Читать онлайн Ночной ураган, автора - Коултер Кэтрин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночной ураган - Коултер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночной ураган - Коултер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночной ураган - Коултер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коултер Кэтрин

Ночной ураган

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Джинни не трогалась с места. Странное ледяное спокойствие охватило ее, словно волны судьбы накрыли ее с головой, омыли и потянули на дно. Время замедлило бег, а в голове вихрем проносились несвязные, хаотические мысли. Она почувствовала, как толстая коса змеей заскользила по спине, ощутила дуновение ветерка на вспотевшем лбу. Как прекрасно жить без этой проклятой шляпы!
— Ну?!
— Здравствуйте, — медленно произнесла она, глядя на ближайший куст, ожидая, что он сейчас вспыхнет ярким пламенем и спалит ее дотла.
— Мисс Юджиния Пакстон, насколько я полагаю?
— Да. Ваша проницательность поистине великолепна.
Отвернувшись, не желая глядеть на него, девушка поспешила вниз по улице.
— Остановитесь, Джинни! Черт возьми, немедленно вернитесь!
Но девушка лишь ускорила шаг, перейдя на бег. Правда, не прошло и нескольких мгновений, как ее снова схватили за руку и рванули назад.
— Пустите меня, вы, кретин! — в бешенстве вскричала Джинни, наконец-то давая волю гневу, готовая наброситься на врага. Но, Боже, как она зла! Зла не столько на него, сколько на себя, потому что позволила англичанину разоблачить маскарад. Это она должна была сказать ему, не наоборот! Когда он не сразу отпустил ее, Джинни отпрянула, подняла колено и резко ударила, целясь в пах. Алек, привыкший к грязным приемам уличной борьбы еще со школьных лет в Итоне, успел вовремя повернуться, и основной толчок пришелся на бедро. Сила удара была такова, что Алек понял: попади она в цель, возможно, он остался бы евнухом до конца дней своих.
— Ты, чертова…
Тугой кулачок с размаху врезался ему в живот. Алек охнул, втянув от боли воздух в легкие.
— Пустите же меня!
Алек дернул ее на себя, умудрившись выдавить:
— Больно же, черт возьми…
— Получите еще, если немедленно не оставите меня в покое!
Алек, не ослабляя хватки, поднял бутылку и вылил содержимое ей на голову. Девушка взвыла и начала бешено отбиваться.
— Стойте же смирно, дьявол бы вас побрал! Я не позволю молодой даме бродить одной по городу ночью. Я, в противоположность вам, джентльмен. А теперь успокойтесь.
Джинни стояла как прикованная, сознавая, что с носа течет виски, а пахнет от нее хуже, чем от любого пьяницы, шляющегося возле гавани, на нижнем конце Фредерик-стрит.
— Я вас ненавижу, — сказала она наконец тихо и с таким дьявольским спокойствием, что ярость Алека разбушевалась с новой силой.
— Послушайте меня, тупоголовая девчонка! Вы и шагу не сделаете, пока я не получу ответы на кое-какие вопросы. Все это не я замыслил… кроме борделя, правда, но и то лишь для того, чтобы заставить вас «окончить с дурацкой шарадой. Не имею ни малейшего представления, почему вы решили, будто я достаточно глуп и бесчувствен, чтобы хоть на секунду поверить в то, что передо мной мужчина! Зачем вы вообще все это затеяли?
Джинни взглянула на длинные пальцы, все еще сжимавшие ее руку. Можно только представить, какие прелестные зеленые синяки расцветут в этом месте часа через два.
— Вы быстро догадались, что я не Юджин?
Он неожиданно резко взмахнул пустой бутылкой:
— Не будьте дурой! Конечно! У вас женские руки, женское лицо, женские груди и…
— Довольно!
— На мой взгляд, тут нечего было даже гадать. Повезло еще, что рабочие не выдали вас, но опять же это не имеет значения, поскольку я вообще не понимаю, зачем все это вам нужно. Сначала меня это забавляло, даже встреча с вашей сестрой оказалась прекрасным развлечением. Но когда вы продолжали упорствовать в своем обмане, это стало раздражать. Я решил сегодня же вечером положить атому конец. Поэтому и предложил отправиться в бордель.
— Ваш план великолепно удался.
— Совершенно верно. Я во всем предпочитаю прямой подход. Не люблю играть в дурацкие игры.
— Да? А как же вы назовете сегодняшнюю?
— Хорошо, сознаюсь, сегодня я не был с вами откровенен. Зато вы действительно узнали много нового, не так ли?
— Идите к дьяволу!
— Молодая леди, пусть даже немного перезрелая, не должна так выражаться.
— Ступайте к черту и будьте прокляты! Алек неожиданно рассмеялся:
— Вы похожи сейчас на подвыпившего спаниеля, особенно когда стоите здесь, вся в виски, со спутанными волосами, и осыпаете меня ругательствами. Будь я вашим мужем, милая девушка, надрал бы вам задницу за подобные речи!
— Муж! Такое и в страшном сне не приснится! Вы гнусная свинья, бесчувственный идиот, наглый ублюдок…
— Давайте лучше вернемся к предмету нашего разговора. Я хочу знать, почему вы выставляли передо мной свой зад, обтянутый мужскими панталонами?
— Вы наверняка издевались бы и глумились над деловым письмом от мисс Юджинии Пакстон, — холодно объяснила она, не сводя глаз с серебряных пуговиц его фрака. — Мужчины принимают всерьез только мужчин. Если женщина делает что-то хорошо, вы, почтенные представители сильного пола, считающие, что она посягнула на ваши владения, оскорбляете ее, обращаетесь с ней хуже некуда. Вы сами ясно сказали, что женщина ни на что не годится, кроме постели и вынашивания детей, и когда в конце концов решите жениться, возьмете жену только для этих целей. Не желаю, чтобы меня игнорировали или, еще хуже, надо мной смеялись.
— Почему же ваш отец не написал мне?
— Не хотел.
— Ага. Значит, вы действовали за его спиной.
— Я все рассказала ему сразу же после того, как отослала письмо. Он не совсем понимал, насколько серьезно наше положение, еще и потому, что я не хотела его волновать: сердце у отца совсем слабое. Я объяснила, что нам необходим капитал и вы, по всей видимости, сумеете его вложить. Кроме того, я заверила отца, что вы, вероятно, из тех смехотворных английских щеголей, которые не интересуются ничем, кроме безупречно завязанных галстуков и сорта помады для волос. Таким образом мы смогли бы сохранить контроль над верфью и вести дела, как нам было бы удобно.
— Значит, вы ошибались.
— О нет, я верно определила, что вы свинья.
— Ваши речи так же скучны, как зрелище так называемого джентльмена, блюющего прямо на собственные башмаки. Джинни со свистом втянула в себя воздух:
— Отпустите меня. Я хочу домой. Вы уже достаточно развлеклись.
— От вас несет, как от эдинбургской пивоварни. Представить не могу, что скажет ваш отец. Или какую сказку вы ему сплетете.
— Надеюсь, он уже спит. Я ничего ему не открою, можете быть в этом уверены.
— Тогда признаюсь я.
— Нет! Вы не посмеете!
— Возможно, не насчет борделя, поскольку моя доля вины тоже во всем этом есть, но могу сказать, что мы немного погуляли по городу и вы в конце концов решили признаться в мистификации, а я так разозлился, что мы страшно поссорились и единственным способом сохранить мое достоинство и заставить вас рассуждать здраво было облить вас виски с ног до головы.
— Ну а теперь вы меня отпустите?
— Хорошо, только не двигайтесь.
Девушка повернулась, очень медленно, боясь, что он снова в нее вцепится.
— Мы можем идти дальше?
Алек кивнул и постарался шагать не столь энергично, чтобы Джинни поспевала за ним.
— Что вы теперь станете делать?
— Насчет чего?
— Не притворяйтесь, будто не поняли. Не так уж вы глупы!
— Нет, но я еще ничего не решил. Думаю, впрочем, что с виски я переборщил.
Джинни решила игнорировать этот факт:
— Но вы хотя бы поговорите с отцом? Или по крайней мере подумаете насчет того, чтобы объединиться с нами?
— Вести дела с девчонкой, которая одевается как мужчина? Девушка мгновенно застыла и выпрямилась, но, к удивлению Алека, решила сдержаться.
— Приходится так одеваться на верфи. Очень трудно подниматься на палубу и по снастям в юбке. Кроме того, если я ношу платья, рабочие смотрят на меня по-другому. Я хочу, чтобы они видели во мне хозяина, а не модную штучку, не… необходимость, чем, по вашему мнению, является женщина. Я так давно одеваюсь по-мужски, что даже не думаю об этом.
— И конечно, известны как эксцентричная мисс Пакстон?
— Не знаю, что обо мне говорят люди. Друзья отца привыкли и тоже едва ли замечают. Кроме того, я почти не бываю в обществе.
— Вам двадцать три?
— Да, старая дева, перезрелая, дикарка, давно потерявшая надежду и никому не нужная…
— Впечатляющий список. Не знал, что молодые женщины так сурово осуждаются, если не сумели найти себе мужа. Вы действительно не сумели?
— Не сумела? Мужа?
В голосе звенело такое презрение, что Алек почувствовал, как кровь в нем снова начинает закипать.
— Я бы близко не подпустила к себе мужчину с его жалкими «благородными» намерениями. Все вы — маленькие тираны, считающие, что женщины должны быть их рабынями, восхищаться их мелочным умишком, петь дифирамбы каждой успешной сделке…
— Может быть, хватит? Список и так достаточно длинный.
— …кланяться и юлить. И всем вам нужно большое приданое, чтобы можно было его растратить на собственные низменные удовольствия. Нет, спасибо!
— Большая часть этой речи меня восхитила, если не считать, конечно, заявления насчет тирана, — усмехнулся Алек.
— Вы были женаты. Бьюсь об заклад, ваша жена согласилась бы со всем, сказанным мной.
— По правде говоря, не думаю, что Неста вообще согласилась бы с вами.
Голос звучал безукоризненно вежливо, но Джинни, необычайно восприимчивая ко всему, что касалось Алека, расслышала муку и боль, глубоко спрятанные за любезными словами.
— Простите. Мне не стоило упоминать о ней.
— Нет. Ну а теперь я бы хотел заключить с вами сделку, Юджиния.
— Все называют меня Джинни.
— Так же, как вашу сестру?
Девушка, ничего не ответив, нахмурилась, задумчиво глядя на огромную дыру в тротуаре, как раз напротив здания «Юнион банк».
— Хорошо, Джинни. Можете называть меня Алеком. Вы когда-нибудь раньше видели обнаженного мужчину?
— У вас стыда нет! Неужели смеете заговаривать об этом сейчас?
— Только из желания разозлить вас, уверяю. Вы просто ужасно забавны, особенно если начинаете краснеть и заикаться.
— Он был омерзителен и годился к тому же мне в отцы.
— Жаль, жаль. Ваше первое впечатление должно было бы быть связано с кем-нибудь гораздо более молодым и мужественным.
— Вроде вас, полагаю. Насколько припоминаю, именно вас я просила показать мне технику обращения с женщинами, но вы оказались слишком большим трусом.
— В общем, вы правы, но я главным образом хотел видеть ваше лицо, когда собирался комментировать происходящее. По правде говоря, просто не мог заставить себя взять шлюху на ваших глазах. Он оказался вашим первым обнаженным мужчиной и выбрал восхитительно молодую девушку, пожалуй, моложе вас. Таковы жизнь и общество, Джинни, — добавил он с едва заметной издевкой.
— Точно как я сказала. Все вы свиньи и тираны, самовлюбленные ублюдки.
— Не сказал бы, что согласен с этим.
— Но и не очень-то горячо протестуете. Он отмел ее доводы взмахом руки и пробормотал, задумчиво поглаживая себя по челюсти:
— Ну а теперь, черт побери, что нам делать?


Мэри Эберкромби, обитающая на Гановер-стрит, считалась одной из лучших портних в Балтиморе, умевшей сшить идеально сидевшее манто или восхитительное платье. То есть, вернее, модисткой была не столько она, сколько ее сестра Эбигайл Эберкромби. Мэри была всего-навсего помощницей, хотя она не упускала возможности похвастаться всем и каждому своими талантами. Мэри действительно хорошо разбиралась в ведении дел, с девятилетнего возраста училась заискивать перед богатыми заказчицами и с первого взгляда умела определить, когда порог лавки переступала овечка с золотым руном, готовым для стрижки, овечка, платье которой не только пять лет как вышло из моды, но к тому же было слишком коротко и узко в груди.
Джинни стояла в центре салона Эберкромби, оглядывая расставленные по углам безголовые манекены, задрапированные чудесными тканями. Она не была у портнихи с восемнадцати лет, но облегченно вздохнула, увидев, что в лавке нет других посетителей.
Мисс Мэри тоже была довольна. Эбигайл лежала наверху с приступом мигрени, как это часто бывало в последнее время. Мэри ослепительно улыбнулась клиентке, а ее великолепная память помогла ей вспомнить имя:
— Да это мисс Юджиния Пакстон! Как прекрасно вновь видеть вас! Здоров ли ваш дорогой отец?
Джинни изумленно подняла брови. Неужели эта женщина не забыла, как ее зовут?! Сама она могла поклясться, что в жизни не видела ее раньше.
— Мисс Эберкромби? Да, отец чувствует себя неплохо. Я хотела бы купить несколько платьев. Бальный наряд и два-три повседневных. Я… думаю, мне понадобится, ваш совет.
Мэри Эберкромби хотелось танцевать, петь, прыгать от радости. По крайней мере теперь она сможет доказать сестрице, что умеет не хуже ее выбирать материалы и фасоны, которые могли бы подойти заказчице. Благодарение Богу, молодая дама достаточно привлекательна, со стройной, удивительно изящной фигурой.
Мэри приносила отрез за отрезом, великолепные, переливающиеся всеми красками шелка, атласы, мягчайшие муслины, искренне признаваясь Джинни, что, если материя привезена из Франции и имеет длинное труднопроизносимое название, еще не значит, что она намного лучше подобной же итальянской ткани.
Джинни целиком и полностью согласилась со столь поразительным откровением, но быстро потеряла нить разговора, погребенная под настоящей горой всяких полезных сведений. Наконец она воздела руки к небу:
— Мисс Эберкромби, полностью полагаюсь на ваше мудрое суждение. Сама я не в состоянии разобраться в подобных вещах. Пожалуйста, выберите для меня ткани и фасоны.
Мэри была вне себя от восторга. Ей хотелось обнять мисс Пакстон, но пришлось сдержаться, поскольку в салоне появились две покупательницы. Модистка поспешно выпроводила Джинни из лавки, велев ей прийти через три дня, и едва не побелела от злости, когда одна из дам спросила мисс Эбигайл. Ну что ж, она покажет им всем, включая сестру! Именно ее просили выбрать ткани для мисс Пакстон! Еще немного, и ее имя будет на устах всех этих дам!
Мэри злорадно потерла руки, очень вежливо улыбнулась покупательницам и направилась наверх, за сестрой.
Джинни выбралась из салона с ужасной головной болью и унизительным чувством собственного ничтожества. Подумать только, она, женщина, не имеет ни малейшего понятия, как выбрать ткань или подходящий фасон. Но даже будь у нее выбор, иметь или не иметь это самое чувство стиля и хороший вкус, Джинни решила, что все это не стоит лишних усилий. Да и вообще, просто быть женщиной — тоже. Это слишком утомительно, надоедливо, да и… болезненно к тому же.
Она рассеянно потерла бедро, ноющее в том месте, где в него вонзилась булавка мисс Мэри.
Но по крайней мере у нее хотя бы будут новые платья. И поскольку мисс Эберкромби — одна из лучших портних в городе, успех обеспечен.
Сегодня Алек обещал прийти к ужину. Джинни повернула на Чарлз-стрит и ускорила шаг. Благодарение Богу, у нее есть еще одно платье, которое будет выглядеть достаточно прилично за столом — вечернее, свободное, бледно-зеленое, из мягкого крепа, украшенное двумя широкими рядами вышитых белых цветов с темно-зелеными листьями, один по подолу, другой — на фут выше. Конечно, фасон больше подходил для восемнадцатилетней девушки, чем для двадцатитрехлетней женщины, но по крайней мере грудь не закрывало кружево, которое необходимо отпарывать и снова пришивать. Зато вырез, достаточно низкий, был собран спереди и закреплялся черной гагатовой застежкой. Кроме того, Джинни отыскала единственную пару перчаток, правда, грязноватых, и довольно приличные, хотя, к сожалению, черные туфельки.
Но все это не важно. С чего бы, спрашивается, она должна заботиться о своей внешности? Алек Каррик — всего-навсего мужчина, и к тому же англичанин. Конечно, он красив и прекрасно это знает, хотя до сих пор она не заметила в нем ни тщеславия, ни чрезмерной самонадеянности. Интересно, какой была его жена? Такой же красавицей? Часто ли окружающие сравнивали их, и в чью пользу были сравнения? А может, они просто соперничали, споря, кто из них привлекательнее? Джинни представила его и безликую женщину сидящими у туалетного столика и обсуждающими косметику и модные прически, и громко рассмеялась.
Неожиданно раздался оглушительный удар грома, и Джинни подняла глаза. Капризная балтиморская погода решила на этот раз вылить галлоны дождевой воды на головы горожан. Прекрасная смесь с еще оставшимся в волосах виски! Небо, всего три часа назад совершенно безоблачное, сейчас угрожающе топорщилось свинцовыми тучами. Балтимор!
К тому времени, как Джинни добралась до дома, на ней не осталось ни одной сухой нитки — поля шляпки обвисли, в ботинках хлюпала вода, волосы мокрыми веревками облепили спину.
Мозес, открывший дверь, в изумлении вытаращился и сочувственно поцокал языком. Пока Джинни шла к лестнице, ведущей наверх, дворецкий не переставал журить хозяйку, как маленькую девочку.
— Мозес, ради Бога, это всего-навсего вода, ничего более опасного. Я в два счета успею обсохнуть.
— Тот английский джентльмен, он сейчас с вашим па…
— Добрый день, или, вернее, добрый вечер, хотя еще достаточно рано. Вы, по-видимому, питаете неприязнь к экипажам?
Только этого ей и не хватало! При звуках невероятно красивого, глубокого мужского голоса Джинни медленно повернулась и уперлась взглядом в как всегда безупречно одетого барона Шерарда. Костюм его был воплощением последнего крика моды, однако никто не осмелился бы назвать его владельца щеголем или хлыщом — бледно-коричневый фрак из тончайшего сукна прекрасно гармонировал с облегающими панталонами чуть темнее цветом. Белоснежный галстук завязан просто и так ему идет…
Джинни немедленно опомнилась и приказала себе выбросить из головы идиотские бредни. Кому, к дьяволу, интересно, как он выглядит? Да пусть бы у него фрак был разорван под мышкой, ей-то какое дело?
— Боже, да это женщина. Мокрая, как мышь, конечно, но все еще способна двигаться. И кроме того, на ней, несомненно, юбка. И шляпка на голове! Поразительно! И это унылое коричневое перо так естественно обрамляет несчастное крохотное личико!
Но Джинни по-прежнему упрямо молчала. Не стоит смущаться и стыдиться! В конце концов, это ее дом, а барон пришел слишком рано. Пусть думает о Джинни, что хочет. Пусть развлекается, насмехаясь над ней. Девушка подняла подбородок.
— Пойду переоденусь, — выдавила она, направляясь к лестнице. Сзади послышался смешок.
— Вы оставляете за собой такой широкий ручей, что любой индеец может переплыть его на каноэ.
— По крайней мере вам в этом каноэ не сидеть! — Не успели слова слететь с губ, как Джинни мгновенно пожалела — к чему вступать в споры с этим… этим…
Алек, не скрывая, смеялся. И девушка, подобрав повыше юбки, едва не бегом начала взбираться по лестнице. Алек провожал Джинни взглядом, пока та не завернула за угол, и только тогда отвернулся, качая головой.
— Сэр?
Алек, подняв глаза, увидел дворецкого Пакстонов, взирающего на него с чем-то вроде обиды.
— Я был слишком груб, Мозес? Но ведь она нуждается в смехе и шутках, заслужила хоть немного развлечений. Слишком уж серьезна.
— Знаю, cap. Мисс Джинни стала такой с тех пор, как в прошлом году ее папа здорово заболел и так и не поправился.
— Раньше она была другой?
— Да, cap. Мисс Джинни была веселой и счастливой и всегда подшучивала надо мной и Ленни и Грейси.
— Кто такая Грейси?
— Наша единственная горничная, мастерица на все руки, как я ее называю, милая девочка, которая сама была больна. Жаловалась на грудь, кашляла сильно, но теперь почти поправилась. Она обслуживает мисс Джинни и приказывает нам, что делать. Скоро вы с ней встретитесь.
Мозесу, кажется, нравилось подчиняться приказам неизвестной Грейси, потому что он весело хмыкнул, но тут же поспешно добавил:
— А сейчас, cэp, одна беда, сплошные неприятности.
Печально покачав головой, негр направился к кухне. Алек почувствовал угрызения совести, и это ему не очень пришлось по душе. Он подсмеивался над ней, только и всего, во всяком случае, ничего такого, что могло заставить Мозеса принять столь скорбный вид, будто тот присутствовал на похоронах. Алек счел за лучшее вернуться в гостиную.
Ему нравился дом Пакстонов, особенно гостиная, или зала, как именовали ее балтиморцы, — большая квадратная комната с высокими лепными потолками, выкрашенными в кремовый цвет, отчего и казавшаяся светлой и просторной. Стены были оклеены бледно-голубыми обоями, дубовый пол — почти голый, если не считать двух маленьких круглых светло-голубых ковров. Мебель из красного дерева, с инкрустацией, была расставлена небольшими группами по стенам так, что середина оставалась свободной, давая обитателям и гостям свободу передвижений. По обе стороны камина, в глубоких нишах, стояли высокие вазы с засушенными цветами. Эффект создавался очаровательный. Алек даже задался вопросом, как выглядела бы подобная обстановка в гостиной Каррик-Грейндж, в древних стенах, возведенных в шестнадцатом веке. Должно быть, предки прокляли бы его за столь современные вкусы и перевернулись в гробах.
— Это была Джинни? — спросил Джеймс Пакетов.
— Да, сэр, промокшая до костей. Она никогда не ездит в каретах?
— Нет, девочка — заядлый пешеход. Сильна, как лошадь. Кроме того, балтиморская погода настолько изменчива, никогда не угадаешь, что случится через час.
Пакстон несколько мгновений помолчал, задумчиво поглаживая светло-голубую с кремовыми полосами обивку диванчика.
— Я рад, что Джинни наконец решилась признаться вам и покончить со своим переодеванием.
— По правде говоря, она не совсем призналась, сэр.
— Так, значит, вы все-таки стащили с нее шляпу?
Алек удивленно вскинулся:
— Откуда вы узнали?
— Мне самому следовало бы это сделать. Дурацкая шапка, которую Джинни вечно таскает не снимая, принадлежит мне, только я давно ее забросил. У меня просто руки чесались сбросить ее, когда девочка появилась в таком виде вчера вечером. — Джеймс вздохнул: — Наверное, не стоило мне позволять ей проделывать все это. Но Джинни так настаивала, так боялась, что вы не станете обращаться с ней с должным уважением или усомнитесь в ее деловых способностях. Позвольте узнать, как поступили бы вы на моем месте?
У Алека тоже была дочь, и сейчас он спрашивал себя, что сделал бы, вздумай Холли в двадцать с лишним лет рядиться мужчиной. И не находил ответа. Посмеялся бы? Пригрозил? Задал трепку?
Нет, по правде говоря, ни то, ни другое и ни третье.
— Скорее всего позволил бы ей делать все, что захочет.
— Совершенно верно. Хорошо, но пока Джинни не присоединилась к нам, я должен задать вам один вопрос, мой мальчик. Вы все еще заинтересованы в том, чтобы стать нашим партнером, зная, конечно, что всем заправляет Джинни, а мое проклятое сердце выделывает всякие фокусы?
Алек долго молчал, пристально глядя на пустую позолоченную птичью клетку, стоявшую на карточном столе. Войти в долю, вести дела с женщиной?!
— Я много думал, — продолжал Джеймс. — Мое здоровье ухудшается с каждым днем. Нет, не перебивайте меня, просто послушайте. Не знаю, сколько мне еще осталось жить. Мой доктор, эта воинственная старая леди в штанах, только качает лысой головой и поглаживает подбородок и требует, чтобы я побольше отдыхал и не волновался. Можно подумать, без его советов я все время бы карабкался на ванты или поднимал паруса. Иногда я подумываю прикончить его еще до того, как встречусь со своим Создателем. Но речь не об этом. Джинни — моя наследница. Ее брат, Винсент, скончался десять лет назад, как это ни прискорбно. Конечно, я очень ценю Джинни, потому что она работает день и ночь, добросовестна и усердна, не говоря уже об уме и сообразительности. Но если я завтра сойду в могилу, она останется одна на всем белом свете. Вы так же хорошо, как и я, знаете, что ни один уважающий себя джентльмен не захочет иметь с ней дела.
— Но те люди, которые все эти годы заключали с вами сделки, несомненно…
— Нет, никогда. Мужчины — странный народ. Дом и очаг — одно, бизнес — другое. Две совершенно разные сферы. Если вы вырвете женщину из одной, где, как считают все, ее настоящее место, и бросите в другую, мужчины посчитают это угрозой своему положению и поднимутся против нее. Черт возьми, возможно, я и сам бы так поступил.
Он снова смолк, удивляясь, почему гость так пристально уставился на эту дурацкую клетку, принадлежавшую покойной миссис Пакстон.
— У меня к вам предложение, Алек.
При этих зловещих словах Алек взглянул в глаза Джеймсу Пакстону и увидел в них тревогу, надежду и что-то еще… мольбу. И это ему не понравилось больше всего. Алек не знал, что собирается предложить Джеймс Пакетов, но интуиция подсказывала — вряд ли он обрадуется. Но заставить Джеймса замолчать не представлялось никакой возможности, поэтому Алек просто кивнул и стал ждать.
Топор палача не замедлил опуститься.
— Судоверфь Пакстона будет вашей, и все будет вашим. Все, что от вас требуется, — жениться на Джинни.
Алек моментально выпрямился и застыл.
— Она красивая девочка… нет, уже женщина. Правда, не очень-то она знает, что это такое — быть женщиной, не обращает внимания на всякие финтифлюшки и наряды, но зато добра, жизнерадостна и умна.
Барон Шерард упорно молчал. Но Джеймс настойчиво шел вперед:
— Вы барон, милорд, и должны иметь наследника. Джинни может подарить вам столько детей, сколько пожелаете.
— Что заставило вас предположить, будто у меня нет наследника?
Джеймс испуганно вскинул глаза:
— Прошу прощения, милорд, мне так показалось.
— Это правда, — вздохнул Алек, — у меня нет наследника. И предполагаю, в будущем должен зачать ребенка мужского пола, чтобы передать титул. Но поверьте, сэр, я не собирался скоро жениться. Я любил первую жену, но… — Алек отрицательно покачал головой. — Нет, не желаю я обременять себя женой. Уверен, что мисс Пакстон действительно обладает всеми чертами характера, о которых вы упомянули. Но она не знает меня и, осмелюсь сказать, относится ко мне с крайней неприязнью.
— Тут, сэр, вы совершенно правы.
Алек обернулся и увидел Джинни, стоявшую на пороге, надменную и негодующую, словно викарий, случайно попавший на оргию.
— Джинни! — воскликнул Алек, поднимаясь с кресла. Но девушка, не обращая внимания на гостя, почти закричала на отца:
— Как ты посмел! Хочешь купить этого человека для меня? Он получает верфь, а я мужа? Не могу поверить, что ты способен на подобное! Мой собственный отец! Ты ведь даже не знаком с ним близко! Я хочу верфь, отец, она моя по праву, не его! Он развратный, распутный, самодовольный хлыщ! Неужели хоть один порядочный американец выглядит, как он?
— Он самый красивый мужчина, когда-либо виденный мной в жизни, — откровенно объявил Джеймс Пакстон, удивляясь столь несвойственному Джинни взрыву. — Не виноват же он в том, что родился англичанином!
«Странно, — подумал Алек, — они стоят тут и переговариваются, словно меня вообще нет в комнате».
— Мне безразлично, будь он хоть русским! Он мне не нужен! Не желаю я никакого мужа! Никогда!
И с этим последним сокрушающим залпом Джинни подняла юбки и вылетела из комнаты, едва не испортив впечатления от столь драматического ухода тем, что, привыкнув к мужским брюкам, наступила на собственный подол и, споткнувшись, едва не ударилась головой о стоявший у стены столик, но в последний момент сумела удержаться и всего-навсего сбила вазу, рухнувшую на пол с непристойно громким шумом. Джинни стояла словно приросшая к месту, глядя на лужу, медленно растекавшуюся у подножия лестницы, и на цветы, разбросанные по полу. В дверном проеме мгновенно появился Алек.
— С вами все в порядке?
— Да, конечно.
Джинни опустилась на колени и начала подбирать гвоздики и розы.
— Вы останетесь на ужин? — не поднимая глаз, спросила она.
— Приглашение все еще остается в силе?
— Это дом моего отца, а он, очевидно, поступает так, как ему угодно. Мне нет дела, как вы оба собираетесь поступать.
Она резко вскочила, уронив уже собранные цветы, и направилась к выходу.
— Куда это вы собрались, черт возьми?
Девушка остановилась как вкопанная. Он сказал правду. Куда деваться после невыносимого позора и унижения, которые будут неотступно преследовать ее днем и ночью?
Джинни, обернувшись, неожиданно улыбнулась Алеку:
— Иду на кухню, присмотреть за вашим ужином, милорд. Возможно, даже сама приготовлю жаркое и похлопочу над десертом. На что еще годится хорошая хозяйка?
— Объяснить? Видимо, я недостаточно вас просветил? Глаза девушки яростно вспыхнули.
— Идите к дьяволу!
Алек немного понаблюдал, как она борется с желанием огреть его чем-нибудь по голове, как, совладав с собой, отвернулась и направилась к кухне, и, дождавшись, пока дверь с грохотом захлопнулась, решил, что Джинни выглядит очень мило в платье, пусть даже старом и коротком.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночной ураган - Коултер Кэтрин



самый лучший, на мой взгляд, из романов кетрин.
Ночной ураган - Коултер Кэтринкет
11.04.2012, 6.11





Начало забавное, а последние главы всмятку. Как не она дописывала.
Ночной ураган - Коултер КэтринKotyana
27.06.2012, 12.55





После прочтения романа становится очевидным, что женщине следует рожать детей, а не управлять верфью.
Ночной ураган - Коултер КэтринВ.З.,64г.
13.07.2012, 12.21





Роман интересный,но не самый лучший у Кэтрин
Ночной ураган - Коултер КэтринВика
28.08.2012, 10.59





типичный роман ,концовка как обычно -предсказуема rnзато под впечатлением .
Ночной ураган - Коултер КэтринАнна
23.04.2013, 14.09





Роман действительно хороший,юморной такой. Но лучшая книга этой серии "Ночная тень". Почитайте - будете довольны!
Ночной ураган - Коултер КэтринТатьяна
4.05.2013, 20.06





Согласна с В.З.,64г.rn, не увидела в поступках Гг ничего умного. Местами-да, захватывает. Но не мое. Перечитывать не буду.
Ночной ураган - Коултер КэтринАйрин
31.05.2013, 14.31





Потрясающий роман, мне очень понравился я прочитала всю серию Ночь,все три романа классные, захватывающие и интересные, 10 баллов.
Ночной ураган - Коултер КэтринАлена
18.06.2013, 18.43





читать можно ...но вот поступки героев подчас странноваты...она мазохистка, а он ...даже приличные слова куда-то подевались...полное разочарование;каждому свое
Ночной ураган - Коултер Кэтринфлора
6.09.2013, 16.33





читать можно ...но вот поступки героев подчас странноваты...она мазохистка, а он ...даже приличные слова куда-то подевались...полное разочарование;каждому свое
Ночной ураган - Коултер Кэтринфлора
6.09.2013, 16.33





а про холли есть история?
Ночной ураган - Коултер КэтринЛеся
28.09.2013, 1.51





а про холли есть история?
Ночной ураган - Коултер КэтринЛеся
28.09.2013, 1.51





Роман интересный, можно почитать.
Ночной ураган - Коултер КэтринКэт
28.02.2014, 14.47





Мне очень понравился роман!!!10 балов
Ночной ураган - Коултер КэтринТамара
18.04.2014, 23.28





Отличный роман, динамичный и интересный. Я много смеялась и получила истинное наслаждение от понимания скрытой иронии романа. Воистину считаю, что только умный писатель может создавать интересные диалоги, на мой взгляд- это 50% успеха каждого произведения. Ставлю 10/10
Ночной ураган - Коултер КэтринБелла
28.09.2014, 14.35





Самый лучший роман. Столько искренности, душевности, любви. Этот роман я советую всем прочесть хоть раз в жизни) Не останетесь равнодушными) 10 баллов)
Ночной ураган - Коултер КэтринВалерия
30.11.2014, 22.19





Роман на троечку. Соленые шуточки, он взял ее спереди, он взял ее сзади, он взял ее стоя, он взял ее сидя, драки для повышения тестостерона ....., короче -пособие для супружеских пар, испытывающих застой в сексуальных отношениях.
Ночной ураган - Коултер КэтринНюша
23.01.2015, 16.22





Ой, девочки, не читали вы хороших романов, если считаете, что этот хороший. Бросила на седьмой главе-начала раздражать героиня до зуда.
Ночной ураган - Коултер Кэтрингалина
28.01.2015, 23.14





Сколько людей столько и мнений по мне так да же очень Гг настоящий мужчина 100 балов
Ночной ураган - Коултер КэтринНАТАЛИЯ
2.02.2015, 9.32





Понравился сюжет,герои и завязка. Диалоги в первой половине романа просто супер, очень талантливо. Но с середины все смазано, много событий не совсем понятных, не расскрытых, которые портят роман. Я считаю, что 8 для этого романа это заслужено. Читать рекомендую:первая половина очень захватывает.
Ночной ураган - Коултер КэтринVeta
7.03.2015, 13.33





Кто подскажет название романов где ГГ-ой специально переодевается в оборванца , грязного бродягу и женится на аристократке, и приводит ее жить в заброшенную хибару,rnМожет так найду свой роман кой ищю уже очень долго(((((
Ночной ураган - Коултер КэтринЛюда
7.04.2015, 14.34





Кто подскажет название романов где ГГ-ой специально переодевается в оборванца , грязного бродягу и женится на аристократке, и приводит ее жить в заброшенную хибару,rnМожет так найду свой роман кой ищю уже очень долго(((((
Ночной ураган - Коултер КэтринЛюда
7.04.2015, 14.34





Подскажите пожалуста роман о том что она сводная сестра цигана и винуждена вийти замуж за врага которий бил женихом ее сестри.Гг-я очень темпераментна и волоси у нее рижие.
Ночной ураган - Коултер КэтринКассандра
28.04.2015, 12.13





Прочитайте, не пожалеете.
Ночной ураган - Коултер Кэтринсвета
12.05.2015, 17.06





люда, очарованный принц, Марш Эллен Таннер.
Ночной ураган - Коултер Кэтринлёлища
25.10.2015, 8.02





почему у коултер так много гг-нь- дебилок? читать иногда не хочется, именно из-за идиотии гг.
Ночной ураган - Коултер Кэтринлёлища
26.10.2015, 13.06





Главная героиня- ТУПИЦА. Вот честно. Её тупость так и поражает. Несомненно она разбирается в строительстве судов. Но, дура дурой. Дважды выйти в свет в смехотворном платье? Боже, избавьте от этого. То дело, что кричит, как мир не справедлив, старается показать себя мужчиной!??? Какого черта? Даже говорить не хочется. rn Главный герой- бессподобен. Охарактеризовать его можно лишь так. Бессподобен, восхитителен.
Ночной ураган - Коултер КэтринДи
26.03.2016, 23.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100