Читать онлайн Роковая страсть, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковая страсть - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковая страсть - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковая страсть - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Роковая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Но Кэл и глазом не моргнула. Ответ ее был спокойным и равнодушным:
— Ничуть, если это вам интересно. Я люблю Джилли: она всегда такая веселая, постоянно поет. Пива не желаете?
Какое-то время я, выжидая, смотрел на нее, и в этом соревновании взглядов явно проиграл. После этого мне ничего не оставалось, как только согласно кивнуть.
— Ну, тогда пошли на кухню. Мы с Каттером держим там наши запасы, прямо за отцовскими банками с манговым соком. Мама терпеть не может манго, так что нам нечего опасаться. К тому же пиво она вообще не одобряет, считает плебейским напитком.
Следуя за Кэл, я миновал по меньшей мере с полсотни гостей разного возраста, одетых с иголочки и наслаждавшихся жизнью, сосредоточенно поглощая самые разнообразные яства, которыми был уставлен большой, по меньшей мере в двадцать футов длиной, стол, — от устриц невероятных размеров до холодной копченой рыбы с дольками лимона и паштета с сушеными помидорами.
Кухня в этом доме представляла собой нечто вроде командного пункта. Кэл не останавливаясь прошла мимо официантов прямо к холодильнику, открыла его и через некоторое время повернулась ко мне, держа в руках две банки с пивом.
— Каттер уже успел пошуровать здесь. Это последние. Но ничего страшного, в гараже еще упаковка имеется, так что смерть от жажды нам не грозит.
— Вот и отлично. — Я молча чокнулся с Кэл и сделал большой глоток.
— Никак не могу угадать, сколько лет Каттеру?
— Двадцать восемь, он всего на два года старше меня. Я знаю, что выгляжу на восемнадцать, но на самом деле мне двадцать шесть. Готова держать пари, вам очень любопытно, отчего мы оба все еще живем с родителями.
— Угадали. Просто я не настолько бестактен, чтобы задавать подобные вопросы.
— Однако у вас хватило нахальства спросить, не ревную ли я к Джилли. С чего бы это?
— Ну так, слышал кое-что. И почему вы с Каттером живете с родителями?
Кэл рассмеялась, сделала еще один глоток, а потом провела меня в небольшую комнатку, примыкавшую к кухне и напоминавшую библиотеку. Здесь было на удивление пусто и темно.
Кэл закрыла дверь и зажгла настольную лампу, а потом, поставив банку с пивом на стол, повернулась ко мне:
— Если это Джилли вам сказала, то она ошибается — я действительно не ревную к ней. На самом деле мне хотелось бы ее нарисовать, но она постоянно находит всякие отговорки.
— Я слышал, что вы художница. И что вы любите рисовать больше всего?
— Обычно пейзажи, иногда портреты. У Джилли поразительный овал лица — о глазах уж я не говорю: в них она вся. Между прочим, то же самое могу сказать и о вас, Мак. У вас чудесные глаза — то темные, то пронзительно-голубые, они выдают в вас романтика.
— Эй, полегче, а то как бы мне пиво не пролить!
Кэл покачала головой и чересчур ослепительно улыбнулась — никогда не видел такой фальшивой улыбки.
— Ну а как ваше самочувствие? Выглядите вы куда лучше, чем вчера.
Я неопределенно хмыкнул.
— Каттер живет здесь, потому что так хочется отцу. Наш родитель собирается передать ему дело и учит всему, что знает сам. В свое время он буквально впихнул брата в Калифорнийский университет. За четыре года Каттер получил сначала диплом, а потом и степень бакалавра по бизнесу. Честно говоря, мне кажется, на самом деле отец невысоко ставит его способности: без поводыря Каттеру самостоятельно и шага не сделать. Ну, там видно будет. Впрочем, Каттер считает, что отец намерен опекать его вечно.
— Поэтому он хочет выйти из дела?
— Совсем наоборот, спит и видит, как бы сделаться главным, только боюсь, он ростом не вышел. Ему бы каблуки сантиметров двадцать, что ли… Да и то не спасут. Уважают высоких, вроде отца или вас. К тому же Каттер слишком смуглый и похож на гангстера.
— Ну а сам Каттер что думает по этому поводу? — Логика Кэл меня позабавила.
— Он действительно заказал себе туфли с высокими каблуками, которые выискал в каталоге. Насколько я понимаю, только их и носит. И все равно выглядит как горилла. Тут уж ничего не поделаешь.
— Что-то вы не на шутку разговорились, мисс Тарчер. Скажите-ка лучше: Кэл — это уменьшительное от какого имени?
— Вряд ли оно вам понравится. — Она подошла и положила ладони мне на грудь. — Калиста. А вот вы мне нравитесь, Мак.
Я мягко отвел ее руки.
— Ну почему же, вполне нормальное имя. Хотя Кэл звучит естественнее. Мне кажется, вас немало забавляет то, как вы представляетесь людям и как они воспринимают вашу игру. Не пытайтесь отрицать это. Вот вчера вы были настоящей. Когда я провожал вас до машины, вы на мгновение забылись и разом сделались надменной, уверенной в себе. У меня такое ощущение, что вы смеетесь над здешней публикой, считаете ее пустой и глупой. Возможно, вы таки ревнуете к Джилли, а возможно, она ревнует к вам. Ну что теперь скажете?
— В вас проснулся фэбээровец. — В ее голосе звучала усмешка.
— Вот и не угадали.
— Кто знает. Вы чем там занимаетесь, аналитической работой?
— Отнюдь. Я служу в группе по борьбе с терроризмом. Учитывая, что Джилли очень красива, с чего бы ей ревновать к вам?
Кэл снова покачала головой, и мне стало ясно, что ей надоела эта игра.
— Не шевелитесь, — вдруг сказала она. — Мне хочется сделать набросок.
От удивления у меня даже язык к гортани прилип. Воспользовавшись моим замешательством, Кэл выбежала из комнаты, оставив меня наедине с двумя опустевшими банками из-под пива.
Через пару минут она вернулась, держа в руках большой лист ватмана и угольно-черный карандаш.
— Пожалуйста, не двигайтесь. — Она быстро прошла к столу.
Я смотрел, как она разворачивает непослушный лист, раскладывает его на коленях. Теперь передо мной сидел совсем другой человек: сварливая старушенция куда-то исчезла, на ее месте появилась энергичная, поглощенная своим делом женщина. Я попробовал пошевелить рукой, но она тут же воспротивилась:
— Просила ведь, сидите спокойно.
— Простите, мне еще никогда в жизни не приходилось позировать. Надеюсь, разговаривать все-таки можно?
— Разговаривать — да, двигаться — нет. — Она, не глядя на меня, водила карандашом по бумаге.
— Почему вы так одеваетесь?
— Заткнитесь хотя бы на пару минут.
— Вы же сами позволили мне разговаривать. Ваш вчерашний костюм — это какой-то ужас. К чему все это, Кэл? От кого вы прячетесь?
— Я хочу, чтобы мужчины ценили меня за мой ум.
Тут уж я не удержался от смеха.
— Как думаете, Мэгги действительно спит с Робом Моррисоном? — Я старался выбирать вопросы попроще.
Кэл поджала губы и внимательно посмотрела на меня. Карандаш застыл у нее в руке.
— Роб так красив, что может спать с кем угодно. Чем Мэгги хуже остальных? — Она опять заработала грифелем, теперь движения ее были увереннее, быстрее, ритмичнее. Словно привычным сексом занимается, подумалось мне.
Внезапно Кэл остановилась. Карандаш снова завис над бумагой, и какое-то мгновение она сидела неподвижно. Грудь ее тяжело вздымалась, руки дрожали, губы слегка приоткрылись.
— Готово? — спросил я, не отводя глаз от ее пальцев. Кэл ничего не ответила, просто рывком отложила карандаш, свернула бумагу и выключила лампу.
— Мак, — хрипло выговорила она и вдруг накинулась на меня.
Сначала я пытался оттолкнуть ее, но уже по прошествии нескольких секунд почувствовал, как неудержимо нарастает желание, и вынужден был сдаться. Она, как безумная, целовала меня, водила рукой по груди, потом двинулась вниз, расстегнула молнию на брюках и запустила пальцы под трусы. Я чуть сразу же не кончил — мне даже сделалось не по себе. Слишком давно у меня никого не было, и теперь я вел себя как неопытный мальчишка. Я задрал на ней юбку, рванул пуговицы блузки — она этого даже не заметила.
Толкнув меня на ковер, Кэл оседлала мои чресла и выпрямилась. Я четко видел ее профиль, откинутую назад голову, шею, гладкую и белую, а еще ощущал дыхание — тяжелое и прерывистое, как у приближающегося к финишу бегуна.
— Кэл, — с трудом выговорил я, — у меня нет презерватива.
— Забудь, я обо всем позаботилась.
В следующий момент она стянула с себя трусы, раздвинула ноги и предприняла решительную попытку впустить меня в себя. Я ощущал каждый миллиметр ее тела и лишь постанывал, мучительно стараясь не кончить слишком быстро. Нет, рычал я, нет. Когда мне наконец удалось высвободиться, она едва не опрокинулась на спину.
Кэл подняла руку, сняла очки и отшвырнула их в сторону.
— В чем дело, не понимаю, — беззащитно глядя на меня, пробормотала она.
— А тебе и не надо ничего понимать, — прохрипел я и засунул язык ей в промежность.
Остается только гадать, почему на ее крики не сбежался весь дом. В конце концов, мне пришлось извернуться и прикрыть ей рот ладонью. Я ощущал пальцами ее горячее дыхание, вырывающееся откуда-то из глубин ее обезумевшего тела. Когда она, наконец, полностью изнемогла, я грубо и решительно взял ее. Не могу сказать, что соитие продолжалось долго, зато оно было просто непередаваемым по своему напряжению.
Обычно в таких случаях мне требуется некоторое время, чтобы прийти в себя, но на сей раз я к этому даже не стремился. Мне не хотелось думать о последствиях и достаточно было просто свободного парения, расслабленности, забвения. Наконец, по прошествии некоторого времени, Кэл пошевелилась, а вслед за ней и я. Сев, она принялась рассматривать меня.
— Не может быть, ты сосешь, — вдруг сказала она. Во мне все еще сохранялся ее вкус, улетучивающийся возбуждающий запах темных обещаний и неизбывного порока. Я почувствовал, как во мне снова нарастает желание. Я приподнялся на локте и поцеловал ее в губы. Раз, другой, третий… Лениво целуя ее, я спросил:
— Неужели живопись так возбуждает?
— Когда как. — Она отвечала на мои поцелуи, одновременно ощупывая пальцами скулы, поглаживая волосы, словно опять готовилась взять в руки карандаш и бумагу. — Но тут случай особый. Я наметила линию губ, потом скулы, и вдруг на меня накатило. — Кэл глубоко вздохнула и свернулась рядом калачиком. — Это было чудесно, Мак. Давай попробуем снова.
На сей раз все кончилось так же быстро, разве что я стал поопытнее и с самого начала зажал ей рот ладонью. Ее вкус, ее запах теперь останутся со мной надолго. Кроме того, я выяснил две важные вещи насчет Кэл Тарчер: она по-настоящему занимается любовью и у нее длинные ноги, которые так удобно обхватывают шею.
Как оказалось, ей нравилось молчать, и это было мне только на руку, поскольку я понятия не имел, о чем с ней говорить дальше.
Кэл еще раз поцеловала меня, потрепала по щеке, а потом, быстро одевшись и нацепив на нос очки, первой вышла из комнаты.
— Не забудь привести себя в порядок, — бросила она напоследок.
Ладно, мне торопиться некуда. Я допил остатки уже ставшего теплым пива и бросил банку в мусорную корзину, стоявшую у стола, а затем, одевшись, вышел в коридор и отыскал туалет. Там я несколько задержался, дожидаясь, пока с лица не исчезнет выражение, выдающее человека, только что занимавшегося любовью. Сделать это было не так-то легко, уж слишком по-настоящему все получилось.
Настолько по-настоящему, что, окажись Кэл в этот момент рядом, я бы снова оседлал ее.
В конце концов? мне все же удалось кое-как принять подобающий вид. Я вернулся в огромную гостиную, и первой, с кем я столкнулся, оказалась Мэгги Шеффилд. Сдвинув брови, она внимательно оглядела меня с ног до головы.
— Так-так, и кому же это удалось так быстро справиться с вашим дурным настроением?
Проклятие. Откуда она узнала, чем я только что занимался?
— Может, потанцуем, а?
— Нет, все же мне хотелось бы знать. — Она склонила голову набок и легонько провела пальцем по моей щеке.
— Ладно, не потанцуем. Тогда мне стоит пока познакомиться с Элен Тарчер. Как насчет того, чтобы представить меня?
— Ну разумеется, вон она, вместе с мужчинами. Роковая женщина среднего возраста. На мой вкус, эта ее показная застенчивость просто жалка — по годам она чуть не любой здесь в матери годится.
При виде Элен Тарчер я сразу понял, что, если ей вдруг захочется наброситься на меня, колебаний у меня будет не больше, чем в случае с ее дочерью. Судя по возрасту Каттера, ей должно быть уже около пятидесяти, но я бы не дал этой женщине и сорока. И уж точно не было в ней ничего жалкого. Наверное, у нее прекрасный хирург-косметолог, но с другой стороны, что, собственно, в этом плохого? На миссис Тарчер были выходное платье, черные колготки и черные туфли на высоком каблуке. Волосы у нее, как и у Кэл, каштановые, и их пряди расположены в хорошо продуманном беспорядке; это придавало ей, с одной стороны, вид совершенно естественный, с другой — исключительно утонченный. Она была окружена? по меньшей мере? десятком мужчин, и их внимание ей явно льстило.
В это время Алоизиус Тарчер позвал Мэгги, и она, неопределенно пожав плечами, сдавила мне ладонь, а потом отошла, оставив меня одного восхищаться обаянием Элен Тарчер.
— Все считают мою мать дурочкой, бесполезным украшением, но это не так.
Обернувшись, я встретился взглядом с Кэл и тут же попытался обнаружить следы пережитого на ее лице, но их не было. Передо мной вновь стояла скромная монашка с плотно сидящими на переносице очками. Блузу она, естественно, переменила, так как прежнюю я разорвал.
— Может, представишь меня своей матери?
Она молчала.
— Мне не хочется, чтобы ты жил у Пола.
Я почувствовал, как во мне что-то поднимается, будто я снова собираюсь войти в нее.
— Понимаю, но тут уж ничего не поделаешь. — Я с трудом проглотил вставший в горле комок.
— Старый Чарли Дак обожал мою мать. Завтра на похоронах она будет верховодить церемонией. Надеюсь, ты там тоже будешь? Нынче она только об этом и говорят, об убийстве, я имею в виду. Места себе не находит.
— Я обязательно приду. Может, и Джилли удастся вытащить.
— Когда ты возвращаешься в Вашингтон?
— Сам пока не знаю. Возможно, пару дней я еще пробуду здесь. — Тут мне вспомнилась Лора, и я почувствовал себя не совсем уверенно. Получалось, будто я изменил ей с Кэл. Глупость, конечно, но почему-то мне никак не удавалось отделаться от этого чувства.
Кэл представила меня одновременно Элен Тарчер и всем сгрудившимся вокруг нее почитателям, включая мисс Джеральдину, руководителя городской лиги и мэра Эджертона. Она была хорошо одета, хотя и несколько походила на старую летучую мышь; от ее выцветших голубых глаз, казалось, ничто не могло ускользнуть.
— Ну что, молодой человек, — с явным неодобрением проговорила она, — насколько я понимаю, вы приехали к нам, чтобы разобраться в истории с вашей сестрой? Сколько раз я предупреждала ее, чтобы не гоняла так, но она только отмахивалась. Впрочем, как мне говорили, теперь она пошла на поправку. Это хорошо.
Я кивнул:
— Джилли тоже считает — все дело в скорости.
— И как долго вы собираетесь пробыть в Эджертоне?
— Право, Джеральдина, мистер Макдугал может подумать, что ему здесь не рады, а это вовсе не так, — неожиданно вмешалась Элен Тарчер, которая до этого, не произнося ни слова, изучающе смотрела на меня. «А ну как она видит во мне возможную пару для ее дочери?» — вдруг подумал я. К счастью, в это время к компании подошел муж Элен, и внимание гостей целиком переключилось на него.
Алоизиус кивнул жене и чмокнул мисс Джеральдину в напудренную щеку.
— Вижу, вы уже познакомились с нашим гостем?
— Да, славный мальчик. Кажется, он хочет расшифровать название нашей лиги?
— Верно. — Я согласно кивнул.
— Вот и Чарли Дак был занят тем же, — как бы невзначай заметила Элен Тарчер. — Пару дней назад он говорил мне, что уже близок к разгадке. Не стоило мне такую чушь выдумывать: в названии действительно нет никакого смысла, и я планирую его сменить, да вот только пока ничего путного в голову не приходит.
— Лучше поговорим об этом как-нибудь потом, дорогая. — Алоизиусу явно начал надоедать этот разговор. — Где, интересно, пропадает негодяй Каттер?
— Эджертонская городская лига, — сказала Элен, — вот и все. Больше ничего не надо — так гораздо проще и ближе к делу.
— Зато ничуть не интересно, — тут же возразила мисс Джеральдина. — Слишком примитивно, а я этого не люблю. Но не надо отчаиваться, Элен, давайте лучше спросим у нашего красавчика. Вы ведь из ФБР, верно?
— Так точно, мэм.
— Еще мне говорили, что вы явились сюда прямо из госпиталя.
— Это правда. Но сейчас я уже в отличной форме.
— Стало быть, вы у нас герой?
— Вовсе нет, мэм, просто оказался не в то время не в том месте. А что, если так попробовать: к Знанию через Просвещение и Здравый Смысл?
— Неплохо, совсем неплохо. — Элен кивнула.
О Боже, кажется, она воспринимает все это всерьез, и мне не мешает задуматься о последствиях. Впрочем, мне показалось, что в глазах ее промелькнула усмешка.
— Но это же простой набор слов, — недовольно нахмурился Алоизиус, — бессмыслица.
Элен Тарчер мгновенно послала мне ослепительную улыбку.
— Не отчаивайтесь. Мак, может, вам придет в голову что-нибудь еще. Вы не против, что я вас так называю? Отлично. Мак — хорошее имя, надежное. Бедняжка Кэл такая ноша на моих плечах…
— Пожалуйста, мама, не надо…
— Да-да, дорогая, я и забыла.
— Если вы скажете мне, для чего нужна эта ваша ЗПЗС, я, возможно, сумею…
Элен Тарчер быстро взглянула в сторону Джеральдины, но та сохраняла полное спокойствие.
— Мы занимаемся всем понемногу. Мак. Вначале я основала лигу, чтобы заставить хозяев местного химического производства убирать за собой отходы, и с помощью Алоизиуса это таки удалось. Получается, и мы кое на что способны, а если взяться всем миром, так и вовсе горы можно свернуть. Теперь лига приходит на помощь всем, кто в беде, и почти всегда нам удается справляться с появляющимися проблемами. В общем, мы просто большой клуб, — подытожила Элен, — и завтра нам предстоит организация поминок по Чарли. Похороны во вторник, и мы постараемся, чтобы все прошло как положено.
— Бедный старик, — вздохнула Кэл.
— Ну, довольно о грустном. — Алоизиус Тарчер нетерпеливо взмахнул рукой. — Пора Джеральдине резать свой торт.
Я прошествовал вместе со всеми к длинному столу, в центре которого возвышалось огромное трехслойное сооружение с бесчисленным количеством воткнутых в него свечей.
— Не думай, будто мы хотим ее обидеть, — шепнула Кэл. — Джеральдина сама всегда настаивает, чтобы количество свечей точно соответствовало числу прожитых ею лет.
Я уже приготовился произнести в ответ какую-нибудь необязательную фразу, как вдруг уголком глаза заметил двигавшегося ко мне через толпу гостей Пола. Отчего-то ноги сами развернули меня в его сторону, и я стал пробираться к нему навстречу.
— Я здесь! Что-нибудь случилось?
— Мак, Джилли исчезла. Мне только что звонили из больницы: никто даже не имеет представления, где ее искать. Может, ты что-нибудь знаешь об этом? Что она тебе говорила?
У меня мгновенно пересохло в горле; на какой-то миг мне даже показалось, что стены зала вот-вот обрушатся и никто из нас не успеет спастись…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковая страсть - Коултер Кэтрин



Это не столько любовный роман, сколько детектив. Попытка самоубийства, вещий сон,наркотики, стрельба, убийство свидетелей, тайны, загадки, которые требуют ответов. Развития любовной линии и накала страстей нет вообще. Некоторые страницы пропускала - очень затянуто. 7 баллов
Роковая страсть - Коултер КэтринСветлана
1.08.2015, 17.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100