из слов, а из интонаций, что главное для прихожан — уловить дух, настроение, божественность. А уж он им в этом поможет.
— Твой брат действительно так сказал?
— Во всяком случае, попытался, но он не умеет выражать свои мысли так же гладко, как я.
— Может быть, у него хотя бы скромности побольше?
— Может быть. — Райдер усмехнулся и положил книгу обратно на колени жены. — Пойдем в постель, Софи. И не пытайся оттянуть время. Тем более что ты недавно приняла ванну.
— Я не в настроении, Райдер. Я не хочу. София заломила руки, и Райдер невольно поразился, как она из энергичной, деловой, все умеющей и все знающей женщины вдруг превращается в беспомощную и даже жалкую, и все потому, что не желает его ласк, боится их.
— Софи, почему ты плакала днем?
— Ерунда, Райдер, не стоит об этом говорить. Я… я потеряла одно свое украшение из серебра.
Райдер вздохнул, услышав эту явную ложь, и начал снимать одежду, а раздевшись, подошел к камину и стал смотреть на тлеющие угли. София следила за ним, и он, чувствуя на себе ее взгляд, обернулся и протянул к ней руки.
— Иди ко мне, любимая. Я постараюсь, чтобы ты испытала хотя бы немного удовольствия сегодня ночью, но если у меня это не получится, что ж… У нас будет ночь завтра, и послезавтра, и еще много других ночей.
София не двинулась с места, и он сам подошел к ней, взял на руки, отнес в постель и, уложив на спину, принялся развязывать тесемки на ночной рубашке жены. Он видел, что София напряжена, но не обращал на это внимания. Раздев ее, он выпрямился и посмотрел на лежащее перед ним прекрасное женское тело. София хотела накрыться одеялом, но Райдер остановил ее:
— Оставь в покое одеяло, Софи. Дай мне полюбоваться тобой. Ты, бесспорно, красива, но не волшебной, неприступной красотой Мелисанды. Ты желанна, и я останусь с тобой.
Он провел пальцами по лицу Софии, погладил ей щеки, брови, подбородок, наклонился к ней, посмотрел ей в лицо, продолжая гладить его.
— Райдер, — сказала София, — я знаю, чего ты хочешь. Ты хочешь близости, хочешь взять меня. Зачем ты тянешь время, гладя мое лицо, волосы? Приступай к делу. Я не буду сопротивляться, я устала, и единственное, чего от души желаю, — это чтобы ты поскорее удовлетворил свою похоть и оставил меня в покое.
— Ах, Софи, Софи, — вздохнул Райдер, — я догадываюсь, почему ты так резка со мной. Ты вспомнила своих любовников, да? И как они лезли к тебе с поцелуями и грубыми ласками? Забудь о них, об этих мужчинах. И что за выражения, миссис Шербрук? «Удовлетворил свою похоть»… Я думаю не только о себе, но и о тебе, дорогая моя глупышка. Перед плотской близостью должна быть прелюдия, мы ласками, объятиями, поцелуями подготавливаем себя к соитию; я хочу, чтобы ты получала удовольствие от любовной игры, смеялась, дразнила, целовала, соблазняла меня. Ты пока не понимаешь этого, но я научу тебя всему, любовь моя.
Райдер поцеловал Софию в губы легким, нежным поцелуем, словно лепестки цветов коснулись ее губ. Он целовал ее до тех пор, пока не почувствовал, что она немного успокоилась, и тогда он сказал:
— Я получаю огромное удовольствие от того, что целую тебя. Ты такая вкусная.
— Я тоже не могу сказать, что твои поцелуи мне неприятны.
Она не успела договорить, как он закрыл ей рот поцелуем, нашел своим языком кончик ее языка. София снова напряглась, внутренне сжалась, застыла, но Райдер продолжал ласкать ее, сосредоточив все свое внимание на ее чувствах, настроении, выражении лица, глаз. Он хотел слиться с ней, стать с ней единым целым, чтобы она забыла обо всем на свете, кроме жаркой, неистовой близости с ним. Он ласкал ее без устали, одновременно непринужденно болтая о всякой ерунде, отвлекая ее, описывал свои ощущения, рассказывал ей, какая она красивая, какие у нее круглые груди, что они белые как снег, что она будет легко рожать ему детей, потому что у нее крепкий, мускулистый живот и широкие кости таза, и, говоря это, он гладил ей живот, бедра, ноги. Рука его скользнула к лобку, и София сразу же резко дернулась в сторону и вскочила с кровати. Убегать из комнаты она не стала, а подошла к окну и стала смотреть на ночное небо. Райдер тоже встал и, приблизившись к жене сзади, не стал ее укорять, а обнял за плечи, прижал к себе.
— Софи, что с тобой?
— Я чувствую себя развратной, нечистой.
«О Господи, — подумал Райдер, — вот оно, начинается. Подходящее время она выбрала…» Вслух он сказал:
— Мне нужна правда, Софи. Доверься мне, и я помогу тебе. Мы вместе справимся с твоими трудностями.
София молчала.
— Хочешь, я сам попробую рассказать за тебя? Когда я дотронулся до тебя там, внизу, ты вспомнила другого мужчину, не так ли? Как он делал это с Далией? Или с тобой?
София не отвечала.
— Ты должна понять одну вещь, Софи, — продолжал Райдер, — мужчина и женщина устроены по-разному и достигают удовольствия различными путями. Для того чтобы возбудить тебя, подготовить к любовному акту, доставить тебе удовольствие, я должен сначала ласкать твои губки и твое лоно, и в этом нет ничего грязного, гадкого, развратного.
— Я не это имела в виду.
— Мне понятно, Софи. Один из твоих любовников трогал тебя там. Ну и пусть, это ерунда. Не сражайся с призраками и не заставляй меня сражаться с ними. Что было, то было.
«Призраки! — подумала София. — Как бы не так!»
— Софи, не молчи, выговорись, раскрой мне свою душу.
— Извини меня, Райдер…
— Не нужны мне твои дурацкие извинения! — разозлился Райдер. — Не будь мямлей, черт тебя возьми! Что ты тут стоишь и блеешь, как коза? Где твой характер? Когда я встретил тебя, ты не была такой, ты любого мужчину могла заткнуть себе за пояс, а сейчас превратилась в какую-то размазню! Проклятие!
— Грубиян! Нахал! Как ты смеешь так со мной разговаривать?
София разозлилась не меньше Райдера и, быстро оглядев комнату и не найдя ничего подходящего, чем она могла бы его ударить, выбежала из спальни.
— Куда ты? — крикнул ей вдогонку Райдер. — Ты же голая!
— Катись к дьяволу!
Райдер подошел к кровати и только хотел накинуть халат, как в спальню вбежала София с метлой в руках и как безумная бросилась на него и начала колотить его метлой, била по голове, по лицу, ругалась на чем свет стоит и не могла остановиться. Она так вошла в раж, что Райдеру с трудом удалось утихомирить ее. Выхватив из ее рук метлу, он прижал жену к себе и поцеловал, потом положил руки ей на ягодицы и приподнял, но она оттолкнула его и попробовала укусить. Он увернулся и, не дав ей убежать, снова притянул к себе и поцеловал. — Ну наконец-то я вижу перед собой разъяренную чертовку, а не жалкую рохлю, — сказал Райдер и, взвалив жену себе на плечо, отнес ее на кровать. — Так ты чувствуешь себя развратной, голубушка моя? Подожди немного, посмотрим, как ты заговоришь, когда я сделаю с тобой кое-что.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая невеста - Коултер Кэтрин



♥Это мой любимый роман♥
Строптивая невеста - Коултер КэтринМарианн
3.06.2012, 9.27





Захватывающее начало. Яркое описание жизни на плантации. Все эти негры-рабы, Вуду. Экзотический романю Советую.
Строптивая невеста - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 13.03





Самнителныи роман
Строптивая невеста - Коултер КэтринКет
18.10.2012, 13.45





легко и весело. немного несвязно, конечно. и напрягает подробное описание первой брачной ночи. ну что же это за романтика: она плачет, а он ее "любит". весь такой опытный, а сдержаться не может. да еще внебрачный ребенок, которого жена обязательно должна принять с распростертыми объятиями. для нормальных людей позитивность гг сильно зашкаливает в сторону ненормальности.
Строптивая невеста - Коултер Кэтринtina
6.06.2013, 12.06





легко и весело. немного несвязно, конечно. и напрягает подробное описание первой брачной ночи. ну что же это за романтика: она плачет, а он ее "любит". весь такой опытный, а сдержаться не может. да еще внебрачный ребенок, которого жена обязательно должна принять с распростертыми объятиями. для нормальных людей позитивность гг сильно зашкаливает в сторону ненормальности.
Строптивая невеста - Коултер Кэтринtina
6.06.2013, 12.06





Легкий веселый интересный роман легко читается
Строптивая невеста - Коултер Кэтринлюбовь
2.08.2013, 1.16





Ну снова "ляп". У автора детей нет, что-ли? То у нее ребенок 4,5 лет еле говорит "ПАПА", то неделю спустя №— Ой, мне нужно в кусты. Я поговорю там с госпожой Природой." Невероятно цивилизованная фраза для ребенка этого возраста. А вот "папа-мам" детки научаются говорить около года от роду... Впрочем, книга не об этом, а о любви. Не обращать внимание на глупости и читать всем!
Строптивая невеста - Коултер КэтринKotyana
28.09.2013, 16.53





Ну снова "ляп". У автора детей нет, что-ли? То у нее ребенок 4,5 лет еле говорит "ПАПА", то неделю спустя №— Ой, мне нужно в кусты. Я поговорю там с госпожой Природой." Невероятно цивилизованная фраза для ребенка этого возраста. А вот "папа-мам" детки научаются говорить около года от роду... Впрочем, книга не об этом, а о любви. Не обращать внимание на глупости и читать всем!
Строптивая невеста - Коултер КэтринKotyana
28.09.2013, 16.53





Книга очень понравилась ничего пошлого только жизнь. Жалко Софию с нелегкой судьбой и позитивная концовка happens!!!
Строптивая невеста - Коултер КэтринНаталья
17.11.2013, 18.01





Книга очень понравилась ничего пошлого только жизнь. Жалко Софию с нелегкой судьбой и позитивная концовка happens!!!
Строптивая невеста - Коултер КэтринНаталья
17.11.2013, 18.01





Можно почитать.
Строптивая невеста - Коултер КэтринКэт
4.02.2014, 15.47





Ну очень отстойный, роман. Все здесь не так.Она его на протяжении всей книги ненавидит,но стоило ему один раз сделать ей кунилингус так тут же проснулась любовь. Но так же не бывает. И не может женщина не ответить на такие ласки со стороны мужчины. Глупо, все глупо.
Строптивая невеста - Коултер КэтринАлександра
11.02.2014, 16.35





так себе
Строптивая невеста - Коултер КэтринКатюша
13.07.2014, 21.46





И мой любимый,перечитывала его много много раз,еще в 9 классе,много не поняла,но герои очень понравились,сейчас перечитываю снова спустя 6 летB-):-D
Строптивая невеста - Коултер Кэтриндиана
21.10.2014, 8.12





Не чтиво, а сплошное скучище((( еле дочитала
Строптивая невеста - Коултер КэтринЕлена
29.10.2014, 23.10





Какая хрень......
Строптивая невеста - Коултер КэтринМари
26.08.2015, 1.24





Мне этот роман особенно никогда не нравился. Не знаю, что именно меня в нем напрягает. Но особой любви я в нем не наблюдаю. Вся эта история в Южной Америке - бред! А потом еще и в Англии. Вся эта беготня в замке голой от мужа... Смешно. На мой взгляд все очень надуманно... Мой любимый роман у этого автора - "Невеста-обманщица". Вот его я читала раз 25. Его и посоветую.)))
Строптивая невеста - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100