Читать онлайн Строптивая невеста, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая невеста - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая невеста - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая невеста - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Строптивая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Томас сбежал. Каким-то образом он ухитрился освободиться от пут, выбраться из чулана, избить и связать сторожа. В кустах недалеко от дома нашли еще двух избитых и связанных слуг, которые от испуга таращили глаза и клялись, что ничего не знают и ничего не видели. У Райдера возникло сильное подозрение, что кто-то из сообщников Томаса пробрался в Кимберли-холл и устроил товарищу побег. Возможно, этот сообщник и помешал Томасу убить слуг, потому что не в характере мерзавца было церемониться с неграми. Проклятье! Беглец теперь уже далеко, и болота с крокодилами ему не страшны. Исчадие ада, проклятый Томас! Райдер, несмотря на то что надежды поймать Томаса у него не было, распорядился послать поисковые группы вдогонку беглецу, а также сообщить судье о фактах нападения и побега. Потом мысли Райдера обратились к Софии; он стал мрачно размышлять о девушке и ее поступках. Надо заметить, что Райдер не имел привычки анализировать поведение женщин; ему это было неинтересно и скучно, кроме того, большинство из них вели себя довольно стандартно, по шаблону. От мрачных мыслей Райдеру было неуютно, но он испытывал настоятельную потребность найти мотивы необычного поведения Софии, разобраться в причинах ее поступков. Девушка наперекор его воле полностью заняла его мысли, и Райдер и злился на себя, и не мог избавиться от наваждения. В конце концов он так разъярился, что решил выяснить отношения с Софией немедленно, добиться от нее ответов на абсолютно все волнующие его вопросы.
В спальне Софии не было. Райдер нашел девушку на балконе; она сидела в кресле и, казалось, спала. На ней было надето скромное нежно-голубое платье с высоким воротником, украшенным кружевом, которое необыкновенно шло ей; блестящие каштановые волосы, собранные сзади голубой, в тон платья, лентой, лежали пушистой копной на спинке кресла. Синяки прошли, и бледное худенькое личико являло собой саму невинность.
«Невинность! — усмехнулся про себя Райдер. — Вот в чем камень преткновения. Разве София — такая невинная девушка, какой кажется?»
Он ласково дотронулся до плеча девушки, и она сразу же проснулась и увидела склонившегося к ней Райдера. В ясных серых глазах Софии промелькнуло легкое удивление, но и только, она не вскрикнула, не отпрянула, не стала вскакивать с кресла, а просто сказала: — Райдер.
— Привет, — ответил он и почувствовал к ней такую удивительную нежность, что разозлился на себя. От наблюдательной Софии не укрылась перемена в его настроении, и от этого она явно занервничала. Райдер ощутил кончиками пальцев, как напряглось ее тело.
Он раздраженно снял руку с ее плеча, подвинул себе стул и уселся напротив Софии.
— Тебе не кажется, что сейчас, здесь, сидя друг против друга, мы напоминаем супружескую пару? — спросил он.
— Нет, не кажется, — ответила София и как-то неестественно, нервно улыбнулась. — Я, конечно, могу ошибаться, но, по-моему, ты сильно обеспокоен, до такой степени, что ты даже не в состоянии скрыть это. Не странно ли? Любимец женщин, не знающий отказа, великолепный Райдер Шербрук — и вдруг беспокоится. Разве тебя когда-нибудь что-то всерьез волновало?
— Достаточно, Софи, ты и так много лишнего наговорила. И чего ты сразу нападаешь? Бросаешься к беззащитному человеческому горлу словно бешеная собака. Хочешь вывести меня из себя? Ты ведь к этому всегда стремишься, не правда ли? И не смотри на меня так сердито, я знаю, что говорю. А теперь перейдем к делу. Я желаю получить ответ на один важный вопрос и требую правды.
— Хорошо, спрашивай.
— Я серьезно, Софи.
— Ты мне не поверишь, когда услышишь правду, Райдер.
— Скажи, ты спала с теми тремя мужчинами, о которых судачит весь город, по собственному желанию? Или потому, что тебя заставлял дядя? Был ли у тебя кто-нибудь до них? Возможно, деловые интересы твоего дяди удачно совпали с твоими дурными наклонностями, с твоим распутным нравом?
— Нет.
— Черт возьми, Софи, что ты хочешь этим сказать? Вместо ответа София встала, юбка платья приподнялась при движении и открыла взору Райдера маленькие ножки с забинтованными ступнями. Обуви на Софии не было. Вид этих почти детских забинтованных ног почему-то еще больше разозлил его.
— Отвечай, когда тебя спрашивают!
— Спрашивай прямо.
— Ну ладно. Повторяю еще раз: ты сама заводила себе любовников?
— Нет.
— И даже лорд Локридж был выбран лишь по настоянию дяди?
— Да.
— У тебя были раньше связи с мужчинами?
— Нет.
— Понятно, — пробормотал Райдер, но на самом деле ему мало что было понятно. Он окончательно запутался. — А сколько тебе было лет, когда ты потеряла девственность?
— Девятнадцать, и первым моим мужчиной стал ты. — София неожиданно рассмеялась, и на лице ее появилось выражение раненого зверя, полное ярости и боли. — Я знаю, ты не веришь мне, Райдер, и знаю почему. Вы, мужчины, считаете женщин существами примитивными, все эмоции и чувства которых умещаются в узких, установленных вами рамках. Если женщина — девственница, значит, она невинна и душой и телом, она беспорочна, а если не девственница, значит, она — распутная и продажная. Черное и белое, и все, никаких оттенков. К вдовам, правда, у вас несколько иное отношение, их не считают развратными особами, но ожидают от них постоянной готовности пустить к себе в постель любовника потому, что вдовы, по вашему разумению, привыкли к регулярным интимным отношениям с мужем. Кроме того, их не нужно ничему учить, они уже познали основы сексуальной науки.
— Если девушка потеряла невинность, вы относитесь к ней чуть ли не как к потаскухе. А как вы относитесь к своим женам? Наставляете им рога, а они, согласно вашему глубокому убеждению, обязаны сидеть дома и ублажать своих мужей, а если муж недоволен, он может, вернее, нет, он имеет полное моральное право завести себе любовницу или переспать с продажной женщиной, купив на ночь ее услуги. Взять, к примеру, тебя, Райдер. Ты богат, красив, пользуешься успехом у женщин, спишь с ними, потом бросаешь их, не испытывая при этом никаких укоров совести или ответственности. И миллионы других мужчин поступают так же, как ты, и не роняют при этом своего достоинства, даже если не пропускают мимо ни одной юбки, не важно, женаты они или нет. Я считаю такое положение вещей несправедливым. И еще раз заявляю тебе, Райдер: у меня не было интимных отношений ни с кем…
— Я вижу, у тебя склонность к философствованию, — перебил Райдер, — но ты глупенькая дурочка, Софи, ты ничего не понимаешь в отношениях между мужчинами и женщинами, рассуждаешь, как ребенок.
— Неправда! — воскликнула Софи и топнула забинтованной ногой. — Можешь обзывать меня дурочкой, если хочешь, но от этого эгоистичное поведение мужчин не изменится. Вы — ничтожества, не способные оценить женщину по достоинству, не допускающие в отношении нас ни справедливости, ни равенства. И я тебе сказала правду, запомни. У меня не было интимных отношений ни с кем, только с тобой, а ты бессовестно опоил меня и практически изнасиловал.
— Но если ты такая невинная, тогда почему ты позволила мне раздеть тебя в первый вечер нашего знакомства? Неужели так ведут себя приличные девушки? Я поцеловал тебя тогда, и ты вернула мне поцелуй, и это не был поцелуй девочки, чистый и скромный. А сцена на пляже, помнишь? Я опять раздел тебя чуть ли не догола, а ты отнеслась к этому абсолютно спокойно, не прикрылась стыдливо руками, не закричала. Наоборот, ты играла со мной, дразнила меня, а закончила тем, что пригласила провести ночь в домике у моря. Обещала ради меня прогнать других… И после этого ты заявляешь о своей невинности? Да провалиться мне на этом месте, если это правда!
— Я не говорю, что я невинная сейчас, ведь ты взял меня той ночью против моей воли, как грубое животное. Я-то думала, что мужчина всегда может с точностью сказать, с кем он имел дело: с девушкой или женщиной, а получается, что нет. Ты же даже не извинился передо мной за то, что лишил меня девственности.
Райдер не мог больше вынести этого кошмара. Он еле сдерживался, сидел красный и злой, а последняя фраза Софии его буквально доконала. Он встал, схватил в ярости стул, на котором сидел, и швырнул его с балкона вниз. София начала что-то говорить, но он, не слушая ее, не смотря на нее, выбежал как ненормальный с балкона.
Сэмюель Грэйсон разыскал Райдера на северной плантации. Молодой человек беседовал с одним из рабов по имени Джона, огромным, высоким негром, который ударом ладони мог сломать позвоночник. Райдер стоял в надвинутой на лоб шляпе, в расстегнутой до пояса рубашке, его полуобнаженная загорелая грудь блестела от пота. Когда управляющий подъехал к мужчинам, разговор между ними закончился и Райдер, поблагодарив негра и отпустив его взмахом руки, повернулся к управляющему.
— Джона — хороший работник, — заметил Грэйсон. — И очень сильный.
— Да уж, сила у него есть. Не хотел бы я иметь его в числе своих врагов, — согласился Райдер.
— Мне необходимо поговорить с вами.
— Поговорить? — Райдер снял шляпу, утер грязное лицо рукавом рубашки. — Я не против, только давайте сначала отойдем куда-нибудь в тень. Можно поехать к морю, если хотите.
Они поскакали к одному из пляжей, который назывался Монмут-Бич, и там у них произошел следующий разговор.
— Я хочу жениться на Софии Стэнтон-Гревиль, — с ходу, без подготовки заявил управляющий. — Женившись на ней, я стану также и опекуном мальчика. Кимберли-холл находится по соседству с Кэмил-холлом, и таким образом мне не составит большого труда следить за ходом дел на обеих плантациях, к тому же мне будет помогать Эмиль.
Несмотря на то что Райдер отлично знал, с каким благоговением и восторгом управляющий относится к Софии, подобное решение Грэйсона удивило его, и он долго молчал, не зная, что ответить, пока наконец не сказал каким-то чужим, далеким голосом:
— Бумаги по оформлению моего опекунства над Джереми почти готовы. А что касается Софии, то… Не о чем беспокоиться. Я имею в виду, что вы вовсе не обязаны принимать на себя какие-либо хлопоты.
— Но отчего же, Райдер? По правде говоря, опекунство для вас — обуза. Вскоре вы вернетесь в Англию, ваше место там, а не здесь, и я вполне понимаю, что вы собирались забрать Софию и ее брата лишь потому, что у вас не было иного выхода. А теперь он есть. Им лучше жить на Ямайке, Райдер, они привыкли к здешней жизни, ни к чему им ехать в такую даль, в Англию. Я знаю, там у них есть кое-какая собственность, но плантация — важнее, и она приносит хороший доход. Джереми надо учиться, и я найму ему репетиторов; он получит необходимое образование. А София приобретет семью, положение, будет жить среди любящих людей.
Райдеру речи эти были неприятны, и он отвернулся от управляющего, чтобы тот не видел выражения его лица. Настроение у Райдера испортилось, он даже и рассмеяться беззаботно не смог, хотя часто поступал так в затруднительных случаях.
— Я вижу, вы не теряли времени, Грэйсон, — сухо сказал он, — и тщательно все обдумали. Вы, как я понимаю, являетесь одним из тех любящих людей, которые будут окружать Софию?
— Несомненно.
— Но ведь вы по возрасту годитесь девушке в отцы!
— Вы совершенно правы, и разница в возрасте между мной и мисс беспокоит меня. Собственно говоря, я надеялся, что мисс станет женой моего сына, но обстоятельства изменились… Он теперь считает девушку чуть ли не продажной, хотя после того случая, когда София спасла вас, отношение Эмиля к ней несколько переменилось. И все-таки… Мой сын по-прежнему смотрит на нее не как на порядочную девушку, а как на особу, с которой можно поразвлечься, и точно так же относитесь к ней вы, Райдер. Если честно, мне это не нравится, мисс София не заслуживает подобного отношения, и я намереваюсь положить конец такому положению вещей. После моей женитьбы на ней Эмилю волей-неволей придется вести себя по-другому. А девушка заслуживает всяческого уважения и восхищения, если она и делала что-то не так, то в этом исключительно вина ее дяди. Признаюсь вам, Райдер, я рад, что Тео Берджес умер.
— Послушайте, Грэйсон, мне кажется, вы несколько преувеличиваете. Даже если Берджес и заставлял свою племянницу играть неблаговидную, скажем так, роль, то София играла ее великолепно.
— Ну и что из того? Значит, дядя требовал от нее этого, угрожая ей, да все что угодно! Единственное, к чему Берджес не мог принудить бедняжку, так это к интимным отношениям с теми мужчинами.
— Вы намекаете на то, что все они дружно лгали?
— Не иначе.
— Эмиль рассказывал мне, что бывали случаи, когда София вела себя неприлично, не так, как подобает порядочной и воспитанной девушке. Она даже заслужила прозвище «чертовка».
— А что вы хотите, Райдер? София не вынесла бы тех трудностей, которые выпали на ее долю, не обладай она сильным характером и твердой волей. Не забывайте также, что она чувствует себя ответственной за судьбу Джереми, а это много значит! Она пойдет на любые жертвы ради брата.
— Вот видите! Вы сами говорите: «на любые жертвы».
— Не путайте чувство долга и чувство чести! София никогда не опустилась бы настолько, чтобы стать любовницей нескольких мужчин сразу. Она — честная девушка. И храбрая. Вспомните, что накануне она спасла вашу жизнь. Так что вы должны сказать спасибо ее сильному характеру; не будь она, как вы выражаетесь, «чертовкой», неизвестно еще, чем бы закончился ночной визит Томаса.
— Я полностью с вами согласен, Грэйсон, но примите во внимание и такую вещь: София скомпрометировала себя до такой степени, что даже брак с вами не спасет ее. Если вас и будут принимать в обществе, то вашу жену — нет.
— Пусть так. Я попробую переменить общественное мнение в пользу Софии, скажу, что моя жена оказалась девственницей, что ее дядя был настоящим негодяем, ну и так далее.
— Но над вами будут смеяться, Грэйсон! Вы ничего не добьетесь. Люди не изменят своего мнения, слишком поздно. Никто вам не поверит, вы понимаете?
— И все-таки я попытаюсь.
— Кстати, Грэйсон, я говорил с адвокатом, с Оливером Сассоном, и он тоже выразил желание взять Софию себе в жены.
— Я не позволю этому прохвосту и близко подойти к девушке!
— Не будьте смешным, дорогой мой! Если вы собираетесь сражаться со всеми, кто пользовался ее благосклонностью, то вам придется немало потрудиться! Список поклонников довольно длинный.
— Вы ошибаетесь, Райдер. Мне удастся переубедить людей. Мое мнение уважают, и ко мне прислушаются, вот увидите!
— Нет!
— Что это значит?
— Это значит, что вы не женитесь на Софии. Сэмюель Грэйсон почувствовал себя оскорбленным. Пусть владельцем Кимберли-холла является не он, а Райдер Шербрук, у последнего нет никакого права вмешиваться в личную жизнь других, пусть даже эти другие и находятся у него в подчинении.
— Вы не можете указывать мне, Райдер, и если я собираюсь жениться, не в ваших силах запретить мне это.
— Сэмюель, не будьте таким самонадеянным. Вы смотрите на будущую женитьбу как на вопрос решенный, а ведь вы еще не разговаривали с Софией. Последнее слово остается за ней, и я уверен, что она скажет «нет».
— Почему вы так уверены в ее отказе? Думаете, после того как вы насмеялись над ней, она постыдится вступить со мной в законный брак? И не смотрите на меня так удивленно, я все знаю. Вы, подобно остальным сластолюбцам, стремились соблазнить ее, подчинить ее своей воле, заставить ползать перед вами на коленях. Вы почуяли новую добычу и захотели доказать и себе и другим, что она от вас не уйдет. У вас появился чисто спортивный интерес. «Как, неужели эта девушка избежит расставленных мной сетей?» — так вы думали, не правда ли? Захотели присоединить еще одну победу к списку ваших многочисленных побед? Я не глупец и не слепой и понимаю, что происходит. Кроме того, я случайно услышал конец вашей беседы с Софией, где она заявила о своей невинности, вернее, о том, что была невинна до того, как вы обманом принудили ее провести ночь с вами. Вы лишили девушку чести, и что же? Какие шаги вы предприняли? Никаких. Единственное, на что может рассчитывать София, это на то, чтобы стать вашей любовницей, а ведь она — благородная девушка из прекрасной семьи. Участь любовницы не для нее. София — настоящая леди, а вы обошлись с ней как с проституткой. Вы хотя бы на минуту задумались о том, что будет, если она понесла от вас ребенка? Нет? Я и не сомневался в этом. Так вот, Райдер, хотите вы этого или нет, а я женюсь на Софии, если она, разумеется, согласится отдать мне свою руку и сердце, а если она окажется беременной, это никоим образом не явится для нее позором, потому что она родит законного ребенка, а не ублюдка. И ваши удивленно изогнутые брови ничуть меня не трогают, так же как и надменное выражение вашего лица! Вы можете поклясться мне в том, что взяли ее не девственницей?
— Нет, не могу, — тихо ответил Райдер.
— Вы просто не желаете признаться себе, что обесчестили девушку, иначе вам не избежать угрызений совести. Итак, я сообщил вам о своих намерениях. И то, что я предлагаю бедняжке, неизмеримо лучше того, что можете предложить ей вы.
Райдер подобрал с земли камешек и бросил его в море, проследил за его полетом и падением, помолчал, выдержав долгую паузу, а потом спросил у управляющего:
— Как вы собираетесь защитить Софию от судьи Шермана Коула? Что вы будете делать, когда он заявится в Кимберли-холл и будет требовать ареста девушки, обвиняющейся в убийстве дяди?
— Вы, видимо, считаете лучшим выходом уехать вместе с ней и Джереми подальше отсюда, в Англию? И что потом? Сделаете ее своей любовницей, чтобы, наигравшись, бросить? Оставить ее без денег, родных, друзей? Это ваше решение? Избави нас, Боже, от тех мужчин, которые самонадеянно думают, что им принадлежит весь мир. В том числе и женщины. Я наблюдал за вами, сэр, и должен сказать, что вы самоуверенны и горды, вы привыкли, что ваше высокое положение и богатство дают вам право властвовать, распоряжаться чужими судьбами, не задумываясь о последствиях. Что для вас судьба какой-то девушки, которую некому защитить? Какое вам, в сущности, дело до ее чести, до ее репутации? Никакого. Вас занимает лишь вопрос подчинения воли этой бедняжки вашей воле, вы хотите доказать, что вы выше и лучше других ее поклонников, а то, что вы фактически надругались над ней, вас меньше всего волнует. Я не знаю точно, как поступлю, если Шерман Коул будет требовать ареста Софии, но что-нибудь я обязательно придумаю. До повешения и прочих ужасов дело не дойдет, уверяю вас. Я все сказал, и теперь разрешите откланяться.
Грэйсон развернулся и ушел, нервно похлопывая себя по бедру хлыстом, а Райдер долго думал над словами управляющего, чувствуя себя так, словно получил крупную взбучку от отца. Хотя от отца ему досталось бы больше. Райдер отошел от воды и уселся под тенью пальмы, оперевшись спиной на мохнатый ствол. Во многом управляющий был, конечно, прав, хотя он и преувеличил амбиции своего хозяина. Райдер вовсе не собирался завоевывать мир и не был таким эгоистичным, каким изобразил его Грэйсон. И Джейн, и Синд-жен могли бы выступить в защиту Райдера, находись они здесь, рядом с ним.
«Неужели я такой бесчувственный, самовлюбленный прохвост, каким считает меня Грэйсон? — с обидой в сердце думал он. — Он ошибается, я вовсе не такой уж плохой. И что он там болтал по поводу добычи? Тут уж старик явно перегнул палку. Разве я относился к Софии как к своей добыче?»
Однако как Райдер ни старался оправдаться перед собой, он не мог не признать справедливости обвинений Грэйсона и, не в силах отделаться от чувства стыда и неприятного осадка, оставшегося от разговора, зло чертыхнулся и стал жаловаться большой зеленой черепахе, медленно ползущей по белому песку в сторону моря.
Райдер оказался прав. София, не раздумывая ни секунды, отказала управляющему, но постаралась сделать это как можно мягче. Управляющий, растерянный и удрученный, сидел перед ней опустив голову и не знал, что ему предпринять: немедленно уйти или еще остаться на какое-то время.
— Поймите, я не могу, — мягко сказала София и попыталась улыбнуться, хотя улыбка и далась ей с трудом; больше всего в тот момент девушке хотелось заплакать. — Я не знаю, как вам объяснить.
— Я не понимаю вас, София. Не торопитесь с ответом, подумайте еще. Я не какой-нибудь молодой бездельник, и намерения у меня наилучшие.
— Нет-нет, — покачала головой София, — я не выйду за вас замуж, Сэмюель. Мое решение окончательное.
Управляющий, услышав, как она назвала его по имени, вздрогнул от неожиданности: так непривычно было ему услышать это после четырех лет, в течение которых София называла его не иначе, как «мистер Грэйсон». В данной ситуации девушка сочла более удобным обратиться по имени к человеку, который сделал ей предложение.
— Простите мне мою нескромность, София, но я в курсе того, что по отношению к вам сделал Райдер. Я сочувствую вам, я понимаю, как вы переживаете.
— Вам Райдер сказал об этом?
— Нет, что вы! Но он знает, что мне известен его некрасивый поступок. Извините меня за прямоту, девочка моя, но ведь у вас может быть ребенок! Что вы будете тогда делать, без протекции, без денег, без родственников?
София побледнела и энергично замотала головой, шепча:
— Такого не должно быть, это несправедливо, Бог не позволит…
— Из этого затруднительного положения есть выход: соглашайтесь на брак со мной, мне все равно, носите вы под сердцем ребенка Райдера или нет.
София не могла не отдать должное настойчивости Грэйсона, его благородству и готовности на все, лишь бы ей было хорошо, но она понимала, что брак с Грэйсоном — вещь для нее совершенно немыслимая, и поэтому твердо сказала:
— Никогда, слышите, никогда я не смогу стать вашей женой.
Управляющий вздохнул.
— Что ж, — горько заметил он, — Райдер был прав.
— Я не понимаю, — отозвалась София, — о чем вы говорите.
— Райдер был уверен, что вы откажете мне, потому что он, и никто другой — ваш первый любовник.
София нервно рассмеялась, и управляющий недоуменно уставился на нее: он не находил в своих словах ничего смешного.
— По крайней мере, — сумела наконец выговорить София, — если Райдер так рассуждает, значит, он не считает меня такой уж пропащей, женщиной без чести, знаменитой ямайской шлюхой!
В эту минуту в гостиную вошел Райдер. Он услышал нервный, почти истеричный смех Софии и немедленно поспешил к ней выяснить, что заставило ее так смеяться.
— О, Сэмюель, Софи, — растерянно проговорил он, заметив в гостиной управляющего, которого менее всего ожидал там увидеть, — прошу прощения.
— Не уходите, Райдер, останьтесь, — сказал Сэмюель Грэйсон. — Мы уже все выяснили. Вы были правы, София отказала мне. А посему я вынужден оставить вас. Я намереваюсь сейчас поехать в Монтего-Бей и выяснить, какие действия собирается предпринять Шерман Коул. Может быть, поймали Томаса, и нам тогда будет легче объясняться с судьей. До свидания.
Райдер не вымолвил ни слова, пока управляющий не вышел из комнаты, а когда тот исчез, почувствовал необыкновенное облегчение, словно у него гора с плеч свалилась. Он не хотел задумываться над причинами этого радостного чувства и вместо этого занялся разглядыванием Софи. В простеньком платьице, босоногая, она выглядела маленькой, беззащитной девочкой.
— Признайся, Софи, — сказал он, — эти миленькие платья, которые я привез тебе из Кэмил-холла, ты носила еще до начала своих знаменитых любовных приключений?
София, услышав это язвительное замечание, напряглась, ее руки непроизвольно сжались в кулачки, глаза сузились, и в них появилось недоброе выражение, однако очень быстро она справилась с собой и ответила Райдеру одной из очаровательнейших улыбок, имеющихся у нее в запасе:
— Ну разумеется, Райдер, они сохранились с того времени. Тебе они не нравятся, да? Я ведь не выгляжу в них взрослой вульгарной женщиной, правда? Но что же прикажешь мне делать? Ты выбрал именно эти наряды, я их и ношу. Почему тебя смущают эти скромные платья? Представь, что на мне надето вызывающе-яркое одеяние, открытое чуть не до талии, в котором я встречала тебя в тот памятный день. Подойди, не бойся, ты же мужчина, сдерни платье с моих плеч, как тогда, в саду, помнишь? Докажи свою силу и власть надо мной! Знаешь, при одной мысли о том, что ты так сделаешь, я начинаю дрожать и бояться! Ты можешь приласкать меня, склонить мою голову себе на плечо, обнять… В чем дело? Ты не горишь желанием заключить меня в свои жаркие объятия? Странно. По-моему, ты должен похвалить меня, разве я не спасла от позора нашего благородного, великодушного Грэйсона, который, забыв о благоразумии, собирался на мне жениться?
Райдер, не в силах дольше слушать этот издевательский монолог, громко чертыхнулся и почти крикнул:
— Прекрати! Немедленно прекрати это безобразие!
— Безобразие? Ты вдруг перестал думать обо мне как о распутной женщине?
— Да. Или нет. Не знаю. Черт тебя побери с твоими вопросами.
— Это управляющий заставил тебя переменить обо мне мнение?
— Нет.
София, по собственной инициативе принявшаяся играть ненавистную ей роль, чувствуя, что ее выдержки надолго не хватит, стремительно бросилась к балконной двери, шепча в ужасе:
— Господи, что будет, если я беременна?
Райдер, догнав ее на балконе, успел услышать эту фразу и, не скрывая удивления, спросил:
— Ты что, никогда не думала о возможности беременности, когда встречалась с мужчинами? Ты предохранялась?
— Нет.
Какое дикое недоразумение! Если София окажется, несмотря на все его опасения, в интересном положении, ребенок будет не от Райдера, потому что Райдер не был с девушкой близок. А если она утверждает, что до него была девственницей, то что же? Произошло непорочное зачатие? Бред какой-то. Собственно говоря, Райдеру следовало признаться Софии, что ничего в ту ночь не произошло, но он не признался. Не признался из боязни, что, узнав об этом, девушка согласится выйти замуж за Грэйсона. Вместо того чтобы открыть ей правду, Райдер спросил:
— Когда у тебя была последняя менструация?
София, услышав слово «менструация», в ужасе отпрянула от Райдера, словно он сказал что-то непотребное, молча постояла и, не прощаясь, убежала, оставив его размышлять над ее странным поведением.
Четырьмя часами позднее вернулся взволнованный, растрепанный и потный Сэмюель Грэйсон и прямо с порога начал рассказывать новости Эмилю и Райдеру, которые вышли встречать его:
— Завтра утром Шерман Коул собирается извлечь из могилы труп Берджеса. Весь Монтего-Бей гудит как растревоженный улей, все только и говорят, что о событиях в Кэмил-холле. Томас пока на свободе. Коул грозится, что, после того как он арестует Софию, он предложит Томасу вознаграждение за то, чтобы тот покинул свое убежище и принял участие в допросе обвиняемой. Коул не поверил моему рассказу о ночном посещении Томасом Кимберли-холла с целью убить вас, Райдер. Он также уверен в том, что вы лжете, уверяя его в невиновности Софии. Он уверен, что Берджеса застрелили и что его убийца — София, и ничего не желает слушать. Он намеревается в самое ближайшее время потребовать ареста девушки, допросить ее, с Томасом или без него, и повесить за преступление. И все в течение недели. И заявляет при этом, что никому не удастся остановить его, так как он защищает интересы правосудия и закон.
— Итак, близится развязка всей истории? — спросил Эмиль. — Знаете, отец, каким бы ни было мое отношение к Софи, мне не хотелось бы видеть ее вздернутой на веревке.
— Что ты понимаешь, наивный щенок! — в отчаянии, вскричал Грэйсон. — А вы, Райдер, вскоре будете избавлены от необходимости заботиться о несчастной девушке; останется только Джереми. — Управляющий повернулся к сыну: — Завтра в Кэмил-холле нас ждут дела. Отправляйся к Софии и предупреди ее, чтобы она соблюдала крайнюю осторожность.
Когда Эмиль ушел, Грэйсон обратился к Райдеру:
— Теперь у нас остался единственный выход, и нам следует им воспользоваться. Слушайте меня внимательно, Райдер. В гавани стоит корабль под названием «Харбинджер», завтра рано утром он отплывает к берегам Англии. София и Джереми должны быть на этом корабле.
— Отлично, — ответил Райдер. — Они обязательно там будут. И не смотрите на меня так, Грэйсон, я знаю, что у вас на уме. Девушка не может уехать в Англию без защиты, без денег, без покровителя, так?
— Так, — согласился управляющий. — И вы в данный момент не можете ехать вместе с Софией.
— К сожалению, не могу. Еще не улажен до конца вопрос об опекунстве, а также следует разобраться с судьей и Томасом.
— Что же вы намерены предпринять?
— Разве у меня имеется широкий выбор возможностей, что вы спрашиваете меня об этом, Сэмюель? Приводите священника, и пусть он обвенчает меня с Софией. После этого она преспокойно отбудет на корабле вместе со своим братом, будучи уже моей законной женой и находясь, таким образом, под защитой моего имени. И Шерман Коул не сможет помешать ей уехать. По прибытии в Англию София и Джереми отправятся в наше родовое гнездо, в Нортклифф-холл, и будут жить там. Мои домочадцы позаботятся о них.
— А когда вы вернетесь в Англию?
— Не будьте таким настойчивым, мой дорогой, вы и так уже добились своего: спасли Софию от беды моими руками.
— Я уверен, из Софии получится прекрасная жена, — не удержался от замечания Грэйсон, а Райдер, ругаясь и проклиная все на свете, пошел сообщить будущей невесте радостное известие.
Женитьба! От этой перспективы Райдер невольно содрогнулся, хотя был и не трусливого десятка. Женитьба свалилась на него как-то очень неожиданно, и, кроме того, она являлась единственно возможным выходом из сложной ситуации. Не то чтобы Райдер был принципиально против женитьбы и всех удовольствий, которые сулит супружеская жизнь, просто он не ожидал, что это случится так скоро, да еще и при довольно необычных обстоятельствах.
Софию он нашел на Монмут-Бич; она отдыхала, сидя в тени миндального дерева, а неподалеку от нее паслась ее симпатичная лошадка. Райдер спешился, подошел к девушке и, уперев руки в бока, строго сказал:
— Мне стало известно, что ты ездила в Кэмил-холл и занималась там делами. Тебе не следовало туда ездить, ты еще недостаточно окрепла.
— Чепуха, — не глядя на Райдера, ответила София.
Он наклонился и приподнял подол амазонки, которая была надета на девушке; под платьем оказались босые ноги.
— А это что? — спросил Райдер. — Почему же ты тогда не надела обувь, если твое здоровье окончательно поправилось?
— Катись к черту, Райдер, — зло ответила София, одергивая юбку. — Не твое дело. Кэмил-холл принадлежит Джереми, и он сейчас там, понятно? И вообще, я устала и приехала сюда немного отдохнуть, а ты снова пристаешь ко мне. Что тебе нужно от меня? Новых подробностей из жизни распутницы Монтего-Бей?
— Нет.
— Тогда что же?
Райдер с неприязнью смотрел на Софию; ему хотелось взять ремень и от души отхлестать эту строптивую, самоуверенную грубиянку. Однако он подавил в себе возмущение и спокойно сказал:
— Полчаса назад вернулся Грэйсон и привез плохие новости. Мы сейчас же возвращаемся в Кимберли-холл, у нас много дел.
— Каких таких дел?
— Когда я с тобой разговариваю, смотри на меня, а не в сторону.
София тяжело вздохнула и повернулась к Райдеру.
— Ты, между прочим, грубо со мной обращаешься. К тому же ты стоишь спиной к солнцу, и мне совершенно не видно твоего лица. Перестань играть роль главнокомандующего, лучше садись рядом, и тогда мы поговорим.
Райдер сел, скрестив ноги по-турецки.
— Ты должна прекратить разговаривать в такой вызывающе наглой манере, Софи, никаких ролей я не разыгрываю и мужского превосходства не демонстрирую. И стоял я там, где мне нравилось.
София, казалось, не слушала его, она пересыпала песок между пальцами и, улыбаясь, думала о чем-то своем. Райдер, не обращая внимания на эту демонстрацию полного равнодушия, продолжал:
— У нас, к сожалению, нет иного выхода, Софи. Я долго думал, перебирал всевозможные варианты, спорил с собой и пришел к единственному решению, хотя оно и кажется мне верхом глупости и идиотизма. Мне придется жениться на тебе.
От равнодушия Софии не осталось и следа. Она изумленно воскликнула:
— Да ты с ума сошел, не иначе!
— Может быть, — согласился Райдер. — Но я вынужден пойти на это. Сегодня вечером священник обвенчает нас, а завтра утром на рассвете ты и Джереми будете находиться на борту корабля, отплывающего в Англию. Там о вас позаботятся мои родственники; вы поселитесь в Нортклифф-холле.
— Почему ты решил жениться на мне? Потому только, что я, возможно, понесла от тебя ребенка?
— Вовсе нет. Твоя жизнь в опасности, Софи. Судья Коул завтра раскопает прах твоего дяди, а после этой неприятной процедуры он арестует тебя именем закона. Негодяй предложил денежное вознаграждение Томасу за то, чтобы тот перестал скрываться и дал против тебя показания. Пока судья вынашивает свой грязный план мести, мы обвенчаемся, и к тому времени когда Коул заявится с ордером на арест, ты будешь спокойно плыть на корабле. В создавшейся ситуации тебе нельзя оставаться на Ямайке, Софи. Кстати, должен тебе напомнить, я второй сын в семье, и поэтому, выйдя за меня замуж, титула ты не получишь. Но денег у меня хватит, чтобы содержать тебя, тем более что и Кимберли-холл с его доходами вскоре будет принадлежать мне. Я дам тебе все, что ты пожелаешь, Софи.
— Отлично. Я желаю быть опекуншей Джереми и заниматься вопросами его образования.
— Сейчас не время для словесных перепалок, упрямица. Не спорь. Нам надо пожениться, и мы поженимся. Или ты хочешь, чтобы Коул тебя повесил?
София вскочила.
— Не могу в это поверить, Райдер, — сказала она. — Неужели намерения судьи так серьезны? Ведь моя вина не доказана. Я… — София запнулась и замолчала, растерянно глядя на Райдера, потом подхватила юбки и побежала через пляж к морю.
— Софи! — позвал Райдер. — Куда ты? А твои ноги…
Девушка, не оборачиваясь, побежала еще быстрее, он пустился за ней вдогонку и быстро нагнал, потому что был сильнее, тренированнее и не имел путавшихся под ногами пышных юбок, а догнав, схватил и повернул лицом к себе. София, как ни пыталась, не смогла вырваться и замерла на месте. Райдер поцеловал ее долгим, нежным поцелуем и тихо спросил:
— Так что же ты выбираешь, Софи? Меня в качестве мужа или виселицу?
Девушка не отвечала.
— И учти, — безжалостно добавил Райдер, — прежде чем привести в действие приговор о повешении, судья изнасилует тебя, и никто не помешает ему.
— Хватит! Не нужно больше ничего говорить! — крикнула София.
— Ты обдумала мое предложение? Очень хорошо, а то я уже начал испытывать нетерпение.
— Но эта женитьба… Это абсурд. Я обыкновенная девушка или женщина, как тебе будет угодно. Я ничем не выделяюсь среди многих мне подобных. Во мне нет ничего, что могло бы заинтересовать тебя, Райдер. Я, конечно, получила образование, я прочла множество книг, но мужчины не очень любят начитанных, образованных женщин, они считают, что ученье только вредит женскому уму. Я никто, понимаешь, простая жительница колонии без каких-либо претензий и амбиций. Почему ты считаешь себя обязанным заботиться обо мне? Ты не виноват в том, что все так случилось. Ты не виноват в смерти моего дяди.
— Молчи, молчи, глупая, — ответил Райдер и снова поцеловал Софию, однако она начала отчаянно сопротивляться, и он не стал настаивать, боясь причинить ей боль. Он просто стоял, крепко прижимая девушку к себе и ничего не говоря.
— Я плохо понимаю тебя, Райдер. Ты же так сильно ненавидел меня! Ты считал меня ужасной, гадкой женщиной, ты презирал меня, а теперь вдруг хочешь на мне жениться?
— Думай, что тебе нравится, Софи, — ответил, не глядя на девушку, Райдер. — Можешь считать, что я выполняю свой моральный долг. Или что меня замучили угрызения совести. Грэйсон сказал, что я сломал твою судьбу, и отчасти он прав. Кроме того, ты, возможно, станешь матерью моего ребенка. Прими во внимание эти соображения и добавь к ним риск быть повешенной. Молчишь? То-то же. Пойдем-ка лучше домой и не будем тратить время на споры.
София шагала рядом с Райдером, бессмысленно уставившись прямо перед собой. Она не могла поверить в то, что ее не очень-то счастливая жизнь скоро изменится, причем в лучшую сторону. Хотя в лучшую ли? Девушка посмотрела на профиль идущего рядом с ней мужчины — правильный, точеный, волевой. Этот человек сегодня станет ее мужем.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая невеста - Коултер Кэтрин



♥Это мой любимый роман♥
Строптивая невеста - Коултер КэтринМарианн
3.06.2012, 9.27





Захватывающее начало. Яркое описание жизни на плантации. Все эти негры-рабы, Вуду. Экзотический романю Советую.
Строптивая невеста - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 13.03





Самнителныи роман
Строптивая невеста - Коултер КэтринКет
18.10.2012, 13.45





легко и весело. немного несвязно, конечно. и напрягает подробное описание первой брачной ночи. ну что же это за романтика: она плачет, а он ее "любит". весь такой опытный, а сдержаться не может. да еще внебрачный ребенок, которого жена обязательно должна принять с распростертыми объятиями. для нормальных людей позитивность гг сильно зашкаливает в сторону ненормальности.
Строптивая невеста - Коултер Кэтринtina
6.06.2013, 12.06





легко и весело. немного несвязно, конечно. и напрягает подробное описание первой брачной ночи. ну что же это за романтика: она плачет, а он ее "любит". весь такой опытный, а сдержаться не может. да еще внебрачный ребенок, которого жена обязательно должна принять с распростертыми объятиями. для нормальных людей позитивность гг сильно зашкаливает в сторону ненормальности.
Строптивая невеста - Коултер Кэтринtina
6.06.2013, 12.06





Легкий веселый интересный роман легко читается
Строптивая невеста - Коултер Кэтринлюбовь
2.08.2013, 1.16





Ну снова "ляп". У автора детей нет, что-ли? То у нее ребенок 4,5 лет еле говорит "ПАПА", то неделю спустя №— Ой, мне нужно в кусты. Я поговорю там с госпожой Природой." Невероятно цивилизованная фраза для ребенка этого возраста. А вот "папа-мам" детки научаются говорить около года от роду... Впрочем, книга не об этом, а о любви. Не обращать внимание на глупости и читать всем!
Строптивая невеста - Коултер КэтринKotyana
28.09.2013, 16.53





Ну снова "ляп". У автора детей нет, что-ли? То у нее ребенок 4,5 лет еле говорит "ПАПА", то неделю спустя №— Ой, мне нужно в кусты. Я поговорю там с госпожой Природой." Невероятно цивилизованная фраза для ребенка этого возраста. А вот "папа-мам" детки научаются говорить около года от роду... Впрочем, книга не об этом, а о любви. Не обращать внимание на глупости и читать всем!
Строптивая невеста - Коултер КэтринKotyana
28.09.2013, 16.53





Книга очень понравилась ничего пошлого только жизнь. Жалко Софию с нелегкой судьбой и позитивная концовка happens!!!
Строптивая невеста - Коултер КэтринНаталья
17.11.2013, 18.01





Книга очень понравилась ничего пошлого только жизнь. Жалко Софию с нелегкой судьбой и позитивная концовка happens!!!
Строптивая невеста - Коултер КэтринНаталья
17.11.2013, 18.01





Можно почитать.
Строптивая невеста - Коултер КэтринКэт
4.02.2014, 15.47





Ну очень отстойный, роман. Все здесь не так.Она его на протяжении всей книги ненавидит,но стоило ему один раз сделать ей кунилингус так тут же проснулась любовь. Но так же не бывает. И не может женщина не ответить на такие ласки со стороны мужчины. Глупо, все глупо.
Строптивая невеста - Коултер КэтринАлександра
11.02.2014, 16.35





так себе
Строптивая невеста - Коултер КэтринКатюша
13.07.2014, 21.46





И мой любимый,перечитывала его много много раз,еще в 9 классе,много не поняла,но герои очень понравились,сейчас перечитываю снова спустя 6 летB-):-D
Строптивая невеста - Коултер Кэтриндиана
21.10.2014, 8.12





Не чтиво, а сплошное скучище((( еле дочитала
Строптивая невеста - Коултер КэтринЕлена
29.10.2014, 23.10





Какая хрень......
Строптивая невеста - Коултер КэтринМари
26.08.2015, 1.24





Мне этот роман особенно никогда не нравился. Не знаю, что именно меня в нем напрягает. Но особой любви я в нем не наблюдаю. Вся эта история в Южной Америке - бред! А потом еще и в Англии. Вся эта беготня в замке голой от мужа... Смешно. На мой взгляд все очень надуманно... Мой любимый роман у этого автора - "Невеста-обманщица". Вот его я читала раз 25. Его и посоветую.)))
Строптивая невеста - Коултер КэтринГалина
3.12.2016, 17.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100