Читать онлайн Полночная звезда, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полночная звезда - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 74)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полночная звезда - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полночная звезда - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Полночная звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Чонси стояла с открытым ртом, изумленно уставившись на свою тетю.
— Это мне, тетя Августа?
Августа изобразила на лице широкую улыбку, продемонстрировав почти все свои зубы.
— Разумеется, дорогая Элизабет. Ведь сегодня твой день рождения, не так ли? Черное платье, в котором ты ходила все последнее время… В общем, пора тебе сменить одежду. Мы хотим поднять тебе настроение, моя дорогая. Думаю, что твой отец не обрадовался бы, узнав, что ты почти полгода ходишь в одном и том же платье.
Чонси ощутила пальцами нежную ткань шелкового платья. Ей казалось, что все это ей снится. Она первый раз в жизни видит, что тетя Августа улыбается ей. Что случилось? А подарок? Что все это значит? Может быть, весь мир перевернулся вверх дном? Она окинула немигающим взглядом огромную гостиную тети, обставленную дорогой мебелью и массой мелких безделушек, которые, как часто говорила Мэри, только пыль собирали. «Протирать все эти вещи — сущее наказание», — вспомнила она ее слова.
— В этом платье ты будешь просто неотразимой, кузина, — заметил Оуэн, приближаясь к ней. — Хотя, должен признать, ты красива и в старом платье.
Чонси подняла голову и окинула его презрительным взглядом. Он уставился на нее с таким выражением лица, которое внешне вполне можно было признать искренним, но она-то хорошо знала, что он врет. После того памятного разговора она часто ловила на себе его недружелюбный взгляд.
Дядя Альфред слегка прокашлялся, но так ничего и не сказал, заметив предостерегающий взгляд жены.
— Дорогая Элизабет! — произнесла тетя Августа медленно и торжественно. — Я прекрасно понимаю, что последние шесть месяцев были… как это сказать… далеко не самыми лучшими для тебя. Внезапная смерть твоего бедного отца поразила тебя до глубины души. Буду откровенна с тобой, Элизабет. Твой дядя и я были потрясены, что Алек оставил тебя без наследства, без единого гроша в кармане. Мы были несправедливы по отношению к тебе, но, я полагаю, из-за того, что сами были убиты горем и искренне переживали по этому поводу. Могу сказать откровенно: у нас в то время было немало финансовых проблем, и именно поэтому мы отвернулись от тебя, а наши сердца стали черствыми. Мы сожалеем об этом. Ты очень хорошая и милая девушка, Элизабет. Я молю Бога, чтобы ты нашла в себе силы и простила все наши прегрешения. — С этими словами тетя Августа снова улыбнулась и по-матерински обняла Чонси.
Та стояла, не шелохнувшись, хотя и не предпринимала никаких попыток оттолкнуть ее от себя. Она не могла объяснить столь разительной перемены, происшедшей в этом доме, но все же ей было приятно. Она ощутила, что нужна кому-то, что ее не только терпят, но и уважают. Это чувство согревало израненную душу и порождало столь необходимую в жизни надежду. Неужели она ошибалась в них? Похоже, эти люди действительно желают ей добра и хотят, чтобы она была счастливой.
Дядя Альфред снова прокашлялся и нервно заерзал на стуле.
— Элизабет, дорогая, мы хотим устроить сегодня вечером небольшую вечеринку по поводу твоего дня рождения и отметить его как следует. Вначале у нас будет праздничный обед, а затем отправимся в театр. Ну, что скажешь? Как тебе наша программа?
— Да, я очень рада, дядя Альфред! — с трудом выдавила она из себя.
— Почему ты не переодеваешься, Элизабет? — нетерпеливо спросила тетя Августа. — Я решила отдать тебе Мэри, она будет твоей личной служанкой. Я знаю, ты подумала, будто мы уволили ее из-за … неприятности на прошлой неделе, но мы поняли, что совершили крупную ошибку. Мы знаем, что ты весьма симпатизируешь ей. Сейчас она ждет тебя в твоей комнате, чтобы помочь переодеться.
Ощущение нереальности нарастало. Но с другой стороны, в ее руках находилась мягкая ткань шелкового платья, а это уже была реальность.
— Благодарю вас, — тихо пробормотала Чонси и вышла из гостиной, с трудом переставляя ноги.
Мэри действительно ждала ее в спальне, что было еще одним доказательством того, что это не сон.
— Я тоже ничего не могу понять, мисс, — откровенно призналась служанка, помогая Чонси надевать только что подаренное тетей платье. — Когда в агентстве сообщили, что я должна вернуться на работу в этот дом, я чуть было язык не проглотила от неожиданности! Ведь они уволили меня безо всякой рекомендации и только за то, что я попыталась помочь вам встретиться с адвокатом вашего покойного отца, ничего не сказав этой старой ведьме. — Мэри замолчала и сокрушенно покачала головой. — Естественно, этот сплетник Кранке все пронюхал и донес на меня хозяйке. Если бы вы знали, какую сцену она мне закатила! Никогда не думала, что она может так изощренно ругаться.
Чонси вздрогнула, вспомнив безобразную сцену, которую ей пришлось выдержать по возвращении из конторы дяди Пола. С тех самых пор к ней стали относиться, как к бездомной собаке, случайно забредшей в дом. Все это продолжалось вплоть до сегодняшнего дня, когда волшебным образом все изменилось. Она ничего не могла понять и не только потому, что все произошло так неожиданно и непредсказуемо, но также и потому, что ее душу терзал гнев. Слепая ненависть к негодяю, который нагло надул ее отца и тем самым довел его до самоубийства. Она прекрасно поняла все то, что рассказал ей Пол Монтгомери. Все до конца. Мерзкий Делани Сэкстон находился за тысячу миль отсюда, а она прозябала в промозглом Лондоне без копейки в кармане.
Чонси посмотрела на Мэри, которая с легким недоумением уставилась на нее, будто ожидала что-то услышать. Неужели она о чем-то спросила?
— Извини, Мэри, я задумалась. Все это так неожиданно! — Она показала рукой на платье, но имела в виду не только этот подарок, но и все остальное. — Я потрясена!
Представь, тетя Августа извинилась передо мной за свое безобразное поведение! Невероятно! Она даже обняла меня! Не знаю, что и думать. Это какая-то мистика.
— Да, несомненно, мисс, — согласилась Мэри. — Знаете, я верю во все христианские добродетели и понимаю, чем они объясняются, но чтобы в этом доме!.. Чтобы так внезапно! Нет, я тоже ничего не могу понять! Я ведь не слепая и прекрасно видела, как они обращались с вами все это время. Думаю, они чего-то хотят от вас. Да, конечно, у них есть какая-то тайная цель! Только так можно объяснить их загадочное поведение. Присядьте, пожалуйста, мисс, я поправлю ваши волосы.
Чонси села на стул перед туалетным зеркалом.
— Мэри, — тихо сказала она через секунду, посмотрев в глаза служанки, отраженные в зеркале, — что они могут получить от меня? Ведь у меня совершенно ничего нет! Твое предположение весьма правдоподобно, но при этом лишено какого бы то ни было здравого смысла. «Мне нужна только вера в то, что я нужна им», — подумала про себя Чонси.
«Кошка всегда остается кошкой, — часто говорила ей старая няня Ханна. — Ты можешь ласкать ее сколько угодно, гладить, она будет мурлыкать, но всегда остается кошкой и никогда не меняется».
Мэри расчесала густые волосы Чонси и закрепила их на макушке головы.
— У вас замечательные волосы, мисс, — заметила она с легкой завистью. — Я так и не смогла понять, какого же они цвета. Иногда кажутся светлыми, но когда вы поворачиваетесь к свету, в них появляется какой-то коричневый оттенок, а порой даже красноватый с золотисто-медным отливом. И к тому же они очень густые и пушистые! Наша хозяйка, должно быть, страшно завидует вам, сравнивая ваши волосы с жидкими косичками ее собственных дочерей! Я уже сказала вам, мисс, что ничего не понимаю в том, что сейчас происходит в этом доме, но думаю, что через некоторое время вы узнаете тайные мотивы их поведения.
— Значит, ты не веришь, что они изменились в силу каких-то внутренних побуждений? — «Господи, Мэри, ну скажи, что это возможно! Ну что тебе стоит!»
— Скажите, мисс, апельсины растут в Лондоне? — вопросом на вопрос ответила Мэри. — Сомневаюсь. А теперь встаньте, пожалуйста. Я хочу посмотреть, как вы выглядите в этом новом платье. Вам известно, что это платье сшила лучшая модистка нашей хозяйки? Ее портной Брум говорил, что это платье было закончено сегодня после обеда. Одна леди заказала его, но не оплатила. Но я очень рада, что наряд так хорошо сидит на вас.
Чонси посмотрела на себя в зеркало и почувствовала необыкновенный прилив бодрости. Ей вдруг вспомнилось, как год назад она так же надела новое платье и пришла к отцу в библиотеку, а тот радостно посмотрел на нее и сказал, что она разобьет все мужские сердца в Суррее.
— Вы просто прелестны в этом платье, — сказала Мэри, поправляя складки на обновке из лилового шелка с кружевами. — Советую вам быть поосторожнее с мистером Оуэном, мисс. На первый взгляд он довольно симпатичный и привлекательный молодой человек, но на самом деле — чудовище! Повариха рассказала мне по секрету, что в прошлом году он пытался соблазнить юную служанку и не где-нибудь, а в туалете! Другого места не нашел! Естественно, хозяйка тут же ее уволила! — Мэри многозначительно пожала плечами. — Полагаю, именно так устроен мир.
«Мэри видит многие вещи гораздо лучше, чем я, — подумала Чонси. — Нужно попытаться видеть вещи такими, какие они есть на самом деле. Пора уже повзрослеть и перестать быть безнадежной дурой».
— Знаешь, Мэри, — тихо произнесла Чонси с горечью, натягивая на руки новые белые перчатки, — ты, пожалуй, права. Пчелы всегда летят на мед. Думаю, я буду сегодня необыкновенно привлекательна. Посмотрим, что из этого получится.
Мэри фыркнула, выражая тем самым свои сомнения.
— Смотрите, как бы не оказаться горшком меда. Пчела может очень больно ужалить!
Оуэн действительно был такой пчелой. Чонси убедилась в этом, когда они почти пятнадцать минут тряслись в карете. Он вел себя деликатно и вежливо, и это привело ее в полное замешательство. В душе зародился безотчетный страх, который с тех пор не покидал ее ни на секунду. Он беспрестанно осыпал ее комплиментами и внимательно выслушивал все, что она ему говорила. Чонси всю дорогу смеялась, и к тому времени, когда они добрались до Альбион-стрит, к «Расселу», у нее даже заболели скулы.
— Моя дорогая, — вкрадчиво промолвил дядя Альфред, когда они расселись за большим, празднично украшенным столом, накрытым белоснежной скатертью, — сегодня вечером ты самая прелестная молодая леди. Я обратил внимание на то, что многие джентльмены с нескрываемой завистью поглядывают на Оуэна. Думаю, что по случаю твоего дня рождения мы закажем шампанское, не так ли, Дорогая? Да, сегодня у нас действительно торжественный День. Двадцать один год! Чудесный возраст! Впереди еще вся жизнь! Тебе очень повезло, Элизабет! Ты живешь в окружении доброй и любящей тебя семьи…
— Думаю, что нам следует заказать ростбиф, — громко объявила тетя Августа с явным намерением прервать сладкоречивую откровенность мужа. — Ты, Элизабет, все-таки слишком худенькая, хотя твой дядя нисколько не преувеличивает, когда говорит, что ты прекрасно выглядишь. Впрочем, ты можешь заказать то, что тебе нравится больше всего.
«Почему я не верю всем вам? — напряженно думала Чонси, мило улыбаясь. — Почему ваши слова кажутся мне омерзительной ложью?»
— Благодарю вас, тетушка Августа, — нарочито громко сказала Чонси и даже слегка наклонила голову в ее сторону.
— Я думаю, Элизабет, — продолжала тетя, — тебе стоит поговорить с поваром. Я знаю, что в течение многих лет ты занималась огромным хозяйством своего отца и весьма преуспела в этом деле. Будет очень жаль, если ты утратишь столь полезное для женщины качество. Естественно, ты можешь сделать повару любой заказ, какой только взбредет тебе в голову. Я всецело доверяю твоему вкусу.
— Я тоже предпочитаю есть то, что выберет Элизабет, — подобострастно изрек Оуэн.
— Ну что ж, прекрасно, договорились. А ты, Альфред? Что ты будешь есть?
Чонси хотела было попросить дядю, чтобы он что-нибудь выбрал и для нее, но потом передумала. Почему, собственно говоря, она не может сама позаботиться о себе? Взяв в руки меню ресторана «Рассел», она остановила свой выбор на самых дорогих и изысканных блюдах. Пусть тряхнут мошной. Им это не повредит.
После четвертого бокала шампанского обычно бледное лицо Оуэна заметно оживилось и слегка разрумянилось. Чонси с трудом подавляла в себе желание рассмеяться, так как тетя Августа уже несколько раз метнула на него уничтожающий взгляд.
Покончив с необыкновенно вкусным десертом, тетя наклонилась к Чонси и дружелюбно похлопала ее по руке.
— Моя дорогая, — пропела она сладким голоском, — мне кажется, ты хорошо сделала, что все-таки не вышла замуж за сэра Гая Дэнфорта. У меня такое ощущение, что он не сделал бы тебя счастливой. Мне кажется, тебе подошел бы человек… как это сказать… более нежный, что ли, более деликатный. Да, именно так, более деликатный, рафинированный джентльмен, который был бы только немного старше тебя. — Она прервалась и снова грозно посмотрела на сына. — Мне кажется, Оуэн, ты уже достаточно выпил шампанского! — После этого она неожиданно захихикала. — В конце концов это же не твой день рождения, мой мальчик! — сказала она, мило улыбнувшись Чонси.
Оуэн смело посмотрел матери в глаза, а потом повернулся к Чонси.
— Совершенно верно, мама. Думаю, меня пора увозить домой.
«Почему же мне так хочется смеяться?» — подумала Чонси, наблюдая за своим так называемым семейством. Даже этот негодяй Оуэн казался ей смешным и забавным.
Ее мысли снова вернулись к отцу и к тому подонку, который довел его до могилы. Ее охватил такой гнев, что она даже вздрогнула. Нет, так нельзя. Если она будет испытывать подобное раздражение, то неизвестно, до чего себя доведет. Но, с другой стороны, забыть все это тоже нелегко. Как же быть? Да еще это загадочное превращение ее родственников в смирных ягнят. Что бы это значило?
Дядя Альфред смачно зевнул, едва успев прикрыть рот рукой.
— Знаешь, моя дорогая, — устало сказал он, обращаясь к жене, — мне кажется, я уже слишком стар для подобных развлечений. Почему бы нам с тобой не вернуться домой? Пусть молодые люди повеселятся и вместе поедут в театр.
— Господи! Какое замечательное предложение! И к тому же весьма своевременное! — Тетя Августа посмотрела на Чонси и на Оуэна.
«Как же!» — подумала Чонси.
— Что скажешь, Элизабет? — тихо спросил ее Оуэн, видимо, полагая, что придал голосу необходимую интимную краску. — Я буду весь вечер ухаживать за тобой. Мы пойдем на «Ромео и Джульетту». — Он самодовольно ухмыльнулся и многозначительно подмигнул ей. — Надеюсь, у нас не будет никаких проблем, с которыми столкнулись в свое время они!
«У нас? Господи милостивый!» — подумала Чонси. Все идет по задуманному плану! Она уже давно подозревала, что этим все и кончится. Они хотят, чтобы она осталась наедине с Оуэном, но почему? Зачем им это нужно? Ведь совсем недавно тетя Августа в самых резких выражениях отчитала ее за то, что она якобы приставала к ее сыну с целью женить его на себе. Нет, это уж слишком! Ханна всегда упрекала ее в том, что она испытывала свою судьбу. Но во что же превратится жизнь, лишенная риска? Нет, она, несомненно, справится с Оуэном.
Чонси аккуратно сложила свою салфетку, положила ее рядом с тарелкой и, широко улыбнувшись всем присутствующим, произнесла:
— Знаете, мне бы очень хотелось посмотреть этот спектакль. Как это мило с твоей стороны, Оуэн, что ты пригласил меня. Вы действительно не будете возражать, тетушка Августа? «Я буду столь же неискренней, как и вы», — подумала она про себя.
— Разумеется, нет, моя дорогая, — зарделась Августа. — Я… Мы с твоим дядей хотим, чтобы ты была счастливой и всецело наслаждалась сегодняшним вечером. Можешь не сомневаться в том, что Оуэн будет предельно внимателен к тебе.
— Да, Элизабет, непременно, — охотно поддержал ее тот. — Обещаю тебе.
Пьеса оказалась ужасной. Голоса актеров были какими-то вялыми, а их жесты — вульгарными и неуместными. Публика вела себя возбужденно, а бедному Ромео было по меньшей мере сорок лет, что невозможно было скрыть даже под толстым слоем грима. Но для Чонси это все-таки было некоторым разнообразием. Она смеялась, когда Оуэн пытался прижаться к ней бедром. Во время антракта Чонси позволила ему препроводить ее вниз, чтобы немного выпить и перекусить.
— Могу ли я рассчитывать на стакан лимонада, Оуэн? — игриво спросила Чонси, когда они подошли к буфету.
— Твое желание для меня закон, дорогая Элизабет, — торжественно заявил он, бросив на нее плотоядный взгляд.
Вскоре он вернулся к ней со стаканом лимонада. Она сделала несколько глотков, предвкушая дальнейшее развитие событий.
— Мне кажется, лимонад слишком кислый, — сказала она, глядя на него сквозь прозрачный стакан. — Не мог бы ты отнести его назад и взять другой?
Его глаза мгновенно сузились от гнева, а она чуть было не рассмеялась ему в лицо. Он быстро взял себя в руки и расплылся в улыбке, которая, как он полагал, была очаровательной и даже соблазнительной. «Вот так, мой дорогой, — подумала она, наблюдая за тем, как он с большим трудом протискивался сквозь плотную толпу людей, — твоя мамаша все-таки заставила тебя плясать передо мной».
Когда Оуэн вернулся к столику с новым стаканом лимонада, она слегка пригубила и снова вернула его.
— Знаешь, Оуэн, у меня почему-то ужасно разболелась голова. Не мог бы ты проводить меня домой?
«Какая жалость, что нам попался неудачный спектакль, — подумала она со злорадством. — Как бы мне хотелось побольше досадить этому негоднику». Но он сам был рад побыстрее покинуть театр и поэтому охотно поддержал ее предложение.
— Тебе лучше? — полюбопытствовал он, когда они тряслись в карете.
— О да, Оуэн, — мягко сказала она, радуясь тому, что он не видит ее насмешливых глаз. — Это был чрезвычайно волнующий день! Никогда я еще не испытывала такого удовольствия!
— Дорогая Элизабет! — тихо пробормотал Оуэн, ласково пожимая ее затянутую в перчатку руку. «Я должна сдержать себя, чтобы не откинуть его гадкую руку», —подумала она в эту минуту. — Я несказанно рад, что тебе понравился сегодняшний день, — продолжал он таким тоном, как будто долго репетировал свою речь. — Я давно уже хотел доставить тебе удовольствие, моя дорогая, и выполнить все твои желания. — Он снова сделал продолжительную паузу. «Ты собираешь всю свою храбрость, чтобы что-то мне сказать?» — хотела она спросить его. Но он молчал, а она терпеливо ждала с веселой ухмылкой на устах.
— Это действительно так? — спросила Чонси, когда молчание затянулось.
— Действительно, Элизабет, — тихо промямлил он. — Я понимаю, что после смерти твоего отца прошло совсем немного времени, всего лишь шесть месяцев, но мое сердце все-таки заставляет меня сказать, что я восхищаюсь тобой. Восхищаюсь все эти годы, моя дорогая, уже много лет.
«Боже мой, похоже, он попросит моей руки!» Именно этого она боялась больше всего. Если он это сделает, то она не сможет удержаться и рассмеется ему в лицо, а потом, вероятно, расплачется от такого предательства. А Оуэн никогда не признается ей, почему он это сделал. Он все время будет талдычить о своем восхищении. Только сейчас она со всей отчетливостью поняла, что боится дальнейшего разговора. «Я скорее стану швеей в какой-нибудь мастерской, чем соглашусь выйти за него замуж!»
— О… моя голова! Оуэн, у меня снова разболелась голова! — простонала она, приложив ладонь ко лбу. — Если не возражаешь, то я немного отдохну, пока мы не доберемся до дома.
— Разумеется, моя дорогая.
Ей показалось, что он произнес эти слова с некоторым облегчением.
Чонси напряженно размышляла весь остаток пути. Что ее ждет впереди? На этот вопрос она никак не могла найти ответа. Скорее всего, она снова станет изгоем в этом доме.
Вернувшись домой, она великодушно позволила Оуэну поцеловать ее руку и тут же направилась в свою комнату. Там ее ждала Мэри. Чонси отправила ее спать, а сама подождала несколько минут и потом выглянула в коридор. Там не было ни души. Затаив дыхание, она подкралась к спальне тети. Из-под двери слабо пробивалась полоска света. Голос тети звучал настолько громко, что ей не понадобилось даже прислушиваться к ее словам. Он грохотал, как церковный колокол.
— Я рада, что ты не очень торопил события, мой мальчик, — говорила тетя. — Скорее всего Элизабет просто не поверила бы, что ты влюбился в нее так быстро. — Она сделала паузу и глубоко вздохнула. — Я верю, что она простит нас за то, что мы не обращали на нее никакого внимания за это время. Конечно, я не считаю, что она слишком податливая, но все же будем надеяться, что это так.
— Мне это совсем не нравится, — прозвучал голос дяди. — Дело же не в том, что мы…
— Хватит, Альфред, — грубо прервала его тетя. — У нас мало времени. Оуэн должен быть как можно более внимательным к своей кузине.
«Что это значит? Почему у них так мало времени?!»
— Я не думаю, что Чонси… — тихо сказал Оуэн и тут же запнулся.
— Что за дурацкое прозвище! — резко оборвала его тетя. — Умоляю тебя, не называй ее больше так!
— Да, мама. Ну, так вот, я не думаю, что Чон… что Элизабет испытывает ко мне какие-нибудь чувства.
В комнате наступила гробовая тишина.
— Не нужно было относиться к ней, как к служанке, — язвительно заметила тетя через некоторое время. — Это было очень глупо с твоей стороны, Оуэн! Ты должен во что бы то ни стало завоевать ее доверие. Да, именно так! Ты понял меня? Эта девушка очень одинока, а мы являемся членами ее семьи! Любящей семьи!
— А если она все-таки не поверит мне? — спросил Оуэн так тихо, что Чонси пришлось вплотную подойти к двери. — Даже если я потрачу на это много времени?
В комнате снова воцарилась тишина.
— Даже думать об этом не хочу, — изрекла тетя, через несколько секунд. — Это будет ужасно! Если ты скомпрометируешь леди, то это в высшей степени непорядочно и невоспитанно…
Чонси затаила дыхание и услышала презрительный смех Оуэна, который заглушил последние слова тети. Она была так возмущена, что даже побледнела от напряжения. Ну хорошо! Пусть он попробует хоть один раз подойти к ней! Она ему покажет! Она выцарапает его наглые глаза! Она разорвет его…
— И все-таки я должен сказать, что мне не нравится вся эта история, — вмешался дядя Альфред. — Решительно возражаю против этого.
— Прекрати! Это тебе не Изабель! — громко воскликнула тетя. — Дело должно быть сделано!
— Ладно, я пошел спать, — неожиданно объявил Оуэн.
Чонси бросилась по коридору к своей комнате и плотно закрыла за собой дверь. В эту ночь она долго не могла уснуть.
— Просыпайтесь, мисс! Вот ваш шоколад! — громко объявила Мэри рано утром. — Сегодня прекрасный день, и я хотела бы узнать, что вам удалось выяснить.
Чонси неохотно подняла голову с подушки.
— Доброе утро, Мэри, — сказала она, сладко зевая. — Я должна поговорить с тобой и изложить свой план.
Когда она закончила рассказ, Мэри возмущенно уставилась на нее.
— Господи, как низко! — воскликнула она. — Скомпрометировать вас! Да это же…
— Да, Мэри, именно так! — сказала Чонси, не дав той договорить.
Она тоже была возмущена до предела и долго смотрела на шоколад в своей чашке. В течение ночи она всеми силами старалась подавить в себе праведный гнев, но так и не смогла этого сделать. Ее просто распирало от злости. Осталось только одно — решительные действия.
— Ты поможешь мне, Мэри? — спросила она служанку, пристально глядя ей в глаза. — У меня есть одна идея. Возможно, это очень глупо, но ничего другого в голову не приходит в данный момент.
— Да, мисс, все, что угодно!
— Я хочу, чтобы ты выяснила, не было ли здесь каких-нибудь гостей за последние несколько дней. Меня интересуют не друзья и знакомые тети Августы, а какие-либо незнакомцы, чужие люди. Ты можешь это сделать?
Мэри прищурила глаза и посмотрела на потолок.
— Так, у этого пьяницы Кранке ничего не узнаешь, но я поговорю с другими слугами. Разумеется, очень аккуратно, чтобы никто не заподозрил вас.
— Если сюда приходил какой-нибудь незнакомец… — Чонси замолчала и пожала плечами. — Ну что ж, тогда посмотрим. У меня такое ощущение, что кто-то пытается увести меня отсюда, а тетя всеми силами противится этому по какой-то непонятной для меня причине. Если же окажется, что здесь никого не было, то мне остается смириться со сложившейся ситуацией и терпеливо ждать того момента, когда я смогу убраться из этого дома. А до тех пор придется проявлять чудеса вежливости и осмотрительности, чтобы не попасть в сети, расставленные моими хозяевами. Мэри, принеси, пожалуйста, лист чистой бумаги. Надо начинать искать работу. Что же здесь происходит, черт возьми! Сейчас она видела их без прикрас, совершенно объективно, как когда-то увидела Гая. Нет, она не собирается вот так безоговорочно поверить этим людям. Чонси глубоко вздохнула и задумалась. Но все-таки она дура, если полагается на то, что сюда пришел добрый принц и заставил ее тетю быть вежливой и учтивой. Она решительно встала со стула и пошла в душ, подумав мимоходом о том, ждет ли ее в коридоре Оуэн.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полночная звезда - Коултер Кэтрин



Чрезвычайно интересный роман. Читается на одном дыхании. Интересно описана жизнь С-Франциско. Советую.
Полночная звезда - Коултер КэтринВ.З.,643г.
13.07.2012, 12.24





Не очень люблю такие романы. Один раз можно прочитать, но не более.
Полночная звезда - Коултер КэтринОльга
17.02.2013, 7.38





Неплохой роман, читала его когда то давно, но не против повторить)
Полночная звезда - Коултер КэтринАрнусик
13.04.2013, 17.56





Роман интересный, но хотелось бы больше позитива.
Полночная звезда - Коултер КэтринКэт
22.01.2014, 10.11





очень интересный роман!!!!!! перечитывала несколько раз,читайте и делайте свои выводы!!!!!!!!!!!
Полночная звезда - Коултер Кэтриннадежда
23.05.2016, 20.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100